авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«УДК 572; 008(075.8) ББК 71; 28.71я73 МИНОБРНАУКИ РОССИИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так называемый социальный дарвинизм соединил в себе как биологические, так и политические идеи. Еще до прочтения Дарвина Г. Спенсер (1820–1903) попытался показать, что свободное от государственного вмешательства частное предпринимательство соотносится с существующей в природе суровой дисциплиной, которая ведет к биологическому улучшению. Он увидел в описываемой Дарвином эволюционной борьбе подтверждение своей идеи, что экономическое соревнование, свободное от государственного контроля, способствует человеческому благосостоянию. По мнению Спенсера, выживание наиболее приспособленных должно стать способом эволюции общества. «Непрерывная замена менее сильных и менее приспособленных более сильными и более приспособленными, вытеснение худших разновидностей в менее пригодную среду обитания и время от времени их истребление». Подобные представления служили оправданием колониализма и т. п.

Своеобразным итогом этих воззрений стали идеи и представления Ф. Ницше. Он считал, что если действительно принять эволюцию за норму, то все наши традиционные ценности необходимо полностью пересмотреть. Для жестокой борьбы за выживание нужны не христианские добродетели, а самоутверждение и стремление к власти.

В ХХ в. под отбором стали подразумевать различия в воспроизводстве и выживании, признавая при этом важность не только конкуренции, но и сотрудничества. Иногда симбиотическое сотрудничество между двумя видами способствует выживанию обоих. В других случаях разделение труда между различными членами социальной группы, например колонии термитов, может быть ключом к ее успеху.

Сейчас ученые считают, что тело человека и его особые свойства являются результатом 3500 млн лет эволюции. Однако до сих пор непонятно, вследствие чего древние обезьяны стали эволюционировать в людей. Выдвигаются теории постепенной эволюции обезьянолюдей в результате совместного труда и общения;

мутации под воздействием радиоактивности или изменения климата или даже превращения обезьян в человека во время космического катаклизма, обрушившегося на нашу Землю.

Генетика отрицает наследование благоприобретенных признаков, а для естественного отбора мутантов, способных дать наконец искомую форму Гомо-сапиенс, миллионы и даже несколько миллионов лет – слишком короткий срок. Отбор мутантов был явно каким-то противоестественным и аномально быстрым, словно целенаправленным. Словом, «трудовая»

гипотеза, осмысленная с позиций генетики, вновь обращает «материалистов к богу».

В последние десятилетия получили развитие различные теории эволюции человека.

Основанием для этих гипотез является «белое пятно» в генеалогическом древе человека:

отсутствие беспрерывной цепочки (по археологическим останкам), соединяющей обезьян и современного человека – питекантропы жили 500 тыс. лет назад, неандертальцы – 200– тыс., кроманьонцы появились 40 тыс. лет назад. Игнорирование законов наследственности, общих для животного мира, и рассматривание только антропогенеза, а не всей теории эволюции может привести к заблуждению, что современные приматы и люди не имеют общих родственников.

Таким образом, начавшейся гоминизации (становлению человека) способствовало несколько факторов:

- переход от растительной к преимущественно животной пище;

- переход к наземному образу жизни (устройство жилищ);

- свободное пользование верхними конечностями;

- усложнение строения головного мозга;

- увеличение репродуктивного периода развития (снижение рождаемости, усиление заботы о потомстве).

Со временем некоторые из гоминидов утратили волосяной покров на теле, у них появились потовые железы, а эти изменения помогли бороться с перегревом тела на жарких, лишенных тени равнинах.

Анализ развития первобытного человеческого общества показывает, что это развитие шло крайне неравномерно. Процесс обособления наших отдаленных предков от мира человекообразных обезьян был очень медленным.

Современные ученые выделяют три стадии антропогенеза. Ископаемые антропоиды – первая стадия. Древнейшие (архантропы) и древние (палеоантропы) гоминиды – вторая стадия.

Человек современного физического типа (неоантроп) сформировался в третью стадию антропогенеза.

Люди, вытеснившие неандертальцев, уже не имели черт, придававших их предшественникам несколько звероподобный облик: их руки стали менее мощными, лоб – более высоким, у них появился подбородочный выступ. Они заселили все континенты, кроме Антарктиды.

3.2. Природно-социальная сущность и эволюция человека. Предпосылки гоминизации.

Антропосоциогенез – это процесс становления и развития человека, как социального существа субъекта сознания и деятельности, часть биологической эволюции, которая привела к появлению вида Homo sapiens.

Гоминизацией называют процесс очеловечения обезьяны, начало которому положило формирование первых специфических человеческих особенностей, а завершением было появление человека современного типа. Для человеческой линии эволюции специфично возникновение принципиально нового способа поведения - адаптации к трудовой деятельности.

Основным фактором и критерием гоминизации, безусловно, является культура, прежде всего трудовая деятельность. С этой точки зрения понятна первостепенная роль археологического критерия.

Основными системами гоминизации являются: прямохождение, большой высокоразвитый мозг, приспособленная к трудовой функции рука, а также дентиция строение зубной системы. Все эти морфологические признаки в той или иной степени отражают и изменения в поведении. То есть трудовая деятельность входит в морфологический критерий гоминид опосредованно, через «отпечаток» ее в анатомических структурах.

В современной науке для объяснения факта появления гоминид предлагается несколько теорий. Чаще всего обсуждаются три теории: экологическая, мутагенная и теория Харди.

Экологические теории гоминизации. В предгорьях Гималаев в Индии, Пакистане, Юго-Восточной Африке, Ближнем Востоке и Центральной Европе были найдены останки ископаемой крупной обезьяны - рамапитека, по строению зубов оказавшейся промежуточной между современными человекообразными обезьянами и человеком. Впоследствии было определено, что рамапитеки жили около 8-14 млн. лет назад. В это время, как показывают палеоклиматические данные, на Земле стало немного холоднее и на месте прежде необъятных тропических лесов стали возникать саванны. На открытом пространстве потребовалась физическая перестройка организма обезьяны: преимущество получали те особи, которые могли дольше продержаться на двух ногах - в выпрямленном положении. В высокой траве для высматривания добычи и врагов такое положение тела несомненно более выгодно. И какие-то рамапитеки встали на ноги.

Саванная гипотеза. Возникновение вида с признаками расценивающимися нами как сугубо «человеческие», не было неизбежным и предопределенным заранее результатом телеологического эволюционного процесса, но явилось теоретически объяснимым следствием существования предков человека в «подходящих» экологических и эволюционных условиях. Гоминиды и люди утвердились на Земле потому, что, подвергаясь действию основных биологических и эволюционных факторов и процессов, благодаря присущим им адаптивным характеристикам они могли «решать» проблемы, возникавшие перед ними в определенных филогенетических и экологических обстоятельствах. Прошлое человека, как и всякого другого вида, нужно анализировать в контексте тех событий и процессов, которые развивались тогда же, в прошлом, а не в свете последующих эволюционных явлений.

Переход к двуногой локомоции был совершенно неизбежным событием при саваннизации Африки, и, следовательно, он тоже экологически обусловлен. Можно бесконечно долго спорить о том, почему в таком случае шимпанзе и горилла не перешли и не переходят к мясной диете и прямохождению, утверждать при этом, что нужно искать какие то другие внеэкологические причины.

Человек - «обезьяний урод»? Антропологи обращают внимание на то, что зубы предчеловека и человека резко отличаются от зубов современных обезьян. У гоминид в отличие от антропоидов зубы мелкие, нет огромных клыков, которые заменяют обезьянам ножи и кинжалы, но зато коренные зубы у человека крупнее, чем у обезьяны.

Условия жизни были достаточно суровыми, но предки человека тем не менее обитали, как уже отмечалось, в очень широком диапазоне природно-климатических условий.

Практически - во всех климатических зонах Африки. И более всего удивляет то, что стоянки самого раннего человека и его предков сосредоточены в Восточной и Южной Африке, тогда как современные человекообразные (шимпанзе и гориллы) занимают совсем другие области, главным образом, Экваториальную и Западную Африку.

Анализ распространения древнейших останков антропоидов показывает, что в конце третичного и начале четвертичного периода вся территория Африки была заселена более или менее равномерно человекообразными обезьянами.

«Водяные» гипотезы. Гипотеза Харди, если рассмотреть ее в деталях, весьма привлекательна. Он ссылается на тот факт, что множество видов после долгого этапа «сухопутной» эволюции возвратились в море, где снова претерпели обширные метаморфозы.

В самом деле, мир животных изобилует случаями такого возврата.

Среди отряда млекопитающих также много примеров приспособления к водному образу жизни.

Харди останавливается также на роскошной гриве, какой нас наделила природа и какой не может похвастаться ни одна человекообразная обезьяна. По мнению Харди, густая шевелюра весьма уместна на чувствительной к солнцу голове водоплавающего существа.

Упоминает Харди и потовые железы, считая, что они развились, чтобы быстро охлаждать тело, когда пловец на время выходит из воды.

