авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Эхо далеких звезд //Издательство «МОДЭК», Воронеж

FB2: “Igorek67 ”, 2008-05-13, version 1.0

UUID: C59C799F-BBC3-4776-A882-370A76338887

PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012

Олег Пронин

Эхо далеких звезд (сборник)

В основе произведений, которые вошли в сборник научной фантастики «Эхо далеких звезд», лежит моя реакция на события, которые происходят сейчас на нашей планете и, в первую очередь, связанные с деятельностью человека. Казалось бы, успехи в развитии научно-технического прогресса, в познании природы, должны способствовать формирова нию у людей таких важных качеств как доброта, милосердие, ответственность за все живое на Земле. Однако этого не происходит. Насилие и жестокость продолжают оставаться спутниками человека, при этом, приобретая более страшные и жуткие формы, сравнимые лишь с диким феодальным обществом. Вместе с тем, из-за непродуманных действий лю дей, а чаще всего просто из-за банальной халатности происходят экологические катастрофы, приводящие к массовой гибели, как растений, животных, так и самого человека. При этом ценность человеческой жизни стала утрачивать свое значение. Причем, с каждым годом это становится все ощутимее. Иногда хочется крикнуть: «Люди, опомнитесь, что же вы делаете!?».

Олег Пронин ЭХО ДАЛЕКИХ ЗВЕЗД (сборник) ДУХИ ДУОНЫ Пологие,лица доледникового периода, широкойпланетесвоем существовании. Тогдаи эти горы были молодыми реки Шу.другихчьи остроконечныевскали заросшие густым лесом горы грядой тянулись вдоль левого берега глубокой и полноводной Их образование уходило ту да лекую пору когда на ходили предки мамонтов саблезубых тигров, да еще много животных, которые так и исчезли с земли, не оставив на ней даже намека о громадинами, стые вершины тянулись высоко вверх, почти до самых облаков. Однако время шло. Постепенно скалы разрушались. От них отрывались большие глыбы и скатывались вниз, где и засыпались оползнями и илом от часто выходившей из берегов реки Шу. С веками русло реки изменилось, отошло от гор, а сами они стали невысокими, приземистыми и заросли лесом, в котором водились животные — ровесники современного человека. Однажды в ненастную ночь произошло сильное землетрясение, и горы пересекла глубокая трещина, обнажив останки древних скал. Грунтовые воды и осадки быстро проточили сре ди каменных глыб небольшие пещеры, в которых и поселился древний человек, найдя в них убежище от холода и хищных зверей.

Племя лесных людей нооков появилось на берегах Шу сравнительно недавно, лишь немногим больше ста лет назад. Первые их поселенцы пришли сюда из далекой страны заходящего солнца, где всегда дует ветер и вздымает, огромные волны необъятная ширь соленой воды, за которой находится за гадочная и страшная Дуона — страна мертвых.

Ноокам сразу понравились удобные пещеры, да и место было подходящим — в лесах водилось много разного зверя, а река кишела рыбой. Постепенно численность племени росла, и пещер уже не хватало. Тогда люди расширяли их и рыли новые с помощью кремневых инструментов.

Ничто не нарушало мирной и спокойной жизни нооков. Но вот как-то, промышляя вдали от стойбища, охотники наткнулись на племя смуглых, низ корослых людей, говоривших на непонятном языке. В пищу, они употребляли сырое мясо, а в качестве одежды использовали грубо выделанные шкуры животных, набрасывая их на тело, как накидку.

Первая встреча с дикарями закончилась мирно. Тогда нооки подарили им двух убитых оленей и несколько кремневых ножей. Но на этом добрые отно шения закончились. Когда дикари узнали дорогу к пещерам, они начали воровать у нооков женщин и детей, подкарауливая их в лесу. И даже как-то раз напали на стойбище, когда основная часть мужчин была на промысле. К счастью, вылазку дикарей удалось отразить, но несколько нооков погибли в этой схватке. Пришлось лесным людям постоянно держать в стойбище охрану из двух-трех десятков сильных воинов. А однажды, охотясь в верховьях Шу, они сами поймали трех карликов — двух мужчин и женщину. Полуживые от страха дикари даже не пытались бежать. Озлобленные нооки хотели тут же прикончить их. Но жалкий вид и смертная тоска в глазах этих маленьких смуглых людей так подействовали на охотников, что молодой вождь но оков Туан-Ота решил не убивать дикарей, а взять с собой в стойбище. «Пусть помогают женщинам, да и сами кое-чему научатся, хотя бы одежду шить, — думал он, глядя на жалкие лохмотья карликов, а нам пора уходить. Охота была удачной и мяса хватит надолго, только надо его быстрее вялить, иначе пропадет». Охотники добыли около трех десятков оленей и примерно вдвое больше косуль.

— Все, возвращаемся! — дал команду вождь.

Взвалив убитых животных на плечи, нооки направились к стойбищу. Предстояло пройти два дневных перехода, но из опасения, что добыча начнет портиться, Туан-Ота торопил товарищей.

День шли почти без остановок. Сделали небольшой привал у ручья, чтобы напиться и съесть по куску жареного мяса. Дикари, хоть и были без покла жи, с трудом успевали за нооками. Бежать они не пытались.

К вечеру, миновав равнинную местность, охотники подошли к подножию гор. В это время небо затянуло тучами, и начался дождь. Шедший впереди отряда Туан-Ота, оста¬новился.

— Сейчас будет ливень, — сказал он, с тревогой посмотрев вверх, — надо идти к горе Духов, там укроемся в пещере.

При упоминании о горе Духов охотники испуганно пере¬глянулись, но возразить вождю не посмели. С давних времен гора Духов пользовалась у лес ных людей мрачной славой. В ней находилась огромная пещера с исключительно ровными стенами, покрытыми странным льдом. Лед был достаточно толстым и никогда не таял, даже в самое жаркое лето. Нооки не знали — какая глубина пеще¬ры, ибо входить в нее боялись. Старики говорили, что там живут страшные духи Дуоны — пожиратели людей. По ночам духи вылетают из пещеры, встретив человека, нападают на него и убивают, а душу утаски вают в страну мертвых. Упоминание о горе Духов всегда вызывало у нооков панический ужас. Даже самый смелый охотник, оказавшись вблизи горы, старался как можно быстрее уйти от опасного места. Матери пугали ее своих непослушных детей. Вот почему от слов Туан-Оты суеверный страх охватил охотников, но перечить вождю никто не рискнул.

Едва отряд подошел к пещере, как дикари упали на землю и громко завыли, повторяя:

— Чу! Чу!

Нооки пытались поднять их, тыча в спины тупые концы копий. Но это оказалось бесполезно. Вращая белками округлившихся от страха глаз, пленни ки показывали на вход в пещеру, на мертвых оленей и на себя, продолжая повторять слово — чу.

«Видимо, на языке дикарей, чу — означает дух смерти», подумал Туан-Ота.

— Ничего, ничего, — постарался успокоить он карликов, — далеко вглубь пещеры мы не пойдем, заночуем у самого входа, чтобы только укрыться от дождя.

Сам Туан-Ота уже давно сомневался в существовании, каких либо духов, злых или добрых. Пытливый ум вождя часто старался найти ответы на мно гие неясные явления, происходящие в природе, и каждый раз заходил в тупик, не в силах ответить ни на один из возникших вопросов. Но он понял од но — все явления в природе взаимосвязаны и им обязательно что-то должно предшествовать. Человек зачастую это не замечает, но животные, птицы, рыбы, насекомые и даже растения по своему реагируют, надо только за ними внимательно наблюдать. И все эти явления происходят не по воле злых или добрых духов, а по причине каких-то иных сил, скрытых в самой природе. Но вот только каких? О своих мыслях вождь никому не говорил из опасения поссориться с носителями веры.

Спокойная, уверенная речь вождя подействовала на дикарей. Они замолчали и, поднявшись с земли, пошли за нооками, однако все еще ежась от стра ха. Но, когда охотники разделали тушу оленя и дали им по куску сырого мяса, карлики полностью успокоились. Сами же нооки развели костер и жарили мясо на огне. Ночью, когда усталые люди забылись крепким сном, Туан-Ота взял несколько смоляных факелов и пошел вглубь пещеры. Вернулся он толь ко под утро, и никто из охотников не заметил его отсутствия.

Имя Туан-Ота у лесных людей означает — сын Луны. Его вождь получил, когда появился на свет. В ту летнюю ночь стояла тихая погода, и сверху смот рел на мир задумчивый лик великой богини тьмы, издавна почитаемой нооками. Молодой Туан-Ота громко плакал, и женщины племени вынесли его из пещеры. Увидев Луну, мальчик замолчал. Причмокивая пухлыми губенками, он протянул к ней руки.

С малых лет сын Луны заметно отличался от своих сверстников, и не только силой, выносливостью, но и сообразительностью, умением быстро нахо дить правильные решения в любой, даже самой сложной ситуации. Ему всегда везло. Охота или рыбная ловля с участием Туан-Оты, как правило, были удачными. Суеверные лесные люди видели причину его успехов в покровительстве богини тьмы. Имен¬но из-за этого в двадцать три года сына Луны из брали вождем племени нооков, самым молодым вождем за всю историю их существования.

Когда Туан-Ота стал во главе лесных людей, их племя начало быстро расти. Голод перестал посещать стойбище, и женщины рожали крепких и здоро вых детей. Наблюдая за поведением животных, птиц и насекомых, сын Луны определял, где и на какого зверя лучше охотиться, в каком месте лучше ло вить рыбу. Нооки любили и уважали вождя. Но чем больше они это делали, тем сильнее ненавидели его носители веры. С приходом к власти Туан-Оты к ним уже редко кто обращался за помощью. Авторитет носителей веры стал падать. Даже сам сын Луны звал их на совет старейшин лишь из приличия.

Выслушав же, все делал по-своему, и как назло им, успех сопутствовал ему. Люто ненавидя молодого вождя, носители веры панически боялись его. Ино гда, сидя возле костра в своей пещере, они обсуждали планы — когда и каким образом погубить сына Луны. Но так и не рискнули осуществить свои за мыслы. Авторитет Туан-Оты, а главное, боязнь гнева богини тьмы удерживали носителей веры от покушения. И они решили ждать удобного случая, что бы погубить вождя руками самих же нооков. И этот случай представился.

