авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«Институт банкротства: становление, проблемы, направления реформирования Москва 2005 УДК [347.736+658.168](470+571) ББК 65.290 ...»

-- [ Страница 5 ] --

По истечении срока внешнего управления на смену внешнему может прийти конкурсный управляющий, основной задачей кото рого является продажа имущества предприятия банкрота. В каче стве наиболее распространенного из допускавшихся конкурсными управляющими нарушений можно указать реализацию имущества по заниженным ценам.

В рамках конкурсного производства на Петрозаводском авиа предприятии управляющий Михаил Мордашов «весьма своеоб разно» провел продажу имущества, вошедшего в конкурсную мас су. Например, вертолеты Ка 26 были оценены в 70 тыс. руб. (при рыночной стоимости 20—50 тыс. долл. США).

Что же касается основных «заказчиков» процедур банкротства, направленных на захват бизнеса предприятия (т.е. фактически вы годоприобретателей), то во многих случаях ими являлись крупные профильные бизнес группы. Банкротство в этом случае выступало лишь как один из наименее затратных вариантов интеграции в структуру объединения новых предприятий и мощностей. За пери од действия Второго закона в разных отраслях были созданы це лые империи, состоящие из несостоятельных заводов.

Например, владельцы группы «Евроазметалл» за два года смог ли сформировать путем введения внешнего управления на интере Волков А., Гурова Т., Титов В. Санитары и мародеры. – Эксперт, № 8 от 1.03.1999.

Бутрин Д. Неуправляемый управляющий. – Деньги, № 32 от 16.08.2000.

сующих их предприятиях мощнейший металлургический альянс с оборотами около 2 млрд долл. США в год.

Помимо частных структур, активными участниками «странных»

банкротств нередко также являлись региональные администрации, стремившиеся к перераспределению контроля над предприятиями региона в свою пользу. При этом соответствующие процедуры ис пользовались местными властями как в качестве средства пере хвата управления предприятиями, принадлежащими федерально му центру и частным инвесторам, так и в качестве инструмента «защиты» подконтрольных им (формально и фактически) предпри ятий от сторонних кредиторов.

Следует заметить, что если бизнес структуры при осуществле нии заказных банкротств опирались, прежде всего, на арбитраж ных управляющих, то местные власти кроме этого могли «зару читься поддержкой» арбитражных судов, поскольку последние, как правило, зависимы от региональных органов власти. Разумеется, согласно российскому законодательству все арбитражные суды находятся в федеральной юрисдикции и вследствие этого не должны быть подвержены влиянию местных администраций. Одна ко на практике недостаточное федеральное финансирование ар битражных судов и расстояние (как политическое, так и физиче ское) от федерального центра делает арбитражные суды в высокой степени зависимыми от региональных властей.

Активными сторонниками региональных администраций в борь бе с федеральным центром и внешними инвесторами обычно яв лялись менеджеры предприятий. Региональные лидеры были за интересованы в удержании доходов в своих регионах и в сохране нии высокого уровня занятости, менеджеры – в сохранении кон троля над предприятием. Первые нередко гарантировали вторым свое покровительство в обмен на некоторые «услуги» с их стороны, такие как своевременная уплата всех региональных налогов, обес печение избыточной занятости и т.д. В случае же инициирования банкротства предприятия губернатор, оказывая давление на ар битражный суд, обеспечивал назначение «нужного» управляющего Бутрин Д. Неуправляемый управляющий. – Деньги, № 32 от 16.08.2000.

(например, одного из менеджеров), который затем действовал вы годным губернатору образом.

Завершая рассмотрение периода действия Второго закона о банкротстве, отметим, что при всей массовости нарушений и зло употреблений, допускавшихся арбитражными управляющими, они практически никогда не несли серьезной ответственности за свои действия. Как правило, худшим для управляющего исходом (если не принимать во внимание криминальную сторону) был отзыв у не го профессиональной лицензии.

Именно так поступила ФСФО в отношении В.Зубкова, который в ранге временного управляющего АО «Кузбассэнерго» осуществил масштабные манипуляции с задолженностью при формировании реестра кредиторов.

5.2. Период с конца 2002 г. по настоящее время Неэффективность Второго закона в части, касающейся предот вращения «странных» банкротств (как «захватнического», так и «защитного» плана) стала одной из основных причин разработки и принятия нового (третьего по счету) федерального закона от 26.10.2002 г. №127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». С момента принятия данного закона прошло уже более полутора лет, однако споры о нем не утихают до сих пор. Следует отметить, что на первых порах – в период разработки и в первые месяцы после принятия, – данный закон был воспринят большинством предста вителей экспертного сообщества весьма прохладно, если не ска зать – негативно. Впрочем, даже наиболее яростные критики Ново го закона отмечали наличие в нем ряда преимуществ по сравне нию с ранее действовавшим федеральным законом от 08.01. г. №6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Прежний закон): затруднение инициирования банкротства, ужесточение требований к арбитражным управляющим, их вывод из сферы не Сонин К., Журавская Е. Банкротство в России: ни защиты кредиторов, ни реструк турирования. Специальный доклад. Обзор экономики России. Основные тенденции развития. 2000 г. I. Пер. с англ. – М., РЕЦЭП, 2000 г.

Бутрин Д., Неуправляемый управляющий. – Деньги, №32 от 16.08.2000.

посредственного влияния государства и некоторые др. Однако же при этом большинство экспертов придерживались точки зре ния, что при наличии отдельных, пусть и достаточно весомых, дос тоинств Новый закон по своему качественному уровню не слишком отличался от Прежнего закона, весьма неудачного и несовершен ного. Весьма распространенным являлось мнение, что Новый за кон унаследует основной недостаток прежнего – неспособность предотвратить коррупцию и злоупотребления заинтересованных сторон в процессе банкротства. В данном контексте некоторыми экспертами весьма негативно оценивалась одна из основных но ваций Закона о банкротстве – введение требования об обязатель ном страховании ответственности арбитражных управляющих, по скольку, по мнению многих специалистов, необходимость изыска ния существенных объемов средств для уплаты страховой премии неизбежно поставит управляющих в зависимость от лиц, предос тавивших эти средства, и тем самым обеспечит последним воз можность оказывать давление на управляющего и, следовательно, влиять на процесс банкротства.

Свои претензии к Новому закону имелись и у главных участни ков процедур банкротства – арбитражных управляющих и судей.

Так, например, по мнению члена дирекции Российского сообщест ва независимых экспертов и антикризисных управляющих А. Юх нина, весьма благодатную почву для коррупции создало требова ние Нового закона о наличии у кандидата на должность арбитраж ного управляющего стажа руководящей работы, фактически «отсе кающее» от арбитражной деятельности наиболее вероятный кон тингент работников – молодых и амбициозных менеджеров сред него и младшего звена. С точки зрения заместителя председате ля Арбитражного суда Москвы О.Свириденко, Новый закон не ис ключил возможность перехода в собственность определенного круга заинтересованных лиц уникальных хозяйственных объектов, а его несовершенство при проведении торгов по продаже имуще См., например: Рубченко М. Зачехлить не получилось. – Эксперт от 17 декабря 2001 г.;

Федоткин И., Хомяков В. Россию трясет банкротная лихорадка. – Москов ские новости от 23 29 апреля 2002 г.

См, например: Волков А., Привалов А. Худший закон России – 2. – Эксперт от 4 марта 2002 г.

Зайко А. Русский передел. Дубль три. – Компания от 22 апреля 2002 г.

ства должника потенциально позволяет за бесценок приобрести уникальные научные технологии, уникальное промышленное обо рудование любого предприятия банкрота, в том числе имеющего стратегическое значение.

Пожалуй, единственными, кто в рассматриваемый период давал исключительно позитивные оценки Новому закону, были должно стные лица, так или иначе причастные к его разработке и приня тию. Так, по мнению председателя Комитета по собственности Го сударственной Думы В. Плескачевского, Новый закон сделал бо лее цивилизованной всю процедуру банкротства, обеспечив боль ший баланс прав основных участников процесса: должника и кре дитора. По мнению руководителя департамента регулирования предпринимательской деятельности и развития корпоративного управления Минэкономразвития России Ц. Церенова, в рамках Но вого закона процедуры банкротства станут более цивилизованны ми, на этом рынке выработаются цивилизованные правила игры, банкротство из передела собственности превратится в некоторый инструмент очищения от неэффективного бизнеса, неэффектив ных типов производств. В целом положительно оценили Новый закон и высокопоставленные чиновники ФСФО – руководитель Т.

179 Трефилова и первый заместитель руководителя Н. Коцюба.

Следует отметить, что подобно тому, как противники Нового за кона признавали наличие в нем весьма существенных преиму ществ, сторонники этого законодательного акта отмечали присут ствие в нем определенных недостатков. Так, по мнению В. Плеска чевского, нуждаются в уточнении положения Нового закона, рег Свириденко О. Назначение и цели института банкротства в хозяйственном оборо те. – Право и экономика, 2003, № 3.

