авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Российская академия художеств

Санкт-Петербургский государственный академический

институт живописи, скульптуры и архитектуры

имени И. Е. Репина

К ЮБИЛЕЮ

ФАКУЛЬТЕТА

ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИСКУССТВ

ИНСТИТУТА ИМЕНИ И. Е. РЕПИНА

75

лет

Санкт-Петербург

2012

Печатается по решению редакционно-издательского совета

Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина СоСтав редакционно-издательСкого Совета:

Ю. г. БоБров, доктор искусствоведения, профессор, действительный член РАХ (председатель совета);

С. Б. гордеева, кандидат химических наук (секретарь совета);

н. н. акимова, доктор филологических наук, доцент;

В. А. евСтигнеев, начальник издательско-полиграфического отдела;

н. С. кутейникова, кандидат искусствоведения, профессор;

в. а. леняшин, доктор искусствове дения, профессор, вице-президент РАХ;

н. м. леняшина, доктор искусствоведения, профессор, действительный член РАХ;

в. С. ПеСиков, народный художник РФ, профессор;

н. н. ПоПова, кандидат искусствоведения, доцент;

а. л. Пунин, доктор искусствоведения, профессор;

о. а. рез ницкая, доцент;

а. в. Чувин, заслуженный художник РФ, профессор, член-корреспондент РАХ ОРГКОМИТЕТ ПО ПРАЗДНОВАНИЮ 75-ЛЕТИЯ ФТИИ:

вице-президент РАХ, профессор В. А. Леняшин;

действительный член РАХ, профессор Ю. Г. Бобров;

декан ФТИИ, профессор С. М. Грачева;

действительный член РАХ, про фессор Н. М. Леняшина;

зав. озо ФТИИ О. А. Резницкая;

профессор Н. С. Кутейникова;

зав. Художественным информационным центром М. А. Васильева Составители и научные редакторы:

С. М. Грачева, Н. М. Леняшина, Н. С. Кутейникова, О. А. Резницкая Настоящий сборник выходит в год празднования семидесятипятилетия факультета теории и истории искусств Института имени И. Е. Репина Российской академии художеств. Его пу бликация — дань уважения и памяти педагогам, их благородной миссии воспитания специ алистов-искусствоведов, развития отечественного искусствознания. Поскольку сборник носит мемориальный характер, в него включены в числе прочих ранее публиковавшиеся материалы.

Жанр и размеры статей не были регламентированы. Это позволило авторам создать живые портреты педагогов, раскрыть их творческие и общечеловеческие достоинства. Многие статьи сборника имеют характер личных воспоминаний, поэтому составители сочли уместным в не которых случаях опубликовать текст в авторской редакции.

© Авторы статей, 1998, 2002, © Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры ISBN 978-5-903677-26-9 имени И. Е. Репина, Факультет теории и истории искусств сегодня Факультет теории и истории искусств один из самых крупных в Институте имени И. Е. Репина, вузе, который в ХХ столетии столько раз менял свое назва ние, но который так и остается у всех на устах Академией художеств, поскольку стал преемником этого знаменитого учебного заведения. Наш факультет — ста рейший в стране искусствоведческий факультет, у истоков которого стояли многие выдающиеся ученые, которым посвящен данный сборник. Имена Н. Н. Пунина, М. В. Доброклонского, И. А. Бартенева, А. Л. Кагановича и других замечатель ных педагогов уже вошли в историю, а их деятельность стала частью российского культурного наследия.

Сегодня, когда меняется сама парадигма отечественного образования, включен ного в Болонский процесс, важно не утратить его гуманитарную составляющую, его просветительскую основу. Потому что живое слово, переданное от учителя — уче никам, всегда было и останется самой важной ценностью. Проходя мимо академиче ских аудиторий, в которых читают лекции педагоги, можно наблюдать ежедневный «аншлаг»: на лекции вместе с дневным отделением приходят и студенты-заочники.

Студенты ловят буквально каждое слово лекторов. В такие моменты понимаешь, что современная молодежь испытывает настоящий дефицит не компьютерного, тех нологично выверенного, а нормального, человеческого общения, на серьезной про фессиональной основе, дефицит того, что ценилось во все времена.

В этом самом прекрасном и загадочном здании, с «намоленными» стенами (эти самые стены тоже «учат»!), искусствоведы получают образование параллельно со студентами творческих факультетов, которых здесь скромно принято называть «твор цами». И постоянное взаимодействие студентов, и их общение с ведущими совре менными мастерами изобразительного искусства и архитектуры, преподающими на творческих факультетах, стало неотъемлемой частью обучения. Этот совершенно бесценный опыт сохраняется потом на всю жизнь.

«Творцы» всегда немного снисходительно называют искусствоведов «тео ретиками» и бесконечно провоцируют их на пространные споры о том, что важ нее: теория или практика. Безусловно, находясь в стенах творческого вуза, важно © С. М. Грачева, 4 С. М. Грачева • Факультет теории и истории искусств сегодня глубоко понимать природу творчества, поэтому кроме изучения теоретических и исторических дисциплин искусствоведы занимаются рисунком и живописью, имеют уникальную возможность изучать технику и технологию художественных материалов в академических лабораториях и производственных мастерских. Да и в самой искусствоведческой науке сейчас открывается много творческих граней.

Ведь современный искусствовед — это не только знаток, традиционный музей ный хранитель, работающий в пыльных архивах и библиотеках, но еще и куратор, галерист, эксперт, арт-дилер, арт-менеджер, креативный директор и т.д., и т.п.

Специальность искусствоведа, как бы она ни называлась в современных рыночных условиях, безусловно, предполагает наличие базового классического образования, включающего фундаментальные знания по теории и истории искусства, которое и предлагает старейший искусствоведческий факультет.

Качество современного профессионального образования искусствоведа зави сит от многих факторов. Для активной организационной и творческой деятельности в новых рыночных условиях становится явно недостаточно только классического искусствоведения. Сегодня требуются специалисты более универсального профиля, свободно владеющие иностранными языками и современными информационными и компьютерными технологиями. И все же, главное, что должен уметь искусство вед — видеть и понимать художественное произведение, вводить его в определенный исторический контекст. Он должен обладать художественным чутьем и вкусом.

Особенность изобразительного искусства такова, что оно труднее всего поддается изучению, зачастую оставаясь труднодоступным и труднопостижимым из-за опреде ленной дистанцированности от зрителя, специфики художественного языка, требую щего наличия фундаментальных знаний. Необходимо воспитание эстетического вкуса будущего специалиста, формирование самостоятельности мышления и способности оригинального восприятия произведений. Однако невозможно освоить все тонкости профессии только в аудитории. Искусствовед должен видеть многие памятники ис кусства, постоянно формируя свой «глаз», воспитывая свое восприятие.

Наиболее актуальным способом формирования современного интеллектуала, как и много десятилетий назад, остается чтение и знакомство с оригиналами худо жественных произведений.

Трудно каждого современного студента превратить в энциклопедически об разованного специалиста, но возможно воспитать человека, стремящегося к зна нию, чуткого и способного к душевному переживанию. Нельзя во всем уповать на интернет-технологии, как часто это делается теперь: добраться до души студента, «продвинутого» в области новейших технологий, иногда еще сложнее, чем до души С. М. Грачева • Факультет теории и истории искусств сегодня неофита. То, о чем предостерегали зарубежные авторы еще в 1970-е гг., настигло нас только теперь. Как и в создании произведения искусства компьютер может стать лишь подспорьем, инструментом художника, так и в образовательном процессе — он лишь удобный помощник, помогающий сделать этот процесс более эффектив ным. Согласимся с известным американским психологом искусства Р. Арнхеймом, что в «диалоге человека и машины ведущую партию исполняет человек, именно он определяет результат встречи человека с машиной»1. Разумеется, никто не может запретить прогресс в науке и открытия в искусстве, но вряд ли новые технологии могут отменить традиционные и еще далеко не исчерпавшие себя способы пости жения тайн искусства — посещение театров, музеев, библиотек, непосредственное общение с носителями культурных ценностей, как и невозможно прервать извечную духовную связь учителя и ученика.

Хочется подчеркнуть, что профессия искусствоведа в наши дни важна как ни когда. Люди этой специальности помогают сохранять и транслировать истинные ценности культуры.

На факультете теории и истории искусств имеется два отделения — дневное и за очное. Заочным отделением, открытым в 1947 г., несколько десятилетий руководила А. А. Галинская, последнее время его возглавляет доцент О. А. Резницкая.

На дневном отделении срок обучения 4 года (бакалавриат) и 2 года (маги стратура), на заочном — 5 лет (бакалавриат);

для лиц, имеющих высшее образова ние, срок обучения на заочном отделении 3 года. Кроме того, желающие поступить на факультет могут заниматься на подготовительных курсах, которыми руководит М. А. Васильева.

Уровень и характер подготовки специалистов определяют педагоги двух выпуска ющих кафедр факультета — русского и зарубежного искусства, которые сегодня воз главляют такие крупные ученые, как вице-президент Российской академии художеств, доктор искусствоведения, профессор В. А. Леняшин и действительный член Россий ской академии художеств, доктор искусствоведения, профессор Н. М. Леняшина.