Конец лета выдался на редкость жарким. Давно на небе не было облаков, и каждый день с утра и до вечера солнце пекло немилосердно. Не получая до ждей, земля во многих местах покрылась трещинами, и обычно многоводная Шу так обмелела, что начало обнажаться дно. Вода сделалась очень теплой и стала пахнуть гнилью. Вся крупная рыба ушла в глубокие ямы, где били прохладные ключи, и ловить ее стало невозможно. Выгорели и пришли в негодность привычные пастбища оленей и косуль. Единственным мес¬том, где еще оставались островки зеленой сочной травы, были луга возле большой топи, и стада животных потяну¬лись в ту сторону. Перед племенем нооков возникла угроза голода.

В один из вечеров, когда солнце скрылось за вершинами гор и духота понемногу начала спадать, Туан-Ота созвал «Большой Совет» пригласив на него всех старейшин и носителей веры. Совет проходил в пещере вождя, обсуждался всего один вопрос — как спасти людей племени от голодной смерти. Ту ан-Ота сидел на большом камне, покрытом шкурой медведя. По традиции Слева и справа от главы племени стояли с копьями два огромных воина-тело хранителя. Старейшины и носители веры молча входили в пещеру, прикладыванием ладони левой руки ко лбу приветствовали вождя, а затем рассажи вались по обе стороны от него, образуя правильный круг, в центре которого, в специально вырытом углублении горел костер. Молодой юноша из числа телохранителей периодически подбрасывал в огонь смолистые сучья и сухой валежник. При этом языки пламени то замирали, погружая в мрак нехит рое убранство жилища сына Луны, то весело разгорались, потрескивая и взмывая вверх, озаряя заросшие угрюмые лица старейшин и носителей веры.

Стены пещеры пестрели рисунками, изобра¬жавшими сцены охоты нооков на животных, а так же ликами добрых духов — покровителей племени. Пря мо над головой Туан-Оты смотрело на присутствующих лицо богини тьмы — священной матери вождя. В дальнем углу, на грубо выделанной шкуре ле жало оружие — каменные топоры, деревянные дубины и копья с костяными и кремневыми наконечниками. Когда все собрались, Туан-Ота встал с камня.

— Нооки, рыба ушла от берегов, животные покинули лес, в котором мы живем и охотимся. Большой голод, много лет, не посещавший наше стойбище, приближается. Вяленого мяса осталось на пять-шесть дней. Что будем делать? Пусть скажет каждый.

— Да что тут говорить, — поднялся один из старейшин, — олени идут на большую топь, надо всем племенем идти за ними. Надо, надо идти, — одобри тельно зашумели старей¬шины.

— А что думают носители веры, — спросил вождь, заметив, что ни один из них не проронил ни слова. — Что говорят им духи?

— Духи говорят нам, — прошамкал беззубым ртом тощий, сгорбленный старик, весь обвешанный амулетами из когтей и зубов животных, — надо оста ваться здесь и ждать прихода дождей. Тогда вернутся на свои пастбища олени, подойдет к берегу рыба, и промысел вновь будет удачным. Если же идти на топь, то надо принести большую жертву. Нооки знают, глубоко в трясине живет желтый дух болота Гемес со своей страшной дочерью Боргуной, у ко торой голова с уродливым лицом женщины, а тело огромной лягушки, покрытое омерзительными бородавками. Она утаскивает в топь моло¬дых охот ников, там чарами заставляет разделить с ней ложе, а затем пожирает. Сам Гемес вселяется в людей, и они умирают в страшных мучениях. Дух болота любит свою дочь Боргуну, и если мы принесем ей жертву, то он смилостивится и пошлет нам удачу. Этой жертвой должен стать самый умный, сильный и красивый ноок. Это ты, вождь Туан-Ота. Только ты можешь спасти племя.

Старик замолчал. В пещере стало тихо, слышалось только потрескивание сучьев в костре. Туан-Ота понял хитрую уловку носителей веры. «Вот, зна чит, как они хотят от меня избавиться», — подумал вождь, но не проронил ни слова, ни один мускул не дрогнул на его лице. По законам племени — он уже не хозяин своей жизни, все будет зависеть от того, что решат старейшины.

Громадный ноок со шрамом на лице вскочил с места.

— Нет! крикнул он, — не дадим Туан-Оту Боргуне! Обойдется проклятая лягушка. Лучше я возьму самых сильных и выносливых охотников, и мы пой дем на большую топь. От нее до реки Шу один дневной переход. Из стволов деревьев и камыша мы построим плоты и будем переправ¬лять добычу по во де, течение реки поможет нам. А если мне встретится Гемес со своей лягушкой, я разобью им головы вот этой палицей, — и ноок поднял огромную дуби ну из корня дуба.

«Молодец, сын Рыси, — одобрительно думал Туан-Ота, слушая ноока. Молодой старейшина словно читал его мысли. — Именно таким образом можно спасти племя. Уходить отсюда нельзя — после жары начнутся холода, такие же страшные, как и голод. А как спасти женщин и детей от волков, которые уже собрались в большие стаи и наглеют с каждым днем? Только стены пещер защитят от них. Даже дикарей можно не опасаться. Сейчас их племя ушло куда-то на восток, и большой охраны стойбищу не потребуется. Оставаться же здесь всем — тоже нельзя. Это верная голодная смерть».

Когда сын Рыси замолчал, многие старейшины, те кто был помоложе, поддержали его. Но почти добрая их половина разделила мнение носителей ве ры. Начался спор. Дело чуть не дошло до потасовки. Туан-Ота, долгое время хранивший молчание, вынужден был вмешаться.

— Нооки! идите в свои пещеры. Пусть каждый из вас за ночь хорошо обдумает, а утром приходите и приносите с собой камень белый или черный и положите на эту шкуру. Если белых камней окажется больше то будет так, как сказал сын Рыси, если черных, то я выполню волю носителей веры. Ста рейшины перестали спорить, все согласились с вождем и начали расходиться. Было уже за полночь и у входа в каждую пещеру горел костер, отпугивая хищников, чьи жадные глаза зелеными огоньками мелькали среди деревьев. Сына Рыси Туан-Ота попросил остаться.

Когда жилище вождя опустело, он велел телохранителям выйти наружу, встать у входа в пещеру и никого не впускать. Кивнув сыну Рыси, чтобы тот следовал за ним, Туан-Ота зажег от костра смоляной факел и пошел вглубь пещеры. Подойдя к дальней стене, он отодвинул тяжелый камень и достал из небольшой ниши плоский прямоугольный предмет.

— Что это? — сын Рыси в недоумении смотрел на Туан-Оту.

Сейчас все расскажу. Говорить я буду долго, поэтому садись и слушай. — Сам он сел напротив ноока, и сын Рыси услышал странный рассказ Еще неиз вестно, что произойдет завтра, останусь я в живых или нет. Смерти я не боюсь, страшно то, что она будет бессмысленной. Убеждать в этом носителей ве ры бесполезно. Они только и ждут случая, чтобы избавиться от меня. Думаю, сейчас им это удастся, поэтому и хочу посвятить тебя в тайну, которая не должна умереть. Этот предмет я нашел в пещере на горе Духов. Однажды с отрядом охотников мы укрылись в ней от дождя, а заодно и заночевали. С на ми находилось трое дикарей, пойманных в верховьях Шу. Удивил меня панический страх карликов, когда отряд подошел к пещере. С большим трудом удалось их успокоить. Когда все уснули, я решил осмотреть пещеру. Ведь должен же страх дикарей иметь какую-то причину. Взяв факел, я пошел вглубь пещеры. В самом ее конце ход сильно расширился, и прямо перед собой я увидел огромные гладко отполированные камни. Форма их была округлой и со вершенно одинаковой, как если бы из глины вылепить шар, а затем сдавить сверху и снизу. Так примерно выглядели эти камни, но были очень больших размеров. Я долго бродил вокруг сплющенных шаров и нашел вот этот плоский предмет. Трудно сказать, из чего он сделан, из кости или из камня? Но, скорее всего ни из того и ни из другого. Самое странное вот что. — Вождь надавил на одну из широких граней предмета, которая тут же засветилась и на ней появилось изображение. Сын Рыси вскрикнул от удивления.

Возле стройных деревьев, покрытых густой кроной незнакомых зеленых листьев и ярких цветов, стояли люди с голубым цветом кожи и большими глазами, чуть ли не вполовину лица. Одеты они были не в шкуры, а во что-то белое, свободно облегавшее тело и о чем-то оживленно беседовали. Их язык не был похож на язык людей, а больше напоминал воркованье лесных голубей и отличался какой-то особой мягкостью и мелодичностью. Казалось, что его звуки проникают в самую душу.

— Я уже который раз наблюдаю это, — сказал Туан-Ота. — картина возникает всегда, как только надавишь на грань, и все одно и тоже.

— Это духи Дуоны, — прошептал оробевший сын Рыси. Его воинственный пыл пропал, и огромный ноок смиренно приложил ладони к груди — знак приветствия божества.

— Нет, не духи, — возразил Туан-Ота, к удивлению сына Рыси, не проявляя и тени страха. — Носители веры утвер¬ждают, что духи никогда не бывают в образе людей. У них может быть человеческая голова, иногда руки или ноги, но не все тело, как у этих с голубой кожей.

Сын Рыси не ответил вождю. Он с тревогой смотрел на изображение и ему вдруг показалось, что слова Туан-Оты рассердили голубокожих духов, сей час грянет гром и убьет их обоих. Но гром не грянул, а духи продолжали мирно беседовать.

— Тогда кто они, если не духи? — все еще дрожащим голосом спросил он вождя.