Плескачевский В. «Новый закон о банкротстве не позволит кромсать предприятие за копейки». – Бюро правовой информации (www.bpi.ru), 19.12.2002 г.

Церенов Ц. «Государство становится реальным участником дел о банкротстве». – Экспертный канал OPEC.RU, 2002.

См., например: Неймышева Н. Трефилова Т. «Нарушать закон должно быть невы годно». – «Ведомости» от 12 августа 2002 г.;

Кац К. Татьяна Трефилова: Закон тяже лой судьбы. – Газета от 14 августа 2002 г.;

Трефилова Т. Второе дыхание. – Эконо мика и жизнь, 2003, № 11.

Коцюба Н. Вопросы антикризисного управления в условиях действия нового за кона о банкротстве. – Вестник ФСФО РФ, 2002, №10.

ламентирующие роль государства в процессе банкротства, полно мочия саморегулируемых организаций.

К концу 2002 – началу 2003 г. первые, высказанные «по горячим следам», зачастую поспешные и спорные мнения экспертов относи тельно принятого Нового закона сменились существенно более взвешенными и аргументированными его оценками. Необходимо отметить, что общий тон высказываний сменился на «умеренно позитивный» – большинство экспертов признали в целом прогрес сивный характер Нового закона. При этом наиболее положительной оценки удостоились положения закона, в соответствии с которыми:

• установлена 30 дневная «отсрочка» рассмотрения арбитраж ным судом дела о банкротстве после принятия им заявления о признании должника банкротом, в течение которой должник может рассчитаться по своим долгам;

• формирование реестра требований кредиторов осуществляет ся на основании решений арбитражного суда;

• в процесс банкротства введена фигура представителя учреди телей (участников) должника либо собственника имущества должника – унитарного предприятия;

• более четко и детально определены функций арбитражных управляющих;

• предусмотрен учет мнения должника при назначении арбит ражного управляющего;

• при отстранении руководителя должника в рамках процедуры наблюдения исполнение его обязанностей возлагается арбит ражным судом на кандидатуру, предложенную представителем учредителей (участников) должника или собственника имуще ства должника – унитарного предприятия, а в случае отсутст См., например, Завадников В. Банкротные киллеры лишатся работы? – Россий ская газета от 2 ноября 2002 г.;

Киперман Г. Новый закон о банкротстве. – Финан совая газета. Региональный выпуск, 2002, № 47;

Ерофеев А. Банкротство: будет ли работать новый закон? – Ведомости от 27 ноября 2002 г.;

Худолеев В. Особенности порядка признания несостоятельности (банкротства) предприятий и организаций. – Консультант бухгалтера, 2003, № 2, Самодуров В. Власть не прощает долги. Интер вью руководителя ФСФО России Трефиловой Т.И. – Мужская работа, 2003, № 4;

Витрянский В. Обзор основных положений федерального закона «О несостоятель ности (банкротстве)». – Антикризисное управление, 2003, № 5–6.

вия такой кандидатуры – на одного из заместителей руководи теля либо иного работника должника;

• государство уравнено в правах с остальными кредиторами;

• выборы комитета кредиторов осуществляются посредством кумулятивного голосования;

• предусмотрена возможность перехода от конкурсного произ водства к внешнему управлению;

• продажа имущества должника в рамках конкурсного производ ства в общем случае производится на открытых торгах.

Что же касается критики Нового закона, то здесь безусловный приоритет получило предусмотренное им формирование института саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (СРО).

При этом некоторые эксперты выражали сомнения в целесообраз ности самой идеи создания такого института. В частности, по мне нию заместителя Председателя Высшего арбитражного суда РФ В.

Витрянского, деятельность СРО «будет направлена лишь на вы страивание системы так называемого бизнеса на долгах. Если раньше можно было говорить об ангажированности отдельных ар битражных управляющих, то теперь будут созданы целые организа ции с аналогичными целями. На Западе политика направлена на по вышение независимости арбитражных управляющих, а у нас – на оборот. Наше отношение к саморегулируемым организациям резко отрицательное. Они являются центром своеобразного бизнеса на костях должника. Заведомо известно, что большая часть средств должника «уйдет» на оплату труда организаций, аккредитованных при соответствующих саморегулируемых организациях».

Другие авторы, не отвергая саму идею создания института СРО, выражали существенные сомнения в возможности и целесообраз ности ее незамедлительного воплощения. В частности, по мнению менеджера «KPMG» А. Ерофеева, «Сама по себе эта идея хороша и широко применяется в мире, но в нынешнем виде вряд ли прине сет хорошие результаты. Передача функций по регулированию СРО возможна только тогда, когда они обретут реальную силу и репутацию (а не просто будут отвечать ряду формальных критери В. Витрянский. Обзор основных положений федерального закона «О несостоя тельности (банкротстве)». – Антикризисное управление, 2003, № 5–6.

ев). Пока этого не произойдет, функции аттестации, надзора и взысканий лучше оставить госоргану».

Помимо «идейной» критики СРО, экспертами также был выска зан ряд замечаний в отношении конкретных норм регулирования их деятельности, которые при некотором обобщении могут быть сведены к следующему:

• недостаточная четкость регламентации функций СРО;

• недостаточная эффективность механизмов надзора за дея тельностью СРО;

• недостаточная четкость описания порядка и условий использо вания компенсационного фонда;

• и некоторые другие.

Следует заметить, что в отношении СРО высказывались и пози тивные мнения. Однако большинство из них принадлежало госу дарственным чиновникам, по роду своей деятельности непосред ственно связанным с формированием и регулированием таких ор ганизаций (прежде всего, работникам ФСФО), в силу чего их точ ку зрения едва ли можно считать объективной.

Кроме проблем регулирования создания и деятельности СРО в качестве недостатков Нового закона нередко упоминались:

• недостаточная четкость требований об отсутствии заинтересо ванности у арбитражного управляющего;

• выведение ряда требований кредиторов из под моратория;

• отсутствие исчерпывающей ясности в вопросе о выборе кон кретных процедур банкротства • и некоторые др.

Наконец, целый ряд нововведений Закона о банкротстве был оценен экспертами неоднозначно. Наиболее заметные из таких А. Ерофеев. Банкротство: будет ли работать новый закон? – Ведомости от 27 но ября 2002 г.

См., например: Фомин С.: Федеральная служба России по финансовому оздо ровлению и банкротству – на сегодняшний день единственный федеральный орган, который в состоянии исполнить функции уполномоченного органа для осуществле ния государственной политики по реализации прав государства как кредитора. – Антикризисное управление, 2003, № 3–4;

В. Самодуров. Власть не прощает долги.

Интервью руководителя ФСФО России Т.И.Трефиловой. – Мужская работа, 2003, № 4;

Интернет конференция Трефиловой Т. компании «Гарант» 20 мая 2003 г.

нововведений и типичные оценки их экспертами (как позитивные, так и негативные) приведены в табл. 13:

Таблица Оценки экспертами нововведений Закона о банкротстве Нововведение Преимущество Недостаток Усложняется использова Ущемляются права добросо ние процедур банкротства Затруднено иниции вестных кредиторов, затруд в качестве средства за рование банкротства няется ликвидация неэф хвата контроля над фективных предприятий предприятием Введена процедура Расширяются возможно Создаются предпосылки для финансового оздо сти восстановления плате затягивания дел о банкротстве ровления жеспособности должника Выдвижение кандида Ослабляется зависимость Возникает зависимость ар тур арбитражных арбитражного управляю битражного управляющего управляющих осуще щего от кредиторов от СРО ствляет СРО Ужесточены требова Повышается профессио Неоправданно сокращается ния к арбитражным нальный уровень арбит круг потенциальных арбит управляющим ражных управляющих ражных управляющих Возникает зависимость Предусмотрено стра Возмещается ущерб, нане арбитражного управляюще хование ответствен сенный незаконными дей го от стороны, предоста ности арбитражного ствиями арбитражного вившего ему средства для управляющего управляющего уплаты страховой премии Расширен перечень Затрудняется ликвидация Повышается гибкость ре особых категорий неэффективных предпри гулирования должников ятий В целом, основываясь на мнениях экспертов, следует признать прогрессивный характер Нового закона о банкротстве по сравне нию с Прежним законом. Свидетельством этого является наличие в Новом законе значительного числа позитивных новшеств. Вместе с тем, данный документ не лишен и принципиальных недостатков, наиболее значимые из которых лежат в сфере регулирования соз дания и деятельности СРО.

Принятие Нового закона, как и следовало ожидать, не привело к полному искоренению «странных» банкротств. Приведем несколь ко типичных примеров нарушений и злоупотреблений, происхо дивших в период действия Нового закона о банкротстве.