Профессора ФТИИ — заслуженный работник культуры РФ Е. В. Гришина, заслуженный деятель искусств РФ Н. С. Кутейникова, заслуженный деятель ис кусств РФ В. И. Раздольская, заслуженный деятель искусств РФ Г. Н. Павлов, И. Г. Романычева, Т. Ф. Верижникова, Е. В. Нестерова, Н. А. Яковлева, С. М. Да ниэль, В. А. Семенов, А. В. Степанов, Е. А. Боровская, заслуженный деятель искусств РФ Н. Н. Попова, С. М. Грачева, И. А. Доронченков, В. С. Шилов, Е. Ю. Турчинская — известны своими фундаментальными научными исследованиями по истории и теории искусства. Огромную работу ведут доценты: Ю. И. Арутюнян, 6 С. М. Грачева • Факультет теории и истории искусств сегодня А. А. Иванова, Т. А. Лопатина, Р. Ф. Михайлова, Р. В. Головенкова, О. И. Томсон, М. С. Фомина и преподаватели: Е. В. Калимова, А. И. Шаманькова, О. В. Щедрова, Н. В. Воронина, Е. Р. Керимова.

На факультете сохраняется традиция привлечения к преподаванию крупных специалистов из ведущих музеев страны — Государственного Эрмитажа и Госу дарственного Русского музея. Среди педагогов факультета известные музейщики — профессора В. А. Леняшин, Е. В. Нестерова, Л. И. Давыдова, О. А. Кривдина, И. А. Соколова, доценты Т. В. Раппе, М. А. Сорокина, Д. В. Любин, С. Н. Ле вандовский, Н. О. Крестовская.

Свою педагогическую и научную деятельность на ФТИИ ведут и ректор Института имени И. Е. Репина, член-корреспондент РАХ С. И. Михайловский;

проректор по научной работе, действительный член РАХ, доктор искусствоведе ния, профессор Ю. Г. Бобров;

доктор архитектуры, профессор В. Г. Лисовский;

кандидат архитектуры, профессор, настоятель Академической церкви Св. Екате рины о. Александр (Федоров), ст. преподаватель кандидат архитектуры А. Е. Бе лоножкин и ряд других.

Факультет поддерживает тесную связь с профессорами, отдавшими всю свою жизнь преподаванию в нашем вузе и недавно вышедшими на пенсию — К. К. Са зоновой, Н. И. Станкевич.

На ФТИИ активно работают преподаватели других кафедр Института — кафедры иностранных языков (заведующая — профессор, кандидат филологи ческих наук Т. В. Павлова), общественных наук (заведующая — профессор, доктор филологических наук Н. Н. Акимова), истории и теории архитектуры (за ведующий — профессор, доктор искусствоведения А. Л. Пунин), физвоспитания (заведующая — доцент Т. А. Кейран).

Аспирантура при кафедрах готовит научные и педагогические кадры искусство ведов (зав. аспирантурой — А. И. Шаманькова).

В структуру факультета теории и истории искусств входит Кабинет искусств — «Художественный информационный центр», который обеспечивает факультет методическими материалами. В нем находится богатейший фонд слайдов, диапо зитивов, негативов, архивных и фотоматериалов, методических пособий, частично сохранившийся с XIX в. В Кабинете искусств, руководимом М. А. Васильевой, имеется методический фонд ФТИИ и создан электронный фонд учебно-методи ческих комплексов. Кабинет искусств в настоящее время преобразован в современ ный информационный центр факультета и всего Института, оснащенный новейшими компьютерными технологиями.

С. М. Грачева • Факультет теории и истории искусств сегодня Научная работа педагогов обеих кафедр является весомым вкладом в мировое искусствознание. Ими опубликовано значительное количество монографий, научных каталогов, альбомов и тысячи научных статей по различным проблемам искусства в самых разных сборниках и журналах, издаваемых в России и за рубежом. Специ ализация многих из них открыла новые направления в науке.

Кафедрами регулярно издаются тематические сборники научных трудов, посвя щенные различным актуальным проблемам отечественного и зарубежного искусства:

«Проблемы развития зарубежного искусства» и «Проблемы развития отечественного искусства», соответствующие современным требованиям ВАК.

На факультете в течение многих лет проводится ежегодная научная конференция, посвященная памяти М. В. Доброклонского, «Доброклонские чтения», на которой представляют доклады и сообщения ведущие специалисты НИИ теории и истории искусства РАХ Москвы, Института имени И. Е. Репина, Государственного Эрми тажа, Государственного Русского музея и других ведущих научных и художественных учреждений России.

Как и в прежние годы, факультет теории и истории искусств сохраняет свои традиции, стремится к обновлению и модернизации, занимает одну из ведущих по зиций в отечественной и мировой искусствоведческой науке и в образовательном процессе, способствуя формированию культурного пространства нашей страны.

С. М. Грачева, декан ФТИИ, доктор искусствоведения, профессор кафедры русского искусства Арнхейм Р. Технология искусства — старая и новая // Новые очерки по психологии искусства. М. : Прометей, 1994. С. 152.

Ц. Г. Нессельштраус Из истории факультета Осенью 1937 г. Академия художеств расширила традиционный состав своих факультетов. В этом году к «трем знатнейшим художествам», наименования которых начертаны над арками круглого двора деламотовского здания, прибавилось еще ис кусствоведение. Событие это было результатом решения Комитета по делам искусств при СНК СССР от 20 августа 1936 г. о реорганизации Государственного института истории искусств (ГИИИ, бывший Институт Зубова) и о передаче сектора изобра зительного искусства в ведение Ленинградской академии художеств. Создание фа культета искусствоведения вопреки традициям не при университете, а при Академии художеств было вызвано стремлением приобщить искусствоведов к текущей художе ственной жизни. Новый факультет должен был стать не столько основой для разви тия академической науки или местом подготовки сотрудников многочисленных музеев города и пригородов, но, прежде всего, базой для воспитания критиков и теоретиков искусства. Полагали, что такая направленность обучения осуществима лишь в составе художественного учебного заведения, где студенты имели бы возможность общаться со своими соучениками с творческих факультетов, посещать занятия по живописи и рисунку, а также мастерские художников.

Основное ядро преподавателей нового факультета составили преподаватели и выпускники ГИИИ, среди которых были крупнейшие специалисты. Органи зационную работу возглавил Александр Сергеевич Гущин, который стал первым деканом факультета. Среди основателей факультета были Сергей Константино вич Исаков, Николай Николаевич Пунин, Михаил Васильевич Доброклонский, Наталья Давидовна Флиттнер. Н. Н. Пунин и С. К. Исаков читали историю искусств на творческих факультетах Академии художеств, М. В. Доброклонский и Н. Д. Флиттнер были сотрудниками Эрмитажа.

Первым шагом на пути создания нового факультета было открытие подготови тельного отделения. Занятия на нем начались в конце 1936 г. С осени 1937 приступил к учебе первый курс. Нельзя сказать, что открытие факультета было принято очень доброжелательно администрацией тогдашней Академии художеств, многие счита © Ц. Г. Нессельштраус, Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета ли, что он не приживется в этой системе. Однако прогнозы не оправдались. Хотя факультет сформировался впоследствии не совсем таким, каким он был задуман, он оказался долговечным. Авторитет его особенно повысился в послевоенное время, когда открыли заочное и вечернее отделения, и факультет стал выпускать от 100 до 150 искусствоведов в год, обеспечивая специалистами музеи и учебные заведения многих городов, вплоть до самых отдаленных районов Советского Союза.

В состав вновь организованного факультета входили три кафедры: истории ис кусства Древнего мира, истории искусства Средних веков и Нового времени и исто рии русского и советского искусства. Первой заведовала профессор Наталья Давы довна Флиттнер, второй — профессор Александр Сергеевич Гущин, оставивший из-за болезни пост декана, третьей — профессор Сергей Константинович Исаков.

Для преподавания на факультете помимо бывших преподавателей и выпускников ГИИИ были привлечены лучшие специалисты города из числа сотрудников Эрмита жа и Русского музея, профессоров Университета. Одновременно с общими курсами в большом числе читались спецкурсы, велись практические занятия в музеях. Кроме истории искусств, читались курсы по всеобщей истории, истории литературы, а также проводились занятия по овладению основами рисунка и живописи.

Приведу пример для справки — основной список курсов, читавшихся на фа культете в первые четыре года его существования до того, как занятия были прерва ны войной и блокадой Ленинграда. По кафедре Древнего мира курс первобытного искусства читал Александр Сергеевич Гущин, искусство Древнего Bocтока На талья Давидовна Флиттнер, искусство античности — Павел Николаевич Шульц, историю античной архитектуры Яков Германович Гевирц. Спецкурс по искусству Крита и Микен читал профессор Университета Б. Л. Богаевский, спецкурс по живописи Древних Помпей — Александр Александрович Починков, историю греческой вазовой живописи читала на материалах коллекции Эрмитажа Анна Алексеевна Передольская. Профессор Университета Моисей Семенович Альтман читал историю античной литературы и курс античной мифологии, профессор Сер гей Иванович Ковалев — историю античного мира, в 1938 г. его сменила доцент Ксения Михайловна Колобова.

По кафедре истории искусства Средних веков и Нового времени курс искусства Средних веков читал Михаил Васильевич Доброклонский, а в течение одного из учебных годов — A. С. Гущин. Искусство Византии читал Михаил Константинович Каргер, а историю архитектуры западноевропейского Средневековья и Византии Николай Борисович Бакланов. Искусство Возрождения читал Николай Николае вич Пунин, а историю архитектуры Герман Германович Гримм. Историю искусства 10 Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета XVII и ХVIII вв. читал М. В. Доброклонский, а историю архитектуры этого вре мени Г. Г. Гримм. Валентин Яковлевич Бродский читал спецкурс, посвященный творчеству Гойи. Марта Андреевна Голубева и Вера Фотиевна Белявская вели практические занятия по западноевропейскому искусству в залах Эрмитажа. Курс западноевропейской истории читал Александр Иванович Боргман, а истории лите ратуры Александр Иосифович Гербстман.

