авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» И.И.Веленто, ...»

-- [ Страница 6 ] --

5) право собственности имеет исключительный характер: оно исключает все другие лица от осуществления правомочий, принадлежащих соб ственнику1.

Данный подход непосредственно закреплен на уровне законо дательства Беларуси и России, а в ГК обоих государств использует ся термин «право собственности» (в узком смысле), обособленный от термина «иные вещные права»2.

Необходимо отметить, что, рассматривая право собственности в узком (законодательном) смысле, сложно уловить межотраслевые связи, поскольку остается в стороне представитель собственника, который в экономическом обороте в большинстве случаев распоря жается имуществом. В гражданском законодательстве он рассмат ривается в разделе договорных отношений либо в разделе право субъектности физических лиц. В результате логика отношений собственности «растворяет» представительские отношения, а воп росы, касающиеся места данной фигуры в абсолютных экономи ческих отношениях, остаются нерассмотренными должным обра Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части пер вой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина;

Ин-т государства и права РАН. – М.: Юрайт-Издат;

Право и закон, 2002. – Коммент. к ст. 209.

См. раздел II ГК Республики Беларусь, а равно ГК Российской Федерации.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений зом. Поэтому, не отрицая остальные подходы, для изучения явлений под углом макроправового воздействия, используется подход, где тер мин «право собственности» рассматривается как синоним «аб солютных экономических отношений» в части экономических возможностей участника (хозяйствующего субъекта) по владению, пользованию и распоряжению имуществом (имущественными правами).

7.2. Для экономических отношений имеет значение не само идеальное право собственности, а реальное право участников дан ных отношений, прежде всего, физических лиц – участников эконо мических отношений, поскольку только они имеют психолого-эко номическую мотивацию своего поведения, формирующую экономические отношения (экономическое поведение). Непосред ственно данная мотивация выражается в «чувстве собственности»

(«системе чувства собственности»)1, которое зависит от психологи ческой удаленности участника экономических отношений от иму щества (имущественных прав), точнее от возможности «полного хозяйственного господства»2 над вещью.

В литературе отмечается, что «в отношениях собственности тес но переплетаются две стороны: «благо» обладания имуществом и получения доходов от его использования и «бремя» несения связан ных с этим расходов, издержек и риска... Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, то есть его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом. По сути, этот риск также составляет часть указанного выше «бремени»

собственника»3. Как видно, «благо» и «бремя» выступают состав ными частями хозяйственного господства. Соответственно только полное благо и полное бремя формируют полное хозяйственное гос подство, т.е. полное чувство собственности.

С позиции правового воздействия для обеспечения блага со здаются права и свободы, а для формирования бремени обязаннос ти. Их совокупность и образует центральное регулятивное звено См., например: Цакаев А.Х. Государственное регулирование экономики национально-территориальных образований. – М.: Акад. народ. хозяйства при Правительстве Рос. Федерации, 1998. – С. 85.

Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федера ции для предпринимателей / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, В.П. Звеков, Е.А. Суханов, К.Б. Ярошенко;

Под рук. М.И. Брагинского. – М.: Фонд «Правовая культура», 1995. – Коммент. к гл. 13.

Там же.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности права собственности. Если добавить охранительные нормы, сдер живающие и подавляющие негативное поведение, сопутствующее отношениям собственности, то получим полноценное право соб ственности.

Однако необходимость правовой регламентации в зависимос ти от чувства собственности различна, и здесь можно выделить две противоположные модели поведения:

а) например, индивидуальный предприниматель приобрел в собственность грузовой автомобиль для ведения хозяйственной де ятельности. Он не заинтересован умышленно действовать во вред себе, поэтому вряд ли можно представить, что собственник новую запасную часть данного автомобиля обменяет, по знакомству или по дешевке, на старую или разрешит перевозить грузы, наносящие ущерб технике, иным образом позволит бесхозяйственно относить ся к транспорту. В силу бремени собственности индивидуальный предприниматель будет содержать автомобиль должным образом, проводить техническое обслуживание, использовать высококаче ственные масла и т.п. Иными словами, в силу чувства собственнос ти индивидуальный предприниматель не нуждается в специальных нормах права, которые не позволяли бы ему действовать во вред самому себе. Всякое злоупотребление собственником своими права ми принесет вред ему самому, следовательно, нет необходимости ог раничивать его права на уровне законодательства, кроме общих огра ничений, вытекающих из ст. 9 ГК Республики Беларусь (ст. 10 ГК Российской Федерации), о пределах осуществления гражданских прав.

В данном случае сопутствующее негативное поведение подавляется психолого-экономическими регуляторами (чувством собственности).

Такое правовое регулирование положения собственника (фи зического лица) можно осуществлять на основе рыночной право вой конструкции, т.е. на основе принципа «собственнику разреше но все, кроме того, что ему запрещено законодательством»;

б) другой пример: работник-водитель, которому собственник передал имущество (автомобиль) на определенном праве;

если за работником слабый контроль со стороны собственника, то негатив ные возможности недобросовестного водителя значительны. Значе ние слов «бесхозяйственно», «бесхозяйный» заключается в отсут ствии у вещи собственника (хозяина)1. Причина бесхозяйственного Например, см. ст. 226 ГК Республики Беларусь, а равно ст. 225 ГК Россий ской Федерации.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений поведения кроется в отсутствии чувства собственности, т.е. в отсут ствии полного бремени, связанного с собственностью, – водитель собственника может действовать во вред имуществу, по крайней мере, в той степени, в которой он не причиняет вред самому себе (но, тем не менее, причиняет ущерб собственнику).

Приведенный пример, если вместо работника применить мо дель «совершенного эгоиста», характеризует возможную психоло го-экономическую мотивацию не только работника, но и иного пред ставителя собственника, даже если представитель имеет определенные полномочия на основании закона или гражданско-пра вового договора. Причина такого поведения – в отсутствии чувства собственности, т.е. в отсутствии внутренних психолого-экономичес ких барьеров сдерживания сопутствующего негативного поведения.

Если в отношении одной и той же вещи возникнут одинаковые права у собственника и его представителя, то нарушается указан ный выше принцип «одна вещь – один собственник». В данном слу чае потенциально заложен конфликт интересов, который должен быть разрешен в пользу собственника имущества.

Для приведения в соответствие интересов указанных фигуран тов, т.е. ликвидации возможности конфликта интересов собствен ника и представителя собственника, а также с целью сдерживания возможного негативного поведения представителя, правовую рег ламентацию следует осуществлять на основе административной правовой конструкции, построенной на принципе «представителю запрещено все, кроме того, что ему разрешает закон и собственник».

Это принципиально закреплено в нормах ГК Республики Беларусь и Российской Федерации о представительстве, где указано, что пред ставитель действует от имени представляемого (собственника) в силу переданного ему полномочия1.

Возникает вопрос: может ли представитель собственника обладать рыночной компетенцией?

Это возможно в двух ситуациях: во-первых, при наличии меж ду собственником и его представителем лично-доверительных от ношений, во-вторых, при совпадении собственника и представи теля в одном лице.

Как уже отмечалось, лично-доверительные отношения не явля ются предметом правового регулирования, соответственно механизм См. п. 1 ст. 183 ГК Республики Беларусь, а равно п. 1 ст. 182 ГК Российс кой Федерации.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности разрыва данных отношений также не подлежит правовому воздей ствию, – это область экономической психологии. Следовательно, потеря доверия позволяет собственнику, не объясняя причин, пре кратить лично-доверительные отношения, как, например, это пре дусмотрено в классических представительских отношениях пунк том 2 ст. 189 ГК Республики Беларусь (а равно п. 2 ст. 188 ГК Российской Федерации), где «лицо, выдавшее доверенность, может во всякое время отменить доверенность или передоверие», – причем «соглашение об отказе от этих прав ничтожно».

Если же собственник и представитель совпадают в одном лице (эта ситуация будет рассмотрена далее), тогда действует закон по глощения более узких правомочий более широкими.

Приведенные принципы правового регулирования отношений собственности, по нашему мнению, и образуют исходную логику правового регулирования отношений собственности, которая прямо вытекает из психолого-экономической мотивации поведения реальных участников экономических отношений, т.е. из поведения физических лиц.

7.3. В соответствии со ст. 213 ГК Республики Беларусь (а равно ст. 212 ГК Российской Федерации) имущество на праве собственно сти может принадлежать не только физическому, но и юридическо му лицу.

