авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

«ОТРАСЛЕВОЙ МЕНЕДЖМЕНТ Фецкова В., БЕНЧМАРКИНГ ПРЕДПРИЯТИЙ АЗОТНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ руководитель проекта «Сравнительный анализ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Следует также учесть высокую вероятность занятости сотрудника соответствующе го отдела сверх своих должностных обязанностей. Иногда может наблюдаться «эффект смещения», когда сотрудник выполняет в основном функции, не относящиеся к его официально закреплённым должностным обязанностям. Например, в региональных банках обязанности специалиста по рекламе и PR обычно выполняет сотрудник кли ентского подразделения.

Оплата труда работников отдела продаж банка Для стимулирования персонала подразделения, связанного с продажами в рамках общей системы стимулирования, необходимо учитывать категорию подразделения в системе премирования. Сделать это можно, дифференцировав соотношения посто янной и переменной частей в заработке сотрудников, в зависимости от их «близости»

к бизнесу. Этот показатель может быть выражен в виде: подразделение, связанное с продажами и подразделение поддержки.

Оптимальной формой премирования в банке является коллективная форма преми рования: расчёт премиального фонда осуществляется на уровне группы подразделений, отдельного подразделения, группы сотрудников с дальнейшим его перераспределением между группами подразделений (отдельными подразделениями) и в конечном счёте, между сотрудниками в зависимости от выполнения показателей деятельности и каче ственной оценки сотрудника.

Периодичность премиальных выплат должна определяться в зависимости от целей премирования, от возможностей оценки финансового результата, расчёта и начисления премии ответственных подразделений. С моей точки зрения, оптимальным типовым периодом для выплат премии является квартал.

В зависимости от итогов работы в отчётном квартале базовый премиальный фонд корректируется в большую или меньшую сторону в зависимости от выполнения по казателей премирования – ключевых показателей эффективности.

Ключевые показатели эффективности (КПЭ) являются индикаторами результатов работы банка, его отдельного подразделения, филиала или сотрудника.

В условиях предлагаемой системы стимулирования персонала используются два вида показателей:

ключевые показатели для формирования премиального фонда – КПЭф;

ключевые показатели для распределения премиального фонда – КПЭр.

Ключевые показатели для формирования премиального фонда (КПЭф) являются индикаторами эффективности деятельности банка, его подразделений, филиала.

Структура ключевых показателей эффективности для формирования премиального фонда зависит от премиальной категории подразделения. Например, зарабатывающие подразделения оцениваются по результатам деятельности филиала, результатам работы соответствующего блока бизнеса и банка в целом;

а оценка подразделения поддержки, не связанного с продажами и не влияющего на финансовый результат, будет зависеть от результатов работы банка и филиала.

Структура КПЭф (весовые характеристики влияния результатов работы банка/бло ка/филиала на формирование премиального фонда) для подразделений, связанных с продажами, представлена в табл. 1.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Управление персоналом Таблица Весовые характеристики влияния результатов работы банка/блока/филиала на формирование премиального фонда Зависимость Шкала % премии Категория выполнения к окладу банк блок филиал бонусов плана Подразделения, связанные с продажами 67% 20% 20% 60% 0–140% 0–200% Подразделения поддержки (не связанные с продажами) 25% 20% - 80% 0–130% 0–130% Перечень ключевых показателей для расчёта объёма премиального фонда подраз деления, связанного с продажами, включает:

на уровне банка чистую прибыль;

на уровне блока операционный доход;

объём размещённых средств блока;

объём привлечённых средств блока;

объём документарных операций блока (сумма выданных за период гарантий и импортных аккредитивов);

на уровне филиала СФР на дату;

объём кредитного портфеля по корпоративным клиентам;

объём привлечённых средств корпоративных клиентов;

объём срочного привлечения средств корпоративных клиентов;

объём документарных операций корпоративных клиентов;

качество корпоративного кредитного портфеля.

При расчёте премиального фонда оценивается фактическое значение показателя относительно планового по соответствующей бонусной шкале премиальной группы (табл. 2).

Таблица Перечень ключевых показателей эффективности КПЭф подразделений для формирования премиального фонда Показатель 1 Вес Показатель 2 Вес Показатель 3 Вес Показатель 4 Вес На уровне банка Чистая при- 100% – – – – – – быль На уровне блока Операционный 50% Объём разме- 25% Объём привле- 15% Объём докумен- 10% доход блока щённых средств чённых средств тарных операций блока блока блока На уровне филиала СФР на дату 50% Объём кредит- 30% Объём привле- 15% Объём докумен- 5% ного портфеля чённых средств тарных операций по корпоратив- корпоративных корпоративных ным клиентам клиентов клиентов «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 122 Управление персоналом Процент выполнения ключевых показателей эффективности пересчитывается в бонусный коэффициент с использованием бонусных шкал, также дифференциро ванных для подразделений различных категорий. Для стимулирования подразделений, связанных с продажами, используется прогрессивная бонусная шкала (с верхней гра ницей 200% по шкале бонусов при 140% выполнения плана). Каждый процент вы полнения плановых заданий свыше 100% сопровождается увеличением премиального фонда на 2,5%. Пример данной шкалы для подразделений продаж приведён в табл. 3.

Таблица Соотношение шкалы выполнения плана и шкалы бонусов для подразделений, связанных с продажами Шкала выполнения плана Шкала бонусов 1 2 3 4 5 1 2 3 4 0 60 100 120 140 0 60 100 150 Базовый премиальный фонд, скорректированный на величину бонусного коэффи циента, рассчитанного с использованием соответствующей бонусной шкалы, образует фактический премиальный фонд.

Ключевые показатели эффективности для распределения премиального фонда (КПЭр) отражают критерии эффективности, производительности, компетентности каждого со трудника премиальной группы, оказывая непосредственное влияние на размер премии сотрудника. КПЭр могут быть количественными и качественными.

Долевое соотношение количественных и качественных показателей в структуре КПЭр дифференцированы для подразделений, связанных с продажами, следующим образом (табл. 4).

Таблица Долевое соотношение количественных и качественных показателей в структуре КПЭр Категория подразделения Количественные Качественные КПЭ КПЭ Подразделения, связанные с продажами 80 Подразделения поддержки (не связанные с продажами) 0 Количественные показатели определяются в виде доли вклада сотрудника под разделения, связанного с продажами, в достижение итоговых результатов.

Качественные показатели определяются по результатам оценки сотрудников под разделения, связанного с продажами. В качестве оцениваемых показателей выступают ключевые компетенции сотрудников банка.

Форма качественной оценки сотрудника подразделения, связанного с продажами, приведена на рис. 1.

Распределение премиального фонда должно происходить по следующему алгоритму:

1. Для каждого сотрудника определяется итоговый коэффициент для распре деления премиального фонда на основе личных количественных и качественных результатов.

2. Фактический премиальный фонд распределяется между сотрудниками преми альной группы пропорционально отношению базовой премии работника, скорректиро ванной на значение его коэффициента распределения, к сумме произведений базовых премий всех сотрудников подразделения на их личные коэффициенты распределения.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Управление персоналом Рис. 1. Форма качественной оценки сотрудника подразделения, связанного с продажами «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 124 Управление персоналом Заключение Внедрение предлагаемой системы стимулирования персонала продающих под разделений коммерческого банка – процесс сложный, длительный и, как правило, негативно воспринимаемый сотрудниками. Руководству банка необходимо понимать, что сразу получить идеальную систему стимулирования не удастся, к тому же персо налу потребуется время для адаптации к новой системе оплаты труда. У этой системы есть несомненное достоинство – сотрудники подразделений, связанных с продажами, получат инструмент адекватной оценки их персонального вклада в достижение по ставленных целей, выраженных в бизнес-плане банка.

Литература 1. Иванникова Е.Ю. Система мотивации и стимулирования труда персонала службы продаж на крупном российском промышленном предприятии (на материалах социологического исследования): дис. … канд. социол. наук. – СПб., 2006.

2. Успенская Е.А. Методы мотивации прибылеобразующего персонала//Справоч ник по управлению персоналом. – 2001. – № 9. – С. 87–96.

Статья поступила в редакцию 1 марта 2011 г.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ:

из прошлого к будущему Учебное пособие Авторы – Уваров В.В., Лаптев А.А.