Несколько кypcoв читалось и по истории искусства средневекового Востока.

Искусство Ближнего Востока читала Вера Николаевна Крачковская, искусство Дальнего Востока — сотрудник Эрмитажа, специалист по культуре и искусству Китая К. И. Разумовский, а спецкурс по истории литературы и культуры Ближнего Bocтока Михаил Михайлович Дьяконов.

По кафедре русского и советского искусства М. К. Каргер читал историю древ нерусского искусства, С. К. Исаков — историю русского искусства ХVIII—ХIХ вв., а после войны — советское искусство, Г. Г. Гримм — историю архитектуры. Курс искусство народов СССР читала Изабелла Владимировна Гинзбург. Практические занятия в Русском музее вела Софья Владимировна Коровкевич.

На факультете велись также занятия по истории прикладного искусства. Русское прикладное искусство вел Владимир Кузьмич Макаров, с произведениями запад ноевропейского прикладного искусства нас знакомил сотрудник Эрмитажа Эрнест Конрадович Кверфельд.

Наконец, занимаясь в Академии художеств, студенты в какой-то мере приобща лись и к художественному творчеству. Помимо общения с художниками, посещения мастерских и защит дипломов на творческих факультетах, они обучались основам рисунка и живописи. Эти занятия вели преподаватели факультета живописи, среди которых мне особенно запомнился Алексей Еремеевич Карев.

Кроме лекционных курсов, спецкурсов и практических занятий на факультете проводились семинары по специальности. Их задачей была профессиональная под готовка студентов, создание навыков анализа произведений искусства, углубление знаний по избранной специальности. Специализация на факультете начиналась со II—III курсов. Семинары по западноевропейскому искусству вели М. В. Добро клонский и А. С. Гущин. Кроме того, на факультете был введен «Практикум по анализу произведений искусства», которым руководил Н. Н. Пунин.

Мои занятия на факультете начались с осени 1938 г., когда я, сдав экстерном за первый курс, присоединилась к старшей группе, перейдя в Академию художеств из Ленинградского института инженеров коммунального строительства (ЛИИКС), где я тогда закончила два курса архитектурного факультета.

Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета Первое знакомство с факультетом связано у меня с Александром Сергее вичем Гущиным. Это был увлекающийся, разносторонне образованный и очень доброжелательный человек. Автор книги «Происхождение искусства», много занимавшийся также проблемами искусства Средневековья, он был в курсе со временной художественной жизни, писал о выставках, был связан со многими художниками. Именно у него в доме я познакомилась позднее с одним из прекрас ных графиков и обаятельным человеком Константином Ивановичем Рудаковым.

До войны роль А. С. Гущина в жизни факультета была очень велика. Дом его всегда был открыт для студентов, которые нередко обращались к нему за по мощью и советом. Не забуду, с какой добротой встретил он меня и как много раз помогал мне впоследствии. К сожалению, он был очень больным человеком, что заставило его уйти с должности декана факультета. Тем не менее, он продолжал читать лекции и вести семинарские занятия. Именно в его семинаре я написала первую свою курсовую работу, посвященную книге известного немецкого ученого Вильгельма Воррингера «Формальные проблемы готики».

Во время болезни А. С. Гущина должность декана занимал Павел Николаевич Шульц. Тогда еще совсем молодой человек, он вкладывал в работу на факультете очень много энергии, постоянно устраивал научные заседания с докладами, приглашал различных специалистов или преподавателей факультета. Заседания эти происходили обычно в кабинете истории искусств, где хранились диапозитивы, иллюстративные материалы, альбомы. Заведовала кабинетом Александра Александровна Белогруд, вдова известного архитектора. Павел Николаевич очень заботился о том, чтобы сделать программу обучения насыщенной и интересной. Специалист по античному искусству, он с большим вдохновением читал свой курс, пользовавшийся у студентов неизменным успехом.

Из тех, кто читал нам лекции по искусству Западной Европы, наиболее яркое впечатление у меня оставили Н. Н. Пунин, М. В. Доброклонский, Г. Г. Гримм.

Пунин был блестящим оратором, но не внешний артистизм составлял главное до стоинство его лекций. Каждый, кому посчастливилось слушать их, сохранил в памяти неповторимую атмосферу. В статье о литературном наследии Пунина В. Н. Петров очень точно сказал, что ему было присуще «абсолютное художественное зрение», подобное абсолютному слуху музыканта. Лекции его оставляли ощущение живо го общения с искусством. Лекции М. В. Доброклонского покоряли широчайшей эрудицией, они содержали огромный фактический материал, учили замечать част ности, важные для атрибуционной работы, в которой сам Михаил Васильевич был виртуозным специалистом. В лекциях Германа Германовича Гримма восхищали 12 Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета удивительная стройность и логика, умение во всем многообразии явлений раскрыть последовательность развития всемирной архитектуры. Г. Г. Гримм обладал тонким вкусом, который проявлялся в его оценках не только памятников архитектуры, но и произведений изобразительного искусства. Нам исключительно повезло, что в по следний перед войной год мы объездили с ним все пригородные дворцы и осмотрели их в последний раз перед тем, как они были разрушены или изуродованы. Так что в памяти нашей остался их первозданный облик.

Надо сказать, что за редким исключением уровень преподавания на факультете был очень высоким, и многих из наших учителей хочется вспомнить добрым словом.

С юношеским пылом и вдохновением читал нам лекции по культуре Ближнего Вос тока Михаил Михайлович Дьяконов, постоянно используя в них свои собственные великолепные переводы средневековых поэтов. Интересны и глубоки были лекции К. И. Разумовского по искусству средневекового Китая и других стран Дальнего Востока. На кафедре русского искусства блистал Сергей Константинович Исаков, обладавший удивительной способностью ввести слушателей в атмосферу художе ственной жизни прошлого. Лекции его были полны интереснейших подробностей из жизни художников, обстоятельств создания произведений. Обладая несомненным дарованием, Cepгeй Константинович читал ярко и увлекательно. Большой интерес вызывали и лекции Михаила Константиновича Каргера по искусству Византии и Древней Руси. Он использовал в них результаты собственных научных иссле дований и археологических раскопок. Нельзя не вспомнить также прекрасных преподавателей литературы М. С. Альтмана и А. И. Гербстмана, увлекатель но читавших историю античной и западноевропейской литературы, и блестящего лектора А. И. Боргмана, читавшего курс всеобщей истории. У меня осталось также очень яркое впечатление о занятиях по прикладному искусству с Эрнестом Конрадовичем Кверфельдом, крупнейшим специалистом, принимавшим некогда большое участие в собрании петербургских коллекций, в частности экспонатов для музея Штиглица.

Лекции, читавшиеся на нашем факультете, стали привлекать внимание сту дентов и аспирантов других факультетов. Среди посетителей наших занятий помню совсем еще молодого аспиранта архитектурного факультета Игоря Александровича Бартенева, в будущем декана факультета и проректора Института.

Особое место среди проводившихся у нас семинарских занятий занимал «Прак тикум по анализу произведений искусства», который вел Николай Николаевич Пу нин. Семинар этот должен был способствовать развитию профессиональных навыков у студентов, умения видеть произведения искусства. Практикум был рассчитан на Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета несколько лет и, к сожалению, не был завершен. Первым заданием было описание какого-либо произведения по выбору студента. Описание это должно было подвести к анализу. Рассмотрев внимательно все произведения, включая малейшие детали и частности, студент должен был акцентировать, что, по его мнению, являлось су щественным для раскрытия замысла художника. Помню блестящее описание «Пира у Симона-фарисея» Веронезе, сделанное Киром Родниным. Сама я выбрала тогда для описания картину Рембранта «Ассур, Аман и Эсфирь» из Государственного музея изобразительных искусств в Москве. Эти занятия принесли нам огромную пользу. Они научили профессионально видеть вещи, замечая то, что может про пустить неподготовленный зритель.

Занятия эти были посвящены также определению таких важнейших понятий, как монументальность, декоративностъ, стиль. Иногда мы занимались и чем-то вроде атрибуционной практики — Николай Николаевич приносил диапозитивы и предлагал определить время создания произведения, страну, имя художника. Воз никали дискуссии, в которых живейшее участие принимали и Николай Николаевич, и ассистировавшая ему в проведении семинара Марта Андреевна Голубева. Курс наш, насчитывавший более тридцати человек разного возраста, разных взглядов и подготовки, разделялся нередко на горячо спорившие друг с другом группы. Равно душным эти занятия не оставляли никого.

Помимо лекций, семинаров, практических занятий в музеях, в программу обуче ния входила также летняя практика. На моей памяти это была археологическая и му зейная практика. Летом 1939 г. я вместе с Л. Пушниной А. Свиндлер, И. Вальден, В. Ломовцевым, М. Зеленцовой и другими принимала участие в археологической практике в Киеве под руководством М. К. Каргера. Это был год интереснейших нахо док. Именно тогда впервые раскапывали фундаменты Десятинной церкви, сгоревшей в начале XIII в. во время похода Батыя. Трудно передать волнение, охватившее нас, когда стали раскрываться остатки фундамента и очертания деревянных балок, и когда был обнаружен земляной подкоп, который пытались прорыть осажденные, чтобы выбраться из горящего храма. Мы работали также в Софийском соборе, где велась тогда реставрация росписей, так что можно было, поднявшись на леса, рассмотреть вблизи мозаики апсиды. В выходные дни М. К. Каргер показывал нам старинные памятники Киева и его окрестностей. Вторую — музейную практику я проходила в 1940 г. в Москве в Музее нового западного искусства, где хранились коллекции картин, собранных Щукиным и Морозовым. Это была последняя встреча с музеем.

