авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

««Историческая страница Орска» «История Оренбуржья» Авторские проекты Раковского Сергея На правах рукописи ...»

-- [ Страница 3 ] --

  вотчинники, о которых в Высочайшем указе от 10 апреля 1832 года не содержится правила, какой пропорцией должно их наделять? Но впрочем, как люди они несут одинаковую с вотчинниками службу, и занимаются более скотоводством, то полагала палата и сих припущенников башкир– вотчинников, в отношении удовлетворения их землею, сравнить с мещеряками и тептярями». С подобным мнением казенной палаты исправляющий должность оренбургского военного губернатора согласился:

«относительно наделения припущенников башкир…как людям обязанным военною службою, следует дать 30 десятинную пропорцию наравне с припущенниками из тептярей и мещеряков». Первыми по времени и этнически однородными тептярями (как и припущенниками) стали разорившиеся в результате различных причин башкирские общинники. В возникновении их как феодальной категории населения царское правительство непосредственно не играло особой роли.

Это было продуктом внутреннего развития башкирского общества.

Институты припущенников и тептярей получают широкое развитие в ходе массового переселения крестьян в Башкирию в XVII–XVIII веках.189 «Под тептярями сами башкиры разумели не особую народность, а сходцев из разных мест, владевших землею и сначала плативших ясак башкирам». Припущенники тептяри известны по документам только там, где жили башкиры–вотчинники. Башкирская община подразделялась по поземельному владению на нераздельную вотчину и повытья отдельных общинников. Припуск служил каналом проникновения «чужеродцев» в башкирскую вотчину, формой переложения части повинностей и ясака на припущенников. В зависимости                                                              ПСЗРИ – II. Т. 9. № 6957. С. 268–269.

Асфандияров А.З. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI– первая половина XIX века). Уфа, 2006. С. 271.

Дмитриев А.А. Пермская старина. Пермь, 1900. Вып. 8. С. 30.

Глезднев П.П. К вопросу о тептярях: из доклада, прочитанного на заседании Вятского исторического общества // Вятская жизнь. 1923. № 2. С. 74–80.

  от содержания припускных записей припущенники тептяри состояли из трех групп. Первая группа тептярей припускалась башкирами в свою общину в качестве равноправных членов. Земельные права тептярей второй группы оформлялись «данными» и отчасти «поступными записями». Третья группа тептярей состояла из оброчников. Тептяри из башкир пользовались землей на равных правах в рамках нераздельной вотчины». Игельстром О.А. охарактеризовал суть башкирского землевладения.

Башкиры «владея землями своими на таких же правах, как и дворяне, должны пользоваться всем тем, что на землях их изобилует». Игельстром считал, что «как все части земель, отданных башкирами из оброка припущенникам, должны всегда оставаться в непосредственном их владении, то и рыбные ловли, на них имеющиеся следует оставить в пользу самих башкирцев». Башкиры, перешедшие «в подданство к царю Иоанну Васильевичу, были пожалованы от него землями с правом вотчинников».

Это право «преемниками его было подтверждаемо». До восстания 1735–1740 годов башкиры «одни были обладатели находящихся в Оренбургском крае земель, и, не имея никого подобных себе вотчинников, по собственному желанию допускали к поселению на своих землях мещеряков, тептярей и бобылей на добровольных между ними условиях, в отношении платежа повинностей». Рассмотрим теперь начальный этап дипломатического анализа грамот о припуске, а именно расчленение акта на его составные части (клаузулы). При предварительном анализе припускных актов устанавливается место и время составления грамот, раскрывается то значение, какое составитель договорного документа о сдаче земли в аренду хотел ему придать, какие цели преследовались, в чьих интересах они составлялись. Припускные акты                                                              Васильев С.М. К вопросу о землепользовании пришлого нерусского населения Башкирии в конце XVII–начале XVIII вв. // МНС. Уфа, 1958. С. 128–140.

ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С. 259, 276.

  рассматриваются как явления культуры, отображающие психическую деятельность человека. Дипломатика посредством топологии устанавливает место совершения припуска на основании прямых и косвенных сведений, скрытых в его тексте.

Хронология припуска есть время заключения договора.

Рассматриваемые припускные записи всегда снабжены датой.

Дипломатический анализ припускной записи (юридический анализ акта автором не производилась) разбивает формуляр на его составные части – клаузулы. Облекая договор в письменную форму, каждый акт отражал в своем составе ее элементы в виде отдельных мыслей. В составе каждой припускной записи можно выделить несколько клаузул: имена, фамилии совершавших сделку контрагентов (адресат или адресант) и объект сделки, часто с указанием границ территории владения.

Условия сделки: «тептяри из черемис деревни Токтарово Бирского уезда были припущены башкирцами Ельдяцкой волости сроком на 50 лет с условием уплаты оброка по 50 копеек в год со двора». Заключение договоров с 27 июля 1837 года должно было производиться нотариусами только с разрешения оренбургского военного губернатора. Подписи лиц совершивших сделку и рукоприкладства послухов (свидетелей), удостоверивших акт своими подписями (тамгами). Анализ грамот о припуске на вотчинные земли башкир в Оренбургской губернии в первой половине XIX столетия намечает лишь в самых общих чертах проблематику расчленения акта на его составные части (клаузулы)».

В огромном мире актовых материалов грамоты о припуске представляли собой договорные документы о сдаче в аренду на определенный срок башкирских вотчинных земель припущенникам. Есть следующие                                                              ЦИА РБ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1429;

Д. 2001. Л. 5;

Лаппо–Данилевский А.С. Очерк русской дипломатики частных актов. СПб., 2007;

Аетбаев А.Р. «Исторический источник» в трудах историка: к юбилею академика А.С. Лаппо–Данилевского // Вестник Башкирского Университета. 2008. Т. 13. № 3. С. 614–616.

  формулировки припуска на башкирские земли. Например, «Запись башкир Казанской дороги о припуске их в свою вотчину» или «в общую вотчину», «в степные угодья своей вотчины», «на правах общего владения», «о возобновлении припуска», «с подтверждением старого их припуска», «о припуске их в свое повытье общей вотчины» или «в повытье умершего родственника», «о припуске их в свою спорную вотчинную землю», «о припуске для поселения в свою вотчину», «о припуске в свое жеребье общей вотчины», «о припуске из оброка» или «с условием выплаты ясака».

В 1816 по VII ревизии в Мензелинском и Бугульминском уездах Оренбургской губернии картина земельных отношений выглядела следующим образом. В ведомостях Мензелинского земского суда указаны «башкирские селения и жительствующие на принадлежащей им земле припущенники разного сословия». В документе содержатся такие формулировки припуска: «По договору, данному от башкирцев». Или, «по давнему заселению предков без договоров».

Очевидно, что речь идет о письменном договоре. Он был или его заключали устно. Например, «по допуску самих вотчинников башкир». То есть башкиры–вотчинники «допускали» в еще далекие времена припущенника по договору письменному или устному по различным условиям. Это мог быть оброк, но есть формулировки припуска «без актов и оброка». Припущенники активно соотносили свою земельную обеспеченность с башкирским населением. И большее наделение вотчинников землей входило в противоречие с идеями справедливости крестьянского мира. Можно предположить, что акты и оброк в момент «допуска» заключались, но со временем договор терялся и припущенники в одностороннем порядке переставали уплачивать оброк став фактическими владельцами земли. Хотя                                                              ЦИА РБ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 450. Л. 3–21, 122–131;

МИБ. М.;

Л., 1936. Ч. 1. С. 292;

ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С. 269.

  де-юре земля принадлежала башкирам. Мы считаем, что с момента прекращения оброчных выплат припущенник арендуемую землю считал уже своей. Это подтверждается фактами припуска припущенниками уже своих припущенников без согласия башкир–вотчинников. Отсюда и происходил один из многочисленных источников земельного спора. Формулировки «допуск» и «припуск» есть синонимы. В документе есть еще размежевание в формулировках «по допуску», «по договору» и «по правам». Припущенники могли жить «на покупной от башкир земле». Или, иметь «на обмежеванной землемером в общее владение с башкирами земле». Иногда селившиеся переселенцы не заключали никаких актов, а довольствовались только честными уверениями. Припущенники могли приобретать землю в собственность, совершив купчую крепость. При Генеральном межевании некоторые припущенники отмежевались от вотчинных дач отдельно по полюбовным соглашениям (сказкам).

Наследники их владели землями на основании вотчинных прав собственности.197 За счет обезземеливания башкирских волостных вотчин развивались общины припущенников. Народы Башкортостана нуждались в земельных ресурсах для улучшения своего материального благосостояния. В силу того, что казенные и частновладельческие земли были не доступны, то восполнить свои потребности припущенникам было возможно только за счет башкирских волостных земель. Таким образом, благодаря припуску на башкирские вотчинные угодья снималось аграрное напряжение и формировалось многонациональное и многоконфессиональное население Республики Башкортостан.

                                                             Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 85–107.

Ремезов Н.В. Землевладение в Уфимской губернии: краткий исторический обзор образования, дробления и распределения поземельной собственности в Уфимской губернии. М., 2009. С. 13, 17–19.

  § 2.Башкиры Институт вотчинного права башкирского народа был уникальным историческим явлением в истории нашего Отечества и основывался на традициях кочевых государственных образований и, прежде всего, Золотой Орды. Признание правительством особого правового статуса башкирского землевладения привело к созданию особого сословия башкир–вотчинников.

Вотчинное право башкир запрещало любые формы отчуждения волостных угодий. Субъектами вотчинного владения были башкирские роды. Пределы волостей постоянно изменялись. Волостная вотчина объединяла население отдельного рода и была владельцем башкирской земли. Башкирские роды (волости) XVII–первой трети XVIII века были также основой военной ополчения. организации племенного Башкир–вотчинник был землевладельцем только в границах своего рода. В пределах чужой волости становился припущенником. Даже если это была кровнородственная вотчина. Например, башкир Иске–Еланской вотчины на материнской Еланской вотчине уже был припущенником, «чужим».

Башкирские родоплеменные волости согласно Чулошникову А.П.