Отметим, что в отношении необходимости изучения природы юридического лица существует два противоположных мнения: 1) отрицание практической ценности «теорий юридических лиц». В частности, ряд ученых полагает, что многочисленные «теории юри дического лица» не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью1;

2) противоположная позиция:

как отметил в свое время И.А. Покровский, все эти споры о природе юридических лиц имеют не только теоретическое значение2. Различ ное понимание этой природы приводит и к различным практичес ким выводам, предопределяя принципиальное отношение к основ ным вопросам данной области 3. В современной юридической литературе по данному поводу подчеркивается, что «недооценка важ Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Сухано в Е.А. – М.: БЕК, 1998. – Т.1. – С. 178.

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – Изд. 3-е, сте реотип. (Классика российской цивилистики). – М.: Статут, 2001. – С. 147.

Там же. – С. 147.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений ности продолжения исследований в данном направлении в итоге оборачивается несовершенством действующего законодательства, проблемами в его практическом применении, что можно установить, например, при анализе специфики ответственности как самих юри дических лиц, так и лиц, их создавших»1.

В подтверждение этой позиции достаточно привести такой при мер: если ст. 45 ГК Республики Беларусь устанавливает для всех юридических лиц только специальную правоспособность, которая позволяет юридическому лицу иметь права, соответствующие це лям деятельности, предусмотренным в его учредительных докумен тах, то аналогичная ст. 49 ГК Российской Федерации устанавливает для коммерческих организаций (кроме унитарных предприятий) общую правоспособность, которая разрешает им иметь гражданс кие права, необходимые для осуществления любых видов деятель ности, не запрещенных законом.

Для более глубокого исследования данного вопроса необходи мо кратко остановиться на основных теориях юридического лица.

Юридической науке известно достаточно большое их количе ство. В самом широком смысле эти теории могут быть разделены на две большие группы: «фикционные концепции, отрицающие суще ствование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности, и реалистические концепции (теории сущности юриди ческого лица), признающие существование носителя таких свойств»2.

Среди реалистических концепций следует отметить, прежде всего, распространенные в советское время «теорию коллектива»

А.В.Венедиктова3, «теорию директора» Ю.К.Толстого4 и «теорию государства» С.И.Аскназия5. Их смысл заключается в том, что сущ ность юридического лица проявляется либо в коллективе, либо в Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. – 2001. – № 3;

см. его работу: «Сущность и ответственность юридического лица» // Государство и право. – 1997. – № 10. – С. 97 – 101;

Цит. по: Маньковский И.А. Теория юридического лица / Под ред. В.Г. Ти хини. – Минск: ОО «Молодеж. науч. об-во», 2002. – С. 33.

Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. – М., Л.: АН СССР, 1948. – С. 664–673.

Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собствен ности в СССР. – Л.: ЛГУ, 1955. – С. 87–92.

Аскназий С.И. Об основаниях правовых отношений между государствен ными социалистическими организациями (К проблеме юридического лица в со ветском гражданском праве) // Уч. зап. / Ленинград. юрид. институт. – Вып. VI. – Л., 1947. – С. 20–21.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности директоре, либо в государстве-собственнике соответственно. Лиди рующей теорией среди указанных выступала теория коллектива, которую поддерживали тогда С.Н.Братусь1, О.С.Иоффе2 и другие известные ученые3.

В советский период существовала также и «теория социальной реальности» Д.М.Генкина. Она рассматривала юридическое лицо как некую социальную реальность, наделенную определенным иму ществом4. Указанный взгляд получил закрепление в работах Б.Б.Че репахина5. Основной недостаток данной теории, состоит в том, что стирается поведенческая составляющая лиц, стоящих за юридичес ким лицом.

В настоящее время считается, что реалистические концепции не соответствуют рыночной действительности и, как отмечает В.Ф.Чигир, они «утратили свою актуальность»6.

В постсоветский период российская и белорусская гражданс ко-правовая наука стала отдавать предпочтение фикционным кон цепциям, среди которых необходимо, прежде всего, отметить «тео рию фикции» Ф.К. фон Савиньи, «теорию целевого имущества» А.

фон Бринца, «теорию коллективной собственности» Планиоля и «теорию интереса» Р.фон Иеринга. Их основной особенностью яв ляется отрицание существования реального субъекта со свойствами юридической личности7.

Авторы книги до недавнего времени также придерживались указанного (фикционного) подхода8. Однако в настоящее время от Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. – М., 1950. – С. 104–108.

Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. – Л., 1955. – С. 63–68.

См., например: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйствен ных отношениях. – М., 1968. – С. 50–53.

Генкин Д.М. Значение применения юридической личности во внутреннем и внешнем товарообороте СССР // Сб. науч. трудов Московского института народ ного хозяйства. Вып. XI. – М.: Госторгиздат, 1955. – С. 8–17.

Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридических лиц // Правоведение. – 1958. – № 2. – С. 43–50.

Гражданское право: Учебник. В 2 ч. / Под общ. ред. В.Ф. Чигира. – Минск:

Амалфея, 2000. – Ч. 1. – С. 224.

Чигир В.Ф. Субъекты гражданского права: Комментарий к ГК Республики Беларусь // Промышленно-торговое право. – 1999. – № 1. – С. 53;

Маньковский И.А. Указ. работа. – С. 33–47.

См. Веленто И.И. Проблемы макроправового регулирования отношений собственности в Республике Беларусь и Российской Федерации. – Гродно: ГрГУ, 2003. – 237 с.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений ношение к данному вопросу несколько изменилось, а точнее – скор ректировалось, и вот почему.

Изучая работы ученых по настоящей проблеме, при вниматель ном изучении их позиций приходим к выводу, что каждый из них в определенной степени прав, – важно только понять, почему они при держивались той или иной позиции. Разногласия же во взглядах начинают появляться тогда, когда определенное явление распрост раняется и на другие ситуации. Поясним данное утверждение.

Ф.К. фон Савиньи и его последователи юридическое лицо вы деляют в самостоятельный субъект права, отличный от физических лиц. Здесь вводится признак обособленности имущества юридичес кого лица, самостоятельности имущественной ответственности, ограниченной ответственности участников1. С.Н.Братусь, исследуя природу юридического лица, отметил, что юридическое лицо – со здание закона. Лишь право может перенести свойственную челове ку естественную правоспособность на идеальное, фиктивное суще ство2. Признаки, провозглашенные в теории фикции, получили закрепление в официальном определении юридического лица – в ст.

44 ГК Республики Беларусь (ст. 48 ГК Российской Федерации). Как результат этого, именно фикция, согласно ст. 45 ГК Республики Беларусь (ст. 49 ГК Российской Федерации), а не реальный участ ник, наделена правоспособностью, т.е. с формальной (юридичес кой) стороны юридическое лицо является участником экономичес ких отношений.

Однако у теории фикции существует один серьезный недоста ток – юридическое лицо, являясь «бумажным созданием», не имеет психолого-экономической мотивации, а следовательно, не может являться реальным участником экономических отношений. «Волей может обладать либо живой человек, либо коллектив людей. Орга низационно-правовая форма, взятая в отрыве от живых людей, ни какой волей обладать не может»3.

Иными словами, такое лицо не формирует экономическое по ведение по существу, поскольку, как уже отмечалось ранее, экономи ческие отношения являются совокупностью поведений реальных участников экономических отношений, имеющих психолого-эко Маньковский И.А. Указ. работа. – С. 35–36.

Братусь С.Н. Указ. работа. – С. 75.

Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей / Под ред. В.Н. Ли товкина и А.В. Рахмиловича. – М.: Городец, 2000. – С.105–106.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности номическую мотивацию, т.е. физических лиц. В подтверждение дан ной позиции в науке высказывается мнение, что юридическое лицо обладает только правоспособностью, а дееспособностью обладает только физическое лицо1.

Соответственно справедливо возникает вопрос: как же вписать юридическое лицо в реальное экономическое поведение?

Вот здесь и приходят на помощь упомянутые реалистические концепции, которые, по сути, трансформируют права и обязанности юридического лица на конкретных физических лиц. Именно физи ческие лица и являются непосредственными (реальными) участни ками экономических отношений, формируя тем самым экономичес кое поведение.

В реалистических теориях юридических лиц в различных ва риантах делается акцент на трех основных фигурантах юридичес кого лица:

а) во-первых, на учредителе (участнике, собственнике) юри дического лица, что усматривается, в частности, из «теории госу дарства» С.И. Аскназия (в его работах речь идет о государственной собственности и пока не рассматривается вопрос самого представи тельства государства).

б) во-вторых, на руководителе (органе) юридического лица, что отмечается, в том числе, в «теории директора» Ю.К.Толстого;

в) наконец, на трудовых коллективах, обоснования которых были даны, в частности, в «теории коллектива» А.В.Венидиктова.