После войны он был расформирован, а его здание занял президиум основанной тогда Академии художеств СССР.

14 Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета Три года довоенных моих занятий в Академии пролетели быстро. За это время у нас сменилось четыре декана. После А. С. Гущина эту должность занимал П. Н. Шульц, затем его сменил присланный, кажется, из Театрального института А. Н. Дальский, последним же был Лев Иванович Пумпянский. Бессменной оставалась лишь Софья Максимовна Кантор, секретарь факультета, наш добрый друг и помощник, работавшая с момента основания факультета и затем еще много лет после войны.

Перед самым началом войны наш факультет отметил свой первый юбилей. Он был не совсем законным — отмечали пять лет не со дня открытия факультета, а с мо мента появления в конце 1936 г. подготовительного отделения. Юбилей отмечался в самом начале 1941 г. по-домашнему. Студенты старшего курса и преподаватели собрались в квартире на улице Жуковского, где я жила с родителями. Haш поэт Володя Ломовцев читал стихи, посвященные факультету, М. К. Каргер прочитал северную сказку «Про кота Василия и мышку Степанидку», кто-то пел и играл на рояле, а С. К. Исаков лепил из папиросной бумаги удивительно живых зверюшек.

Это был наш последний довоенный праздник.

Из событий предвоенного времени следует назвать еще выход в 1940 г. подго товленного преподавателями нашей кафедры краткого курса «Истории западноевро пейского искусства» под редакцией Н. Н. Пунина. Не все разделы его равноценны, однако это было первое учебное пособие для художественных вузов, необходимость в котором остро ощущалась. Ведь в те годы литература по западноевропейскому ис кусству на русском языке была чрезвычайно бедна. Учебником этим пользовались в течение многих лет, а отдельные его главы сохраняют ценность и в наши дни.

Война застала нас за сдачей последнего экзамена. Мы переходили на V курс.

В октябре начались занятия, однако они проходили не регулярно. Помню, что нам читал тогда курс истории философии старый профессор университета, декан фило софского факультета Михаил Васильевич Серебряков. Но было уже не до занятий.

Город был в блокаде, eгo обстреливали и бомбили. Молодые преподаватели и сту денты уходили на фронт. Мы рыли окопы, дежурили на крышах, а в конце августа я еще с несколькими студентками была прикреплена к военкомату для помощи в ра боте с документами. Он помещался в бывшем Юсуповском дворце на Мойке, где когда-то убили Распутина. Из окон этого дворца я смотрела на дым, поднимавшийся от горевших Бадаевских складов, а пробираясь туда во время тревоги и попав под обстрел, я впервые увидела рядом смерть.

Весной 1942 г. Академия художеств была эвакуирована в Самарканд. Не сколько раньше я уехала с родителями в Челябинск, куда был вывезен Кировский завод, на котором работал отец.

Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета Первый выпуск нашего факультета состоялся в Самарканде. Там получили дипломы семь человек: Женя Горбенко, Аня Гривнина, Маша Захарова, Абрам Каганович, Сеня Линдин, Аня Чеснокова, Изя Элентух. В 1944 г. Aкадемия была переведена в Загорск, а оттуда в Ленинград. Я возвратилась в 1944 г. и закончила факультет в составе второго выпуска, состоявшего из шести человек — четырех студентов курса — Жени Гариевич, Ады Свиндлер, Нины Ягловой и меня — и двух студенток младшего курса — Веры Лауриной и Али Савиной. Выпуск наш состоялся осенью 1945 г. Тогда же я поступила в аспирантуру к Н. Н. Пунину.

После войны многое изменилось в Институте и на кафедре. Погиб на фронте наш ректор Владимир Яковлевич Родионов. Последним ректором Всероссийской академии художеств стал Игорь Эммануилович Грабарь. Не вернулись с фронта студенты нашего курса Леня Бабичев, Коля Плотников, Саша Фадеев, погибли в блокаду Володя Ломовцев, Костя Малыгин, Саша Ботт. Погиб на фронте читав ший у нас искусство Китая К. И. Разумовский, и курс искусства Дальнего Вос тока стала читать сотрудница Эрмитажа Марианна Николаевна Кречетова. Павел Николаевич Шульц вернулся с войны с обмороженными руками. Через некоторое время он оставил Институт и уехал в Симферополь, где стал научным сотрудником филиала Академии наук и возглавил ряд археологических экспедиций. Курс искус ства античного мира стала читать Т. И. Фармаковская, а затем ее сменила Анна Петровна Чубова. Покинул кафедру и Александр Сергеевич Гущин, долгое время болевший, а затем уехавший в Москву. Возвратившийся с фронта М. М. Дьяконов стал читать искусство Ближнего Востока. Важным событием в жизни кафедры бы ло появление Владимира Францевича Левинсона-Лессинга, который попеременно с М. В. Доброклонским читал курсы Возрождения и искусства ХVII—ХVIII вв., а также спецкурс по творчеству Рембрандта. Для чтения курса истории Западной Европы в Средние века и Новое время был приглашен Владимир Сергеевич Люб линский. Основатель Отдела редкой книги в Публичной библиотеке, Владимир Сергеевич был знатоком хранившихся в ней богатейших собраний средневековых рукописей и первопечатных изданий и автором ряда превосходных публикаций по истории европейского книжного искусства. Деканом факультета очень недолго был Я. Г. Гевирц, затем факультет возглавил М. В. Доброклонский, а его помощником стал И. А. Бартенев. Кафедрой в это время заведовал Н. Н. Пунин.

Дальнейшие события усложнили нашу жизнь. После известного выступления А. А. Жданова и начала борьбы с космополитизмом из Института ушел Н. Н. Пунин, некоторое время eщe работавший в Университете. В то же время в Москве был соз дан Президиум Академии художеств СССР во главе с Александром Герасимовым, 16 Ц. Г. Нессельштраус • Из истории факультета наша же Всероссийская академия превратилась в подчиненный ему Институт имени И. Е. Репина. И. Э. Грабарь ушел тогда в Институт Академии наук. Прибывшая из Москвы Р. Г. Ромашова, ставшая заведующей кафедрой марксизма-ленинизма, возглавила борьбу против космополитизма и преклонения перед Западом, а после вы хода работы Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» — и против «марризма».

Под ее давлением ректор Института профессор А. Д. Зайцев был заменен бывшим директором провинциального художественного училища В. В. Коллегаевым, чело веком преклонного возраста и уже плохо разбиравшимся в окружающей обстановке.

Атмосфера в Институте и вокруг нашей кафедры все более нагнеталась. В эти годы уехал в Москву М. М. Дьяконов, ушли на пенсию Н. Б. Бакланов и С. К. Исаков.

В это трудное время началась моя работа в Институте. В 1948 г. по окончании сро ка аспирантуры я была зачислена на должность ассистента и начала читать курсы истории искусства на творческих факультетах. В 1949 г. защитила диссертацию под руководством М. М. Доброклонского, ставшего тогда заведующим кафедрой.

Полагаю, что защитить в это трудное время работу по истории французской жи вописи ХVIII в. я смогла только благодаря доброжелательности и поддержке членов кафедры — М. В. Доброклонского, В. Ф. Левинсона-Лессинга и моих оппонентов Г. Г. Гримма и Т. Д. Каменской. Вообще наша кафедра, несмотря на оказывавшееся на нее давление, держалась безукоризненно. Наши старшие коллеги — Н. Д. Флитт нер, М. В. Доброклонский, В. Ф. Левинсон-Лессинг, Г. Г. Гримм, М. М. Дьяконов служили нам примером высокой порядочности и человеческого достоинства.

Обстановка изменилась после 1953 г. Вместо Коллегаева ректором Институ та стал профессор В. М. Орешников. Ромашову, печально прославившуюся впо следствии своим выступлением на процессе Иосифа Бродского, сменил Чепуркин.

Деканом факультета стал И. А. Бартенев. Жизнь вступила в новое русло.

В. С. Шилов Факультет теории и истории искусств.

Страницы истории Официальной датой основания ФТИИ — факультета теории и истории ис кусств при Всероссийской академии художеств, ныне Санкт-Петербургском го сударственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, принято считать 20 августа 1937 года. Именно тогда специ альным указом Совнаркома СССР сектор ИЗО Ленинградского государственного института истории искусств — ГИИИ (бывший Институт В. П. Зубова) был передан в ведение Академии художеств и переведен в здание на Университетской набережной. Однако историю становления академической школы искусствознания и академической искусствоведческой традиции следует начинать со значительно более раннего периода.

Первые опыты преподавания истории искусства воспитанникам Петербургской академии художеств относятся к началу XIX в. Уже в 1802 г. академическим началь ством в учебные программы были введены такие дисциплины, как «Теория чувство ваний, производимых изящными искусствами» — для младших классов и «История художеств и художников» — для старших. А несколько позже — с 1831 г. конфе ренц-секретарь Академии художеств В. И. Григорович начал читать воспитанникам систематический курс лекций по «Теории изящных искусств», включавший в себя «Историю подражательных искусств», «Жизнеописания великих живописцев и ва ятелей» и «Теорию изящного в живописи, ваянии и зодчестве».