Объём – 208 стр., обложка Учебное пособие динамично, достаточно полно и ла конично рассматривает основные этапы и актуальные тен денции стратегического управления компаний в условиях конкурентного рынка. Эволюция стратегий и технологических инструментов стратегического менеджмента, маркетинговых подходов к завоеванию или удержанию рынков в условиях развивающихся процессов экономической глобализации – лейтмотивы книги.

Изложение сопровождается примерами из практики, вопросами и задачами, что указывает на то, что пособие предназначено прежде всего для студентов экономических специальностей, изучающих стратегический менеджмент, маркетинг и современные управленческие технологии.

Книга также будет полезна для руководителей компаний, экономистов, менед жеров современных инновационных предприятий.

Книги можно приобрести:

в Интернете: www.5В.ru;

по почте: (495) 963-19-26;

964-97-57;

за наличный расчет в г. Москве в магазине «Сигма»: (499) 168-63-46;

курьерской доставкой по г. Москве: (499) 148-95-62;

148-99- «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ Головко М.В., ТЕНЕВЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ФОРМА РАЗВИТИЯ к. э.н., Северо-Кавказская академия государственной ОСНОВОПОЛАГАЮЩЕГО службы, г. Ростов-на-Дону, golovko178@yandex.ru ПРОТИВОРЕЧИЯ УПРАВЛЕНИЯ Некрасов В.Н., д. э.н., профессор, Развитие теневых отношений традиционно рас проректор по экономике сматривают как реакцию субъектов на несовершенство и международным связям, существующих условий экономической деятельности.

зав. кафедрой менеджмента Следовательно, источник роста теневого сектора нахо Северо-Кавказской академии дится в сфере управления национальной экономикой, государственной службы, г. Ростов-на-Дону вообще-то призванной координировать интересы инди видов и государства, с тем чтобы направлять их на обе спечение развития национально-экономической систе мы. В России остро обозначилась проблема отчуждения общества от государства, проявляющаяся в гражданской апатии, дистанцировании населения от органов власти и игнорировании общенациональных задач. Это свиде тельствует о развитии основополагающего противоречия управления, сущность которого заключается в том, что наряду с объективной необходимостью придания пу бличного характера управлению происходит отчуждение объекта управления от процесса разработки и реализации управленческих решений. Одной из наиболее ярких форм проявления данного противоречия выступают теневые отношения в обществе.

Принципиальная позиция современных предпри нимателей относительно потенциальных возможностей решения спорных вопросов между бизнес-структурами и органами управления наглядно демонстрирует ситуацию неэффективного взаимодействия общества и власти. Так, в результате опроса, проведенного Всероссийским цен тром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) по заказу Российского союза промышленников и предпринимате лей в августе-сентябре 2009 г., достаточно низко оценили шансы отстоять свои интересы в суде, если оппонентом являются региональные или местные органы власти, 49% респондентов. При этом привлекательность судов как институтов разрешения противоречий снизилась с 78% в 2007 г. до 66% в 2009 г. Напротив, обращение в кри минальные структуры считают эффективным способом преодоления конфликтов уже 11% респондентов в 2009 г.

Ключевые слова: противо- по сравнению с 2% в 2007 г. Эта позиция представителей речие, системный подход, бизнес-сообщества приводит к закреплению неформаль система управления, субъект ных правил в существующем институциональном формате и объект управления, теневые как наиболее удобных и приемлемых для регулирования отношения «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 126 Дискуссионный клуб отношений в социально-экономической сфере. Данные, полученные при другом опросе, проводимом ВЦИОМом в 2009 г., свидетельствуют о приоритете неформальных «правил игры» в институциональной структуре государства (69% опрошенных) над законодатель но закреплёнными нормами (20%). (Для сравнения: в 2008 г. – 45 и 41% соответственно.) Это демонстрирует негативную тенденцию в развитии взаимоотношений субъекта и объ екта управления. Отсюда резко снижается результативность даже самых эффективных мероприятий, внедряемых с целью совершенствования социально-экономической системы. На сегодняшний день 68% предпринимателей оценивают качество и уровень законодательства, регламентирующего их деятельность, как «ниже среднего». Наиболее острыми проблемами (по результатам опроса ВЦИОМ), препятствующими развитию экономики, 62% предпринимателей считают коррупцию, 53% – высокие администра тивные барьеры (что является частным организатором коррупции).

Не вызывает сомнения рост взаимного отчуждения и дистанцирования объекта и субъекта управления. В то же время решение государством задач принципиальной важности, как то повышение результативности управленческих решений, эффективно сти использования ресурсов, транспарентности взаимодействия органов власти и биз неса, требует активного участия общества не только в части инициирования решений, но и в части адекватного реагирования на управленческое воздействие. Это возможно тогда, когда инициации управляющей подсистемы отвечают динамике потребностей управляемой подсистемы и направлены на её развитие и качественное преобразование.

Результативным показателем при этом выступит повышение социальной сплочённости внутри страны и формирование механизма самоподдерживающегося прогрессивного развития. В ином случае внедрение управленческих решений будет блокироваться объ ектом управления и справедливо рассматриваться им как очередная попытка усиления контроля над обществом представителями правящей элиты.

Обоснование неизбежности и объективности указанного выше противоречия, а также возможностей его разрешения и минимизации последствий даёт системный подход. В то же время традиционно используемые для анализа теневых отношений методологические преимущества институционализма наиболее полно раскрываются только в случае их качественного дополнения инструментарием комплексного си стемного подхода, позволяющего вскрывать сущностные особенности и проблемы функционирования системы управления.

Так, в рамках системного подхода общество предстаёт как социальная система, представляющая собой совокупность двух подсистем – управляющей и управляемой1.

Системы государственного управления и самоуправления представляют собой сово купность звеньев, осуществляющих управление, и связей между ними, т. е. являются субъектом управления. Формирование управляющей подсистемы представляет собой непрерывный процесс вычленения из объекта управления совокупности индивидов, обладающих качествами, выгодно для управляющей подсистемы отличающими их от остальных членов общества. Далее, управляющая подсистема наделяется возмож ностью воздействия на объект управления, т. е. механизмом принуждения. Существует совокупность прямых и косвенных средств, способов побуждения объекта к выполне нию поставленных субъектом задач. Объектом управления могут выступать общество, организации, индивиды (в зависимости от того, какие задачи решает государство, как и какие методы и способы для этого использует).

Особое значение в обеспечении эффективности функционирования системы управления имеет наличие двух активных каналов связи – прямого и обратного.

По прямому каналу передаются управленческие решения, призванные изменять, кор На наш взгляд, речь должна идти о двух взаимоуправляющихся подсистемах. – Прим.ред.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб ректировать или направлять развитие объекта управления. Результативность внедрения данных решений оценивается при движении информации в обратном направлении.

Таким образом, управляющей подсистеме предоставляется возможность осуществлять непрерывный мониторинг состояния управляемой подсистемы и сравнивать совре менные показатели её развития с принятыми нормативами. Эффективность обратной связи, по нашему мнению, зависит не только от направления информации о результатах реализации управленческих решений, но и от их оценки с точки зрения адекватности потребностям объекта управления, делегировавшего полномочия управляющей под системе по преобразованию его в соответствии с совместно определённой целью. Это обусловлено тем, что любой управленческий процесс основан на использовании ин формации, поступающей от управляемой подсистемы, анализ и переработка которой в соответствии с требованиями внешней по отношению к системе среды служит базой для принятия будущих управленческих решений. Отсутствие необходимой взаимосвязи между субъектом и объектом управления, обеспечивающей симметричность обмена информацией, приводит к накоплению системой энтропии – состояния неопреде лённости, неупорядоченности, обусловленного в данном случае неэффективностью взаимодействия субъекта и объекта управления. Рост масштабов и спектра теневых отношений в национально-экономической системе РФ, свидетельствующий о пре валировании неформальных правил в существующем институциональном формате, придаёт системе неустойчивость и импульсы дезорганизации. Таким образом, нали чие теневого сектора в каждом обществе – это ядро энтропии, расширение которого угрожает системе распадом.

Важнейшей концептуальной задачей правильного управления является достиже ние общности целей управляющего субъекта и управляемого объекта. Однако высо ка вероятность возникновения конфликта интересов субъекта управления. С одной стороны, он представляет собой совокупность индивидов, призванных реализовывать интересы общества, с другой стороны, ни один индивид не может абстрагироваться от своих эгоцентричных мотивов. Приобретение индивидом статуса должностного лица требует от него приоритета общегосударственной, общенациональной цели над част ной целью, однако выполнение этого требования во многом зависит от его морально нравственной устойчивости представителя, желания и способности поставить свои интересы на службу общественным.

