авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» ПРОБЛЕМЫ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Причем, как отмечено в первой части настоящего исследова ния, кооперационный договор, исходя из его природы, может быть и недлительным по времени, например, быть заключенным для проведения лишь одной какой-либо операции.

Единственное, что действительно характеризует такой дого вор, так это то, что он не может быть одномоментным, т.е. момент совершения договора и момент его исполнения не совпадают, а сле довательно, есть определенный период времени, в течение которо го стороны связаны договорным обязательством. Таким образом, отношения в рамках договора кооперации – длящиеся, но не обяза тельно длительные.

Однако указанное не отменяет «экономический фактор», в соответствии с которым наибольший экономический эффект дают договоры кооперации, в рамках которых стороны объединяются для создания и реализации единого продукта в течение достаточно боль шого периода времени, так как для завоевания рынка (отдельного сегмента рынка) необходимо определенное время. Если достаточ ного периода времени не будет, то кооперационный договор может сам себя не оправдать, потому что, как правило, первоначальный этап сотрудничества требует капиталовложений кооперантов, иногда значительных, и лишь по прошествии времени эти капиталовложе ния начинают давать отдачу (практически весь опыт международ ного торгового оборота указывает на то, что договоры кооперации заключаются на достаточно большой промежуток времени).

18. Необходимость обязательного согласования в рамках до говора кооперации действий каждого из специализирующихся на определенном товаре, работе, услуге участника по достижению поставленной единой цели договора. В связи с этим в договоре дол жны быть точно описаны виды осуществляемых каждым из участ ников действий по созданию единого продукта и сроки, в течение которых данная деятельность должна реализовываться (в случаях взаимных поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг) точные сроки, в течение которых участники обязаны передавать указанные товары (работы, услуги)).

19. Обмен информацией между сторонами договора коопера ции присутствует во всех типах кооперационных отношений. Сто роны договора кооперации обмениваются между собой необходи мыми им для выполнения взятых на себя обязательств сведениями в рамках цели, продекларированной при заключении договора.

Причем объем и состав данных сведений отличаются в различных типах кооперации (например, в рамках научно-технической коопе рации это могут быть определенные научные разработки;

в рамках промышленной кооперации, для создания единого продукта и его реализации, участники договора могут передать друг другу опре деленные экономические или технические данные), а также и в раз личных конкретных кооперационных договорах.

Очень важно, чтобы в конкретных кооперационных догово рах были оговорены условия использования данных сведений, а также порядок их защиты: в частности, система неустоек за разгла шение конфиденциальной информации одной из сторон договора другой или в связи с использованием такой информации стороной договора в своих личных целях, не связанных с целями договора кооперации (причем, когда соответствующая информация защищена с помощью патентов на изобретения, полезные модели, промыш ленные образцы, сорта растений и т.д., то передача ее даже в рам ках договора кооперации может осуществляться на основе лицен зионного договора с соответствующей системой защиты, свойствен ной охраноспособным промышленным правам).

20. Договор кооперации характеризуется наличием определен ного вида фидуциарных отношений между кооперантами, так как без взаимного доверия участников рассматриваемого договора не возможна реализация его целей в силу того, что все нюансы произ водства единого продукта урегулировать изначально не представ ляется возможным.

При совершении договора кооперанты исходят из того, что каждый из них будет действовать самостоятельно вовне в общих кооперационных целях с рачительностью разумного хозяина, при чем эта «рачительность» будет распространяться не только на ту часть единого производственного процесса, за которую отвечает соответствующий кооперант, но и на иные части процесса, за кото рые отвечают другие кооперанты. Это в особой степени распрост раняется на кооперанта, осуществляющего сборку единого продукта и (или) его реализацию третьим лицам, так как он действует, как правило, всегда не только в своих узких имущественных интере сах, но и в интересах всех участников кооперационного договора.

При создании единого продукта фактически происходит «довери тельная» передача соответствующими кооперантами своих частей имущества и (или) имущественных прав одному из кооперантов (или нескольким из них) и данное лицо (лица), действуя вовне исключи тельно самостоятельно, совершая сделки с третьими лицами, опи рается на «доверие» других участников договора, так как иные ко операнты не имеют возможности, как, например, в договоре про стого товарищества (при определенных формах управления в рам ках такого договора), как-то предотвратить нежелательные действия кооперанта, реализующего единый продукт (хотя в случае нанесе ния ущерба действиями одного из кооперантов имуществу или иму щественным интересам других кооперантов, они впоследствии могут взыскать с него возникшие у них убытки;

однако зачастую в подобных ситуациях удовлетворить претензии всех лиц за счет имущества одного кооперанта не представляется возможным;

а, кроме того, сговор или простую халатность не всегда просто выя вить, а поэтому доказать, что именно «благодаря» либо недобросо вестным, либо неумелым действиям кооперанта, реализующего единый продукт, иные кооперанты понесли убытки).

21. Число участников договора кооперации не ограничивает ся (за исключением того, что коль это договор, то присутствует, как минимум, две стороны, а следовательно, его участниками должны быть не менее чем два лица).

Необходимо отметить, что количество кооперантов может быть достаточно большим, если для создания единого продукта требуется объединение усилий многих лиц. Как показывает опыт мировой тор говли, участники договора кооперации могут являться субъектами разных государств, расположенных даже на разных континентах.

Однако, с экономической точки зрения, таких участников, как правило, не должно быть «очень много» в связи с трудностями, ко торые могут возникнуть при координации их усилий по производ ству единого продукта. Но, применительно к отдельным коопера ционным договорам, например, в сфере научно-технической коо перации, в договорные отношения могут вступить и несколько де сятков субъектов, так как из-за сложности задач и необходимости концентрации усилий как можно большего числа заинтересован ных организаций проблемы координации действий участников ко операционного договора отступают «на задний план», по сравне нию с необходимостью объединения усилий всех потенциальных и важных для решения поставленной задачи организаций.

В связи с рассматриваемым вопросом необходимо обратить внимание и на то, что при производстве единого продукта участни ков экономических взаимосвязей может быть гораздо больше, чем участников непосредственно договора кооперации (то есть в самой «цепочке» отношений, связанных со специализацией и разделени ем труда, может участвовать и значительное количество субъектов).

Указанное объясняется тем, что, по нашему мнению, участниками договора кооперации должны становиться лишь лица, которые за интересованы либо в разделе конечного продукта, либо в получе нии части прибыли от его реализации. Со всеми остальными про изводителями деталей или лицами, выполняющими отдельные ра боты, оказывающими отдельные услуги, могут заключаться тради ционные меновые договоры.

22. Учитывая, что в праве (в частности, в действующем зако нодательстве Республики Беларусь) применительно к отношениям кооперации отсутствует разрешение на ограничение конкуренции, участники договора кооперации не могут в добровольном порядке ограничить себя в самостоятельном совершении деятельности, ко торая осуществляется также на кооперационной основе, или запре тить участнику вступать в другой договор кооперации, простое то варищество или иное предпринимательское объединение, целью образования которого является производство продукта, аналогич ного продукту, создаваемому в рамках договора кооперации, так как отказ от принадлежащих субъекту прав и законных интересов недействителен (однако, по нашему мнению, было бы желательно законодательно допустить возможность ограничения конкуренции).

23. В силу личного характера судьба договора кооперации зави сит от судьбы его участников. Смерть или ликвидация одного из участников договора, по общему правилу, влечет прекращение дого вора кооперации (однако мы считали бы допустимым отойти от об щего правила и предоставить возможность иным участникам сохра нить договор между собой, при условии, если об этом указано в са мом договоре или в ином соглашении между участниками, в том числе заключенном и после смерти или ликвидации одного из участников).

Анализируя приведенные выше признаки договора коопера ции, следует отметить, что они, как правило, по отдельности не связаны исключительно с договором кооперации, так как могут присутствовать и в иных видах договорных обязательств, однако указанная выше совокупность признаков исключительна. Именно рассмотренный «набор признаков», а не каждый из них в отдельно сти, и выделяет кооперацию из иных правовых явлений.

Классифицируя договор кооперации, необходимо отметить, что, исходя из градаций гражданско-правовых сделок по видам, его мож но определить, как:

а) двух- или многосторонний договор;

б) консенсуальный (вступающий в силу с момента заключе ния) договор;

в) взаимообязывающий договор;

г) как правило, возмездный, так как стороны, совершая этот договор, зачастую преследуют цель получения определенной мате риальной выгоды, хотя в рамках его может и отсутствовать напря мую выраженная встречная обязанность одной стороны по предос тавлению материального или иного блага другой стороне или сто ронам договора;

д) как правило, срочный, хотя возможно заключение договора и без указания срока (договор кооперации может заключаться и до достижения цели (например, технологической разработки какого либо продукта), предусмотренной в договоре);

е) длящийся договор, так как стороны исполняют обязатель ства в течение определенного промежутка времени.