В 1859 г. учащимся Академии художеств был представлен курс лекций акаде мика архитектуры И. И. Горностаева «История изящных искусств, эстетика и ар хеология». Наряду с памятниками античности в «Истории…» рассматривались про изведения Древнего и Средневекового Востока, Индии, Китая, а также романское и готическое искусство.

До Горностаева историю мирового искусства в таком объеме и с такой полнотой в вузах Российской Империи никто не читал. К своему курсу Иван Иванович соста вил многотомное руководство, включавшее около 2000 иллюстраций по архитектуре, © В. С. Шилов, 18 В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории живописи и прикладному искусству. За подготовку и издание этого труда Горностаев удостоился чести возглавить в 1860-м г. в стенах Академии художеств кафедру истории изящных искусств. Академия наук также откликнулась на это событие и наградила автора «Истории…» престижной Демидовской премией.

Во 2-й половине XIX в. академические программы по истории искусства рассчи тывались на 6-летний курс обучения. В соответствии с ними учащиеся чрезвычайно подробно знакомились с древним и средневековым искусством и к концу обучения доходили до эпохи Возрождения. Художественный материал более позднего време ни на занятиях не рассматривался. Лекции на кафедре изящных искусств читались одновременно студентам всех отделений.

После умершего в 1873 г. И. И. Горностаева всеобщую историю искусства в ака демических классах в разное время читали: архитекторы Е. А. Сабанеев и Г. И. Ко тов, доктор классической филологии, археолог-античник С. А. Жебелев и профессор Петербурского университета историк А. Н. Щукарев. В конце 1890-х гг. к чтению лекций привлекался также и известный специалист в области церковной иконографии Н. П. Кондаков.

Отношение к деятельности этих преподавателей в студенческой среде было неоднозначным. Строгий университетский подход к изложению художественного материала многим воспитанникам Академии художеств был не по душе. Вспоминая годы своего ученичества, Николай Рерих писал, в частности: «Иногда историки искусства разведут такую сушь, что и дочитать сил не хватает. Плохо искусство, если о нем нужно писать такую сухомятку. Помню, в Академии Жебелев и Щу карев вместо увлекательной истории творчества преподносили нечто снотворное.

Да и Кондаков свои знания облекал в скуку…».

Обозначившийся в русском обществе повышенный интерес к искусству Древней Руси вызвал в учебном плане Академии художеств появление сначала факультати ва — 1873 г., а затем и полноценного курса по истории древнерусского искусства.

Первым преподавателем совершенно нового, впервые читавшегося в российском вузе курса стал бывший воспитанник Академии, организатор академического Му зея древнехристианского искусства Василий Александрович Прохоров. В процессе лекционных занятий Прохоров демонстрировал студентам как подлинные старинные вещи, привезенные им из экспедиций по древнерусским городам и селам, так и свои рисунки народных костюмов, церковной утвари и старинных храмов. Последние публиковались им в журнале «Христианские древности».

Свой курс Прохоров вел до 1882 г. После его смерти попытку возобновить чте ние лекций по древнерусскому искусству предпринял в 1888 г. архитектор В. В. Сус В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории лов, однако вновь организовать в академических аудиториях регулярные занятия по этой дисциплине ему не удалось. Сведения по истории древнерусской архитектуры и живописи сообщались студентам в курсе всеобщей истории искусства.

Ситуация изменилась после вступления Российской Империи в Первую ми ровую войну. В 1915 г. под влиянием патриотических настроений чтение лекций по истории русского искусства в Академии художеств возобновилось. Новый курс был ограничен пределами X—XVII вв. и был полностью ориентирован на художествен ное наследие Древней Руси. По настоянию академика Н. П. Кондакова, ратовавшего за возрождение русско-византийского стиля и утверждение в искусстве национальной специфики, знакомить учащихся с достижениями отечественной художественной школы XVIII—XIX вв. при чтении этого курса не предполагалось.

Продиктованные политической конъюнктурой, условности и ограничения учеб ной практики не устраивали ни студентов, ни прогрессивно мыслящих преподавателей.

Характерный для академических программ этого времени разрыв между содержанием курса и запросами современной жизни восполнялся факультативами и общением наставников с молодежью в неофициальной обстановке.

В начале 1920-х гг., по завершении революционных метаний, учебная жизнь в вузе приняла стабильный характер. При 4-годичном периоде обучения учащиеся 1 и 2 курсов слушали лекции по истории мирового искусства, 3-го — по истории искусства России. «Историю мирового искусства и культуры» читал профессор Л. П. Карсавин, «Историю русского искусства» — крупнейший специалист в области византийской и древнерусской живописи, профессор Петроградского университета Д. В. Айналов, а затем ученик Айналова — древнеруссник Н. П. Сычев. Сычев вел свой курс совместно с профессором живописи А. И. Савиновым, который принимал участие в разборе и композиционном анализе живописных произведений.

В 1923 г. для ведения курса истории гравюры на отделении графики был приглашен из Эрмитажа М. В. Доброклонский. Курс истории мировой пласти ки на скульптурном факультете представлял в этот период известный античник О. Ф. Вальдгауэр.

В 1937 г., через пять лет после начала реорганизации высшей художественной школы и создания Всероссийской академии художеств, в здании на Университетской набережной был учрежден факультет теории и истории искусств.

Перевод сектора изобразительных искусств ГИИИ в академические аудитории должен был способствовать приобщению студентов-гуманитариев к проблемам теку щей художественной жизни и современного искусства. В условиях противостояния двух идеологических систем подготовка специалистов, умеющих достойно отстаивать 20 В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории в полемике с буржуазной критикой эстетические установки социалистического реа лизма, представлялось делом ответственным и политически значимым.

К работе со студентами руководством Академии художеств были привлечены как молодые педагоги — недавние выпускники советских вузов, так и опытные спе циалисты, начинавшие свою педагогическую карьеру в институтах и университетах царской России.

Ядро преподавательского коллектива составили профессора, уже работавшие в Академии, — заведующий отделом западноевропейской графики Эрмитажа М. В. Доброклонский, исследователь русской скульптуры XVIII—XIX вв., ди ректор музея Академии художеств С. К. Исаков, историк архитектуры — хранитель профессиональных традиций известной петербургской династии зодчих Г. Г. Гримм и бывшие сотрудники ГИИИ.

Деканом факультета был назначен 35-летний специалист в области перво бытного и народного искусства, выпускник Киевского археологического института Александр Сергеевич Гущин. До зачисления на факультет Гущин читал лекции по «Теории и социологии искусства» в ГИИИ и по «Марксистской методологии искусства» в Ленинградском институте филологии и литературы (ЛИФЛИ), работал редактором в ИЗОГИЗе и в издательстве Ленинградского отделения Союза художников.

Огромную роль в становлении факультета сыграла деятельность ученых, пред ставлявших университетскую искусствоведческую школу Петербурга—Ленингра да, — уже известного к тому времени египтолога Н. Д. Флиттнер, преподававшей в ГИИИ и на лингвистическом факультете ЛИФЛИ;

чрезвычайно разностороннего в своих научных интересах Н. Н. Пунина и историка античного искусства, неутоми мого исследователя культуры Северного Причерноморья П. Н. Шульца.

Чуть позже — в 1938 г. — к этой замечательной плеяде ученых присоединились М. К. Каргер — впоследствии выдающийся советский археолог-медиевист, заведующий Ленинградским отделением Института археологии Академии наук СССР, читавший курсы по истории византийского и древнерусского искусства, и блестящий знаток ли тературы, культуры и искусства Средневекового Востока М. М. Дьяконов.

До войны учебно-методическая работа на факультете велась на трех кафедрах — истории искусства Древнего мира, истории искусства Средних веков и Нового вре мени и истории русского и советского искусства. В послевоенный период структура факультета неоднократно менялась. С возрастанием роли Академии художеств в вос питании и обучении профессиональных кадров для союзных республик появилась необходимость в организации кафедры искусства народов СССР.

В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории В начальный период существования факультета число студентов на младших и старших курсах варьировалось от 20 до 30 человек. Учебные планы рассчитывались на 5-летний период. Помимо основных лекционных курсов, спецкурсов и практиче ских занятий на факультете регулярно проводились семинары по специальности. Их задачей была профессиональная подготовка учащихся. Результатами семинарских занятий являлись доклады студентов по избранной теме. Одной из главнейших со ставляющих учебного процесса был «Практикум по анализу произведений искус ства», которым долгое время руководил Н. Н. Пунин.

В связи с началом Великой Отечественной войны — весной 1942 г. Академия художеств была эвакуирована в Узбекистан. Первый выпуск искусствоведческого факультета состоялся в Самарканде.

По возвращении в 1944 г. в Ленинград преподаватели и учащиеся Академии приняли активное участие в спасении от полного разрушения израненных войной дворцов города и пригородов, а также древних памятников новгородской и псковской земли. Уже 19 августа 1944 г. М. К. Каргер со студентами Академии художеств выезжает в Новгород на производственную практику. Цель последней заключалась в консервации и восстановлении разбитых артобстрелами и бомбежками старинных построек.

В послевоенные годы профессорско-преподавательским составом искусствовед ческого факультета Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Ре пина — так с 1944 г. стало называться учебное заведение, расположенное в старом здании Императорской академии художеств, — были разработаны новые учебные программы и методические пособия как для учащихся творческих факультетов, так и для студентов-искусствоведов очного и открытого в 1947 г. заочного отделений.

1947 год в истории художественного вуза оказался переломным. Всероссийская академия художеств была преобразована в Академию художеств СССР — на учно-творческое учреждение, объединяющее художников высшей квалификации.