Согласуются ли в России интересы управляемой и управляющей подсистем?

Традиционной является нелепая позиция, согласно которой динамика социально экономического развития российского общества всецело зависит от эффективности государственного управления. Однако, следуя логике системного подхода, управляю щая и управляемая подсистемы, обладая разными социальными ролями, являются всё же элементами одной системы, следовательно, результаты именно взаимодействия и взаимовлияния лежат в основе системной динамики.

Генезис указанного в начале статьи противоречия заложен в основе функцио нирования системы управления. Управляющая и управляемая подсистемы находятся в постоянном взаимодействии, что обеспечивает жизнедеятельность обеих. Так, управ ляющая подсистема осуществляет функции сохранения или изменения параметров управляемой подсистемы. В то же время под воздействием изменений в управляемой подсистеме претерпевает изменения и управляющая подсистема, хотя бы в силу своей условной «выборности». Достижение общей цели – непрерывного развития обще ства как системы – становится возможным при координации и однонаправленности действий всех ее элементов. Осуществление управленческого воздействия предпола гает корреляцию отдельных характеристик субъекта и объекта управления. При этом возникают точки конфликта или компромисса, служащие катализатором изменений «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 128 Дискуссионный клуб существующей ситуации. Одной из важнейших задач управляющей подсистемы явля ется выбор лучшего способа воздействия на общество. Оптимальность в этом случае предполагает использование таких методов и инструментов управления объектом, которые позволят эффективно решать управленческие задачи, не превышая при этом определённых законом и моралью пределов вмешательства в жизнь общества, не дис криминируя граждан. Однако современные российские теории управления игнорируют эту особенность политического и экономического процесса, так как она требует из менения не только существующих моделей управленческого процесса, но и способа мышления людей, эту деятельность осуществляющих [10].

Отступление от указанных принципов функционирования системы управления порождает её дезорганизацию и стимулирует развитие противоречия между субъектом и объектом управления, получившего название «отчуждение». Дистанцирование на селения и власти является источником формирования и других уровней отчуждения.

Социальный разрыв субъекта и объекта управления, таким образом, закладывает распад во всех сферах национально-экономической системы. Так, А. Здравомыслов, Н. Лапин и Л. Беляева, анализируя исторический опыт советской экономики, выделяют семь уровней отчуждения [3]. Исходным является отчуждение населения от власти номен клатуры – узкой группы чиновников, занимавших ключевые посты. Номинальность выборов оставляла управленцев и их действия в «тени». Это позволяло номенклатуре функционировать по внутренним «правилам игры», соблюдение которых гарантировалось тайным механизмом материального и морального стимулирования. Разрастание числен ности чиновников низких уровней иерархии создавало особый «барьер» между властью и обществом, скрывая от порицания реальных представителей субъекта управления.

Развитие данного противоречия предопределило становление нового уровня отчужде ния – отчуждение работников от результатов своего труда посредством директивного установления цен. Обеспечение жизнеспособности планово-распределительной системы с фиксированными ценами поддерживалось уравнительностью заработной платы, прак тически не поднимавшейся выше прожиточного минимума, что существенно снижало качество труда и провоцировало развитие теневых экономических отношений. Так, доля национального дохода, изъятого из потребления и направляемого на накопление, за несколько лет 1970-х гг. увеличилась с 10 до 35–50%, а материальный быт трудящихся ухудшился. Западные исследователи отмечают, что в конце 1970-х гг. теневые доходы, включая легальные частные (которые не являлись законными), составили порядка 30% всех семейных доходов [12]. Ими же подсчитано, что ежегодно в этот период воровалось и продавалось по заниженным ценам порядка 4,3 млн т бензина, на самогоноварение расходовалось около 1 млн т сахара, объём продаж наркотических средств превысил 11 млрд руб. [4]. Общий объём теневого сектора оценивался ими в 30% от ВНП СССР, в нём было занято 18–20% рабочей силы, а уровень оплаты превышал средний по стране в 8–10 раз [12]. В результате сформировался третий уровень отчуждения – отчуждение труда, создающего стоимость, от его оценки, выражаемой в плате за труд.

Курс на сверхиндустриализацию, предполагающий переориентацию промыш ленности с производства потребительских товаров на производство средств произ водства, дал толчок отчуждению производства от потребностей общества. Если для представителей номенклатуры существовали официальные тайные каналы получения потребительских товаров, то остальная часть населения могла рассчитывать только на теневой рынок товаров и услуг. Исследователи отмечают, что «помимо практики неформальных обменов ещё со сталинской эпохи для советских граждан открылось неофициальное распределение, чёрный рынок, роль которого стремительно возрастала.

«Вторая экономика», став преемницей частного сектора 1920-х гг., расцвела буйным цветом, и хотя острота дефицита в середине 1930-х была несколько смягчена разви «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб тием лёгкой промышленности, реальные доходы граждан не росли, и поэтому товары оставались по-прежнему недоступными» [8]. Экономический рост в стране достигался за счёт «насильственного роста на основе искусственно создаваемых диспропорций», что оказалось чреватым «опасными последствиями, взрывом антагонистических противоречий в социалистическом обществе» [11].

Пятый уровень отчуждения проходит параллелью со всеми перечисленными уровнями и является как следствием, так и фактором их развития – это отчуждение общества от достоверной информации. Происходила подмена сведений о реальном положении дел в национальной экономике идеологическими максимами о необходи мости движения к коммунистическому будущему и требующегося для этого временного «жертвования» личным благополучием. Отсутствие свободы слова и выбора породили «бездуховность народного сознания, науки и личности» [3].

Примечательно, что средства, используемые для обеспечения жизнеспособности системы социализма и её функционеров, противоречили принципу недискриминации объекта управления. Так, массовые казни, отправка безвинных людей в лагеря и ссыл ки стали «эффективными мерами» по устранению противников избранного курса как в номенклатурной среде, так и в других социальных слоях общества.

К сожалению, существует позиция, оправдывающая насилие и рассматривающая его с точки зрения объективных методов реформирования. Транзитивные периоды, особенно революционно протекающие, характеризуются приоритетом силы над есте ственными законами исторической эволюции. К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривают насилие как средство классового господства, с помощью которого осуществляется первоначальное накопление капитала и разделение на собственников и наёмных ра бочих [5]. Но ими же отмечено, что «цель, для которой требуются неправые средства, не есть правая цель» [5].

За ХХ в. насилие укоренилось в сознании населения как эффективный метод управ ления, тем более что государство активно и открыто им пользовалось и пользуется. Это предопределило развитие криминальной формы теневой экономики как следствие упадка нравственности в обществе. Специфика смены формаций в России такова, что социализм внедрялся насильственно-революционным путём, а затем, будучи признанным неэф фективным в силу многолетнего экономического спада, тем же путём был преобразован в капитализм. Сегодня многие авторы связывают тотальную криминализацию экономики с «обесценением самой человеческой жизни», что позволяет применять «весьма жестокие методы борьбы за место под солнцем в новых условиях» [2]. Утрата обществом уверенности в личной безопасности индивидов является шестым уровнем отчуждения.

Исследователи отмечают, что в совокупности перечисленные формы образуют новую историческую форму «социального отчуждения… народа от труда, его средств и результатов, от власти и участия в управлении, от культуры и свободы, от много образия качеств личности и даже от самой жизни человека как высшей ценности».

В России начинается период автаркии, развитие замедляется и наступает самоотчуж дение общества от способности к развитию [3].

На фоне активизации теневых отношений в обществе формируется седьмой уровень отчуждения – самоотчуждение возрастающей части общественного труда от законных структур жизни общества. Современные реалии развития российской социально-экономической системы демонстрируют нарастание его мощи. Противо речия между объектом и субъектом управления усиливаются. Отсутствие у населения возможности принимать участие в разработке и исполнении управленческих решений, непосредственным образом затрагивающих его благосостояние, предопределило раз витие теневых отношений как механизма преодоления отрицательных последствий развития указанного противоречия. В ситуации экономического упадка сформи «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 130 Дискуссионный клуб ровалась «экономика выживания», основанная на бартере, взаимовыручке граждан и организаций, неформальной и рискованной занятости. В результате повседневные практики большинства россиян автономизировались от деятельности государства, что предопределило их неуправляемость и эксполярность на современном этапе. На фоне роста масштабов криминальной олигархии рост эксполярности представляет важней шую стратегию самозащиты. В. Радаевым и Р. Капелюшниковым теневые отношения рассматриваются как адаптационная реакция экономических субъектов на резкие ин ституциональные изменения, позволяющие компенсировать рост издержек, вызванный соблюдением формальных правил.