Пример первый 2 декабря 2002 г. после трех месяцев наблюдения Арбитражный суд Амурской области ввел внешнее управление на ОАО «Дальво стуголь». Кредиторская задолженность предприятия составляла около 3 млрд руб., основным кредитором являлось государство.

Предприятие находилось в сфере интересов компании «Русский уголь» группы «МДМ», последняя контролировала около 30% его акций. Внешним управляющим ОАО «Дальвостуголь» был назначен А. Зинченко (по некоторым данным – ставленник «Русского угля»).

В течение двух последующих месяцев управляющим был подго товлен план внешнего управления, который, по мнению руководи теля ФСФО Т. Трефиловой, противоречил интересам государства, общества и полностью не соответствовал требованиям закона о банкротстве. Основная претензия к данному плану заключалась в том, что он не был ориентирован на восстановление платежеспо собности предприятия в целом, а фактически предусматривал на чало его ликвидации в ходе внешнего управления, что, по утвер ждению главы ФСФО, противоречило цели внешнего управления и ущемляло интересы должника и кредиторов. Планом предусмат ривалась продажа всего бизнеса должника по прямому договору купли продажи, без проведения аукциона и привлечения широкого количества покупателей. Т. Трефилова сочла данный подход не верным, поскольку максимальная рыночная цена может быть оп ределена только в результате открытых торгов с максимально воз можным количеством участников. По ее мнению, в плане не был экономически обоснован вывод о том, что добиться положитель ных результатов деятельности предприятия без перехода прав собственности невозможно. Между тем, по словам руководителя ФСФО, по балансу сумма дебиторской задолженности предпри ятия составляла 1,4 млрд руб. И первое, что должен был преду сматривать план внешнего управляющего, это меры по ее взыска нию, что, вполне возможно, позволило бы погасить основную часть долга предприятия.

Недовольство Т. Трефиловой вызвало также то обстоятельство, что план не гарантировал погашения всей кредиторской задол женности, а также исполнения в полном объеме текущих обяза тельств предприятия.

В целом, по словам главы ФСФО, подготовленный А. Зинченко план имел декларативный характер, не был подкреплен конкрет ными расчетами и фактически не мог подлежать реализации, т.к.

противоречил требованиям закона, нарушал интересы государст ва, других акционеров и кредиторов.

Также Т. Трефилова отметила, что ФСФО трижды требовала от А. Зинченко проведения собрания кредиторов с повесткой дня о заключении мирового соглашения и трижды получала от него от каз, тогда как по закону управляющий обязан, получив подобное требование, созвать собрание в двухнедельный срок.

Впрочем, несмотря на негативную реакцию руководства ФСФО, подготовленный А. Зинченко план внешнего управления ОАО «Дальвостуголь» был утвержден собранием кредиторов 28 января 2003 г. При этом, по мнению Т. Трефиловой, лично представляв шей на собрании государственных кредиторов, при проведении собрания допущен ряд нарушений. В частности, внешний управ ляющий так и не включил в повестку дня вопрос о заключении ми рового соглашения, который был инициирован ФСФО.

Пример второй В 1998 г. была введена процедура внешнего управления на Коршуновском горно обогатительном комбинате – одном из круп нейших производителей железорудного сырья с численностью за нятых около 5 тыс. чел., бюджетообразующем предприятии для города Железногорск Илимский и Нижнеилимского района Иркут ской области. По некоторым данным, основной причиной банкрот ства Коршуновского ГОКа послужили неплатежи эксклюзивного потребителя его продукции – Западно Сибирского металлургиче ского комбината, в настоящее время принадлежащего «ЕвразХол дингу».

На основе сообщений агентства «AK&M», ФСФО России.

В июне 2000 г. процедура внешнего управления на Коршунов ском ГОКе была продлена до 2008 г. под поручительство област ной и местной администрации.

В апреле 2002 г. Западно Сибирский металлургический комби нат практически полностью прекратил рассчитываться за получае мый от Коршуновского ГОКа концентрат. Вынужденный прекратить производство, ГОК фактически оказался перед перспективой вве дения конкурсного производства. При этом наиболее вероятным приобретателем имущества предприятия в случае выставления его на аукцион назывался «ЕвразХолдинг», деятельность которого на Западно Сибирском металлургическом комбинате фактически стали причиной глубокого кризиса на Коршуновском ГОКе.

В ноябре 2002 г. ситуация на предприятии принципиально из менилась: Коршуновский ГОК заключил соглашение о стратегиче ском сотрудничестве с Челябинским металлургическим комбина том («Мечел»). В рамках данного соглашения Коршуновский ГОК начал отгружать свою продукцию на Челябинский, Магнитогорский и Орско Халиловский металлургические комбинаты. Вскоре ГОК совместно с «Мечелом» выступили с предложением заключить ми ровое соглашение. Данная инициатива получила поддержку Зако нодательного собрания Иркутской области, администрации Ниж неилимского района, нескольких федеральных ведомствами, профсоюза работников горнометаллургических предприятий Рос сии и трудового коллектива самого Коршуновского ГОКа. Прибли зительно в этот же период ФСФО провела выездную проверку хо зяйственной деятельности предприятия, в ходе которой, по мне нию наблюдателей, был допущен ряд серьезных ошибок и наруше ний. В частности, сумма чистых активов Коршуновского ГОКа была занижена на 100 млн руб. Кроме того, в рассмотрение не был включен период успешного сотрудничества предприятия с «Мече лом». Так или иначе, в результатах проверки не нашел своего от ражения факт начала восстановления платежеспособности пред приятия.

В 2003 г. Коршуновский ГОК вышел на рентабельный уровень работы. По итогам первых четырех месяцев комбинат получил балансовую прибыль в размере около 10 млн руб. По итогам первого полугодия 2003 г. прибыль Коршуновского ГОКа составила уже около 80 млн руб. Средняя заработная плата на около 80 млн руб. Средняя заработная плата на предприятии вы росла на 20%. «Мечел» осуществлял инвестиции в основное про изводство ГОКа и параллельно начал погашать его текущую за долженность.

В середине 2003 года ФСФО потребовала от поручителей – об ластной и районной администрации, – полного погашения мора торной задолженности предприятия, возникшей до введения внешнего управления, размер которой превышал 500 млн руб.

Приблизительно в это же время Коршуновский ГОК вошел в состав «Стальной группы Мечел», одного из крупнейших российских про мышленных холдингов. «Стальная группа» приобрела контрольный пакет акций комбината, а также большую часть его задолженности у конкурсных кредиторов. Остальным кредиторам было сделано предложение о продаже долга. В частности, такое предложение поступило Восточно Сибирской железной дороге (ВСЖД), задол женность Коршуновского ГОКа которой составляла 5 млн руб., или 0,25% от общей суммы задолженности. Однако железная дорога отказалась от продажи долга, а спустя несколько дней подала иск в областной арбитражный суд о признании Коршуновского ГОКа банкротом и введении на нем процедуры конкурсного производст ва. Данный иск был поддержан администрацией Иркутской облас ти и ФСФО.

Накануне суда Коршуновский ГОК в соответствии с требовани ем ФСФО полностью погасил мораторную задолженность. Данный факт был официально подтвержден районной налоговой инспек цией. Параллельно была полностью погашена задолженность пе ред конкурсными кредиторами, кроме компаний, аффилированных со «Стальной группой Мечел». Погашение задолженности перед бюджетом позволило кредиторам ГОКа провести собрание и при нять решение о заключении мирового соглашения. Однако еще до момента судебного заседания местные налоговые органы получи ли письмо заместителя Министра Российской Федерации по нало гам и сборам Ф. Садыгова, в котором указывалось, что средства, внесенные Коршуновским ГОКом на погашение мораторной за долженности (около 500 млн руб.) следует зачислить в счет пога шения текущей задолженности предприятия. При этом данное письмо по своей сути не соответствовало нормам налогового за конодательства, согласно которым вопрос о направлении средств находится в компетенции самого должника. На основании данного письма ФСФО в арбитражном суде добилась признания ранее проведенного собрания кредиторов Коршуновского ГОКа непра вомочным, отмены решения о заключении мирового соглашения и отстранения внешнего управляющего И. Помельникова, испол няющим обязанности которого по инициативе ФСФО был назначен С. Рожков, по некоторым данным – ставленник «ЕвразХолдинга».

При этом кандидатура С. Рожкова не была согласована ни с коми тетом, ни с собранием кредиторов Коршуновского ГОКа.

Примечательно, что после принятия арбитражным судом на званных решений Ф. Садыгов прислал новое письмо, отменявшее предыдущее и признававшее погашение Коршуновским ГОКом мораторной задолженности. Комбинат незамедлительно обжало вал вынесенные судебные решения, однако новый внешний управ ляющий С. Рожков отозвал соответствующие иски.

В июле 2003 г. в соответствии с судебным определением С.

Рожков провел новое собрание кредиторов, которое юристы «Стальной группы Мечел» сочли незаконным. По их мнению, С.