В соответствии с концепцией этой реформы Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина обрел статус ведущего вуза страны в области художественного воспитания и образования.


С увеличением в 1950—1960-е гг. числа учащихся, представлявших самые разные регионы и области Советского Союза (на дневное отделение ФТИИ зачис лялось 10, на заочное более 100 человек), возникла насущная потребность в создании современных, хорошо иллюстрированных учебников по истории изобразительного искусства. К работе над ними были привлечены лучшие профессора и доценты ка федр, историки, искусствоведы и историки архитектуры.

22 В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории Появившаяся в период политической «оттепели» 3-томная «История искусства зарубежных стран» (ответственные редакторы: М. В. Доброклонский, А. П. Чубова, Ц. Г. Нессельштраус, В. И. Раздольская) и ориентированая на студентов средних специальных учебных заведений «История русского искусства» (ответственные редакторы Л. А. Каганович, И. А. Бартенев, Р. И. Власова) обрели широкую известность, выдержали несколько переизданий и на долгие годы стали «визитной карточкой» факультета.

Во 2-й половине 1970-х гг. важное место в учебно-методической деятель ности преподавателей ФТИИ занимали вопросы, связанные с координацией учебных программ института с учебными программами находившихся в веде нии Академии художеств художественных училищ. Главным организатором и вдохновителем работ в этом направлении стал проректор по научной работе И. А. Бартенев.

Не менее значительной в этот же период для руководства факультета была проблема обучения и воспитания молодых людей, приезжавших на учебу из стран социалистического лагеря. Как правило, плохо говорившие по-русски представители Венгрии, ГДР, Монголии или опаленного войной Вьетнама достаточно долго при выкали к новой для себя обстановке. Специально для них в институте была открыта кафедра русского языка.

Со многими из иностранных студентов и аспирантов педагогам факультета при ходилось работать индивидуально. Так, чрезвычайно успешно и плодотворно работал с выходцами с Ближнего Востока, главным образом из Ливии, Сирии и Палести ны, преподаватели кафедры зарубежного искусства С. В. Коровкевич, В. Б. Блэк и А. А. Богданов. Под их руководством арабскими студентами в стенах Академии были написаны и успешно защищены несколько диссертаций.

Укрепление творческих связей с художественными вузами Восточной Европы нашло отражение в регулярном обмене студенческими группами в период летней практики. По окончании 4-го курса студенты дневного отделения ФТИИ команди ровались на летнюю практику в Берлин, Прагу, Будапешт или Гданьск. Приобщение к специальности посредством ежегодных производственных практик являлось одним из важнейших принципов советской педагогической школы. В 1970—1980-е гг. по сле первого года занятий студенты искусствоведческого факультета обыкновенно проводили летние месяцы в археологических экспедициях — выезжали на раскопки античных городов Северного Причерноморья: Илурата, Херсонеса и Ольвии. Второй год обучения у студентов дневного отделения заканчивался музейной практикой, третий — работой в книжных издательствах.

В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории Завершался же 5-летний процесс освоения профессии написанием и защитой дипломного исследования по избранной молодым специалистом теме. С получением диплома о высшем образовании выпускник искусствоведческого факультета обя зательно получал направление на работу в одно из государственных учреждений, связанных с музейной или художественной практикой.

Диплом об окончании искусствоведческого факультета Института имени Репи на высоко ценился как в Советском Союзе, так и за его пределами. Воспитанники ФТИИ достойно представляли ленинградскую искусствоведческую школу не только в своей стране, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Универсальный характер образования, получаемого на факультете, позволял его выпускникам работать в самых разных отраслях культуры и искусства: в музеях, галереях, научно-исследовательских институтах, издательствах, архивах, реставра ционных мастерских, художественных вузах и училищах. Наряду с Ленинградским (ныне Петербургским) университетом Институт имени И. Е. Репина всегда был главной «кузницей» искусствоведческих кадров для Государственного Эрмитажа и Государственного Русского музея, многих отечественных музеев.

Несмотря на идеологический прессинг со стороны партийных органов, идейно воспитательная работа на факультете в условиях «развитого социализма» велась предельно корректно. Заведующим кафедр и декану Анне Саввишне Гривниной удавалось сохранять в коллективе деловую и творческую атмосферу.

В общении со студентами акцент всегда делался на вопросах профессиональной этики;

на лекциях и семинарах успехи мастеров советского искусства рассматрива лись, как правило, в контексте развития европейской и мировой художественной культуры. При искусствоведческом анализе и художественной оценке произведений социалистического реализма конъюнктурно-политическая составляющая последних во главу угла никогда не ставилась. Установка на талант, вкус и профессионализм художников всегда была определяющей.

Одним из самых ответственных участков в деятельности искусствоведческих кафедр считалась работа с учащимися живописного, графического, скульптурного и архитектурного факультетов института. Помимо аудиторных занятий огромное значение в воспитании творческой молодежи имело участие профессоров и доцентов ФТИИ в обсуждении курсовых проектов и рецензировании дипломных работ.

Одновременно с этим, в поле зрения специалистов факультета постоянно нахо дилась и творческая практика руководителей учебных мастерских института. Препо давателями ФТИИ были написаны книги о выдающихся художниках — педагогах Академии художеств П. А. Шиллинговском, А. Ф. Пахомове, А. Н. Самохвалове, 24 В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории В. М. Орешникове, Б. С. Угарове, Е. Е. Моисеенко, М. К. Аникушине, А. А. Мыль никове и многих других.. Вопросам взаимоотношения художественной критики и ав торов художественных произведений была посвящена ставшая хрестоматийной моно графия профессора В. А. Леняшина «Художников друг и советник».

Наличие на факультете большого числа докторов и кандидатов наук всегда по зволяло вести на его кафедрах серьезную и разноплановую научную работу. Аспи рантами и соискателями ФТИИ написаны и защищены к настоящему времени сотни диссертаций по самым разным разделам и областям изобразительного искусства.

Начиная с 1970 г. преподаватели кафедры русского искусства традиционно вы ступали инициаторами проводившихся под эгидой Академии художеств «Репинских чтений», на которых активно обсуждались проблемы творчества и вопросы истории отечественного искусства XIX—XX вв. С конца 1980-х гг. на кафедре зарубежного искусства стали регулярными научные конференции, посвященные памяти профессора М. В. Доброклонского.

Исследовательская и теоретическая деятельность педагогов факультета нашла отражение на страницах выходящих с 1970-го г. тематических сборников научных трудов Института имени И. Е. Репина. Инициатором и первым редактором этих неброских, но очень нужных аспирантам и преподавателям факультета изданий был профессор И. А. Бартенев.

За более чем 40 лет своего существования «бартеневские тетради» открыли две ри в большую науку уже нескольким поколениям молодых ученых, стали чрезвычайно важной и заметной составляющей сначала ленинградского, а затем и петербургского искусствознания. Выходящие и по сей день под редакцией ведущих профессоров факультета тематические сборники определяют как специфику академической ис кусствоведческой школы, так и ее научный уровень.

Для историка искусства время категория философская. Появление в академи ческих коридорах новых фотографий с портретами выдающихся ученых ненавязчиво напоминает о том, что все течет и все изменяется. С исторической даты основания ФТИИ прошло уже 75 лет. За прошедшие десятилетия преподавательский состав факультета сильно изменился.

В настоящее время в работе факультета (декан Светлана Михайловна Грачева) участвует более 30 человек. Кафедру зарубежного искусства возглавляет профессор Наталья Михайловна Леняшина, кафедру русского искусства — профессор Вла димир Алексеевич Леняшин. В чтении лекций и проведении специальных занятий задействованы преподаватели и других кафедр института — кафедры истории ар хитектуры, иностранных языков, общественных и философских наук.

В. С. Шилов • Факультет теории и истории искусств. Страницы истории Параллельно с общими курсами по истории изобразительного искусства и ар хитектуры студентам факультета читаются лекции по всеобщей истории, истории России, зарубежной и русской литературе, философии, основам археологии, истории религии, античной мифологии, теории и истории художественной критики, эстетике и редакционно-издательскому делу. В учебные планы включены занятия в музеях Санкт-Петербурга, мастерских известных художников и скульпторов. В отличие от подобных факультетов других городских вузов, в рисовальных классах Института будущие искусствоведы имеют возможность приобщиться к реальной художествен ной практике, познакомиться с основами рисунка, живописи и композиции.

Нельзя не заметить, что все лучшее, что было заложено в учебные программы профессорско-преподавательским составом ФТИИ в советское время, в совре менном учебном процессе бережно сохранено и продолжает быть востребовано.

Содержание учебной практики, как и прежде, определяется профессиональной этикой, здоровым консерватизмом и ориентацией главных лекционных курсов на классику отечественного и мирового искусства. Благодаря поколенческой пре емственности (ядро обеих кафедр составляют выпускники факультета) сформи ровавшиеся во 2-й половине XX в. и прошедшие испытание временем методо логические принципы подготовки молодых специалистов не забыты и активно используются в новых политических и экономических условиях.


Ц. Г. Нессельштраус Александр Сергеевич Гущин (1902—1950) Возникновение факультета теории и истории искусства в Ленинградской ака демии художеств связано, прежде всего, с именем Александра Сергеевича Гущина, именно он возглавил в 1936—1937 гг. работу по организации факультета и был назначен в сентябре 1937 г. его деканом.