Как уже отмечалось, все указанные фигуранты в той или иной степени являются участниками экономических отношений (см. рис.

1.3), но роль каждого из них на различных исторических этапах менялась. Например, как отмечается в научной литературе, во вре мена СССР предпочтение отдавалось трудовым коллективам2, на них делалась ставка в период известной «перестройки» (вторая полови на 80-х, а также 90-е года XX в.). Достаточно вспомнить коллектив ные и бригадные подряды, основу которых образовывали хозрас четные отношения, «коллективы интенсивного труда» (КИТы) в сельском хозяйстве3.

Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. – 2001. – № 3.

Гражданское право БССР / Под ред. В.Ф. Чигира. В 2 т. Т. 1. – Минск:

БГУ. – 1975. – С. 81–82.

Никонов А.А. Спираль многовековой драмы: аграрная наука и политика России (XVIII–XX вв.) / А.А. Никонов. – М.: Энциклопедия российских деревень, 1995. – С. 391–397.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений Нынешняя действительность отражает противоположный курс, полностью игнорируя данного участника, поставив его в зависи мость от руководителей юридических лиц. Достаточно сказать, что в гражданских кодексах Беларуси и России, которым отводится роль экономических конституций, равно как и в специальных законах об отдельных организационно-правовых формах юридических лиц, о трудовых коллективах как фигурантах юридического лица практи чески не упоминается1.

Для сравнения необходимо отметить, что далеко не во всех раз витых странах с рыночной экономикой трудовые коллективы игно рируются в такой степени. По иному, в частности, к данному вопро су подходит германское законодательство, где трудовым коллективам традиционно принадлежит одна треть голосов в наблюдательном совете акционерных обществ, обладающих в силу закона широкими полномочиями2. Что же касается российской и белорусской науки, то основные дискуссии о недостатках юридического лица сводятся к конфликту учредителя (участника, собственника) и руководителя (исполнительного органа) юридического лица3.

Основные фигуранты юридического лица выступают участни ками экономических отношений под влиянием имущественного ин тереса не сами по себе, а по отношению к имуществу юридического лица и от его имени. Здесь вновь приходят на помощь фикционные теории, в частности, упомянутые «теория целевого имущества» А.

фон Бринца, «теория коллективной собственности» Планиоля и «те ория интереса» Р. фон Иеринга. Как видно, в юридическом лице отражены вопросы возможностей владения, пользования и распо ряжения имуществом юридического лица, а это – отношения соб ственности.

См. гл. 4 ГК Республики Беларусь, а равно гл. 4 ГК Российской Федерации;

Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и об ществах с дополнительной ответственностью: Закон Респ. Беларусь, 9 дек. 1992 г.

// Ведомости Верхов. Совета Респ. Беларусь. – 1992. – № 35. – Ст. 552;

Об акцио нерных обществах: Федеральный закон, 26 дек. 1995 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

Имеется в виду § 93 Закона об акционерных обществах Германии. См.:

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А.Ва сильев. – Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1993. – С. 157.

Скловский К.И. О последствиях совершения руководителем сделок вопре ки интересам организации // Хозяйство и право. – 1998. – № 5;

Маньковский И.А.

Указ. работа. – С. 39.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности Соответственно, для правового регулирования экономических отношений, вытекающих из деятельности юридических лиц, име ет значение не собственно правоспособность юридического лица, а трансформированные из правоспособности юридического лица права и обязанности по отношению к имуществу юридического лица трех его основных фигурантов: учредителя (участника, соб ственника) юридического лица, руководителя (исполнительного орга на) и трудового коллектива.

Таким образом, юридическое лицо имеет двойственную при роду, с одной стороны, оно является фикцией, т.е. не обладает пси холого-экономической мотивацией, с другой – представляется в граж данском обороте реальными лицами, права и обязанности которых являются производными от прав и обязанностей самого юридичес кого лица.

К праву собственности данные взгляды имеют непосредствен ное отношение, поскольку права и обязанности основных фигуран тов возникают по поводу имущества, сформированного особым об разом и принадлежащего юридическому лицу.

Имущество юридического лица формально не принадлежит указанным фигурантам, а закрепляется за юридическим лицом либо на праве собственности, либо на особом вещном праве: праве опе ративного управления и праве хозяйственного ведения для основ ного имущества;

на праве пожизненно наследуемого владения или праве постоянного (бессрочного) пользования – для земельных уча стков1. Можно сказать, что юридическое лицо – это особый способ формирования отношений собственности под видом фикции между основными фигурантами юридического лица (участником юридического лица, исполнительным органом и трудовым коллек тивом).

Крен в сторону фикционных теорий ведет к уходу от правового регулирования отношений собственности по существу, т.е. реальные участники экономических отношений выпадают из-под правового воздействия. И здесь мы подошли к очень важной проблеме, кото рая должна быть разрешена на уровне юридического лица, – это за дача необходимости совмещения правового регулирования юриди ческого лица как фикции и логики правового регулирования См. ст. 217 ГК Республики Беларусь, а равно ст. 216 ГК Российской Феде рации.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений отношений собственности, т.е. юридического лица – реальности.

Иными словами, в юридическое лицо необходимо вместить связку «собственник – представитель собственника», т.е. определить, кто из фигурантов юридического лица претендует на роль «опосредо ванного собственника», а кто на роль «представителя опосредован ного собственника».

Опосредованный собственник, которого в научной литературе также именуют «реальным» или «истинным собственником»1, из начально не юридическая, а экономическая фигура, поскольку его основным отличительным признаком является «чувство собствен ности». Поэтому основным признаком эффективного правового ре гулирования отношений с участием юридических лиц выступает степень совпадения реального (опосредованного) и формального (юридического) собственника. Последним, как уже отмечалось, выступает фикция, т.е. юридическое лицо.

Очевидно, что реальным собственником имущества юридичес кого лица следует считать того, кто данное имущество формирует и определяет правоспособность юридического лица. Таким главным фигурантом юридического лица, согласно ст. 45 ГК Республики Беларусь (ст. ГК Российской Федерации), выступает учредитель.

На верховенство учредителя указывают и работы экономистов-клас сиков: в частности, А.Смит считал, что предпринимательством за нимается только собственник2;

данной позиции придерживался и сторонник фундаментального течения К.Маркс3.

Что касается руководителя (исполнительного органа юридичес кого лица), то у него должна быть роль представителя реального собственника.

Для чего необходимо такое сочетание, каков его практический смысл, прежде всего, с позиции макроправового регулирования эко номических отношений?

По отношению к имуществу юридического лица необходимо, как и для обычного имущества, придерживаться принципа «одно имущество – один хозяин», что означает предоставление рыночных полномочий только одному лицу, т.е. реальному собственнику. Если же подобные (рыночные) полномочия предоставить опосредованно Маньковский И.А. Указ. работа. – С. 39.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов / Кн. I– III. – М.: Наука, 1992. – С. 166.

Лученок А.И. Указ. соч. – С. 20.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности му собственнику и его представителю одновременно, то возможен конфликт интересов между фигурантами юридического лица, о ко тором предупреждают ученые1. Более того, К.И.Скловский в воз можном (если не сказать точнее: «закономерном». – И.В.) конфлик те видит «одну из наиболее серьезных угроз хозяйственному развитию»2.

С позиции макроправового регулирования вышеуказанное оз начает, что исходное правовое регулирование правового статуса уч редителя и руководителя должно определять права и обязанности таким образом, чтобы они не пересекались, а в случае пересечения – необходимо четко обозначить приоритет интересов. Для решения данной проблемы идеальным является соотношение: исходное пра вовое регулирование прав и обязанностей учредителя (участника, собственника) юридического лица предполагает использование ры ночной правовой конструкции, основанной на принципе «учреди телю разрешено все, кроме того, что запрещает законодательство»;

а правовое регулирование прав и обязанностей руководителя (испол нительного органа) юридического лица предполагает исходную ад министративную правовую конструкцию, построенную на принци пе «руководителю разрешено только то, что ему разрешил учредитель и разрешает законодательство».

Но такой подход противоречит природе руководителя юриди ческого лица, который в данном случае будет стеснен в своей хозяй ственной функции как орган юридического лица. Указанное позво ляет говорить о предоставлении ему рыночных полномочий в той степени, в которой они прозрачны и контролируемы опосредо ванным собственником, т.е. на основе административной право вой конструкции с элементами освобождения. Допустимо предоста вить ему элементы рыночных свобод на базе административного правового режима, но лишь в той степени, в какой данные свободы прозрачны и контролируемы опосредованным собственником. В противном случае неизбежен конфликт интересов двух указанных фигурантов.