По сравнению с иными формами предпринимательских объе динений, как без образования, так и с образованием юридического лица, договор кооперации имеет следующие преимущества:

а) заключение договора кооперации может быть целесообраз ным в случае, когда не выгодно создавать новое юридическое лицо и обособлять новое производство в рамках данного лица. Новое лицо может быть невыгодным как из-за необходимости его регист рации, определенных расходов по созданию, так и по причине не желательности передачи уже имеющегося оборудования новому юридическому лицу, поскольку его можно использовать не только в рамках производства нового продукта, но и при создании пре жних продуктов;

б) договор кооперации может иметь преимущества и перед простым товариществом по причине, сходной с упомянутой выше.

В рамках простого товарищества также необходимо создание пред приятия, т.е. возникновение общего продукта и общей собственно сти, с объединением не только усилий, но и средств. В рамках же договора кооперации этого можно избежать, т.е. не выделять часть имущества из единого имущественного комплекса в новый имуще ственный комплекс, но при этом достигается та же цель, что и при обособлении имущества;

в) договор кооперации может быть интересен также в случае необходимости финансирования разработки и создания нового про дукта, когда собственных сил и средств у одного субъекта недоста точно, а взять кредитные ресурсы невозможно или же они доста точно «дороги»;

г) договор кооперации позволяет его участникам лично уча ствовать в создании нового продукта, а в силу этого возможно ис пользование непосредственно как сил и средств соответствующего участника, так и его имени (наименования). В рамках же нового юридического лица это невозможно потому, что вовне юридичес кое лицо будет действовать от своего имени, а не от имени его уча стников, кроме того, силы и средства участников также непосред ственно не используются в деятельности созданного ими лица;

д) договор кооперации позволяет участникам нести «совмест ные» риски в части разработки и создания нового продукта (а так же, возможно, и его реализации). То есть вместо того, чтобы в рам ках «сил и средств» одного лица создавать новый продукт, участни ки договора кооперации могут «распределить» это бремя – как в части расходов, так и в части рисков – на всех участников.

Список литературы 1. Конституция Республики Беларусь, 15.03.1994 г., № 2875-XII // На циональный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – №1, 1/0.

2. Об утверждении Инструкции об осуществлении производствен ной кооперации: Постановление Министерства промышленности Респуб лики Беларусь, 17 марта 2005 г., № 3 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2005. – № 54, 8/12347.

3. Об утверждении Инструкции о порядке осуществления произ водственной кооперации: Постановление Государственного военно-про мышленного комитета Республики Беларусь от 20 июня 2005 г., № 8 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2005. – № 106, 8/12796.

4. Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Пра вительством Российской Федерации о производственной и научно-техни ческой кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности, совершено в г. Минске 20 мая 1994 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. – № 3/449.

5. Гражданский кодекс Республики Беларусь: Кодекс Республики Бела русь, 7 декабря 1998 г.: В ред. от 04.05.2005 г., № 9-З // Ведомости Нацио нального Собрания Республики Беларусь. – 1999. – № 7–9. – Ст. 101.

6. Guide on Drawing up International Contracts on Industrial Co-operation.

United Nations, New York: ECE/TRADE/124. United Nations publication. – 1976. – E. 76. II. – E.14.

7. Solter А. Grundzuge industrieller Kooperationspolitik. – «Wirtschaft und Wettbewerb», 1966. – H. 3. – S. 234 (приводится по Новиков Р.А., Шиш ков Ю.В. Международная кооперация капиталистических фирм).

8. Клейн Н.И. Организация договорно-хозяйственных связей. – М., 1976.

9. Международная научно-техническая и производственная коопера ция (правовые аспекты). – М.: Наука, 1982.

10. Богуславский М.М. Правовое регулирование международных хозяйственных отношений. Очерки теории и практики экономического сотрудничества стран социализма. – М.: Наука, 1970.

11. Платонова Н.Л. СЭВ: специализация и кооперирование произ водства. Правовые вопросы. – М.: Наука, 1989.

12. Кормнов Ю. Ф. Международная специализация производства (Экономические проблемы внутриотраслевой специализации и коопери рования стран СЭВ). – М.: Экономика, 1968.

И.И.Веленто К ВОПРОСУ ОБ ОПТИМИЗАЦИИ ПРАВОВОГО РЕЖИМА ИМУЩЕСТВА ОРГАНИЗАЦИЙ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ В проблеме правового регулирования имущественного режи ма организаций с участием государства (государственного сектора экономики) центральное место занимают вопросы оптимизации их экономических возможностей во внешних отношениях, а также проблемы построения наиболее рациональных моделей внутрен них отношений.

Отношения юридического лица государственного сектора во внешнем обороте сводятся к его оптимальной правоспособнос ти, которая имеет две стороны:

а) экономические возможности хозяйствующего субъекта;

б) возможности злоупотреблений со стороны его руководителя.

Среди экономических возможностей хозяйствующего субъек та во внешнем обороте следует выделить две составляющие: во первых, это проблема оспаривания сделок;

во-вторых, задача со здания механизма противодействия использованию юридического лица в качестве прикрытия для мошеннических действий: прежде всего, в целях списания своих долгов недобросовестной стороной путем ликвидации организации.

Так, Е.А. Суханов, критикуя ст. 6 и 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»

[1], согласно которым большинство сделок по распоряжению сво им имуществом государственные и муниципальные предприятия не вправе совершать без предварительного согласия учредителя собственника, а некоторые из них, согласно п. 2 ст. 118 Бюджетно го кодекса Российской Федерации [2], требуют еще и регистрации в финансовых органах, отмечает, что «вряд ли нужно доказывать, что постоянная угроза оспаривания сделок, совершенных госу дарственными предприятиями, в том числе со стороны лиц, не уча ствовавших в соответствующих правоотношениях, не только под рывает основы нормального имущественного оборота, но и отпу гивает его добросовестных участников от заключения сделок с та кими субъектами» [3, с. 6].

Тем не менее, в российском законодательстве существуют объективные ограничения в отношении размера некоторых сделок.

Например, ст. 79 Федерального закона «Об акционерных обще ствах» [4] предусматривает одобрение крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от до 50% балансовой стоимости активов общества, – всеми членами совета директоров (наблюдательного совета) общества единоглас но, а крупной сделки, предметом которой является имущество, сто имость которого составляет более 50% балансовой стоимости ак тивов общества, – общим собранием акционеров абсолютным боль шинством. В уставе юридического лица могут быть установлены и меньшие размеры сделок, требующих одобрения.

Последствия нарушения такого положения руководителем АО может повлечь недействительность сделки, что подтверждается российской арбитражной практикой. В частности, Пленум Высше го Арбитражного Суда Российской Федерации разъясняет, что если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ог раничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого уста новлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указан ных ограничениях (здесь применяется ст. 174 ГК Российской Фе дерации (ст. 175 ГК Республики Беларусь)). В случае же, если орган юридического лица действовал с превышением полномочий, уста новленных законом, то надлежит руководствоваться ст. 168 ГК Рос сийской Федерации (ст. 169 ГК Республики Беларусь), что может повлечь ничтожность сделки [5].

В приведенном случае вторая сторона, являясь добросовест ным партнером, должна знать ответы, как минимум, на следующие вопросы: во-первых, имеются ли ограничения в учредительных документах контрагента на предмет размера совершаемой сделки;

во-вторых, каков размер уставного капитала, поскольку крупный размер сделки именно от него исчисляется;

в-третьих, для россий ского акционерного законодательства еще нужно знать количествен ный состав акционеров (больше или меньше тысячи). В отсутствие этого есть риск признания сделки недействительной для добросо вестной стороны.

Российский акционерный закон не позволяет сторонней орга низации знать об ограничениях, поскольку они прямо зависят от размера уставного капитала и количества акционеров, чего добро совестный партнер знать не должен.

Нормальна ли такая постановка вопроса для хозяйственных отношений с участием государства (да и без его участия)? Вряд ли.

Здесь следует полностью согласиться с указанным выше мне нием Е.А.Суханова: внутренние отношения между фигурантами юридического лица (участниками и руководителем) не должны при ниматься во внимание, когда речь касается договорных отношений с третьими лицами, это нарушает здоровый товарооборот.

