авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Содержание НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ............................................................................................................ 2 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Гносеология и онтология феномена искусства Трактовка искусства как определенного гносеологического феномена, особой формы познания пронизывает историю философской и эстетической мысли. В ходе исторического познания исследуется проблема природы искусства вообще, изобразительного творчества в частности, как подражания или отражения, анализируется соотношение категории "истина" с понятием "искусство" с античности до классицизма.

Античная философия, отвечая на вопрос о сущности искусства и усмотрения в нем истины, выдвинула так называемую теорию "мимезиса" (подражания) или "воспроизведения действительности". Искусство понимается как отражение жизненной реальности и способствует познанию действительности (Пифагор, Эмпедокл, Гераклит, Демокрит). Спецификой подражания в искусстве является сходство подражания с тем, чему подражают.

Древнегреческий мимезис предполагал самый широкий спектр художественных презентаций: от под стр. ражания вещам сугубо земным до подражания космосу как целостному образованию.

Отсюда в изобразительном искусстве идет устойчивая реалистическая традиция.

В античной философии в категории "подражание" соединились и познание и творчество.

Для древних греков характерно признание объективности истины и понимание теории познания как теории отражения. Поскольку цель познания - изучение самой природы, истина объективна.

Первым, кто поставил искусство в зависимость от онтологических оснований, был Платон. Его теория мимезиса собственно и формулирует проблему возможности / невозможности искусства познать подлинное бытие. Искусство, которое Платон трактовал как подражание реальным вещам, выступает у него как двойное подражание или "подражание подражанию", "копия копии", "тень тени": вещи подражают идеям, а искусство подражает вещам.

Истина, по Платону, постигается не в искусстве, а в творческой деятельности людей, которые создают вещи, соответствующие идеям. Впервые возникает противопоставление познания и творчества. Истина у Платона имеет абстрактный или даже мистический характер и проявляется эта истина в том искусстве, в котором подражание предметам правильное, неискаженное. Такую истину можно познать через катарсис.

Согласно Аристотелю, подражание является исконным, врожденным свойством людей. В основе подражания, составляющего сущность искусства, лежит сходство изображаемого с изображаемым. Истина рассматривается как подражание, т.е. совпадение с предметами мира. Аристотель первым обосновывает понятие "художественная правда", под которой он понимает способность передать настроение и характер художника, т.е. способность вызвать у зрителя переживание, показать, что хотел выразить художник.

Плотин рассматривает искусство как двойное подражание, но, в отличие от Платона, допускает проникновение искусства через подражание видимому миру в смысловые сущности. Тем самым в изображении внешней природы искусство что-то привносит и от себя, а не просто дублирует природу.

В Средние века искусство трактуется как откровение, как сама истина, ведущая к слиянию с Богом в катарсисе. Средневековая эстетика отождествляет истину и красоту.

Онтологическим основанием данного единства является Бог как единство Истины, Добра и Красоты. В этом плане искусство отличается от науки только формой познания, результат же - раскрытие божественной истины - совпадает. Человек выступает не как самостоятельный творец, а как со-творец с Богом, ибо только Бог есть подлинный творец.

Этим объясняется канонический характер изобразительного искусства Средневековья.

В эпоху Возрождения художественная истина уподобляется истине философской, но в отличие от нее более легко воспринимается благодаря своей "украшенности", доставляющей удовольствие и наслаждение. Правдоподобие в искусстве - это специфическая истина. Художественная правда погружена в истину, налагается на истину.

Но художественная правда предстает в произведениях искусства как нечто вторичное по отношению к истине, от нее производное.

Принцип подражания классицистов предполагает познавательную способность искусства.

Но трактуется подражание плоско, механистически - как копирование внешних обликов природы.

Подчинение искусства законам разума часто приводило к тому, что признание интеллектуальной природы художественного творчества превращало искусство в схематизм. Поиски гармонии между чувством и разумом вели к тому, что индивидуальность подавлялась, а разум господствовал над чувствами. Теоретики классицизма отвергают идею внешнего подражания мира, считая его примитивным и грубым. Искусство, как всякая интеллектуальная деятельность, должно творить на базе разумного понимания мира.

Истина в искусстве совпадает в трактовке философии Нового времени с научной истиной, т.е. она рациональна, всеобща и совпадает с миром.

Разные подходы к "прекрасному" Субъективно-идеалистический подход представляет собой в гносеологическом плане не что иное, как преувеличение, абсолютизацию роли субъективных моментов в художественном творчестве.

УД. Юма не существует никаких объективных основ прекрасного. Не учитывая этого обстоятельства, нельзя понять многообразие и относительность характера произведений искусства. Понятие "художественная правда" у Юма - это естественность и простота, соответствие жизненной правде.

Во взглядах французских материалистов противоречие отражательного и творческого характера искусства четко проявилось в разведении понятий "истина" и "правда".

Предметом искусства является действительный мир, и художественный образ должен быть реалистичным, но не зеркальным отражением мира, не механической копией, а копией с долей вымысла и воображения. Вводя по отношению к произведениям искусства требование соответствовать идеалу, Д. Дидро фактически отходит от метафизически трактуемой гносеологической теории отражения, но при этом стремится преодолеть крайности субъективизма и индивидуализма и трактует идеал не как субъективную ценность, а как объективное отношение к миру.

Вся немецкая классическая эстетика рассматривает эстетику как составную часть гносеологии, которая относится к чувственному познанию.

У А. Баумгартена художник творит не то же самое, что природа, а творит, как природа, подобно природе. Искусство должно отражать этот прекрасный мир, но основой при этом выступает не сама действительность, а рациональное знание о ней.

Для Г. Лессинга конечной целью искусства является истина, и настоящая цель искусства познавать эту истину, открывать и изображать прекрасное в самой действительности.

Художественная правда, по Лессингу, не сама жизнь, ажизнь, отраженная в произведениях искусства и потому подчиняющаяся специфическим стр. его законам. Это особая форма истины, истина поэтическая, которая при всей своей специфичности должна находиться в общем русле соответствия произведения искусства самой действительности и ее законам. Это соответствие Лессинг называет абсолютной истиной.

И. Гердер определяет красоту как "чувственный феномен истины". Нет красоты без истины, так же как нет истины без красоты. Красота, а значит и истина, имеют объективную природную основу, но проявляется она только там, где человек вступает во взаимодействие с этой основой.

Истина в искусстве, по И. Гте, созерцается и открывается благодаря уникальному отражению художественной правды. Под художественной правдой Гте понимает некую художественную функцию, которая присуща объективной истине и которая является не только важной составляющей этой истины, но и открывает ее нам. Истина, которую являет гений в своих произведениях, понимается Гте глобально и глубоко. Это не только некий образец или подлинное осознание объективной значимости художественного произведения, но и мировоззрение, мировосприятие данной эпохи. Таким образом, истина носит общечеловеческий характер.

И. Кант под истиной в искусстве подразумевает эстетическую оценку, которая, в свою очередь, появляется из субъективного суждения вкуса. Кантова позиция сводит искусство к чисто субъективной деятельности: исти на пони мается, как следование незаинтересованной всеобщности суждения вкуса. В субъективной эстетической оценке кроется предпосылка сверхсубъективного, сверхличностного эстетического значения.

Искусство - это оценка, форма, а не содержание. Искусство провозглашается автономным по отношению к природе. Искусство способно прекрасно изображать вещи, которые в природе сами по себе безобразны.

Два типа трактовки искусства Таким образом, к началу XIX в. в западноевропейской философии формируются два типа гносеологических трактовок искусства.

Первый: искусство понимается как подражание (или отражение) действительности, т.е.

совпадает по содержанию с этой действительностью. Тем самым его истинность совпадает с научной. Второй: обнаруживается стремление выделить творческую природу искусства, что ставит проблему роли творца в произведении искусства.

Возникает необходимость выделения объективного и субъективного моментов познания и их взаимосвязи. Вследствие этого в Новое время продолжает изучаться такое понятие, как "правдоподобие". В данном контексте истина трактуется как соответствие объективного содержания и субъективной оценки, построенной на рациональном знании идеала.

По мнению Ф. Шеллинга, истина присутствует в искусстве, проявляется там, где философия и искусство соединяются друг с другом. Истина произведения искусства ничем не отличается от истины философского понятия.

Объективность искусства естественно привела Шеллинга к признанию объективной истины в произведениях искусства. Выводится эта истина из субъекта, который в процессе становления творческой деятельности проходит определенные ступени формирования, называемые "эпохами самосознания". Термин "подражание" Шеллинг истолковывает в духе сходства не с явлениями природы, а с ее творческой деятельностью.

У Гегеля художественное произведение выступает как квинтэссенция истины. Оно способно раскрыть закономерности действительности на самом высоком, абстрактном уровне. Истина в гегелевском смысле есть истинно сущее бытие. И именно истина в чувственной форме оправдывает существование искусства на службе у философии и религии.