В свою очередь информационный вакуум между нововведениями в механизме экономической политики и повседневной хозяйственной практикой послужил базисом развития теневых отношений как возможности компенсировать отсутствие информации и попыток максимизации доходов вне формальных правил (уложений как неизвестных экономическому субъекту, так и неэффективных ввиду их структурного дисбаланса).

Наряду с этим использование субъектом управления дурных способов управления провоцирует рост административных барьеров. Действия экономического субъекта в рамках официального регламента влекут значительные расходы, способы уменьшить их он ищет в теневом секторе. Ясно, что устранение барьеров и создание благоприятных условий для развития бизнеса могли бы способствовать сокращению масштабов тене вых отношений. Этого мнения придерживается известный перуанский исследователь Э. Де Сото, утверждающий, что «готовность… действовать вне рамок закона в значи тельной степени есть результат рациональной… оценки издержек законопослушания»

[6]. На сегодняшний день в России существует более четырёх десятков государственных организаций, обладающих правом приостановления и запрета деятельности предпри ятия, что свидетельствует о значительном этатистском давлении. Сопротивление ему поглощает около 40% времени менеджеров. Сокращение административных барьеров позволит, по мнению Э. Де Сото, направить энергию и ресурсы экономических субъ ектов и граждан не на борьбу с государством, а на производительный труд.

Актуальны исследования «частоты и бремени коррупции», демонстрирующие, на сколько часто предприниматели вынуждены обращаться к «коррупционному ресурсу», а также каковы объёмы выплат за пользование этим ресурсом. По мнению Т. Фрая и А. Шляйфера, коррупция, количество «коррупционных обращений» предпринимате лей к чиновникам служат мерой отрицательного воздействия административных регла ментов на бизнес [9]. В результате проведенных ими опросов выявлено, что в России это бремя значительно выше, чем в остальных транзитивных странах.

По нашему мнению, это связано прежде всего с тем, что режим социализма в стра нах Восточной Европы был навязан извне и их население с меньшими моральными издержками восприняло трансформацию отношений собственности. Так, некоторые исследователи отмечают, что аналогичная российской модель рыночных преобразова ний в странах Балтии и Центральной и Восточной Европе имела больший успех в силу активного государственного контроля развивающихся рыночных отношений. Этому послужили указанные объективные предпосылки, например изначально негативное отношение населения к социализму и отстранение от власти бывших коммунисти ческих лидеров, их замена на новых политических деятелей, не дискредитировавших себя в предшествовавший период [2], люстрация работников политического сыска.

Можно говорить о достижении Восточной Европой особого социального компромисса при оценке необходимости существенных преобразований, что дало меньше теневых и коррупционных отношений.

В России же учредителями и активными пользователями рыночных реформ являют ся те, кто незадолго до начала трансформаций слыли ярыми сторонниками коммунизма «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб и преследователями либерально-буржуазных взглядов. Принятый курс реформ предпо лагал формирование прямо противоположной социализму системы государственного управления экономикой, характеризующейся минимальным участием государства.

В результате в отсутствие необходимого и адаптивного законодательства процесс транс формации приобрёл стихийный характер, государство как основной регулятор социально экономических отношений отошло на второй план, уступив место рыночным принципам, что не вполне соответствовало уровню развития объекта управления.

Отсутствие эффективных взаимосвязей между субъектом и объектом управления послужило одной из важнейших причин неэффективности перехода к рыночным от ношениям, поскольку базисы развития капитализма – институт частной собственности и институт эффективной её защиты, – в России сформирован так и не был. Отсутствие институциональной системы для поддержания и укрепления макроэкономического равновесия, неэффективность и непоследовательность государственной экономической политики, конфронтация полярных политических интересов во властных структурах заставляют собственника капитала постоянно опасаться возможного изъятия своего имущества (например, принудительное поглощение предприятия вследствие слабости антирейдерского законодательства). Идеи долгосрочного инвестирования на Родине чужды российскому менталитету. «Принудительное изъятие обычно и всегда ожидается, поэтому легальное обладание частной собственностью – источник беспокойства и опас ности для её владельца» [7]. В условиях «экспроприационного» управления экономикой постоянно воспроизводится стимул к теневым отношениям у всех категорий объекта управления, формируются агрессия по отношению к другим социальным слоям, стрем ление к изъятию чужой собственности, доходов или ресурсов. Состояние перманентного страха перед государством вынуждает предпринимателей стремиться к сокрытию части объектов, прибыли, недоинвестированию. Они несут значительные экономические ри ски. Интересное замечание высказывает Р. Капелюшников по поводу низкой защищён ности прав экономических субъектов на фоне достаточно эффективного российского законодательства: «… в российском контексте любые законы… начинают действовать не в автоматическом режиме, как подобает формальным институтам», а «… в зависимо сти от того, есть ли у заинтересованных сторон достаточно ресурсов, чтобы запустить их в действие или… заблокировать их применение» [1]. Безусловно, катастрофические последствия для национальной экономики могут повлечь действия представителей го сударственных структур, ответственных за формулировку и уточнение соответствующих законодательных норм, а также за контроль их исполнения и распространения в обще стве. Представители государства часто заинтересованы в отсрочке власти закона. Это приводит к формированию не развитых рыночных институтов, а экономики, функцио нирующей по принципу «грабящей руки». Государство стоит над законом и использует власть не для развития экономики и повышения благосостояния общества и граждан, а для исполнения корыстных целей частных лиц, эту власть представляющих.

В то же время современное общество трудно воспринимает управленческие инно вации. Это связано с тем, что теневые правила поведения в социально-экономической сфере долго интегрировались в хозяйственную жизнь и закреплялись в традиции как наиболее рациональные. Рост оборота теневого сектора, достигающий сегодня 50% от ВВП, означает приближение национальной системы к точке бифуркации, в которой она должна претерпеть кардинальные изменения, поскольку прежнее состояние пере стаёт удовлетворять требованиям объекта управления. При этом объект постепенно выходит из-под контроля субъекта управления, тем самым угрожая его существованию в нынешнем качестве. Участие индивидов в теневых отношениях означает неэффектив ность существующего институционального формата, представляющего собой узаконен ный порядок взаимодействия субъекта и объекта управления. Конфликт формальной «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 132 Дискуссионный клуб и теневой подсистем национальной экономики при большем развитии теневого сектора может привести к окончательной потере целостности национально-экономической системы. Учтём, что теневые отношения детерминированы неэффективностью государ ственного управления и либо являются следствием «зарегулированности экономики»

(период социализма), либо выступают результатом бесконтрольной деэтатизации.

Мы выявили, что теневые отношения выступают отчасти как протест со стороны управляемой подсистемы, что должно стимулировать качественную трансформацию управляющей подсистемы. В этом случае развитие противоречия между формальной и неформальной подсистемами национальной экономики способствует восстановлению равновесия системы, но на другом уровне, лучше отвечающем условиям и потребностям среды. Но приведение системы национального управления в новое качество, как было отмечено выше, зависит от совместных усилий субъекта и объекта управления, т. е.

от разрешения противоречия между объективной необходимостью придания публичного характера управлению и отчуждению общества от разработки и реализации управлен ческих решений. Указанные противоречия взаимосвязаны и взаимообусловлены.

При разработке механизма их разрешения необходимо помнить, что субъект управ ления, конечно, наделён руками объекта правом принимать решения и обеспечивать их исполнение, используя механизм принуждения. Однако он ограничен готовностью объекта управления подчиняться ему. Следовательно, управленческая деятельность, призванная воздействовать на общество посредством институтов публичной власти и обеспечиваю щая тем самым согласование разнородных интересов, объективно содержит потенциал развития противоречия элементов управляющей и управляемой подсистем.

Литература 1. Капелюшников Р. Где начало того конца? // Вопросы экономики. – 2001. – № 1. – С. 148.

2. Красникова Е.В. Парадоксы экономического развития России 20–21 вв. – М.:

ЗАО «Издательство «Экономика», 2009. – С. 150.