— Не знаю. Я много раз задавал себе этот вопрос, не в силах найти ответ. Кто эти люди? Как попали они в этот предмет и оказались в пещере Духов? В этот момент картина изменилась. На изображении появился шар, очевидно, очень больших размеров, даже больше, чем сама гора Духов. Он стоял на ровной поверхности, а вокруг летали плоские дискообразные предметы, похожие на сплющенные шары. Несколько десятков таких шаров находилось на земле, возле большой группы голубокожих людей, поведение которых было таким, словно они надолго прощались друг с другом. Оба ноока видели трога тельные объятия и рукопожатия. Затем группа разделилась. Часть людей осталась стоять, а другие вошли вовнутрь сплющенных шаров, которые тут же поднялись в воздух.

— Это они! Они! — крикнул Туан-Ота, вскочив на ноги и рукой показывая на шары. — Это они находятся в пещере Духов! — Голос вождя дрожал. Он взял предмет с изображением и нечаянно выронил его. Тотчас раздался тонкий звук, похожий на писк комара. Сын Рыси тоже вскочил, с испугом глядя на Туан-Оту. А через несколько минут в пещеру вбежал воин-телохранитель с глазами круглыми от страха.

— Та-ам ду-хи-и! — выдавил он, заикаясь.

Снаружи уже раздавался шум и крики, нооков. Схватив копья, Туан-Ота и сын Рыси выскочили из пещеры.

Низко над землей, почти касаясь верхушек деревьев, кружилось пять сплющенных шаров, которые в далеком будущем люди назовут летающими та релками. С неба светила полная Луна, и тарелки были хорошо видны.

— Духи Дуоны! срывающимся голосом крикнул сын Рыси, став белым как снег. — Мы разгневали их, Туан-Ота, теперь они убьют нас! — Он упал на землю, закрыв голову руками, словно ждал страшного удара.

Духи! Духи! — истошно вопили носители веры. — Им нужна большая жертва!

Все племя выбежало из пещер. Люди падали на землю в ожидании смерти. Плакали дети, истерически кричали матери, прижимая их к себе. Лица мужчин были искажены от страха. Только один ноок — вождь Туан-Ота — стоял во весь рост и спокойно наблюдал за летающими тарелками.

Робот Н-Ко снизил свой микрональ до десяти метров.

— Мы зря показались им, — сказал он. — Судя по реакции чомов, нас опять принимают за богов. Тогда как они догадались включить сигнал вызова?

Скорее всего, это произошло случайно, а чомы так и не поняли, что мы роботы с погибшего звездолета торян. Да, пройдет еще много поколений, прежде чем они смогут уяснить — кто мы такие. Сейчас надо уходить и искать другое место обитания. Торяне запретили входить в контакт с чомами, чтобы не вызвать внешних возмущений в ходе развития их интеллекта. Принимая нас за богов, они сдерживают свое познание о природе. Мы и так уже своим по явлением отбросили их в развитии на несколько поколений назад.

— Подожди, Н-Ко, — прервал товарища робот Л-Он, — по-моему, у них что-то произошло. Мозг чомов излучает не только сигналы страха, но и како го-то бедствия. Особенно вон тот стоящий чом. Составляющая страха в сигнале его мозга вообще отсутствует. Но, зато… Вот, есть! У них большая засуха, завяли растения, и ушли животные. Чомов ожидает гибель от голода. Сейчас им нужны водяные осадки, много осадков.

Пять микроналей роботов резко взмыли вверх на сотню метров и замерли.

— Так уходить нельзя, — сказал Н-Ко, — их надо спасать. Когда после аварии торяне покидали Землю, уводя опасный корабль, излучавший лучи смер ти, чтобы взорвать его в космосе, Эолла просила если чомам будет угрожать гибель от стихии и они окажутся бессильными против нее, то им надо по мочь. В другие дела чомов не вмешиваться. Это нарушит гармонию развития их разума.

Микронали роботов веером разлетелись в разные стороны.

— В пятистах километрах западнее пещер чомов большое скопление влажного воздуха, — доложил товарищам Н-Ко, — но ветер несет его в сторону.

Все ко мне, меняем направление ветра.

С западной стороны в направлении пещер нооков стали появляться области горячего воздуха. Они возникали периодически и волнообразно двига лись к востоку. Теплые потоки быстро поднимались вверх, а их место занимал холодный воздух, насыщенный парами воды. Когда он достиг окрестно стей Шу, пять летающих тарелок на большой скорости распыляли в нем охлажденную пыль, конденсируя на ней капли дождя.

К утру над стойбищем нооков разразился мощный ливень.

Туан-Ота ловил ртом холодные дождевые струи. Шкура барса, которой был укрыт вождь, вся промокла, но он не обращал на это внимания. Ему вдруг почудился далекий замирающий крик, похожий на воркование лесного голубя. Огромная радость спасения сменилась грустью. Он смотрел в небо, в на дежде увидеть там летающие тарелки, но они не появлялись. Два телохранителя принесли сухую шкуру, с недоумением глядя на вождя. «Почему он та кой мрачный, когда все племя радуется. Ведь духи оказались добрыми и спасли нооков от смерти».

УБИЙЦЫ ИЗ КОСМОСА Солнце поднялось к зениту.не половины туши, поэтомукогда громадный кракс, предок пещерногоолень вылезПрошлой ночью краксотубил крупного оле Стояла невыносимая жара, льва, из своего логова. Лениво поводя боками и низко опустив голову, он спеша, побрел к зарослям колючего кустарника, за которым протекал ручей.

ня-рогача и сразу съел больше сейчас его мучила жажда. Недоеденный все еще лежал неподалеку входа в пещеру и возле него кругами ходили несколько шакалов и два волка. Звери хорошо знали свирепый нрав льва, и поэтому, издали, поглядывая на лакомые куски и, облизываясь, не решались подойти. Заметив появившуюся из-за камней гривастую голову, они сразу же бросились наутек. Кракс не стал преследовать хищников, а только проводил их сердитым взглядом желтых глаз.

Он не любил шакалов. Эти твари вечно путаются под ногами и дурно пахнут.

Возле кустов лев остановился. Приподняв голову и навострив уши, он начал принюхиваться, шумно вдыхая горячий полуденный воздух. Ноздри зверя то и дело расширялись, пытаясь уловить подозрительные запахи. Однако пахло только зноем и цветами распустившейся рахии, и вокруг было спокойно, если не считать крика и визга чунгов — небольших короткохвостых обезьян, непрерывно снующих по веткам гигантских олигрий. Чунги большую часть жизни проводят на земле, но при малейшей опасности, мигом взбираются на деревья.

Обезьян кракс не любил еще больше чем шакалов. В дневные часы они всегда досаждают ему своим криком, мешая спать, а как добыча — не представ ляют интереса, ибо поймать юркого чунга очень трудно.

Выпрямив передние лапы, кракс с наслаждением потянулся. Затем зевнул, обнажив страшную пасть с острыми клыками, и, тряхнув густой гривой, направился к ручью, осторожно ступая по нагретым камням. Однако, уже через несколько шагов, он остановился, настороженно поводя ушами и беспо койно озираясь. Где-то сверху появился незнакомый свистящий звук. Усиливаясь, он быстро превратился в леденящий кровь, жуткий рев. И могучий зверь испугался. Круто развернувшись, лев огромными прыжками бросился к логову.

Когда он достиг пещеры, звук замер и лишь многократное эхо продолжало вторить в горах. Низко пригнувшись к земле, кракс укрылся за большим гранитным выступом скалы.

Время шло, но страшный звук больше не повторялся. Приподняв голову, лев прислушался. Затем понюхал воздух и, окончательно осмелев, выглянул из-за скалы. Но чудовища, которое наверняка должно быть очень крупных размеров, нигде не было, лишь высоко в небе висел большой серебристый шар.

Медленно снижаясь, он скрылся за вершинами гор.

Не обнаружив опасности, грозный житель пещеры вышел из укрытия. Лес наполнился шумом и гомоном. Его встревоженные обитатели орали и гал дели на разные лады. Громче всех кричали чунги. Шерсть на их загривках стояла дыбом, короткие хвосты воинственно поднялись, и казалось — обезья ны кому-то грозят. Несколько чунгов спустились на землю, но, заметив льва, тотчас забрались на деревья.

Не обращая внимания на орущих обезьян, кракс заспешил к ручью. На берегу, он остановился, и, прежде чем утолить жажду, еще раз внимательно осмотрелся. Затем, наклонившись к воде, начал с удовольствием лакать, сильно высовывая шероховатый розовый язык. В этот момент в ноздри ему уда рил резкий неприятный запах, похожий на запах прелых листьев. Подняв голову, зверь замер. По руслу ручья, прямо на него двигалась полоса багрового тумана, из которого то и дело раздавалось чавканье, словно там находилось большое стадо диких свиней. Туман быстро приближался. Опыт матерого хищника подсказал краксу — перед ним опасность. Сделав громадный прыжок, он сразу оказался возле колючего кустарника. Затем, не разбирая дороги и не оглядываясь, помчался к логову, чувствуя, как за ним все сильнее и сильнее раздается чавканье. Возле входа в пещеру лев остановился и повернулся в сторону леса. Там, внизу под деревьями, клубился розовый туман, в который, как гроздья винограда, с протяжным воем падали чунги.

Туман поглощал их, громко чавкая и брызгая кровью. От дурманящего запаха сознание кракса помутилось и он, глухо зарычав, опустился на землю. С большим усилием, приподняв отяжелевшую голову, увидел в небе удаляющийся серебристый шар.

Директор медного горно-обогатительного комбината Николай Иванович Попов уже несколько часов сидел в своем кабинете сверяя данные ленты ЭВМ с графиком геолокации. Его лицо, всегда строгое и сосредоточенное, по степенно принимало довольное выражение. «Холод» сомнений, еще с утра поселившийся где-то в глубине души, уходил. Оторвавшись от расчетов, Николай Иванович встал из-за стола и несколько раз прошелся по кабинету, возбужденно потирая руки.

Несомненно, анализы сейсмических исследований медного рудника подтверждают его догадку — под пластом руды находятся залежи люминита, ме талла, по прочности не уступающего лучшим сортам стали, а по легкости — титану. Ранее единственное на Земле небольшое месторождение люминита было найдено геологами на севере Камчатки. И вдруг, такая удача!

Попов взял ленту расчетов и подошел к окну.