Истина - это, прежде всего, не субъективная мысль творца, художника, не внутренние переживания субъекта, которые требуют немедленного выражения, и не какая-то определенная идея, подсказанная философией или наукой. Это - сама действительность, субстанциональное содержание, достигшее в своем развитии полноты и автономии.

Объективность, т.е. предметная внешняя действительность, по Гегелю, есть "не что иное, как реальность понятия". У Гегеля истина носит объективный характер, но привносится в искусство субъектом. Гегель критикует понятие "подражание" вовсе не во имя отрицания познания, ранее связывавшегося именно с этим термином, а, наоборот, во имя утверждения более глубокого и истинного познания.

Марксизм о сознании и искусстве В марксистской постановке вопроса об истинности искусства особо следует подчеркнуть два момента:

* указание на способность искусства истинно, правдиво отражать жизнь;

* указание на его активно-творческую роль в преобразовании и развитии жизни.

Искусство, как и сознание, может быть истинным или ложным отражением бытия.

Искусство в иллюзорно-субъективной форме, исторически ограниченной форме способно давать художественное познание объективной истины. И потому критерий правды жизни является основополагающим в его оценке.

Художественная правда является отражением мира человеком в процессе практического преобразования объекта как момента очеловечивания действительности субъектом в ходе его самоизменения и самореализации. Несмотря на то что произведения искусства индивидуальны и неповторимы как по своему предмету, так и по авторскому отношению и исполнению изображаемого, для них существенна тенденция к объективности.

Это не противоречит учению об объективной истине, и, следовательно, к художественному познанию в полной мере приложимы общие диалектико материалистические требования марксистской теории истины (диалектическое единство объекта и субъекта, соотношение чувственного и рационального моментов познания и др.). Эстетика диалектического материализма дает истолкование искусства в аспекте теории отражения, указывая на активную роль искусства как формы общественного сознания.

Это позволило преодолеть созерцательную концепцию отражения, раскрыть социально ценностный и де стр. ятельностно-творческий характер отражения объективного мира сознанием человека.

Постмодернистская эстетика Новейшее время выделяется многообразием и полярностью своих художественных и философских исканий, в них подчеркивается активная роль субъекта. Понятие истины в гносеологическом смысле начинает утрачивать свое значение и область применимости. В первую очередь это касается классического понятия истины (классического принципа соответствия).

Скепсис в отношении категории истины порожден, прежде всего, утратой традиционного смысла такими генетическими связанными с ней категориями, как объективность, реальность, действительность. Изменяется понимание задач искусства, его природы. В учениях XX в. искусство зачастую рассматривается как индивидуальное творчество, а истина- как субъективное отношение к произведению искусства или даже как абсурд (А.

Камю).

Для А. Бергсона не может быть проблемы истины в искусстве, т.к. истина у него - это познание по аналогии. У искусства же нет аналогов, оно "само по себе".

Истина, по А. Камю, присутствует в искусстве, но она так же абсурдна, как и само искусство: она непостижима.

Для М. Хайдеггера способ существования истины возможен лишь через неистину, т.е.

своим существованием неистина подтверждает существование истины. Искусство - один из существенных путей обнаружения истины мира. Этим искусство и отличается от науки, где истину не обнаруживают, а ищут в области правильного. Сущность искусства, по Хайдеггеру, состоит не в отражении, не в переоформлении уже чего-то оформленного, а в появлении нового как истины, которая открывается в творении. Для этого необходимо, чтобы истина обнаружилась, выступила из скрытости. Поэтому Хайдеггер и говорит о сущности истины как несокрытости.

По мнению Х. Ортеги-и-Гассета, произведение искусства живет в двух планах, двух слоях. На основании этого философ делит художников на тех, кто изображает "вещный мир", и тех, кто, абстрагируясь от вещности, творит картины. Таким образом, по мнению Ортеги-и-Гассета, в искусстве можно получить истину через внешние объекты мира, которые являются мазками на холсте и которые воссоздают формы жизни. Мы постигаем вещь, которую создает художник внутри этой системы, следовательно, открывая истину произведения, человек, субъект должен в схемах отыскать ту самую вещь, которую создал художник, и вследствие жизни этой вещи получить истину. Философия Ортеги-и-Гассета имеет очевидное соответствие с практикой модернистского искусства. Его эстетические положения сродни положениям кубистов, которые подменяют изображение натуры изображением этапов ее схематического анализа.

Т. Адорно проводит принцип абсолютной автономии произведения искусства как эстетического феномена и усмотренной в нем истины. Он стоит на позиции, согласно которой истина в произведениях искусства лежит на поверхности, нужно лишь ее увидеть.

Недаром Адорно трактует истину в искусстве как видимость очевидного. Но эта видимость всего лишь иллюзия. Получается, что искусство обладает истиной как иллюзией неиллюзорного.

У Г. Гадамера искусство обладает глубинным онтологическим статусом. Истину в искусстве, по Гадамеру, творит не художник, истина проявляет себя в результате "преобразования в структуру" искусства.

В постмодернизме окончательно изживается "мимезис" - искусство подражания. На смену мимезису, идеализации, в искусстве пришло конструирование на основе коллажа монтажа.

Постмодернизм или эстетика симулякра отличается внешней "сделанностью", поверхностным конструированием непрозрачного, самоочевидного артефакта, лишенного отражательной функции. В его центре - объект, а не субъект, избыток вторичного, а не уникальность оригинального.

Итоги исторического экскурса По итогам исторического экскурса можно сделать следующие выводы.

Рассмотрение истины в искусстве как подражания миру трактует объективную истину как совпадение этого мира с субъектом. Такая истина понимается как соответствие изображения бытию и совпадает с красотой. Художнику остается ее только выразить, максимально исключая свою субъективность из творческого процесса. Истина познается в состоянии катарсиса.

Соответствие идеалу как объективному отношению к миру (Д. Дидро), субстанциональности содержания (Г. Гегель), абсолютности истины показывают всеобщность истины. Такая истина отражает не индивидуальность художника, его субъективную мысль, но показываетхудожника прежде всего как представителя своего народа. Такая истина получает значение объективной.

Индивидуальность истины отражает субъективизм художника, его внутреннее подражание и отражение внутренней действительности, которые почти не зависят от объективной действительности.

Понимание искусства как отражения диалектически развивающегося процесса включает не только отражение действительности, общественное сознание, но и служит выражением мировоззрений и позиции художника. В связи с этим отражение понимается как единство объективного и субъективного мира и отношения к нему художника. Вследствие этого ставится проблема художественной правды.

Исходя из этого, проблема истины в искусстве требует дальнейшего изучения и позволяет выделить два актуальных аспекта:

* онтологические основания истины в изобразительном искусстве;

* гносеологические аспекты истины в изобразительном искусстве.

Поскольку художественное произведение объемно и многогранно, соприкосновение с ним может осуществляться с различных сторон, автор исходит не стр. только из гносеологического подхода, но и из подхода онтологического.

Три точки зрения на онтологию истины Выделим три точки зрения на онтологические основания истины.

С позиции объективного идеализма, в т.ч. телеологической точки зрения, истина вне нас в объективном духовном бытии. Истина не только категория познания, но в своем первичном смысле выступает как конкретная онтологическая сущность, сущностное основание жизни. Задача человека - открыть эту истину для себя. Искусство уже само по себе содержит объективную истину, т.к. имеет дело не со становлением, а с бытием, т.е.

устойчивым, чистым, истинным, беспримесным, вечно пребывающим тождественным в себе. С точки зрения объективного идеализма происходит полное совпадение истины мира с истиной художественного произведения.

С материалистической точки зрения в противоположность абстрактной идее прекрасного источником объективной истины в искусстве выступает сама действительность.

Объективный мир выступает содержанием, к которому человек относится как к художественному В объективном мире есть объекты, которые человек рассматривает (переживает) как эстетически ценные. В самом мире есть основания для истины и оценки:

это свойства мира и воздействие его на человека. Нет основания, нет художественных идей. Значит, содержание окружающего нас мира выступает онтологической основой искусства. Поэтому смысл и своеобразие деятельности художника состоит в правильном понимании содержания действительности. Отношение художника к миру показывает, что это отношение есть первичная содержательная задача изобразительного искусства.

Искусство направлено на постижение эстетического в самой действительности.

С позиций, тяготеющих к субъективному идеализму (И. Кант, Д. Юм, Э. Гуссерль, М.

Хайдеггер), мы не можем говорить о каких-либо основаниях вне искусства:

онтологические основания содержатся в самом субъекте. Искусство - это форма бытия, это модель личности, это самовыражение. Истины как объекта нет, критерии истинности в самом субъекте. Искусство предстает здесь как характеристика бытия субъекта (польза, вкус, жилищный мир, Dasein), т.к. нет объекта познания за пределами субъекта. Искусство в этом контексте понимается не как подражание, отражение, а как само бытие субъекта.