Исключение составляют случаи, когда злоупотребления оче видны: например, случаи разворовывания государственного иму щества. «В архиве Арбитражного суда Хабаровского края хранит ся дело, когда на имущественной базе государственного производ ственного объединения «Дальлеспром» было создано ЗАО «Эксп ралес», в число акционеров которого постепенно вошли не только руководители государственного объединения, но и многие чинов ники. Арбитражный суд отказал тогда в иске о признании недей ствительным создания акционерного общества, ставшего собствен ником государственного имущества и источником дополнительных доходов его участников, сославшись на отсутствие договора меж ду государственным объединением и государством, который огра ничивал бы подобные акты распоряжения имуществом субъекта права полного хозяйственного ведения» [6]. В данном случае речь идет о реорганизации юридического лица, а не об относительных правоотношениях в «чистом виде». Соответственно решение судеб ного органа фактически легализовало негативное явление и узако нило факт разворовывания государственного имущества.

Следует полагать, что выход руководителя за пределы ограни чений, установленных законом и уставом для крупных сделок, не может являться основанием для признания их недействительными, кроме случаев очевидных для обеих сторон злоупотреблений. С другой стороны, выход за пределы полномочий в отношении круп ных сделок, о которых руководитель не может не знать, по нашему мнению, должен влечь для него полную субсидиарную ответ ственность по долгам юридического лица, кроме случаев после дующего одобрения сделки учредителем. Также такой руководи тель должен отстраняться от исполнения своих обязанностей на период проведения дисциплинарного расследования до рассмотре ния вопроса о его соответствии занимаемой должности.

Вопросы общей и специальной правоспособности для хозяй ствующих субъектов государственного сектора экономики в основе своей те же, что и для частного сектора: специальная правоспособ ность ограничивает возможность предпринимательского маневра, со здает угрозу оспаривания сделок. Вместе с тем на практике те и дру гие стремятся закрепить все необходимые виды деятельности в своих уставах. Это предполагает, в своей основе, для хозяйствующих субъек тов государственного сектора экономики общую правоспособность.

Для организаций с правами учреждений (т.е. для финансируе мых из бюджета государства) предпочтительнее установить специ альную правоспособность, когда государство четко определяет, для какой деятельности и на какие цели предоставляются бюджетные средства.

Противодействие использованию юридического лица в ка честве механизма для мошеннических действий, прежде всего, для списания своих долгов путем его ликвидации, может решаться несколькими путями.

Во-первых, оптимальным уровнем субсидиарной ответствен ности участника-государства по долгам хозяйствующего субъекта.

Данный вопрос применительно к казенным предприятиям не акту ален, т.к. государство несет полную ответственность по их долгам.

Субсидиарная ответственность может быть заменена повыше нием размера уставного капитала хозяйствующего субъекта, гаран тирующего права кредиторов, либо предоставлением государствен ных гарантий.

По нашему мнению, предельный размер сделок, осуществля емых хозяйствующим субъектом государственного сектора эконо мики, должен находиться в прямой зависимости от совокупного размера уставного капитала и предоставления государствен ных гарантий, что предполагает отражение на уровне законов.

Для унитарных предприятий и учреждений, не имеющих ус тавного капитала, максимальный размер сделок должен быть обо значен государством в уставе в зависимости от вида и целей дея тельности.

Во-вторых, усложненный учредительно-распорядительный порядок создания хозяйствующих субъектов государственного сек тора экономики [7], которому предшествует экономическое обосно вание его деятельности, также выступает определенным препят ствием для мошеннических действий, поскольку в принципе ис ключает возможность создания «фирм-однодневок».

В-третьих, организации государственного сектора не должны вступать в рыночные отношения свободно, без специальных правил, поскольку для них предполагается исходный административный пра вовой режим, основанный на принципе: «все, что законодательством и собственником-государством не разрешено, то запрещено».

Внутренние отношения хозяйствующих субъектов государ ственного сектора экономики, прежде всего, между участником государством и руководителем организации, имеют те же пробле мы правового регулирования, что и внутренние отношения в част ном секторе. Вместе с тем они имеют свою специфику, требующую специального разрешения.

Речь идет, прежде всего, о явлении «последовательного пред ставительства», когда и руководитель, наделенный властью распо ряжаться государственным имуществом, и чиновник, наделяющий руководителя такими полномочиями, по сути, представляют госу дарственную собственность, не обладая «чувством собственности»

по отношению к имуществу организации, поскольку не участвуют в формировании имущества организации и соответственно не име ют основных обязательственных прав собственника либо участни ка организации (права на дивиденды, права на ликвидационную квоту и права на выход из состава участников вместе со своей до лей в имуществе организации).

Отсутствие реального собственника (т.е. лица, обладающего «чув ством собственности») для хозяйствующих субъектов государствен ного сектора экономики ведет к тому, что различные интересы с самой организацией может иметь не только руководитель, но и чиновник, назначающий, а равно контролирующий такого руководителя.

Серьезной проблемой для унитарных предприятий и учреж дений является то, что собственник один (в лице государства), т.е.

фактически устраняются такие важные органы управления, как общее собрание участников юридического лица, и, тем более, от сутствует наблюдательный совет. Это ведет к снижению эффек тивности контроля над действиями руководителя организации и соответственно к росту возможностей его негативного поведе ния, причиняющего ущерб имуществу организации.

Определенный контроль может быть восстановлен путем зако нодательного усиления полномочий представителей трудового кол лектива, которые заинтересованы в наиболее рациональном устрой стве внутренних отношений в организации. Тем не менее, психоло го-экономическая мотивация членов трудовых коллективов имеет два серьезных недостатка: во-первых, они не являются специалистами в сфере организации бизнеса и, при определенных обстоятельствах, могут тормозить развитие организации;

во-вторых, они обладают психолого-экономической мотивацией социального уровня, т.е. за интересованы, прежде всего, в увеличении своих доходов (заработ ной платы и дивидендов, если таковые предусмотрены), а не в усо вершенствовании производственно-технической базы.

По нашему мнению, для организаций государственного сек тора экономики необходим один орган, включающий в себя функ ции и общего собрания и наблюдательного совета одновременно, – руководящий совет организации, в который должны входить сле дующие группы: по одной трети представителей 1) от администра ции (заместители руководителя), 2) от собственника или участника юридического лица (административно-территориального образова ния), наконец, 3) от трудовых коллективов. Руководитель не дол жен в него входить, поскольку он отчитывается перед руководя щим советом, утверждает бизнес-планы, представляет на утверж дение наиболее крупные сделки и т. п. Причем, количество пред ставителей может быть различное: в частности, представители тру дового коллектива сами определяют, сколько их должно быть в ру ководящем совете, но количество голосов каждой из групп пред ставителей не может быть более одной трети.

В компетенции руководящего совета может быть право на от странение руководителя от исполнения обязанностей в случаях, если он злоупотребляет своим правом, проявляет некомпетентность в принятии решений и при заключении сделок;

право на ходатайство перед собственником (или участником, имеющим контрольную долю), т.е. перед соответствующей администрацией государствен ного образования, о замене руководителя. Совет, по нашему мне нию, может ходатайствовать о внесении изменений в учредитель ные документы с целью повышения экономической эффективнос ти предприятия в целом.

Необходимости в руководящем совете нет для организаций учреждений, поскольку их деятельность строится на основе целе вых бюджетных ассигнований и строго нормирована (бесприбыль ные организации).

Список литературы 1. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

2. Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 31. – Ст. 3823.

3. Суханов Е.А. Предприятие и юридическое лицо // Хозяйство и пра во. – 2004. – № 7. – С. 6.

4. Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

5. О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского ко декса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 14 мая 1998 г. № 9 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1998. – № 7. – П. 1.

6. Грось Л.А. Взаимоотношения публично-правовых образований – собственников и учредителей – с учреждениями или унитарными пред приятиями // Журнал российского права. – 2001. – № 12.

7. Ершова И.В. Предпринимательское право: Учебник. – М.: Юрисп руденция, 2002. – С. 39–40.

Н.Г.Станкевич ПРИОБРЕТЕНИЕ ПРАВА НА ЗЕМЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК, ВЛАДЕНИЕ КОТОРЫМ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ В ТЕЧЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ВРЕМЕНИ Вопрос о приобретении права на земельный участок, владе ние которым осуществляется в течение длительного времени, при обрел в последнее время актуальность.