окончательно приобретают территориальный характер. Но долгое время наряду с ней оставались также прежние волости, соединявшие группы населения, где бы они не находились территориально. О территориальном разрыве прежних волостей Татищев В.Н. сообщает в 1738 году башкирам Уфимского уезда: «ваши волости именуемые числите по родам, а не деревнями, и одной волости люди живут по всей Башкирии, и в одной деревне люди разных многих волостей».199 Подобное же явление имеет в виду и Неплюев И.И.: «яко и во всех их волостях такие селения есть, что                                                              Азнабаев Б.А. Эволюция вотчинного права башкирского населения в XVI–первой трети XVIII века // Истоки российского федерализма в свете провозглашения автономии Башкортостана. Уфа, 2007. С. 64, 65, 70, 71.

Чулошников А.П. Восстание 1755 года в Башкирии. М.;

Л., 1940. С. 3–5.

  одной волости, с другими смешавшись, верстах во сто и больше в различных местах живут». Кроме того в ауле Тюнгак в Гайнинской волости «постоянными жителями его являлись башкиры не только данной волости, но и соседних с ней волостей, как Ирехтинской волости. Те же перемещения и образования новых территориальных объединений происходили в той или иной мере во всех районах Башкирии». Рассмотрим вотчинно–волостную структуру землевладения и землепользования башкир по материалам VIII ревизии 1834 года. В рамках одного уезда башкирские юрты как административные единицы состояли из деревень различных волостей. В пределах Белебеевского уезда по VIII ревизии 1834 года башкиры находились в составе XII Башкирского кантона.

Здесь числились юрты по волостям под номерами I, IV, VII–XXVIII.

Волости: юрта I–Юрминская волость (Баиковой тюбы);

Юрта IV–Киргизская (Заитовой тюбы), Кыр–Еланская (Кучуковой, Кузыевой и Илекей–Ямметевой тюбы);

Юрта VII Кыр–Еланская, Байлярская;

Юрта VIII Кыр–Еланская (Танламаской тюбы) и Байлярская;

Юрта IX–Канлинская, Кыр–Еланская (Танламаской тюбы);

Юрта X–Киргизская (Чикировой тюбы). Юрта XI– Кыр–Еланская (Лаяшлинской тюбы), Киргизская, Булярская и Ельдяцкая;

Юрта XII–Ельдяцкая (Сырымовой и Султанбековой тюбы), Кыр–Еланская;

Юрта XIII–Кыр–Еланская (Московой тюбы);

Юрта XIV–Кыр–Еланская и Канлинская, Дуванейская (Азяевой, Бакаевой, Ишаевой, Рысмекеевой тюбы);

Юрта XV–Канлинская (Актовой, Урмекеевой, Токбаевой тюбы), Кыр– Еланская волость (Актовой, Урмекеевой тюбы). Юрта XVI–Канлинская (Актовой, Урмекеевой тюбы);

Юрта XVII–XVIII Канлинская (Урмекеевой тюбы). Юрта XVIII–Кубовская, Кыр–Еланская;

Юрта XIX–Кубовская, Кыркули–Минская и Канлинская (Балгазиной тюбы);

Юрта XX–Кыркули–                                                              Чулошников А.П. Восстание 1755 года в Башкирии. М.;

Л., 1940. С. 3–5.

Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 111–150.

  Минская;

Юрта XXI–Яик–Суби–Минская, Кыркули–Минская;

Юрта XXII– Яик–Суби–Минская;

Юрта XXIII–Илекей–Минская, Яик–Суби–Минская;

Юрты XXIV и XXV–Илекей–Минская;

Юрты XXVI и XXVII–Кулили– Минская, Илекей–Минская;

Юрта XXVIII–Кулили–Минская волость.

Башкиры–вотчинники Белебеевского уезда: формулировка «собственную землю имеют» башкиры встречается в 73 деревнях. Есть еще формулировка: «собственную землю имеют» и башкиры «кочуют». Эта запись раскрывает их модель хозяйствования. Всего в Белебеевском уезде было 20 деревень башкир кочующих собственников.

Здесь можно назвать деревни башкир–вотчинников имевших башкир– припущенников: «собственную» землю имеют, «в том числе на праве припущенников» башкир. В документе таких формулировок 41. Таким образом, в Белебеевском уезде башкиры–вотчинники имевшие «собственную землю» проживали в 134 деревнях. Среди этих 134 деревень 41 деревня жила совместно с башкирами–припущенниками. Надо сказать, что башкиры– припущенники имели и собственные деревни. Например, в документе встречается 68 формулировок: башкиры живут «на праве припущенников».

Некоторые из них кочевали.

Башкиры в Бирском уезде находились в составе X Башкирского кантона. Здесь по волостям было 26 юрт. Это были юрты I–XVIII, XX– XXVII. По XIX юрте информации нет. Волости: юрта–I Калнинская волость (Тусаринской тюбы), Шамшадинская, Ельдяцкая, Дуванейская;

Юрта–II Ельдяцкая (Сырымовской тюбы) и Шамшадинская;

Юрта–III Ельдяцкая (Казыевой тюбы), Иске–Еланская (Каинлык–Учбилинской, Бекметевской, Бадраковой тюб);

Юрта–IV Иске–Еланская (Курзинской, Учбилинской тюб). Юрта–V Ельдяцкая (Сырымовской тюбы), Еланская (Лаяштинской и Уразайской тюб). Юрта–VI Булярская, Киргизская (Аюевой, Ябалаковой                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 111–214.

  тюб), Янейская (Тогузларской тюбы), Еланская (Уразайской тюбы);

Юрта– VII Булярская, Еланская (Уразайской тюбы), Киргизская (Аюевой тюбы);

Юрта VIII–Еланская (Лаяштинской, Уразайской тюб), Ельдяцкая (Сырымовской тюбы);

Юрта–IX Еланская, Гарейская (Буртюковской тюбы), Киргизская волости (Аюевой тюбы).

В Бирском уезде юрта–X Гарейская волость (Каинлыковой, Буртюковской тюб), Киргизская (Ябалаковской, Аюевой, Татышевской тюб).

Юрта–XI Гарейская (Янзигитовой, Тимерлинской тюб);

Юрта–XII Уранская (Мердяшевой, Тимерлинской тюб);

Юрта–XIII Уранская (Избахтинской, Мердяшевой, Тимерлинской, Янборисовой, Истяновской тюб);

Юрта–XIV Уранская (Сапаевской, Мангуловой, Юзбардинской, Шибазовой, Двоновой, Кюняевой, Кутламышевской тюб);

Юрта–XV Урман–Гарейская;

Юрта–XVI Урман–Гарейская, Ирехтинская (Ирехтинской тюбы).

Юрта–XVII Ирехтинская (Ирехтинской тюбы), Кыр–Таныпская (Кайпановой, Казанчиновой тюб), Таныпская (Кыр–Таныпской тюбы).

Юрта–XVIII Кыр–Таныпская волость;

Юрта–XX Су–Таныпская волость (Уфа–Таныпской тюбы), Кыр–Таныпская (Кыр–Таныпской тюбы), Ельдяцкая (Ельдяцкой тюбы);

Юрта–XXI Сунларская (Байкинской, Янсеитовской тюб), Ельдяцкая (Сейдяшевской тюбы);

Юрта–XXII Таныпская (Су–Таныпской тюбы), Балыкчинская (Балыкчинской тюбы), Сунларская (Байкинской тюбы).

Юрта–XXIII Иске–Еланская (Ванышевской, Кузбаевой тюб), Тазларская (Тазларской тюбы);

Юрта–XXXIV Таныпская (Кыр–Унларской тюбы), Шамшадинская (Кукаевой тюбы);

Юрта–XXXV Ельдяцкая (Бураевской тюбы), Кыр–Унларская (Унларской тюбы), Тазларская (Тазларской тюбы);

Юрта–XXXVI–Ельдяцкая (Бураевской тюбы). Юрта–XXXVII Иске–Еланская (Кузбаевой, Бекметевской тюб).

Башкиры–вотчинники в Бирском уезде «живут на собственной земле» и                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 150–214.

  «собственную землю имеют»–204 башкирские деревни. Башкир– припущенников судя по документу в Бирском уезде не было.

Башкиры в Бугульминском уезде относились к XII кантону. Юрта I– Юрминская волость (Баиковой, Чукарушевой, Казанчинской тюб);

Юрта II– Юрминская (Баиковой тюбы);

Юрта III–Юрминская и Киргизская;

Юрта IV– Киргизская (Заитовой тюбы);

Юрта V–Киргизская, Байлярская;

Юрта VI– Кыр–Еланская (Тынламасовой тюбы), Байлярская волости. Вотчинники землю имеют «собственную» 12 деревень. Живя на «собственной земле»

имели своих башкир–припущенников–14 деревень. Башкиры– припущенники: «на праве припущенников»–5 деревень. Башкиры с формулировкой «всех оных деревень башкирцы заселены и живут на земле, принадлежащей коронному ведомству»–12 деревень.

В Бугурусланском уезде башкиры Кыпсакской и Тамьянской волостей относились к XXIX юрте XII кантона. Вотчинники жили на «собственной земле»–3 деревни. На «собственной» совместно с башкирами– припущенниками проживали 3 деревни вотчинников. В Кыпсакской и Тамьянской волостях в деревнях Кульшарипово и Мукменово было десятин земли.

В Бузулукском уезде башкиры находились в составе IX кантона.

Волости: юрта XXXIV–Бурзянская (Байуловой, Янхаринской тюб), Юмран– Табынская (Азнаевой, Кульман Токтамской, Урдаской, Сартской, Токтарской, Бузургановой, Токтар Агышской, Урдасбиевской, Байуловой тюб);

Юрта XXXV Юмран–Табынская (Давлетовой, Акынчиковой, Агышевой, Токтарской тюб);

XXXVI Кыпсакская (Сыуинской тюбы);

Юрта XL Сынрянская волость (Меркитской, Байсарской, Кузакбердыевской тюбы). Башкиры «живут на собственной земле. В летнее время выходят на кочевье»–7 деревень. Башкиры деревни Яиково «живут на собственной                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 214–227.

  земле, а 6–припущенники. В летнее время выходят на кочевье». Башкиры Ишмурзино «живут на оброчной земле Сынрянской волости». Башкиры Красная Мечеть и Кундузлы Тамак жили на «собственной земле», но на кочевье не выходили. Башкиры «живут на праве припущенников. В летнее время выходят на кочевье»–5 деревень. Башкиры Хусеиново «живут на праве припущенников в деревне Кундузлы Тамак».

