авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Министерство образования Российской Федерации Благовещенский государственный педагогический университет АМУРСКИЕ ЭВЕНКИ БОЛЬШИЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В настоящее время лингвистам удалось классифицировать большую часть языков мира, распределив их по семьям и группам. Ниже приведены важнейшие группировки языков. В последнее время вместо понятия семья используется просто термин "языки".

Индоевропейские языки включают в себя несколько групп.

Славянская группа делится на три подгруппы:

восточнославянскую (русский, украинский, белорусский языки), западнославянскую (польский, чешский, словацкий, лужицкий языки), южнославянскую (словенский, сербскохорватский, македонский, болгарский языки).

К славянским языкам во многих отношениях близки балтийские или латолитовские языки - латышский и литовский.

Германская группа. К ней относится большая часть языков Западной Европы: скандинавские языки (датский, шведский, норвежский, исландский), английский, голландский, немецкий и ряд других языков.

Кельтская группа. На языках этой группы говорят в Ирландии, на полуострове Бретань во Франции (бретонский язык), в Шотландии (гельский язык) и в Уэльсе (валийский язык).

Романская группа - французский, испанский, итальянский, румынский, португальский, провансальский (язык Южной Франции), сардинский (остров Сардиния), каталонский (Восточная Испания), молдавский.

Индийская группа (индоарийская группа). К ней относятся языки хинди, урду, бенгальский, маратхи, пенджаби и другие. На языке этой группы говорят цыгане, переселившиеся в Европу из Индии.

Иранская группа. В ее состав входят персидский, афганский и язык фарси - кабули, а также таджикский, осетинский, курдский и др.

Кроме перечисленных языковых групп к индоевропейским языкам относятся отдельные языки греческий, албанский, армянский.

Семито-хамитские языки, в частности, арабский и амхарский (язык Эфиопии).

Хамитская группа включает берберские и кушитские языки (Северная Африка), язык хауса и другие чадские языки (Центральная Африка).

Баскский язык (Испания, Франция) некоторые лингвисты связывают с кавказскими, но их родство не доказано.

Кавказские языки распространены на Кавказе.

Язык бурущаски или вершикский родственные связи которого неизвестны (Северная Индия, Китай, Афганистан).

Фино-угорские языки - коми, мордовский, марийский, удмуртский, эстонский, венгерский и финский.

Самодийские языки - ненецкий, селькупский и проч. часто объединяют с финно-угорскими в уральскую семью языков.

Тюркские языки - азербайджанский, туркменский, узбекский, казахский, турецкий и многие другие.

Монгольские языки - собственно монгольский, а также бурятский и калмыцкий.

Тунгусо - маньчжурские языки - маньчжурский, эвенкийский, нанайский (Восточная Сибирь) и др.

Корейский язык. Часто объединяется с тюркскими, монгольскими, тунгусо-маньчжурскими под названием алтайских.

Палеоазиатские языки - чукотский, корякский, ительменский, юкагирский, язык нивхов (остров Сахалин), кетов (среднее течение Енисея).

Айнский язык - язык древнейшего населения Японских островов - айнов.

Эскимосско-алеутские языки (Чукотка, Гренландия, Алеутские и Командорские острова).

Конго-кордофенские - суданские и койсанские языки (Тропическая и Южная Африка, Судан).

Китайско - тибетские языки - китайский и тибето бирманские языки (тибетский, бирманский, каренский и др.).

Австрооазиатские языки - вьетнамский, мяо-яо, тайские (Таиланд), мунда и мон-кхмерские (Камбоджа).

Дравидские - языки населения Южной Индии.

Австронезийские (малайско-полинезийские) языки - индоне зийский, филиппинский, гавайский, самоа, маори и меланезийские.

Андаманские языки - изолированная группа языков населения Андаманских островов.

Папуасские языки - языки коренного населения Новой Гвинеи.

Языки аборигенов Австралии. Среди них ацтекский (Мексика), майя (Центральная Америка), язык ботокудов (Бразилия), языки кечуа и аймара (Боливия, Эквадор, Перу).

Здесь не упомянуты многие вымершие языки Европы и Азии, чьи родственные связи неизвестны. До сих пор в некоторых труднодоступных уголках нашей планеты продолжают открывать новые, прежде никем не изучавшиеся языки. Так что, как видите, лингвистам есть чем заняться.

Подробнее о родстве языков и языковых семьях, о том, как изменяются языки, как их сравнивать, как языки устроены, можно прочитать в книге «Почему языки такие разные?» В. А.

Плунгяна (М., 2001 г.).

Язык и общество Язык – не индивидуальное и не биологическое явление.