Зарубежный опыт, в частности немецкое акционерное законо дательство, показывает, что хозяйственную компетенцию руково Ушачев И.Г. Формирование рациональных систем управления в АП. – М.:

Экономика и информатика, 1999. – С. 139–145;

Маньковский И.А. Указ. работа. – С. 39–40.

Скловский К.И. Указ. работа.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений дителя можно значительно расширить без ущерба для прав ак ционеров путем законодательного закрепления презумпции вины руководителя юридического лица, что автоматически ведет к пере носу на него бремени доказывания целесообразности своих дей ствий!. В результате, в случае возникновения сомнений у членов наблюдательного совета по поводу целесообразности действий ру ководителя, например, той или иной сделки, – последний обязан обосновать перед наблюдательным советом выгодность сделки для юридического лица, в противном случае руководитель может быть смещен с должности членами данного совета. При таком подходе как непрофессиональный руководитель, так и руководитель, злоупот ребляющий своими правами, будет достаточно быстро выявлен, а конфликт устранен.

Расширению прав руководителя без ущерба опосредованного соб ственника способствуют юридические приемы, используемые в При мерном законе США о предпринимательских корпорациях, который, во-первых, подробно регламентирует конфликт интересов акционеров и правления (руководителя)2, во-вторых, американское законодатель ство в пользу акционеров защищает даже саму возможность действия руководителя в ущерб юридического лица, т.е. «если должностное лицо корпорации присваивает возможность, которой могла бы воспользо ваться корпорация, то корпорация может потребовать, чтобы вся выго да от сделки была зачислена на счет корпорации, а закон устанавливает доверительную собственность в пользу корпорации в отношении иму щества и выгоды, приобретенной таким способом»3.

В.В.Лаптев предлагает также поставить руководителя юриди ческого лица в зависимость от трудового коллектива4, хотя бы так, как это имело место в ст. 32 известного Закона РСФСР «О предпри ятиях и предпринимательской деятельности»5, – путем участия в Имеется в виду § 93 Закона об акционерных обществах Германии. См.:

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А.Ва сильев. – М.: Международные отношения, 1993. – С. 157.

См.: Сыродоева О.Н. Ответственность управляющих компаниями (сравни тельный анализ законодательства США и России) // Государство и право. – 1995. – № 10. – С. 69.

Цит. по: Сыродоева О.Н. Указ. работа. – С. 70;

Guth v. Loft, Inc. – 23 Del.

Ch. 255, 5 A, 2d 511 (1939).

Лаптев В.В. Законодательство о предприятиях (критический анализ) // Го сударство и право. – 2000. – № 7. – С. 24.

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. – 1990. – № 30. – Ст. 418.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности управлении. И такой взгляд обусловлен не только социальной со ставляющей, но и тем, что работники больше ощущают на себе не гативное руководство и способны оперативно отреагировать на на рушения не только трудового законодательства, но и вносить предложения и замечания по иным вопросам хозяйственной деятель ности.

Аналогичной позиции придерживались известные ученые на чала прошлого века И.А.Покровский и Л.С.Таль, которые рассмат ривали коллективный договор как разновидность гражданско-пра вового договора, а рабочие союзы – в качестве фигурантов юридического лица1.

Но, в основном, рабочие коллективы не рассматриваются в ка честве фигурантов юридического лица, поскольку, как полагают от дельные ученые, «смена части или всего трудового коллектива ком мерческого юридического лица или всего трудового коллектива... не повлияет на непродолжительный период на деятельность юридичес кого лица»2. Вряд ли убедителен данный аргумент, поскольку суще ствуют коммерческие организации, которые целиком и полностью зависят от деятельности отдельных квалифицированных работни ков (или даже одного такого работника), без которых организация фактически прекращает свою коммерческую деятельность. С дру гой стороны, далеко не всегда смена участников юридического лица, например, акционеров, влечет для коммерческой организации ка кие-либо проблемы, иначе зачем юридическое лицо создавать.

Необходимо отметить, что не всегда необходимо ограничивать компетенцию руководителя. Возможно и другое.

Во-первых, руководитель-участник, руководитель-собствен ник или «опосредованный собственник» одновременно является и руководителем и учредителем (участником, собственником) юриди ческого лица. В данном случае имеет место классический вариант предпринимательства, на который указывали еще А.Смит и К.Маркс.

На преимущества соединения в одних руках собственности и управления указывают многие ученые3. Очевидно, что конфликт Покровский. Указ. работа. – С. 159–160.

Маньковский И.А. Указ. работа. – С. 39–40.

Ичитовкин Б.Н. Немонополистический сектор экономики в системе совре менного монополистического капитализма. – Красноярск: Изд. Красноярского ун та, 1988. – С. 73.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений интересов при совпадении двух указанных фигурантов в одном лице потенциально исключен. Правовое же регулирование отношений двух фигурантов предполагает объединение хозяйственной компе тенции в сторону больших полномочий.

Во-вторых, руководители юридических лиц, которые связаны с учредителем лично-доверительными отношениями. В данном случае отношения собственности зависят от доверия между указан ными лицами. Особенность таких отношений состоит в том, что они не порождают системы и, следовательно, предполагают временный характер (хотя никто не утверждает, что не существует исключений из данного предположения).

В любом случае две приведенные модели не порождают систе му, а следовательно, не могут быть основным звеном экономическо го развития.

Из приведенных выше рассуждений следует вывод: основное внимание в законе должно быть направлено на регулирование отно шений между «руководителем-несобственником» и учредителем (участником), который выступает «опосредованным собственни ком» (собственником), поскольку данные отношения находятся вне поля лично-доверительных отношений (связаны сугубо деловыми отношениями). В этом смысле модели организационно-правовых форм юридических лиц должны быть оптимальными, т.е. в случае возникновения конфликта интересов в первую очередь защищать права опосредованного собственника.

Обоснованная «теория юридических лиц» позволяет разрешить дискуссию о необходимости их публичной (административной или уголовной) ответственности. Очевидно, что о публичной ответствен ности юридического лица можно говорить только на уровне воздей ствия на его имущество, в первую очередь, штрафными санкция ми1, либо на деятельность (бездеятельность) юридического лица, как, например, приостановление или прекращение предпринимательс См. ст. 23 Кодекса Республики Беларусь об административных правонару шениях от 6 дек. 1984 г. № 4048 (КоАП Республики Беларусь) // Ведомости Вер хов. Совета Республики Беларусь. – 1993. – № 22. – Ст. 278;

а равно ст. 3.2 Кодек са Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. (КоАП Российской Федерации) № 195-ФЗ // Собр. законодательства Рос.

Федерации. – 2002. – Ч I. – № 1– Ст. 1.

Лекция 7. Общая характеристика права собственности кой деятельности1. Принципиально, с позиции материально-право вого регулирования, не имеет значения, как она будет именоваться:

«уголовная ответственность» или «административная ответствен ность». В любом случае, юридическому лицу, как фикции, любые наказания безразличны. Другой вопрос: как такая ответствен ность отражается на фигурантах юридического лица? Именно эта сторона и определяет действенность и необходимость наказа ния. Поэтому, если, например, на юридическое лицо налагается боль шой штраф, а его фигурантам от этого «ни холодно, ни жарко», – бессмысленно и наказание.

По указанной причине административная ответственность бюджетных организаций может заключаться только в воздействии на ее деятельность, например, в пресечении определенной (в том числе незаконной) деятельности, в силу, например, нарушения тре бований антимонопольного законодательства2. Что касается воздей ствия на имущество бюджетной организации, прежде всего – штраф ные меры, то, по нашему мнению, такое наказание не имеет смысла, – это подрывает имущественную основу самого государства, посколь ку бюджетные организации являются его выражением. Вопрос дол жен ставиться только об административной ответственности руко водителя организации либо иного лица, действиями которого вызваны нарушения законодательства.

Вопросы для самоконтроля 1. Как соотносятся термины «право собственности» и «отношения собственности»?

2. Какие подходы к термину «право собственности» известны в совре менной науке? В чем различие экономического и юридического взгляда?

3. Какие стороны «переплетаются» в отношениях собственности? Что такое «чувство собственности»?

Имеется в виду «приостановление действия лицензии», что автоматически влечет приостановление лицензируемой предпринимательской деятельности и «аннулирование лицензии», влекущее прекращение лицензируемой предприни мательской деятельности. См. ст. 13 Федерального закона Российской Федерации «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собр. законодательства Рос.