Башкиры относились в Верхнеуральском уезде к VI кантону. Волости:

юрты I–X Бурзянская;

Юрта XI Кыпсакская, Бурзянская;

Юрты XII и XV Тангаурская, Кыпсакская, Тамьянская;

Юрты XIII–XIV Кыпсакская;

Юрты XVI–XIX Тамьянская;

Юрта XX Кобыляцкая, Тамьянская;

Юрты XXI–XXII Кобыляцкая;

Юрта XXIII Телевская, Кобыляцкая;

Юрта XXIV Телевская;

Юрта XXV Кара–Табынская, Катайская, Кудейская;

Юрта XXVI Кара– Табынская;

Юрты XXVII–XXX Катайская волость. Башкиры «живут на вотчинной земле. В летнее время выходят на кочевку»–201 деревня.

В Мензелинском уезде башкиры XI кантона по волостям были в юртах. Волости: юрты I и XVI относились к Булярской волости (Булярской тюбы);

Юрта II Булярская (Булярской тюбы), Байлярская (Калмашевой тюбы);

Юрта III Байлярская (Салаушевской, Бизякинской тюб), Сарайли– Минская;

Юрты IV и V Байлярская (Салаушевской, Тураевской тюб);

Юрта VI Булярская (Булярской тюбы), Байлярская (Калмашевой тюбы), Янейская (Тогузларской тюбы);

Юрты VII, VIII, XIX Сарайли–Минская, Байлярская (Салаушевской тюбы);

Юрта IX Гарейская (Такталачукова тюба);

Юрта X Гарейская (Азякулевой тюбы);

Юрта XI Гарейская (Азякулевой, Янзигитовой тюб), Киргизская волости (Ябалаковой тюбы). Юрта XII Булярская (Булярской тюбы), Янейская (Бугадинской тюбы);

Юрта XIII Булярская (Булярской тюбы), Янейская (Янейской, Камбарской тюб);

Юрта XIV Булярская (Булярской тюбы), Гарейская (Азякулевой, Такталачуковой тюб), Янейская (Янейской тюбы);

Юрта XV Янейская                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 225–262.

  (Янейской, Тогузаковой тюб);

Юрта XVII Янейская (Тогузаковой тюбы), Булярская (Мушугинской тюбы);

Юрта XVIII Булярская (Мушугинской тюбы);

Юрта XX Сарайли–Минская, Ирехтинская (Абдулбинской тюбы);

Юрта XXI Булярская (Булярской, Мушугинской тюб), Ирехтинская (Абдулбинской тюбы);

Юрта XXII Булярская (Мушугинской тюбы), Киргизская волости (Байсаринской, Ябалаковой тюб).

Башкиры в Мензелинском уезде жили «на собственной» земле– деревень башкир–вотчинников. Живя на «собственной» земле имели башкир–припущенников–28 деревень. Башкиры «на праве припущенников»

19 деревень.

Башкиры в Оренбургском уезде были в составе IX кантона. Волости:

юрта I–Усерганская (Апандовой, Чурашевой, Бишаевской, Аксаковой тюбы), Кыпсакская;

Юрта II Усерганская (Аюевой тюб, Сарынской, Кунаковой тюб);

Юрта III Усерганская (Чурашевой, Гирей–Кыпсакской, Кара– Кыпсакской, Кунаковой тюб);

Юрта IV Усерганская (Аксаковой тюбы);

Юрта V Усерганская (Аюевой, Шитаевской, Сарамантаевской тюбы);

Юрта VI Усерганская волость (Аксаковой, Мамбетовой тюбы).

Юрта VII Усерганская (Шитаевской, Бишаевской, Саракайской тюб), Тангаурская (Кара–Кыпсакской тюбы);

Юрта VIII Тангаурская (Тангаурской, Сабаевской, Сананоской, Букатовской, Мишар–Татлыбаевской тюб);

Юрта IX Тангаурская (Мышы–Иларская, Ногайская, Токсарайская тюбы);

Юрта X Усерганская (Апандовой тюбы);

Юрта XI Усерганская (Апандовой тюбы), Кыпсакская (Карыевой тюбы);

Юрта XII Усерганская (Апандовой, Чурашевой, Аксаковой тюб);

Юрта XIII Усерганская (Апандовой, Бишаевской, Кугарчинской тюб);

Юрта XIV–Усерганская (Чурашевой, Тамьянской тюб);

Юрта XV Кыпсакская волость (Карыевой тюбы). Юрта XVI Усерганская (Аюевой тюб), Кыпсакская (Карыевой тюбы);

Юрта XVII Кара–Кыпсакская волость (Карыевой тюбы);

Юрта XVIII                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 239–284.

  Бурзянская волость (Атайсаловой, Мунашевой, Баюловой, Джан–Сары тюб);

Юрта XIX Кыпсакская (Кара–Кыпсакской, Мушулу–Каракузякской тюб);

Юрта XX Кыпсакская (Карыевой, Кыпсакской тюб). Юрта XXI Кыпсакская (Бушмашевской, Чашкимской, Сувуинской, Кара–Кыпсакской, Мушулу– Каракузякской тюб), Тангаурская (Тангаурской тюбы), Бурзянская (Атайсаловой тюбы);

Юрта XXII Усерганская (Аюевой тюб), Кыпсакская (Тингирской, Сувуинской, Кара–Кыпсакской, Мушулинской тюб);

Юрта XXIII Бурзянская (Ямашевой, Баюлинской тюб);

Юрта XXIV Кыпсакская волость (Бушмашевской, Сувуинской тюб).

В Оренбургском уезде юрта XXV–Кыпсакская (Бушмашевской, Сарышевской, Чашкимской, тюб);

Юрта XXVI Кыпсакская (Бушмашевской тюбы);

Юрта XXVII Кыпсакская (Сувуинской, Кара–Кыпсакско– Мушулинской тюб);

Юрта XXVIII Семи башкирских волостей (Бушманской, Мушулы–Кара–Кузякской тюбы), Бурзянская (Сувуинской тюбы);

Юрта XXIX Бурзянская волость (Сувуинской, Мушулы–Кара–Кузякской, Чураевской, Байгильдевской тюбы);

Юрта XXX «к волости не принадлежат, Мунашевской тюбы», башкиры живут на казенной земле. Бурзянская волость (Сувуинской, Бушмашевской тюб);

Юрта XXXI Бурзянская (Мунашевской, Мушулы–Кара–Кузякской, Янхаринской, Шагалыевой, Байсаровской тюб);

Юрта XXXII Юрматынская (Азнаевой тюбы);

Юрта XXXIII Юмран– Табынская (Байсаровой, Калчировой тюб);

Юрта XXXVI Кыпсакская (Сувуинской, Баюлинской тюб), Юрматынская волости (Мишарской тюбы). Юрта XXXVII «башкиры из султанских ногайцев казачьего войска»;

Юрта XXXVIII Бурзянская, Кыпсакская, Гарейская;

Юрта XXXIX «башкиры ни к какой волости не принадлежат, люди поступили в башкиры из казачьего иррегулярного войска, на привилегированной им земле в вечное владение».

По юрте XL информации нет. Юрта XLI Бурзянской волости башкиры из                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 263–284.

  Казанских торговых татар. Здесь башкиры жили на собственной земле. В летнее время кочевали. Таких деревень башкир–вотчинников было–167.

Жили башкиры и на казенной земле–7 деревень.

В Стерлитамакском уезде башкиры состояли в VII и IX Башкирском кантоне 41 юрты, где находились на земле Телтимской, Кулили–Минской, Юрматынской и Слымянской волостей. Башкиры VII кантона имели 25 юрт.

Юрта I Уршак–Минская (Кадашевой тюбы), Миркит–Минская (Аккундовой тюбы);

Юрта II Дуван–Курпяч–Табынская, Миркит–Минская. Юрта III Кумрук–Табынская, Кумрук–Курпяч–Табынская (Будряковой тюбы);

Юрта IV Дуван–Курпяч–Табынская, Кумрук–Курпяч–Табынская (Будряковой тюбы), Калчир–Табынская;

Юрта V Калчир–Табынская;

Юрта VI Калчир– Табынская, Кесе–Табынская волость;

Юрта VII Кесе–Табынская;

Юрта VIII Миркит–Минская (Аккундовой тюбы), Дуван–Курпяч–Табынская, Кесе– Табынская, Бишеул–Табынская волости.

Юрта IX Юрматынская (Ильчик–Тимировой, Кармышевой тюб);

Юрта X Юрматынская (Кармышевой тюб);

Юрта XI Гирей–Кыпсакская;

Юрта XII Юрматынская (Азнаевой тюбы), Телтим–Юрматынская (Ильчик–Тимировой, Акчулпановой тюб);

Юрта XIII Юрматынская (Азнаевой тюбы), Телтим– Юрматынская (Ильчик–Тимировой тюбы);

Юрта XIV Юрматынская (Азнаевой тюбы);

Юрта XV Юрматынская (Азнаевой тюбы), Телтим– Юрматынская (Ильчик–Тимировой тюбы);

Юрта XVI Юрматынская (Азнаевой тюбы);

Юрта XVII Юрматынская волость (Азнаевой тюбы);

Юрта XVIII Челким–Кыпсакская. Юрта XIX Юрматынская (Татигачевой тюбы), Челким–Кыпсакская, Тамьянская;

Юрта XX Юрматынская (Татигачевой тюбы), Челким–Кыпсакская, Тамьянская волости. Юрта XXI Юрматынская (Татигачевой тюбы), Услы–Минская (Татигачевой тюбы);

Юрта XXII Юрматынская (Татигачевой тюбы);

Юрта XXIII Телтим–Юрматынская (Ильчик–Тимировой тюбы);

Юрта XXIV                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 284–310.

  Юрматынская (Азнаевой тюбы), Телтим–Юрматынская (Ильчик–Тимировой тюбы);

Юрта XXV Миркит–Минская (Аккундовой тюбы), Бегеняш–Минская (Аккундовой тюбы), Телтим–Юрматынская волости (Ильчик–Тимировой, Акчулпановой тюбы).

Башкиры–вотчинники в Стерлитамакском уезде «землю имеют все вообще собственную свою» или формулировка «землю имеют собственную, в том числе на праве припущенников» башкиры (совместно проживали деревень). В Тятир Арсланово просто формулировка «на праве припущенников» башкиры. Башкиры Айдаралино «жители перешли в сии деревни к заселению из башкирцев Сеитовского посада, имеют происхождение из казанских торговых.