Я. Линдблат считает, что это было вызвано постоянным преодолением пресноводных водоемов - вплавь или выпрямившись. Выпрямленное положение тела позволяет также глубже заходить в воду для сбора пищи.

В то же время «прямохождение ставит нас по быстроте на одно из последних мест среди млекопитающих! Где столь малая скорость может быть эффективной? Отвечаю: в среде, в которой ни то, чем кормится добытчик, ни хищники не превосходят его быстротой.

То есть в воде».

Время появления сапиенса. Более распространено мнение о средне- или ранневерхнеплейстоценовом времени появления линии сапиенса. В качестве вероятного предка в этом случае у разных авторов фигурируют различные формы: или один из поздних прогрессивных эректусов (Вертешселлеш), или ранний архаический сапиенс (Сванскомб), или ранний прогрессивный неандерталец (Эрингсдорф).

Наконец существует мнение о позднем происхождении сапиенса. В этом случае предком обычно считаются прогрессивные палестинские палеоантропы или даже «классические» неандертальцы вюрма.

Видимо, некоторые признаки «сапиентного» комплекса могли возникать в эволюции отдельных групп гоминид давно и неоднократно. И в этом смысле мы вправе сказать, что сапиентация имеет глубокие корни, хотя древнейшие «настоящие» сапиенсы все же пока не известны ранее 0,1-0,07 млн. лет назад».

Место формирования сапиенса. Процессы сапиентации, как об этом свидетельствуют палеоантропологические данные, происходили в различных районах Старого Света, хотя и с разной скоростью. Здесь могли играть роль различные обстоятельства, особенности окружающей среды, специфика общественной структуры популяции и т.д. Таким образом, обе гипотезы - множественности центров сапиентации (полицентризм) или ограниченности ее одной достаточно обширной территорией (широкий моноцентризм) - имеют точки соприкосновения. Можно предположить, что, так сказать, «опережающими темпами» она происходила в Восточной Африке, Юго-Восточной Европе и на Ближнем Востоке.

Заключительный этап гоминизации - процесс сапиентации - занял в основном последние 100 тыс. лет. На этом отрезке антропогенеза произошли существенные сдвиги в морфологической организации, познавательных способностях, снизилась скорость процессов старения, увеличилась продолжительность жизни.

  3.3. Факторы антропосоциогенеза. Понятие и классификации человеческих рас. Расообразование и история расселения народов.

Становление вида Homo sapiens — антропогенез — тесно связано с развитием общества — социогенезом. Один из наиболее сложных вопросов — роль биологических и социальных факторов в эволюционном развитии человека.

Реконструкция ранних этапов социогенеза является значительно более сложной задачей, чем воссоздание картины физической эволюции человека, поскольку здесь фактически отсутствуют прямые данные. Обычно при этом используется сугубо косвенная информация, заимствованная из исторических и естественных наук.

В эволюции живых существ природа в различные геологические эпохи уже не раз и не на одном живом объекте использовала принцип общественной организации как формы (способа) биологического прогресса.

Но самого высокого развития форма общественной организации достигла в процессе исторического становления человечества.

За прошедшее столетие появилось много новых фактов из области первобытной археологии, фундаментальные исследования по поведению приматов, содержащие интересные сведения об образе жизни и организации сообществ современных обезьян.

Возникает вопрос: насколько правомерно использование таких материалов при реконструкции ранних этапов развития первобытного общества?

Сейчас существует несколько гипотез реконструкции ранних этапов социогенеза и соответствующих им моделей сообществ у обезьяньих предков человека. Чаще всего за основу берутся стада павианов разных видов, сообщества лесных или лесостепных шимпанзе. Ни одна из этих моделей не является общепризнанной, но и ни одну из них пока исключить с абсолютной уверенностью нельзя.

В ходе антропо и социогенеза неоднократно возникало и разрешалось противоречие между консерватизмом биологической организации человека и необходимостью ее дальнейших преобразований в связи с прогрессом трудовой деятельности.

Совершенствование орудий постоянно предъявляло все новые и более высокие требования к структуре руки как органа труда, мозга — как субстрата интеллекта и другим системам гоминизации.

Существовавшее на начальных этапах антропогенеза древнейшее объединение гоминид — «первобытное стадо» — уже не было чисто биологическим сообществом. На каком-то этапе развития древнего общества первобытное стадо сменилось родовым строем.

Когда это произошло?

Наиболее распространенная точка зрения связывает переход к родовому строю с рубежом между средним и верхним палеолитом, которому таким образом придается особое значение в антропо и социогенезе (Я. Я. Рогинский, П. П. Ефименко, П. И. Борисковский и др.).

Основные соображения в пользу данной гипотезы следующие. Во-первых, отмечается совпадение двух событий: возникновения верхнего палеолита и «массового» появления сапиенса около 40–38 тыс. лет назад. Во-вторых, верхний палеолит принес много нового в развитие трудовой деятельности и культуры. Важнейшим было, по-видимому, появление самобытных археологических культур, развивавшихся на различных территориях ойкумены и, как считают некоторые исследователи, соответствовавшие племенам.

Переход к родовому строю мог способствовать ускорению процесса сапиентации, так как тесно связан с введением экзогамии. Экзогамия — это запрет половых отношений между членами одного сообщества и разрешение их между разными сообществами или разными частями одного большого сообщества — родами. Тем самым, возможно еще неосознанно, предотвращались неблагоприятные генетические последствия близкородственных браков и повышалась стойкость потомства.

В последние десятилетия появились данные, свидетельствующие о большой древности многих проявлений общественной жизни человечества (оседлость, жилища, охота). Почти все технические приемы обработки орудий верхнего палеолита были известны уже в мустье, не обнаруживается особых различий и в образе жизни, занятиях, материальной и духовной культуре гоминид этих эпох (погребения, зачатки искусства были, видимо, и в мустье).

Расы человека (франц., ед. ч. race) – систематические подразделения внутри вида Человек разумный (Homo sapiens). В основе понятия «раса» лежит биологическое, прежде всего физическое сходство людей и общность населяемой ими территории (ареала) в прошлом или настоящем. Раса характеризуется комплексом наследуемых признаков, к которым относятся цвет кожи, волос, глаз, форма волос, мягких частей лица, черепа, отчасти рост, пропорции тела и др. Но поскольку большинство этих признаков у человека подвержено изменчивости, а между расами происходили и происходят смешения (метисация), конкретный индивид редко обладает всем набором типичных расовых признаков.

Начиная с 17 века предложено немало различных классификаций человеческих рас.

Наиболее часто выделяют три основные, или большие, расы: европеоидная (евразийская, кавказоидная), монголоидная (азиатско-американская) и экваториальная (негро австралоидная).

Европеоидная раса характеризуется светлой кожей (с вариациями от очень светлой, главным образом в Северной Европе, до смуглой и даже коричневой), мягкими прямыми или волнистыми волосами, горизонтальным разрезом глаз, умеренно или сильно развитым волосяным покровом на лице и груди у мужчин, заметно выступающим носом, прямым или несколько наклонным лбом.

У представителей монголоидной расы цвет кожи варьируется от смуглого до светлого (в основном у североазиатских групп), волосы, как правило, темные, часто жесткие и прямые, выступание носа обычно небольшое, глазная щель имеет косой разрез, значительно развита складка верхнего века и, кроме того, есть складка (эпикантус), прикрывающая внутренний угол глаза;

волосяной покров слабый.

Экваториальная, или негро-австралоидная раса отличается темной пигментацией кожи, волос и глаз, курчавыми или широковолнистыми (австралийцы) волосами;

нос обычно широкий, маловыступающий, нижняя часть лица выдается.

Каждая большая раса подразделяется на малые расы, или антропологические типы.

Внутри европеоидной расы различают атланто-балтийскую, беломорско-балтийскую, среднеевропейскую, балкано-кавказскую и индо-средиземноморскую малые расы. Ныне европеоиды населяют фактически всю обитаемую сушу, но до середины 15 века — начала великих географических открытий — основной их ареал включал Европу, Северную Африку, Переднюю и Среднюю Азию и Индию. В современной Европе представлены все малые расы, но численно преобладает среднеевропейский вариант (часто встречается у австрийцев, немцев, чехов, словаков, поляков, русских, украинцев);

в целом же ее население очень смешанно, особенно в городах, вследствие переселений, метисации и притока мигрантов из других регионов Земли.

Внутри монголоидной расы обычно выделяют дальневосточную, южноазиатскую, североазиатскую, арктическую и американскую малые расы, причем последняя иногда рассматривается и как отдельная большая раса. Монголоиды заселили все климатогеографические зоны (Северная, Центральная, Восточная и Юго-Восточная Азия, острова Тихого океана, Мадагаскар, Северная и Южная Америка). Для современной Азии характерно большое разнообразие антропологических типов, но преобладают по численности различные монголоидные и европеоидные группы. Среди монголоидов наиболее распространены дальневосточная (китайцы, японцы, корейцы) и южноазиатская (малайцы, яванцы, зондцы) малые расы, среди европеоидов — индо-средиземноморская. В Америке коренное население (индейцы) составляет меньшинство, по сравнению с различными европеоидными антропологическими типами и группами населения представителей всех трех больших рас.