Социальная сущность языка хорошо видна при сравнении его со звуковой сигнализацией животных. Не связаны друг с другом язык и раса. Языков больше, чем рас. Язык зависит от исторических условий и вовсе не зависит от расы, которая есть понятие физического порядка. Сепир пришёл к выводу, что язык, раса и культура не соотносятся в обязательном порядке.

Будучи особым общественным явлением, язык отличается от других общественных явлений надстроечного и базисного характера. Тип языка является выражением развивающегося духа и не отражает типы хозяйствования. Общественная природа языка проявляется, прежде всего, в его связи с народом – творцом и носителем данного языка. Наличие общенародного языка – высшее проявление социальности языка. Социальность языка проявляется также в наличии диалектов – территориальных и социальных.

Язык общенароден в своей сущности. Его диалектное и профессиональное варьирование не лишает его общих свойств.

Самостоятельность языка как общественного явления проявляется в несовпадении государственного и языкового объединения людей, делении людей по религиозному и языковому признаку. Существуют, однако, однородные государства, где общенародный, литературный и государственный языки совпадают. Факты свидетельствуют, что язык, будучи важнейшим средством общения и формой национальной культуры, тесно связан с обществом, его категориями и институтами. Однако особое общественное назначение и особое строение делают язык самостоятельной общественной категорией.

Язык и культура Различают материальную и духовную культуры. К материальной культуре относят технику, материальные ценности – то, что создает цивилизацию. К духовной культуре относятся наука, искусство и литература, философия, просвещение. Кроме того, к этому виду культуры относят традиции, обычаи, верования и предрассудки, бытовую культуру, нормы общения, мимические и жестовые коды, особенности коммуникации. Духовная культура отражает специфику восприятия окружающей реальности, национальные особенности картины мира и мышления (менталитет) представителей того или иного этноса.

Неотъемлемой частью культуры является язык.

Национальные особенности мышления и поведения фиксируются в знаках языка и тем самым отражаются в нем.

Язык же, в свою очередь, влияет на понимание мира. В этнопсихолингвистике проблема взаимоотношения языка и культуры связана с именами Франца Боаса, Эдварда Сепира и Бенджамена Ли Уорфа.

Культура фиксируется в слове, в словосочетании и в понятии. В процессе межкультурной коммуникации «образы» культур, несущих в себе национальные особенности, сопоставляются и либо принимаются, либо отторгаются. В связи со все увеличивающейся миграцией в мире начинает преобладать многокультурность (поликультурность). Например, в американской культуре есть понятие «плавильного котла», под которым понимается процесс интеграции различных культур. При этом условием нормального развития общества становится принцип терпимости (толерантности) к различным проявлениям разных культур. Противоположным толерантности является этноцентризм: мы помещаем себя, нашу расовую, этническую или социальную группу в центр универсума и соответственно этому оцениваем всех других. Для этноцентризма характерны две особенности:

- собственная культура воспринимается как нечто само собой разумеющееся;

- собственная культура воспринимается как заведомо превосходящая культуры других народов (Г.Малетцке).

Этноцентризм – глубоко укорененная в сознании человека и широко распространенная исходная позиция.

Однако она противоречит концепту равенства всех людей, т.е. концепту, который сегодня лежит в основе общественной и политической этики. Это противоречие породило встречное понятие – «культурный релятивизм», согласно которому не существует высокоразвитых и низкоразвитых культур. Культуры и языки нельзя подвергать оценочному сравнению.

Преподавателям иностранных языков и культурологам хорошо знакомо понятие культурного шока как состояние удивления учащегося или даже неприятия им фактов культуры изучаемого или соседствующего языка. Возникая по причине несовпадения культур, культурный шок у обучаемого является следствием неполного знания или непонимания норм новой для него культуры. Культурный шок проходит или совсем исчезает по мере знакомства с чужой культурой. Состояние культурного шока испытывает каждый иностранец. Его может испытывать и человек, оказавшийся в своей стране в чужом для него окружении, пребывающий в иной культуре.

При взаимодействии двух языков или культур нередко возникает непонимание, обусловленное различием в мировоззрении, социальном статусе языкового коллектива, т.е. этноцентризмом. Такие национально специфические расхождения (несовпадения) в лексических системах языков и культурах выявляются на различных уровнях и описываются зарубежными и отечественными исследователями при помощи различных терминов.

Наиболее предпочтительным в отечественной лингвистике считается термин «лакуна» (от лат. lacuna – углубление, впадина, провал, полость;

от франц. lacune – пустота, брешь).

Язык и национальная «картина мира».

Рассказывая о чем-нибудь, мы с помощью слов описываем мир, точнее, пытаемся передать, что мы думаем об этом мире. Мир у всех нас один и тот же. Всем людям на земле светит одно и то же солнце, дышим мы одним воздухом, пьем одну и ту же воду. И думают все люди тоже похожим образом, иначе говорящие на разных языках никогда не смогли бы понять друг друга.