Федерации. – 1998. – № 39. – Ст. 4857.

См. ст. 7 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистичес кой деятельности на товарных рынках» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1991. – № 16. – Ст. 499.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений 4. Каких главных фигурантов необходимо выделить в отношениях собственности и почему? Что следует понимать под «конфликтом интере сов»?

5. Какие рыночные конструкции необходимо брать за основу для соб ственника и для представителя собственника и почему?

6. Какие существуют основные направления научной мысли в теории юридического лица и в чем их отличие?

7. Кто является главными фигурантами юридического лица? Какова роль трудового коллектива в деятельности юридического лица?

8. В чем проявляется двойственность природы юридического лица?

Какое место занимает юридическое лицо в отношениях собственности?

9. Что необходимо понимать под отношениями собственности?

10. Почему возможен конфликт фигурантов юридического лица и как его не допустить?

11. Дайте характеристику различным видам отношений «учредитель (участник) юридического лица – руководитель (исполнительный орган) юридического лица».

12. По какому признаку необходимо выбирать микроинституты отно шений собственности?

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности Собственность сама по себе не имеет ничего абсолютного В. Соловьев Вопросы лекции 8.1. Признаки выбора микрообластей абсолютных экономических отношений. Идеальное право собственности.

8.2. Основные правовые факторы, формирующие реальное право соб ственности. Характеристика видов отношений «собственник – пред ставитель собственника».

8.3. Соотношение чувства собственности и прав учредителей (участ ников) юридического лица.

8.4. О соотношении коммерческой и некоммерческой деятельности.

8.5. Основные и дополнительные микроинституты правового регули рования отношений собственности. Дополнительные факторы фор мирования реального права собственности.

8.1. Определившись с логикой правового регулирования отно шений собственности и теорией юридических лиц, следует перейти к основному вопросу данной лекции: теории формирования права собственности участников экономических отношений, в том числе хозяйствующих субъектов, с позиции межотраслевого пра вового регулирования.

Применительно к теоретическим выкладкам, приведенным в предыдущих лекциях, здесь следует ответить на вопрос: каким об разом формируются микроинституты правового регулирования абсолютных экономических отношений?

Напомним, что микроинститут правового регулирования явля ется основным звеном правового регулирования экономических от ношений и, соответственно, отношений собственности.

Выбор микрообластей экономических отношений, а соответ ственно и построение микроинститутов правового регулирования, по нашему мнению, целесообразно осуществлять, исходя из взаим ного сочетания следующих признаков: во-первых, психолого-эконо мической мотивации опосредованного собственника к формируемому имуществу в виде «чувства собственности», во-вторых, в зависи мости от порядка образования имущества, что входит в предмет Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений организационно-правовой формы хозяйствующего субъекта, в-тре тьих, от типа взаимоотношений между руководителем и учредите лем юридического лица.

Структурное построение права собственности по межотрасле вому признаку имеет специфику, поскольку речь идет об абсолют ных экономических отношениях, по принципу «от общего к частно му».

В общем виде основная формула права собственности закреп лена в п. 2 ст. 44 Конституции Республики Беларусь1 (подобно п. ст. 35 Конституции Российской Федерации2), согласно которой «соб ственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться иму ществом как единолично, так и совместно с другими лицами». В Основном законе закреплены и пределы осуществления права соб ственности, «которое не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-куль турным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интере сы других лиц»3.

Указанные положения продублированы в разделе II ГК Респуб лики Беларусь (в аналогичном разделе ГК Российской Федерации), где дана подробная регламентация права собственности как абсо лютного права.

Поскольку абсолютные экономические отношения выражают возможности участников экономических отношений, для хозяйству ющих субъектов такое право еще остается абстракцией без допол нительных ограничений, которые в самом праве собственности не усматриваются. Иными словами, для выбора микрообласти (основ ного звена) правового регулирования экономических отношений только общего права собственности еще недостаточно, поскольку оно, по мнению отдельных ученых, образует только некую «идеальную модель полной собственности»4, которая не зависит от субъекта.

Для собственно правового воздействия экономических отноше ний важно право собственности, выраженное в рамках правосубъ ектности конкретных физических и юридических лиц. Именно юри Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 1999. – № 1. – Рег.1.

Рос. газета. – 1993. – 25 дек. – С. 1–6.

См.: п. 6 ст. 44 Конституции Республики Беларусь. Аналогичные положе ния вытекают из ст. 17 и ст. 34 Конституции Российской Федерации.

Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практичес кое пособие. – 2-е изд. – М.: Дело, 2000. – С. 162.

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности дический признак субъекта берется в основу формирования микро области экономических отношений.

Разъясним подробнее приведенное утверждение: согласно п. ст. 210 ГК Республики Беларусь (п. 2 ст. 209 ГК Российской Феде рации) собственник вправе по своему усмотрению совершать в от ношении принадлежащего ему имущества любые действия, не про тиворечащие законодательству. Вместе с тем, по белорусскому законодательству, предприниматель в силу специальной правоспо собности1 не вправе заниматься отдельными видами деятельности, которые не указаны в соответствующих документах на право веде ния предпринимательской деятельности, а следовательно, не вправе осуществлять свои права собственности в полном объеме в отноше нии отдельных видов имущества, например, осуществлять торгов лю вино-водочной продукцией, на что также необходимо и наличие специального разрешения (лицензии), причем последнее требова ние одинаково как в белорусском2, так и в российском законодатель стве3. По ГК Российской Федерации в силу общей правоспособнос ти учредитель вправе запретить юридическому лицу заниматься отдельными видами деятельности4.

Юридический признак включает в себя и «чувство собственнос ти», т.е. степень удаления (потери прав) опосредованного собствен ника от имущества юридического лица, которое он сам и формирует.

Впрочем, одного юридического признака для формирования микрообластей недостаточно, поскольку, как уже отмечалось, реаль ными участниками экономических отношений (экономического по ведения) являются только физические лица, имеющие психолого экономическую мотивацию. Поэтому для хозяйствующего субъекта имеет значение, в каких отношениях находятся между собой опос редованный или реальный собственник и руководитель юридичес кого лица. Здесь, как уже отмечалось, необходимо выделить три на См. ст. 45 и ст. 22 ГК Республики Беларусь.

См. Постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 21.08.1995 № 456 «О перечне видов деятельности, на осуществление которых требуется специальное разрешение (лицензия), и органов, выдающих эти разре шения (лицензии)» // Собрание указов Президента и постановлений Каб. Мини стров Республики Беларусь. – 1995. – № 24. – Ст. 591.

Федеральный закон Российской Федерации «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1998. – № 39. – Ст. 4857.

См. ст. 67 ГК Российской Федерации.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений правления отношений: обычные (служебные), лично-доверительные и отношения, когда оба фигуранта совпадают в одном лице.

Таким образом, микрообласти экономических отношений для хозяйствующих субъектов формируются законодательством в сле дующей последовательности:

1) концептуально на уровне Конституции Республики Бела русь (Российской Федерации), включая виды собственности;

2) традиционным правом собственности (гл. 13 ГК Респуб лики Беларусь, аналогичная глава ГК Российской Федерации);

3) субъектными ограничениями деятельности хозяйствующих субъектов, вытекающими из организационно-правовых форм (гл. ГК Республики Беларусь, аналогичная глава ГК Российской Феде рации);

4) по признаку типа отношений между основными фигу рантами юридического лица «опосредованный собственник – ру ководитель юридического лица», что косвенно отражается в законо дательстве, но не в должной степени. Поскольку основная задача теоретической части курса лекций – показать, как, по нашему мне нию, правовое регулирование экономических отношений должно строиться, – данный признак необходим.

Конституция является стратегическим документом, опреде ляющим общие принципы права собственности. Для правового же регулирования имеет значение правовой режим (исходная право вая конструкция), который зависит от вида собственности. По на шему мнению, конституция должна устанавливать для частной соб ственности исходный рыночный правовой режим, основанный на принципе «все, что законом не запрещено, то собственнику разре шено», а для публичной (государственной и муниципально-комму нальной) собственности – исходный административный правовой режим, основанный на принципе «все, что законодательством не разрешено, то для лиц, представляющих государственную собствен ность, запрещено».

Что касается остальных вопросов правового регулирования отношений собственности, то они, несмотря на прямое действие основного документа, имеют отсылочный характер и уточняются на уровне законодательства.

Праву собственности посвящен раздел III ГК Республики Бе ларусь (аналогичный раздел ГК Российской Федерации), который основан на рыночном правовом режиме. Что касается права пуб личной (государственной) собственности, то его режим достаточно Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности узко и ограничено уточняется на уровне ограниченных вещных прав.