Экваториальная, или негро-австралоидная, раса включает три малые расы африканских негроидов (негрская, или негроидная, бушменская и негрилльская) и столько же океанийских австралоидов (австралийская, или австралоидная, раса, которую в некоторых классификациях выделяют в самостоятельную большую расу, а также меланезийская и веддоидная). Ареал экваториальной расы не сплошной: он охватывает большую часть Африки, Австралию, Меланезию, Новую Гвинею, отчасти Индонезию. В Африке численно преобладает негрская малая раса, на севере и юге континента значителен удельный вес европеоидного населения.

В Австралии коренное население составляет меньшинство по отношению к мигрантам из Европы и Индии, довольно многочисленны и представители дальневосточной расы (японцы, китайцы). В Индонезии преобладает южноазиатская раса.

Наряду с перечисленным выше существуют расы с менее определенным положением, образовавшиеся в результате длительного смешения населения отдельных регионов, например, лапаноидная и уральская расы, совмещающие черты европеоидов и монголоидов, или эфиопская раса — промежуточная между экваториальной и европеоидной расами.

Существуют две основные гипотезы происхождения человеческих рас — полицентризма и моноцентризма.

Согласно теории полицентризма, современные расы человека возникли в результате длительной параллельной эволюции нескольких филетических линий на разных материках:

европеоидная в Европе, негроидная в Африке, монголоидная в Центральной и Восточной Азии, австралоидная в Австралии. Однако если эволюция расовых комплексов и шла параллельно на разных континентах, она не могла быть полностью независимой, поскольку древние проторасы должны были скрещиваться на границах своих ареалов и обмениваться генетической информацией. В ряде областей сформировались промежуточные малые расы, характеризующиеся смешением признаков разных больших рас. Так, промежуточное положение между европеоидной и монголоидной расами занимают южносибирская и уральская малые расы, между европеоидной и негроидной — эфиопская и т. д.

С позиций моноцентризма современные человеческие расы сформировались относительно поздно, 25—35 тыс. лет назад, в процессе расселения неоантропов из области их возникновения. При этом также допускается возможность скрещивания (хотя бы ограниченного) неоантропов во время их экспансии с вытесняемыми популяциями палеоантропов (как процесса интрогрессивной межвидовой гибридизации) с проникновением аллелей последних в генофонды популяций неоантропов. Это также могло способствовать расовой дифференциации и устойчивости некоторых фенотипических признаков (подобных лопатообразным резцам монголоидов) в центрах расообразования.

Существуют и компромиссные между моно- и полицентризмом концепции, допускающие расхождение филетических линий, ведущих к разным большим расам, на различных уровнях (стадиях) антропогенеза: например, более близких друг к другу европеоидов и негроидов уже на стадии неоантропов с первоначальным развитием их предкового ствола в западной части Старого Света, тогда как еще на стадии палеоантропов могла обособиться восточная ветвь — монголоиды и, может быть, австралоиды.

Большие расы человека занимают обширные территории, охватывающие народы, которые различаются по уровню экономического развития, культуре, языку. Нет сколько нибудь четких совпадений понятий «раса» и «этнос» (народ, нация, национальность). В то же время есть примеры антропологических типов (малые, а иногда и большие расы), которые соответствуют одному или нескольким близким этносам, например, лапаноидная раса и саамы. Гораздо чаще, однако, наблюдается обратное: один антропологический тип широко распространен среди многих этносов, как, например, в коренном населении Америки или у народов Северной Европы. Вообще все крупные народы, как правило, неоднородны в антропологическом отношении. Нет также совпадения между расами и языковыми группами — последние возникали позже, чем расы. Так, среди тюркоязычных народов имеются представители как европеоидов (азербайджанцы), так и монголоидов (якуты). Термин «расы» неприменим к языковым семьям — например, нужно говорить не о «славянской расе», а о группе родственных народов, говорящих на славянских языках.

  3.4. Понятия и структура этноса. Теории этноса. Направления и формы этногенеза. Факторы влияния и этапы. Этнос, этнические группы, нации и национальности.

Современный уровень научного исследование этноса представлен в работах географа и историка Л.И, Гумилева. Им создана стройная, убедительная и оригинальная концепция, ряд положений которой будет взят за основу последующих рассуждений. Л.Н. Гумилев относит «этнологию» (предложенный им термин) к естественным наукам, что само по себе означает новый подход к анализу происхождения и смены этнических целостностей, к само му понятию этноса.

Согласно Гумилеву, этнос — коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих сообществ: «...отличительной чертой этноса является деление мира надвое: "мы" и "не мы", или все остальные». Необходимо добавить, что этнос формируется, живет в определенной совокупности климатических, географических, исторических условий. Особенности этноса непосредственно определяются прежде всего естественными, природными условиями его существования. Гумилев исходит из причастности людей к биосфере. «Мы — порождение земной биосферы в той же степени, в какой и носители социального прогресса». Истолковать этнос только через социальные законы развития невозможно: есть природная основа этноса.

Именно это имели в виду французские просветители XVIII века, называя такой подход географическим детерминизмом.

Каждый человек — член этноса. Этнос же входит в биосистему своего географического региона. Люди взаимодействуют с окружающей природной средой.

История природы и история людей взаимно обусловливают друг друга. Географические и климатические условия на Земле разнообразны. Жители гор Кавказа или Кордильер чем-то похожи друг на друга, как похожи и степные кочевники, живущие в разных концах Земли.

Каждый этнос исторически демонстрирует свой способ освоения действительности, в котором соединены природные условия и опыт поколений. Постепенно накапливается и усваивается набор традиций, необходимых для благополучного существования в данных природных условиях. Таким образом, определенные черты этноса формируются в результате преемственности культуры. Целостность этноса определяется одной из самых важных его характеристик — ментальностью, т. е. присущим данному сообществу способом ориентироваться в социальном и природном мире.

Этнос — живое, изменяющееся сообщество. Естественный процесс развития этноса получил название этногенеза. Этнос, обретший свою государственность, дорастает до со стояния нации.

Этнические сообщества появлялись и исчезали. Все человечество — это как бы мозаика этносов. В мозаике происходит перегруппировка элементов. Системная целостность сохраняется, а внутри нее сочетания меняются.

Л.Н. Гумилев видел причину исчезновения этносов в утрате ими особой активности — пассионарности. Происходит это по ряду причин: сопротивление окружающей среды — этнической и природной, крупные миграции, словом, то, что Гумилев называл смещением направленности этногенеза. Примером подобного смещения могут служить судьба неко торых кочевых народов (гунны, татаро-монголы), падение Древнего Рима, исчезновение народов майя, инков, ацтеков.

Как уже было отмечено, П. Сорокин связывал гибель этноса с ухудшением его качественного состава. Причиной он считал деградирующее влияние войн и революций:

«Звезда Греции стала закатываться как раз после персидских, пелопоннесских и гражданских войн, убивших лучших производителей. После войн с Карфагеном и гражданских войн Рим теряет свободу, силу натиска и через два поколения начинает свою агонию. Лучшая кровь погибла, а рабы, вольноотпущенники и варвары, проникшие на верхи социальной пирамиды, не оказались способными продолжать дело древних созидателей Римского государства».

Нация — это этническая общность людей, объединенных территорией, государственной общностью и четко выраженным чувством культурного единства. В жизни нации важны социально-экономические характеристики общества. Нация — это политическое оформление этноса, создание государства. Этническая общность состоит из взаимопересекающихся и взаимоусиливающих друг друга культурных различий. Поэтому и сама этническая общность может исчезнуть, когда не станет культурных различий. Образно говоря, это взаимное опыление ради продолжения жизни. Государство выступает защитником, хранителем культуры этноса.

В своем знаменитом труде «Постижение истории» А. Тойнби дает выразительную характеристику догосударственного способа объединения людей в этнические сообщества.

На территории Европы появлялись когда-то и исчезали аланы, гунны, вандалы, готы, лангобарды. Каждое из этих этнических сообществ было объединено главным образом волей к войне. «Искусство ведения войны проникает в среду варваров быстрее и глубже, чем другая отрасль техники». Причину исчезновения варваров Тойнби видел в неспособности создать устойчивые, длительные социальные и политические институты. Личная преданность нождю не может считаться равноценной заменой цивилизующей социальной системы. Яркий исторический пример подобной судьбы — падение западных гуннов после смерти Аттилы. Кончина одной незаурядной личности может положить начало анархии.

Таким образом, можно утверждать, что объединительная роль государства имеет решающее значение для формирования нации.

Для этноса, нации, безусловно, важны общность территории и экономической жизни, но сохранение духовного пространства возможно только при сохранении языка. Язык не есть просто средство общения между людьми. Это многовековое творчество народа, его память, его характер и душа, философия и мораль, его частица в общечеловеческой культуре. Изучая исторические события, мы обращаемся к хронике, поэме, историческому документу, орудию труда, расшифровываем эти послания из прошлого и начинаем понимать, что перед нами иное сознание.