Александр Сергеевич Гущин родился 23 ноября 1902 г. в Пятигорске в семье архитектора. Окончив пятигорскую гимназию, он в 1921 г. поступил в Киевский археологический институт, по окончании которого в 1925 г. получил рекомендацию в аспирантуру и был направлен в Государственный институт истории искусств (ГИИИ) в Ленинград. Здесь, поступив в аспирантуру, он одновременно окончил курс Института по программе отделения изобразительного искусства, а также на писал диссертацию «Древнерусский звериный стиль», которую защитил в 1928 г.

С 1 января 1929 г. он был назначен старшим научным сотрудником ГИИИ, а с ян варя 1935 г. стал действительным членом Института и заведующим сектором изо.

C февраля 1934 г. он стал также старшим научным сотрудником и действительным членом Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК).

С реорганизацией Государственного института истории искусств в 1936 г. и пере дачей сектора изобразительного искусства в Ленинградскую академию художеств он был переведен в Академию на должность заместителя заведующего кабинетом теории и истории искусства. С этого времени началась его деятельность по ор ганизации факультета. В конце 1936 г. было открыто подготовительные отделе ние, к преподаванию на котором были привлечены бывшие преподаватели сектора изобразительных искусств ГИИИ. С апреля 1937 г. А. С. Гущин был утвержден в звании профессора Академии художеств по искусствоведческому факультету, занятия на первом курсе которого начались в октябре 1937 г., Александр Сергеевич Гущин стал его первым деканом.

Круг научных интересов А. С. Гущина был очень широким. Его основной специальностью была история культуры первобытных народов и народной куль туры, проблемам которых посвящен ряд его публикаций. В 1935 г. вышла его © Ц. Г. Нессельштраус, Ц. Г. Нессельштраус • Александр Сергеевич Гущин работа «Искусство в доклассовом обществе» (расширенный конспект лекций для аспирантов Академии архитектуры). В 1936 г. — «Памятники художественного ремесла Древней Руси» (10 п.л.), в 1937 г. — «Происхождение искусства» (7 п.л.).

Кроме того, им был опубликован ряд статей в различных журналах: «К вопросу о славянском земледельческом искусстве» (Изобразительное искусство, 1927), «Народное дохристианское искусство Киевской Руси» (Revue des Etudes Slaves.

Paris, 1928), «Древнерусский звериный орнамент» (Тезисы диссертации, 1928), «О народном искусстве» (Искусство, 1937), «Проблема народности в истории искусства» (Народное творчество, 1938), «Проблемы происхождения архитекту ры» (Архитектура СССР, 1939), введение к книге Г. Кюна «Искусство перво бытных народов» (Л., 1938). Для «Всеобщей истории архитектуры» (М., 1944) он написал главу «Архитектура первобытно-общинного строя». Для «Большой Советской Энциклопедии» — статьи «Галльское искусство», «Германское искус ство», «Звериный стиль», «Крестьянское искусство», «Первобытное искусство», «Скифское искусство»;

для «Искусства народов СССР» (1940) — «Архитектура первобытно-общинного строя».

Наряду с первобытным искусством А. С. Гущин занимался также проблема ми искусства Средневековья. В изданном в 1940 г. кафедрой истории искусства Средних веков и Нового времени Всероссийской академии художеств учебнике «История западноевропейского искусства» под редакцией профессора Н. Н. Пу нина А. С. Гущин написал раздел, посвященный искусству Средних веков. Это был план курса «Искусство Западной Европы в Средние века», прочитанного им на факультете в 1939 г.

Александр Сергеевич занимался также изучением французского искусства XVIII—XIX вв. В 1934 г. вышла eгo книга «Парижская коммуна и художники»

(15 п.л.), в 1935 г. он написал предисловие к двухтомному изданию сочинений Дени Дидро, в 1934 г. опубликовал статью «Политическая карикатура периода Парижской коммуны» (Искусство).

Наконец, Александру Сергеевичу принадлежит большое число статей о совре менном искусстве. Он писал и о выставках художников, и о палехской миниатюре, и о массовом изоискусстве, и об оформления празднеств и демонстраций. И об изо бригадах на производстве, и о колхозной художественной самодеятельности, и о пла катах, и об образах Ленина и Сталина в народном искусстве.

А. С. Гущин читал также лекции по «Теории и социологии искусства»

(в ГИИИ), по «Марксистской методологии искусства» (Ленинградский ин ститут филологии и литературы, ЛИФЛИ), в 1930—1932 гг. был редактором 28 Ц. Г. Нессельштраус • Александр Сергеевич Гущин ИЗОГИЗа, работал также редактором в издательстве Ленинградского отделения Союза художников (ЛОСХ).

Столь разнообразная программа деятельности была в духе времени и отвеча ла стремлению приблизить искусствоведение к проблемам современного искусства.

Именно эта задача ставилась перед организаторами факультета теории и истории искусств в Академии художеств.

Александр Cepгеевич взялся за создание факультета со свойственной ему энергией. Он продумал программу преподавания и позаботился как о подготовке будущих студентов к приемным экзаменам на факультет, так и о приглашении для чтения курсов лучших специалистов из Эрмитажа, Русского музея, Университета.

Программа факультета была очень насыщенной. Помимо общих курсов истории искусства в нее были включены многочисленные спецкурсы, а также практические занятия в музеях, посещение выставок, мастерских художников и семинарские за нятия по специальности.

Сам Александр Сергеевич читал на первом курсе факультета «Введение в изучение истории искусства», «Историю первобытного искусства», «Искус ство первобытного общества» и факультативный курс «Художественные ре месла Древней Руси». К сожалению, мне не довелось слушать эти курсы, так как я поступила на второй курс, а экзамены за первый кypc сдавала экстерном.

Но я много общалась с Александром Сергеевичем и писала в руководимом им семинаре свою первую курсовую работу. Тема ее была мне предложена руко водителем — это была реферативная работа об очень нашумевшей в свое время книге известного немецкого искусствоведа Вильгельма Воррингера «Формальные проблемы готики». Во многом спорная, но в высшей степени интересная, книга эта впервые ввела меня в мир средневекового искусства, изучению которого я посвятила впоследствии многие годы.

В сентябре 1938 г. Александр Сергеевич Гущин вынужден был по состоянию здоровья уйти с должности декана, требовавшей в этот организационный период большой отдачи сил. Он перешел тогда на должность заведующего кафедрой ис кусства Средних веков и Нового времени.

Во время войны А. С. Гущин был эвакуирован в Москву, а затем в Самарканд, где был приглашен на должность заведующего кафедрой истории искусств Москов ского художественного института. В 1943 г. он выступает в Москве на научной конфе ренции с докладом «Значение художественной культуры Древней Руси». Этот доклад содержал основные положения докторской диссертации А. С. Гущина «Народные основы искусства Древней Руси», завершенной в рукописи в 1944 г.

Ц. Г. Нессельштраус • Александр Сергеевич Гущин В 1946 г. А. С. Гущин возвращается в Академию художеств и читает на стар шем курсе факультета истории искусств «Историю эстетических учений» одновре менно с прежними своими курсами. В течение некоторого времени он совмещает это с лекциями в Москве, однако в августе 1948 г. был освобожден от должности в Академии художеств по болезни. С этого времени Александр Сергеевич Гущин покидает Ленинград. Он скончался в Москве 4 ноября 1950 г.

К. А. Гущин Александр Сергеевич Гущин (1902—1950).

Краткий очерк жизни и деятельности Александр Сергеевич Гущин родился 23 ноября 1902 г. в Пятигорске в семье городского архитектора-художника С. И. Гущина, выпускника Московского учи лища живописи, ваяния и зодчества. Окончив гимназию в Пятигорске, Александр Сергеевич в 1921 г. поступил в Киевский археологический институт, где в 1924 г. был оставлен в аспирантуре при кафедре искусствознания. В 1925 г. он был откоманди рован в Ленинград, в Институт истории искусств, где был утвержден аспирантом.

За время учебы в аспирантуре прошел полный курс этого института, получив второе высшее образование.

В 1928 А. С. Гущин защитил аспирантскую работу на тему «Древнерусский звериный стиль» и был назначен старшим научным сотрудником. Наряду с научно исследовательской работой в ГИИИ, он ведет ее также в Государственной академии истории материальной культуры, где с февраля 1934 г. становится старшим научным сотрудником и действительным членом Академии. В течение ряда лет Гущин читал лекции на Высших государственных курсах искусствознания, на искусствоведческом отделении филологического факультета ЛГУ и в ИЗОРАМе.

С начала 1935 А. С. Гущин назначен заведующим сектором изо Государственного института искусствознания, в том же году решением Высшей аттестационной комис сии утвержден в ученом звании действительного члена Института искусствознания и в ученой степени кандидата искусствоведения без защиты диссертации.

В 1936 г., в связи с расформированием Института искусствознания, А. С. Гущин был переведен в Академию художеств, где возглавил работу по организации и созданию факультета искусствоведения. В апреле 1937 г. он утвержден в звании профессора Академии художеств и назначен заведующим кафедрой искусства Древнего мира.

С августа 1937 г. по сентябрь 1938 г. совмещал заведование кафедрой с выполнением обязанностей первого декана искусствоведческого факультета. В 1939 г. был назначен заведующим кафедрой искусства Средних веков и Нового времени. В этом же году он становится членом Ленинградского отделения Союза художников.

© К. А. Гущин, К. А. Гущин • Александр Сергеевич Гущин. Краткий очерк жизни и деятельности Непосредственные участники тех дней вспоминают.

А. Л. Каганович:

«Меня всегда поражало и до сих пор остается загадкой то, что им было затеяно.