Живут на купленные у башкирцев земле». Башкиры Арсланово «живут на купленной земле у башкир VII кантона в 1756 году».

Башкиры в Троицком уезде с 1832 года находились в шести юртах IV Западного и восьми юртах IV Загорного кантонов. IV Западный кантон– Юрта I Айлинская волость;

Юрта II Айлинская и Тюбеляцкая;

Юрта III Тырнаклинская и Бала–Катайская;

Юрта IV Айлинская, Дуванская и Сартская;

Юрта V Дуванская, Куваканская, Упейская и Кущинская;

Юрта VI Дуванская, Бала–Катайская и Кущинская. IV Загорный кантон–Юрты I и III Барын–Табынская и Кара–Табынская волости. Юрта II Куваканская, Барын– Табынская и Кара–Табынская волости;

Юрта IV Дуванская, Куваканская, Барын–Табынская и Кара–Табынская;

Юрта V Куваканская, Барын– Табынская и Кара–Табынская;

Юрта VI Куваканская;

Юрта VII Айлинская, Барын–Табынская и Кара–Табынская;

Юрта VIII Сызгинская волость. В Троицком уезде башкиры трех деревень жили на «вотчинной своей Кущинской волости земле», 12 деревень «на вотчинной Айлинской волости», 15 деревень «на вотчинной своей Дуванской волости земле», 11 деревень «на вотчинной своей Бара–Кара–Табынской волостей земле», 5 деревень «на                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 284–318.

  вотчинной своей Бала–Катайской волости земле», 5 деревень «на вотчинной земле Тюбеляцкой волости», 2 деревни «на вотчинной Сартской волости земле» и одна деревня «на вотчинной своей Куваканской волости земле».

На спорных со Златоустовскими заводами землях проживали семь деревень башкир–вотчинников и башкиры–припущенники десяти деревень.

Башкиры Асылгужино, Кузбаево и Петрушкино жили «на земле Чебаркульской станицы казаков». Башкиры Кутуково жили на земле Саткинского завода. Башкиры семи деревень жили «на земле Уйской станицы казаков». Башкиры Давлетбаево и Магадеево жили «на казенной линейной земле». Башкиры Ишменево и Кадырово «на вотчинной своей Тырнаклинской волости вроде припущенников». В этом случае не понятно.

Если на вотчинной земле находились, то почему были припущенниками?

Возможно в документе ошибка.

Башкиры в Уфимском уезде состояли в X Башкирском кантоне. Здесь было 14 юрт. Юрта I Минская (Тарханской тюбы), Каршинская (Кадраевской, Сатлыгановской тюб), Дуванейская (Бакаевой тюбы), Услы– Минская, Чуби–Минская, Кыркули–Минская;

Юрта II Чуби–Минская, Дуванейская (Бакаевой тюбы), Канлинская (Тукбаевой, Якшиевой тюб);

Юрта III Чуби–Минская, Кыркули–Минская волости. Юрта IV Уршак– Минская, Кыркули–Минская, Бишеул–Курпяч–Табынская, Минская, Юмран–Курпяч–Табынская;

Юрта V Бишеул–Курпяч–Табынская, Кызлар– Курпяч–Табынская;

Юрта VI Урман–Кудейская, Бялякай–Кудейская волость;

Юрта VII Кубовская, Салзаутская, Бялякай–Кудейская (Чурашевой, Истриковой тюб), Урман–Кудейская (Трухманского аймака), Минская (Булашевской тюбы). Юрта VIII Кыр–Кудейская, Шайтан–Кудейская, Урман–Кудейская волости. В Уфимском уезде юрта IX Шайтан–Кудейская, Мурзаларская, Тюбеляцкая, Тырнаклинская;

Юрта X Мурзаларская, Кара–Тавлинская,                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 310–343.

  Урман–Кудейская (Трухманского аймака), Кыр–Кудейская волость;

Юрта XI Мурзаларская, Больше–Кущинская, Дуванская;

Юрта XII Сартская, Дуванская;

Юрта XIII Сартская, Больше–Кущинская, Дуванская;

Юрта XIV Больше–Кущинская, Мало–Кущинская. Башкиры «жили на собственной земле». Некоторые из них «во время лета выходят на кочевку». Были и припустившие к себе башкир–припущенников. Таких деревень башкир– вотчинников было 36. Башкиры–припущенники еще в своих 13 деревнях жили с формулировкой в документе «на праве припущенников». Башкиры деревни Агарды находились «на помещичьей князя Черкасского земле».

В Челябинском уезде башкиры относились к V Башкирскому кантону.

Здесь было 15 юрт. Юрта I Барын–Табынская, Айлинская волости;

Юрты II, III, IV, VIII, X, XII Кара–Табынская, Айлинская волости;

Юрта V Кара– Табынская волость;

Юрта VII Чирлинская, Айлинская, Шуранская волости;

Юрта XI Сартская, Калмыцкая, Кара–Табынская волости;

Юрта XIII Калмыцкая, Айлинская волости;

Юрта XIV и XV Катайская, Айлинская волости. Башкиры «имеют собственную землю». Многие были «в общем владении» с разными волостями. В общем владении с казаками Миасской станицы–13 башкирских деревень. Живших «на праве припущенников»

башкир была 41 деревня. Башкиры Алимгулово Аптикаево, Биккушево, Даутово, Каримгулово «поселены на земле казенной». В Башкирии существовали деревни, относящиеся только к одной волости. Например, в Белебеевском уезде деревня Абзаново принадлежала к Канлинской волости. По документу «Западные башкиры» эта Канлинская волость известна также как Калнинская волость. Это одна и та же волостная вотчина. Очень часто встречаются деревни «объединенных» волостей:

деревня Абдуллино в Белебеевском уезде была в Кыр–Еланско–Байлярской волости. Большинство башкирских волостей имели свои тюбы. Имели место деревни, относящиеся одновременно к двум различным тюбам одной                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 318–352.

  материнской волости. Аймак зафиксирован в Уфимском уезде в Урман– Кудейской волости. Это Трухманский аймак. И в Стерлитамакском уезде в Юрматынской волости – Мурзаларский аймак. Других аймаков не было. Есть в документе и малочисленные, «одинокие» волости. Например, во всем Белебеевском уезде была только одна деревня, принадлежащая к Каргалинской волости (деревня мещеряков Новое Зириклино). Наличествуют также родственные волости. Примером могут послужить многочисленные Минские волости (Илекей–Минская, Кулили–Минская и другие).

В отличие от Западной Европы, где сословия возникали на основе земельных отношений, в России такой основой стали отношения различных социальных групп с государством. Более того, роль российского государства в данном процессе заключалась не в признании складывавшихся различий отдельных социальных слоев и в санкционировании этих различий законодательством. Государственная власть по своей воле только, и подчас совершенно произвольно, формировала новые сословия, исходя лишь из собственных интересов. Эволюция сословной структуры во многом определялась задачами, стоявшими перед русским самодержавием». Наряду с башкирами–припущенниками землепользователями башкир– вотчинников были также мишари и тептяри. Российское государство в течение нескольких столетий постепенно сформировало сословия мишарей и тептярей. Их нельзя однозначно целиком относить к военно–служилым или гражданским сословиям. В силу того, что они находились в промежуточном положении, склоняясь в то или иное состояние, в зависимости от политики российской власти. Поэтому далее необходимо рассмотреть земельные отношения припущенников мишарей и тептярей в пределах башкирских волостных вотчин в кантонную эпоху.

                                                             [Рецензия] / Керов В.В. // Российская история. 2010. № 6. С. 183–185. – Рецензия на книгу: Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословное общество Российской империи (XVIII– начало XX века). М., 2010.

  § 3.Мишари Мещеряки согласно «записке» Оренбургского губернского правления за 1800 год «не коренной» народ в Башкортостане. «Без обложения ясаком, а только по грамоте 7106 (1598) года велено служить им, мещерякам, по городу Уфе с дворянами и иноземцами». Поэтому первая волна переселившихся мишарей была на жалованных землях. Вторая волна переселения мещеряков начинается с 30-х годов XVIII века. Здесь основная масса мишарей арендовала землю в башкирской волостной вотчине.

Некоторые из мишарей владели землей на правах полной собственности.

Припущенники мишари пользовались башкирской землей по устным соглашениям или арабографичным письменным договорам с башкирами– вотчинниками. Составленные по нормам обычного права чагатайско– татарские тексты превалировали над официально зарегистрированными припускными записями. До нас дошла лишь малая часть этих документов.

В Башкирии в 1767 году 1916 мишарских дворов из 2253 дворов было на оброке у вотчинников. То есть 85 % мишарей были землепользователями.

154 мишарских поселения в 1834 году находились на праве припущенников.

118 деревень мишарей были собственниками своей земли. На конфискованной у башкир казной земле жили мишари 25 деревень. На жалованных землях сидели 9 деревень мишарей. На «бунтовщичьей» земле с 30-х годов XVIII столетия были 6 мишарских деревень. Надо сказать, что претендовали мишари на 84850 десятин «бунтовщичьих» угодий. На одинаковом положении со служилыми мишарями находилась небольшая группа служилых татар, обосновавшихся в Башкирии еще до первой ревизии и сохранявших свой неподатной статус в XVIII–первой половине XIX века. К таковым относились, во-первых, немногочисленная группа служилых татар Казанской дороги Уфимской провинции, состоявшие в конце 60–70-х                                                              Асфандияров А.З. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI– первая половина XIX в.). Уфа, 2006. С. 204–205, 254;

МИБ. М., 1960. Т. 5. С. 581.

  годах XVIII века в команде старшины Мендея Тупеева, причем и сам этот старшина и его подчиненные часто именуются в документах мещеряками. Во вторых, служилые татары Исетской провинции, делившиеся на две группы–на татар Ичкинских юрт, и татар Багаряцких юрт, и те, и другие под управлением своих старшин. Первоначально мишари и служилые татары на территории Уфимского уезда были подвластны воеводам Уфимской приказной избы.

Затянувшаяся административная разобщенность между группами служилых людей прежде одного разряда имела свои глубокие последствия.