Право собственности является «идеальным» институтом, который без привязки к конкретному участнику экономических отношений в чистом виде не применяется, а конкретизируется: во-первых, на уров не организационно-правовых форм (а это, прежде всего, «чувство собственности»), во-вторых, уточняется на уровне связки отноше ний основных фигурантов юридического лица «опосредованный собственник – руководитель хозяйствующего субъекта».

Именно указанные ограничения и формируют из «идеального»

права собственности основные микроинституты правового регули рования отношений собственности.

По признаку формирования отношений основных фигурантов хозяйствующие субъекты можно было бы разделить на следующие группы:

а) хозяйствующие субъекты, в которых собственник либо опос редованный собственник совпадает с руководителем субъекта:

индивидуальные предприниматели;

фермерские хозяйства;

простые товарищества;

хозяйственные товарищества;

унитарные предприя тия с имуществом на праве хозяйственного ведения, основанные на праве частной собственности1, в которых собственник одновремен но является руководителем юридического лица;

хозяйственные об щества, в которых один из основных учредителей является руково дителем юридического лица, включая «компании одного лица»2;

производственные и потребительские кооперативы;

фонды;

учреж дения, основанные на частной форме собственности;

б) хозяйствующие субъекты, в которых собственник либо опос редованный собственник и руководитель субъекта находятся в лич но-доверительных отношениях и при этом нет признаков, указан ных в предыдущем пункте. Сюда могут относиться хозяйственные общества;

унитарные предприятия с имуществом на праве хозяй ственного ведения, основанные на праве частной собственности;

Данная организационно-правовая форма допускается в соответствии со ст.

114 ГК Республики Беларусь.

ГК Российской Федерации допускает возможность образования хозяйствен ных обществ в виде «компании одного лица», т.е. не вводит минимальных количе ственных ограничений для учредителей юридического лица. См. Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимате лей / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, В.П. Звеков и др.;

Под рук. М.И. Бра гинского. – М.: Фонд «Правовая культура», 1995. – Коммент. к гл. 4.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений производственные и потребительские кооперативы;

фонды;

учреж дения.

Указанные отношения могут пересекаться: когда один из соуч редителей (сособственников) является руководителем, между таким руководителем и остальными участниками предполагаются лично доверительные отношения, что, в частности, имеет место в хозяй ственных и простых товариществах. Последнее (простое товарище ство или лица, действующие на основании договора о совместной деятельности1) юридическим лицом не является, но, тем не менее, в качестве хозяйствующей единицы такое сообщество рассматривать можно;

в) наконец, обычные хозяйственные отношения, когда отно шения основных фигурантов хозяйствующих субъектов являются сугубо рабочими (служебными). Сюда следует отнести все органи зационно-правовые формы юридических лиц, основанных на пуб личной собственности;

хозяйственные общества;

унитарные пред приятия;

производственные и потребительские кооперативы, в которых неделимые фонды охватывают практически все имущество (колхозы соц. типа);

фонды;

учреждения;

объединения юридичес ких лиц;

общественные и религиозные организации (если они осу ществляют хозяйственную деятельность).

Нетрудно заметить, что для, например, общества с ограничен ной ответственностью может существовать все три типа отношений, что предполагает сведение их в определенную систему на уровне одного микроинститута правового регулирования. Тем не менее, логика правового регулирования предполагает несколько отличные подходы для каждого из приведенных типов отношений. Если для обычных хозяйственных отношений применима схема, когда соб ственника (для опосредованного собственника) предполагается об щая рыночная, а для руководителя – общая административная пра вовая конструкция (об элементах рыночных свобод пока не будем вести речь), то в случае совпадения основных фигурантов в одном лице либо при наличии лично-доверительных отношений – только рыночная правовая конструкция. Кроме того, лично-доверительные отношения предполагают механизм их разрыва без указания при чин, когда право может фиксировать только сам факт разрыва отно шений: например, отношения поручения прекращаются как отме ной поручения, так и отказом поверенного.

См. гл. 54 ГК Республики Беларусь, а равно гл. 55 ГК Российской Федерации.

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности На уровне юридического лица выделение различных типов от ношений допустимо лишь в случае, когда факт совпадения либо личной доверительности юридически обособляется от обычных ра боче-служебных отношений между основными фигурантами юри дического лица, равно как и факт прекращения таких отношений или их переход из одной категории в другую.

Отдельные организационно-правовые формы хозяйствующих субъектов не могут существовать вне системы личной доверитель ности: индивидуальный предприниматель, пригласивший себе уп равляющего;

фермерское хозяйство;

отношения между простыми товарищами и отношения между полными товарищами в хозяйствен ных товариществах. Если доверие пропадает, то такие организаци онно-правовые формы хозяйствующих субъектов обречены на пре кращение своей деятельности.

8.3. Основным признаком формирования микрообластей эко номических отношений и соответствующих микроинститутов пра вового регулирования следует считать степень удаленности собствен ника (опосредованного собственника) от создаваемого им имущества, т.е. поведение участника юридического лица зависит от количества тех прав, которые ему передаются после передачи им имущества юридическому лицу.

В науке выделяют несколько моделей юридических лиц по дан ному признаку. «Сущность первой модели состоит в том, что учре дители (участники) с передачей юридическому лицу соответствую щего имущества полностью утрачивают свои вещные права на него.

Не имеют они таких прав и по отношению к приобретенному иму ществу. Соответственно и переданное учредителями (участниками) и приобретенное самим юридическим лицом имущество признает ся принадлежащим ему на праве собственности. Утрачивая вещные права, учредитель (участник) взамен приобретает права обязатель ственные – права требования к юридическому лицу»1.

Говоря о правах учредителя, в научной литературе2, равно как и ст. 64 ГК Республики Беларусь (ст. 67 ГК Российской Федерации), выделяют, как правило, три основных права учредителя юридичес кого лица: право на управление, право на дивиденды и право на Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федера ции для предпринимателей / Под. рук. М.И. Брагинского. – Коммент. к гл. 4.

Там же.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений ликвидационную квоту. Сюда же следует отнести, по нашему мне нию, определяющее для чувства собственности право выхода учас тников юридического лица с получением стоимости части сво его имущества, что предусматривает п. 2 указанной статьи ГК.

Полнота наличия совокупности данных прав и определяет чув ство собственности. Как отмечается в литературе, по первой модели юридического лица строятся «юридические лица – корпорации»1:

хозяйственные товарищества и хозяйственные общества, а также производственные и потребительские кооперативы. Тем не менее, у кооперативов есть одно существенное отличие, которое предусмот рено п. 1 ст. 109 ГК Республики Беларусь (аналогичной статьей ГК Российской Федерации), – неделимые фонды, под которые мо жет отводиться часть имущества, – на него уже не распространя ется право получения стоимости имущества в случае выхода учас тника из состава юридического лица. Если же неделимое имущество распространить на все имущество юридического лица, то получим колхоз социалистического типа, который отдельные ученые если и не выделяют в самостоятельную организационно-правовую фор му, то, по крайней мере, указывают на его существенные отличия от классического производственного кооператива, предусмотрен ного нормами §3 гл. 4 ГК Республики Беларусь2. В настоящее вре мя таковые предусматриваются Примерным уставом колхоза (сель скохозяйственного производственного кооператива), утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 2 февраля 2001 г. № 493.

Главное отличие, по нашему мнению, состоит в устранении чув ства собственности, вследствие чего участник юридического лица (колхозник) фактически приближается по правовому статусу к на емному рабочему.

«Вторая модель отличается тем, что учредитель, передавая юридическому лицу во владение, пользование и распоряжение соот ветствующее имущество, продолжает оставаться его собственником.

Учредитель признается собственником и всего того, что юридичес кое лицо приобретает в дальнейшем в процессе своей деятельности.

Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федера ции для предпринимателей / Под. рук. М.И. Брагинского. – Коммент. к гл. 4.

См., например, Кузьмич И.П. Сельскохозяйственный производственный кооператив как организационно-правовая форма ведения сельскохозяйственного производства. Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.06 / ИГиП НАН Беларуси. – Минск, 2002.

Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2001. – № 15. – Рег. 1/2020.

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности Тем самым вещными правами на одно и то же имущество обладают учредитель-собственник и само юридическое лицо, которому иму щество принадлежит на производном от собственности праве хо зяйственного ведения»1. Здесь речь идет об унитарных предприяти ях, а также финансируемых собственником учреждениях, в частности. Применительно к «чувству собственности», данную мо дель можно поставить в один ряд с первой моделью отношений, поскольку все составные компоненты формирования его налицо, – учредитель остается собственником.