Этим и объясняется наличие различных художественных направлений и представлений об искусстве (сюрреализм, абстракционизм, техницизм, экспрессионизм и др.). Это сопоставление образа желаемого мира с образом действительного мира представляет собой оценку, т.к. осуществляется оценивание действительности. Эти художественные направления идут от идеи, поэтому субъект видит свою истину. В этой концепции распознается общезначимое в сознании художника. Общезначимое как значимость для всех.

Рассматриваемые точки зрения позволяют нам выделить следующие тенденции:

* истина в идеалистическом мировоззрении - не только категория познания, но в своем первичном смысле выступает как конкретная онтологическая сущность, сущностное основание жизни;

* наличная действительность дает художнику возможность познать и изобразить истину и красоту, поэтому свойства окружающего нас мира выступают онтологической основой искусства;

* истина выступает не как сугубо субъективное, индивидуальное, а как надиндивидуальное (социально-историческое), претендуя на всеобщий характер и имея значение для каждого;

* субъективизм распознает истину как общезначимое, т.е, как значимость для всех, либо как индивидуальное.

Проблема художественной правды и истины Субъективизация объективного мира в произведении искусства требует от художника определенной позиции, чувств, понимания, олицетворения своего "я" как представителя "человеческой субъективности". Такая субъективность является "идеализированной субъективностью". Автор выделяет три основные ипостаси субъекта:

* субъект как представитель своего народа (эпохи, социальной группы);

* субъект-художник сам по себе, индивид;

* субъект-зритель.

Для субъекта как представителя общества, социума, своего народа объективная истина в художественном произведении будет отражением этого общества через субъективное преломление.

В данном контексте автор приводит два значения: индивидуальное и надиндивидуальное.

Объективная истина - это надиндивидуальный феномен, тогда как в изобразительном искусстве всегда проявляется индивид. Индивидуальный смысл не является самостоятельно возникающим в сознании индивида субъективным значением объекта.

Его обусловливает всеобщее объективное значение объекта. Всеобщее всегда проявляется только в индивидуальном. Искусство понимается как сохранение опыта, где личность в поисках истины опирается на опыт предшественников.

Субъект-художник дает свои оценки, рисует идеал, предлагает свои нормы. Поэтому искусство несет и социальное, и личностное, субъективное содержание. В то же время оно нагружено и общечеловеческим смыслом.

Субъект-зритель переживает отдельно взятое произведение искусства вместе с субъектом-художником в созвучном развитии творческого процесса. Этот творческий процесс есть утверждение некой объек Автор придерживается положения материалистической гносеологии об отражении как исходной основе искусства, исходит из общего понимания истины как соответствия наших знаний объективному миру.

стр. тивной связи между миром внутренним и внешним, некоей внесубъективной реальности.

Он может включать переживание, познание, содержание и форму искусства в их объективной значимости от личного, индивидуального до общечеловеческого.

В гносеологическом аспекте перед искусством всегда стоит альтернатива:

* абсолютизируя объект, схватывая "состояние мира" (Г. Гегель), оно теряет свой предмет - человека в его целостности;

* углубляясь в индивидуальное, субъективное искусство может утратить свою сущность.

Поэтому искусство может существовать как диалектическое целостное отражение своего предмета.

Предметом искусства является отношение субъекта к объекту, т.е. предмет зависит от объекта и целей и ценностей субъекта.

Проблема субъекта в искусстве выходит на проблему художественной правды. Познание субъективности как таковой и постижение объективного существует лишь постольку, поскольку оно отражается, переживается и осмысливается субъектом. Художественная правда - это выражение определенного отношения художника к миру, отражение того, как художник чувствует, оценивает, воспринимает натуру. Художественная правда характеризуется не тем, что изображено внешне, а внутренним смыслом события изображенного, структурным соответствием внутреннего мира произведения и реального мира. Художественная правда не обязательно похожа на действительность, но глубоко соответствует ее существу.

Объективный мир наличествует как ценностный для человека. На самом деле художник изображает не действительность как таковую, а специфическую действительность. Это действительность, которую художник считает достойной изображения. Эта действительность имеет двойственное основание: с одной стороны, она порождается спецификой окружающего художника бытия, с другой - его сознанием (внутренним миром, системой ценностей, идеалами, воспитанием, традициями).

Трактуемая нами художественная правда как интерпретация субъектом объективного мира и истина как соответствие наших знаний объективному миру, совпадение образа и объекта дает нам право выявить понятие истины в изобразительном искусстве.

Истина в изобразительном искусстве - это характеристика самого искусства по отношению к изображаемому, т.е. "необходимой для изображения действительности".

Художественная правда предстает как форма выражения истины в субъективном переживании. Художественная правда отражает определенную систему ценностей общества (класса) и личности.

Истина присутствует в произведениях искусства в качестве объективной, тогда как в мире заложены основания этой истины.

Субъективный характер привносится оценкой, т.к. оценка, по нашему мнению, есть связующее звено между ориентированностью искусства на отражение объективной реальности и выражение в нем реальности субъективной. Оценка и есть отражение объективной реальности через призму духовного мира человека. Оценка - это субъективное отношение к ценности, которое может как ей соответствовать, так и не соответствовать.

Критерием истины в изобразительном искусстве является практика художественного познания, которая относится к социальной сфере познания с установлением роли и значения социально-исторической практики людей. Происходит утверждение абсолютной эстетической ценности подлинного искусства, в котором конкретно-эстетическое содержание всегда перерастает в общечеловеческое. Только практика исторического функционирования произведения искусства может говорить нам о его действительной ценности.

Заключение Наш анализ истины в изобразительном искусстве позволяет преодолеть узкие, частные подходы к проблеме выявления истины в искусстве. Материалы и выводы исследования будут способствовать более глубокому осмыслению проблемы активности субъекта в художественном познании, пониманию, что истина и ее поиск во всех сферах человеческого бытия, в т.ч. в изобразительном искусстве, являют собой важную составляющую духовных ценностей нашего существования.

стр. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБРАЗОВАНИЯ ПОЖИЛЫХ Заглавие статьи ЛЮДЕЙ В ВОСТОЧНОЙ И ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ (1960-1980 гг.) Автор(ы) И. В. ВЫСОЦКАЯ Источник Alma Mater, № 2, Февраль 2013, C. 88- ОБРАЗОВАНИЕ ЗА РУБЕЖОМ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 21.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБРАЗОВАНИЯ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ В ВОСТОЧНОЙ И ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ (1960-1980 гг.) Автор: И. В. ВЫСОЦКАЯ И. В. ВЫСОЦКАЯ, преподаватель кафедры иностранных языков Волгоградский государственный технический университет E-mail: niphertity@mail.ru Представлен обзор образования пожилых людей восточной и западной Германии. Дана сравнительная характеристика развития образования для пожилых людей. Выявлены отличительные черты политического и социального влияния восточной и западной культур на образование людей старшего возраста.

Ключевые слова: образование пожилых людей, восточная и западная культуры, университет третьего возраста, идеология, квалификация.

Запад осваивает "герагогику" Конец 1950-х - начало 1960-х гг. в западной Германии ознаменовались становлением новой системы общественного страхования. Система подразумевала регулируемое государством окончание трудовой деятельности по достижению определенных возрастных границ, процедуру перечисления дохода по выплатам соцстраха (пенсии).

Результаты сказались и на дополнительном образовании взрослых в ФРГ.

В связи с этим необходимо отметить возникновение терминологии, сопровождавшей организацию новых мероприятий для людей преклонного возраста западной Германии.

Следует также подчеркнуть, что цель образования пожилых людей изначально была направлена на помощь в решении их социальных проблем, а не на образовательные программы.

Для педагогов западной Германии 1950 - 1960-х гг. первоначальной целью в образовании пожилых людей выступила гуманная идея облегчить жизнь пенсионеров. Они интерпретировали существовавшие принципы дополнительного образования взрослых применительно к социально-политическому, компенсаторному и социально педагогическому образованию пожилых людей [10].

Образование пожилых людей подкрепляется конституционно. Так в "Законе о государственной социальной поддержке" говорится о том, что необходимо "оказать помощь в посещении мероприятий и учреждений, которые реализуют культурные потребности, способствуют общению и образованию пожилых людей" [3], т.е. в образовании пожилых людей заинтересовано государство.

В 1950-е гг., когда Германия еще несла бремя последствий Второй мировой войны, число пожилых безработных и бедных пожилых людей в стране было высоким. В крупных городах народные институты приглашали пожилых в свои теплые помещения. Пожилые составили обособленную группу, которая посещала учебные центры в послеобеденное время [8].

Из исследований зарубежных ученых (Б. Арнольд, О. Негт, В. -Р. Мюллер, И. Дргеи др.) ясно, что строительство новой образовательной системы началось с организации научных центров дополнительного образования взрослых и открытия кафедр дополнительного образования взрослых в университетах Германии. В этот период появляются методико дидактические концепты (аспекты), заимствованные из дополнительного образования взрослых.