Постепенно служилые татары и мишари стали различаться не только административной подчиненностью, но и обеспеченностью землей, а также способами выполнения феодальных повинностей. В отличие от мелких служилых людей Казанского уезда с 748 служилых татар и мишарей Уфимского уезда взимали в 1699 и 1718 годах рублевый денежный сбор, так как в эти годы они не привлекались к военной службе. В 1747 году на них был распространен вновь денежный сбор размером 25 копеек со двора, который регулярно взимался до 1754 года. Эти различия постепенно привели служилых татар и мишарей Башкирии к тому, что они оказались на положении самостоятельного сословия, которое пополнялось в XVII– XVIII веках за счет новых переселенцев. «По усмирении бунта, указом от 11 февраля 1736 года, даровано мещерякам право быть независимым от башкир». Было «повелено из их башкирских бунтовщичьих земель дать им мещерякам: старшине четвертей, есаулу, писарю и сотнику 100, рядовым 50 четвертей земли на человека». С 1736 года припущенникам тептярям было разрешено оброков за                                                              Васильев И.М. Денежные повинности башкир и мишарей во второй половине XVIII века: Денежные налоги и поборы среди других государственных и мирских повинностей.

Формы государственной эксплуатации и общинные механизмы перераспределения расходов. Уфа, 2008. С. 17.

Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII–XVIII вв.: вопросы формирования небашкирского населения. М., 1988. C. 146.

  припуск башкирам не платить.216 Мишарям за верность Отечеству было даровано право безоброчного владения волостной вотчиной «бунтовщиков».217 Выявить «верных» башкир среди «бунтовщиков» в нераздельной вотчине было трудно. Поэтому в конце XVIII века «бунтовщики» были помилованы. В этом плане необходимо отметить, что по указу от 20 августа 1739 года жившим по договору с башкирами мещерякам, татарам и чувашам владеть бунтовщичьими землями без всякого платежа вотчинникам. Для предотвращения земельных споров селиться этому населению особыми деревнями. Вышеописанные указы «слабо исполнялись». Постановление «губернатора Аксакова П.Д. 1742 года еще раз оговаривало, что мишари, тептяри и чуваши, живущие на бунтовщичьих землях башкирских, впредь им бунтовщикам башкирцам, за владеемые земли оброков платить не должны».

Однако поселившиеся на землях «верных башкирцев» припущенники по прежнему обязаны платить вотчинникам оброк.

14 марта 1754 года Правительствующий Сенат постановил, что башкиры, мишари и тептяри «теми землями, коими владеют ныне, вольны будут и впредь владеть», но на следующий год произошло революционное в земельных делах событие. Дело в том, что «Высочайшим указом 1755 года сентября первого объявлено было всеобщее прощение бунтовавшим башкирам. И тем из них, кои раскаясь, возвратятся в прежние жилища, повелено отдать все те земли, коими до того бунта владели». В 1788 году мишари, несмотря на помилование «бунтовщиков» башкир царской властью обратились в первый департамент Правительствующего Сената с просьбой наделить их «бунтовщичьими» землями башкир по указу 1736 года, но генерал–губернатор Игельстром О.А. изъяснил Сенату, что по                                                              ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С. 258–277.

ПСЗРИ – I. Т. 9. № 6890. С. 741–745.

ПСЗРИ – I. Т. 10. № 7876. С. 867–871.

ПСЗРИ – I. Т. 14. № 10453. С. 413–414.

  истечению многих лет невозможно теперь отделить бунтовщиков от верных башкир. К тому же бунтовщики уже были ранее помилованы.

Вскоре Правительствующий Сенат указом от 18 ноября 1790 года предписал прошения мещеряков о наделении бунтовщичьими землями по указу 1736 года уничтожить, «и впредь мещерякам, ссылаясь на тот указ, от башкир земель не требовать, и тех земель, принадлежащих башкирам, воровскими, бунтовщичьими не называть». Занимаемые земли мишарей, тептярей и бобылей остались в их владении. Сенатский указ от 1 сентября 1793 года подтвердил легитимность владения землями этого населения.

«Башкирам запретить иметь на оные каковое либо право и притязание».

Таким образом, российская власть признала право владения на занимаемые земли башкир–вотчинников и припущенников. В то же время, оградив от взаимных притязаний, как башкир–вотчинников, так и припущенников.

Многие мишарские, тептярские и бобыльские селения были обмежеваны особыми округами от башкирских земель. Другие были обмежеваны в общие с башкирами округи. Если первым особо от башкирских волостей обмежеванным округам будет не хватать земли, то наделением необходимой долей недостающей земли должно было заниматься Оренбургская казенная палата. Вторые обмежеванные совместно с башкирами в один округ разграничиваются от владений вотчинников посредством землемеров особыми границами. Мишари, жившие на землях «верных» царизму башкир согласно Асфандиярову А.З. могли переселиться на «пустые бунтовщичьи земли».

Однако, по мнению оренбургского генерал–губернатора Игельстрома О.А., земли эти «бунтовщичьими признаваемы были такие, какие мещерякам нравились и какими они сами владеть тогда хотели». Другой генерал– губернатор Путятин А.А. считал, что «к отбору тех бунтовщичьих земель и к                                                              ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С. 258–277;

Кулбахтин Н.М. Грамоты русских царей башкирам. Уфа, 2007. С. 121–127.

  отдаче мещерякам приступить сомнительно, потому что на тех землях остались, и жительствуют ныне в 1767 году сродники и дети бунтовщиков башкир, которые в бунте не были». А в случае передачи их мишарям, могли произойти от башкир «худые следствия», имея в виду возможные их вооруженные выступления против властей.

Лишь шесть деревень мишарей по определениям Аксакова П.Д. и Неплюева И.И. сумели получить в собственность «бунтовщичью» землю.

Несмотря на изменения во внутренней политике власти мишари требовали реализации указа 1736 года. 18 ноября 1790 года появился указ о прекращении иска мишарей.221 Это позволило на время ограничить земельные тяжбы башкир–вотчинников и мишарей.

Надо заметить, что служилые мишари за малым исключением казенными землями не наделялись. Будучи припущенниками и пользуясь положениями указа 1736 года о пожаловании мишарей теми землями, «на которых прежде жили и за которые платили башкирам оброк», служилые татары и мишари пытались разорвать земельные отношения с вотчинниками и закрепить за собой используемые из припуска башкирские земли. Местная администрация не занималась реализацией положений именного указа о пожаловании мишарей башкирскими землями, и припущенникам не удалось осуществить свое намерение. В свою очередь мишари не пожелали получить казенные поместные земли. Здесь сыграла свою роль дешевизна башкирских земель. С 1736 года у мишарей создается старшинская система управления.

Старшины формально были выборными, но фактически назначались провинциальными и губернскими властями и занимали свою должность, как правило, пожизненно. Отдельные части команды старшины управлялись                                                              Асфандияров А.З. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI– первая половина XIX в.). Уфа, 2006. С. 205–206.

Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII–XVIII вв.: вопросы формирования небашкирского населения. М., 1988. C. 146–147.

  подчинявшимися ему старшинским помощником и сотниками. Были еще пятидесятники, выборные, старосты, десятники. Основная масса обитателей команды могла именоваться на военный манер – рядовыми. Небольшое число команд управлялось не старшиной, а сотником, подчинявшимся непосредственно провинциальной канцелярии.

В отличие от мишарей у башкир–вотчинников деление на команды старшин фактически заменило старое административное деление на волости.

Крупные волости оказались разделены на несколько команд. В силу разных причин, в частности из-за распространившейся практики перехода из команды одного старшины к другому, сложилась ситуация, когда у старшины оказывались в команде представители разных полостей.

В то же время волость сохранила свое значение в поземельных отношениях и земельных спорах, так как она объединяла лиц, считавшихся собственниками определенной территории. В командах некоторых башкирских и мишарских старшин состояли также тептяри. Впрочем, большинство представителей податной сословной группы тептярей и бобылей (в ее состав входили татары, мари, удмурты, чуваши и небольшое число башкир) числились в командах своих собственных тептярских старшин. После 1775 года отдельные мишарские старшины получили возможность через пожалование обер офицерского чина приобрести права дворянства. Это привело к появлению уже в конце XVIII века небольшой прослойки мишарских дворян, отличавшихся по своему происхождению от мурз из государственных крестьян, восстановивших свое дворянское звание в 80–90-е годы XVIII века. Реформа местного управления, намеченная «Учреждением о губерниях» от 7 ноября 1775 года, была проведена в Башкирии в 1781– годы. Мишарские старшины с их командами оказались подчинены новым                                                              Васильев И.М. Денежные повинности башкир и мишарей во второй половине XVIII века: Денежные налоги и поборы среди других государственных и мирских повинностей.

Формы государственной эксплуатации и общинные механизмы перераспределения расходов. Уфа, 2008. С. 19–20.

  уездным инстанциям. Нижнему земскому суду во главе с земским исправником (или капитан-исправником) и нижней расправе во главе с расправным судьей (обладало исключительно судебно–следственными функциями). Реформа 1781–1782 годов, очень сильно изменив систему губернских и уездных учреждений, мало затронула нижние звенья управления, в том числе институт старшинской власти. Более серьезные изменения управление башкирами и мишарями претерпело в 1798 году, когда над старшинами одного уезда был поставлен назначенный из их числа кантонный начальник, принявший на себя значительную часть тех функций, которые до этого исполнялись исправником. В 1767 года припущенников из служилых татар и мишарей насчитывалось 2253 двора. С 1916 дворов служилых татар и мишарей башкиры взимали ежегодно по 268 рублей 51 копейку припускных оброков, «да при самом первом их на земли башкирцами припуске вперед от мещеряков и служилых татар отдано тем башкирцам 5314 рублей копеек». 337 дворов служилых татар и мишарей, хотя и не выплачивали башкирам оброчные деньги, являлись также припущенниками. В конце XVIII века на башкирских землях насчитывалось служилых татар и мишарей 8196 дворов, 26254 души мужского пола. За последнюю треть XVIII века количество припущенников этого разряда увеличилось почти в четыре раза. Таким образом, по военно–стратегическим соображениям на опасных юго-восточных рубежах России в 1754 году создаются военно–служилые сословия башкир и мишарей. Мишари и служилые татары, будучи по своим повинностям, формам управления, социальным традициям весьма близки к                                                              Васильев И.М. Денежные повинности башкир и мишарей во второй половине XVIII века: Денежные налоги и поборы среди других государственных и мирских повинностей.

Формы государственной эксплуатации и общинные механизмы перераспределения расходов. Уфа, 2008. С. 20.


Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII–XVIII вв.: вопросы формирования небашкирского населения. М., 1988. C. 148.