Рожковым был допущен целый ряд грубых нарушений. В частности, он самовольно изменил повестку собрания, предложив кредито рам выбрать саморегулирующую организацию и изменить состав комитета кредиторов. Кроме того, несмотря на признание МНС России факта погашения Коршуновским ГОКом мораторной за долженности ГОКа, С. Рожков включил в реестр кредиторов ФСФО. В новый же состав комитета кредиторов вошли два пред ставителя ФСФО и, что немаловажно, представитель «ЕвразХол динга».

Пример третий В июне 2002 г. межотраслевая комиссия по контролю за эффек тивностью управления государственным имуществом Новосибир ской области приняла решение об инициировании банкротства федерального государственного унитарного предприятия «Коме та» – предприятия оборонной промышленности, находящегося в ведении Российского агентства по боеприпасам. Данное решение Лосев А. Как захватить предприятие. – Новая газета от 21 июля 2003 г.

и последовавшие за ним действия областной администрации при вели к конфликту между ней и федеральными властями.

По состоянию на 1 июля 2002 г. кредиторская задолженность ФГУП составляла 118,5 млн руб. Комиссия оценила состояние ФГУП «Комета» как кризисное и сделала вывод о целесообразно сти введения на предприятии арбитражного управления. В своих последующих комментариях представители региональной адми нистрации обосновывали данное решение стремлением не допус тить разрушения производственных мощностей предприятия и «привлечь эффективных собственников». В частности, как отметил председатель комитета по промышленности администрации Ново сибирской области С. Бобров: «Инвестор никогда не придет на предбанкротное предприятие, которое к тому же является госу дарственным, так как это большой финансовый риск. В рамках внешнего управления закон позволяет создать бизнес и продавать его – в этом случае нетрудно привлечь эффективные инвестиции».

Однако естественное предположение о том, что инвестором вы ступит какая либо из крупных финансово промышленных структур (например, московских) не подтвердилось. Напротив, выяснилось, что сама областная администрация намерена использовать произ водственную площадку ФГУП «Комета», а точнее – предоставить ее Межотраслевому фонду энергосбережения и развития топливно энергетического комплекса Новосибирской области, организован ному ею в 1995 г., в целях развития энергосберегающих технологий и производства пластиковых труб, теплосчетчиков и т. п.

Департамент экономического развития и промышленности ад министрации Новосибирской области направил в Межрегиональ ный территориальный орган (МТО) ФСФО просьбу о рассмотре нии финансового состояния ФГУП «Комета» с просьбой решить вопрос на месте. На должность арбитражного управляющего был рекомендован А. Катаев. Однако статус ФГУП предполагал рас смотрение вопроса о его финансовом состоянии на федеральном уровне – в рамках Межведомственной балансовой комиссии при ФСФО. Заседание комиссии состоялось в середине 2002 г., одна ко его выводы и результаты оказались крайне неопределенными.

Обращение же Росбоеприпасов в ФСФО с доводами против бан кротства предприятия было подано слишком поздно.

Как сообщил руководитель МТО ФСФО по Сибирскому феде ральному округу А. Кикин, «В Москве согласились с целесообраз ностью банкротства и дали нам соответствующие указания. Мы провели все необходимые мероприятия, чтобы инициировать про цедуру согласно новому закону «О несостоятельности (банкротст ве)». Присутствовавший при обсуждении директор «Кометы» Павел Канцлер в своих доводах против банкротства был малоубедителен, поэтому следующим шагом стало наше заявление в суд».

Планы МТО ФСФО неожиданно нарушил сам П. Канцлер. Во преки ранее высказанному нежеланию банкротить ФГУП «Комета»

он сам подал ходатайство о начале процедуры. При этом, по неко торым сведениям, свои действия П. Канцлер согласовал с област ной администрацией. Иск директора, по словам А. Кикина, на счи танные дни опередил аналогичное заявление от МТО ФСФО. Та ким образом, последний оказался в стороне от решения вопроса по «Комете», в том числе в отношении кандидатуры антикризисно го управляющего.

По мнению представителей МТО ФСФО инициирование бан кротства ФГУП «Комета» произошло незаконно, так как на тот мо мент не были учтены права собственника имущества – Росбоепри пасов. Однако попытка МТО обжаловать в арбитражном суде бан кротство предприятия как незаконное не удалась: арбитражный суд Новосибирской области отклонил апелляционную жалобу.

Описанный пример примечателен тем, что в качестве противо борствующих сторон в нем выступили не различные бизнес структуры, а федеральный и региональный уровни власти. Также весьма примечательно, что территориальный орган ФСФО высту пил не против самого банкротства федерального предприятия, а лишь против процедурных действий областной администрации, отнявших у них ведущую роль в процессе банкротства.

Пример четвертый В феврале 2002 г. было начато конкурсное производство на ни жегородском химическом комбинате «Корунд» – крупнейшем в России производителе синтетического корунда и цианистых солей.

Барсукова Н. Падение «Кометы»: без шума не обошлось. – Континент Сибирь от 14 февраля 2003 г.

Общая сумма текущей и мораторной задолженности предприятия составляла около 1,5 млрд руб., в том числе долги «Нижновэнерго» – около 380 млн руб.

В середине мая 2003 г. конкурсный управляющий комбинатом М. Горчаков без согласия кредиторов продал акции трех дочерних компаний «Корунда» – «Предприятия «Корунд», «Чернореченского»

и «Чернореченского химзавода «Корунд», – на балансе которых на ходилось его наиболее ликвидное имущество, обществу с ограни ченной ответственностью «Матис», представлявшему интересы компании «Энергопром» (аффилированная структура УГМК). Тем самым, конкурсный управляющий сорвал аукцион по продаже имущественного комплекса «Корунда», инициированный его круп нейшим конкурсным кредитором – «Нижновэнерго». Примечатель но, что минимальная цена этого аукциона должна была составить 310 млн руб., тогда как управляющий продал акции ключевых до черних структур «Корунда» всего за 51 млн руб., объясняя это не обходимостью срочно погасить задолженность по зарплате, со ставлявшей как раз около 50 млн руб. Отметим, что уже в начале июня 2003 г. М. Горчаков был отстранен от должности по заявле нию комитета кредиторов, что, впрочем, ничего уже не меняло.

В контексте рассмотрения современного состояния проблемы использования института банкротства в целях нецивилизованного передела собственности и захвата контроля над предприятиями представляется необходимым отразить общую позицию ответст венных государственных чиновников по данному вопросу. Так, по свидетельству руководителя ФСФО Т. Трефиловой, уже к середи не 2003 г. проявился позитивный эффект принятия Нового закона в отношении защиты собственности. По мнению первого замести теля руководителя ФСФО Н. Коцюбы, Новый закон эффективно препятствует использованию заказных банкротств для враждебных поглощений. Отметим также точку зрения председателя Москов ского комитета по делам о несостоятельности Н. Бадаева, в соот ветствии с которой использование банкротств в качестве одного Целибеев С., М. Рожкова. «Корунд» достался «Энергопрому». – Ведомости от 6 июня 2003 г.

Интернет конференция Т. Трефиловой компании «Гарант» 20 мая 2003 г.

из способов недружественных поглощений в Москве практически прекратилось во многом благодаря Новому закону о банкротст ве.

Разумеется, должностной статус упомянутых выше лиц застав ляет относиться к их высказываниям критически. Тем не менее, не вызывает сомнений тот факт, что с принятием Нового закона число скандалов и конфликтов, явно указывающих на попытки использо вания процедур банкротства в целях нецивилизованного передела собственности и захвата контроля над предприятиями, заметно сократилось. Данное обстоятельство в сочетании с приведенными мнениями государственных чиновников позволяет нам сделать вы вод о том, что в Новом законе проблема «странных» банкротств решена более эффективно, нежели в Прежнем.

По материалам Бюро правовой информации (www.bpi.ru).

Глава 6. Институт арбитражных управляющих в современной России 6.1. Основные положения Арбитражный управляющий является одной из ключевых фигур в процессе банкротства. Именно от действий арбитражного управ ляющего в значительной мере зависит эффективность практиче ской реализации процедур банкротства и обеспечение баланса интересов различных сторон: должника, его учредителей, креди торов. В рамках настоящей главы рассматриваются основные эта пы развития правового регулирования деятельности арбитражных управляющих, подходы к определению их юридического статуса, практика функционирования института арбитражных управляющих и возможное влияние на нее нового закона о банкротстве.