Анализ взаимоотношений наций позволяет систематизировать условия взаимодействия этносов и наций. Существует три основных типа такого взаимодействия:

сотрудничество, превосходство, изоляционизм.

Сотрудничество может осуществляться по типу материального и культурного взаимовыгодного обмена.

При отношениях превосходства — политического, культурного, экономического, морального — одного этноса над другим возможны самые разные формы взаимодействия: от грубого подавления до ориентации людей на стиль жизни и культуру другого народа.

Для сохранения целостности этноса взаимоотношения с другими народами могут быть сведены к минимуму. Этот тип отношений — изоляционистский. В некоторых случаях он способствует формированию и развитию нации. Государство ограждает этнос от ассимиляции системой гражданских, политических ограничений для некоренного населения страны, ставит заслоны иностранному влиянию. Это очень старая этнополитическая традиция.

Все три типа отношений можно проиллюстрировать «японским чудом». Полтора века назад русский писатель И.А. Гончаров, посетивший Японию в составе экспедиции на фрегате «Паллада», сравнивал японцев с детьми, нуждающимися в опеке старших. Кто же эти старшие? Гончаров писал: «Если не нам, то американцам, если не американцам, следующим за ними — кому бы ни было, но скоро суждено опять влить в жилы Японии те здоровые соки, которые она самоубийственно выпустила... и одряхлела в бессилии и мраке жалкого детства». Страна нуждалась в заимствованиях извне, но была отгорожена от остального мира, наглухо закрыта для иностранцев, что Гончаров испытал на себе:

несколько месяцев моряки фрегата вели переговоры с чиновниками из столицы Эдо о разрешении сойти на берег, но так и не получили его. С другой стороны, японское общество потенциально было готово к модернизации.

Доктор исторических наук В. Хорос назвал традиционную японскую цивилизацию эстетической. Какие же черты были ей присущи?

Островное положение Японии и ограниченность пространства явились естественными предпосылками для формирования сплоченного, однородного этноса. Чертами наци онального характера стали коллективизм, корпоративность и одновременно способность усваивать чужой опыт. Капризный климат научил японцев смирению перед неизбежным.

Религия дзен-буддизма воспитала у них вкус к созерцательному, интуитивно-чувственному, утонченному постижению мира. Не случайно цветовой спектр японцев более богат, так как они различают больше цветов, чем европейцы.

Конфуцианская этика долга, культ семьи, готовность подчиниться отцу, старшему, государству создали благожелательное отношение к факту зависимости от другого, в том числе и от чужого, опыта. Идеология синтоизма — наделения душой всех окружающих предметов и живых существ — сделала для японцев живым и технический прогресс. Все это в совокупности явилось хорошей базой для модернизации общественных отношений.

Общеизвестно чудо превращения Японии во вторую промышленную державу мира. Нельзя не учитывать роль чужого, прежде всего американского, опыта, американских научно технических достижений. И все-таки в первую очередь следует отметить, что модернизация общества осуществляется на почве собственных национальных традиций, на базе культурно психологического единства нации и ее готовности к переменам.

От изоляционизма Япония перешла к сотрудничеству с другими народами и государствами, будучи целостным социально-культурным организмом. Сохранив обычаи, японцы вырастили внутри традиционной общинности новую современную личность.

Литература: [2] стр.56-78;

[4] стр. 64-77;

[14] стр. 42-59;

[17] стр.56-72;

[21] стр.62-79;

[22];

[51].

Тема 4. Язык как этнический фактор. Этнолингвистическая классификация.

План лекции:

4.1. Общая концепция коммуникации. Субъекты социокультурной коммуникации.

4.2. Язык в структуре социокультурной коммуникации. Основные характеристики языка как знаковой системы. Структура языка. Язык в социальном контексте:

социолингвистика.

4.3. Язык и культура: гипотеза культурно-лингвистической относительности Сепира Уорфа. Этносемантика.

4.4. Языки невербальных коммуникаций. Язык как основной фактор интеграции этносов.

Этнолингвистическая классификация.

4.1. Общая концепция коммуникации. Субъекты социокультурной коммуникации.

Коммуникация - в широком смысле передача сообщения, сообщение. У К. Ясперса проводится различие между «объективной» и «экзистенциальной» коммуникацией.

Объективная коммуникация обусловлена любого рода общностью между людьми (общие интересы, общая культурная принадлежность и т.д.). Экзистенциальная коммуникация имеет место в ситуации общения двух «самостей». Понятие Коммуникация является центральным в теории «коммуникативного действия» Ю. Хабермаса и одним из главных в «трансцендентальной прагматике» коммуникации О. Апеля. Условия, которые должны быть выполнены для того, чтобы двое говорящих могли сообщаться, Хабермас определяет в понятии «коммуникативной компетенции». Коммуникация в современном обществе, пронизанном отношениями власти, подвергается искажению идеологией. Но даже и эта коммуникация имеет своей предпосылкой идеал Коммуникации, свободной от господства.

Данный идеал предполагает, что ни один участник коммуникации не подвергается ограничениям, вызываемым властными отношениями. Апель распространяет теоретико познавательное требование объективности и истинности на само сообщество аргументирующих — таково понятие «трансцендентального коммуникативного сообщества». Все притязания на объективность и истинность, а также на нормативную правильность могут быть обоснованы только в рамках коммуникативного сообщества.

Решение относительно того, какие из притязаний на общезначимость являются правомочными, может быть принято только на основе консенсуса, достигаемого в ходе свободной от принуждения аргументации, которую ведут нацеленные на понимание индивиды.

Коммуниикация (от латинского commuriicatio — сообщение, передача) обращение, обмен мыслями, сведениями, идеями и т.д.;

передача того или иного содержания от одного сознания (коллективного или индивидуального) к другому посредством знаков, зафиксированных на материальных носителях. Как научная коммуникация, так и коммуникация сферах, например, в искусстве, литературе, бытовых или производственных отношениях, представляет собой социальный процесс, отражающий общественную структуру и выполняющий в ней связующую функцию.

Проблема комуникации получила наиболее развёрнутую разработку в рамках науковедения, где количественно и качественно исследованы такие формы коммуникаций, как публикация, дискуссия, интеллектуальное влияние и т. п. Научная коммуникация представляет собой функциональную подсистему в рамках системы движения научной информации.

Эмпирические исследования коммуникации осуществляются в рамках социологии массовой коммуникации, изучающей каналы: печать, телевидение и др. и аудитории массовой коммуникации.

Информация, полученная в исследовании научных коммуникаций, выступила научным обоснованием «организационной революции», которая произошла в науке США, а затем и наиболее развитых стран Западной Европы в 60-х гг. 20 в. Государство перешло от административных методов управления научными организациями к финансовой и инфраструктурной поддержке фундаментальной науки: финансированию исследований через систему федеральных агентств (Национальный научный фонд в США и др.);

укреплению инфраструктуры науки;

широкому привлечению корпоративных структур научного сообщества к определению направлений развития науки. В настоящее время аналогичные организационные усилия предпринимаются для формирования научного сообщества Объединенной Европы.

4.2. Язык в структуре социокультурной коммуникации. Основные характеристики языка как знаковой системы. Структура языка. Язык в социальном контексте: социолингвистика.

«Будучи важнейшим средством общения, язык объединяет людей, регулирует их межличностное и социальное взаимодействие, координирует их практическую деятельность, участвует в формировании мировоззренческих систем и национальных образов мира, обеспечивает накопление и хранение информации, в том числе относящейся к истории и историческому опыту народа и личному опыту индивида, расчленяет, классифицирует и закрепляет понятия, формирует сознание и самосознание человека, служит материалом и формой художественного творчества» (Арутюнова Н.Д.) Основными функциями языка являются:

- коммуникативная (функция общения);

- мыслеформирующая (функция воплощения и выражения мысли);

- экспрессивная (функция выражения внутреннего состояния говорящего);

- эстетическая (функция создания прекрасного средствами языка).

Коммуникативная функция заключается в способности языка служить средством общения между людьми. Язык располагает единицами, необходимыми для построения сообщений, правилами их организации и обеспечивает возникновение сходных образов в сознании участников общения.

Язык также обладает специальными средствами установления и контакта между участниками коммуникации.

С точки зрения культуры речи, коммуникативная функция предполагает установку участников речевой коммуникации на плодотворность и взаимную полезность общения, а также общую нацеленность на адекватность понимания речи.

Достижение функциональной эффективности общения невозможно без знания и соблюдения норм литературного языка.

Мыслеформирующая функция заключается в том, что язык служит средством оформления и выражения мысли. Структура языка органически связана с категориями мышления.

Речь образованного человека отличается ясностью изложения собственной мысли, точностью пересказа чужих мыслей, последовательностью и информативностью.