Основаниями приобретения прав на земельный участок явля ются юридические факты. В силу ст. 7 ГК Республики Беларусь граж данские права возникают из оснований, предусмотренных законода тельством, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу основных начал и смысла граж данского законодательства порождают гражданские права и обязан ности. Согласно перечню юридических фактов, указанных в ст. 7 ГК Республики Беларусь, основаниями приобретения прав могут быть:

– договоры и иные сделки, предусмотренные законодатель ством, а также договоры и иные сделки, хотя и не предусмотрен ные законодательством, но не противоречащие ему;

– акты государственных органов и органов местного управления и самоуправления, которые предусмотрены законодательством в ка честве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;

– судебное решение, установившее гражданские права и обя занности;

– создание и приобретение имущества по основаниям, не зап рещенным законодательством;

– иные действия граждан и юридических лиц;

– события, с которыми законодательство связывает наступле ние гражданско-правовых последствий.

При этом вторым пунктом этой статьи установлено, что права на имущество, подлежащее государственной регистрации, возни кают с момента регистрации этого имущества.

Кодекс Республики Беларусь о земле включает статью 30 «Ос нования возникновения права на земельный участок». Анализ ее содержания показывает, что она не называет полного перечня ос нований возникновения прав на земельный участок.

Одновременно следует отметить, что действующее земельное законодательство не содержит такого основания приобретения прав на земельный участок, как приобретательная давность.

Есть ли основания считать, что на вопрос о возможности при менения института приобретательной давности в отношении зе мельного участка существует только отрицательный ответ? Как представляется, ответ на этот вопрос не является однозначным. Он, как справедливо подчеркивает Г.А.Волков, не сводится к простому ответу «да» или «нет», а требует рассмотрения особенностей его применения, обусловленных спецификой земельного участка как объекта правоотношений [1, с. 64].

Гражданский кодекс Республики Беларусь в ст. 235 урегули ровал такое основание приобретения права собственности, как при обретательная давность. Причем практически содержание этой ста тьи воспроизводит ст. 50 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик от 31 мая 1991 года. Так, согласно ст.

235 ГК Республики Беларусь гражданин или юридическое лицо, в собственности которого не находится имущество, но которое доб росовестно владеет им как своим собственным недвижимым иму ществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственно сти на это имущество. Право собственности на недвижимое иму щество подлежит государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как сво им собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законодательством или договором основания.

В соответствии с п. 3 ст. 235 ГК Республики Беларусь лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко вре мени своего владения все время, в течение которого этим имуще ством владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Следует одновременно подчеркнуть, что в статье 235 ГК Рес публики Беларусь перечень объектов, к которым может быть при менена приобретательная давность, не конкретизирован.

Приобретательная давность названа в качестве основания при обретения права собственности и в Законе Республики Беларусь от 22 июля 2002 г. «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним». В статье 56 этого закона указано, что документом, являющимся основанием для государ ственной регистрации возникновения права частной собственнос ти на недвижимое имущество по приобретательной давности, яв ляется решение местного исполнительного и распорядительного органа, подтверждающее приобретательную давность, либо реше ние суда об установлении факта приобретательной давности.

Основания приобретения права собственности традиционно подразделяются на первоначальные, то есть не зависящие от прав предшествующего собственника на это имущество, и производные, при которых право собственности на имущество возникает по воле предшествующего собственника.

Из числа производных способов приобретения права собствен ности, при которых учитывается воля прежнего собственника, наи большее распространение получили договоры и иные сделки, пре дусмотренные законодательством Республики Беларусь. Так, в соот ветствии с п. 2 ст. 219 ГК Республики Беларусь право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, даре ния или иной сделки об отчуждении этого имущества. Особенности оформления договорных правоотношений, направленных на приоб ретение права собственности на землю, определяются отнесением земельных участков к числу недвижимого имущества.

В случае смерти гражданина право собственности на его иму щество наследуется в соответствии с завещанием или законом. В данных случаях право собственности на земельный участок может возникнуть и вследствие событий, с которыми законодательство связывает наступление гражданско-правовых последствий.

В случае реорганизации юридического лица право собствен ности на принадлежащее ему имущество переходит к юридичес ким лицам – правопреемникам реорганизованного юридического лица (ст. 54 ГК Республики Беларусь).

При смене земельного собственника и переходе земли к ново му владельцу не утрачиваются права на нее других лиц – несоб ственников (например, носителя земельных сервитутов).

Способы возникновения права частной собственности на зем лю могут применяться по-разному к различным субъектам права. Так, сделки по поводу земли как способ приобретения права собственно сти используются чаще всего между гражданами. Есть специальные способы возникновения этого права, которые могут использоваться строго ограниченным кругом собственников, определенными субъек тами. Основаниями возникновения права государственной собствен ности вообще могут служить национализация, конфискация, рекви зиция. Среди производных способов возникновения права частной собственности на земельные участки выделяются и такие, как при обретение на торгах земельных участков в частную собственность для индивидуального жилищного строительства.

Самостоятельными способами приобретения права частной собственности являются приватизация земельных участков юриди ческими лицами при приватизации объектов государственной соб ственности;

приобретение земельных участков, находящихся в го сударственной собственности, в частную собственность граждан в порядке приватизации земельных участков, находящихся в пожиз ненном владении или пользовании граждан;

передача земельных участков в частную собственность юридических лиц при привати зации ими объектов, находящихся на этих земельных участках, а также при осуществлении ими инвестиционных проектов.

Поскольку Кодексом Республики Беларусь о земле прямо не закреплено использование приобретательной давности как основа ния приобретения права собственности на землю, можно ли сде лать вывод о существовании данного основания? Для ответа на дан ный вопрос проанализируем условия использования данного об щегражданского способа приобретения права собственности.

1. Для приобретения давности необходимо, чтобы лицо владе ло земельным участком добросовестно. Это означает, что гражда нин или юридическое лицо не должны выступать в роли лиц, само вольно захвативших чужие земельные участки. В их действиях дол жны отсутствовать и признаки противоправности, состав уголов ного преступления или административного проступка.

2. Приобретательная давность требует открытого владения вещью, что предполагает его очевидность, осведомленность о вла дении любого другого лица. Причем приобретательная давность требует, чтобы лицо было не простым открытым и добросовест ным владельцем недвижимости, но и выполняло, по существу, все функции и полномочия собственника (то есть уплачивало налоги, участвовало в несении бремени затрат труда и средств и т. п.).

3. Законом установлен минимально необходимый срок для того, чтобы добросовестное и открытое владение было положено в ос нову приобретения права частной собственности: давность посто янного, непрерывного владения должна составлять не менее 15 лет подряд.

4. Требуется государственная регистрация права частной соб ственности на недвижимое имущество, которое предшествует вы несению соответствующим местным исполнительным и распоря дительным органом решения, подтверждающего приобретательную давность, либо судебного решения об установлении факта приоб ретательной давности.

Как верно подчеркивает О.И.Крассов, применение приобре тательной давности в отношении земельных участков имеет свои особенности. Они заключаются, в первую очередь, в том, что при обретательная давность может быть применена только в отноше нии тех земельных участков, которые находятся в частной собствен ности, которыми лицо владеет при соблюдении указанных выше условий. Все же иные земельные участки не являются бесхозным имуществом, а принадлежат к числу объектов государственной соб ственности [2, с. 63].

Как представляется, институт приобретательной давности может быть распространен на земельную недвижимость с услови ем соблюдения и других ограничений. Так, земельные участки, ре гистрируемые на праве частной собственности по приобретатель ной давности, должны быть свободны от прав третьих лиц.

В срок фактического владения земельной недвижимостью дол жен учитываться период и до 1 июля 1999 года, поскольку дей ствию ст. 235 ГК Республики Беларусь придана обратная сила (ст.

1144 ГК Республики Беларусь). Кроме того, лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владе ния все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является (п. 3 ст. 235 ГК Республики Беларусь).

В статье 235 ГК Республики Беларусь начало течения срока приобретательной давности связано с истечением срока исковой давности. Понятие добровольного владения для целей этой нормы Гражданского кодекса может быть использовано из статьи 283 ГК Республики Беларусь «Истребование имущества от добросовест ного приобретателя». В данной статье ГК Республики Беларусь за конодатель понятие «добросовестность» соединяет с таким обсто ятельством, как отсутствие знания владельца о незаконности свое го владения. Этот критерий для владения земельным участком имеет особое значение. Как подчеркивает Г.А.Волков, «в подавляющем большинстве случаев завладеть земельным участком без оформле ния прав можно лишь путем умышленного захвата… Лицо, само вольно занявшее земельный участок, не может считаться добросо вестным владельцем» [1, с. 65].

Самостоятельными признаками для приобретательной давно сти, кроме добросовестности владения, являются открытость и не прерывность владения земельным участком. Для открытости и не прерывности владения, как полагает Г.А.Волков, достаточно того, чтобы владелец, не скрывая своего владения, пользовался им пери одически: например, сезонно. Свидетельством тому может служить и наличие ограды у земельного участка [1, с. 65].