— Все хорошо, — думал он, всматриваясь в колонки цифр, — вот только, что-то неясно с третьим участком.

Кривые волн сильно искажаются, словно чего-то огибают. Но ведь уже установлено, в этом месте нет плотных аномалий. Неужели ошибка в расчетах?

Если так, то придется повторить изучение третьего участка.

Сев за стол, директор нажал на кнопку электронного секретаря. На экране дисплея появился перечень вопросов, которые ему предстояло решить.

Их было много, и располагались они по степени важности. Николай Иванович на миг задумался, затем решительно нажал еще одну кнопку.

— Юрий Петрович, — вызвал он на связь своего заместителя, — зайди ко мне.

Юрий Петрович Малышев хоть и сомневался в гипотезе Попова, но работал добросовестно. По заданию Николая Ивановича он измерил искажения магнитного поля Земли в различных районах рудника, просчитал на ЭВМ и составил график так называемых «блестящих точек». Они-то и натолкнули Попова на мысль о возможности существования люминита под пластом медной руды.

— Юрий Петрович! — поднялся директор, увидев Малышева в дверях. — Я только что изучил документы сейсмического исследования рудника. Дан ные анализа и теоретических расчетов почти полностью совпадают, вызывает сомнение третий участок. Вот смотри, — показал он на график, — здесь сейсмические волны обходят какую-то странную аномалию. Насколько мне известно, подобное явление в природе не должно существовать. Видимо, где то в расчетах закралась ошибка!

— Николай Иванович, ошибки быть не может, — поправляя очки, уверенно заявил Малышев, — программу составлял я сам, и, прежде чем ввести в ма шину, проверил несколько раз. Так что ручаюсь!

— В таком случае, что там может быть?

— Трудно сказать. Но, по всей видимости, придется повторить изучение этого участка.

— Другого выхода нет, — согласился Попов.

— В таком случае, Николай Иванович, я сейчас еду на карьер и начну готовить шурфы для зарядов.

— Нет, Юрий Петрович, — покачал головой директор, — ты оставайся здесь за меня, работы хватит, — кивнул он на дисплей, — а на третий участок по еду я. Сам хочу определить места для взрывов.

К третьему участку Николай Иванович подъезжал, когда до обеденного перерыва рабочей смены оставалось чуть больше часа.

— Отлично, — подумал директор, посмотрев на часы, — как раз хватит времени для разметки шурфов, а после обеда сразу приступим к бурению.

Но тут он заметил, что на дне карьера что-то неладное. Там, где обычно велась погрузка руды, застыла стрела экскаватора, а перед отвалом пустой по роды скопилось до десятка порожних самосвалов. Возле ямы, куда был опущен ковш экскаватора, стояла группа людей.

— Неужели что-то случилось? — с тревогой подумал директор, сбавляя скорость. Сразу свернув влево, он осторожно начал спускаться по крутому скло ну, объезжая каменные насыпи. Возле самосвалов остановился и, выйдя из машины, быстрым шагом направился к горнякам.

— Точно вам говорю, это могут быть только окаменевшие яйца динозавров, — донеслось до Попова. По голосу он узнал молодого экскаваторщика Женю Миронова.

— У них кладка, полная аналогия с черепахами, — не унимался Женя, и добавил, — интересно, сколько же миллионов лет они здесь пролежали?

— Какая кладка? Какие динозавры? — выходя из-за машин, сердито спросил директор. Все замолчали, а Женя, кивнув головой в сторону ямы, ответил:

— Николай Иванович, точно динозавры, вон там!

Приблизившись к краю ямы, Попов посмотрел вниз и увидел на дне предметы похожие на шары. Они были бурого цвета и имели диаметр чуть боль ше метра. Из земли выглядывало восемь таких шаров.

Мм-да! — с заметным удивлением произнес Николай Иванович, разглядывая шары. Он сразу забыл, что лишь минуту назад собирался отругать горня ков за простой. — Говоришь динозавры? А ведь вполне возможно! — и, повернувшись к рабочим, продолжал, — это уникальная находка. Насколько мне известно, история такого случая не знает. Короче говоря, надо срочно вызывать палеонтологов, они-то уж окончательно разберутся. Вас, ребята, попрошу, ничего не трогать, сами понимаете, а я сейчас позвоню в геологоуправление.

— И Николай Иванович почти бегом направился к машине. Чтобы позвонить, надо было проехать до домика отдыха рабочей смены, который нахо дился в пятистах метрах, возле самого спуска в карьер. Там был телефон.

По дороге Попову пришла мысль: «А не могут ли яйца динозавров участвовать в отражении сейсмических волн? Во всяком случае, это надо прове рить.»

Когда машина директора уже поднялась по склону карьера, один из водителей самосвалов, одетый в синий комбинезон, предложил:

— Ребята, давайте разобьем одно яйцо? Вон то, крайнее. Я думаю, в нем наверняка находится маленький динозавр. Хоть посмотрим, какой он. Жень, ну чего стоишь? Заводи экскаватор и ковшом его сверху… — Нет, — Женя отрицательно покачал головой, — не надо, ведь это историческая находка, и ты сам слышал уникальная.

— Ну и что из этого, не унимался обладатель синего комбинезона, — все равно приедут палеонтологи, заберут всю кладку, вскроют ее у себя, а мы так ничего и не увидим. Да, к тому же если бы одно яйцо было, а то вон их сколько!

Женя стоял в нерешительности. «Действительно, — подумал он, одним яйцом меньше, одним больше, что это изменит».

— Ладно, — махнул он рукой, — иду заводить! В это время директор комбината уже звонил палеонтологам. Когда Николай Иванович увидел бурые ша ры, сразу вспомнил свои студенческие годы в горном институте и кафедру палеонтологии, которой в то время руководил известный на весь мир уче ный-палеонтолог профессор Петр Васильевич Иванов. Еще на втором курсе, при прохождении практики в горах Тянь-Шаня, счастливый случай свел сту дента Попова с профессором Ивановьм. Тогда Николай Иванович проводил исследования русла высохшей реки и нашел на дне окаменевшие останки животного величиной с собаку. Как оказалось, это был один из предков семейства псовых, зверь, вымерший почти два миллиона лет назад. Вот тогда Петр Васильевич и предложил Попову серьезно заняться палеонтологией.

Николай Иванович хорошо помнил его слова, сказанные во время беседы у ночного костра: «Палеонтология, Коля, наука очень увлекательная. И по верь мне, тот, кто ее поймет, полюбит, будет по-настоящему счастливым человеком. Вот даже, к примеру, когда палеонтологи изучают поверхность Зем ли или ее недра, то знаешь, что они там видят? Видят они там страницы интереснейшей книги, жизнь планеты в далекие, далекие времена. И кому уда ется «прочитать» в этой книге что-нибудь новое, будет чувствовать себя первооткрывателем».

Жизнь уготовила Попову другую судьбу. Он не стал палеонтологом, но близкое знакомство с профессором Ивановым не прошло бесследно. Николай Иванович перенял от ученого ненасытную жажду к познанию земли и огромную любовь к исследованиям. И даже, когда Петр Васильевич перевелся в Москву, став членом Ученого Совета, он не терял с ним связь. Вел активную переписку, а, бывая в столице, обязательно находил время, чтобы навестить своего старого учителя. Будучи заместителем, а впоследствии и директором крупнейшего в стране медного комбината, Попов присылал ученому интерес ные находки, которые иногда обнаруживали в карьерах — ископаемые кости, окаменелости, редко встречающиеся минералы и образцы горных пород. А вот три дня назад профессор Иванов сам прилетел из Москвы с группой ученых. На третьем участке рудника нашли ребро древнего животного, с застряв шем в нем куском металла. Как показал радиоизотопный анализ — кость пролежала в земле более миллиона лет и, по мнению ученых, металл был вне земного происхождения.

Из-за занятости, Николай Иванович не мог увидеться с профессором, но несколько раз говорил с ним по телефону. Иванов знал о гипотезе Попова и с большим интересом относился к его исследованиям. В свою очередь, он обещал поделиться с Николаем Ивановичем своими соображениями по одному важному вопросу. Как оказалось, металл, застрявший в ребре древнего животного, являлся сплавом хрома, люминита и еще одного вещества, на Земле пока неизвестного. В конце концов, они условились — этим вечером встретиться в квартире Попова и, за чашкой чая, обо всем поговорить.

В трубке долго раздавались гудки. Затем грубоватый мужской голос произнес:

— Слушаю профессор Иванов!

— Здравствуйте, Петр Васильевич! Попов беспокоит.

А, Коля! Здравствуй! Признаться, я к вечеру ждал твоего звонка.

Стряслось чего?

— Да, да, Петр Васильевич, именно стряслось! Тут такое событие! Одним словом, у меня для вас сюрприз.

— Сюрприз?! И какой же?

— Только что мои ребята откопали окаменевшие яйца динозавров. Большие, больше метра в диаметре, и целых восемь штук!

— Яйца динозавров!? Что ты говоришь! — голос профессора заметно дрожал. — Это же надо, просто уму непостижимо! И где они?

— На руднике, на дне карьера третьего участка.

— Опять третий участок! Ну и везет же ему! Коля, очень прошу, пусть никто ничего не трогает. Сейчас вся наша группа вылетает к вам на вертолете.

— Не волнуйтесь, Петр Васильевич, я уже прекратил все работы, — успокоил профессора Попов, но, повернувшись к окну, увидел, что стрела экскава тора перемещается из стороны в сторону.

— Ах, вы… — в сердцах выругался он, — ведь просил же, ничего не трогать.

И тут Николай Иванович увидел такое, что волосы на его голове зашевелились. Из ямы, где лежали яйца динозавров, поднимались клубы густого баг рового дыма. Они начали обволакивать людей и сразу на том месте, где находился человек, появлялось красное пятно и во все стороны, как из фонтана, разлетались брызги крови. Все это сопровождалось громким чавканьем, которое доносилось до Попова, так же как и крики умирающих людей. Послед ним погиб Женя Миронов. Багровый дым проник к нему в кабину через открытое окно, и выполз, оставив внутри все забрызганным кровью.

Уничтожив людей, клубы завертелись в мощном вихре, постепенно сгущаясь и уменьшаясь в объеме.