Экспрессивная функция позволяет языку служить средством выражения внутреннего состояния говорящего, не только сообщать какую-то информацию, но и выражать отношение говорящего к содержанию сообщения, к собеседнику, к ситуации общения. Язык выражает не только мысли, но и эмоции человека. Экспрессивная функция предполагает эмоциональную яркость речи в рамках принятого в обществе этикета. Искусственные языки не имеют экспрессивной функции.

Эстетическая функция заключается в установке на то, чтобы сообщение своей формой в единстве с содержанием удовлетворяло эстетическое чувство адресата. Эстетическая функция характерна в первую очередь для поэтической речи (фольклора, художественной литературы), но не только для нее - эстетически совершенной может быть и публицистическая, и научная речь, и обыденная разговорная речь.

Эстетическая функция предполагает богатство и выразительность речи, ее соответствие эстетическим вкусам образованной части общества.

Язык, которым пользуется человек в повседневном общении, является не только исторически сложившейся формой культуры, объединяющей человеческое общество, но и сложной знаковой системой. Понимание знаковых свойств языка необходимо для того, чтобы лучше представлять себе устройство языка и правила его употребления.

Слова человеческого языка являются знаками предметов и понятий. Слова - это самые многочисленные и главные знаки в языке. Другие единицы языка также являются знаками.

Знак представляет собой заменитель предмета в целях общения, знак позволяет говорящему вызвать в сознании собеседника образ предмета или понятия.

Знак обладает следующими свойствами:

- знак должен быть материальным, доступным восприятию;

- знак направлен на значение;

- содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой, в то время как содержание вещи исчерпывается ее материальными свойствами;

- содержание и форма знака определяются различительными признаками;

- знак - всегда член системы, и его содержание во многом зависит от места данного знака в системе.

Указанные выше свойства знака обусловливают ряд требований культуры речи.

- Во-первых, говорящий (пишущий) должен заботиться о том, чтобы знаки его речи (звучащие слова или знаки письма) были удобны для восприятия: достаточно отчетливо слышимы, видимы.

- Во-вторых, необходимо чтобы знаки речи выражали некоторое содержание, передавали смысл, причем таким образом, чтобы форма речи помогала легче понять содержание речи.

- В-третьих, необходимо иметь в виду, что собеседник может быть менее осведомлен о предмете разговора, а значит, необходимо предоставить ему недостающие сведения, которые лишь по мнению говорящего уже содержатся в сказанных словах.

- В-четвертых, важно следить за тем, чтобы звуки устной речи и буквы письма достаточно четко отличались друг от друга.

- В-пятых, важно помнить о системных связях слова с другими словами, учитывать многозначительность, использовать синонимию, иметь в виду ассоциативные связи слов.

Таким образом, знания из области семиотики (науки о знаках) способствуют повышению речевой культуры.

Языковой знак может быть знаком кода и знаком текста.

- Знаки кода существуют в виде системы противопоставленных в языке единиц, связанных отношением значимости, которое определяет специфическое для каждого языка содержание знаков.

- Знаки текста существуют в виде формально и по смыслу связанной последовательности единиц. Культура речи предполагает внимательное отношение говорящего к связности произносимого или письменного текста.

Язык имеет двунаправленный характер. Так, с помощью языка мы осмысливаем воспринимаемую действительность. И вместе с тем он направлен на внутренний, духовный мир человека. Следовательно, в языке тесно взаимодействует две сферы: материальная и духовная. Язык воссоздает материальный мир в его вторичном - идеальном проявлении.

Поскольку в языке неразрывно связаны идеальная и материальная стороны, и он предназначен для передачи информации не природой, а в результате целенаправленной деятельности людей по закреплению и выражению семантической информации (то есть идеальных систем – понятий, идей), то его следует рассматривать как вторичную семиотическую систему.

Структура языка – это совокупность закономерных связей и отношений между языковыми единицами, зависящих от их природы и определяющих качественное своеобразие языковой системы в целом и характер ее функционирования. Своеобразие языковой структуры определяется характером связей и отношений между языковыми единицами.

Отношение – это результат сопоставления двух или более единиц языка по какому либо общему основанию или признаку. Это опосредованная зависимость языковых единиц, при которой изменение одной из них не ведет к изменению других. Выделяются следующие основополагающие для языковой структуры отношения: иерархические, устанавливающиеся между неоднородными единицами(фонемами и морфемами;

морфемами и лексемами и т.п.);

оппозитивные, согласно которым противопоставляются друг другу либо языковые единицы, либо их признаки.

Связи языковых единиц определяются как частный случай их отношений, предполагающие непосредственную зависимость языковых единиц. При этом изменение одной единицы ведет к изменению других. Структура языка выступает как закон связи этих элементов и единиц в пределах определенной системы или подсистемы языка, что предполагает наличие, наряду с динамизмом и изменчивостью, и такого важного свойства структуры, как устойчивость. Таким образом, устойчивость и изменчивость – две диалектически связанные и «противоборствующие тенденции языковой структуры. В процессе функционирования и развития системы языка ее структура проявляет себя как форма выражения устойчивости, а функция как форма выражения изменчивости. Структура языка благодаря своей устойчивости и изменчивости выступает как второй важнейший системообразующий фактор.

Третьим фактором образования системы (подсистемы) языка выступают свойства языковой единицы, а именно: проявление ее природы, внутреннего содержания через отношение к другим единицам. Свойства языковых единиц иногда рассматривают как функции подсистемы (уровня), образуемой ими. Выделяются внутренние и внешние свойства языковых единиц. Внутренние зависят от связей и отношений, установившихся между однородными единицами одной подсистемы или между единицами разных подсистем, внешние же зависят от связей и отношений языковых единиц к действительности, к окружающему миру, к мыслям и чувствам человека. Это такие свойства языковых единиц как способность называть, обозначать, указывать и т.д. Внутренние и внешние свойства называют функциями подсистемы (или уровня).

Что же представляет собой структура языковой системы? Для ответа на этот вопрос необходимо раскрыть сущность тех связей и отношений, благодаря которым языковые единицы образуют систему. Эти связи и отношения располагаются по двум системообразующим осям языковой структуры: горизонтальной (отражающей свойство языковых единиц сочетаться друг с другом, выполняя тем самым коммуникативную функцию языка);

вертикальной (отражающей связь языковых единиц с нейрофизиологическим механизмом головного мозга как источником своего существования).

Вертикальная ось языковой структуры представляет собой парадигматические отношения, а горизонтальная – отношения синтагматические, призванные приводить в действие два основополагающих механизма речевой деятельности: номинацию и предикацию.

Синтагматическими называются все виды отношений между языковыми единицами в речевой цепи. Они реализуют коммуникативную функцию языка. Парадигматическими называются ассоциативно-смысловые отношения однородных единиц, в результате которых языковые единицы объединяются в классы, группы, разряды, то есть в парадигмы. Сюда относятся варианты одной и той же единицы языка, синонимические ряды, антонимические пары, лексико-семантические группы и семантические поля и т.п. Синтагматика и парадигматика характеризуют внутреннюю структуру языка как важнейшие системообразующие факторы, предполагающие и взаимообусловливающие друг друга. По характеру синтагматики и парадигматики языковые единицы объединяются в сверхпарадигмы, включающие однородные единицы одинаковой степени сложности. Они образуют в языке уровни (ярусы): уровень фонем, уровень морфем уровень лексем и т.д.

Такое многоуровневое устройство языка соответствует структуре мозга, «управляющего»

психическими механизмами речевого общения 4.3. Язык и культура: гипотеза культурно-лингвистической относительности Сепира - Уорфа. Этносемантика.

Как часто бывает с идеями, точная дата рождения гипотезы Сепира—Уорфа неизвестна. Считается, что она возникла в 30-х годах прошлого века, а точнее, её сформулировал во время лекций Бенджамин Ли Уорф. Именно он и дал ей название «гипотеза лингвистической относительности». Его идея обладает свойствами, которыми должна обладать великая научная гипотеза: чрезвычайная простота и фундаментальность.

Если совсем коротко, то Бенджамин Уорф утверждал: язык определяет мышление и способ познания. Эту элементарную формулировку обсуждают уже много десятилетий.

В результате чередующихся подтверждений и опровержений сформулированы два варианта:

сильный и слабый, которые различаются, собственно, только глаголом. В сильном варианте утверждение гласит, что язык определяет мышление, а в слабом — что язык влияет на мышление.

Идеи не рождаются на пустом месте, предшественники есть и у идеи о связи языка и мышления. Первым и основным считается великий немецкий философ и языковед Вильгельм фон Гумбольдт. Отчасти под влиянием своего не менее великого брата путешественника Александра он увлёкся экзотическими языками. Его последняя, оставшаяся незаконченной работа посвящена кави — одному из языков острова Ява. Возможно, всё это и привело к формулировке идеи о связи языка и духа народов, которую можно проиллюстрировать одной из самых известных цитат Гумбольдта: «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное».