Стать собственником земельного участка по приобретатель ной давности можно в отношении земельного участка, который находился в собственности гражданина Республики Беларусь или юридического лица, от которого они отказались. Следует иметь в виду, что в Республике Беларусь возможность стать собственника ми земли граждан и юридических лиц была предусмотрена только Законом Республики Беларусь от 16.06.1993 г. «О праве собствен ности на землю» [3].

В частности, ст. 4 данного закона было установлено, что в соб ственности граждан Республики Беларусь, постоянно проживаю щих на территории Республики Беларусь или приравненных к по стоянно проживающим в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, находятся земли, собственниками которых в соответствии с земельным законодательством являются физичес кие лица, а в случаях, предусмотренных законом, также физичес кие лица – собственники юридических лиц.

В силу статьи 9 Закона Республики Беларусь от 16.06.1993 г.

«О праве собственности на землю» было определено, что в соб ственности граждан могут находиться земельные участки, приоб ретенные для:

– ведения личного подсобного хозяйства;

– строительства и обслуживания жилого дома;

– садоводства;

– дачного строительства;

– юридических лиц, собственниками которых являются физи ческие лица.

Статьей 10 данного закона было закреплено, что в собствен ности юридических лиц (их собственников), в том числе иностран ных, на основании решения Президента Республики Беларусь или уполномоченных им органов могут находиться:

– земли, предоставленные для эксплуатации приватизирован ных объектов производственного назначения и объектов по оказа нию услуг;

– земли, предоставленные для строительства и эксплуатации необходимых Республике Беларусь предприятий при осуществле нии инвестиционных проектов.

Поскольку до принятия Закона от 16.06.1993 г. «О праве соб ственности на землю» право частной собственности на земельную недвижимость в Республике Беларусь не было закреплено, можно предположить, что права на земельные участки по приобретатель ной давности начнут регистрироваться не ранее 2008 года. Что же касается юридических лиц, то они, хотя и получили право на приоб ретение земельных участков в собственность, реализовать это право не спешат. Поэтому для этих случаев срок рассмотрения конкретных дел по установлению фактов приобретения земельной недвижимос ти по давности владения может быть еще более длительным.

Одна из ситуаций приобретения земельного участка по давно сти владения возможна в случае смерти гражданина Республики Беларусь – собственника земельной недвижимости. Приобретение земельного участка по давности владения возможно, когда у насле додателя нет наследников ни по закону, ни по завещанию;

когда никто из наследников не имел права наследовать либо все отказа лись от наследства (ст. 1039 ГК Республики Беларусь);

когда все наследники лишены наследодателем права наследства.

Статья 1039 ГК Республики Беларусь устанавливает, что на следство в таких случаях признается выморочным и переходит в собственность административно-территориальной единицы по ме сту нахождения соответствующего имущества, входящего в состав наследства. Однако для признания наследства выморочным необ ходимо решение суда, вынесенное по результатам рассмотрения заявления органа местного управления и самоуправления по месту открытия наследства по истечении одного года со дня открытия наследства. До истечения указанного срока наследство может быть признано выморочным, если расходы, связанные с его охраной и управлением, превышают его стоимость.

Таким образом, действующее законодательство не содержит чётких правил и не устанавливает порядка приобретения права соб ственности на земельные участки в силу приобретательной давно сти. Оно в самых общих чертах лишь прописывает возможность такого основания возникновения права собственности и устанав ливает, что право собственности на недвижимое имущество возни кает у лица, которое стало собственником имущества в силу приоб ретательной давности, с момента государственной регистрации.

Попытка разрешить эти непростые вопросы предпринята в про екте нового Кодекса Республики Беларусь о земле. В частности, про ектом данного кодекса (ст. 44) установлено следующее: гражданин (или юридическое лицо) Республики Беларусь, у которого отсутству ют документы о предоставлении земельного участка, либо исполь зующий земельный участок, граница и (или) размер которого не со впадают с границей, размером, указанными в документах о предос тавлении земельного участка, но добросовестно, открыто и непре рывно владеющий земельным участком как своим собственным в течение пятнадцати и более лет, имеет право приобрести этот земель ный участок в частную собственность или получить его в аренду в сложившейся границе и (или) размере, не превышающих установ ленных Кодексом Республики Беларусь о земле.

Добросовестность и непрерывность владения земельным уча стком как своим собственным в течение пятнадцати и более лет подтверждается строительным паспортом, паспортом домовладе ния и документами об уплате земельного налога.

Анализ данной нормы проекта Кодекса Республики Беларусь о земле позволяет прийти к выводу, что число случаев возникнове ния прав на земельный участок проектом увеличивается. Проект предлагает расширить число оснований приобретения прав на зе мельный участок, включив в их число и приобретение прав на зе мельный участок, владение которым осуществляется в течение дли тельного времени. Таким правом планируется наделить лиц, у ко торых по тем или иным причинам нет документов о предоставле нии земельного участка;

тех граждан и юридических лиц Респуб лики Беларусь, которые используют земельные участки больших размеров или границы земельных владений которых не совпадают с официальными границами и размерами. Кроме того, для приоб ретения права на земельный участок необходимы добросовестность, открытость и непрерывность владения таким недвижимым имуще ством, как своим собственным. Срок такого владения определен в пятнадцать и более лет.

Для граждан и юридических лиц Республики Беларусь обозна чен альтернативный выбор: или приобрести этот земельный участок в частную собственность, или стать его арендатором. При этом зако нодатель предлагает для подтверждения добросовестности и непре рывности владения представить ряд документов, подтверждающих такие обстоятельства, а также открытость владения земельным уча стком. К их числу относится строительный паспорт, паспорт домо владения и документы об уплате земельного налога. Если в отноше нии первых двух документов правильность включения их в число подтверждающих право пользования земельным участком сомнений не вызывает, то в отношении документов об уплате земельного нало га следует формулировку изменить, поскольку объектом налогооб ложения в соответствии со ст. 4 Закона Республики Беларусь от 18.12.1991 г. «О платежах за землю» является земельный участок, который находится во владении, пользовании или собственности.

Более того, основанием для исчисления земельного налога и арендной платы за землю данный закон называет государственный акт на земельный участок, удостоверение на право временного пользо вания земельным участком, договор аренды земельного участка, ре шение соответствующего исполнительного и распорядительного органа о предоставлении земельного участка или сведения о нали чии и качественном состоянии земель, предоставляемые ежегодно налоговым органам соответствующими землеустроительными служ бами. Этих документов у добросовестного владельца земельной не движимостью может и не быть. На это обстоятельство обращает вни мание и законодатель, когда прописывает положения о возможности приобретения прав на земельный участок у лица, владеющего им длительное время. Так, частью первой ст. 44 проекта Кодекса Рес публики Беларусь о земле предусматривается, что таким правом мо гут воспользоваться граждане и юридические лица, у которых отсут ствуют документы о предоставлении земельного участка.

Следует указать и на еще одно важное обстоятельство. Земель ный налог с юридических лиц и граждан исчисляется с месяца, сле дующего за месяцем предоставления им земельного участка (ст. Закона Республики Беларусь «О платежах за землю»). На основе ана лиза этой и других статей Закона Республики Беларусь «О платежах за землю» можно прийти к выводу, что часть вторую статьи 44 из проекта Кодекса Республики Беларусь о земле следует исключить.


Список литературы 1. Волков Г.А. Приобретение права собственности на землю по дав ности владения // Экологическое право. – 2005. – № 1. – С. 64 – 68.

2. Крассов О.И. Право частной собственности на землю. – М.:

Юристъ, 2000.

3. О праве собственности на землю: Закон Республики Беларусь от 16.06.1993 г. // Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь. – 1993. – № 23. – Ст. 285.

В.А.Прокопик ОБЩЕЕ ИМУЩЕСТВО КОНДОМИНИУМА Право гражданина на жилище является одним из важнейших социально-экономических прав, юридически закрепленных Консти туцией Республики Беларусь. Принятие нового Жилищного кодек са Республики Беларусь и целого ряда других нормативно-право вых документов способствует дальнейшему усилению правовых гарантий граждан в жилищных отношениях. На сегодняшний день в Беларуси сформировался вторичный рынок жилых помещений, который позволяет гражданам решать свои жилищные проблемы самостоятельно, с помощью или без помощи государства.

Рыночные реформы, последовательно осуществляющиеся в Республике Беларусь, затронули в первую очередь отношения соб ственности, в том числе – в жилищной сфере. Осуществляемая в соответствии с Законом Республики Беларусь от 16 апреля 1992 г.