В силу чрезвычайной значимости той роли, которую действую щее законодательство отводит арбитражным управляющим в про цессе банкротства, заслуживающим внимания представляется во прос о правовом статусе арбитражных управляющих. Так, напри мер, по мнению В.Бородина, основной целью привлечения в про цесс банкротства фигуры арбитражного управляющего заключает ся в ограничении в различной степени правомочий прежнего руко водства осуществлять управление организацией – неплатежеспо собным должником, а также в проведении арбитражным управ ляющим комплекса специальных мероприятий. При осуществле нии процедуры наблюдения деятельность назначаемого арбит ражным судом временного управляющего направлена на сохране ние имущества и проведение всестороннего анализа состояния должника. При этом временный управляющий обладает целым комплексом прав и обязанностей, позволяющих ему достаточно эффективно достигать вышеуказанных целей данной процедуры банкротства. Особое внимание обращается на тот факт, что введе ние наблюдения не является основанием для отстранения руково дителя и иных органов управления должника. Однако при этом со вершение ими ряда сделок требует обязательного получения со гласия временного управляющего. Кроме того, органам управле ния должника запрещается принимать некоторые решения.

Одним из возможных итогов процедуры наблюдения является введение арбитражным судом процедуры внешнего управления, что приводит к радикальному изменению порядка управления должником. Руководитель должника отстраняется от должности, управление делами должника возлагается на внешнего управляю щего. В отличие от временного управляющего внешний управ ляющий наделен значительно более широким кругом полномочий по управлению неплатежеспособным должником: на период внеш него управления к нему переходят практически все полномочия руководителя и иных органов управления должника. Это, однако, не означает, что действия внешнего управляющего ничем не огра ничены: заключение им крупных сделок и сделок, в которых имеет ся заинтересованность, возможно только с предварительного со гласия собрания кредиторов или комитета кредиторов. Законом предусмотрены и другие ограничения на самостоятельное распо ряжение внешним управляющим имуществом должника.

Таким образом, наблюдение и внешнее управление рассматри ваются как формы ограничения дееспособности юридического ли ца, и в этом смысле правовой статус арбитражных управляющих (точнее, временных и внешних управляющих) имеет много общего с правовым положением опекунов и попечителей физического лица, хотя, конечно, цели и объекты арбитражного управления и института опеки и попечительства существенным образом отличаются.

Существенными отличиями от правового положения временно го управляющего и внешнего управляющего обладает статус кон курсного управляющего, участвующего при осуществлении завер шающей стадии процесса банкротства – конкурсного производст ва. При этом само конкурсное производство можно представить в качестве системы мероприятий, проводимых под контролем ар битражного суда, целью которых является, во первых, проведение ликвидации должника – юридического лица;

во вторых, соразмер ное удовлетворение требований кредиторов должника. При приня См.: Бородин В. Правовая природа статуса арбитражных управляющих в законо дательстве о несостоятельности и проблема правосубъектности юридических лиц. – Опубликовано на www.lawfirm.ru.

тии решения о признании должника банкротом и об открытии кон курсного производства арбитражный суд назначает конкурсного управляющего.

Рассматривая правовую сущность статуса конкурсных управ ляющих, В.Бородин соглашается с точкой зрения Г. Шершеневича, считавшего конкурсное производство квалифицированным испол нительным производством.Правовая природа статуса конкурс ных управляющих основывается на исполнении принятого арбит ражным судом решения о признании должника – юридического лица банкротом. Деятельность конкурсного управляющего в зна чительно большей степени, чем у иных управляющих формализо вана и подчинена предельно конкретной цели – наиболее справед ливому распределению имущества должника между его кредито рами. Напротив, правовое положение внешнего и временного управляющих имеет в основе относительно самостоятельные дей ствия, которые в значительно меньшей степени связаны решения ми иных органов (в том числе и арбитражного суда).

Несколько иной точки зрения на статус арбитражных управ ляющих придерживается С. Рухтин. По мнению автора, появле ние у кредиторов в процессе банкротства права участвовать в управлении делами должника, а, по сути, – в управлении имущест вом должника (что выражается в возможности влиять на избрание арбитражного управляющего, определять вид процедуры банкрот ства, осуществлять контрольные функции и т.д.) связано с измене нием правового статуса самого должника. Поэтому закрепление за кредиторами прав по участию в управлении имуществом должника через воздействие на волю арбитражного управляющего является не чем иным, как правом на определение статуса арбитражного управляющего в конкретных правоотношениях.

В результате отстранения органов управления должника полно мочия по управлению переходят к арбитражному управляющему, который, однако, не становится органом управления ни по опреде лению, ни по содержанию полномочий. Арбитражный управляющий является самостоятельным субъектом права, т.е. обладает само Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Казань, 1898.

Рухтин С. Правоспособность несостоятельного юридического лица. – Российская юстиция, № 7, 2001.

стоятельными правами, интересами, самостоятельной волей и по этому действует в правоотношениях от своего имени. Значит, в пра воотношении банкротства должником выступает, по существу, не сам должник, а другое лицо – арбитражный управляющий.

Таким образом, «исчезновение» из гражданского оборота одно го лица (должника) влечет появление другого лица (арбитражного управляющего), под власть которого переходит все имущество должника, за исключением отдельных прав, связанных непосред ственно с личностью должника. Но сам по себе арбитражный управляющий не самостоятелен в управлении имуществом долж ника. Его поведение определяется как нормами закона, так и ре шениями собрания кредиторов.

6.2. Регулирование деятельности арбитражных управляющих: этапы развития Институт арбитражных управляющих является важной и неотъ емлемой частью института несостоятельности, поэтому его разви тие в нашей стране неразрывно связано с развитием процедур и инструментов банкротства.

В качестве своего рода предшественника института арбитраж ных управляющих в России можно рассматривать введение указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» в отно шении подконтрольных государству предприятий специальных ин ститутов независимых и административных управляющих. Данный документ предусматривал передачу объявленного банкротом предприятия с целью проведения его санации на конкурсной осно ве в независимое управление и ведение предпринимателям – юри дическим или физическим лицам (в т.ч. иностранным) на срок от до 18 месяцев. Если же по итогам конкурса не был определен победитель или не поступило ни одной заявки на участие в конкур се, а также в случае, если по истечении установленного срока не зависимыми предпринимателями не были достигнуты необходи мые положительные результаты санации, предусматривалось вве дение прямого управления предприятием сроком от 3 до 12 меся цев (для сельскохозяйственных предприятий – до 18 месяцев) с назначением на основе контракта административного управляю щего. В случае наличия единственного собственника предприятия (государства) административный управляющий назначался соот ветствующим органом государственной власти, при наличии же нескольких собственников – комиссией, создаваемой собственни ками и кредиторами предприятия.

В процессе управления предприятием банкротом на независи мого предпринимателя либо административного управляющего возлагались следующие обязанности:

– сохранить не менее 70% рабочих мест;

– обеспечить гарантии социальной защиты работников пред приятия, в том числе прав и интересов увольняемых в ходе са нации работников;

– обеспечить погашение долгов предприятия;

– обеспечить экологическую безопасность предприятия в ходе санации и по ее итогам.

На период санации независимый предприниматель либо административный управляющий приобретал все права по управ лению предприятием, в том числе права:

– изменять структуру производства и проводить его перепро филирование;

– назначать и увольнять работников, в том числе и руководите лей предприятия;

– распоряжаться имуществом предприятия (кроме сдачи его в аренду), в том числе продавать или сдавать в залог основные (кроме зданий и сооружений) и оборотные средства. При этом не менее 80% средств, полученных в результате продажи или залога основных или оборотных средств, должны были ис пользоваться на цели финансового оздоровления и погаше ние долговых обязательств предприятия;

– принимать по согласованию с соответствующим комитетом по управлению имуществом, а при наличии нескольких собст венников предприятия – с комиссией представителей собст венников решение о разделении предприятия, а также о пре образовании его в открытое акционерное общество;

– непосредственно управлять производством.

В случае, если в результате проведения санации были ликвиди рованы основания для признания предприятия банкротом, незави симый предприниматель становился сособственником предпри ятия. При этом его долю в имуществе предприятия составляли средства, инвестированные им в предприятие в ходе санации, а также прибыль предприятия на момент принятия решения о пре кращении состояния банкротства за вычетом существующих дол говых обязательств предприятия. Административный управляю щий, успешно осуществивший санацию предприятия, получал за счет средств предприятия единовременное вознаграждение в размере двадцати месячных окладов, предусмотренных контрак том, а также – при наличии его собственного согласия – назначал ся руководителем предприятия.

Первый этап. Фактическим началом правовой истории институ та арбитражных управляющих в нашей стране следует считать принятие закона РФ от 19.11.1992 г. № 3929 1 «О несостоятельно сти (банкротстве) предприятий» (далее – Первый закон о банкрот стве). Данным документом выделялись две категории управляю щих: собственно арбитражный управляющий – лицо, назначаемое арбитражным судом, которому передаются функции внешнего управления имуществом должника, и конкурсный управляющий – лицо, осуществляющее конкурсное производство.

Арбитражный управляющий назначался арбитражным судом при введении процедуры внешнего управления имуществом долж ника. При этом должник и кредиторы наделялись правом предло жить свои кандидатуры управляющего. При наличии нескольких таких кандидатур назначение арбитражного управляющего осуще ствлялось на конкурсной основе.