Значит, смысл сказанного по-французски, по-китайски и по-болгарски должен быть одинаков? Это далеко не так. Но представьте себе, что разных людей попросили объяснить, что такое снег. Ответы могут быть такими: снег – то, что падает с неба;

снег – белое, холодное, рассыпчатое;

снег – то, что тает на солнце и превращается в вод;

снег то, из чего можно скатать снежки, слепить снежную бабу или построить крепость и т.д.

Конечно, снег один и тот же для всех, но это не мешает разным людям представлять его себе по-разному. Снег и представление о снеге не совсем одно и то же, как не одно и то же дом и рисунок дома. Один и тот же дом можно нарисовать многими способами, с разных сторон и в разных видах. И нельзя сказать, что какие-то из этих рисунков дома будут неправильными.

Разные языки различаются, как и разные люди. В каждом из языков отражено свое представление о мире, – о том, что такое вода, что такое время, что такое понимать, быстро и т.д. Язык отражает общие представления всех говорящих на нем о том, как устроен мир. И эти представления являются лишь одной из возможных картин мира. В разных языках эти картины различаются – иногда очень сильно, иногда едва заметно, в зависимости от того, насколько совпадают культура, обычаи, традиции разных народов.

Каждый народ по-своему смотрит на окружающую действительность, и этот взгляд обязательно находит воплощение в наименованиях, которые не всегда имеют точные соответствия в других языках. Например, в языках некоторых северных народов существует множество названий для снега:

падающий снег называется одним словом, лежащий – другим, слежавшийся – третьим, мягкий и пушистый снег обозначается не так, как снежный наст, как тающий снег, как снег, который метет поземкой и т.д.

Многообразие этих наименований легко объяснить: снег занимает в жизни северных народов значительное место, его количество, состояние, перемещение чрезвычайно важны для них. Естественно, что в языках народов, для которых снег не так важен, столь детальные обозначения не нужны. А у народов (например, африканских), которые вообще не знают, что такое снег, даже общее обозначение отсутствует. Если все-таки надо о нем сказать, то прибегают к громоздким описательным выражениям вроде белое, похожее на сахар вещество, которое падает с неба в холодное время года.

Солнце по-русски – это совсем не то, что куеш по узбекски и уж совсем не то, что офтоб по-таджикски. В какие отношения – дружелюбные или тягостные – человек вступил с небесным светилом, так их язык выразил и сохранил для последующих поколений. Узбек, живущий большую часть под палящими лучами, никогда не скажет ласково - уменьшительное солнышко, так же как и у русского нет ощущения того, что солнце может быть не только плодонесущим и землеобновляющим, но и враждебным. Зато к луне, этому ночному светилу, несущему прохладу и умиротворение, у узбека совсем иное отношение – все красивое и желанное он называет луноликим, луноподобным да с такой интонацией, что для русского слуха это может показаться по меньшей мере вычурным (Пулатов Т.).

Лингвисты считают, что каждый язык отражает свою собственную картину мира. Например, как разные люди воспринимают время? Говорящие на русском языке – скорее как поток чего-то, что может двигаться с разной скоростью (время течет, бежит), иногда оно даже летит, несется, мчится, зато иногда – еле идет, тянется, но в любом случае – откуда-то издали – на нас. Будущее для нас находится впереди, а прошлое сзади. Мы говорим: У тебя все впереди (т.е. в будущем). Это было три дня назад (т.е. с того момента прошло три дня).

Теперь, когда все испытания позади (т.е. в прошлом), можно и отдохнуть. В русском языке время – это еще и что-то вроде имущества, монет или сокровища, недаром его тратят впустую, а также берегут и экономят, его можно кому-то уделить, а можно у кого-то отнять, его полезно рассчитывать.

Но этого мало – иногда время оказывается живым существом, чуть ли не врагом, которого почему-то надо убивать (разве можно, например, убивать деньги?) и т.д. Все это – образы времени в русском языке.

У европейских народов, чья культура близка к русской, время предстает в очень похожем виде, хотя некоторые отличия все-таки есть. Но вот у народов других стран обнаруживаются просто поразительные отличия. Например, оказывается, что время может вовсе не течь из никуда в никуда, а двигаться по кругу, всякий раз возвращаясь к началу, как сменяются времена года;

и тогда оно будет похоже не на поток, а скорее на круг или хоровод. И если даже оно течет, то вовсе не спереди назад, а в обратном направлении сзади вперед, а будущим в таких языках окажется то, что «сзади» нас. Время может оказаться то живым существом, то неодушевленным предметом, но при этом не обязательно восприниматься как нечто ценное – и, значит, в таких языках его нельзя ни украсть, ни потратить, разве что просто скоротать (т.е. укоротить – как веревку) или отрезать. Есть много других примеров такого поразительного несовпадения разных картин мира.