3. Кризисный социум. Наше общество в трёх измерениях / под ред. Н.И. Лапина, Л.А. Беляевой. – М., 1994. – С. 63–69.

4. Кудров В., Тремль В. Достоинства и недостатки западной экономической со ветологии // Вопросы экономики. –2000. – № 11. – С. 71.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 39. – С. 35.

6. Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. – М.: Catallaxy, 1995. – С. 178.

7. Родоман Б. Идеальный капитализм и реальная российская экономика / Куда идёт Россия? Кризис институциональных систем: век, десятилетие, год / под общ. ред.

Т.И. Заславской. – М.: Логос, 1999. – С. 420.

8. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город / пер. с англ. – М.: РОССПЭН, 2001. – С. 73–74.

9. Фрай Т. Коррупция в Польше и России // Электронный журнал ЮСИА.Т. 3.

Ноябрь 1998 г. Режим доступа: http://usinfo.state.gov/journals/ites/1198/ijer/frye.htm 10. Якунин В. Теоретические аспекты проблемы эффективности государственного управления // Власть. –2006. – №. 8.

11. Economic Trends in the Soviet Union. Cambridge, 1963. – Pp. 279–371.

12. Grossman G. Roots of Gorbachevs Problems: Private Income and Outlay in the Late 1970-s. In: Joint Economic Committee. US Congress. Gorbachevs Economic Plans. Wash., GPO,1987, part 1.

Статья поступила в редакцию 8 декабря 2010 г.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб Зотов Ф.П., ОСОБЕННОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ к. э. н., доцент кафедры управ ления качеством УГЛТУ Семенцов А. Б., В предпринимательской среде сложилось устойчивое мнение, что модернизация хозяйственно-экономической к. т.н., ведущий консультант деятельности предприятий касается исключительно техно ООО «Школа эффективного бизнеса» логических инноваций либо компьютеризации и установ ления автоматизированных систем обмена информацией.

Принято считать, что для внедрения технологической ин новации требуется разработать финансово-экономическое обоснование, создать и спланировать выполнение пилот ного проекта, найти инвесторов и ресурсы, провести ис пытания и сертификацию. Однако из внимания выпадает ещё одна сторона модернизации, а именно модернизация управления предприятием и управления производством.

Для модернизации управления на промышленном пред приятии также требуются инвестиции, но промышленным предприятиям вполне по силам решать задачу модерни зации управления без получения субсидий, долгосрочных кредитов, гарантий и иных форм внешней поддержки.

Применение модели «всеобщее управление качеством» как механизм модернизации управления на промышленном предприятии Модель «всеобщее управление качеством» основана на цикле PDCA Дёминга–Шухарта (Plan (планируй), Do (действуй), Check (проверяй), Action (воздействуй)).

С позиций модели «всеобщее управление качеством»

целенаправленная реализация каждого цикла PDCA пред полагает активизацию всех управленческих функций для решения очередной управленческой проблемы, что тракту ется как шаг к достижению главной стратегической цели.

Эта технология изложена в форме принципов и тре бований последней версии международного стандар та ISO 9001:2008 и предназначена для модернизации управления предприятием в области качества, которая включает модель модернизации производственного управ ления [3].

Ключевые слова: управление Применение модели «всеобщее управление каче промышленным предприяти ством» становится практикой управления на российском ем, управленческая техно логия, модель «всеобщее промышленном предприятии после того, как его руко управление качеством», си- водством принимается решение развернуть эту модель стема менеджмента качества, в систему менеджмента качества (СМК). Применение система «бережливое про СМК в краткосрочном аспекте призвано достигать пред изводство», система «шесть сказуемого и стабильного уровня качества выпускаемого сигм», интеграция применения продукта, который позволит удовлетворять как специфи управленческих технологий «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 134 Дискуссионный клуб цированные (установленные), так и предполагаемые (неустановленные) ожидания потребителя.

В долгосрочном аспекте управление посредством СМК призвано достигать главную стратегическую цель деятельности предприятия на основе принципа непрерывного улучшения. Представляется, что установленная на предприятии СМК будет последо вательно работать на главную стратегическую цель предприятия, когда реализованы следующие стартовые условия:

руководство определилось с главной стратегической целью предприятия;

руководство заявило о своем намерении достигать главную стратегическую цель через приверженность качеству;

руководство предприятия согласилось, что только СМК обеспечит движение предприятия к достижению поставленной цели;

предприятие выходит на конкурентные рынки, что требует с полной серьёз ностью относиться к категории качества;

руководство достаточно амбициозно, ставя перед предприятием главную стратегическую цель;

руководство понимает назначение и механизм управления предприятием по средством СМК.

Эти условия требуют сознательного установления на предприятии системы ме неджмента качеством. Известны случаи, когда СМК не становится полноценным движителем предприятия к поставленной стратегической цели. Развернув СМК, высшее руководство промышленных предприятий заявляет об отсутствии улучшения показателей хозяйственно-экономической деятельности [4]. Можно предположить, что причины упомянутых заявлений следующие:

во-первых, далеко не полное и не последовательное использование возмож ностей рассматриваемой управленческой технологии;

во-вторых, остаются непонятыми назначение применения СМК в управлении предприятием;

в-третьих, допускается противопоставление одной управленческой технологии другим;

в-четвертых, собственниками многих предприятий не была поставлена главная стратегическая цель.

О том, что применение СМК на предприятии даёт полноценную отдачу, может свидетельствовать изменение отношения к менеджменту предприятия в благоприятную сторону от:

законодателей в лице надзорных органов по фактам их проверок;

владельцев и персонала по ощущениям качественных изменения в стиле руководства;

потребителей, повысивших рейтинг предприятия с точки зрения надёжности;

общества, получающего через СМИ больше положительной информации и изменившего репутацию предприятия.

Применение параллельных управленческих технологий как механизма ускорения модернизации управления Исследования показывают, что наибольшую популярность в последнее время по лучила управленческая технология, известная как система «шесть сигм» [5]. Эта техно логия модернизации производственного управления основана на цикле DMAIC (Define (oпределение), Measure (измерение), Analyse (анализ), Improve (cовершенствование) and Control (контроль)). Система «шесть сигм» предлагает методологию снижения «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб вариабельности процессов, задействованных в потоке обработки материалов, и, как следствие, снижения дефектности конечного продукта.

В последнее время систему «шесть сигм» всё чаще рекомендуют к применению в сочетании с инструментами другой управленческой технологии, известной как система «бережливое производство». И это интегрирование не вызывает возражений у сторон ников обеих технологий. Cистема «бережливое производство» основана на установлении непрерывного однопредметного потока обрабатываемых материальных ценностей [6].

Непрерывный однопредметный поток сопряжён с производственным тактом, который определён как производная величина от затрачиваемого рабочего времени и скорости процесса продаж конечной продукции.

Применение рассматриваемых управленческих технологий вызвано рядом огра ничений. Система «шесть сигм» непосредственно не нацелена на повышение скорости процессов. В свою очередь система «бережливое производство» не может добиться статистической управляемости процессов. Каждая из этих технологий в отдельности не управляет финансовыми, административными и человеческими ресурсами, мони торингом и измерениями, продажами и маркетингом, управленческими функциями.

Такую базу предусматривает только модель «всеобщее управление качеством».

Противопоставление системы «бережливое производство»

и модели «всеобщее управление качеством»

В практике управления предприятием достаточно часто наблюдаются случаи, когда в дополнение к внедренной СМК высшее руководство предприятия принимает решение применять другие управленческие технологии. Установлено, что представитель высшего руководства предприятия в области качества не участвует в этом решении.

Установлено, что противопоставление этих технологий стало повсеместным явлением в практике управления российским промышленным предприятием. В организационных структурах предприятий отмечены отдельные подразделения, одно из которых занима ется модернизацией управления в области качества, включая вопросы внешней серти фикации, а другое – вопросами модернизации производственной системы посредством внедрения элементов системы «бережливое производство», включая проекты улучше ний на основе философии концепции «кайдзен» [7].


Примером противопоставления может служить предприятие ОАО «Стройдормаш» (г. Алапаевск), где создана служба качества и параллельно введена должность руководителя, ответственного за проекты «бережливого производства» [8]. На другом известном уральском предприятии – ОАО «Каменск-Уральский металлургический завод» (г. Каменск-Уральский) – служба каче ства также функционирует изолированно от «офиса бережливого производства» [9]. На блюдениями установлено, что между упомянутыми службами полностью отсутствовали служебный информационный обмен, а также совместная деятельность в достижении главной стратегической цели этих предприятий.