Вайсгербер полагал, что каждый язык уникален и в каждом языке заложена своя так называемая картина мира — культурноспецифическая модель. Так что можно говорить о том, что способ мышления народа определяется языком, то есть о своего рода «стиле присвоения действительности» посредством языка. Именно Вайсгербер ввёл понятие языковой картины мира, ставшее популярным в современной лингвистике.

Гораздо менее зависима от идей Гумбольдта другая — американская — линия. Она получила название «этнолингвистика», а её создателем считается великий американский лингвист Эдуард Сепир. Впрочем, своим появлением этнолингвистика во многом обязана Францу Боасу, основателю антропологической школы, учителю Сепира. Вместе с учениками Сепир изучал языки и культуру американских индейцев и накопил огромный материал — описание языков Северной и Центральной Америки. Он выдвинул принцип культурного релятивизма, по сути отрицавший превосходство западной культуры и утверждавший, что поведение людей, в том числе и речевое, должно оценивать в рамках их собственной культуры, а не с точки зрения других культур, считающих такое поведение бессмысленным или даже варварским.

Эдуард Сепир, используя накопленный материал, сравнивал грамматические системы многочисленных языков, показывал их различия и делал на этом основании более масштабные выводы. Он полагал, что язык — это «символический ключ к поведению», потому что опыт в значительной степени интерпретируется через призму конкретного языка и наиболее явно проявляется во взаимосвязи языка и мышления. Влияние Сепира в среде американских лингвистов трудно переоценить. Он так же, как и Боас, создал собственную школу, но, в отличие от своего учителя, уже сугубо лингвистическую. Но, конечно, его вкладом в науку стали не эти любопытные, но вполне дилетантские наблюдения, а то, что вслед за своим учителем Уорф обратился к индейским языкам. Отличие языков и культуры индейцев от того, что было ему хорошо известно, оказалось столь значительным, что он не стал разбираться в нюансах и объединил все «цивилизованные» языки и культуры под общим названием «среднеевропейский стандарт» (Standard Average European).

Споры и дискуссии по поводу гипотезы Сепира—Уорфа оказались чрезвычайно плодотворны для развития не только лингвистики, но и многих гуманитарных наук. Тем не менее мы не можем до сих пор точно сказать, истинна ли эта гипотеза или ложна.

Этнолингвистика (этносемантика, антрополингвистика) представляет собой американский вариант социологического направления в языкознании. В этнолингвистике, близкой по идейной направленности европейскому неогумбольдтианству, язык трактуется как историческое наследие коллектива, которое предшествовало становлению материальной культуры и затем продолжало с ней взаимодействовать. Этнолингвистика сосредоточивается на изучении языка в его отношении к культуре, взаимодействии языковых, этнокультурных и этнопсихологических факторов в функционировании и эволюции языка.

Первоначально из этнолингвистических исследований исключалась семантика в связи с возникающей и утверждающейся в этот период дескриптивной лингвистикой. Интерес к семантической стороне возобновляется в начале 50-х гг. на основе обсуждения сложившейся в рамках американского варианта неогумбольдтианства гипотезы языковой относительности, которую выдвинули выдающийся языковед, не вписывавшийся в русло дескриптивизма, Эдвард Сепир (1884--1939) и его ученик Бенджамин Ли Уорф (1897--1941).

Американские неогумбольдтианцы сосредоточили свое внимание на взаимоотношении языка и культуры, они широко использовали (в отличие от немецких неогумбольдтианцев) методику контрастивной лингвистики (сопоставление языков Европы и языков американских индейцев) для доказательства определяющей роли языка в формировании культуры, в инвентаре и содержании категорий логики и грамматики, в особенностях восприятия окружающего мира и человеческого поведения.

Подчеркивается культурная обусловленность любых речевых событий (проповедь, судебное заседание, телефонный разговор и т.д.). Устанавливаются правила языкового употребления путем присутствующего наблюдения (соучастие в речевом событии), анализа спонтанных данных, интервьюирования носителей данного языка как родного.

4.4. Языки невербальных коммуникаций. Язык как основной фактор интеграции этносов. Этнолингвистическая классификация.

Следует выделить два основных вида коммуникации. В человеческом обществе коммуникация может осуществляться как вербальными, так и невербальными средствами.

Вербальная коммуникация для человека является основным и универсальным способом общения. Любой другой способ взаимодействия может быть выражен средствами языка.

Впрочем, как уже говорилось, средствами языка может быть выражено все. А коммуникативная функция, как уже упоминалось в предыдущих главах, является одной из важнейших функций языка.

К числу вербальных средств относится как устная, так и письменная разновидности языка. Естественно, в коммуникации, осуществляемой вербальными средствами, передается громаднейший объем информации. Иначе говоря, больше всего люди общаются на своем естественном языке. Немудрено - для того он и предназначен. Именно вербальным коммуникациям в сфере инновационного менеджмента, а также языку как основному их средству, как раз и посвящена эта книга.

Невербальная коммуникация – это общение, обмен информацией без помощи слов.

Это жесты, мимика, различные сигнальные и знаковые системы. Все эти способы общения по аналогии иногда также называют языками – первичными и вторичными, или естественными и искусственным.

Чем отличаются первичные языки от вторичных? В первичных языках сигналы непосредственно обозначают смыслы. Во вторичных языках сигналами закодированы определенные слова, а уж за словами мы понимаем смыслы. Например, мимика – это первичный язык, мимические сигналы нашего лица сразу обозначают какое-то состояние, сообщение. А вот азбука Морзе – это вторичный язык. Потому что знаки азбуки Морзе передают буквы и слова, а уж через них – смыслы.

Из всех невербальных средств коммуникации наибольшую роль в нашем общении, конечно, играют первичные, естественные невербальные языки – жесты, мимика. Или, как их еще называют – язык тела.

Язык тела может многое рассказать о чувствах и намерениях коммуникантов.

Конечно, язык тела восходит к коммуникативному поведению животных, которое изучается специальной наукой – этологией (наука о социальном поведении животных).

Животные различают друг у друга позы и жесты устрашения, примирения, любовных намерений и т.п. Даже мы, общаясь близко с некоторыми животными, можем верно интерпретировать их позы, действия, которые выполняют именно сигнальную роль.

Точно так может «говорить» своим телом и человек. К примеру, женщины при ходьбе отставляют в сторону запястья, а мужчины – локти. Потому что женщинам нужно балансировать более тяжелый бедренный пояс, а мужчинам – более тяжелый плечевой.

Такова анатомия мужского и женского тел. Но иногда можно наблюдать, как мужчины, особенно некрупной комплекции, излишне, нарочито при ходьбе оставляют локти специально дальше от туловища. Будто бы их плечевой пояс настолько мощный, что нуждается в усиленной балансировке. Избыточная балансировка за счет отставления локтей не нужна для ходьбы. Это подсознательный сигнал, с помощью которого мужчина старается дополнительно акцентировать свою мужественность, придать фигуре более внушительный вид. Ну, а о том, что манекенщиц специально учат правильно балансировать развернутыми запястьями при ходьбе – известно всем. Это тоже язык тела, передающий дополнительные сигналы женственности.

Между тем язык поз и движений человека может посылать сигналы не только биологической, но и культурной природы. К примеру, поза лотоса может быть знаком индийской культуры. А сидение на корточках на остановке – признаком принадлежности к уголовному миру, так как эта поза вышла из тюремных камер и распространилась по каналам блатной моды в подростковой субкультуре.

В целом язык тела включает четыре способа передачи информации.

Жесты - способ знакового использования рук. Можно, например, призывно махать рукой из другого конца зала, привлекая внимание. Можно показывать рост и другие размеры рукой от пола или двумя руками – размер пойманной рыбы. Можно покрутить рукой у виска или сделать раздражительный отмахивающийся жест. Аплодисменты также являются жестом, означающим приветствие или благодарность. Один-два хлопка в ладоши – способ привлечь внимание. Во многих языческих религиях хлопками привлекали внимание богов перед молитвой или жертвоприношением. Собственно, оттуда и пошли современные аплодисменты. С древних времен нашего, русского язычества до нас дошла детская игра «ладушки». Вообще, арсенал значений, которые передавались и сейчас передаются с помощью хлопков ладонями, – огромен. Это и понятно: хлопок ладонями – один из немногих жестов, способных производить звук, причем громкий.

Заметно, что все эти жесты используются в ситуациях, когда люди по какой-то причине не могут передать сообщение обычным языком. То есть жесты вторичного языка замещают знаки обычного языка. Тогда как жесты первичного языка, ничего не замещают, а прямо выражают эмоцию или какое-то значение.

Сходны с жестикуляцией знаки, подаваемые движением головы. Самые распространенные – кивание, кивок, покачивание, которые выражают согласие, понимание, отрицание. Сходны по своей семантике с жестами движения плечами. Например, человек может пожать плечами – выразить недоумение или сообщить: не знаю.

Мимика - способ использования выражения лица. Человек способен различать и интерпретировать тончайшие движения лицевых мышц. Положение или движения деталей лица выполняет знаковые функции: брови могут быть приподняты в удивлении, гневе, страхе или приветствии. Чтением лица – физиогномикой – занимался еще Аристотель.