За период развития правового регулирования экономических отношений известны случаи, когда, представитель собственника по отношению к имуществу предприятия обладал значительно боль шими возможностями (включая право распоряжения), чем сам соб ственник, – право полного хозяйственного ведения2, т.е. собствен ник в лице государства искусственно отдалялся. Впоследствии от такой конструкции законодателю пришлось отказаться по причинам, которые будут разъяснены далее в настоящей работе3.

Наконец, «третья модель предполагает, что юридическое лицо становится собственником всего принадлежащего ему имущества.

При этом, в отличие от первой и второй модели, в указанном случае учредители (участники) никакими имущественными правами по отношению к юридическому лицу – ни обязательственными, ни вещ ными – не обладают»4. Речь идет о полной потере чувства собствен ности учредителями по отношению к имуществу юридического лица.

К данной модели следует отнести общественные и религиозные орга низации (объединения), фонды, а также колхозы социалистическо го типа, об особенностях которых уже говорилось, а также недели мые фонды производственных и потребительских кооперативов – именно по критерию потери основного компонента «чувства соб ственности» – права на компенсацию своей доли в случае выхода участника из состава юридического лица.

Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федера ции для предпринимателей / Под. рук. М.И. Брагинского. – Коммент. к гл. 4.

См. ст. 47 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик // Ведомости Верхов. Совета СССР. – 1991. – № 26. – Ст.733.

Ныне действующее законодательство России и Беларуси (Общая часть ГК) таких организационно-правовых форм не содержит.

Там же.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений 8.4. Пожалуй, еще на одной классификации необходимо оста новиться: ст. 46 ГК Республики Беларусь (ст. 50 ГК Российской Фе дерации) разделила юридические лица на «коммерческие» и «не коммерческие» организации, где первыми (коммерческими) признают организации, у которых основная цель – извлечение при были, а вторыми (некоммерческими) – организации, которые такой цели не преследуют.

К коммерческим организациям белорусский и российский ГК относят хозяйственные товарищества и общества, производствен ные кооперативы, государственные и муниципальные предприятия, а к некоммерческим – потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), учреждения, фонды, а также другие юридические лица, предусмотренные законом. После дним предоставляется право заниматься предпринимательской дея тельностью при одновременном наличии двух условий: во-первых, их деятельность должна служить достижению целей, поставленных перед организацией, во-вторых, по своему характеру соответство вать этим целям.

Однако приведем следующее сравнение:

1. Некоммерческая организация (см. рис. 8.1): между Учрежде нием образования «Институт», который выступает в роли исполни теля, и студентом, являющимся заказчиком, заключен договор на предоставление образовательных услуг, согласно которому заказчик выплачивает исполнителю определенную сумму денег, а исполни тель оказывает услуги по обучению студента;

деньги студента ис пользуются на выплату зарплат (включая руководителей) и иные расходы, связанные с обучением.

Зарплата Заказчик Исполнитель Договор на оказание образовательных услуг (Учреждение (Студент) образования) Деньги Услуги УО «Институт»

Рис. 8.1. Схема оказания услуг некоммерческой организацией Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности 2. Коммерческая организация (см. рис. 8.2) Общество с огра ниченной ответственностью (ООО) «Строитель», выступая в роли подрядчика, заключает договор подряда с заказчиком на проведение евроремонта.

Соответственно заказчик передает подрядчику деньги, которые используются на зарплату рабочим и руководителю и дивиденды участникам юридического лица. Сам же подрядчик выполняет стро ительные работы.

В двух приведенных схемах вроде бы нет никаких различий: в обоих случаях заключены гражданско-правовые договоры, схема взаимного исполнения обязательств сторонами также одинакова.

Поэтому, как отмечают ученые, «когда извлечение прибыли являет ся основной целью организации, а когда – побочной, в реальной жизни определить бывает довольно трудно;

одна цель может специ ально прикрывать другую, поэтому данный признак остается мало пригодным для отграничения некоммерческих организаций от ком мерческих»1.

Зарплата, дивиденды Подрядчик Договор на выполнение работ по евроремонту (Строитель- Заказчик ная фирма) Деньги Работа ООО «Строитель»

Рис. 8.2. Коммерческая организация С другой стороны, неясно, что может означать разрешение «осу ществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, по скольку это служит достижению целей, ради которых организация создана, и соответствующую этим целям» (см. абз. 2 п.3 ст. 50 ГК Российской Федерации, равно как и ст. 46 ГК Республики Беларусь. – И.В.). Речь здесь, по-видимому, должна идти просто об ограниче Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части пер вой (постатейный). – Изд. 3-е, испр. и доп. / Рук. авт. коллектива и отв. ред. О.Н. Са диков. – М.: Контракт;

Инфра–М, 1998. – Коммент. к ст. 50.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений нии свободы распоряжаться полученной прибылью и праве исполь зовать ее только в соответствии с уставными целями некоммерчес кой организации. Таким образом, признаком, отличающим коммер ческие организации от некоммерческих, по ГК, практически остается право первых распределять полученную прибыль между своими участниками и отсутствие такого права у вторых»1.

Но данный недостаток легко устраняется, если учредитель офор млен в числе руководителей юридического лица, – в этом случае дивиденды заменяются адекватным повышением зарплаты. В этом смысле можно говорить о псевдо предпринимательской деятельнос ти учреждения образования.

8.5. Возвращаясь к выбору микрообластей абсолютных эконо мических отношений (соответствующих основных микроинститу тов правового регулирования), следует отметить, что выбор их по признаку организационно-правовой формы является вполне доста точным, поскольку он совпадает с главным экономическим призна ком, формирующим отношения собственности – чувством собствен ности. Что касается моделей отношений «опосредованный собственник – руководитель юридического лица», то этот вопрос можно рассмотреть на уровне указанных микрообластей путем вве дения дополнительных норм.

В этом смысле наши выводы (по поводу формирования микро областей абсолютных отношений) в определенном смысле совпада ют с выводами цивилистов, которые считают, что если необходимо каким-либо образом обособить имущество, то нужно создать один из видов юридических лиц2.

Дальнейшие ограничения носят характер дополнений к микро институтам правового регулирования отношений собственности, поэтому могут быть выделены в дополнительные микроинститу ты правового регулирования, которые, несмотря на определенную самостоятельность, рассматриваются в купе с основными микроин ститутами правового регулирования отношений собственности.

Выделим факторы их формирования в порядке возрастания по отношению к основным факторам ограничения «идеального» права Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части пер вой (постатейный). – Изд. 3-е, испр. и доп. / Рук. авт. коллектива и отв. ред. О.Н. Са диков. – М.: Контракт;

Инфра–М, 1998. – Коммент. к ст. 50.

Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федера ции для предпринимателей / Под. рук. М.И.Брагинского. – Коммент. к гл. 13.

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности собственности, дополняя цепь формирования отношений собствен ности, указанную выше (Конституция;

право собственности, уста новленное гл. 13 ГК;

ограничения, вытекающие из организацион но-правовых форм (гл. 4 ГК), и по признаку типа отношений между основными фигурантами юридического лица). Такие ограничения образуют дополнительные факторы формирования реального права собственности (оставим сквозную нумерацию по отноше нию к основным факторам):

1) ограничения по объекту, поскольку отдельные виды иму щества являются ограниченно оборотоспособными, что прямо вы текает из ст. 129 ГК Республики Беларусь (аналогичной статьи ГК Российской Федерации). Например, лекарственные препараты, со держащие наркотические вещества, стрелковое оружие и т.п.;

2) функциональные ограничения, связанные с конкретными видами деятельности и требующие специальных навыков участни ков данных отношений, без которых занятие той или иной деятель ности может принести общественный вред: например, врачебная деятельность, деятельность по оказанию правовых услуг и т.п., по скольку объектами гражданского права выступает не только имуще ство, но также работы и услуги1.