Растущее число пожилых, но здоровых и имеющих способности, возможности и желание дальнейшего обучения взрослых актуализировало вопрос об их альтернативной профессиональной подготовке. Возникла необходимость подготовки людей предпенсионного возраста к выходу на пенсию. Появились и первые идеи об образовании в течение всей жизни. Представителями данного направления, поддерживающими стр. идею обучения в течение всей жизни, являются Р. Ватт, Г. Петцольд, Е. Бубольц и др.

В 1970-х гг. исследователями (Г. Мискес, И. Петцольд, Е. Бубольц, Л. Велкен, Г. Рупрехт и др.) были предприняты попытки обосновать педагогику пожилых людей как науку посредством образования новых понятий и научно-систематизированной классификации.

Г. Мискес утверждает, что педагогическая геронтология все еще находится в процессе создания, называя эту новую науку "герагогика" [5. С. 94].

Университетское или научное образование для людей преклонного возраста в западной Германии было введено в 1979 г. под названием "открытие университетов для пожилых взрослых" [2. С. 25]. Из этого следует заключить, что в Германии в этот период начинается институализация образовательной системы для пожилых людей.

Дополнительное образование получило сильный импульс к развитию в связи с открытием университетов для пожилых взрослых. Университет "третьего" возраста стал своего рода экспериментальной площадкой для апробации различных технологий и методов образовательной работы с людьми престарелого возраста. Впервые были организованы национальные прения на тему обучения пожилых. Понятия "обучение пожилых" или "образование сеньоров" стали применяться все чаще и чаще. Стало также возможным разделение понятия "образование для пожилых людей" с понятиями простой помощи пожилым или подготовки к старости. В стране началась организация новой образовательной культуры старения.

В 1960 - 1970-е гг. применительно к образованию пожилых людей речь шла о выделении группы людей престарелого возраста из общей массы населения. В 1990-е гг. было положено начало дискуссии о продуктивной жизни в старости. С завидным постоянством сами пожилые стали включаться в добровольные инициативы, участвовать в проектах и учреждениях для людей преклонного возраста, утверждают такие исследователи, как Б.

Арнольд, О. Брауерхох и др.

Интенсивное научно-техническое развитие форсирует развитие технического образования в 1990-е гг. Особую роль играют компьютерные технологии, которые позволяют организовать сетевое обучение и общение посредством Интернета. В связи с этим поднимается тема дистанционного обучения.

Отмечается потребность в обучении, вызванная и особыми политическими событиями.

Такими, например, как объединение западной и восточной Германии, межкультурный диалог и др. Непосредственный контакт и обмен опытом между пожилыми людьми западной и восточной частей Германии, а также на уровне единой Европы нашли отражение в организации широкоформатного проекта европейской Федерации пожилых студентов в университетах (EFOS).

На Востоке идеология правит бал Ситуация с образовательными возможностями для пожилых людей в восточной Германии (ГДР) недостаточно освещена исследователями. Едвали можно считать научно обоснованными работы на тему университетского образования в так называемых "колледжах для ветеранов" в рамках организации "Народная солидарность" или организации "Урания" [11].

Проблема образования пожилых людей в восточной Германии как научная тема продолжительное время фактически отсутствовала. Это позволяет сделать заключение о том, что пожилые люди как отдельная социальная группа не представляли собой для исследователей особого интереса.

Только некоторые секции университетов занимались факторами сохранения здоровья или, точнее, работоспособности до глубокой старости. Эту работу вели Институт социальной гигиены при университете Гумбольдта в Берлине, Клиника внутренней медицины в Йене, Клиника учебной психологии в Лейпциге [6. С. 125]. Обобщив накопленную информацию, можно сделать вывод о том, что в восточной Германии тема здоровья разрабатывалась в большей мере с целью поддержания работоспособности людей до глубокой старости, правда, с довольно консервативных и односторонних позиций1.

В восточной Германии с 1980-х гг. проявляется интерес и растущее внимание к пожилому населению в связи с необходимостью стабилизации политической системы. Для понимания этой темы необходимо учитывать типичные для того времени идеологизированные понятия. Вместе с тем не следует рассматривать их односторонне, поскольку в этих понятиях присутствует многозначность слов и сфер их употребления.

Например, слово "ветеран" в первую очередь ассоциируется со значениями "ветеран труда", "борец антифашистского движения" или же "пример для молодого поколения" [цит. по: 7. С. 127]. Конечно же, необходимо вспомнить в этой связи уроки в школе, на которые приглашались "ветераны труда" с целью подготовить молодежь к "активному участию" в выбранной государством политической и идеологической стратегии.

Двойственность отношения правительства ГДР к пожилым людям просматривается в том, что, с одной стороны, пожилым отводилась достойная роль "ветеранов" как пример для молодежи и важной составной части рабочей силы. С другой стороны, заметны интерес к исключению пожилых людей из трудового процесса, исключительное финансовое обеспечение пожилых граждан.

И о чем говорят сравнения Сравнивая квалификационную структуру работоспособного населения западной и восточной Германии, можно прийти к выводу о том, что формальный уровень квалификации в восточной части, начиная Это подтверждают слова главы СЕПГ Э. Хонекера на IX съезде партии (май 1976): "Характерным для социальной политики СЕПГ является всеохватывающее обеспечение ветеранов работой и соблюдением их права на работу или рабочее место по собственному желанию до глубокой старости" [цит. по: 7. С. 124.].

стр. с 1960-х гг., рос быстрее, чем в западной. Это можно увидеть из показанного в исследовании Р. Гайслера [4. С. 251] соотношения (табл.).

Таблица Квалификационная структура работоспособного населения западной и восточной Германии, в % 1964 ФРГ/ 1988/ ГДР Годы West Ost West Ost (Запад) (Восток) (Запад) (Восток) Вузы, 3 3 7 институты Техникумы 5-9 8 12 Профучилища, 19 - 20 36 58 частичное образование Без 62 - 63 48 - 54 23 образования Произошло это благодаря образовательно-политической программе восточной Германии.

Программа имела целью дать образование каждому как можно "выше и лучше" в рамках единой социалистической образовательной системы, в которой все ступени взаимосвязаны.

Однако следует отметить, что несмотря на высокий уровень образованности и квалификации населения ГДР, состояние образования пожилых людей не выносилось на открытые дискуссии. В области педагогики для обозначения работы с пожилыми людьми использовался термин "работа с ветеранами".

Речь шла об образовании "до глубокой старости", его положительном влиянии на удовлетворенность жизнью и сохранение физических и психических способностей человека. Однако на первый план выходили медицинские превентивные меры в связи с работой с ожилыми людьми2.

В ГДР имелось много учреждений, предлагавших образовательные программы взрослым.

Но группа пожилых людей не выделялась как отдельное целевое направление: пожилые были включены в общую канву образовательного процесса. Превалирующую роль в этом процессе играла организация "Урания", народные институты и так называемый "Народный солидаритет". Последний ассоциировался у граждан ГДР с учреждением, работающим или организующим образовательные программы для пожилых людей, утверждают Й. Олберц и А. Прагер [6. С. 128]. Эта организация пользовалась популярностью.

По завершении профессиональной деятельности у пожилых была необходимость сохранить связь с предприятием, чтобы обеспечить себе дальнейшую социальную интеграцию в общество. В связи с этим организовывались "Академии промышленных предприятий" для служащих этих предприятий: они несли ответственность за образовательные программы и мероприятия для отдыха пожилых людей.

"Народный солидаритет" насчитывал в 1985 г. более 2 млн. слушателей [1. С. 124]. Работа "Народного солидаритета" была тесно увязана с работой "Общества по подготовке научных знаний", позднее переименованного в "Урания", которая регулярно организовывала мероприятия в учреждениях "Солидаритета", составлявшие основу образовательной программы для пожилых в соответствии с их интересами. "Урания" едва ли имела специальные предложения для пожилых. Предлагаемые курсы и лекции должны были соответствовать интересам всех заинтересованных [6], однако следует отметить то, что большинство своих референтов (около 60%) организация рекрутировала из собственных членов [11. С. 1]. Для пожилых людей имели значение также "Свободные немецкие профсоюзы", которые для своих членов на предприятиях организовывали "встречи ветеранов". Играл свою роль и "Куль турный союз".

Не последнюю роль в работе с пожилыми людьми играла также церковь. Церковные объединения регулярно организовывали тематические встречи для пожилых. Поскольку церковь не подлежала прямому государственному контролю и не прибегала к выражению партийно-политических взглядов, она могла обсуждать политические и критические темы, вызывавшие интерес обывателей.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что образование пожилых людей не было чуждой темой для восточной Германии. Однако оно не рассматривалось как образование, специализированное для отдельной целевой группы.

В конце 1970-х гг. поднимается тема традиционного представления о старении и старости.