Ведущие провайдеры в области современных управленческих технологий как в во просах применения «всеобщего управления качеством», так и в вопросах применения «бережливого производства» поддерживают такое разделение и изоляцию. Аудит систем менеджмента качества никогда не обращает внимание руководства аудируемых предпри ятий на риски снижения эффективности от параллельного проведения модернизации управления. Со своей стороны, апологеты системы «бережливого производства», такие как, например, известный провайдер McKinsey&Company, принципиально настаивают на необходимости разделения проектов внедрения «бережливого производства» и мо дернизации управления в области качества [10].

Представляется, что такое разделение является серьёзной управленческой ошибкой в программах модернизации производственного управления. Не секрет, что многие «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 136 Дискуссионный клуб проекты по внедрению систем «бережливого производства», «шесть сигм», всеобщей оптимизации производства и других современных технологий не получают развития на российских промышленных предприятиях. Часть из проектов остановлена, как, например, на ОАО «Каменск-Уральский металлургический завод», о котором уже нет официальных сведений [9]. Другая часть проектов существует формально, как, на пример, на ОАО «ПМЗ-Авиадвигатель» (г. Пермь). Касательно области управления качеством известно, что ОАО «ПМЗ-Авиадвигатель» продолжает совершенствовать СМК, доведя её до соответствия требованиям ОАО «Газпром» [11].

Следует отметить, что останов проектов модернизации управления на промыш ленных предприятиях не является исключительно российской особенностью. Любой проект организационных преобразований сопровождается достаточным числом рисков и опасностей. Многое определяется суммой общеорганизационных факторов, их со четанием в конкретный момент развития проекта. Известно, что в основах системы «бережливого производства» заложены принципы, которые предъявляют особые требо вания к управлению предприятием. Эти принципы часто игнорируются или внедряются половинчато. Со временем они перестают работать и в сочетании с иными дополняю щими обстоятельствами приводят к фактическому останову проектов. Имеются в виду принципы, которые делают систему «бережливое производство» уникальной системой улучшения производительности, себестоимости и качества. Большая часть принципов сочетается с принципами, заложенными в модели «всеобщее управление качеством».

Рассмотрим для примера два принципа, а именно: принцип стандартизированной работы и принцип непрерывного улучшения.

Реализация принципа стандартизированной работы. Принцип стандартизированной работы является одним из краеугольных камней системы «бережливого производства».

Он передаёт идею действий людей, регулируемых добровольно принятыми нормами и выполняемыми в соответствии с предписаниями.

Реализация принципа стандартизированной работы на промышленном пред приятии предполагает наличие определённой инфраструктуры и компетенций. Под инфраструктурой понимается система документационного обеспечения управления производством, а под компетенциями – люди, которые инициируют разработку, вери фикацию, распространение и актуализацию стандартов на предприятии. Малые и мно гие средние предприятия такой инфраструктурой не обладают. Проект «бережливого производства» не предусматривает ресурсов по созданию инфраструктуры и компетен ций, предполагая, что на предприятии они обязаны существовать. Модель «всеобщее управление качеством» предусматривает реализацию принципа стандартизированной работы посредством процедуры управления документацией как одной из важнейших общесистемных процедур.

Реализация принципа непрерывного улучшения. Принцип непрерывного улучшения является не просто частью системы «бережливого производства», прежде всего он рас сматривается как руководящий постулат всего управления «по-японски». Если удаётся реализовать принцип непрерывного улучшения, то организационные особенности перестают быть сдерживающим фактором достижения главной стратегической цели.

Реализация принципа непрерывного улучшения предполагается на основе внутренних ресурсов. Модель «всеобщее управление качеством» предусматривает такой ресурс, который выражается в запуске механизма внутренних аудитов СМК.

Роль сертификации в процессе модернизации управления предприятием Возможность добровольной сертификации управления предприятием часто рас сматривается как фактор, дискредитирующий идеи «всеобщего управления качеством».

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб Многие руководители предприятий, устанавливая систему менеджмента качества, под черкивают, что делают это ради внешней оценки. Следует обратить внимание на две причины. Первая причина – объективная. Модель «всеобщее управление качеством»

предусматривает возможность подтвердить установление СМК сертификатом, и эта особенность стала популярной. Вторая причина носит субъективный характер и со стоит в том, что многие руководители отождествляют наличие системы менеджмента и соответствующего сертификата с полным отсутствием дефектности в производимой предприятием продукции. Разумеется, что ни наличие сертификата, ни его отсутствие не являются свидетельством работающей системы менеджмента. Однако сам сертифи кационный процесс является безусловной ценностью. Получение минимум один раз в год объективной оценки своей СМК без политического лавирования и сглаживания подтверждает, что предприятие результативно поддерживает управление в рамках систе мы. Независимая оценка СМК со стороны органа по сертификации является важным сопутствующим моментом в модернизации управления предприятием. Аналогичные попытки создания механизма внешней оценки результативности систем «бережливого производства» и «шести сигм» не получили большого распространения.

Литература 1. Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России.

Режим доступа: http://www.i-russia.ru/sessions/(дата обращения: 25.07.2010).

2. Указ Губернатора Свердловской области от 04.02.2010. № 80-УГ «О Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики Свердловской области». Ре жим доступа: http://www.amisharin.ru/work/order/pg1/106/(дата обращения: 25.07.2010).

3. ISO 9001:2008. Системы менеджмента качества. Требования. Режим доступа:

http://www.iso.ch. (дата обращения: 23.09.2009).

4. Несиоловский А.О. Об интеграции концепции «бережливое производство»

и стандартов ISO серии 9000//Методы менеджмента качества. – 2010. – № 2. – С. 9–10.

5. Шесть сигм в России. Режим доступа: http://www.six-sigma.ru/page_79.html (дата обращения: 15.06.2010).

6. Лайкер Дж., Майер Д. Практика Дао Тойота: Руководство по внедрению прин ципов менеджмента Тойота. – 2-е изд. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007.

7. Имаи М. Гемба Кайдзен: Путь к снижению затрат и повышению качества. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.

8. ОАО «Стройдормаш» – качество. Режим доступа: http://www.zavod-sdm.ru/rus/ catalog/quality/(дата обращения: 25.07.2010).

9. ОАО «КУМЗ» – cистема качества. Режим доступа: http://www.kumz.ru/sertifikati (дата обращения: 25.07.2010).

10. McKinsey&Company – московский офис. Режим доступа: http://www.mckinsey.

com/locations/moscow/index.aspx (дата обращения 15.06.2010).

11. ОАО «ПМЗ-Авиадвигатель» – сертификаты и лицензии. Режим доступа: http:// www.avid.ru/pr/news/933/(дата обращения: 25.07.2010).

Статья поступила в редакцию 18 января 2011 г.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 138 Дискуссионный клуб Джамай Е.В., КАКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНА ДЛЯ РОССИИ?

д. э. н., профессор кафедры «Производственный ме неджмент» «МАТИ» – Рос В последнее время в научных и политических кругах сийского государственного технологического универси- идёт активное обсуждение проблемы развития экономики тета им. К. Э. Циолковского, России по инновационному пути на основе модернизации доцент, dzhamay@inbox.ru высокотехнологичных и наукоёмких отраслей. В отече ственной и зарубежной научной литературе существует достаточно большое число публикаций, посвящённых как вопросам модернизации, так и проблемам построения эффективной национальной инновационной системы. При этом отсутствует однозначное понимание, во-первых, что такое модернизация и чем она отличается от инновацион ного развития, во-вторых, что важнее сегодня для россий ской экономики – модернизация или инновационное раз витие и, в-третьих, какое из этих направлений наилучшим образом вписывается в существующую систему реалий.


Зарубежные экономисты [1] создали формальную теорию шумпетерианского экономического роста. Эта теория основана на том, что в странах, которые отстают по уровню производительности от передовых технологи ческих держав, выгоднее заниматься модернизацией, т. е.

копировать современные технологии, а в развитых стра нах выгоднее заниматься инновациями. Однако вряд ли в России возможен экономический рост до тех пор, пока не появятся инновации, которые запустят новый шумпе терианский цикл [2].