Имея за последние два десятилетия непосредственное отношение к факультету как преподаватель и отчасти как руководитель, я могу себе представить те трудности, с которыми столкнулся этот человек в самом начале.

Во-первых, особенностью этой организации было то, что Александр Серге евич привлекал к педагогической работе самых разнообразных преподавателей, прежде всего крупнейших специалистов Ленинграда, разных по темпераменту, по опыту, но широкое обращение к науке, искусствознанию отличало его всегда.

В этом он видел нечто ценное. Именно поэтому на курсах подготовки на факультет преподавали весьма и весьма достойные люди. Мы слушали лекции Тартаковской, П. Н. Шульца, Н. Н. Пунина, С. К. Исакова. И это было еще только на под готовительных курсах.

В результате этого эксперимента состоялся вступительный экзамен, которого сейчас нет, да и вряд ли его можно сейчас провести. Это был экзамен по всем основ ным разделам истории искусства. Мы сдавали экзамен П. Н. Шульцу, Н. Н. Пу нину, А. С. Гущину.

После того как из довольно большого количества поступавших образовались группы первого курса, начались систематические занятия, и мне опять-таки непонят но, как можно было их так талантливо организовать. Весь учебный процесс первого и второго годов обучения был прекрасно организован.

Александр Сергеевич всегда очень большое значение придавал классическому образованию. Он считал, что изучение истории и культуры античного мира — это основа, на которой способен сформироваться молодой специалист. С этой целью был создан цикл „Искусство античного мира“. Я назову эти дисциплины — они сегодня звучат несколько фантастично, если иметь в виду возможности нынешнего учебного процесса.

На 1—2-м курсах мы слушали историю античного мира, читал известный историк, профессор М. И. Ковалев;

историю античной литературы и античной мифологии читал профессор М. С. Альтман;

лекции П. Н. Шульца, тогда еще доцента, об античной живописи и скульптуре и профессора Я. Г. Гевирца об античной архитектуре;

историю вазовой живописи, читавшуюся А. А. Пере дольской;

специальный курс „Скульптура античных фронтонов“ и искусство Причерноморских колоний — А. П. Иванова, искусство Крита и Микен, чи тавшееся академиком Б. Л. Богаевским и т.п. Сейчас просто трудно представить, 32 К. А. Гущин • Александр Сергеевич Гущин. Краткий очерк жизни и деятельности кажется чистой фантастикой такого рода организация первого и второго курса.

И, тем не менее, это было так. И огромная, повседневная, всегдашняя забота Александра Сергеевича об учебном процессе, о воспитании. Причем какое-то очень серьезное, глубокое, „взрослое“ было к нам отношение, восприятие нас, своих учеников, почти как своих товарищей по искусству, науке. Такое качество было очень свойственно ему.

Гущин читал введение в курс изучения истории искусства и курс изучения перво бытного искусства. Сейчас... мы имеем большую библиотеку на эту тему. До войны же ничего подобного не было. Вышла книга Александра Сергеевича „Происхождение искусства“, и мы ее восприняли как праздник, радость, потому что это был редчай ший случай. И его занятия по введению и по курсу происхождения искусства были необычайно интересны и активны. В основе педагогики была постановка проблемы.

Мы это в какой-то степени утратили, и только сейчас постепенно стараемся придти к этому. В этой методике преподавания была правда.

Александр Сергеевич никогда не стоял на трибуне, никогда не читал ака демический курс. Он всегда вызывал слушателей на очень активное отношение к материалу.

Я должен сказать, что учитель есть учитель. Мы занимаемся у него, изучаем дисциплину, благодарим его, помним о нем, а к Гущину отношение какое-то особое, потому что это не просто человек, сыгравший значительную роль в определенный период твоей жизни — это очень авторитетный ученый, это очень большой педагог и большой друг. Его всегда не хватает, даже сегодня».

К. В. Корнилович:

«С особой силой и блеском организаторский и педагогический дар Гущина сказался при создании в стенах Академии художеств искусствоведческого фа культета. Он не просто был одним из тех, кто принимал непосредственное участие в организации факультета. Сказать так — значит, сказать до обидного мало.

Ибо именно Гущин набрасывал первые проекты рисовавшейся ему системы об учения на факультете, пекся об утверждении тех или иных курсов;

будучи деканом факультета, вел переговоры с преподавателями, большей частью проявлявшими такой же неподдельный энтузиазм в задуманном начинании, как и он сам;

свои ми, так сказать, руками „отбирал“ учащихся для первого набора, лично проводя предварительный коллоквиум, в дальнейшем присутствуя на всех вступительных экзаменах. Словом, профессор Гущин — фактический создатель факультета, во всяком случае, в том виде, в каком он существовал до Великой Отечественной войны, и об этом нельзя забывать.

К. А. Гущин • Александр Сергеевич Гущин. Краткий очерк жизни и деятельности Программа обучения была задумана очень широко и интересно. Парал лельно с курсами по истории и теории искусств шли объемнейшие курсы по истории и истории литературы всех времен и народов. Изучались два евро пейских, а для тех, кто собирался специализироваться по искусству античного мира, с IV курса добавлялись греческий и латынь. Сугубое внимание уделялось специальным дисциплинам: художественному анализу (курс его читался три года подряд), цветоведению, технике и технологии живописи, практическому рисунку и живописи и т.д. Гущин мечтал даже об ознакомлении студентов с началами скульптуры и архитектурного проектирования, справедливо полагая, что лишь тот искусствовед по-настоящему полноценен в своих суждениях, кто сам умеет держать в руках карандаш и кисть, резец и рейсфедер. Предполагалось также ввести курсы пластической и теории композиции (в связи с этим велись пере говоры с В. А. Фаворским). Можно только пожалеть о том, что столь четко продуманный, столь рациональный план по разным причинам до конца так и не был осуществлен.

Не менее поучительно и то, как было поставлено на факультете преподавание.

Я. Г. Гевирц, Г. Г. Гримм, М. В. Доброклонский, С. К. Исаков, М. К. Каргер, Н. Н. Пунин, П. Н. Шульц, Н. Д. Флиттнер, сам Гущин — какой блестящий состав профессуры! А ведь названы далеко не все. Гущин неустанно пекся о том, чтобы каж дый курс читался крупным специалистом. Даже небольшой, даже факультативный тридцатичасовой курс „Искусство Крита и Микен“ читал профессор Б. Л. Богаев ский, шедшую факультативно античную мифологию — профессор М. С. Альтман.

Достойно упоминания, что те же профессора читали и на подготовительных курсах, организованных при факультете с зимы 1937 г.

Те, кому посчастливилось учиться в те времена, навсегда сохранили благо дарное чувство к своим учителям, и прежде всего к А. С. Гущину. Он был не только превосходным лектором-преподавателем, но именно педагогом, заботливо следившим за духовным ростом своих питомцев, стремившимся развить художе ственный вкус, расширить их умственный кругозор. При всей занятости и частых недомоганиях он всегда находил время для беседы со студентами, будь то науч ные или даже личные дела. Не было случая, чтобы он не помог тому, кто в этом нуждался, добрым советом, а случалось, и чем-то более ощутимым. Профессор Гущин был необыкновенно хорошим человеком, всегда готовым протянуть другому руку помощи в трудную минуту. Его образ, яркий, многогранный, искрящийся талантом и вместе с тем удивительно человечный, навсегда сохранится в наших мыслях. И если нам, его непосредственным ученикам, и удалось сделать что-нибудь 34 К. А. Гущин • Александр Сергеевич Гущин. Краткий очерк жизни и деятельности полезное на избранном нами пути, то этим мы обязаны более всего Александру Сергеевичу Гущину».

Война застала А. С. Гущина, страдавшего тяжелой болезнью сердца, в сана тории Кисловодска. Вернуться в Ленинград в это время было уже невозможно, и он был направлен Комитетом по делам искусств в Самарканд на должность про фессора и заведующего кафедрой истории искусств Московского государственного художественного института, находившегося там в эвакуации. Позднее в Самарканд прибывает Академия художеств, вместе с которой в 1944 г. А. С. Гущин вернулся в Ленинград.

В 1948 г. состояние его здоровья значительно ухудшилось, и он был вынуж ден оставить преподавательскую работу. В начале 1949 г. решением Президиума Академии художеств СССР он приглашен для научно-исследовательской работы в Институт истории искусств в Москву. Здесь в 1950 г. в возрасте 47 лет А. С. Гу щин скончался.

А. С. Гущин — автор свыше 70 опубликованных работ. Круг его научных интересов был необычайно широк. Его интересовали вопросы происхождения ис кусства, древнерусское и западноевропейское искусство, народное творчество, про блемы самодеятельного и профессионального искусства. В конце 20-х — начале 30-х гг. он занимался изучением художественного оформления массовых праздников и самодеятельного искусства рабочих. Исследования, опубликованные в это время, были первыми и на много лет единственными попытками осмысления этих проблем и давно стали подлинными документами эпохи. В середине 1930-х гг. А. С. Гущин был инициатором перевода и издания ряда книг по различным вопросам культуры, вышедших под его редакцией и снабженных его вступительными статьями: Герберт Кюн «Искусство первобытных народов» (М. ;

Л., 1933);

Вольфганг Гете «Статьи и мысли об искусстве» (М. ;

Л., 1936);

«Дени Дидро об искусстве» (в 2 т., Л. ;

М., 1936). В 1934 г. в Ленинграде была опубликована книга А. С. Гущина «Парижская коммуна и художники».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.