Через несколько минут на месте дыма оказался огромный кожистый пузырь черного цвета. Он пульсировал и дрожал, словно внутри была жидкость.

Все это Николай Иванович наблюдал, находясь в состоянии сильного оцепенения, продолжая держать в руке телефонную трубку. Но вот пузырь перестал пульсировать и с треском лопнул. Из него выползло существо, похожее на громадную медузу. Существо было серого цвета и имело бесчисленное число гибких ног, похожих на двухметровые щупальца. Туловище медузы напоминало правильный гриб, диаметром около трех метров. В центре его находи лась голова с четырьмя шарообразными глазами, смотревшими в разные стороны.

Затем из головы, словно телескопические антенны, выдвинулись усы. Они поворачивались, и Попов понял — усы-антенны направлены в его сторону.

Быстро засеменив ногами-щупальцами, существо легко вбежало по склону карьера. И только тут Николай Иванович окончательно пришел в себя.

Трясущимися руками он приложил трубку к уху, которая в это время разрывалась от голоса профессора Иванова.

— Алло! Алло! Коля, что случилось?

— Петр Васильевич, это не яйца динозавров, это… и заикаясь, Попов рассказал профессору о том, что видел. — Сейчас медуза направилась ко мне, — за кончил он срывающимся голосом, заметив, что существо, чуть пошевеливая усами, словно принюхиваясь, уверенно движется к домику.

Возле окна медуза остановилась и, подняв одну из ног-щупалец, дотронулась до стекла. Стекло вмиг превратилось в пыль и рассыпалось.

Просунув в образовавшийся проем усы, она издала звук, похожий на «Гм-ы» или «Хе». Но Попов не старался его разобрать, он стоял у противополож ной стены белый, как мел, не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой.

Туловище медузы легко пролезло в домик. Телефонная трубка все еще лежала на столе и в ней все еще был слышен голос профессора Иванова.

— Алло! Алло! Коля, объясни толком, что у вас произошло?

Медуза подошла к трубке и взяла ее тремя щупальцами. Повертела, словно изучая, а затем начала издавать звуки, похожие на бульканье воды. Через несколько минут, не обращая внимания на человека, она выползла из домика и засеменила к карьеру. Но Николай Иванович этого уже не видел. Запах, похожий на запах прелых листьев, заполнил комнату, остановив дыхание, и он, покачнувшись, упал на пол.

Возле ямы с бурыми шарами, медуза остановилась. Вытянув прямо ноги-щупальца, она начала медленно раскачиваться, издавая мелодичные звуки.

Это была странная музыка, исполненная каким-то необычным, неземным оркестром. В нежную мелодию словно врывались шум ручья, весенняя капель и радостные трели жаворонка. Музыка плыла над карьером, то, замирая, то усиливаясь. Но вдруг приятная мелодия оборвалась и перешла на низкие, грозные басы с рокотом бури и дробью военных барабанов, сквозь которые угадывался плач детей, рыдания женщин и глухие стоны мужчин. Наконец музыка замерла и, спустя несколько секунд, взорвалась мощными грозовыми раскатами, похожими на взрыв ядерной бомбы. Оболочки шаров покры лись трещинами и рассыпались, взметнув вверх клубы багрового дыма. Свиваясь в громадные смерчи, они закружились над карьером, постепенно уменьшаясь в объеме и сгущаясь. На их месте оказались пульсирующие черные пузыри, из которых начали выползать существа похожие на медуз.

Странный телефонный разговор с директором комбината и его боязнь какой-то' медузы, сильно встревожили профессора Иванова. Вначале он решил, что Николай Иванович заболел тяжелым психическим расстройством. Но, когда в трубке раздались булькающие звуки, от которых шел мороз по коже, Петр Васильевич понял — здесь что-то не так. На всякий случай, он позвонил в Академию наук и сообщил о непонятном событии на карьере медного комбината, таинственных шарах и медузе. Вскоре выяснилось — связь с рудником полностью прекратилась, словно люди покинули его. Никто не отве чал ни по телефону, ни по радио. Такая обстановка вызвала тревогу не только у палеонтологов, но и у всех членов Ученого Совета.

В помощь профессору Иванову Академия наук направила группу ученых, в которую кроме палеонтологов, входили геологи, археологи, медики и био логи.

Их прилет из Москвы ожидался к исходу дня. А пока, в распоряжение Петра Васильевича было выделено четыре вертолета из управления геологиче ских разведок и отряд горных спасателей. Надо было срочно осмотреть рудник, особенно карьер третьего участка, и принять все меры к спасению людей.

В том, что есть погибшие, никто не сомневался.

Вертолеты зависли над рудником на высоте пятисот метров. Профессор Иванов сидел возле открытого иллюминатора и в бинокль осматривал дно ка рьера. Возле экскаватора он увидел яму с расколотыми бурыми шарами. «Значит то, о чем говорил Николай Иванович — правда, и медуза убившая людей существует, подумал ученый. — Но ведь шаров-то было восемь! Зна чит и медуз восемь! Тогда где же они?» — Но как ни всматривался профессор, медуз нигде не было.

Один из палеонтологов обратил внимание на большие серые валуны, лежащие возле домика рабочей смены. Правильной круглой формы и одинако вые по размерам, они полностью совпадали с цветом окружающих камней. Ученого заинтересовала одна деталь — такие, отполированные водой глыбы могли встретиться лишь на берегах крупных рек с бурным течением. Здесь же они явно не вписывались в ландшафт, поскольку на десятки километров вокруг не только рек, даже озер не было. Он попросил летчика снизиться, чтобы лучше рассмотреть серые камни.

На высоте ста пятидесяти метров люди вдруг почувствовали сильный запах прелых листьев. Едва пилот передал об этом по радио, как связь с вертоле том прекратилась. Винтокрылая машина начала резко терять высоту и, как-то неуклюже, боком приземлилась. И тут серые камни ожили!

Приподнявшись на гибких конечностях, которых люди вначале не заметили, они быстро спустились в карьер и забегали по его дну.

— Медузы! — побледнел Петр Васильевич.

Несколько медуз засеменили к вертолету и, не смотря на свои солидные размеры, забрались внутрь. Через несколько минут они выползли забрызган ные кровью.

Профессора Иванова трясло как в лихорадке.

Тем временем медузы-убийцы вновь выползли из карьера и сгрудились возле домика рабочей смены. Поднимая вверх щупальца, они как бы пыта лись дотянуться ими до вертолетов.

— Часть медуз придется уничтожить, — наконец, придя в себя, сказал профессор Иванов, — и немедленно, за остальными будем наблюдать, сохраняя все меры предосторожности.

Примерно через час над карьером появился большой бронированный вертолет с камуфлированной окраской и подвешенными снизу четырьмя реак тивными снарядами. Под пилотской кабиной, словно клюв хищной птицы, выглядывало жерло мощной пушки.

Двигатель вертолета ревел, заглушая голоса людей. Ученые предупредили военных летчиков не опускаться ниже двухсот метров, чтобы нее попасть под воздействие медуз, которые, судя по их поведению, сильно заинтересовались появлением нового вертолета. Собравшись вместе, они словно «совеща лись», то и дело, направляя усы в его сторону.

Военный вертолет поднялся над карьером и, развернувшись в сторону домика рабочей смены, резко пошел на снижение, сильно наклонившись впе ред.

Гулко ударила скорострельная пушка, извергая языки пламени. Но, что такое?

Снаряды словно огибали скопление медуз, взрываясь далеко в стороне.

Вертолет вновь поднялся и, сделав повторный заход, выпустил два реактивных снаряда. Но и они, не долетев до медуз несколько десятков метров, словно встретив невидимое препятствие, рикошетом ушли в сторону.

Существа остались невредимы, но в их поведении были заметные перемены.

Они уже не удалялись друг от друга, а держались группой и чувствовалось, обстрел их сильно встревожил.

Два вертолета с учеными, набирая высоту, полетели на запад. Надо было встретить коллег из Москвы. Остальные продолжали вести наблюдение, за виснув над карьером. Среди наблюдателей находился и профессор Иванов.

Неуязвимость медуз и их способность к уничтожению людей так потрясли ученого, что Петр Васильевич все еще не мог успокоиться. О случившемся он сообщил правительству страны и просил принять меры к спасению жителей городов и деревень, расположенных вблизи рудника. Требовалась их срочная эвакуация. Кроме того, надо было искать способы защиты от медуз.

Тем временем, существа спустились в карьер и собрались возле ямы. Они замерли, тесно прижавшись, друг к другу. И вдруг, что такое!? Тела медуз на чали светиться! Причем, цвет плавно изменялся. Он переходил от темно-зеленого до салатового, постепенно приближаясь к голубому спектру. И вдруг все убийцы вспыхнули ярким красным пламенем, а дно карьера начало переливаться мощными всплесками всех цветов радуги, словно там находился необычный гигантский костер.

Глядя на поведение медуз, командир военного вертолета сделал предположение: «Возможно, это какой-то вид связи и существа посылают сигналы в космос?» — на всякий случай, он запросил центр слежения за космическими объектами — не появлялось ли каких либо изменений в работе станций сле жения? Ответ подтвердил его догадку — только что, в течение нескольких минут, все телеметрические каналы управления были забиты сильнейшими помехами, которые наблюдались во всех районах Земли.

Вывод оставался один — Медузы, это не что иное, как космические пришельцы, обладающие мощным разумом и многими свойствами, нехарактерны ми для обитателей Земли. Вполне возможно, почувствовав опасность, пришельцы запросили помощи у своих собратьев? Но может быть, здесь что-то другое? По крайней мере, «сеанс связи» медуз вызвал новую тревогу ученых. К этому времени о пришельцах-убийцах уже знали все жители Земли.

Приняв первоначальный цвет, медузы «посовещались» и, чуть пошевеливая усами, направились в сторону леса, который находился в пяти километ рах от карьера.

«Медузы идут к лесу! А вдруг там люди!» — с тревогой подумал командир военного вертолета. Конечно, населенные пункты, расположенные вокруг рудника, уже были оповещены, но вряд ли сигнал опасности мог дойти до тех, кто еще с утра ушел за грибами или ягодами. Своими мыслями он поделил ся с учеными.