  башкирам, в то же время отличались от них своим земельным положением. До 1735–1736 годов мишари и татары жили на арендованных у башкир землях, а часть из них состояла в наемных работниках у богатых башкир. Понятие «иноверцы» включало в себя не только башкир и мишарей, но также и часть податного населения. По своей численности башкиры и мишари составляли самую большую группу военно–служилого населения Южного Урала, однако если брать все население Башкирии, то здесь военно–служилые сословия – башкиры, мишари, казаки, крещеные калмыки, отставные солдаты – даже вместе взятые, уступали по численности податным людям. Припущенники в документах позиционировали себя с землепользователями: мещеряки деревни Улькунды «почитаем мы себя припущенниками волостей Мурзаларской и Дуванейской, пока усадьба деревни нашей состоит по меже обеих волостей, то мы и землею пользуемся в обеих волостях».227 Они припускали на арендуемую землю новых припущенников. Например, припущенники мещеряки деревни Ахметево Калнинской волости поселили своих мишарских припущенников. Мещеряки деревни Иштеряково «на владеемую нами землю прав никаких не имеем и когда на оной поселились наши предки того не припомнили и не знаем», «башкиры допустили служилых мещеряков с платежом оброка в год по четыре куницы».229 Мещеряки деревни Муртазино Бирского уезда заявили о пропаже своего поверенного: документы на владение «бывший наш поверенный мещеряк Мухарям Мунасипов при отъезде назад тому лет четырнадцать в Петербург для искательства по земельному делу взял с собою, но долго времени не возвратился, и где                                                              Васильев И.М. Денежные повинности башкир и мишарей во второй половине XVIII века: Денежные налоги и поборы среди других государственных и мирских повинностей.

Формы государственной эксплуатации и общинные механизмы перераспределения расходов. Уфа, 2008. С. 18.

ЦИА РБ. Ф. 172. Оп. 1. Д. 24. Л. 93.

ЦИА РБ. Ф. 172. Оп. 1. Д. 19. Л. 201.

ЦИА РБ. Ф. 172. Оп. 1. Д. 4. Л. 29, 57 об.

  находится не известно нам». Можно сказать, что припускные отношения были правовыми отношениями в рамках обычного и официального права землевладельцев и землепользователей, а также в дальнейшем между самими землепользователями.

Вот обычные формулировки припускных записей. «Башкиры с общего совету с родственниками своими в роде своем не последние, будучи в Уфе дали сию запись…служилому мещеряку…в том, что припустили мы его…в вотчину свою, в повытья умершего брата…которою вотчиною владею я, понеже после оного моего брата детей не осталось, а той вотчины положенный ясак в казну Ее Императорского Величества повытья брата моего платить ему».

Служилому мещеряку «в Карачаилге заселиться строением, производить хлебопашество, на дрова лес рубить, сено косить, хмель щипать, зверя всякого ловить, а нам башкирам с него…оброку получать по десять копеек, вместе с нами подводы, старостою чередоваться». Здесь документ свидетельствует о совместном выполнении подводной повинности и участии в местном самоуправлении. Мишари деревни Карамалы поселились по припуску 1739 года башкир Калнинской волости деревни Сабаево: «а только от трех человек». Приобретая у вотчинников угодья из припуска, мишари заводили хозяйство на волостной земле. У мишарей не было деления на волости. В этом плане Надыровская волость здесь была исключением. Согласно Азнабаеву Б.А. начальник Оренбургской экспедиции Кириллов Иван Кириллович, нуждаясь в служилых людях в 30-х годах XVIII века за счет изъятия земель из Еланской башкирской волостной вотчины, создал особую территориальную Надыровскую волость для поддержания экономического благосостояния шестой мещерякской сотни Надыра Уразметева. Другие пять сотен                                                              ЦИА РБ. Ф. 172. Оп. 1. Д. 15. Л. 64–64 об., 68 об., 69;

ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С.

258–277.

  подчинялись мещерякскому старшине Кудайбердину. Надыр Уразметов перебрался из Казанского уезда Арской дороги деревни Адаевой и поселился в Уфимском уезде на Казанской дороге в деревне Чюпты. Созданная в районе Закамских крепостей Надыровская волость не была как башкирские волости родоплеменной организацией. Официальное назначение Надыра Уразметева старшиной Надыровской волости было произведено в 1736 году командиром Башкирской комиссии Хрущевым М.С. Земли Надыровской волости на протяжении 30 лет оспаривались башкирами–вотчинниками Байлярской и Юрминской волостей. Однако башкирам в правах на эти земли было отказано. Мишари Надыровской волости находились в составе 6 сотни и подчинялись Оренбургской экспедиции. Мишари в Белебеевском уезде находились в составе V Мишарского кантона, являясь припущенниками в восьми юртах. Юрта I–Дуванейская волость (Пучкаковой, Ишаевой, Рысмекеевой тюб), Байлярская (Маскеевой тюбы), Киргизская (Медведенской тюбы), Еланская (Купеевской, Культюпской тюб), Кыр–Иланская (Мясковской тюбы), Ельдяцкая (Ишайской тюбы);

Юрта II–Кубовская, Кыр–Иланская (Сердыковой тюбы), Сырдигинская (Сардинской тюбы), Дуванейская (Азяевой, Бакаевой, Ишаевой тюб), Канлинская (Тукбаевой, Урмекеевой тюб);

Юрта III– Канлинская (Тукбаевой тюбы), Дуванейская (Ишаевой тюбы), Кыр– Еланская;

Юрта IV–Канлинская (Урмекеевой тюбы), Сырдигинская, Яик– Суби–Минская, Кыр–Еланская. Юрта V–Сырдигинская, Яик–Суби–Минская, Илекей–Минская;

Юрта VI–Илекей–Минская, Меркит–Минская, Каргалинская;

Юрта VII–Яик–Суби– Минская;

Юрта VIII–Кыркули–Минская, Уршак–Минская волости. По историческому источнику «Западные башкиры» были следующие                                                              Азнабаев Б.А. Эволюция вотчинного права башкирского населения в XVI–первой трети XVIII века // Истоки российского федерализма в свете провозглашения автономии Башкортостана. Уфа, 2007. С. 67–69.

Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 111–150.

  формулировки припуска припущенников мишарей и свидетельства их землевладения. В Белебеевском уезде: «На праве припущенников по записи», «На праве припущенников по договору»–39 деревень мишарей. «На праве припущенников без всяких актов», «На праве припущенников без всяких прав», «На праве припущенников без всякого договора»–27 деревень мишарей. И две особняком стоящие формулировки: деревня Тюркеево–«на праве припущенников по купчей крепости» и деревня Уршакбаш Карамалино–«На собственной земле, купленной у башкирцев по договору».

Мишари–Богданово, Ильчигулово и Камбетево выходили на кочевку.

Мишари в Бирском уезде находились в составе IV Мишарского кантона. Здесь было одиннадцать юрт. Юрта–I Ельдяцкая волость (Ельдяцкой тюбы), Иске–Еланская (Кузбаевой, Бекметевской, Курзинской, Учпиля–Каинлыковой тюб);

Юрта–II Шамшадинская, Ельдяцкая волость (Казыевой, Султанбековой тюб);

Юрта–III Ельдяцкая (Султанбековой, Зянеевой, Сарымской, Казыевой тюб);

Гарейская (Буртюковской тюбы);

Булярская (Якшиевой тюбы);

Еланская волость (Уразайской, Лаяштинской тюб);

Юрта–IV Канлинская (Дусариной тюбы);

Шамшадинская (Шамшадинской тюбы), Дуванейская (Рысмекеевской, Ишаевой, Рысмекей– Бакаевской тюб), Ельдяцкая (Ельдяцкой, Кызыл–Ельдяцкой тюб);

Юрта–V Ельдяцкая (Бураевской тюбы), Еланская (Кузбаевой, Бураевской тюб);

Юрта–VI Таныпская (Унларской тюбы). Юрта–VII Кыр–Унларская (Унларской тюбы), Кыр–Таныпская (Таныпской тюбы). Юрта–VIII Кыр–Таныпская (Кара–Таныпской тюбы), Кайпанская (Кайпанской тюбы);

Юрта–IX Байкинская (Сунларской тюбы), Таныпская (Кара–Таныпской тюбы);

Юрта–X Сунларская (Байкинской тюбы);

Юрта–XI Шамшадинская (Кундовой, Купаевской тюбы), Таныпская волости (Унларской тюбы). Мишари здесь были землевладельцами и землепользователями. Например, «По припуску башкирцев»–82 деревни                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 111–214.

  мишарей. «На покупной у башкирцев», «На покупной у башкирцев в вечное владение», «На купленной у башкирцев»–36 мишарских деревень. «По владенной выписи с 1784 года»–Старое Кувашево. «На жалованной от великих государей», «На жалованной»–Берлячево, Кулаево, Сибирганово, Улеево, Муллино. И деревня Усманово: «По припуску сей деревни тептярей».

В Бугульминском, Бугурусланском, Бузулукском, Верхнеуральском, Мензелинском и Оренбургском уездах мишарей не зафиксировано. Мишари в Стерлитамакском уезде состояли во II Мишарском кантоне. Юрта I Уршак– Минская (Кадашевой тюбы);

Юрта II Миркит–Минская, Уршак–Минская, Дуван–Табынская, Мусалинская;

Юрта III Миркит–Минская, Уршак– Минская;

Юрта IV Миркит–Минская, Яик–Суби–Минская, Кесе–Табынская, Бишеул–Табынская, Телтим–Юрматынская, Дуван–Табынская и Юрматынская волости (Телтимской, Кумышевской тюбы);

Юрта V Мурзаларская, Телтим–Юрматынская волость (Татигачевой тюбы), Миркит– Минская (Татигачевой тюбы);

Юрта VI Юрматынская волость Мурзаларского аймака и Татигачевой тюбы.

В Стерлитамакском уезде были следующие формулировки отношения мишарей к земле: «Живут на купленной» или «собственной земле» у башкирцев по договору, данному в вечное владение», «На праве припущенников по договору», «Живут на праве припущенников на земле башкир», «На купленной в вечное владение», «Живут на собственной, доставшейся по купчей крепости», «На купленной, а затем отчужденной», «На праве припущенников живут без договора», «На купленной»,234 «Живут по общему документу с мещеряками другой деревни». Таким образом, мишари жили на «купленной» у башкир–18 деревень. «На праве припущенников»–14 деревень. Мишари Янурусово «живут по общему документу с мещеряками Янгыскаиново».