«О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» [1] передача в собственность граждан квартир, находившихся в госу дарственном жилищном фонде и в собственности общественных организаций, привела к тому, что сформировались новые отноше ния общей собственности. В собственности граждан оказались от дельные квартиры многоквартирных многоэтажных домов, а части всего дома – межквартирные лестничные клетки, лестницы, лиф ты, лифтовые и иные шахты, коридоры и другие места общего пользования, несущие, ограждающие конструкции, механическое, электрическое, сантехническое и другое оборудование, находящееся за пределами или внутри жилых помещений, – стало общим имуще ством собственников жилых помещений. Обладание правом собствен ности на жилье, несомненно, является благом. Однако данное право порождает и соответствующую обязанность – нести затраты на со держание имущества. Встал серьезный вопрос об эксплуатации и сохранности в надлежащем состоянии всего жилого дома. Возложе ние на организации жилищно-коммунального хозяйства функций по управлению и обслуживанию жилищного фонда за счет средств го сударства и административно-территориальных единиц привело к фактическому отходу от выполнения в полном объеме необходимых работ по содержанию и ремонту жилищного фонда. Выход нашли в постепенном переходе к наложению расходов по эксплуатации жи лищного фонда на собственников квартир и других пользователей жилых помещений. Так появилась проблема совместного домовла дения и товарищества собственников жилья.

Многие приватизированные квартиры находятся в домах, ко торые давно нуждаются в капитальном ремонте. Как правило, экс плуатация жилищного фонда по-прежнему осуществляется жилищ но-эксплуатационными организациями на основе договоров по тех ническому обслуживанию, заключаемых собственниками привати зированных квартир с этими организациями. Теперь капитальный ремонт квартир осуществляют сами собственники квартир, а жи лищно-эксплуатационные организации могут осуществлять ремонт общего имущества здания за счет всех пользователей данным иму ществом. По этой причине возникла проблема с многоквартирны ми домами, перешедшими полностью или в части в собственность бывших нанимателей, и правового урегулирования отношений меж ду сособственниками общего имущества, органами местного уп равления и самоуправления и обслуживающими организациями.

Выход был найден с принятием ряда нормативных актов, регули рующих отношения совместного домовладения.

Закон Республики Беларусь от 8 января 1998 года «О совмест ном домовладении» направлен на урегулирование отношений меж ду собственниками в совместном домовладении (кондоминиуме)[2].

Как известно, при исследовании проблем правового регулиро вания любых общественных отношений необходимо опираться на знание особенностей данных общественных отношений, ибо каче ственные особенности предмета регулирования предопределяют ха рактер самого метода их правового регулирования, а также механизм, т.е. взаимодействие средств этого метода. Именно поэтому, анализи руя с точки зрения цивилистической науки правовой режим общего имущества, необходимо учитывать ряд особенностей, обусловлен ных существом самого образования, именуемого «кондоминиум».

Имущественный комплекс любого совместного домовладения подразделяется на две категории:

– помещения, принадлежащие на праве собственности каждо му из участников совместного домовладения;

– общее имущество совместного домовладения.

В категорию «помещения, принадлежащие на праве собствен ности каждому из участников совместного домовладения» входят жилые и нежилые помещения, находящиеся в государственной и (или) частной собственности.

Категория «общее имущество совместного домовладения»

включает в себя: обслуживающие более одного собственника час ти недвижимого имущества – межквартирные лестничные клетки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, крыши, тех нические этажи и подвалы, другие места общего пользования, не сущие, ограждающие конструкции, механическое, электрическое, сантехническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри жилых и нежилых помещений, элементы инженерной инфраструктуры, озеленения и благоустройства, а также отдельно стоящие объекты, служащие целевому использованию здания и право землепользования (ст. 1 Закона «О совместном домовладе нии»). По мнению некоторых авторов, на лестничную клетку не распространяется режим общей собственности в случае, если она предназначена для одной квартиры кондоминиума. Такая ситуация возможна в небольшом здании, в котором данной лестничной клет кой пользуются жильцы одной квартиры, и при условии, что она не ведет к иным объектам кондоминиума [3]. C данной точкой зрения можно согласиться. Иными словами, принадлежность частей не движимого имущества совместного домовладения к категории «об щее имущество совместного домовладения» определяется, исходя из признака – предназначение обслуживать более одного помеще ния, находящегося в раздельной собственности нескольких лиц [4].

О.В.Сивограков и В.Ф.Фадеев предлагают иной критерий опреде ления общего имущества совместного домовладения: отсутствие документально подтвержденного права собственности отдельного (отдельных) собственника на данное имущество [5, с. 5]. Однако стоит отметить, что на практике, используя даже эти критерии, бывает затруднительным вычленение общего имущества в совмес тном домовладении.

Такая ситуация возникает в случае определения правового ста туса стен, потолков и полов помещений. Если следовать нормам За кона «О совместном домовладении», то они должны входить в со став общего имущества, а обязанность по их содержанию возлагает ся на всех участников совместного домовладения. Однако является неразумным распределение расходов собственника помещения на косметический ремонт помещения между всеми собственниками помещений в совместном домовладении. Поэтому в этом случае нор мы Закона «О совместном домовладении» не стоит понимать бук вально. И.А.Дроздов предлагает решать подобные проблемы в зави симости от конкретной ситуации, основываясь на требованиях доб росовестности, разумности и справедливости. Например, если в квар тире производится косметический, текущий ремонт, то стены, пото лок и пол следует рассматривать в качестве составных частей поме щения, а бремя ремонта должно ложиться исключительно на соб ственника этого помещения, поскольку незначительные ухудшения конструктивных элементов квартиры не затрагивают интересов дру гих домовладельцев. В случае же, когда для обеспечения прав и за конных интересов двух и более домовладельцев необходим капиталь ный ремонт пола, потолка и пр., нужно исходить из того, что подле жащие ремонту конструктивные элементы квартиры входят в состав общего имущества кондоминиума, а бремя ремонта следует распре делять между всеми домовладельцами [4]. Иными словами, он пред лагает провести границу внутри той или иной конструкции в кондо миниуме. Стоит отметить, что данное решение не является новым в регулировании отношений совместного домовладения. Такая прак тика давно существует в Германии.

Для сравнения можно привести пример из законодательства США. Так, в соответствии с § 81.002 Кодекса о собственности Штата Техас США, к общему имуществу кондоминиума относятся также и служебные квартиры для проживания швейцаров и иного обслу живающего персонала кондоминиума [6]. Кроме этого, п. 7 § 81. из общего имущества кондоминиума выделяет так называемые ог раниченно общие элементы («Limited common elements»). К их числу относятся коридоры, лестницы и иное имущество, которое пред назначено обслуживать отдельные помещения. Стоит отметить, что это имущество имеет режим «ограниченно общего» только после того, как собственники помещений кондоминиума заключат об этом письменное соглашение между собой. Смысл этого режима иму щества состоит в том, что нести расходы по его содержанию будут только те собственники, которые им непосредственно пользуются.

Применение режима «ограниченно общего имущества» является полезным для функционирования белорусских совместных домовла дений. Например, нет необходимости, чтобы участники совместного домовладения, живущие в разных подъездах здания, несли расходы по содержанию всего общего имущества. Более рациональным явля ется схема распределения расходов, когда участники данных отноше ний несут расходы непосредственно за то общее имущество, которым они пользуются (например, общее имущество, предназначенное для обслуживания конкретного подъезда – входные двери, лестничные пролеты и т. д.). Однако данный режим не будет касаться общего иму щества совместного домовладения, которое необходимо для функци онирования всего здания (имеются в виду несущие стены, крыша и т. д.). Общее имущество совместного домовладения переводится в ре жим «ограниченно общего» только после того, как участники совмес тного домовладения составят об этом письменное соглашение.


Наличие общего имущества совместного домовладения обес печивает нормальную эксплуатацию объекта недвижимости, и по этому оно имеет сугубо подсобное значение.

В зависимости от функций, которые выполняет общее имуще ство совместного домовладения, его можно условно разделить на следующие группы:

– земельный участок;

– части здания, обеспечивающие его прочность и безопасность (крыша, фундамент, несущие стены и т.д.);

– внутренние помещения, служащие для совместного пользо вания (подвал, мансарда);

– оборудование и пристройки, служащие для совместного пользования (лестницы, лифт);

– внешнее оборудование здания (например, входные двери и внешний фасад);

– изоляционные слои (защита от сырости, звукоизоляция).