В отношении кандидатуры арбитражного управляющего уста навливались следующие основные требования:

– наличие специальности экономиста или юриста либо опыта хозяйственной работы;

– отсутствие судимостей;

– представление декларации о доходах и имущественном со стоянии.

Кроме того, устанавливалось, что арбитражным управляющим не может быть назначен представитель администрации должника или кредитора.

Размер вознаграждения арбитражному управляющему опреде лялся собранием кредиторов и подлежал утверждению арбитраж ным судом. Вознаграждение арбитражному управляющему выпла чивалось из имущества должника.

В сферу полномочий арбитражного управляющего входило:

– осуществление руководства предприятием должником;

– отстранение при необходимости руководителя от выполнения обязанностей по управлению предприятием–должником, при ем на работу и увольнение работников;

– распоряжение имуществом предприятия–должника;

– созыв собрания кредиторов;

– разработка плана проведения внешнего управления имущест вом должника и организация его выполнения.

Конкурсный управляющий назначался арбитражным судом в случае признания должника банкротом и открытии в отношении него конкурсного производства. Требования к кандидатуре кон курсного управляющего полностью совпадали с требованиями, предъявляемыми в отношении кандидатуры арбитражного управ ляющего.

С момента открытия конкурсного производства к конкурсному управляющему переходили права и обязанности руководителя предприятия должника, последний же отстранялся судом от долж ности. В число основных функций управляющего входило:

– осуществление управления предприятием должником;

– проведение анализа финансового состояния должника, изу чение обоснованности требований кредиторов, их признание либо отклонение;

В случае, если ходатайство о проведении внешнего управления подавалось соб ственником предприятия – должника или кредиторами, а в последующем арбит ражный суд принимал решение о прекращении внешнего управления имуществом должника или о назначении нового арбитражного управляющего вследствие откло нения собранием кредиторов плана проведения внешнего управления, выплата вознаграждения или его части арбитражному управляющему могла быть отнесена на счет стороны, подавшей ходатайство о проведении внешнего управления.


– проведение с помощью привлеченных экспертов инвентари зации и оценки имущества и обязательств должника;

– формирование конкурсной массы, в том числе проведение работ по взиманию дебиторской задолженности;

– представление в арбитражный суд и кредиторам необходимой информации о финансовом состоянии должника и его имуще стве на момент открытия конкурсного производства;

– формирование ликвидационной комиссии и осуществление руководства ее работой;

– проведение продажи имущества должника;

– подготовка и представление в арбитражный суд отчета о сво ей деятельности.

Конкурсный управляющий наделялся правом оспаривать в ар битражном суде сделки должника, заключенные тем в течение по следних шести месяцев, предшествующих возбуждению произ водства по делу о несостоятельности, а также решения собрания кредиторов, принятые с нарушением компетенции собрания либо ограничивающие полномочия конкурсного управляющего.

Размер вознаграждения конкурсного управляющего опреде лялся собранием кредиторов и утверждался арбитражным судом.

Фигура конкурсного управляющего возникала также в рамках регламентировавшейся Первым законом о банкротстве процедуры добровольной ликвидации должника. В этом случае конкурсный управляющий назначался собственниками предприятия должника по предложению его руководителя, а кредиторы, в свою очередь, наделялись правом назначить нового конкурсного управляющего вместо назначенного собственниками.

С момента назначения конкурсного управляющего в его распо ряжение переходило имущество предприятия должника, а руково дитель последнего отстранялся от выполнения обязанностей по управлению предприятием. При этом функции конкурсного управ ляющего в целом совпадали с функциями, осуществлявшимися управляющим в рамках процедуры конкурсного производства.

Второй этап. Началом нового этапа развития института арбит ражных управляющих в России послужило принятие федерального закона от 8.01.1998 г. № 6 ФЗ «О несостоятельности (банкротст ве)» (далее – Второй закон о банкротстве). Прежде всего, отметим, что данный документ существенно расширил перечень требований к кандидатуре арбитражного управляющего, установив, в частно сти, следующее:

– арбитражный управляющий должен быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя;

– арбитражный управляющий должен обладать специальными знаниями;

– арбитражный управляющий должен обладать специальной лицензией, выдаваемой уполномоченным государственным органом. При этом отзыв такой лицензии в период осуществ ления арбитражным управляющим его полномочий являлся основанием для его отстранения арбитражным судом от ис полнения своих обязанностей;

– арбитражный управляющий должен быть зарегистрирован в арбитражном суде;

– арбитражным управляющим не могли быть назначены – заинтересованные лица в отношении должника и креди торов;

– лица, осуществлявшие ранее управление делами долж ника, за исключением случаев, когда с момента отстра нения такого лица от управления делами должника про шло не менее трех лет;

– лица, в отношении которых имеются ограничения на осу ществление деятельности по управлению делами и иму ществом других лиц (дисквалифицированные лица);

– лица, имеющие судимость.

Арбитражный управляющий наделялся следующими основными правами:

– созывать собрание кредиторов и комитет кредиторов;

– обращаться в арбитражный суд в предусмотренных законом случаях;

– получать вознаграждение в размерах и порядке, предусмотренных законом;

– привлекать для обеспечения осуществления своих полномо чий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника, если иное не установлено законом или соглашением с кредиторами;

– подавать в арбитражный суд заявление о досрочном прекра щении исполнения своих обязанностей.

В число основных обязанностей арбитражного управляющего входило:

– осуществление мер по защите имущества должника;

– проведение анализа финансового состояние должника, его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, а также его положения на товарных рынках;

– проведение рассмотрения заявленных требований кредиторов.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей могло служить основанием для его отстранения арбитражным судом, а в случае причинения убыт ков должнику или кредиторам – отзыва лицензии. При этом долж ник и кредиторы наделялись правом потребовать от арбитражного управляющего возмещения убытков, причиненных его действиями, нарушающими законодательство.

Вознаграждение арбитражного управляющего определялось собранием кредиторов и (или) арбитражным судом, если иное не устанавливалось законом.

К числу принципиальных новшеств Второго закона следует так же отнести введение им новой процедуры банкротства – наблюде ния и, соответственно, новой фигуры в процессе банкротства – временного управляющего. Временный управляющий назначался арбитражным судом из числа кандидатур, предложенных кредито рами, при отсутствии таковых – из числа зарегистрированных в арбитражном суде арбитражных управляющих, а при отсутствии последних – из числа лиц, предложенных уполномоченным госу дарственным органом.

Временный управляющий наделялся следующими основными правами:

– предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заклю ченных или исполненных должником с нарушением установ ленных законом требований;

– обращаться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника и об отстранении его руководителя от должности;

– получать любую информацию и документы, касающиеся дея тельности должника. При этом органы управления последнего были обязаны предоставлять временному управляющему та кую информацию.

На временного управляющего возлагались обязанности:

– принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника;

– проводить анализ финансового состояния должника;

– определять наличие признаков фиктивного и преднамеренно го банкротства;

– устанавливать кредиторов должника и определять размеры их требований, уведомлять кредиторов о возбуждении дела о банкротстве;

– созывать первое собрание кредиторов;

– представлять в арбитражный суд по окончании наблюдения отчет о своей деятельности, сведения о финансовом состоя нии должника и предложения о возможности или невозмож ности восстановления его платежеспособности.

Арбитражный управляющий, задействованный в процедуре внешнего управления, получил во Втором законе наименование внешнего управляющего. Внешний управляющий назначался ар битражным судом одновременно с введением внешнего управле ния, а при отсутствии такой возможности – в месячный срок с мо мента введения внешнего управления. Внешний управляющий назначался из числа кандидатур, предложенных арбитражному су ду собранием кредиторов, при отсутствии таковых – из числа заре гистрированных в арбитражном суде арбитражных управляющих, а при отсутствии последних – из числа лиц предложенных уполномо ченным государственным органом. При этом в качестве кандида туры внешнего управляющего мог рассматриваться временный управляющий.

В этом случае до момента назначения внешнего управляющего его полномочия осуществлялись временным управляющим.

С момента введения внешнего управления полномочия руково дителя и иных органов управления должника переходили к вре менному управляющему, который наделялся правом:

– самостоятельно распоряжаться имуществом должника с ог раничениями, предусмотренными законом;

– заключать от имени должника мировое соглашение;

– заявлять отказ от исполнения договоров должника.

На внешнего управляющего возлагались следующие основные обязанности:

– принять в ведение имущество должника и провести его инвен таризацию;

– открыть специальный счет для проведения внешнего управле ния и расчетов с кредиторами;

– разработать и представить на утверждение собранию креди торов план внешнего управления;

– вести бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность;

– заявлять в установленном порядке возражения по предъяв ленным к должнику требованиям кредиторов;

– принимать меры по взысканию задолженности перед должни ком;

– рассматривать требования кредиторов, вести их реестр;

– представить собранию кредиторов отчет по итогам реализа ции плана внешнего управления.