Медузы передвигались легко и быстро. В ходьбе участвовали только определенные щупальца. Остальные были подняты и, скорее всего, выполняли роль рук. Глядя на них, ученые отметили — такая форма живых организмов для природы очень удачна. Чувствовалось, в строении тел у существ все на своем месте и нет ничего лишнего.


Военный вертолет, яростно ревя двигателем, полетел к лесу, обгоняя медуз. На широкой поляне, заросшей по краям густым малинником, летчики уви дели детей, собиравших ягоды. Это были две девочки лет восьмидесяти.

Окруженные высокими кустами, они не могли видеть медуз. Зато, услышав сильный шум сверху, испугались и бросились в лесную чащу. Однако, быстро сообразив, что над ними шумит вертолет, девочки остановились. Чувство страха сразу прошло и дети, выйдя на открытое место, начали махать руками.

К этому времени с противоположной стороны поляны уже появились медузы.

Кусты мешали существам и поэтому им приходилось бежать, высоко подпрыгивая. Когда убийцы почти достигли середины поляны, девочки увидели их. Отчаянный крик, который не смог заглушить даже шум ревущего двигателя, донесся до летчиков. И машина резко пошла на снижение. Вертолет еще не успел коснуться земли, как двое пилотов выпрыгнули из него. Бросившись в колючие заросли, они вытащили из них перепуганных девочек и быстро влезли с ними в люк. В этот же момент вертолет, на пределе используя мощь своего двигателя, начал набирать высоту.

Медузы находились совсем рядом, и ученые, наблюдавшие за действиями военных летчиков, в ужасе закрыли глаза, чтобы не видеть страшной карти ны.

Но вдруг резко заработала скорострельная пушка вертолета и с ревом, один за другим, ушли в гущу приближающихся убийц реактивные снаряды.

Они не причинили медузам вреда лишь незначительно замедлили их движение. Но и этого было достаточно, чтобы люди успели уйти от действия пара лизующего запаха.

Собравшись на краю поляны, медузы «посовещались», а затем направились обратно к руднику. Три вертолета сопровождали их на безопасной высоте.

О всех действиях убийц летчики немедленно передавали по радио в Ученый Совет академии. Оставалось непонятным — почему медузы решили вернуть ся к руднику, а не пошли в соседнее селение, где еще оставались люди, не успевшие эвакуироваться. Ведь они, наверняка, определили их своими уса ми-антеннами.

Спустившись на дно карьера, убийцы, не обращая внимания на вертолеты, провели сеанс «цветовой связи». Из ямы, где находились бурые шары, они достали продолговатые серые предметы, похожие на гигантские муравьиные яйца. Затем такой же предмет был вынесен из домика рабочей смены.

— Медузы упаковывают свой багаж, — предположил один из военных летчиков, — видимо ждут какой-то транспорт? Неожиданно яркий сноп молний укутал медуз и они пропали.

Из центра слежения за космическими объектами сообщили — «На орбите Земли обнаружено неизвестное тело больших размеров. Оно зависло на вы соте двадцати тысяч километров над местом обитания медуз». — Теперь уже не было сомнений — это прибыл транспорт убийц.

Вдруг небо стало быстро покрываться тучами, и ударили мощные грозовые разряды. В течение нескольких минут стало темно, как ночью, и только яр кий всплеск гигантских молний больно бил по глазам. Ветер усилился, и летчики с трудом удерживали вертолеты. Неожиданно, прямо из-за туч, в ка рьер ударил широкий столб серебристого света и его в тот же миг плотно «укутали» молнии. Через несколько секунд свет пропал, а тучи начали расхо диться. И вскоре из-за них выглянуло солнце. Медуз в карьере не было, лишь возле ямы лежал белый диск диаметром около двух метров.

— Вот тебе раз, — сказал молодой палеонтолог, кивнув в сторону диска, — сами ушли, а нам оставили подарок. Может в нем и скрыта информация о медузах?

— Петр Васильевич, — обратился он к профессору, — давайте его осмотрим?

— Подожди, вмешался в разговор единственный в их группе биолог, — а вдруг возле диска окажутся эти твари?

— Вряд ли, — покачал головой палеонтолог, — судя по тому, что сейчас произошло, они покинули Землю.

Действительно, медуз нигде не было, и профессор Иванов принял решение — идти на посадку.

Едва вертолеты приземлились, ученые почти бегом бросились к белому диску. Но что такое? Диск вдруг начал покрываться голубым сиянием, и как эхо прозвучал мощный голос:

— Жители Земли! Помните, посланцы Великого Тонга вернутся к Вам!

Яркая вспышка озарила карьер, на некоторое время, ослепив глаза. Когда зрение восстановилось, белого диска на месте не оказалось.

Бежим! Бежим скорее! — возглас молодого палеонтолога, находившегося ближе всех к яме, заставил людей вздрогнуть. Из ямы поднималось бледное, едва заметное облако, похожее на пар.

Все дружно бросились к вертолетам. Винтокрылые машины стояли с включенными двигателями и летчики, увеличив обороты, ждали, когда подбегут люди.

Возле вертолета профессор Иванов остановился, тяжело дыша, и повернулся назад, чтобы убедиться — все ли успели? И тут он ощутил, как его лоб ста ла покрывать холодная испарина. Молодой палеонтолог бился внутри бледного облака, которое тащило его к яме. Возле самого края ямы облако остано вилось и начало пульсировать, постепенно становясь матовым и принимая капсуловидную форму. Через несколько минут оно полностью потеряло про зрачность, а затем с сухим треском лопнуло. На месте палеонтолога стояло трехметровое человекообразное существо с огромной рогатой головой и од ним глазом посреди лба. Издав жуткий рев, существо бросилось к вертолетам.

Несколько рук схватили Петра Васильевича и с силой втянули в вертолет, который сразу же стал подниматься. Две другие машины успели взлететь секундой раньше.

— Че-е-ртовщина какая-то, — чуть заикаясь, прошептал профессор Иванов, с ужасом глядя вниз, где возле ямы бесновалось рогатое существо, громко рыча и размахивая когтистыми руками-лапами. Остальные люди были потрясены не меньше его.

— А ведь это нечто вроде мутанта, — сказал биолог, разглядывая чудовище.

— Мутанта?! — удивился профессор, повернувшись к нему.

— Да, Петр Васильевич, я так полагаю. Причем, мутанта искусственного.

Иными словами — сейчас произошло перевоплощение одного организма в другой, с заранее установленными формой и свойствами. Этакий кошмар ный метаморфоз.

— Во-от как!

— Человек, — продолжал биолог, — видимо, под влиянием каких-то необычных сил, разложился, а точнее — расщепился на составляющие его микро тела, а может и молекулы. Затем, эти молекулы, как строительный материал использовались в создании нового организма, то есть мутанта. Да, уровень развития медуз таков, что… — Что позволит им превращать людей в чудовищ! — прервал биолога Иванов, побледнев еще больше.

Биолог не успел ответить. Возглас летчика: «Еще, еще облака!» — заставил всех вздрогнуть. Действительно, из ямы поднимались новые клубы бледно го дыма.

Военный вертолет, развернувшись в сторону ямы, дал короткую очередь.

Однако, описав дугу, снаряды вернулись назад и разорвались под кабиной пилотов. Один из летчиков оказался ранен и была выведена из строя пуш ка.

Но самое страшное, двигатель машины начал работать с перебоями. Он уже не мог удерживать ее в воздухе и вертолет, медленно снижаясь, сел непо далеку от карьера. К нему, распадаясь на отдельные сгустки и низко стелясь над землей, потянулись клубы белого дыма. Но обгоняя их, бежал к повре жденной машине мутант. Из его громадной, кроваво-красной пасти то и дело высовывался черный язык, как у змеи раздвоенный на конце. Мутант ярост но рычал и размахивал руками.

Два вертолета начали снижаться, спеша на помощь. Но очень быстро ученые поняли — они уже не успеют.

Облака белого дыма двигались медленно и не поднимались выше пяти-шести метров. Попав под сильные струи воздуха от винтов вертолетов, они и вовсе прижались к земле. «Это хорошо, — отметил про себя профессор Иванов, — уже есть способ защиты». — Однако мутант легко и быстро бежал по крутому склону карьера, не обращая внимания на вертолеты. Хватаясь руками за огромные камни, он с силой отбрасывал их в стороны, словно это были не многопудовые глыбы, а футбольные мячи. Иногда чудовище поднимало голову вверх и протяжно вопило, приводя людей в состояние ужаса. Станови лось страшно от самой мысли — ведь это только что было человеком, и вдруг такое…, а белый туман, который притаился внизу, он ведь и дальше будет нападать на людей, превращая их в одноглазых чудовищ.

Выскочив из карьера, мутант сразу помчался к военному вертолету, делая громадные прыжки. Когда до машины осталось не более пятисот метров, ученые увидели, как из нее выскочил летчик и бросился навстречу чудовищу, держа в руках круглый металлический предмет. Летчик бежал не прямо, а чуть в сторону так, чтобы в момент встречи с мутантом, между ними оказалась глубокая воронка от исследовательского взрыва.

Человек и чудовище остановились по обе стороны воронки. Летчик тяжело дышал, прижимая к груди свою ношу. Как оказалось, это была фугасная мина и пилот, трясущимися от напряжения руками, пытался вставить в нее взрыватель. Взрыватель перекосило, и он никак не шел в гнездо. А мутант уже приготовился к прыжку. Было странным думать, что чудовище сможет перепрыгнуть расстояние в двадцать с лишним метров. Наконец взрыватель стал на место, и летчик надавил на капсулу. В этот момент мутант взвился в воздух. Но прежде чем челюсти чудовища сомкнулись на теле человека, про гремел мощный взрыв.

Ударная волна так тряхнула вертолеты, что они едва не столкнулись.

Летчики с трудом сумели предотвратить аварию, но все же, многие люди получили серьезные ушибы. Когда пыль, поднятая взрывом, осела, ни мутан та, ни человека внизу не было, лишь огромная яма дымилась на том месте, где они находились. Но не было и белых облаков.