В этой связи появляются так называемые "колледжи ветеранов" при университетах в Берлине, Лейпциге, Галле. Большинство из них были основаны при медицинских факультетах и действовали как исследовательские центры и области практического применения результатов медицинской геронтологии. Однако стечением времени развился интерес и педагогики к данному полю деятельности и исследований.

Как организовать потенциал пожилых В целом можно резюмировать: поле образования пожилых людей в восточной части Германии структурно отличается от условий образования престарелых людей в западной части.

Наряду с государственными и партийно контролируемыми структурными образовательными предложениями для пожилых людей имелось множество ниш для развития образовательных учреждений индивидуального и самоорганизованного характера. Одновременно потребности в образовании пожилого населения востока и запада Германии разительно не отличаются друг от друга, поскольку пожилые люди обладают одинаковым биографическим опытом (детство и юность проходили до образования восточной Германии), находились в примерно одинаковой жизненной ситуации.

При этом К. Ренкер и Г. Карсдорф уже тогда утверждал и, что главным фактором риска для человека выступает низкий уровень образования. Они поддерживали также идею о пользе образования и повышения квалификации в течение всей жизни [7. С. 127 - 129].

стр. Г. -П. Тьюс [9. С. 325] в сравнительном исследовании облика пожилых людей на востоке и западе Германии приходит к следующим выводам. Пожилые люди на востоке относительно более недовольны своей жизнью, чем на западе. Пожилые на востоке ценят свою работу и профессию больше, чем на западе. Пожилые на востоке расценивают себя моложе, чем их сверстники на западе. Пожилые на востоке ежедневно побуждаемы к развитию и построению новой действительности новыми структурными изменениями (социальными, эмоциональными, экономическими, финансовыми, жилищными и инфраструктурными). Это, несомненно, отражает превалирование идеологии того времени в восточной Германии и отличных условий жизни и работы в западной Германии.

После 1989 г. население восточной Германии пережило волну дезинтеграции, потерю рабочих мест. Был освобожден огромный потенциал, который необходимо было организовать в связи с новой ситуацией и условиями. Понятно, что несмотря на высокий квалификационный и профессиональный образовательный уровень, именно пожилые люди оказались в наиболее тяжелой ситуации, поскольку были поставлены перед новой профессиональной задачей в условиях реорганизации всей социально-политической и экономической структуры.

При этом учеба и образование в старости обозначились нетолько как формальный процесс институциализации, который ассоциировался бы исключительно сповышением квалификации. Следует отметить определенный эффект трансформационного процесса на образовательные мотивы и интересы пожилых людей.

Относительно картины жизни пожилых людей на востоке Германии следует обратить внимание на двойственную позицию, где большую роль играло профессиональное положение человека и его профессиональное занятие. Пожилые в восточной Германии редко составляли отдельную целевую группу.

Из данных опросов и исследований, проведенных Каде, Зоммером, Кюнемундом, Ольбертцом и др., можно сделать следующие выводы: пожилых людей имеет смысл охарактеризовать как заинтересованных в образовании. Те, кто часто посещал образовательные курсы в течение жизни, продолжают эту практику и в пожилом возрасте по окончании профессиональной деятельности. Мужчины чаще, чем женщины, прибегают к образовательным курсам для профессиональной деятельности, свидетельствуя, что для них образование в старости имеет важное значение.

Заключение В конечном итоге подчеркнем, что, несмотря на совместные усилия в области образования пожилых людей на востоке и западе современной Германии, в объединенном государстве все еще существует биографическая память и опыт людей пожилого возраста, закрепленный идеологией бывшей ГДР. А вместе с тем существуют и серьезные отличия в образовательных программах и деятельности учреждений, работающих с людьми старшего возраста.

Литература 1. Angerhausen S. berholen ohne einzuholen. Freie Wohlfahrtspflege in Ostdeutschland. Opladen, 1998.

2. Arnold B. Geschichte der Altenbildung. - In: Becker, Susanne / Veelken, Ludger / Vallraven, Klaus Peter (Hg.): Handbuch Altenbildung. Theorien und Konzepte fr Gegenwart und Zukunft. Opladen: Leske+Budrich, 2000. - S. 15 - 37.

3. Bundessozialhilfegesetz. - [URL]: http://bundesrecht. juris.de/bundesrecht/bshg/gesamt.pdf 4. Geiler R. Die Sozialstruktur Deutschlands. Zur gesellschaftlichen Entwicklung mit einer Zwischenbilanz zur Vereinigung. - Opladen, 1996.

5. Mieskes H. Geragogik - P dagogik des Alters und des alten Menschen/ - In: P dagogische Rundschau. - 1970. - S. 90 - 101.

6. Olbertz J., Prager A. Altenbildung in Ostdeutschland vor und nach der Wende. - In: Becker, Susanne/Veelken, Ludger/ Vallraven, Klaus Peter (Hg.) Handbuch Altenbildung. Theorien und Konzepte fr Gegenwart und Zukunft. - Opladen: Leske+Budrich, 2000. - S. 125 - 140.

7. Renker K., Karsdorf G. Leitfaden der Prophylaxe.Allgemeine Grundlagen und ausgew hlte Beitr ge nach Fachgebieten. - Berlin, 1983.

8. Seile E. Praxiserfahrungen aus der Altenarbeit. - In: Hess. Bl tter f. Volksbildung. - 3 / 1983. S. 221 - 225.

9. Tews H. -P Altern Ost - Altern West: Ergebnisse zum deutsch-deutschen Vergleich. Naegele/Tews, 2000. - S. 315.

10. Tietgens H. Lernen mit Erwachsenen. - Braunschweig: Westermann, 1967.

11. Urania - Landesverband Sachsen-Anhalt: Geschichte und Gegenwart der URANIA-ldee in Sachsen-Anhalt. - Magdeburg, 1993.

стр. РЕЦЕНЗИЯ - ОБЪЕКТИВНЫЙ КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВА НАУЧНОЙ Заглавие статьи ПУБЛИКАЦИИ Автор(ы) И. О. МИКУЛЁНОК Источник Alma Mater, № 2, Февраль 2013, C. 92- ОБЗОРЫ. ФРАГМЕНТЫ. РЕЦЕНЗИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 14.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи РЕЦЕНЗИЯ - ОБЪЕКТИВНЫЙ КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВА НАУЧНОЙ ПУБЛИКАЦИИ Автор: И. О. МИКУЛЁНОК И. О. МИКУЛЕНОК, д. т. н., проф. кафедры химического, полимерного и силикатного машиностроения, заместитель первого проректора - начальник учебно-методического управления Национальный технический университет Украины "Киевский политехнический институт" E-mail: i.mikulionok@kpi.ua Проанализированы основные подходы к рецензированию рукописей статей научными журналами. Показана необходимость отхода от практики формального рецензирования, обеспечения редакциями профессионального, непредвзятого и всестороннего анализа соответствующих материалов.

Ключевые слова: научная публикация, рецензия, качество.

Различные подходы Одно из основных требований к публикации научной статьи - наличие на нее положительной рецензии [1 ]. Существуют различные подходы к рецензированию рукописей, поступающих в редакции научных журналов.

Наиболее простое - наличие среди авторов подготовленной статьи доктора наук (к сожалению, иногда даже по научной специальности, далекой от предмета проведенных исследований). Такое требование, например, существует в "Восточно-Европейском журнале передовых технологий" (Украина), который в последние годы стал достаточно популярным в первую очередь среди соискателей ученых степеней, поскольку его выпуски печатаются в четкие сроки [2]. Однако в этом случае существует определенная угроза, что в случае предоставления авторами откровенно "слабого" материала они могут просто приобщить к соавторству непричастных к исследованиям лиц (иногда даже без их согласия).

В других изданиях, например, в журналах Сибирского отделения РАСХН не подлежат рецензированию статьи ее членов, если член академии является единственным или первым из соавторов публикации [3]. Академики и член-корреспонденты, безусловно, являются высококвалифицированными специалистами в соответствующей области знаний, однако не слишком добросовестные их соавторы, как и в предыдущем случае, могут воспользоваться указанной лазейкой для публикации не слишком актуальной статьи.

Следующий вариант в вопросе рецензирования рукописей - требование журналов об обязательном наличии среди сопроводительных документов рецензии специалиста в соответствующей области знания.

В отдельных случаях некоторыми журналами могут быть приняты рецензии специалиста не только из организации, в которой работает автор (соавторы) статьи, но даже специалиста того же подразделения, в частности кафедры вуза или отдела НИИ (пример журнал "Химическая промышленность Украины" [4]). Такой подход несколько рискован, поскольку вряд ли свой же коллега по кафедре или отделу рискнет указать в рецензии все недостатки статьи.