В соответствии со ст. 9 Закона «О совместном домовладении»

общее имущество не подлежит отчуждению либо передаче в пользо вание одному или нескольким собственникам, если его отчужде ние либо передача делают невозможной для других собственников реализацию их прав собственности. Трудно себе представить, что бы был передан в индивидуальную собственность лифт. Во всех иных случаях законодатель позволяет совершать данные действия (например, передать в собственность либо в пользование одному собственнику подвальное или чердачное помещение при наличии согласия остальных собственников).

На общее имущество кондоминиума распространяется режим общей долевой собственности всех участников кондоминиума. Од нако их доли пространственно не выделены и выражаются в форме части единицы (или в процентах), принадлежащей каждому участ нику. Данная особенность вытекает из ст. 8 Закона «О совместном домовладении», которая гласит, что доля каждого собственника в праве общей собственности на общее имущество пропорциональна доле площади принадлежащего ему помещения в общей площади жилых и нежилых помещений всех собственников недвижимого имущества совместного домовладения. В тех случаях, когда поме щения пристраиваются к объекту кондоминиума или отделяются от него, размеры долей в общем имуществе пересчитываются.

Необходимо отметить, что право долевой собственности на общее имущество в кондоминиуме существенно отличается от клас сического права общей собственности, регулируемого нормами ГК Республики Беларусь. Так, в отличие от прав участника общей до левой собственности, предусмотренных ст. 255, 257 ГК Республи ки Беларусь, участник кондоминиума не имеет права ни самостоя тельно распоряжаться своей долей в кондоминиуме, ни требовать ее выдела из общего имущества. На долю в общем имуществе нельзя также обратить и взыскание по решению суда.

Главное назначение доли в общем имуществе – это определе ние размера участия каждого собственника в расходах по содержа нию имущества кондоминиума. Иными словами, это своего рода «мерило» участия каждого собственника в выгодах и невыгодах, свя занных с совместной собственностью. Данное положение устанав ливается ст. 11 вышеупомянутого закона, которая гласит, что собствен ники недвижимого имущества совместного домовладения несут рас ходы по содержанию и ремонту общего имущества пропорциональ но их доле в праве общей собственности на это имущество.

Исходя из вышеперечисленных особенностей доли, И.А.Дроз дов определяет ее как «обслуживающую» долевую собственность [7]. Однако И.А.Дроздов, говоря об обслуживающей доле, разделя ет отношения общей собственности в жилом доме и кондоминиу ме. Он объясняет это тем, что понятия «кондоминиум» и «много квартирный дом» не идентичны, поскольку в состав кондоминиу ма, помимо зданий и сооружений, всегда включается расположен ный под ним земельный участок.

Разделять отношения общей собственности на общее имуще ство в многоквартирном доме и кондоминиуме нельзя. Несомнен но, понятие «кондоминиум» шире, чем «многоквартирный дом», но в то же время любой многоквартирный дом, в котором имеются два самостоятельных собственника на помещения, является кондо миниумом. Необходимо добавить: Дроздов И.А. признает, что пра вовой режим общего имущества в кондоминиуме и в многоквар тирном доме идентичен.

Необходимо отметить, что участников кондоминиума законо датель наделил правом устанавливать и иной порядок распределе ния расходов по содержанию общего имущества. В законе содер жится исчерпывающий перечень таких случаев, позволяющий от ступить от принципа пропорциональности:

– в случаях особого или исключительного пользования, уп равления и распоряжения общим имуществом отдельными соб ственниками;

– при несоразмерном пользовании отдельными собственника ми общим имуществом или коммунальными услугами.

Однако в Постановлении Совета Министров Республики Бе ларусь от 25 августа 1999 года №1332 «Об упорядочении расчетов населения за пользование жилыми помещениями и коммунальны ми услугами» [8] указывалось, что плата нанимателей за пользова ние жилыми помещениями в домах государственного жилищного фонда, а также собственников жилых помещений и членов органи заций граждан-застройщиков за техническое обслуживание жило го дома осуществляется исходя из общей площади занимаемого ими помещения. По установленным ставкам производится плата за пользование (техническое обслуживание) жилым помещением в пределах 20 кв. м общей площади на каждого члена семьи нанима теля, собственника, члена организации граждан-застройщиков, в том числе сохраняющего право пользования жилым помещением, и 10 кв. м общей площади на всю семью. Плата за пользование (техническое обслуживание) остальной площадью взимается по нормативной себестоимости эксплуатации жилищного фонда, ут верждаемой облисполкомами, Минским горисполкомом (пункты 1.1, 1.2). Иными словами, в этом постановлении Правительства было установлено правило расчета размера нормативной платы за пользо вание жилым помещением в зависимости от площади жилого по мещения и количества проживающих в нем жильцов.

Проанализировав вышеизложенное, необходимо отметить, что в данном подзаконном нормативном акте существую противоре чия с нормами действующего жилищного законодательства. Во первых, не учтены требования не только ст. 51 Жилищного кодекса Республики Беларусь, устанавливающие принцип соразмерности участия собственников жилых помещений и нанимателей в несе нии затрат по фактическим расходам, связанным с эксплуатацией и ремонтом вспомогательных помещений, конструктивных элемен тов, и т. д. (т. е. общего имущества. – В.П.), но и ст. 11 Закона «О совместном домовладении», которая предусматривает пропорцио нальность оплаты собственниками расходов по содержанию и ре монту общего имущества. Во-вторых, в постановлении также не был урегулирован вопрос об оплате дополнительной жилой пло щади, которой пользуются граждане в соответствии с законодатель ством, что на практике привело в ряде случаев ко взиманию платы за нее в повышенном размере как за излишнюю площадь. В-треть их, при установлении нормативов платы за пользование жилыми помещениями и за техническое обслуживание жилых помещений собственниками не был учтен принцип социальной справедливос ти (ст. 7 Конституции Республики Беларусь)[9], особенно в отно шении социально не защищенных категорий граждан (например, пенсионеров), которые в силу объективных обстоятельств оказа лись пользователями или собственниками жилых помещений, пре вышающих по своим размерам установленные нормативы.

Существующие противоречия между нормативными актами, регулирующими порядок оплаты за пользование жилыми помеще ниями и техническое обслуживание, вызвали трудности в приме нении вышеуказанного постановления, а также критическое отно шение со стороны граждан. Поэтому Конституционный Суд Рес публики Беларусь в своем решении от 5 сентября 2000 г. №Р– 101/ 2000 «О плате за пользование жилыми помещениями и техничес кое обслуживание жилищного фонда» указал на противоречивость ряда положений постановления с действующим жилищным зако нодательством и разъяснил прядок его применения. Поэтому в По становлении Совета Министров Республики Беларусь от 31 января 2001 г. № 128 «О внесении изменений и дополнений в Постановле ние Совета Министров Республики Беларусь от 25 августа 1999 г.

№ 1332» [10] предложения Конституционного Суда были учтены.

Во-первых, пункт 1.2 постановления устанавливает, что нани матели, собственники жилых помещений, члены организаций граж дан-застройщиков обязаны ежемесячно участвовать в финансиро вании в многоквартирных жилых домах соразмерно занимаемой ими общей площади жилых помещений доли затрат по фактическим расходам, связанным с эксплуатацией и ремонтом вспомогатель ных помещений общего пользования, конструктивных элементов, инженерных систем жилых домов, содержанием придомовых тер риторий (далее – плата за техническое обслуживание). Во-вторых, пункт 1.3 устанавливает, что неработающие пенсионеры (при дос тижении женщинами 55 лет, мужчинами 60 лет), инвалиды 1-й и 2 й групп, проживающие отдельно от трудоспособных членов семьи, производят плату за техническое обслуживание по ставкам, уста навливаемым Министерством экономики Республики Беларусь, независимо от размера занимаемых ими помещений. В-третьих, от платы за пользование лифтом освобождены граждане, которые по состоянию здоровья не могут им пользоваться, в порядке, опреде ляемом Министерством социальной защиты Республики Беларусь и Министерством здравоохранения Республики Беларусь по согла сованию с Министерством жилищно-коммунального хозяйства Рес публики Беларусь, согласно перечню, утверждаемому Министер ством здравоохранения Республики Беларусь (пункт 1.9).

Владение, пользование и распоряжение указанным общим имуществом, согласно ст. 9 Закона «О совместном домовладении», осуществляется по соглашению собственников в пределах, уста новленных законодательством Республики Беларусь о совместном домовладении. Следовательно, все субъекты отношений по совме стному домовладению, независимо от размера принадлежащей им доли в общем имуществе, имеют равное право пользоваться таким имуществом.