Объектные и субъектные ограничения законодательством на практике оформляются в виде различных Правил, нарушение кото рых для отдельных видов деятельности карается нормами УК или КоАП. В частности, ст. 278 («Нарушение правил безопасности при обращении с экологически опасными веществами и отходами»), ст. 295 («Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ») и т.п. УК Республики Бела русь или ст. 234 («Незаконный оборот сильнодействующих или ядо витых веществ в целях сбыта»), ст. 247 («Нарушение правил обра щения экологически опасных веществ и отходов»), ст. («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта») и т.п. УК Российской Федерации;

3) ограничения, вытекающие из лицензирования отдельных видов деятельности, которые дополняют субъектные, объектные и функциональные ограничения. Данные ограничения в соответствии с п. 1 ст. 45 ГК Республики Беларусь (п. 1 ст. 49 ГК Российской Феде См. ст. 128 ГК Республики Беларусь, а равно аналогичную статью ГК Рос сийской Федерации.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений рации) рассматриваются как часть правоспособности хозяйствую щего субъекта. Лицензирование, по сути, должно только дополнять субъектные, объектные и функциональные ограничения, т.е. госу дарство проверяет готовность хозяйствующего субъекта в целях бе зопасности населения заниматься тем или иным видом предприни мательской деятельности, после чего выдается разрешение.

К сожалению, на практике лицензирование превратилось в са мостоятельный фактор ограничения отношений собственности. На пример, отдельные авторы полагают, что торговля горюче-смазоч ными материалами также не нуждается в лицензировании1, равно как и деятельность по воспроизведению и распространению аудио визуальных произведений2 и т.д. По сути, Федеральный закон Рос сийской Федерации «О лицензировании отдельных видов деятель ности»3 уместнее было бы назвать: «О лицензировании всех видов деятельности, кроме отдельных».

Эта же проблема существует и в Беларуси4, где приобретает особо острый характер, поскольку под лицензирование подпадают не только коммерческие, но и потребительские отношения. Так, на пример, согласно Постановлению Совета Министров Республики Беларусь от 08.11.1999 № 1746 (в ред. от 22.01.2003) «О внесении дополнения в Постановление Кабинета Министров Республики Бе ларусь от 21 августа 1995 г. № 456»5, специальные разрешения (ли цензии) необходимо получать на осуществление деятельности по эксплуатации сетей, сооружений и инженерного оборудования сис тем водоснабжения и водоотведения (канализации), в результате чего все юридические лица, имеющие на своем балансе данные систе мы, обязаны их лицензировать. С такими тенденциями недолго дойти до того, что со временем все жильцы Беларуси должны будут полу чать лицензии на соответствующие системы в своих квартирах.

Сергеев В.И. Нужна ли лицензия для торговли горюче-смазочными мате риалами // Законодательство. – 1998. – № 4.

Морозова М.А. Лицензирование деятельности по воспроизведению и рас пространению аудиовизуальных произведений // Законодательство. – 1999. – № 8.

Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1998. – № 39. – Ст. 4857.

См. Постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 21.08.1995 г. № 456 «О перечне видов деятельности, на осуществление которых требуется специальное разрешение (лицензия), и органов, выдающих эти разре шения (лицензии)» // Собрание указов Президента и постановлений Кабинета Министров Республики Беларусь. – 1995. – № 24. – Ст. 591.

Собрание декретов, указов Президента и постановлений Правительства Республики Беларусь. – 1999. – № 31. – Ст. 931.

Лекция 8. Идеальное и реальное право собственности 4) наконец, иные ограничения, – это и антимонопольное, и экологическое, и природоресурсное, и земельное законодательство, и законодательство по охране исторического и культурного насле дия и т.д. и т.п., вытекающие из пределов осуществления гражданс ких прав.

В заключение рассмотрения данного вопроса сведем общий порядок формирования отношений собственности в схему (см.

рис. 8.3).

Схема формирования реального (практического) права собственности (для собственника, опосредованного собственника):

концептуально на уровне Конституции Республики Беларусь (Российской Федерации), включая виды собственности «идеальным» (теоретическим) правом собственности (гл. 13 ГК Республики Беларусь, аналогичная глава ГК Российской Федерации) субъектными ограничениями деятельности хозяйствующих субъектов, вытекающими из организационно-правовых форм (гл. 4 ГК Республики Беларусь, аналогичная глава ГК Российской Федерации) {основной уровень формирования микроинститутов правового регулирования признак типа отношений между основными фигурантами юридического лица «опосредованный собственник – руководитель юридического лица»

ограничения по объекту функциональные ограничения ограничения, вытекающие из лицензирования отдельных видов деятельности Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений Продолжение схемы ограничения, вытекающие из природоресурсного и земельного законодательства антимонопольные ограничения другие ограничения ограничения, устанавливаемые гл. 17–19 ГК Республики Беларусь (аналогичными главами ГК Российской Федерации) для владельцев вещных прав (см. след. лекцию) ограничения, устанавливаемые собственником (опосредованным собственником) для своего представителя (см. след. лекцию) Рис. 8.3.

Как видно из приведенной схемы, идеальное право собствен ности, приведенное в разделе II ГК, далеко от практического права собственности, которое реально существует в экономических отно шениях.

Вопросы для самоконтроля 1. Что понимается под «идеальным правом собственности»?

2. В каком порядке формируются отношения собственности в законо дательстве? Дайте краткую характеристику всем основным стадиям.

3. Какие права учредителя (участника) юридического лица влияют на формирование «чувства собственности»?

4. По каким признакам можно классифицировать юридические лица?

5. В чем отличие коммерческой от некоммерческой организации?

6. Какие дополнительные ограничители влияют на формирование отношений собственности?

7. В чем состоит основная проблема лицензирования?

Лекция 9. Управленческое представительство в праве собственности «Правительственное решение проблемы обычно хуже самой проблемы», если эта проблема касается собственника, но еще хуже, если проблему оставить на разрешение представителя собственника М. Фридман (в кавычках) Авт. (остальное) Вопросы лекции 9.1. Понятие и общая характеристика управленческого представитель ства.

9.2. Формы управленческого представительства и их характеристика.

9.3. Особенности формирования позитивного и негативного поведе ния в управленческом представительстве.

9.1. Связка «собственник – представитель собственника» явля ется центральной для отношений собственности, поскольку объеди няет наиболее важных фигурантов отношений собственности. И здесь следует различать два соприкасающихся института: во-пер вых, договорный относительный институт представительства, во вторых, представительство, которое является частью отношений собственности. Этот институт обладает двойственной абсолют но-относительной природой, которую обычно ученые приписы вают только ограниченным вещным правам1, т.е., с одной сторо ны, между собственником и его представителем имеют место относительные (договорные) правоотношения, с другой стороны, представитель собственника обладает определенными правомочия ми собственника во внешнем обороте по отношению к неопределен ному кругу лиц, а это уже абсолютные правоотношения.

При этом существует принципиальная разница между обыч ным договорным представительством, которое является предметом относительных экономических отношений, и абсолютно-относитель ным представительством. Если в обычном представительском дого воре, как разновидности оказания услуг, речь идет о конкретных См., например, Ершова И.В. Предпринимательское право: Учебник. – М.:

Юриспруденция, 2002. – С. 20–21.

Раздел III. Правовое регулирование абсолютных экономических отношений обязанностях на совершение тех или иных действий, то в управлен ческом представительстве передаются хозяйственные возможности по владению, пользованию и распоряжению имуществом собствен ника (опосредованного собственника), то есть речь идет об управле нии имуществом. И хотя во всех случаях применима формула: «одно лицо господствует в той области, которая составляет собственную сферу другого»1 и во всех случаях речь идет об оказании юридичес ких услуг, но именно признак управления (абсолютности) отличает последние отношения.

Поясним сказанное подробнее. Например, индивидуальный предприниматель поручает своему работнику произвести закупку строительных материалов, – это обычное представительство на ос новании договора поручения, который относится к относительным экономическим отношениям. Здесь работник должен произвести юридические действия, прямо предписанные собственником, кото рые, при необходимости могут быть оформлены доверенностью.

Возможности в данном случае также присутствуют, но они непос редственно вытекают из поручения (задания собственника).

Иное дело, когда индивидуальный предприниматель решил нанять управляющего своим имуществом, что можно сделать, в ча стности, также на основании договора (трудового либо гражданско правового), в том числе договора поручения. Более того, чтобы та кой управляющий смог юридически выполнять управленческие функции, ему также необходимо выдать доверенность с описанием соответствующих полномочий, иначе он не сможет представлять имущественные интересы индивидуального предпринимателя.

В обоих примерах основания оформления отношений могут быть одни и те же – договор поручения и доверенность, но содержа ние отношений различно. Так, если для относительных правоотно шений (обычного представительства) возможности определяются волей собственника, то для абсолютно-относительных правоотно шений характерно, что передаются сами возможности, где предста витель как бы подменяет собственника. В последнем случае дей ствия представителя определяются не волей собственника, а волей самого представителя, действия которого оцениваются им по свое му усмотрению.

Цит. по: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга тре тья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. – М.: Статут, 2002. – С. 239;

Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. – СПб., 1910. – С. 112.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.