Более высоким уровнем рассмотрения редакциями рукописей научных работ является требование внутреннего закрытого рецензирования. В этом случае наличие рецензии от автора не требуется, а рецензента назначает редколлегия журнала, как правило, из числа штатных докторов наук соответствующего профиля организации, являющейся учредителем научного издания (например, "Научные вести Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт" [5]). При этом в большинстве случаев рецензент автору неизвестен, а их общение между собой (при необходимости) происходит только в письменном виде исключительно через редакцию.


стр. Однако наиболее совершенной является практика рассмотрения рукописей журналами, которые прочно закрепились в многочисленных рейтингах научных изданий.

Так, обычной в мировой практике является предварительная рассылка авторами своих рукописей ведущим ученым (тем более что современные инфор-мационныетехнологии для этого предоставляют практически неограниченные возможности), а также апробация материалов статьи на различных конференциях. Это дает автору возможность не только своевременно выявить определенные недостатки подготовленного материала, но и благодаря рекомендациям специалистов существенным образом улучшить первоначальный вариант рукописи перед его представлением в журнал.

После окончательной подготовки рукописи автор отправляет ее в редакцию журнала. При этом чуть ли не единственной преградой может служить наличие в материалах статьи государственной тайны, однако сегодня некоторые журналы либо вообще не требуют акта экспертизы о возможности опубликования материалов в СМИ, либо в крайнем случае просят автора представить соответствующее заявление. Ведь автор, как никто другой, знает, имеются ли в подготовленном им материале сведения, представляющие государственную тайну, а также имеются ли в приведенном списке литературы закрытые или изъятые из открытого пользования издания служебного характера или же ссылки на такие издания (например, журнал "Химическое и нефтегазовое машиностроение" [6]).

Далее редколлегия полученную рукопись предоставляет одному или нескольким независимым экспертам - специалистам в соответствующей области знаний. При этом эксперты, как правило, выбираются "со стороны" и часто с помощью специально разработанной базы данных, что делает экспертизу материалов максимально объективной и непредвзятой. Нередко предоставленные автором материалы направляют для рассмотрения нескольким (обычно двум-трем) рецензентам, в т.ч. исследователям, на публикации которых имеются ссылки в рецензируемой статье [7].

Такой подход в последнее время начали активно внедрять многие журналы РФ (в отличие, к примеру, от Украины). В результате этого индекс цитирования опубликованных в них статей стремительно возрос, а сами они (точнее, их англоязычные версии) прочно закрепились в международных базах цитирования: например, Web of Science, Scopus, Web of Knowledge, Astrophysics, PubMed, Mathematics, Chemical Abstracts, Springer, Agris, GeoRef.

В последнее время с целью проверки качества рецензирования научных журналов некоторые организации, а также отдельные ученые (например, с помощью компьютерной программы SCIgen) "генерируют" бессмысленные статьи, написанные псевдонаучным языком, и отсылают их в редакции [8]. В случае опубликования таких "шедевров" авторитет журнала сводится на нет. Кроме того, благодаря специальному программному обеспечению, появляется возможность своевременно выявить в предоставленных материалах плагиат.

Советы авторам Сегодня почти каждый на подсознательном уровне считает, что чем более заслужен и уважаем (учитывая многочисленные регалии) рецензент, тем более весома его рецензия, и научный уровень рецензируемого материала (при наличии положительной рецензии) не подвергается сомнению.

Однако, как показывает многолетний опыт, иногда именно в таком случае рецензия - не более чем лист бумаги с подписью рецензента и соответствующей печатью. Это относится в первую очередь к ученым из постсоветских республик. Чаще всего такое происходит из за отсутствия у уважаемого рецензента времени даже на ознакомление с рецензией, предварительно подготовленной непосредственно автором рецензируемого материала, не говоря уже о проведении тщательного анализа рукописи статьи и подготовке рецензии самим рецензентом.

Именно поэтому я с большой осторожностью отношусь к публикациям и изданиям, среди рецензентов которых значатся уважаемые должностные лица. Они удостоены многочисленных титулов, но уже долгие годы "не живут наукой", а лишь пожинают плоды своей когда-то активной работы в науке.

В этой связи достаточно логичен подход Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины к процедуре защиты диссертаций на соискание ученых степеней. Одно из требований к защите - необходимость наличия у потенциального официального оппонента научных работ по теме соответствующих исследований за последние годы.

Было бы неплохо, чтобы и научные журналы и издательства научной литературы принимали во внимание рецензии лишь "активных" ученых, результаты исследований которых периодически публикуются в признанных научным сообществом изданиях, а не в "карманных" малоизвестных и безотказных журналах, в которых эти ученые к тому же являются, по меньшей мере, членами редколлегий.

Авторам необходимо ответственно подходить к выбору журнала, в котором они хотят опубликовать результаты своих исследований. С этой целью не следует гнаться за звучным названием зарубежного журнала, надо предварительно поинтересоваться его статусом.

В этой связи совсем недавно в Китае была раскрыта необычная афера [9]. Некая супружеская пара через Интернет предлагала ученым всего мира недорого опубликовать их статьи в издаваемых супругами двух десятках научных журналов. На самом деле никакие журналы они не выпускали. Авторам просто высылали за деньги несколько экземпляров их статей, оформленных как оттиски из солидного журнала. За семь лет оборотистые супруги собрали от тысяч авторов полтора миллиона долларов. Приговор суда пока не вы стр. несен, т.к. на момент написания данной статьи расследование продолжается.

Ответственный рецензент при попытке авторов напечатать статью в подобном "издании" может вовремя помочь исправить их необдуманное решение.

Актуальная памятка С учетом вышеизложенного хотелось бы привести основные требования Европейской ассоциации химических и молекулярных наук (EuCheMS) касательно рецензирования рукописей научных публикаций1.

Рецензенты должны нести ответственность за выполнение следующих требований:

* рассматривать свою работу над рукописью как конфиденциальную. В том случае, если рецензент консультируется с коллегами по поводу рецензируемой рукописи, он обязан поставить об этом в известность редактора;

* возвратить или уничтожить рукопись и информировать редактора о том, что считает себя недостаточно квалифицированным для ее рецензирования или не может прорецензировать рукопись в пределах отведенного для этого времени;

* вынести объективное суждение о рецензируемой рукописи в пределах отведенного для этого времени. Рецензент не должен высказывать в рецензии какие-либо критические замечания персонального характера;

* возвратить рукопись редактору без отзыва при наличии конфликта интересов. В частности, рецензент не должен рецензировать рукописи, автором или соавтором которых является лицо, с каким рецензент находится в тесных личных или профессиональных отношениях, если могут возникнуть обоснованные сомнения в том, что эти отношения могут повлиять на выносимое рецензентом заключение;

* объяснить свое суждение о рецензируемой рукописи и подкрепить суждение так, чтобы редакторы и авторы могли понять, на основании каких соображений эти суждения были вынесены, и смогли бы в случае необходимости аргументировать уже опубликованную статью;

* информировать редактора о любом сходстве между рассматриваемой рукописью и иной опубликованной или рассматриваемой в другом журнале статьей;

* обеспечить конфиденциальность любых неопубликованных данных, их интерпретации или другой информации, содержащейся в статье, и не использовать сведения, содержащиеся в рецензируемой неопубликованной работе, в своих собственных исследованиях;

* срочно поставить в пределах своей осведомленности в известность редактора о том, что рассматриваемая рукопись содержит заимствованные материалы или фальсифицированные данные;

* не оставлять у себя копии и не копировать рецензируемые рукописи в любой форме во избежание нарушения требований документов, регулирующих авторские права;

* сообщать обо всех случаях конфликта интересов, которые могут возникнуть.

Заключение Как видим, в научном мире существуют множество подходов к оцениванию качества подготовленных для опубликования рукописей. Однако в негласной борьбе научных журналов за высокое место в различных рейтингах существует и устойчивая тенденция к обеспечению ими профессионального, непредвзятого и всестороннего анализа соответствующих материалов.

Если мы хотим, чтобы о результатах исследований отечественных ученых мировое научное сообщество все-таки узнавало (для этого имеются все предпосылки), то не настало ли время пересмотреть подходы к публикациям этих результатов с целью не только оценивания соответствующими министерствами эффективности подчиненных им организаций и учреждений, но и изменения требований к порядку защиты соискателями ученых степеней?

Безусловно, подавляющее большинство ученых честны как перед собой, так и перед своими коллегами. Но если, в конце концов, "правила игры" в государстве и в дальнейшем будут предполагать, что уровень научного работника определяется количеством публикаций, а не их качеством, то, к величайшему сожалению, еще продолжительное время такое государство будет находиться на задворках мировой науки.

Литература 1. Abelson P. Mechanisms for evaluating scientific information and role of peer review // J.

Amer. Soc. Int. Sci. - 1990. - Vol.41, N3. - P. 216 - 222.