Существуют и другие научные взгляды по поводу дальнейшего развития России. В работе [3] аргумен тирован тезис о необходимости реализации стратегии догоняющего развития, которая, исчерпав себя через 15–20 лет, выведет экономику на путь инновационного развития. Согласно гипотезе об инновационной паузе, которая предоставляет новые возможности для сокраще ния отставания от передовых стран, сегодня наблюдается существенное снижение эффективности потока техноло гических инноваций [4]. С другой стороны, сама стратегия развития экономики России по инновационному пути до сих пор вызывает споры по поводу того, что для нас первично: модернизация или инновации [5].

По нашему мнению, обосновывать выбор между модернизацией и инновациями сегодня бессмысленно, Ключевые слова: высокотех- необходима реализация организационно-экономической нологичные и наукоемкие от- концепции инновационной модернизации, направлен расли, модернизация, иннова- ной на получение синергетического эффекта от симбиоза ционное развитие, стратегия модернизации и инновационного развития. Догоняющее догоняющего развития развитие имеет смысл, естественно, лишь в контексте «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб социально-экономической отсталости [6], так как пределы догоняющего развития не без граничны. Существует и такое понятие, как обгоняющая модернизация, под которой понимается инновационное развитие, а сама модернизация рассматривается в комплекс ном сочетании модернизаций технологической, социальной и политической. Стратегия догоняющего развития не всегда эффективна, и даже при достижении поставленных в ней целей обозначенные ориентиры оказываются отброшенными далеко вперёд.

В работе [7] речь идёт о трёх моделях модернизации: модель догоняющей ре сурсосберегающей модернизации (устранение значимого отставания от состояния модернизированного объекта), модель развивающей модернизации (комплекс эко номической, технико-технологической, кадровой и иной деятельности, приводящей к переходу на более высокий технологический уклад) и модель опережающей модер низации (в стратегических планах должны устанавливаться перспективные требования для вновь создаваемой продукции).

Обращаясь к теоретическим понятиям категории «модернизация», можно выявить множество его определений с одинаковой сущностью. Это обусловлено тем, что само понятие «модернизация» имеет очень глубокие корни, а понятие внутренней сущности модернизации настолько дифференцировано, что практически любые процессы, проте кающие в обществе, можно отнести к модернизационным. Модернизация – это усовер шенствование, улучшение, обновление объекта, приведение его в соответствие с новыми требованиями и нормами, техническими условиями, показателями качества (в данном случае модернизируются в основном машины, оборудование, технологические процессы).

Анализ и обобщение определений модернизации в трудах отечественных и за рубежных учёных позволили установить два принципиально различных подхода к её пониманию: как локальный процесс усовершенствования конструкции машин и как широкий процесс внедрения новых подходов или улучшения существующих, совер шенствования явлений экономической и социально-политической жизни (теория мо дернизации). В первом понимании модернизация опосредует узкий, технократический подход и не отражает особенностей современного этапа научно-технического прогресса.

Во втором случае процесс модернизации трактуется как универсальный и глобальный, в ходе которого традиционные общества становятся индустриально развитыми. Пост модернисты определяют модернизацию как изменение системы интересов, ценностей и приоритетов в параметрах заданного вектора развития мирового сообщества. Модер низация промышленности связывается с активным использованием инновационного потенциала и возможностями транснационализации производства. Поэтому в рамках общей теории модернизации необходимо выделение инновационной модернизации как экономического и управленческого понятия в широком спектре направлений, методов и форм социально-экономических изменений, в качестве объекта которой должны выступать высокотехнологичные и наукоёмкие отрасли экономики.

Важность и приоритет инновационной модернизации высокотехнологичных и наукоемких отраслей перед другими вариантами развития экономики определяются закономерностями научно-технического прогресса современного общества. На основе исследования тенденций развития отечественных и зарубежных высокотехнологич ных и наукоёмких отраслей можно сформировать необходимые предпосылки для реализации их инновационной модернизации. Инновационная модернизация должна реализовываться в соответствии с долговременными программами, планами и стра тегиями развития всех высокотехнологичных и наукоёмких отраслей, а также опира ясь на основные постулаты Стратегии социально-экономического развития России до 2020 года [8, 9] и Стратегии инновационного прорыва России до 2050 года [10]1.

1 Вот что писал об этом один из лучших отечественных предпринимателей XIX в. Н. Некрасов:

«Жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе». – Ред.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 140 Дискуссионный клуб Инновационная модернизация должна быть направлена на развитие и постоянное поддержание на высоком уровне инновационной активности всех без исключения субъектов высокотехнологичного и наукоёмкого сектора экономики.

Литература 1. Агийон Ф., Хоуит П. Экономика роста. – 2009.

2. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. – М.: Экономика, 1989.

3. Полтерович В.М. О стратегии догоняющего развития для России // Экономи ческая наука современной России – 2007. – № 3.

4. Полтерович В.М. Гипотеза об инновационной паузе и стратегия модернизации // Вопросы экономики. – 2009. – № 6.

5. Гуриев С.М. Модернизация или инновации: что важнее для экономики Рос сии?//Forbes. – 2010. – 22 нояб.

6. Мау В.А. Экономико-политические итоги 2001 года и перспективы устойчивого экономического роста // Вопросы экономики. – 2002. – № 1.

7. Лаврентьев В.А. Технологическая модернизация организационной структуры и функций интегрированных наукоёмких предприятий // Проблемы теории и практики управления, Москва. – 2009. – № 10.

8. Глазьев С.Ю. Стратегия и концепция социально-экономического развития России до 2020 года: экономический анализ // Агентство политических новостей. – 2010. – 30 нояб.

9. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации // Проект МЭРТ РФ, 2007.

10. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия 2050: стратегия инновационного прорыва. – М.: Экономика, 2005.

Статья поступила в редакцию 12 апреля 2011 г.

ИНТЕГРИРОВАННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ ПЕРСОНАЛА.

Цели – стратегии – инструменты (Пер. 11-го нем. издания) Автор – Хильб М.

Объем – 256 стр., переплет Книга является самым популярным в Германии и Европе учебным пособием по современному подходу к управлению пер соналом, в котором обосновывается новый тип взаимоотноше ний в организационной среде фирмы: «сетевой руководитель – сопредприниматели», раскрываются принципы целостного взгляда на реализацию всех функций управления персоналом как самого главного ресурса предприятия.

В книге рассматриваются комплексные концепции менеджмента: инновационная культура и интегрированный подход, циклы работы с персоналом, а также коммуни кации для интеграции менеджмента персонала.

Книги можно приобрести:

в Интернете: www.5В.ru;

по почте: (495) 963-19-26;

964-97-57;

за наличный расчет в г. Москве в магазине «Сигма»: (499) 168-63-46;

курьерской доставкой по г. Москве: (499) 148-95-62;

148-99- «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб Плетнёва Н.П., К ВОПРОСУ О КОНВЕРГЕНЦИИ КОНТРОЛЛИНГА И МЕНЕДЖМЕНТА к. т. н., доцент кафедры управления качеством КАЧЕСТВА Мордовского университета В первом номере журнала за 2011 г. опубликована статья А. С. Муратова и И. П. Поварич «Конвергенция контроллинга и менеджмента качества» [1]. В связи с тем что подход к управлению организацией на основе менед жмента качества становится всё более актуальным [2], в том числе и в России, мы хотели бы высказать некоторые соображения по данному вопросу.

Подход к управлению организациями на основе менеджмента качества сформировался не «в последнее десятилетие», как считают авторы [1], а значительно раньше. Первая редакция международных стандартов ИСО серии 9000, объектом стандартизации в которых являлись системы качества, выпущена в 1987 г. Нельзя также согласиться с утверждением авторов о том, что «контроллинг фокусирует свое внимание на согласовании функций управления, интересов, целей, а менеджмент ка чества – на согласовании свойств процессов, результатов.

Контроллинг не пересекается с проблематикой менед жмента качества, и наоборот». Достаточно познакомиться с содержанием стандарта ИСО 9004:2009, чтобы понять, что менеджмент качества охватывает не только свойства процессов, но и стратегию и политику организации, фи нансовые ресурсы, инфраструктуру организации, а также процессы мониторинга, измерения, анализа всех областей деятельности организации, входящих в систему качества.