— Петр Васильевич, надо садиться, ведь там дети, — морщась, сказал биолог, потирая ушибленное плечо.

Профессор Иванов и сам видел, надо делать посадку. Военный вертолет, в котором находились дети, раненый летчик и несколько горных спасателей, лежал на боку, опрокинутый взрывом, и там наверняка люди нуждались в немедленной помощи. Удивлял взрыв. Судя по его мощности, подорвалось не менее пятисот килограммов взрывчатки, тогда как фугасная мина весила меньше десяти!


К удивлению ученых, внутри военной машины, от взрыва никто не пострадал. В медицинской помощи нуждался лишь раненый летчик. Осколок сна ряда рассек ему левую ногу, к счастью не задев кость. Рана была не опасной, но летчик потерял много крови, и требовалась его срочная госпитализация.

Отправив раненого и детей на одном из вертолетов, ученые минутой молчания почтили память погибшего военного пилота, а затем приступили к сбору проб грунта и воздуха. Пробы были взяты по краям воронки и из других мест карьера, в том числе и из ямы, где лежала скорлупа от бурых шаров.

Предварительный анализ показал — в почве и воздухе, каких либо новых химических элементов нет.

Воронка дымилась, возле нее сильно пахло серой и горячим металлом, поэтому профессор Иванов запретил опускаться вниз, боясь, что люди могут отравиться парами серы. Из управления геологических разведок сообщили — ученые из Москвы прибыли и через час вылетают на рудник. С собою берут приборы, оборудование для химических анализов, а также аппараты автономного дыхания для обследования дна воронки.

Когда солнце скрылось за горизонтом и посвежевший ветер напомнил о приближении темноты, профессор Иванов собрал всех людей возле домика рабочей смены.

— Товарищи, — сказал Петр Васильевич, посмотрев на часы, — сейчас сюда прибудут специалисты из Москвы и нам предстоит работать всю ночь, по этому, пока еще есть время, займемся оборудованием мест для установки прожекторов. До наступления темноты надо установить мачты и протянуть провода к электроподстанции участка.

Прожекторы решили ставить только вокруг воронки и ямы со скорлупой от бурых шаров, наиболее вероятных мест обнаружения какой-либо инфор мации о космических пришельцах.

Горные спасатели и ученые разгружали из вертолетов элементы осветительного оборудования и проводили его сборку. Работа шла дружно и уже че рез час почти все оборудование было установлено, осталось смонтировать последнюю мачту прожектора. Профессор Иванов и биолог выдвинули из гру зового отсека вертолета дюралевую ферму основания мачты.

Затем, поддерживая ее за торцы и осторожно ступая по узкой лестнице, вынесли ферму из машины. Вслед за ними, вторую секцию фермы вынесли горные спасатели. И пока спасатели занялись стыковкой мачты, биолог обратился к профессору.

— Петр Васильевич, все собираюсь спросить, как Вы оцениваете столь странное поведение пришельцев? Я говорю «странное», поскольку не могу по нять — почему у посланцев Великого Тонга такая агрессивность к людям?

Ведь мы не сделали им ничего плохого. Да и встретились-то впервые. Вместо того чтобы установить с нами дружеский контакт, как с братьями по ра зуму, пришельцы проявляют такую жестокость. У меня сложилось впечатление, что они хотят уничтожить все человечество.

А я считаю, — немного подумав, ответил Иванов, — пришельцы хотят нам помочь.

— Как! — от удивления биолог открыл рот.

— Да, помочь, — убежденно повторил профессор. — На первый взгляд это действительно кажется парадоксальным. Но постараюсь доказать. Надеюсь, вы согласитесь со мной, что любое общество, любая цивилизация могут развиваться лишь в том случае, если внутри них существуют определенные про тиворечия?

— Конечно, Петр Васильевич.

— Отлично, тогда слушайте дальше. Мы знаем, вся история человечества была сплошь насыщена противоречиями, начиная еще с каменного века, и даже раньше. Борьба за лучшие охотничьи угодья, лучшие пещеры, рабов, земли, рынки сбыта и так далее. В период войн, смертельные опасности моби лизовали людей, заставляли работать на пределе возможного, создавать оружие, механизмы, машины более совершенные, чем у врага. В этой жестокой конкуренции шло быстрое развитие науки и техники. Но сразу отмечу, огромную цену платило человечество за такое развитие. Многие прекрасные го рода, народы и даже целые цивилизации стирались с лица земли. Однако время двигалось вперед, а вместе с ним вперед двигалась наука, совершенство валась техника. Планета Земля уже стала тесна для людей, и тут они поняли, что приблизились к той незримой черте, за которой, если не остановить гонку вооружений, человечество погибнет. Самые сильные в военном отношении страны первыми заметили опасность и предложили мирное сотрудни чество. Это был здравый смысл, и народы планеты его поддержали. Но сразу же снизились и темпы развития. Люди встали на путь развлечений. В подоб ной ситуации не исключен и регресс. И вот посланцы Великого Тонга, а я убежден, они вели за нами постоянное наблюдение, уловили этот момент. И на чали в наше развитие вносить свои «коррективы». Первой такой серьезной коррективой стал СПИД, синдром приобретенного иммунодефицита, страш ная болезнь, которую мы назвали чумой двадцатого века, всколыхнула все человечество и дала мощный толчок в развитии медицины. А то, что произо шло сейчас, заставит нас двигать вперед всю науку, иначе люди исчезнут, как неспособные существовать, как в свое время исчезли динозавры.

— Петр Васильевич, неужели этот кошмар, что мы наблюдали, можно назвать благородным, или даже гуманным?! — спросил биолог.

— Прошу Вас, успокойтесь, профессор положил руку на плечо молодого ученого. — Назвать действия медуз по отношению к людям гуманным… даже язык не поворачивается. Но давайте рассуждать дальше. Вы, как биолог, знаете, чтобы у живого организма повысить защитные функции, ему делают прививку. То есть, искусственно вводят вирус, с которым организм начинает борьбу. В этой борьбе у него формируются новые свойства, повышается со противляемость к болезням. Так вот, то, что сейчас произошло, на мой взгляд, есть не что иное, как такая же «прививка» нам. Безусловно, уровень разви тия медуз высок. Но они, кажется, полностью лишены духовного восприятия мира. Не знают чувств радости, горя, дружбы, любви, живут по строгим зако нам точных наук, главным образом математики, физики, химии.

Поэтому жестокость с их стороны вполне объяснима.

— Но тогда, как они оказались на дне карьера?

— Дело в том, что карьер расположен в районе больших залежей меди, да и не только меди. Согласно гипотезе Николая Ивановича Попова, здесь, на глубине нескольких сотен метров, находится месторождение люминита. Все это учли посланцы Тонга. Они понимали, разумные существа планеты, про водя поиски и разработку полезных ископаемых, обязательно наткнутся на них.

Кроме того, где-то внутри солнечной системы, возможно даже на одной из планет, находится центр слежения за Землей. То космическое тело, что за висало над карьером на высоте двадцати тысяч километров и забрало убийц, видимо оттуда. Этот центр в любой момент времени мог сообщать о людях полную информацию. Поэтому медузам о нас было известно все, и даже язык.

Скорее всего, им что-то не понравилось в развитии нашего общества и, возможно, если бы человечество развивалось каким-то иным путем, то не ис ключено, отношение пришельцев к нам было бы не таким жестоким. Кроме того, я допускаю мысль — посланцы планеты Тонг прилетели на Землю очень давно, когда человека еще не было. Изучив животный мир, они определили одну из ветвей, которая, по их мнению, может выйти на дорогу разума.

Скорее всего, это были какие-то обезьяны. И тогда пришельцы начали их разумно «опекать». Я говорю — разумно, имея в виду тоже самое, что делали спартанцы со своими детьми, когда воспитывали их сильными, смелыми, жизнеспособными. Что хотели посланцы Великого Тонга от наших далеких предков, пока трудно сказать. Но, возможно, сейчас их «эксперимент» дошел до такой стадии, когда пришельцы задумались, что с ним делать — прекра щать, или продолжать дальше.

— Это нам может чем-то грозить?

— Думаю, что да. Ведь пришельцы предупредили о своем возвращении. И от нас, людей, зависит, каким будет их визит, дружеским или… — профессор не успел договорить, шум сверху известил о появлении над карьером вертолетов.

Петр Васильевич и биолог, подняв головы, наблюдали за посадкой винтокрылых машин. Вдруг вечернее небо всколыхнулось от зеленых бликов.

Они двигались чередой с запада на восток, похожие на северное сияние. Вот блики пропали, а спустя несколько секунд, яркая зеленая вспышка озари ла все вокруг.

— Зеленый цвет — символ жизни, — прошептал биолог, — посланцы Великого Тонга придут как друзья!

Три вертолета с учеными опустились возле домика отдыха рабочей смены, который к этому времени превратился в настоящую химическую лаборато рию.

Были вынесены все лишние предметы, а на расставленных вдоль стен складных алюминиевых столах находились всевозможные приборы, а также штативы с колбами и пробирками. Заместитель начальника Академии наук, он же руководитель группы прибывших ученых, профессор Александр Ни колаевич Анохин, одобрил проделанную работу и попросил, чтобы еще в домике отдыха установили электронный микроскоп, который доставили на карьер на одном из вертолетов.

Выгрузив из прибывших вертолетов дополнительное оборудование, люди сразу же занялись исследованиями. Установленные прожекторы светили хорошо и наступившая ночь не принесла каких-либо заметных неудобств. Примерно через два часа появились первые результаты анализов. Самым «лю бопытным», по мнению профессоров Анохина и Иванова, было то, что на одном из кусков кремния, поднятого со дна ямы, где лежала скорлупа от бурых шаров, обнаружили едва заметный налет, напоминающий серую плесень. Дополнительные исследования показали — это действительно микрогрибко вая структура. Но почему-то от плесени внутрь кремния тянулись тонкие, толщиной в несколько микрон, волокна. Они скручивались, переплетались, пронизывая весь камень.