                                                             Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 150–310.

  В Уфимском уезде мишари жили в 79 деревнях. В Уфимском уезде:


«Купленная земля», «Земля от казенных дач отведенная», «Имеют землю жалованную», «По припуску башкирцев», «Имеют землю отписанную от башкирцев за бунт», «По договору с башкирцами», «На отведенной земле», «Имеют землю в вечном владении по договору», «По договорам и полюбовным сделкам», «Имеют землю по записи» и «Имеют землю собственную у башкирцев в вечное владение».

Мишари жили «на земле, купленной у башкирцев». Могли приобрести у тептяр–Берлоембашево. Или быть припущенниками тептяр–Акташево, Альтуганово Новое, Бишказы, Кабаково, Кумлюкулево, Тимкино. Деревня Амитово «землю имеют на казенной даче по указу Оренбургской казенной палаты от 15 июня 1835 года». Мишари Байбаково «имеют землю жалованную в вечное владение по грамоте царя Петра Алексеевича выданный в Уфе в приказной избе от стольника и воеводы в 1699 году» и Янагушево в 1667 году декабря 31 дня. Мишари Субаево Курьяды «имеют землю, жалованную по грамоте царя Алексея Михайловича выданной декабря 31 дня 1671 года от стольника и воеводы в вечное владение».

Мишари Дюсметово «живут на отведенной по указу Правительствующего Сената от 23 ноября 1836 года по покупке у башкирцев Канлинской волости по записям 1715 и 1835 годов». Мишари Калмашево, Сафарово, Теперешнево (у башкир Кыркули–Минской волости) Верхние и Новое Термы Ермеево, Чишмы «землю имеют отписанную от башкирцев Чуби–Минской волости за бунт в 1742 году». В Троицком и Челябинском уездах мишари I Мишарского кантона находились в шести юртах. Все они «собственной земли не имели». Жили на «казенной» или «башкирской земле с уплатой оброка». Мишари в Челябинском уезде жили в 22 деревнях. Рассмотрим формулировки в документах раскрывающие их отношение к земле. «Собственной земли не                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 318–343.

  имеют, а живут на башкирских землях и платят оброк»–Еланлы, Верхние Киги и Чубуркай. «Собственную землю не имеют, а живут на казенной земле. Некоторые мещеряки в летнее время кочуют, а прочие постоянно живут в своих домах»–15 деревень мишарей. Иванково, Тузово и Учкулево «собственной земли не имеют, а живут на казенной земле». В Вятской и Пермской губернии мещеряков не было. Мишари (в русских документах XVII–XIX веков «мещеряки») могли в XVIII веке именоваться «народом», но фактически они составляли этнографическую группу татар. Только на территории Башкирии в XVII–начале XVIII века сложилась сословная группа мишарей, представители которой в официальных бумагах могут называться и просто «мещеряками», и «служилыми мещеряками». В число служилых мишарей входили потомки переселенцев с Правобережья Волги, обосновавшиеся в Уфимском уезде в конце XVI века. На протяжении всего XVIII–первой половины XIX века мишари сохраняли свой неподатной статус и составляли такую же, как и башкиры, группу военно– служилого населения.237 И башкиры, и мишари имели одинаковые повинности, управлялись старшинами. Только башкиры являлись землевладельцами, а основная часть мишарей была землепользователями башкирских волостных вотчин. Поэтому в лице мишарей мы имеем категорию военных припущенников отличавшихся от башкир–вотчинников только по своим земельным правам.

                                                             Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 310–377.

Васильев И.М. Денежные повинности башкир и мишарей во второй половине XVIII века: Денежные налоги и поборы среди других государственных и мирских повинностей.

Формы государственной эксплуатации и общинные механизмы перераспределения расходов. Уфа, 2008. С. 16–17.

  § 4.Тептяри Тептярские деревни в Башкортостане известны по документам с конца XVI столетия. В Бирском уезде тептяри семи деревень Актуганово, Старое Яшево, Новое Яшево, Новое Кильбахтино, Бикшиково, Старое Тураево и Митреево жили в 9 команде «по жалованной грамоте 26 ноября 7102 года».

Тептяри 16 команды деревень Киреметево и Бура находились «по оберегательной памяти 1 ноября 7102 года. Владеют совместно с тептярями деревни Буртаковой». Таким образом, согласно историческому источнику датой их заселения является 1593 год. Рычков П.И. пишет, что «на тех же данных вам» башкирам «пространных вотчинных землях не запрещено было поселиться называемым тептярям из разных уездов, которые все платили вам с земель оброки. В составе тептярей были вотяки, чуваши, татары, башкиры и мордва. Эти народы поселились на праве припущенников, платя оброк башкирам. А в казну почти ничего с них не приходило, отчего так их в Башкирии умножилось, что башкиры не только весь положенный ясак на них ясачный оклад с тех, на их землях поселившихся людей, собирали, но и сверх того немалые прибыли от них получали и почти за своих крестьян почитали. Первыми тептярями были башкиры. Как социальная группа тептяри первоначально входили в состав башкирского общества. С началом массового переселения в XVIII веке этнический состав тептярей меняется.

Согласно Рахматуллину У.Х. в 1722 году были выделены среди ясачных жителей башкирских волостей люди, возможно впервые относившиеся к тептярскому сословию. Однако дело до отделения тептярей от бобылей не                                                              Ведомости земских исправников о числе тептярей и бобылей Оренбургской, Пермской и Вятской губерний, количестве принадлежавших им земель с указанием актов и прав на эти земли, спорных и общих с другими лицами владений / Составитель Б.С. Давлетбаев // Малоизученные источники по истории Башкирии. Уфа, 1986. С. 132, 136.

Рычков П.И. История Оренбургская по учреждении Оренбургской губернии. Уфа, 2001.

С. 205.

  произошло. По указу от 18 марта 1731 года пришлые люди, не записанные в ясачные бобыльские книги, подлежали высылке из края.

«Правительствующий Сенат, слушав выписки по доношениям из Уфимской провинции, приказали о которых иноверцах Уфимского уезда башкиры объявляют, что они сходцы из других уездов, а кто, откуда сошел, доказательств не показывают, а те иноверцы допросами показывают, что деды и отцы их и сами они родиною Уфимского уезда ясачные татары и по справке в ясачных книгах написаны и ясак платят в Уфу. Таким жить в тех местах, где кто ныне живет по-прежнему. А которых иноверцев дедов и отцов в ясачных окладных книгах не написано и ясак на Уфе не платят, таких о высылке на прежние жилища, чинить по прежним указам, и по данной из Сената инструкции, непременно». Указ не был выполнен. В 1734 году велено было переселенцев из русских и инородцев, которые живут на башкирских землях из найма или по найму, по записям или без записей, но с платою особого тептярского оклада, переписать: кто они, откуда, какой веры, на чьих землях и когда поселились. Перепись таких сходцев была названа тептярской книгой. Тогда же велено было записать бездомных башкир, или бобылей, в бобыльскую книгу. Желая уклониться от платежа за земли, многие тептяри даже из христиан принимали магометанство и, вопреки запрещению, стали называться башкирами.

Перепись тептярей была окончена Кирилловым в 1735 году. По предписанию Сената от 31 мая 1734 году местным властям было поручено подсчитать жителей по волостям, где безъясачное население подлежало обложению платежами по месту жительства.242 В 1734 году выявили безъясачных 3847 дворов башкирских припущенников и взвалили                                                              ПСЗРИ – I. Т. 8. № 5719. С. 399;

Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII–XVIII веках: вопросы формирования небашкирского населения. М., 1988. С. 174.

Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до года. Казань, 1891. Вып. 3. С. 391–392.

ПСЗРИ – I. Т. 9. № 6581. С. 335–342.

  на них «единственно тептярский ясак». При обложении безъясачных припущенников чиновники включали людей в бобыльский или тептярский ясак «по объявлению их о себе», то есть по выбору самих плательщиков.

«Предпочтение было отдано тептярским платежам. Так завершилась наметившаяся еще в XVII веке социальная тенденция формирования в Башкирии тептярей». Рассмотрим тептярей «из мордвы, черемис, вотяков, чуваш, татар». Башкиры Минской волости «продав им тептярям по записи 1764 года землю, и предоставив сверх того право пользоваться вообще с ними башкирами всеми потребными выгодами, и получаемые с припущенников оброчные деньги делить пополам, не в праве были без их согласия продавать своих земель». Тептяри деревни Тимкино считали, что башкиры Минской волости продали без их согласия землю титулярному советнику Аксакову, но межевой департамент Сената решил, что в договоре нет условия, запрещающего продажу земли без ведома тептярей. В 1986 году были изданы Давлетбаевым Б.С. «Ведомости земских исправников о числе тептярей и бобылей Оренбургской, Пермской и Вятской губерний, количестве принадлежавших им земель с указанием актов и прав на эти земли, спорных и общих с другими лицами владений».246 Согласно Давлетбаеву Б.С. 18 ноября 1839 года оренбургский генерал–губернатор Перовский В.А. предписал уездным земским исправникам составить ведомости о численности и правах тептярей и бобылей на землю. В канцелярию Перовского В.А. были доставлены «акты и права вообще, по которым владеют», «споры поземельные и положение дел по тяжбам»,                                                              Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII–XVIII веках: вопросы формирования небашкирского населения. М., 1988. С. 174–175.

ПСЗРИ – I. Т. 14. № 10198. С. 42–44.

ПСЗРИ – I. Т. 39. № 29870. С. 258–277.

Ведомости земских исправников о числе тептярей и бобылей Оренбургской, Пермской и Вятской губерний, количестве принадлежавших им земель с указанием актов и прав на эти земли, спорных и общих с другими лицами владений / Составитель Б.С. Давлетбаев // Малоизученные источники по истории Башкирии. Уфа, 1986. С. 78–158.

  «общее владение с другими сословиями, какими именно и на каком основании» и «о состоящих на землях тептярей оброчных статьях».

Ведомости уездных исправников начали поступать с конца 1939 года, но основная их масса поступила в 1840 году. Всего было составлено ведомостей. Подавляющее большинство документов поступило от земских исправников, в редких случаях – от членов земского суда, уездных приставов, тептярских старшин.