Мимика как способ общения присутствует и у высших животных – человекообразных обезьян. Однако хотя их гримасы порой и похожи на человеческие, но выражают зачастую другие смыслы. К примеру, оскал, который мы могли бы посчитать улыбкой, у обезьян выражает угрозу. Обезьяна попросту поднимает десны и демонстрирует клыки. Точно так поступают многие млекопитающие – собаки, тигры, волки и так далее. Кстати, такой же знак угрозы видимо, был свойственен когда-то и человеку – у некоторых первобытных народов оскал также является не только улыбкой, но и знаком угрозы или ожесточения. Клыки для них подсознательно еще являются боевым оружием. Да и в нашей культуре хранится память именно о таком значении этой гримасы: фразеологизм показать зубы означает «продемонстрировать некую угрозу или сопротивление».

К мимике следует отнести и сигнализацию глазами. Известно, как кокетничают, стреляя глазками, женщины. Моргнув ресницами, можно сказать да. Прямой, открытый взгляд глаза в глаза считается знаком сильного и свободного человека. Такой взгляд в глаза тоже имеет биологические корни. В животном мире и у первобытных народов прямой взгляд в глаза часто является вызовом. Известно, к примеру, что гориллы терпят людей возле себя, но при этом человек не должен глядеть вожаку в глаза, поскольку вожак воспримет это как претензию на его статус, на лидерство в стаде. Были случаи, когда самец гориллы нападал на телеоператора, воспринимая блеснувший объектив телекамеры как прямой взгляд в глаза, как вызов. И по сей день прямой взгляд в глаза считается смелым, открытым;

известно также, что люди отводят глаза, когда робеют или не уверены в себе Положение тела - способ держать себя. Считается, что расслабленное положение свидетельствует о доверии к собеседнику. Многое в семиотике тела также восходит к природным инстинктам. Напряженность в стрессовой ситуации (например, наедине с преступником) напоминает поведение животного, которое почуяло к хищника.

Знаки, передаваемые телом, весьма важны при первой встрече, когда какие-либо аспекты личности, характера еще не успели проявиться. Так, во время собеседования при приеме на работу рекомендуется сидеть прямо, не развалившись на стуле, чтобы продемонстрировать заинтересованность, смотреть в глаза собеседнику, но не очень настойчиво.

Известно, что в разных культурах укоренились разные представления о личном пространстве. На Востоке предпочитают, чтобы дистанция между собеседниками была больше. Если общение американца и японца записать на видео, а потом прокрутить в ускоренном режиме, то создастся впечатление, что американец напрыгивает на японца, а тот, наоборот, отпрыгивает. Потому что для американца допустимая дистанция между собеседниками гораздо меньше, чем у японца, американец старается ее сократить. Японец же, наоборот, отодвигается, старается сохранить дистанцию. Есть и другие различия в культурах, связанные с положением тела. Например, американцы считают нормальным стоять боком друг к другу во время разговора, у нас же это может быть воспринято, как знак неуважения.

Тактильная коммуникация: прикосновения, похлопывания и т.п. Использование тактильных элементов коммуникации также говорит о взаимных отношениях, статусе, степени дружбы между коммуникантами. У близких людей их взаимоотношения выражаются в объятиях, поглаживаниях, поцелуях. Товарищеские отношения могут выражаться рукопожатиями, похлопываниями по плечу. Подростки, ровно как детеныши животных, бывает, имитируют потасовки - они в игровой форме ведут борьбу за лидерство.

Такие их отношения выражаются в тычках, пинках и захватах.

Разумеется, каждый вид прикосновения уместен в определенной ситуации и только в определенной ситуации может передавать какой-то смысл, то есть восприниматься как проявление коммуникативного намерения.

Понятия язык и речь разделяли в языкознании начала XX века. Так же отделили социальное от индивидуального, особую деятельность человека и исторически развивающуюся систему языка.

Язык - это сложнейшая система значений и отношений, предписаний и оценок, этики и эстетики, веры и убеждений, концепции времени и пространства. Разграничение языка и речи необходимо учитывать при обсуждении роли (употребления, назначения, использования) языка в человеческом обществе, в становлении личности, образовании ее.

Любой язык, аккумулируя опыт народной жизни во всей ее полноте и разнообразии, является и действительным его сознанием. Каждое новое поколение, каждый представитель конкретного этноса, осваивая язык, приобщается через него к коллективному опыту, коллективному знанию об окружающей действительности, общепринятым нормам поведения, отвергаемым или принимаемым народом оценкам, социальным ценностям.

Именно в языке запечатлен весь познавательный опыт народа, его морально этические, социально-эстетические, художественные и воспитательные идеалы. Язык хранит историю движения народа по пути цивилизации, он отражает характер народа, его симпатии и антипатии, связи с соседними народами. Язык впитал в себя все тонкости оценочного отношения к действительности, ее восприятия и отражения.

Этнические группы находятся в непрерывном контакте. В полиэтническом обществе функционируют различные языки, которые влияют на содержание и формирование этнокультурных норм. В свою очередь, формирование последних в значительной степени зависит от взаимной лингвокультурной компетентности этноконтактных групп, от степени их соответствия реальному и желаемому речевому поведению.

Различия в этнокоммуникативных типологических знаниях различных народов проявляются, в основном, в способах и средствах реализации речевой деятельности. Выбор же того или иного способа и средства определяется речевыми установками личности и целью коммуникации. В планировании и реализации речевых установок обычно бывает задействована вся совокупность лингвистических знаний личности. Наличие этнического и специфического во владении языком связано с характерными особенностями комплекса речевых установок.

Таким образом, в механизм речевой деятельности вовлечены все три основных вида установок: универсальная, этнокультурная и индивидуальная. Если суть универсальных установок заключена во всеобщих закономерностях построения речи, то последние два вида характеризуются этнической, лингвокультурологической принадлежностью субъекта речи, его индивидуально психологическими и другими личностными качествами.

Язык – важнейшее средство человеческого общения. Непосредственно связанный с мышлением, он служит средством хранения и передачи информации, одним из средств управления человеческим поведением. Язык возник одновременно с развитием общества и с течением времени подвергался разного рода изменениям. Как уже было отмечено, язык служит также важным признаком любого этноса.

Языки бывают живые и мертвые (т. е. вышедшие из употребления, как, например, древнегреческий). Среди живых языков выделяют родной язык, усвоенный человеком в детстве;

его называют также материнским. Часто говорят о национальном языке – главном языке той или иной нации;

иногда в этом случае употребляют понятие «титульный язык».

Существует также понятие об официальном (государственном) языке, который обычно совпадает с родным и национальным (русский в России, китайский в Китае, английский в англоязычных странах, арабский в странах Ближнего Востока). Но в многонациональных государствах с особенно сложным национальным составом населения (например, в Индии, ЮАР) такого совпадения может и не быть. Иногда употребляется также понятие о литературном языке той или иной нации.

По мнению этнографов, общее число языков в мире достигает примерно 5000, т. е. в целом соответствует числу народов. При этом в подавляющем большинстве случаев названия народа и языка совпадают.

Тем не менее нередки случаи, когда несколько народов говорят на одном и том же языке (так, на английском говорят англичане, американцы США, австралийцы, новозеландцы, англоканадцы;

на испанском – испанцы и большая часть латиноамериканцев;

на немецком – немцы, австрийцы, германошвейцарцы). Может быть и противоположный вариант, когда какая-то часть народа или даже целый народ двуязычны, т. е. пользуются в обиходной жизни двумя языками. Такое двуязычие характерно для двунациональных стран (Бельгия, Канада), для стран с более или менее значительными национальными меньшинствами (Франция) и тем более для многонациональных стран (Индия). Двуязычие характерно также для стран с массовым притоком иммигрантов.

По численности говорящих на них языки, как и народы, подразделяются на крупнейшие, крупные, средние, небольшие и совсем небольшие. Естественно, что повышенный интерес вызывают прежде всего самые крупные языки, определяющие этнолингвистическую картину мира. Имеющиеся в статистике данные об этих языках довольно сильно расходятся, поскольку в одних случаях учитывают родной язык, а в других – государственный, поэтому приведенные ниже цифры надо считать в известной мере ориентировочными.

По числу говорящих первое место занимает китайский язык – более 1200 млн человек.

Второе место принадлежит английскому языку, на котором почти в 60 странах мира говорят 520 млн человек. На третьем месте – крупнейшие языки Индии, хинди и урду (более млн). На четвертом месте – испанский язык, который служит государственным для более чем 20 стран мира;

численность говорящих на нем приближается к 400 млн. На пятом месте – русский язык, на котором говорят более 250 млн человек. На шестом месте оказывается арабский язык, родной и государственный в 25 странах мира (около 250 млн человек). Далее следуют бенгальский (более 225 млн человек), португальский (210 млн), японский (125 млн), немецкий, французский и пенджабский (примерно по 120 млн человек) языки. В целом на этих 13 языках говорят более 3/5 населения мира. Шесть из них – английский, французский, русский, испанский, арабский и китайский служат официальными и рабочими языками ООН.