Вскоре, такая же плесень обнаружилась на других образцах кремния, но при этом только на тех, что находились возле ямы со скорлупой. Вдали от ямы куски кремния были чистыми. И еще ученые заметили — толщина налета постепенно увеличивается. Он уже хорошо наблюдался невооруженным глазом.

Профессор Иванов подошел к биологу, заметив, что он чем-то сильно возбужден. Лицо молодого ученого было бледным, а на лбу выступили крупные бисеринки пота.

— Что с вами? — профессор положил руку на плечо ученого.

— Понимаете, Петр Васильевич, боюсь, что эта плесень есть не что иное, как новый «сюрприз» посланцев Тонга. И он, как мне кажется, будет таким же ужасным, как и предыдущие, а может и хуже.

Наклонившись, биолог поднял один из кусков кремния с налетом серой плесени и, подойдя ближе к прожектору, показал профессору.

Смотрите, плесень увеличивается, растет за счет кремния. А вот эти тонкие волокна здесь как бы играют роль своеобразных корней, питая всю массу.

Но самое страшное вот в чем — это, как я думаю, эмбрионное развитие какого-то живого организма, может мутанта, а может и самой медузы.

Биолог замолчал, ожидая, что скажет профессор. Петр Васильевич взял у него кусок кремния с налетом и несколько минут внимательно его разгляды вал. Вдруг он ощутил — кусок кремния стал теплым и температура заметно повышается.

Александр Николаевич, — позвал Иванов Анохина, — прошу Вас, подойдите сюда!

— Есть что-то интересное?

— Да, да и даже очень! Вот смотрите… — Иванов показал Анохину образец. В это время к ним стали подходить другие ученые, и пока Петр Васильевич объяснял версию биолога, возле ямы уже собралась большая группа людей. А вскоре здесь были все, кто находился на участке. Люди чувствовали — обна ружено что-то важное. Между тем, на некоторых кусках кремния толщина плесени уже достигла сантиметра, и начали появляться небольшие отростки, которые в виде лучей тянулись в разные стороны, присасываясь к окружающим камням. И люди поняли — это «рождаются» медузы.

— Во-о-общем так, да-а-авайте все из карьера, — чуть заикаясь, вымолвил профессор Иванов. Он вспомнил образ мутанта и внутри у него словно похо лодело, а по коже будто поползли мурашки.

Люди врассыпную бросились из ямы со скорлупой и побежали в сторону, где находились вертолеты. Горные спасатели и молодые ученые помогали тем, кому возраст не позволял быстро карабкаться по склонам карьера. Но так как процесс образования медуз шел довольно медленно, поэтому, прежде чем «сформировалась» первая медуза, все были уже наверху. И тут, глядя вниз, люди оцепенели от ужаса. Молодой биолог стоял возле ямы, а около него находилась пока еще небольшая медуза. Она хватала своими щупальцами небольшие куски кремния и отправляла их в нижнюю часть туловища, где они тут же исчезали. Но вот она замерла и, чуть пошевеливая усами, развернула их в сторону биолога. А спустя минуту, медуза, чуть покачиваясь, подо шла к молодому ученому и, подняв одно щупальце, положила ему на плечо. Сверху люди видели, биолог что-то говорил медузе, но из-за дальности рас стояния ничего нельзя было разобрать. Затем заговорила медуза. Над карьером раздались булькающие звуки, словно пузырьки воздуха, всплывали на поверхность воды и лопались. Однако это была членораздельная речь, которую поняли все.

— Тем жителям планеты, которые находятся здесь, опасность не угрожает.

Мы, посланцы Великого Тонга, просим людей спуститься к нам. Саанмиты не сделают вам ничего плохого, и вы нас можете не опасаться.

К этому времени возле биолога собралось уже около двух десятков медуз — саанмитов и примерно столько же их, еще не закончивших формировать ся, расползлось по сторонам в поисках кремния.

Ученые стояли в нерешительности. «Медуза, она же саанмит, сказала, что тем, кто находится здесь, опасность не грозит. Но в таком случае, как обсто ит дело с другими людьми?» Они ведь в опасности? И вообще, что хотят эти посланцы Великого Тонга?

— Слушайте меня, — сказал профессор Анохин, подняв правую руку. — Всем находиться здесь, а мы с Петром Васильевичем сейчас спустимся вниз. На всякий случай, будьте готовы к запуску вертолетов.

Осторожно ступая по камням, оба профессора начали спускаться вниз и через пятнадцать минут уже были на дне карьера.

Биолог стоял в окружении саанмитов. К этому времени, все медузы закончили цикл своего «формирования» и сейчас, удовлетворенно «булькая», что то рассказывали молодому ученому. Они проявляли явные признаки дружелюбия и поэтому Александр Николаевич и Петр Васильевич почувствовали себя увереннее. Возле ямы они подошли к биологу.

— О чем вы тут с ними беседовали? — спросил его профессор Иванов. В это время медузы замолчали, давая возможность людям общаться между собой.

— Понимаете, саанмиты прибыли к нам с вполне определенной миссией. А вообще, пусть лучше они сами все расскажут. — Он повернулся к медузе, у которой процесс формирования закончился раньше всех, — Туар-Куатон, повтори еще раз все, что говорил мне.

Медуза подошла к профессорам Анохину и Иванову, покрутила усами, словно обнюхивая их, и начала говорить.

— На Великом Тонге прошел «Совет» и на нем саанмиты решили — вашу цивилизацию еще можно спасти, но для этого ее нужно очистить от вредных «примесей». То есть, от тех членов человеческого общества, которые приносят ему вред. Из-за неправильного развития у вас появилось много людей, ко торые живут за счет других, сами ничего не давая обществу. Это противоречит Великому Тонгу и нам поручено освободить вас от таких людей.

Иначе человеческое общество погибнет само по себе. В первую очередь мы будем лишать жизненной силы тех, кто убивает, грабит. Иными словами — преступников, а также тех, кто живя за счет других, сам не желает трудиться. И только убедившись, что человеческое общество окрепло и обеспечивает строгий самоконтроль, покинем вашу планету. Сейчас мы переходим в другое состояние, и вы нас больше не увидите. Однако, при необходимости, мы вновь сможем появиться в том виде, в каком нас создала природа.

Как только саанмит сказал эти слова, медузы начали исчезать. Каждое исчезновение сопровождалось довольно сильным хлопком и вскоре на дне ка рьера остались только биолог и два профессора.

Теперь, когда люди уже знали, кто такие саанмиты и почему они посетили Землю, оставаться на карьере не было смысла. И поэтому, часть ученых, среди которых находились Анохин и Иванов, полетели в город, а остальные должны были с утра начать демонтаж оборудования.

Когда ученые прибыли в геологоуправление, им сообщили — в городе паника, ни с того, ни с сего начало умирать много людей. В местной тюрьме умерли почти все заключенные. Причина смерти остается неизвестной.

НЕИЗВЕСТНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ТАртемсгущался, и лес впо обескорость. «Будь тыкаквиБрянскдорога, постепеннооднокашникувпояГосударственному техническому университету Николаю уман стороны дороги, сама растворялся серовато-сизом мраке. Чтобы случайно не угодить в кювет, Артему пришлось снизить неладен, — в сердцах ругал он туман, — эдак и до ночи не доберусь».

Новиков жил Калуге, а сейчас спешил к своему другу и Смирнову. Артем так и не понял, что же произошло? Утром Николай позвонил ему и просил срочно приехать. Оказывается, во время иссле-дования «Фо тона» он наблюдал нечто необычное. Но о подробностях сказать не успел, телефонный разговор друзей прервался. «…Приезжай, ты мне очень ну жен…», — были последние слова Смирнова. Затем в трубке раздались глухие удары, сопение, возня и непрерывные гудки. Да и голос Николая был таким, словно говорил робот, а не человек.

Обеспокоенный Артем несколько раз пытался дозвониться до друга и хотя бы приблизительно выяснить, что за необычное явление он наблюдал. Но в трубке были слышны только гудки, чуть позже из междугородней телефонной станции сообщили: «По непонятной причине все каналы связи с Брянском повреждены». И тогда Артем не стал ждать. Он сел в свои «Жигули» и, не раздумывая, поехал к Николаю.

Артем знал, над «уплотнителем времени» или «Фото-ном», как любовно называл Николай свое детище, инженер Смирнов работал не один год. Идея сжатия времени родилась у него еще в период учебы в университете. «Время, — утверждал Николай, — величина неоднородная. Об этом говорил еще Эйнштейн, а посему следует — плотность времени может изменяться. И когда люди научатся управлять этой плотностью, то полеты к звездам станут обычной прогулкой».

За Сухиничами с Артемом начались новые странности. Ни с того ни с сего машина оказалась в густом тумане, хотя только что погода была ясной, а небо совершенно безоб-лачным. Встречный транспорт не попадался, за полчаса так и не проехала ни одна машина. «Наверное, все водители останови лись и ждут, когда рассеется туман», — подумал Артем. Он и сам уже решил съехать на обочину и остановиться.

Туман продолжал сгущаться, постепенно превращаясь в серовато-белую вязкую массу. Видимость полностью про-пала, и появился резкий неприят ный запах. Артему стало немного не по себе. Он вышел из машины и скорее понял, чем ощутил, что находится не на дороге Калуга — Брянск, а где-то со всем в другом месте. Под ногами угадывалась ровная, чуть шероховатая поверхность, от которой тянуло неприят-ным холодом. Поежившись, Артем со брался опять сесть в машину, но в этот момент почувствовал, как все тело начинает покалывать, словно глубоко под кожу вонзаются тысячи мелких невидимых игл.

Это было неприятно, но, однако сразу стало тепло. Через минуту покалывание прекратилось, и кто-то рядом шумно засопел. Спустя еще минуту разда лись звуки, похожие на скрип несмазанного колеса. Но главное, что заметил Артем — туман рассеивается. Вот впереди начали вырисовываться контуры невысоких стройных деревьев. Они не имели листьев, и, Артем не поверил глазам — деревья перемещались словно живые! И вдруг прямо перед ним по явился Николай. Да, это был именно он, Колька Смирнов! Сделав несколько шагов вперед, Николай приложил палец к губам и тихо сказал:



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.