2. Восточно-Европейский журнал передовых технологий. Требования к оформлению статей. - [URL]: http://jet.com.ua/ ru/avtoram-publikatsiy/trebovaniya-k-oformleniiu 3. Сибирское отделение РАСХН. Порядок рецензирования статей. - [URL]:

http://www.sorashn.ru/index.php?id= 4. Химическая промышленность Украины. - [URL]: http:// www.nbuv.gov.ua/ portal/natural/khpu/index. html 5. Научные вести Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт". - [URL]: http://www.nbuv.gov.ua/portal/ natural/nvkpi/index.


html 6. Химическое и нефтегазовое машиностроение. - [URL]: http://www.himnef.ru/avtor.html 7. Идрисов А. А. Размышления о современных условиях публикации научных исследований // Alma mater (Вестник высшей школы). - 2011. - N 10. - С. 74 - 78.

8. Рецензирование. Википедия. - [URL]: http://ru. wikipedia.org 9. Кунсткамера // Наука и жизнь. - 2012. - N6. - С. 97.

Этические правила EuCheMS, относящиеся к публикациям в журналах и к рецензиям на них // Журнал аналитической химии. - 2007. - Т. 62. - N 4. - С. 441 - 444. Также см.: Высокомолекулярные соединения. - 2008. - Т.

50. - N 6. - С. 1133 - 1136.

стр. СИНЕРГИЗМ И ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ В Заглавие статьи ОБРАЗОВАНИИ Автор(ы) В. А. ДЕВИСИЛОВ Источник Alma Mater, № 2, Февраль 2013, C. 95- МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 30.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи СИНЕРГИЗМ И ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ В ОБРАЗОВАНИИ Автор: В.

А. ДЕВИСИЛОВ В. А. ДЕВИСИЛОВ, к. т. н., доц. кафедры экологии и промышленной безопасности Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана E-mail: devisil@mail.ru Рассмотрены вопросы синергизма и трансдисциплинарности в образовании на примере новой научно-образовательной области знаний - ноксологического образования, в котором объектом изучения является система "человек - машина - среда". Обосновано, что для повышения эффективности ноксологического образования его содержание и процесс обучения должны базироваться на синергетических принципах, которые необходимо реализовывать на базе трансдисциплинарного подхода.

Ключевые слова: образование, ноксология, синергетика, трансдисциплинарность, высшая школа, образовательная среда, безопасность.

Введение в проблему В последнее время во многих публикациях развивается идея о применении синергетических принципов в образовании, новых трансдисциплинарных подходах в создании инновационных образовательных программ. Так, авторы одной из работ [1. С. - 50] указывают, что создание инновационной образовательной среды наиболее эффективно может быть осуществлено с использованием принципов и методов синергетики. Понятие "педагогическая синергетика", основывающееся на синергетических принципах самоорганизации педагогических систем, постепенно входит в понятийно-терминологический аппарат педагогики.

Эффективность использования трансдисциплинарного подхода в системе образования подчеркнута во "Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века: подходы и практические меры", принятой участниками Международной конференции по высшему образованию, состоявшейся в октябре 1998 г. в Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО.

Статьи 5 и 6 декларации содержат рекомендации поддерживать трансдисциплинарные учебные программы, в которых рассматриваются сложные проблемы природы и общества.

Цивилизация на современном этапе развития характеризуется лавинообразным ростом знаний, созданием новых научных направлений, глобальными технологическими изменениями. В этих условиях образование как сложная и открытая самоорганизующаяся система испытывает значительные внешние воздействия. Выражаясь языком синергетики, нынешнее образование находится в состоянии бифуркации1. Кризис системы образования связан с обострением противоречия между огромным объемом знаний, необходимых человеку, с одной стороны, и содержанием образовательных программ и технологиями обучения с другой.

Бифуркация характерна для системы современного мироустройства в целом, что является признаком наступающих и неизбежных цивилизационных изменений. В России, находящейся в переломном периоде, связанном с изменением социально-экономического устройства общества, бифуркационные процессы выражены особенно сильно. Эти процессы неизбежно затрагивают и систему образования. Именно в переломные периоды происходят наиболее значительные изменения в образовании, появляются новые и модернизируются традиционные предметные области знаний, внедряются новые технологии обучения.

Бифуркация - состояние системы, при котором происходит ее качественное изменение, когда флуктуации системы достигают критических значений (точек бифуркации).

стр. Необходимость и неизбежность возникновения новой предметной области ноксологического образования2 - кратко обоснована в ряде работ.

Ноксологическое образование заключается не только во введении нового предмета или дисциплины в образовательные программы, например, дисциплины "Безопасность жизнедеятельности" в программы школьного и профессионального образования, а в перестройке всей системы образования на принципах обеспечения безопасности и устойчивого развития социума. Дисциплина "Безопасность жизнедеятельности" выполняет апикальную, системообразующую функцию, интегрирующую совокупность знаний из других дисциплин, и предназначена она для формирования целостной когнитивной картины современной ноксосферы3. Пришло время, по словам В. И.

Вернадского, ноосферного мышления4, предусматривающего коэволюцию человека и природы, придосообразность деятельности человека, разумное ограничение человеческих потребностей.

Система "человек - машина - среда" Объектом изучения в ноксологическом образовании является система "человек - машина среда" (ЧМС). Система ЧМС - это сложная открытая самоорганизующаяся система, характеризующаяся человекоразмерностью. Сущность открытости системы ЧМС состоит в том, что она активно взаимодействует с внешней средой - биосферой, воздействуя на нее и подвергаясь воздействию природных процессов. При этом природные катаклизмы могут переводить систему ЧМС в неустойчивое(неравновесное)состояние. Среда системы ЧМС - техносфера, преобразованная в интересах человека биосфера.

Самоорганизация системы заключается в том, что ее развитие имеет вектор, направленный на достижение устойчивого положения, при котором состояние системы обеспечивает ее сохранение.

На каждом этапе развития социума система ЧМС находит свою нишу, в пределах которой допустимы флуктуации ее параметров. Переход системы из одной ниши в другую происходит через процесс качественных и количественных перестроек ее параметров процесса бифуркаций. Наступает момент, когда возникает критическое состояние системы, при котором она становится неустойчивой относительно флуктуации:

достигается точка бифуркации. В точке бифуркации возникает неопределенность, при которой возможны два выхода: переход системы к хаосу ил и в другую нишу, характеризующуюся новыми параметрами упорядоченности и устойчивости, т.е. новыми аттракторами5 - устойчивыми режимами функционирования. В новой нише, характеризующейся определенными уровнями организации общества, технологического развития, мировоззрения и образования, флуктуации в течение некоторого исторического периода не достигают точек бифуркации, и система находится в устойчивом равновесии вблизи нового аттрактора.

Схематически процесс цивилизационных изменений и перехода системы ЧМС из одного состояния в другое представлен на рисунке.

Аттрактором в доиндустриальном обществе (аттрактор 1) являлись физиологические потребности в пище, одежде, жилище, которые находились на минимальном уровне.

Уровень развития общества и науки (мононауки) был таков, что флуктуации ЧМС были незначительными, не приводящими к достижению точек бифуркации, а параметры ниши системы были очень широки в сравнении с флуктуациями, которые мог генерировать человек на данном уровне цивилизационного и технологического развития.

Аттрактором в индустриальном обществе (аттрактор 2) являлись значительно расширившиеся потребности человека, которые обеспечивались внедрением машин и новых технических устройств, создаваемых на базе быстрого развития науки и образования. При этом флуктуации ЧМС значительно увеличились и стали достигать точки бифуркации. В основном на этом этапе цивилизационного развития флуктуации затрагивали один из компонентов ЧМС - среду обитания, которая стала интенсивно видоизменяться и превращаться в техносферу.

Аттрактором постиндустриального общества (аттрактор 3) является комфорт человеческой жизни в рамках природоресурсных ограничений.

На современном этапе цивилизационного развития система ЧМС приближается к следующей точке бифуркации, т.к. развитие науки и техники достигло такого уровня, при котором воздействие деятельности человека на среду обитания может привести к глобальным, непредсказуемым и необратимым изменениям в биосфере и мироустройстве.

В настоящее время человеческая цивилизация находится в стадии перехода к обществу риска [4], в котором аттрактором (аттрактор 4) будет являться безопасность, природосообразная и ресурсосберегающая деятельность. Только такой аттрактор может обеспечить устойчивость дальнейшего развития цивилизации.

ЧМС в современных условиях Сложность самоорганизации ЧМС в современных условиях заключается в непрерывном усилении роли человека (человеческого фактора) в структуре системы и сокращении параметров ниши, прежде всего параметров среды обитания. Связано это с ограниченностью природных ресурсов и компенсаторных функций биосферы.

В рамках современной неклассической полидисциплинарной науки формируется постнекласическая наука, характерный признак которой - трансдисци Понятие "ноксологическое образование" впервые введено автором [4] и в последнее время находит все большее распространение в научной литературе.

Ноксосфера - сфера опасностей.

Ноосфера - сфера взаимодействия общества и природы, в границах которой разумная человеческая деятельность становится определяющим фактором развития.