Их с полным основанием можно назвать языками межнационального общения;

в наибольшей степени это относится к английскому языку.

Всего языковых семей около 20. Наиболее крупная из них – индоевропейская семья, на языках которой говорят примерно 45 % всего населения мира. Ареал ее распространения также самый большой. Он охватывает Европу, Юго-Западную и Южную Азию, Северную и Южную Америку, Австралию. Наиболее многочисленная группа в составе этой семьи – индоарийская, к которой относятся языки хинди, урду, бенгальский, пенджабский и др.

Очень крупной является также романская группа, включающая испанский, итальянский, французский и некоторые другие языки. То же можно сказать о германской группе (английский, немецкий и ряд других языков), славянской группе (русский, украинский, белорусский, польский, чешский, болгарский и др.), иранской группе (персидский, таджикский, белуджский и др.).

Вторая по численности говорящих – китайско-тибетская (сино-тибетская) семья, языками которой пользуются 22 % всех жителей планеты. Ясно, что такую большую долю в мире ей обеспечивает китайский язык.

К числу крупных относятся также нигеро-кордофанская семья (распространена в Африке, к югу от Сахары), афразийская семья (в основном на Ближнем и Среднем Востоке), австронезийская семья (в основном в Юго-Восточной Азии и Океании), дравидийская семья (в Южной Азии), алтайская семья (в Азии и Европе).

При использовании этнолингвистической классификации языков следует иметь в виду два дополнительных обстоятельства. Во-первых, то, что географические границы распространения языковых семей и групп на протяжении истории человечества неоднократно изменялись и продолжают, хотя и не так существенно, изменяться в наши дни.

Во-вторых, то, что эта классификация еще далека от совершенства. Так, нет полной ясности в вопросе о том, к каким семьям следует относить некоторые даже хорошо изученные языки (японский, корейский). А многие языки, распространенные в Африке южнее Сахары, в Юго Восточной Азии, в Океании, индейские языки Америки вообще еще слабо изучены. Нужно учитывать также, что некоторые современные языки небольших по численности народов фактически относятся к категории вымирающих. И в еще большей степени – то, что едва ли не 2/3 всех языков современного мира – только разговорные и не имеют своей письменности.

Литература: [90] стр.34-47;

[105] стр.56-78;

[121] стр.81-99;

[133] стр.48-61;

[135] стр.45-64.

Тема 5. Понятие об основных хозяйственно - культурных типах;

родоплеменная структура этносов;

фратрии и брачные классы.

План лекции:

5.1. Специфика антропологического подхода к анализу основных хозяйственно культурных типах. Производство: факторы и средства производства;

организация труда.

5.2. Классификация обществ в зависимости от способа производства: охотники и собиратели;

скотоводы-кочевники;

земледельцы.

5.3. Распределение и обмен. Универсальный смысл категории обмена. Понятие дара.

Основные типы обмена: реципрокация (сбалансированная, генерализированная, негативная).

5.1. Специфика антропологического подхода к анализу основных хозяйственно культурных типах. Производство: факторы и средства производства;

организация труда.

Разнообразные данные показывают, что хозяйственно-культурные типы возникают в условиях мобилизации не только хозяйственно-адаптивных факторов, но и факторов этнических.

В ходе всемирной истории этнизацию хозяйственно-культурных типов в ее начальный этап можно обнаружить в различные эпохи. Так, Марковым вскрыт процесс возникновения культуры древнейших подвижных скотоводов в горно-степной полосе. Передней Азии на рубеже II и I тыс. до н.э. В более раннюю эпоху, очевидно, еще не было этнического обособления скотоводов. Действительно, во II тыс. до н.э. в Месопотамии бродячие скотоводы, которые находились продолжительное время на положении полукочевников в укрепленных поселениях на возделанной территории, обычно не выделяются в хозяйственных документах как члены того или иного племенного объединения, а обозначаются как жители данного поселения.

Сергеем Толстовым было показано, что возникновение ислама у арабов связано не только с развитием кочевнического хозяйственно-культурного типа, но и обусловлено кризисом ранних государств в Малой Азии, Сирии и на севере Африки на фоне консолидации и экспансии арабского этноса. (В более поздних исследованиях арабистов подчеркивается также значение ассимиляционного воздействия оседлых цивилизаций северо-западной Аравии, Йемена и Ирана, роль климатических изменений и другие факторы.) Другой пример — туареги, скотоводческий народ берберского происхождения Становление их хозяйственно культурного типа в такой пустынной области, как Сахара, было вызвано их стремлением уйти от арабского политического господства и арабизации.

Относительно происхождения венгров теория, опирающаяся на концепцию хозяйственно культурных типов, была разработана Петером Верешем. Согласно его данным, дифференциация по хозяйственно-культурным типам способствовала вычленению предков венгров из угорской общности в Западной Сибири.

По хозяйственному укладу выделяют следующие главные типы культуры: культура охотников и собирателей, культура огородников и фермеров;

культура скотоводов;

культура земледельцев;

промышленная (индустриальная) культура В основании такой классификации лежит способ добывания средств существования.

Подобные типы культуры, в основании которых лежит хозяйственный уклад, получили в литературе название хозяйственно-культурного типа.

Хозяйственно-культурный тип — исторически сложившийся комплекс особенностей хозяйства и культуры, характерных для народов, обитающих в определенных естественно географических условиях, при определенном уровне их социально-экономического развития.

Благодаря тому, что технический прогресс постоянно двигался вперед и соответственно ему развивались средства производства, классификация типов хозяйственной культуры носит эволюционный характер.

Самый древний тип хозяйственной культуры — охота и собирательство. Первобытное общество состояло из локальных родственных групп (триб). По времени оно было самым продолжительным — существовало сотни тысяч лет.

С земледелием связывают зарождение государства, городов, классов, письменности — необходимых признаков цивилизации. Они стали возможными благодаря переходу от кочевого к оседлому образу жизни.

Уже раннее земледелие позволяло производить продуктов больше, чем требовалось для поддержания жизни. В Шумере в 3000 году до н. э. мужчине в месяц выдавали 36 кг зерна, а женщине — 18. Исходя из этих норм, российский археолог В.М. Массой рассчитал, что для прокорма среднего по численности (150 — 180 человек) шумерского поселка надо т зерна. Чтобы его вырастить, двое взрослых от каждой семьи даже с примитивными каменными орудиями должны трудиться всего один месяц в году. Необходимое на год всему поселку зерно можно было собрать всего за 10 дней.

В первобытную эпоху существовало так называемое простое общество (термин антропологов, обозначающий один уровень управления, отсутствие экономического неравенства и социальной дифференциации, в котором жили охотники и собиратели, а затем ранние земледельцы и скотоводы. До сих пор в различных регионах необъятной планеты исследователи обнаруживают живые осколки старины — примитивные племена бродячих охотников и собирателей.

В науке принято выделять два типа (два этапа развития) простых обществ: локальные группы и первобытные общины.

Второй этап — община — в свою очередь подразделяется на два периода: а) родовая община, б) соседская община.

Локальные группы представляют собой небольшие объединения (от 20 до 60 человек) примитивных собирателей и охотников, связанных кровным родством, ведущих бродячий образ жизни.

Охота и собирательство относятся к так называемому хищническому, или потребляющему хозяйствованию: человек срывает растения, ничего не сажая взамен, убивает животных, не восстанавливая их поголовье за счет искусственного разведения.

Община — это союз нескольких сотен людей, связанных между собой узами кровного родства, взаимными браками, кооперацией труда, взаимовыручкой, совместной охраной территории. Вплоть до XX века в России существовали подобные общины, которые назывались поземельными.

Приручение животных и зарождение пастушества дали человечеству новый источник энергии — тягловый скот. На смену палкам-ко палкам пришел плуг, запряженный волами.

Резко поднялась производительность труда. Чтобы прокормить одного человека охотой и собирательством, требуется 2 кв. км площади, а при земледелии достаточно всего 100 кв. м земли. Продуктивность земли выросла в 20 тыс. раз.

Переход к земледелию продолжался очень долго. Гораздо дольше, нежели переход к машинной технике. Специалисты подсчитали, что он продолжался 3 тыс. лет. Столько длилась первая мировая революция — неолитическая.

Развитие земледелия позволило использовать часть урожая для прокорма скота. Но чем больше было скота у хозяина, тем чаще приходилось использовать подножный корм и передвигаться в поисках пастбищ. Постепенно часть племен, особенно там, где с травами было плохо, начала специализироваться на скотоводстве.

Росло население, создавались города. Города зародились как центры, где специализировавшиеся на ремеслах слои населения продавали свою продукцию другим слоям населения, специализировавшимся на сельском хозяйстве, торговле или управлении.

Аграрное общество — это множество городов и пригородных зон, объединенных экономическим обменом. Хотя в аграрном обществе появилось множество городов (собственно говоря, при нем они только и появляются), основная масса населения проживала в деревнях.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.