Что же касается конкурсного управляющего, то в отношении его назначения Вторым законом предусматривался тот же порядок, что и при назначении внешнего управляющего, а в отношении пра вового режима его деятельности данным документом не устанав ливалось каких либо коренных изменений по сравнению с Первым законом.

Одним из ключевых новшеств Второго закона о банкротстве яв лялось введенное им требование о наличии у арбитражного управ ляющего специальной лицензии. В этой связи необходимо упомя нуть принятое «в русле» Второго закона Положение о лицензиро вании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих (утверждено постановлением Правительства РФ от 25.12.1998 г. №1544, далее – Положение о лицензировании). Дан ный документ, в частности, устанавливал следующее:

– выдачу лицензий на осуществление деятельности в качестве арбитражных управляющих осуществляет ФСДН;

– в случаях, предусмотренных законом, арбитражными управ ляющими назначаются сотрудники ФСДН;

– для получения лицензии соискатель должен сдать экзамены по программе обучения ФСДН.


ФСДН выдает лицензии трех категорий.

1. Лицензия первой категории дает право на осуществление деятельности в качестве арбитражного управляющего или его за местителя при проведении процедур банкротства только в отно шении отсутствующих должников, граждан, индивидуальных пред принимателей и малых предприятий.

2. Лицензия второй категории дает право на осуществление деятельности в качестве арбитражного управляющего или его за местителя при проведении процедур банкротства, в отношении граждан, индивидуальных предпринимателей и организаций, за исключением тех из них, которые отнесены к категории крупных и экономически или социально значимых. Для получения такой ли цензии соискатель должен документально подтвердить наличие стажа работы в качестве арбитражного управляющего не менее месяцев.

3. Лицензия третьей категории дает право на осуществление деятельности в качестве арбитражного управляющего или его за местителя при проведении процедур банкротства, в отношении граждан, индивидуальных предпринимателей и организаций. Для получения такой лицензии соискатель должен представить доку менты о завершении в период работы с лицензией второй катего рии не менее двух процедур внешнего управления и (или) конкурс ного производства, получивших положительное заключение экс пертной комиссии по арбитражному управлению, а также сдать экзамен по программе повышения квалификации, утвержденной ФСДН.

Срок действия лицензий всех категорий – 3 года.

Следует отметить, что нормы Положения о лицензировании, ус танавливающие наличие лицензий трех категорий и требующие для получения лицензий второй и третьей категории наличия у со искателя опыта успешной деятельности в качестве арбитражного управляющего, а во втором случае – еще и сдачи дополнительного экзамена, были признаны незаконными и не подлежащими приме нению решением Верховного Суда РФ от 07.09.2001 г. № ГКПИ 2001 778, 911. Однако уже 23.11.2001 г. действие данного реше ния было приостановлено заместителем Председателя Верховно го Суда РФ до окончания производства в порядке надзора.

В заключение отметим, что 1.07.2002 г. (то есть еще в период действия Второго закона о банкротстве) лицензирование деятель ности арбитражных управляющих было прекращено (федеральный закон от 13.03.2002 г. № 28 ФЗ), что повлекло за собой отмену По ложения о лицензировании (постановление Правительства РФ от 23.12.2002 г. № 918).

Третий этап. Современный этап развития института арбитраж ных управляющих начался со вступлением в силу федерального закона от 26.10.2002 г. №127 ФЗ «О несостоятельности (банкрот стве)» (далее – Третий, или Действующий закон о банкротстве).

Многие из положений данного документа, устанавливающих пра вовой режим функционирования института арбитражных управ ляющих, содержательно близки соответствующим нормам ранее действовавшего Второго закона, поэтому для краткости мы здесь остановимся лишь на основных новшествах.

1. Действующий закон в очередной раз модифицирует требования к арбитражному управляющему, устанавливая, что в данном качестве может выступать гражданин Российской Федерации, который:

– зарегистрирован в качестве индивидуального предпринима теля;

– имеет высшее образование;

– имеет стаж руководящей работы не менее чем два года в со вокупности. При этом руководящей признается работа в каче стве руководителя юридического лица или его заместителя, а также деятельность в качестве арбитражного управляющего при условии исполнения обязанностей руководителя должни ка, за исключением случаев проведения процедур банкротст ва по отношению к отсутствующему должнику;

– сдал теоретический экзамен по программе подготовки арбит ражных управляющих;

– прошел стажировку сроком не менее шести месяцев в качест ве помощника арбитражного управляющего;

– не имеет судимости за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяж кие преступления;

– является членом одной из саморегулируемых организаций (подробно о таких организациях – ниже). При этом арбитраж ный управляющий вправе быть членом только одной саморе гулируемой организации.

Кроме того, арбитражным судом не могут быть утверждены в качестве арбитражных управляющих лица:

– которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам;

– в отношении которых введена процедура банкротства;

– которые не возместили убытки, причиненные должнику, кре диторам, третьим лицам при исполнении обязанностей ар битражного управляющего;

– которые дисквалифицированы или лишены в установленном порядке права занимать руководящие должности и (или) осу ществлять предпринимательскую деятельность по управле нию юридическими лицами, входить в совет директоров и (или) управлять делами и (или) имуществом других лиц;

– которые не имеют заключенных в соответствии с требования ми Действующего закона договоров страхования ответствен ности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.

Наконец, конкурсный кредитор, уполномоченный государствен ный орган или собрание кредиторов вправе предусмотреть сле дующие дополнительные требования к кандидатуре арбитражного управляющего:

– наличие у кандидата высшего юридического, экономического образования или образования по специальности, соответст вующей сфере деятельности должника;

– наличие у кандидата определенного стажа работы на должно стях руководителей организаций в соответствующей отрасли экономики;

– установление количества процедур банкротства, проведенных кандидатом в качестве арбитражного управляющего.

При выдвижении указанных требований конкурсный кредитор, уполномоченный орган или собрание кредиторов вправе указать размер и порядок выплаты арбитражному управляющему дополни тельного вознаграждения.

2. Как следует из вышесказанного, для назначения арбитражно го управляющего необходим специальный договор страхования его ответственности. Данный договор должен быть заключен на срок не менее года с обязательным последующим возобновлени ем на тот же срок, а страховая сумма по этому договору должна составлять не менее 3 млн руб. в год.

Кроме того, арбитражный управляющий в течение десяти дней с даты его утверждения арбитражным судом по делу о банкротстве должен дополнительно застраховать свою ответственность на слу чай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротст ве, в размере:

– при балансовой стоимости активов должника от 100 до 300 млн руб. – 3% балансовой стоимости активов, превы шающей 100 млн руб.;

– при балансовой стоимости активов должника от 300 млн до 1 млрд руб. – 6 млн руб. и 2% балансовой стоимости активов, превышающей 300 млн руб.;

– при балансовой стоимости активов должника более 1 м л р д руб. – 20 млн руб. и 1% балансовой стоимости акти вов, превышающей 1 млрд руб.

3. В Третьем законе существенную модификацию претерпела процедура назначения арбитражного управляющего. В частности, устанавливается, что арбитражный суд (при введении наблюдения) либо собрание кредиторов (в остальных случаях) направляет в са морегулируемую организацию запрос о представлении кандида тур арбитражного управляющего с возможным указанием требо ваний к нему. После получения запроса саморегулируемая органи зация составляет список из трех своих членов, изъявивших согла сие быть утвержденными в качестве арбитражного управляющего, а при наличии в запросе требований к кандидатуре управляюще го – в наибольшей степени удовлетворяющих этим требованиям.

При этом кандидатуры в списке располагаются в порядке умень шения их соответствия заявленным требованиям, а при их отсутст вии – в порядке снижения уровня их профессиональных качеств.

Далее, не позднее, чем через пять дней с даты получения за проса саморегулируемая организация направляет в арбитражный суд, собранию кредиторов или заявителю (кредитору, подавшему заявление о признании должника банкротом) и должнику список кандидатур арбитражного управляющего, содержащий сведения об их профессиональных качествах, а при наличии в запросе тре бований – мотивированное заключение об их соответствии этим требованиям. Должник и заявитель (либо представитель собрания кредиторов) вправе отвести по одной из представленных кандида тур арбитражных управляющих, оставшаяся же кандидатура ут верждается арбитражным судом. В случае, если должник и (или) заявитель (представитель собрания кредиторов) не воспользова лись правом отвода, арбитражный суд назначает кандидатуру, за нимающую более высокую позицию в представленном саморегу лируемой организацией списке.

Наконец, в случае непредставления саморегулируемой органи зацией списка кандидатур в установленный срок арбитражный суд обращается в уполномоченный государственный орган, который обязан в течение семи дней с даты получения обращения обеспе чить представление списка кандидатур другими саморегулируе мыми организациями.

Особо подчеркнем, что описанная процедура применяется при назначении арбитражных управляющих всех предусмотренных за коном категорий: временных, административных, внешних и кон курсных.