Вызывает также сомнения необходимость пред принятого авторами [1] «проведения различий» между понятиями «менеджмент» и «управление»: «если система ориентирована в большей степени на внешнее воздей ствие – это система управления, а если на самооргани зацию, саморазвитие – система менеджмента». В соот ветствии со стандартами ГОСТ Р ИСО 9001:2008 и ИСО 9004:2009 система качества ориентирована как на самораз витие (постоянное улучшение), так и на взаимодействие с внешними заинтересованными сторонами (см. модель системы качества, приведенную на рис. 1 в тексте стандар тов). Тогда, если пользоваться критериями авторов статьи, систему качества следует отнести к системам управления или менеджмента?

Вызывает также удивление утверждение авторов ста Ключевые слова: контрол тьи [1] о том, что «до настоящего времени единой точки линг, менеджмент качества, зрения по составу функций управления на предприятии организация, стандарт «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, 142 Дискуссионный клуб не выработано». Напомним о том, что в 1980-х гг. в СССР был разработан комплекс государственных стандартов «Управление производственным объединением и про мышленным предприятием», устанавливавший общие для отраслей промышленности положения и требования по построению и функционированию системы управления объединением и предприятием. Важнейшие положения и требования по построению и функционированию системы управления объединением и предприятием, установ ленные в комплексе стандартов, были апробированы на ряде передовых предприятий различных отраслей промышленности и крупных регионов страны. ГОСТ 24525.0– «Управление производственным объединением и промышленным предприятием» вы деляет следующие важнейшие функции управления предприятием: прогнозирование и планирование;

организацию работы;

координацию и регулирование;

активизацию и стимулирование;

контроль, учет и анализ. Данные функции управления были при няты за основу в Комплексной системе управления качеством продукции (КСУКП), созданной коллективом авторов под руководством профессора А. В. Гличева и по лучившей широчайшее распространение в СССР в 70–80 гг. прошлого столетия [3].

Авторы [1] утверждают, что «международные стандарты на системы менеджмента качества слабо адаптированы к системам управления российских предприятий». А мо жет быть, наоборот? И далее: «Вместо обновленной системы управления (контроллинга) предприятием имеем ещё одну подсистему управления». Так сколько же подсистем управления на предприятии? По нашему мнению – одна [4].

Далее авторы [1] задаются вопросом: «Возможно ли взаимопроникновение систе мы контроллинга и системы менеджмента качества?» Хотелось бы обратить внимание авторов на то, что стандарты ИСО серии 9000 редакции 2000 г. включают три документа (ИСО 9000:2000, ИСО 9001:2000 и ИСО 9004:2000). Название серии даётся авторами с искажениями: «Системы менеджмента качества. Руководство (правильно – реко мендации) по улучшению деятельности». В настоящее время указанные стандарты отменены вследствие выпуска в 2008 г. новой редакции данных документов.

Авторы [1] приводят модель системы менеджмента качества (модель EFQM). Мо дель системы менеджмента качества приводится в стандартах ИСО 9001:2008 и ИСО 9004:2009. Достаточно заглянуть в указанные документы, чтобы понять, что данная модель не является моделью EFQM (моделью делового совершенства).

Затем в [1] излагаются подходы к объединению («конвергенции») системы кон троллинга и системы менеджмента качества. По мнению авторов, «основные результаты работы должны трансформироваться в ощущаемой всеми и всем понятный критерий эффективности работы. Таковым может стать «уровень жизни» или «качество жизни»

персонала и всех заинтересованных лиц». Анализ приведенной точки зрения указывает, к сожалению, на весьма приблизительное, иллюзорное представление о функциони ровании системы управления реального производственного предприятия. Авторы [1] пишут о том, что «определены условия конвергенции концепции контроллинга и концепции менеджмента качества». Вопрос о переходе от «концепций» к системам управления остаётся открытым.

Наши выводы в полной мере подтверждаются рассуждениями авторов [1] о «гар моничном производстве» и «гармонизации производства», а также о путях построения единой системы контроллинга на предприятии в виде совокупности матриц. Каким образом данная система матриц будет вписываться в существующую систему управ ления предприятием, понять невозможно.

Список литературных источников, прилагаемый к статье, включает работы по кон троллингу, финансовому менеджменту, управлению металлургическим производством, горным производством. К сожалению, нет ни одной монографии или учебника по ме неджменту качества.

«Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Дискуссионный клуб Литература 1. Муратов А.С., Поварич И. П. Конвергенция контроллинга и менеджмента ка чества // Менеджмент в России и за рубежом. – 2011. – № 1. – С. 135–142.

2. ISO 9004:2009 «Managing for the sustained success of an organization. – A quality management approach».

3. Гличев А.В. Основы управления качеством продукции. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2001.

4. Сажин Ю.В. Анализ результативности систем менеджмента качества в России / Ю.В. Сажин, Н.П. Плетнёва // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 2008. – № 11 (49). – С. 97–100.

Статья потупила в редакцию 21 марта 2011 г.

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ АНАЛИЗ И ОЦЕНКА БИЗНЕСА Учебное пособие (Пер. 2-го англ. изд.) Автор – Кэхилл М.

Объём – 432 стр., переплет Книга содержит системный и практический под ход к анализу инвесторами финансовой стороны бизнеса компаний. Раскрываются необходимые финансовые ин струменты для собственников бизнеса, которые позволяют определить, как компания будет оцениваться в случае ее продажи.

Среди ключевых вопросов: генерация прибыли, роль рисков, влияние на биржевую стоимость акций компании, укрепление финансового состояния и раскрытие перспек тив, алгоритм принятия организационных решений и др. Представлены практические ситуации, расчеты, контрольные вопросы.

Материал, базирующийся на МСФО, предназначен для студентов экономических специальностей, аспирантов и преподавателей, а учитывая его практическую на правленность, будет полезен руководителям, финансовым менеджерам и работникам экономических служб компаний различного профиля, аудиторам и консультантам.

Книги можно приобрести:

в Интернете: www.5В.ru;

по почте: (495) 963-19-26;

964-97-57;

за наличный расчет в г. Москве в магазине «Сигма»: (499) 168-63-46;

курьерской доставкой по г. Москве: (499) 148-95-62;

148-99- «Менеджмент в России и за рубежом», № 5, Уважаемые читатели!

Вы можете оформить адресную подписку на 2012 г. на журнал «Менедж мент в России и за рубежом» в редакции (на полугодие – 4935 руб.;

на весь год – 9870 руб.), для чего вышлите нам заявку на получение счёта, в которой обязательно укажите полное наименование организации (Ф.И.О. покупате ля), ИНН, КПП, юридический и почтовый (с индексом) адреса, контакт ный телефон (с кодом) по адресу: 121096, Москва, а/я 58, «Финпресс» или электронной почтой opt@dis.ru.

Вы также можете подписаться на журнал в любом почтовом отделении.

Индексы по каталогу агентства «Роспечать» – 80965 (полугодие), 80966 (год);

по каталогу «Пресса России» – 38867 (полугодие), 34097 (год);

по каталогу «Почта России» – 99688 (полугодие), 61954 (год).

Наши банковские реквизиты (для адресной подписки в издательстве):

ИНН 7708085519 КПП 770801001 ЗАО «ФИНПРЕСС»

р/сч. 40702810900031062641 в ОАО «УРАЛСИБ»

г. Москва, кор./сч. 30101810100000000787 БИК 044525787.

Справки о поступлении денежных средств за подписку и об отправке номеров журнала по тел.: (499) 168 39 39, (495) 964 97 57.

Главный редактор Издательство «Финпресс»

Хачатуров А.Е., д. э. н., профессор Зам. главного редактора Адрес редакции:

Белковский А.Н.

107392, г. Москва, ул. Просторная, 4.

Почтовый адрес: Ответственный секретарь 121096, г. Москва, а/я 58. Федотова С.Ю.

Тел.: (499) 148 81 34, Полное или частичное воспроизведение или (499) 148 99 70 (по вопросам размножение каким либо способом материа размещения рекламы).

E mail: red@dis.ru лов, опубликованных в журнале, допускается только с письменного разрешения издатель Web сайт: http://www.dis.ru ства «Финпресс».

Рег. свидетельство ПИ № 77 3891 от 30.06. © Издательство «Финпресс», 2011 Цена свободная Подписано в печать 31.08.2011.

Тираж 5200 экз. Объём 9 п. л. Формат 70 108/16. Отпечатано с готового оригинал макета в типографии газеты «Красная звезда».

Заказ № ЗАО «Финпресс». 121096, г. Москва, а/я 58.

Тел.: (499) 148 81 34.



Pages:     | 1 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.