Право пользования общим имуществом совместного домовла дения принадлежит всем участникам в силу того обстоятельства, что все они являются собственниками отдельных помещений. Это право является безоговорочным и не требует никаких подтвержде ний. Решения, принимаемые субъектами отношений по совместно му домовладению, могут влиять только на порядок осуществления права, но не на его существование. Такое право пользования явля ется бессрочным, как и право собственности на помещение. На оборот, лица, не имеющие права собственности хотя бы на одно помещение совместного домовладения, не могут иметь непосред ственного права пользования предметами общей собственности.

Они вправе приобретать право пользования, но только по решению или разрешению участников совместного домовладения либо ор ганов управления совместным домовладением.

В порядке осуществления права общей собственности участ ники совместного домовладения или орган, управляющий имуще ственным комплексом совместного домовладения, с согласия чле нов совместного домовладения, могут передать отдельным участ никам часть общего имущества ограниченного пользования. Это может быть часть подвального или чердачного помещения. Усло вия пользования данным имуществом определяются решением о передаче. Данное право ограниченного пользования непередавае мо и не отчуждаемо.

Поскольку собственники помещений в совместном домовла дении совместно владеют и пользуются имуществом, предназна ченным для обслуживания и пользования помещениями, то это об стоятельство предполагает наличие совместного управления дела ми в совместном домовладении, то есть принятия домовладельца ми согласованных решений по поводу совместной эксплуатации общей собственности. Это, например, принятие решения о необхо димости провести капитальный ремонт здания;

выбор организации, которой следует поручить выполнение ремонта;

решение вопроса о необходимости найма дворника, сантехника и т. д.

В настоящее время дискуссионным является вопрос отграни чения общего имущества совместного домовладения от всего иму щественного комплекса совместного домовладения, с точки зрения гражданско-правовой классификации вещей.

М.Г. Пискунова утверждает, что кондоминиум нельзя рассмат ривать как сложную вещь. Сложная вещь представляет собой один объект прав и предмет сделки (если иное не установлено догово ром). Объекты недвижимости, входящие в состав кондоминиума как единого комплекса недвижимого имущества, не предполагают безусловного использования их по общему назначению. Поэтому режим сложной вещи к кондоминиуму не применим [11].

В.П.Крашенинников и Н.В.Маслов высказывают мнение, соглас но которому общее имущество кондоминиума трактуется как при надлежность к главной вещи [12, с. 7]. Такую же трактовку общему имуществу кондоминиума дает российское законодательство. Со сто ронниками данной концепции нельзя согласиться по ряду причин.

Во-первых, под составной частью главной вещи в гражданском праве понимается деталь, которая в общей схеме изделия конструк тивно связана с другими деталями. При этом не имеет значения, вы полняет ли данная составная часть основную или вспомогательную функцию, присущую изделию в целом. Принадлежность же не ста новится составной частью главной вещи потому, что связана с ней не конструктивно, а общим хозяйственным назначением [13, с. 146].

Вышеизложенные признаки полностью приемлемы к категории «об щее имущество совместного домовладения», поскольку эффектив ная эксплуатация любого совместного домовладения возможна лишь при условии конструктивного (физического) единства частей иму щества общего пользования и остального недвижимого имущества.

Во-вторых, главная вещь, даже при отсутствии принадлежности, счи тается уже завершенной и, следовательно, может выступать в каче стве самостоятельного объекта гражданского права [14]. Существо вание же кондоминиума как самостоятельного объекта недвижимос ти без частей общего имущества невозможно, поскольку данное иму щество формирует его техническую завершенность.

Польский профессор Е.Гневек рассматривает общее имуще ство по отношению ко всему кондоминиуму как составную (комп лектующую) часть вещи [15].

Проведенный анализ признаков общего имущества дают ос нование сделать вывод, что данное имущество совместного домо владения необходимо трактовать как составную (комплектующую) часть главной вещи.

Индивидуальная собственность кондоминиума и общее иму щество связаны между собой не только физической, но и юриди ческой общностью. Нельзя оформить договор купли-продажи по мещения, принадлежащего участнику кондоминиума, не продавая и не покупая при этом полную долю такого участника в общей соб ственности. Нельзя и переуступить кому-либо право на часть доли или на полную долю в общей собственности кондоминиума, не пе реуступая при этом право на помещение, находящееся в индивиду альной собственности данного участника кондоминиума.

Исходя из того, что доля в праве собственности на общее иму щество не может быть отделена от права собственности на жилые и (или) нежилые помещения и переходит исключительно вместе с ним (ст. 8 Закона «О совместном домовладении»), можно провести аналогию между правом на индивидуальную собственность как главной вещью и правом на долю в общем имуществе кондомини ума как принадлежностью к этому праву [16, с. 21–23];

из чего сле дует, что субъектный состав общей собственности формируется автоматически, поскольку у будущих субъектов этого права в пер вую очередь возникает намерение приобрести помещение, а не долю в праве на общее имущество кондоминиума.

Анализируя вышеизложенные особенности правоотношений, возникающих между участниками кондоминиума по поводу обще го имущества, можно выделить характерные особенности его пра вового режима:

– распространяется режим общей долевой собственности;

– определяет размер каждого собственника в расходах по со держанию имущества кондоминиума;

– право пользования общим имуществом участниками кондо миниума является безоговорочным и не требует никакого подтвер ждения;

– общее имущество кондоминиума по отношению к остально му имуществу является составной частью главной вещи;

– общее имущество и индивидуальная собственность кондо миниума связаны между собой юридической общностью.

Список литературы 1. О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь: Закон Республики Беларусь, 16 апр. 1992 г. // Ведомости Верхов. Совета Респуб лики Беларусь. – 1992. – №15. – Ст. 247.

2. О совместном домовладении: Закон Республики Беларусь, 8 янва ря 1998 года: В ред. от 05.05.1998 г. // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. – 1998. – № 7. –Ст. 88.

3. Bidziсski Z. Status prawny lokali i ich dyspodentуw. – Warszawa: Wyd wo Praw., 1998. – 251 s.

4. Дроздов И.А. Понятие «обслуживающей» долевой собственности // Изв. вузов, Правоведение. – 2000. – № 6. – С. 125–139.

5. Сивограков О.В., Фадеев В.Ф. Комментарий к Закону Республики Беларусь «О совместном домовладении». – Минск: «Амалфея», 2000. – С. 5.

6. National Housing Act. Issued: 42 USCA §1437 f;

12 USCA § ff (1994).

7. Дроздов И.А. Кондоминиумы в современной России // Изв. вузов, Правоведение. – 1998. – № 4. – С.144–153.

8. Об упорядочении расчетов населения за пользование жилыми по мещениями и коммунальными услугами: Постановление Совета Мини стров Республики Беларусь, 25 августа 1999 года № 1332 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – № 68, 5/1526;

2000г., № 46, 5/3104;

5/3114;

№ 85, 5/3972.

9. Конституция Республики Беларусь, 15.03.1994 г., № 2875-XII // На циональный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – №1, 1/0.

10. О внесении изменений и дополнений в Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 25 августа 1999 г. № 1332: Поста новление Совета Министров Республики Беларусь, 31 января 2001 г.

№ 128 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2001. – № 17, № 5/5199.

11. Пискунова М.Г. Государственная регистрация прав и сделок с не движимым имуществом в кондоминиуме // Жилищ. право. – 2001. – № 4. – С.42–55.

12. Крашенинников П.В., Маслов Н.В. Кондоминиумы. Общая соб ственность в многоквартирных домах. – М.: «Спарк», 1995.

13. Советское Гражданское право. Ч. 1. – Ленинград: Изд-во Ленин град. ун-та, 1982.

14. Советское Гражданское право: Учеб. / Под ред. В.П.Грибанова, С.М.Корнеева. – М.: Юрид. лит., 1979. – 550 с.

15. Gniewek E. Prawo rzeczowe. – 2 wyd., zm. i zaktualiz. – Warszawa:

Wyd-wo C.H.Beck, 1999. – 307 s.

16. Потяркин Д. Товарищество собственников жилья // Российская юстиция. – 1999. – № 6. – С.21–23.

В.С.Елисеев СООТНОШЕНИЕ ПРАВОВЫХ ДОКТРИН ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ Отношения обязательств являются крупнейшей областью эконо мических отношений и в самом общем виде выражают модели эконо мических отношений в юридически значимой форме. Построение кон цепции права обязательств имеет для экономических отношений не меньшее значение, чем право собственности, и, фактически, органич но его дополняет, выступая его продолжением. В этом смысле право собственности и обязательственное право находятся в неразрывном единстве, являясь органическим продолжением друг друга.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.