Ведомости составлены на основе имеющихся в уездных канцеляриях сведений о тептярях и их землях. Поэтому полнота этих документов по отдельным уездам оказалась неодинаковой. Наиболее полными являются данные о численности душ мужского пола. Значительно беднее сведения ведомостей о количестве принадлежавшей тептярям земли. Это объяснялось неразмежеванностью башкирских земель. При определении тептярских угодий немаловажное значение имел и субъективный фактор. По всем уездам (кроме Мензелинского) имеются ссылки на первичные документы, подтверждающие земельные права тептярей («купчие крепости», «крепостные записи», «жалованные грамоты», «утвердительные памяти», «оберегательные памяти»). Документы оговаривают спорные и общие с другими владельцами угодья, а также случаи отдачи тептярских земель в аренду припущенникам. Тептяри в Белебеевском уезде были припущенниками башкирских волостей в составе четырех станов. Первый стан тептярей были припущенниками башкир на землях Илекей–Минской и Кыркули–Минской волостей. Второй тептярский стан припущенники в Яик–Суби–Минской, Илекей–Минской и Кыркули–Минской волостях. На территории Байлярской, Канлинской, Кубовской, Киргизской, Кыр–Еланской и Кыр–Калнинской волостей находились припущенники третьего тептярского стана. Четвертый                                                              Давлетбаев Б.С. Тептяри и их землепользование // Малоизученные источники по истории Башкирии. Уфа, 1986. С. 79–81.

  стан тептярей были припущенниками в Кыр–Еланской, Булярской, Дуванейской, Еланской, Байлярской, Киргизской, Ельдяцкой и Юрминской волостях. Тептяри в Белебеевском уезде по документу упоминаются по деревням 208 раз.

По указу Сената 1826 года совместно с башкирами–вотчинниками Кыр–Еланской волости владели землей тептяри четвертого стана–Балчиклы и Чинеево. Совместно с мишарями владели только тептяри–Старое Васильево. Совместно с башкирами и мишарями–Байкиево, Бикметево, Севидибашево, Токтагулово, Трукменево, Тузлукушево. Например, в деревне тептяр Шункеево припущенниками их были мишари.

Владели совместно с башкирами, мишарями и казенными поселянами тептяри–Абдулкаримово и Капей Кубово. Совместно с мишарями и казенными поселянами тептяри–Казанлы Тамаково. Совместно с казенными поселянами тептяри–Аюханово, Аврюзево, Зириклы, Киндык Тамаково, Каныбеково, Менеузтамаково, Никифорово, Такаево. Совместно с башкирами–вотчинниками и казенными поселянами владели землей тептярских деревень.

Совместно с казенными поселянами, удельными крестьянами и казаками войска Оренбургского владели 7 деревень тептярей. Остальные тептяри владели землей по договору с башкирами–вотчинниками.

Формулировки были следующие: «по договору с башкирами– вотчинниками», «по договору от вотчинников», «по допуску башкир– вотчинников», «по записи от башкир–вотчинников», «по записи из Уфимской провинциальной канцелярии от башкир», «владеют землей по сделке», «допущены башкирами»–175 формулировок в документе. Тептяри в Белебеевском уезде владели еще землей и «по указам Уфимской провинциальной канцелярии»–10 фактов. Были еще 24 деревни тептярей поселившихся без документов («без актов»). «По распоряжению                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 111–150.

  казенной палаты» владели землей 9 деревень тептярей. Вотчинники тептяри владевшие землей по грамотам–Аднагулово, Биганово, Калшали и Верхнее Сердыково.

Тептяри в Бирском уезде являлись припущенниками башкирских волостей и частично вотчинниками в составе I–XXX, XXXII–XXXIII команд.

I команда–Шамшадинская, Гарейская, Ельдяцкая, Еланская, Калнинская и Иске–Еланская волости;

II команда–Ельдяцкая, Еланская;

III команда– Ельдяцкая;

IV команда–Гарейская, Еланская, Булярская, Киргизская;

V команда–Гарейская, Еланская, Киргизская;

VI команда–Шамшадинская, Ельдяцкая;

VII команда–Шамшадинская, Еланская, Уфимская волости.

VIII команда–Шамшадинская, Еланская, Дуванейская, Канлинская;

IX команда–информации нет;

X команда–Иске–Еланская, Урман–Гарейская волость;

XI команда–Уранская;

XII команда–Гарейская, Иске–Еланская;

XIII команда–Гарейская, Иске–Еланская, Идель–Гарейская;

XIV и XV команды находились на землях Уранской волости;

XVI команда–Шамшадинская, Гарейская, Ельдяцкая, Еланская, Иске–Еланская, Киргизская. XVII команда– Иске–Еланская, Канлинская, Урман–Гарейская, Уранская;

XVIII команда– Иске–Еланская, Уранская;

XIX команда–Гарейская волость.

В Бирском уезде XX команда–Иске–Еланская, Урман–Гарейская, Уранская, Казанчинская, Кыр–Таныпская, Уфа–Таныпская, Ирехтинская, Кара–Таныпская, Су–Таныпская;

XXI команда–Еланская, Кыр–Таныпская, Ирехтинская, Тазларская;

XXII команда–Ельдяцкая, Иске–Еланская, Унларская;

XXIII команда–Ельдяцкая, Иске–Еланская волость;

XXIV команда–Ельдяцкая, Кыр–Таныпская, Тазларская, Таныпская и Кыр– Унларская волости. XXV команда–Иске–Еланская, Урман–Гарейская, Кыр–Таныпская, Ирехтинская, Унларская, Кыр–Унларская и Танып–Ирехтинская;

XXVI команда–Шамшадинская, Ельдяцкая, Кыр–Таныпская, Уфа–Таныпская,                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 150–214.

  Кара–Таныпская и Унларская;

XXVII команда–Ельдяцкая, Иске–Еланская, Тазларская и Курзинская;

XXVIII команда–Кыр–Таныпская, Ирехтинская, Тазларская, Унларская, Кыр–Унларская, Байкинская и Балахчинская;

XXIX команда–Кыр–Таныпская, Унларская, Таныпская и Кыр–Унларская;

XXX команда–Унларская и Каргинская;

XXXII команда–Ельдяцкая, Калнинская, Уфимская, Дуванейская, Кыр–Таныпская и Кыр–Унларская;

XXXIII команда–Шамшадинская, Ельдяцкая, Кыр–Унларская волости.

В Бирском уезде совместно с тептярями, башкирами и мишарями владела землей 31 тептярская деревня. Оформившие у башкир–вотчинников припуск на землю тептяри владели землей совместно с мишарями– тептярских деревень. Кроме того в документе по тептярским деревням есть 101 формулировка: владеют землей «без актов». 22 формулировки «по партикулярному договору», и 18 «по оберегательной памяти» владеют тептяри землей. Были еще формулировки «по договорному письму», «по вводной грамоте», «по выданной памяти».

Тептяри Барлячево, Иштыбаево, Кызган Баш, Кундашлы и Чукалы были припущенниками мишарей. Тептяри Бикметево, Чатово, Уртаево были припущенниками тептярей. Тептяри Бикмурзино: «земля пожалована по указу Уфимской канцелярии». На «казенной земле» сидели 13 тептярских деревень. Тептярей Арсланбеково припустили отставной канонер Шотриков и крестьяне. Тептяри Новый Калмыш владели землей «обще с князьями и ясачными татарами без сделки». Любопытная формулировка есть у тептярей Ильбахтино: «есть одни расписки в платеже государю императору ясаку с подъемными деньгами». Тептяри Бекшиково, Букленды, Кайряково, Старое Каргино, Курманаево, Сосново, Сухоязы Большие и Чураево: «по допуску башкир– вотчинников Шамшадинской волости. Имеют копию с оберегательной памяти великих князей и великих государей Ивана Алексеевича и Петра                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 150–214.

  Алексеевича». Есть еще следующие грамоты на владение землей у тептярей в Бирском уезде.

«По жалованной грамоте» 1621 года–Бикзяново, 1627 года–Андреево, Старое Варнаево, Наняды, Четырманово, 1631 года – Бабаево, Васильево, Киябак, Кульсеитово, Куразово, Сазово, Тынбахтино, Тюлда. Деревня Киекбаево: «по одним грамотам с деревней Иликовой, да сверх того имеют с жалованной грамоты» 1631 года копию. По грамоте 1650 года владели тептяри Берлячево. Измарино: «имеют копию с жалованной грамоты» декабря 1651 года.

Орьябаш, Новая Орья, Старая Орья по грамоте 7 февраля 1653 года.

Деревни Рабак по грамоте 1 августа 1673 года, Тюлдино по грамоте августа 1639 года, Амзибаш по грамоте 1792 года. «По жалованной грамоте»

5 декабря 1683 года–Банибаш, Большой Барабан, Большой Гондырь, Малый Гондырь, Верхний Гондырь, Каймошибаш, Кониково, Кырга Сухая Старая, Можга, Нократово, Шудаково, Шигыр и выселок Новый Шигырт. «По грамоте» 1684 года–Большая Амзя, Ведраево, Гутборово, Ишметево, Калтаево, Козлоялово, Куяново, Кушня, Музяково, Норкино. Это были тептяри–вотчинники.

Тептяри Новое Яшево были припущены «по допуску одного башкирца, без актов». Есть формулировки: «по допуску башкир, актов нет, но есть указ Оренбургской экспедиции из Уфимской провинциальной канцелярии года для спокойного житья»–тептяри Чипчиково, Тойчибаево, Кунтугушево.

Если дату заселения не помнили, то могли записать: «по записи весьма древних лет» (тептяри Бишкураево). Встречаются любопытные формулировки о самовольных поселенцах– тептярях Старое Кульчубаево: «актов нет, но поселились». Например, тептяри Уртаево «по допуску тептярей той деревни живущих здесь без всякой сделки». Встречались и безземельные тептяри: Манкино–«земля                                                              Западные башкиры по переписям 1795–1917 гг. Уфа, 2001. С. 150–214.

  лет назад отошла» крестьянам, Кургульда–«земли не имеют, так как она отошла помещику Краснокутскому».

В Бирском уезде «по указу Уфимской провинциальной канцелярии»

селились на земле тептяри–Асяново, Байгулово, Бахтыбаево, Илыево, Кудашево, Сейтяково, Верхний Сухояз, Тынбаево. По указу Оренбургской казенной палаты владели землей тептяри–Бикметево, Иликово и Куяново.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.