4. Третьим законом вводится новая по отношению ко Второму закону процедура банкротства – финансовое оздоровление, в свя зи чем институт арбитражных управляющих дополняется еще од ной фигурой – административным управляющим.

Административный управляющий наделен следующими основ ными правами:

– требовать от руководителя должника информацию о его теку щей деятельности;

– принимать участие в инвентаризации в случае ее проведения должником;

– согласовывать сделки и решения должника в установленных законом случаях и предоставлять информацию кредиторам о соответствующих сделках и о решениях;

– обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстране нии руководителя должника в установленных законом случаях, а также о принятии дополнительных мер по обеспечению со хранности имущества должника и об отмене таких мер;

– предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с наруше нием установленных законом требований.

В числе основных обязанностей административного управ ляющего:

– вести реестр требований кредиторов, за исключением случа ев, предусмотренных законом;

– созывать собрания кредиторов в случаях, установленных законом;

– осуществлять контроль за ходом выполнения плана финансо вого оздоровления и графика погашения задолженности, рас сматривать соответствующие отчеты, представляемые долж ником, предоставлять собранию кредиторов информацию и заключения о ходе выполнения указанных плана и графика;

– осуществлять контроль за своевременностью и полнотой пе речисления денежных средств на погашение требований кре диторов (в т.ч. текущих);

– в случае неисполнения должником обязательств в соответст вии с графиком погашения задолженности требовать от лиц, предоставивших обеспечение исполнения должником обяза тельств, исполнения обязанностей, вытекающих из предос тавленного обеспечения.

5. Пожалуй, наиболее существенным новшеством Третьего за кона о банкротстве в отношении арбитражных управляющих явля ется введение им института саморегулируемых организаций. В соответствии с нормами данного закона таким организациям от водится чрезвычайно важная роль в процессе банкротства. Доста точно напомнить, что именно саморегулируемые организации (а не кредиторы, как устанавливалось Вторым законом) представля ют на утверждение арбитражному суду кандидатуры арбитражных управляющих.

В соответствии с Действующим законом саморегулируемой ор ганизацией арбитражных управляющих признается некоммерче ская организация, которая основана на членстве, создана гражда нами Российской Федерации, включена в единый государствен ный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управ ляющих и целями деятельности которой являются регулирование и обеспечение деятельности арбитражных управляющих.

Статус саморегулируемой организации арбитражных управ ляющих приобретается некоммерческой организацией с даты ее включения в государственный реестр саморегулируемых органи заций. Основанием для включения организации в реестр является выполнение ею следующих условий:

– соответствие не менее чем ста ее членов требованиям, уста новленным Действующим законом в отношении арбитражных управляющих, за исключением требования об обязательном членстве в саморегулируемой организации арбитражных управляющих;

– участие членов не менее чем в ста (в совокупности) процеду рах банкротства, в том числе продолжающихся, за исключе нием процедур банкротства по отношению к отсутствующим должникам;

– наличие компенсационного фонда или имущества у общества взаимного страхования, которые формируются исключитель но в денежной форме за счет взносов членов в размере не менее чем 50 тыс. руб. на каждого члена.

Компенсационный фонд или имущество общества взаимного страхования формируется для финансового обеспечения ответст венности по возмещению убытков, причиненных членами саморе гулируемой организации при исполнении обязанностей арбитраж ного управляющего. На средства компенсационных фондов или имущество общества взаимного страхования не может быть обра щено взыскание по обязательствам саморегулируемой организа ции, а также по обязательствам арбитражных управляющих, если возникновение таких обязательств не было связано с осуществле нием предусмотренной Действующим законом деятельности.

Саморегулируемая организация арбитражных управляющих осуществляет следующие основные функции:

– обеспечение соблюдения своими членами законодательства Российской Федерации, правил профессиональной деятель ности арбитражного управляющего;

– защита прав и законных интересов своих членов;

– обеспечение информационной открытости деятельности сво их членов, процедур банкротства;

– содействие повышению уровня профессиональной подготов ки своих членов.

В саморегулируемой организации арбитражных управляющих кроме исполнительного органа образуется постоянно действую щий коллегиальный орган управления в составе не менее семи че ловек. В компетенцию этого органа входит утверждение правил деятельности и деловой этики членов саморегулируемой органи зации в качестве арбитражных управляющих. В состав органов управления саморегулируемой организации не могут входить го сударственные и муниципальные служащие.

Саморегулируемая организация арбитражных управляющих имеет следующие основные права:

– представлять законные интересы своих членов в их отношениях с органами государственной власти и местного самоуправле ния;

– уведомлять арбитражные суды Российской Федерации о при обретении статуса саморегулируемых организаций арбит ражных управляющих;

– обжаловать в судебном порядке акты и действия органов го сударственной власти и местного самоуправления, нарушаю щие права и законные интересы любого из своих членов или группы членов;

– подавать иски о защите прав и законных интересов лиц, уча ствующих в деле о банкротстве;

– применять в отношении своих членов предусмотренные учре дительными и иными документами меры дисциплинарной от ветственности, в том числе исключение из членов саморегу лируемой организации;

– заявлять в арбитражный суд ходатайства об отстранении от уча стия в деле о банкротстве своих членов, в действиях (бездейст вии) которых установлены нарушения законодательства о бан кротстве.

Саморегулируемая организация арбитражных управляющих обязана:

– разрабатывать и устанавливать обязательные для выполнения всеми своими членами правила профессиональной деятель ности арбитражного управляющего;

– контролировать профессиональную деятельность своих чле нов в части соблюдения требований Действующего закона и установленных саморегулируемой организацией правил про фессиональной деятельности арбитражного управляющего;

– рассматривать жалобы на действия своего члена, испол няющего обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве;

– разрабатывать и устанавливать требования, предъявляемые к гражданам Российской Федерации, желающим вступить в са морегулируемую организацию;

– уведомлять арбитражный суд, рассматривающий дело о бан кротстве, об исключении своего члена, исполняющего обя занности арбитражного управляющего в таком деле, в срок не позднее чем три дня с даты его исключения;

– осуществлять сбор, обработку и хранение информации о дея тельности своих членов, раскрываемой ими для саморегули руемой организации в форме отчетов;

– осуществлять организацию и проведение стажировки гражда нина Российской Федерации в качестве помощника арбит ражного управляющего;

– осуществлять ведение реестра арбитражных управляющих, являющихся ее членами, и обеспечивать свободный доступ к включаемым в такой реестр сведениям заинтересованным в их получении лицам;

– обеспечивать формирование компенсационного фонда или имущества общества взаимного страхования для финансово го обеспечения ответственности по возмещению убытков, причиненных ее членами при исполнении обязанностей ар битражного управляющего;

– представлять в регулирующий орган в целях последующего опубликования изменения, внесенные в учредительные доку менты, правила и стандарты деятельности и деловой этики арбитражных управляющих, а также иные сведения, установ ленные Действующим законом;

– предоставлять по запросу регулирующего органа отчеты о процедурах банкротства, проведенных арбитражными управ ляющими, являющимися членами саморегулируемой органи зации.

Глава 7. Актуальные проблемы правоприменения в сфере законодательства о банкротстве Одним из существенных критериев целесообразности принятия нового законодательства является эффективность его примене ния. Рассмотрим некоторые проблемы, возникающие в процессе применения Нового (третьего) закона «О несостоятельности (бан кротстве)», принятого в 2002 г., а также проблемы, которые могут возникнуть со временем в связи с пробелами в законодательстве о банкротстве.

7.1. Возбуждение дел о несостоятельности (банкротстве) Процедура возбуждения дела о банкротстве Одной из кардинальных новаций федерального закона «О несо стоятельности (банкротстве)» (далее «закон «О банкротстве») является изменение процедуры возбуждения дела о банкротстве.

Если в соответствии с ранее действовавшим законом «О несостоя тельности (банкротстве)» от 1998 г. дело возбуждалось непо средственно после подачи соответствующего заявления в суд, то в новом законе «О банкротстве» дифференцирована процедура по дачи заявления различными лицами.

В частности, в соответствии с п. 3 ст. 6 закона «О (банкротстве)»

от 2002 г. для возбуждения дела о банкротстве по заявлению кон курсного кредитора, а также по заявлению уполномоченного орга на по денежным обязательствам принимаются во внимание требо вания, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда или третейского суда. При этом как сле дует из п. 2 ст. 7 закона, право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора или уполномоченного органа по денежным обязательствам по истечении 30 дней с даты направ ления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии – должнику.

ФЗ от 26 октября 2002 г. № 127 ФЗ.

ФЗ от 8 января 1998 г. № 6 ФЗ.

Следует отметить, что фактически установленный указанной нормой срок в 30 дней не согласуется с нормами закона «Об ис полнительном производстве», в соответствии с которыми, после получения исполнительного листа судебным приставом исполнителем должно быть совершено множество действий, в ча стности:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.