Под аттрактором в синергетике понимают относительно устойчивое состояние системы, которое как бы притягивает к себе все множество возможных траекторий ее развития.

стр. Рисунок. Схематический процесс цивилизационных изменений (бифуркаций) и перехода системы "человек - машина - среда" из одного состояния в другое6.

плинарныи подход в изучении человекоразмерных систем, а именно систем ЧМС.

Основная особенность постнеклассической науки - включение аксиологических факторов в содержание научных исследований. Трансдисциплинарная аксиологически ориентированная модель познания объективной картины современного мира требует интеграции большого комплекса естественнонаучных и социально-гуманитарных дисциплин. Требуется переход к новой познавательной и образовательной парадигмам.

Основным видом деятельности человека в обществе риска будет являться обеспечение устойчивости быстро развивающихся систем ЧМС, которая заключается в целенаправленном ограничении флуктуации системы вблизи базового аттрактора безопасности. Научная, практическая и образовательная деятельность человеческого общества должна состоять в такой организации системы ЧМС, которая обеспечивала бы прогнозируемый и безболезненный переход, минуя хаотическое развитие, через точки бифуркации к следующему этапу цивилизационного и технологического развития. В противном случае переход от одного этапа к другому, одной параметрической ниши системы ЧМС к следующей будет сопровождаться периодом хаоса, а восстановление самоорганизации системы неизбежно приведет к трудновосполняемым потерям в природной среде, социуме и темпах технологического развития.

До сих пор человечеству приходилось более или менее успешно проходить точки бифуркации. Например, развитие ядерной физики привело к созданию ядерного оружия.

В период холодной войны флуктуации в мировом сообществе приблизились к точке бифуркации, переход через которую мог привести к хаосу - ядерной войне с ее ужасными и сложнопредсказуемыми последствиями. Выход из хаоса ядерной войны был бы крайне затяжным, тяжелым и сопровождающимся огромными экологическими, социальными и технологическими потерями. И ранее человечеству приходилось преодолевать точки бифуркации через период хаотического развития, что было связано как с природными катаклизмами, так и с выходом локальных систем ЧМС за параметры устойчивого функционирования (например, Чернобыльская катастрофа).

При современном уровне научно-технологических достижений выход системы ЧМС из положения устой На рисунке в виде шарика изображена система ЧМС, в виде парабол - ниша системы.

стр. чивости может привести к хаосу с не менее и даже более тяжелыми последствиями. В будущем, даже ограниченном временными рамками XXI в., неупорядоченность системы ЧМС способна привести к хаосу, из которого переход к устойчивости может оказаться невозможным, что приведет к гибели цивилизации. Вхождение системы в непредсказуемый режим описывается каскадом бифуркаций, следующих одна за другой.

Анализируя механизм перехода от порядка к хаосу в реальных системах и различных моделях, американский ученый М. Фейгенбаум в 1978 г. сделал открытие и разработал теорию, получившую название "последовательность Фейгенбаума", в соответствии с которой в результате каскада бифуркаций в открытой динамической эволюционирующей системе возможно установление хаотического режима развития.

Представленная на рисунке схема носит системный характер и является общим структурным порядком развития цивилизации. Однако эта схема применима и на локальном уровне развития систем ЧМС. Она может являться базой для понимания природных катаклизмов, техногенных аварий и катастроф, природа развития которых аналогична. Причиной любой техногенной аварии и негативных экологических процессов, обусловленных антропогенным воздействием, является выход систем ЧМС из устойчивого и упорядоченного функционирования заточки бифуркации, обозначенные для конкретной локальной системы.

Система ЧМС - открытая неравновесная система, которая активно обменивается энергией, веществом и информацией с окружающим миром. Локальная среда обитания (техносфера) как элемент системы ЧМС не является замкнутой, а обменивается энергией и веществом с окружающими ее биосферой и космосом. Человек как элемент системы ЧМС активно обменивается энергией, веществом с биосферой и информацией с окружающим его социумом, машиналокальной системы ЧМС за счет современных технологий обменивается информаций, энергией и веществом с другими локальными системами ЧМС. При этом внешние воздействия на систему ЧМС со стороны окружающего ее мира биосферы, космоса, социума, других локальных систем ЧМС - могут вызывать неравновесные состояния, повышенные флуктуации, которые в ряде случаев могут достигать точек бифуркации. Природные катаклизмы могут привести систему ЧМС в состояние хаоса (например, авария на АЭС "Фукусима-1" в Японии). И наоборот, в ряде случаев внешние воздействия (со стороны человека, локальных автоматических управляющих и защитных систем, созданных человеком) могут возвращать систему в устойчивое положение.

Но ограничивается ли обмен системы с окружающим миром веществом, энергией и информацией или имеют место иные воздействия, которые подчиняются другим законам, посредством которых открытые системы обретают самоорганизацию? Пока это слабо изученный вопрос. Исследования в этом направлении только начинаются. Современный человек должен иметь знаниевую базу и владеть стилем мышления, необходимыми для успешного решения проблем мироустройства и развития техносферы.

Синергизм образования Основной задачей ноксологического образования является формирование компетенций, необходимых для обеспечения в любой практической деятельности человека (научной, производственной, управленческой) устойчивости функционирования системы ЧМС и перехода через точки бифуркации в новое устойчивое состояние, минуя стадию хаоса.

Ввиду человекоразмерности системы ЧМС и определяющей роли в функционировании системы такого звена, как человек, ноксологическое образование приобретает особую важность в программах обучения.

Синергетика - это "наука, занимающаяся изучением процессов самоорганизации и возникновения, поддержания, устойчивости и распада структур самой различной природы" [5]. Как раз этому понятию соответствует система ЧМС, о чем сказано выше.

Использование принципов и методов синергетики в ноксологии и ноксологическом образовании вполне обосновано, а не является их искусственным внедрением в новую предметную область с использованием псевдосинергетического подхода.

Ноксология как наука об опасностях и безопасности сложных человекоразмерных систем ЧМС с многофакторными причинно-следственными связями и сложными механизмами взаимодействия отдельных элементов системы, базирующаяся на интеграции большого комплекса наук, изучающих человека, технику, природу, физико-химические, биологические и психологические процессы развития и самоорганизации, безусловно, должна использовать для своего развития методологию синергетики.

В связи с этим и ноксологическое образование требует использования синергетических принципов в формировании своей структуры, содержания и методик обучения.

Ноксологическое образование требует объединения большого комплекса разноплановых дисциплин таким образом, чтобы симбиоз гуманитарных и технико-технологических знаний представлял собой, выражаясь математическим языком, многосвязную область, а не простое множество. При этом использование методологии синергетики обеспечивает максимальную эффективность обучения, в частности, в рассматриваемой предметной области.

О возможности использования синергетического принципа в формировании структуры и содержания образования указывают Н. А. Алексеев, В. Л. Гапонцев. М. Г.

Гапонцева, П. Ф. Кубрушко, Б. А. Мукушев, Л. И. Назарова, В. Э. Штейнберг, В. А.

Федоров и другие педагоги. В частности, П. Ф. Кубрушко пишет: "Необходимо отметить, что использование синергетического подхода при анализе содержания образования носит обоснованный характер и не является стремлением примкнуть к волне интереса к синергетике" [1. С. 14 - 17]. Авторы работ совершенно справедливо указывают на то, что систему образования можно также рассматривать как сложную, открытую и самоорганизующуюся систему, к которой применима методология синергетики.

Современная система образования из-за внешнего воздействия быстро развивающегося научного знания испытывает кризис, неизбежно приводящий ее стр. к точке бифуркации, переход через которую кардинально изменит структуру и содержание образования с появлением новых структурных элементов.

К такому новому структурному элементу можно отнести не только локальный курс, но и новую предметную образовательную область - "ноксологическое образование". С использованием синергетической методологии и должно формироваться системное ноксологическое образование.

Именно на базе этой методологии разработана концепция непрерывного многоуровневого ноксологического образования, базирующаяся на двух понятийныхдетерминантах:

"опасность" и "безопасность" с группой дополняющих понятий - "риск", "вред" и др.

Методология синергетики использована при разработке ФГОС и реализующей его примерной образовательной программы нового направления подготовки высших профессиональных кадров по направлению "Техносферная безопасность" [6].

Аналогичные принципы заложены в программу интегративного модульного курса "Безопасность жизнедеятельности" для всех направлений бакалавриата и специальностей ВПО[7].

Таким образом, не только обозначен в виде общей постановки синергетический принцип формирования содержания и структуры современного образования, но и осуществлена его реализация на примере конкретной предметной образовательной области. Безусловно, указанные разработки не идеальны. Но предложенная система ноксологического образования способна к развитию и дальнейшему совершенствованию.

Применение синергетических принципов, продемонстрированное на примере локальной предметной образовательной области, может быть использовано и для других предметных областей знаний, объединение которых в рамках образовательного учреждения (ОУ) приведет к созданию инновационной образовательной среды вуза.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.