Получается, что носители разных языков по-разному воспринимают и членят окружающий мир на части и фрагменты, которые получают самостоятельные названия. Такое членение часто зависит от того, насколько важны эти фрагменты для данного народа, какую роль они играют в хозяйственной, общественной да и просто в повседневной жизни, какие ассоциации (впечатления) вызывают.

Психолингвист из Твери А. А. Залевская обнаружила различия ассоциаций у людей разных национальностей на некоторые цветообозначения: синий, белый, желтый. Все участники эксперимента проявили единодушие лишь по отношению к слову синий, связав его со словом небо. На слово белый у большинства русских испытуемых наиболее частотной была ассоциация – снег, для узбеков – хлопок, для казахов – молоко.

Слово желтый у русских, белорусов и украинцев в первую очередь ассоциировались с осенним листом, однако менее частотные ассоциации выявили различия: у русских – одуванчик, у украинцев – подсолнух, у белорусов – песок. У французов слово желтый вызвало ассоциацию с золотом и яичным желтком, у американцев – с маслом, у узбеков – с просом.

Приведенные примеры наглядно показывают характер отражения в лексиконе языковой личности реалий культуры, каждодневных впечатлений быта и т.д.

Языковые ассоциации могут быть связаны и с разницей в народнопоэтических традициях той культуры, к которой принадлежит человек. В русской школе при инсценировке басни И. А. Крылова «Волк и ягненок» никто из детей не хотел играть волка, а в киргизской школе, наоборот, все хотели быть именно волком. Все объясняется тем, что в киргизском фольклоре Волк выглядит совсем не таким, как в русском.

Поэтому и ассоциации на слово волк у киргизов в основном положительные – добрый, грозный, сильный, храбрый, красивый, лукавый и т.д.

Разное отношение разных народов к животным особенно наглядно проявляется в метафорическом переносе названия животного на человека. Если национальные культуры отличаются значительно, наблюдаются расхождения в зоосравнениях. Так, у казахов чибис ассоциируется с жадностью, сова – с безалаберностью и рассеянностью, пчела – со злобностью и недовольством, черепаха – с ленью и беспечностью. В сознании русских таких ассоциаций нет или совсем иные: пчела для русских – обозначение трудолюбия. У испанцев крот – символ тупости и ограниченности, хорек – назойливого любопытства и нелюдимости;

у японцев горная обезьяна ассоциируется с деревенщиной, лошадь – с дураком, собака – с фискалом, утка – с простаком, клещ – с хулиганом.

Другим народам такие ассоциации не свойственны.

В Индии можно польстить женщине, если сравнить ее с коровой, а походку – с походкой слона. Хороший комплимент японке – сравнение ее со змеей, татарке и башкирке – с пиявкой, олицетворяющей совершенство форм и движений. Обращение к женщине «Гусыня!» в русской культуре – оскорбление, в Египте – это ласковый комплимент.

Особенности культуры влияют на формирование внутреннего мира человека, определяют его национальный менталитет. Своеобразие национальной психологии отражается в речи, в системе словоупотребления, создавая колорит национальной картины мира (Подробнее об этом см. Плунгян В.А. Почему языки такие разные?. - М., 2001).

Национальное своеобразие языка и лакуны Межкультурная коммуникация – это общение представителей разных народов между собой. Одной из важных проблем таких контактов является проблема понимания представителем одной культуры носителя или текста другой культуры.

Известный лингвист Алексей Дмитриевич Шмелев рассказывал, что однажды хорошая знакомая его семьи, французская исследовательница русского языка, которая гостила у них, услышала по радио песню о том, как «загулял мальчонка, парень молодой». «Что значит загулял?», заинтересовалась француженка. Во французском языке однословный эквивалент этому слову отсутствует (там это лакуна, это слово в переводе с латинского означает пустота, провал). Поэтому точно перевести на французский язык слова загулял, загул оказалось не так-то просто. Во всяком случае, Алексей Дмитриевич так и не сумел передать их значения, не прибегая к конкретным ситуациям.… Не всегда одним словом можно перевести на некоторые европейские языки и другие, близкие русскому человеку понятия, такие, например, как простор, приволье, уют, удаль, радушие, хлебосольство, неприкаянность, маята, тоска и др.

Эти названия отсутствуют в указанных языках, т.е.

являются там лакунами. В свою очередь и в русском языке сравнительно с другими языками лакун столь же много. В русском языке есть слово молодожены – лица, только что вступившие в брак, но нет лексемы для обозначения лиц, которые давно состоят в браке. Когда вопрос о таком слове задается информантам, то практически все носители русского языка предлагают слово старожены, хотя все при этом соглашаются, что такого слова в русском языке нет. Еще пример лакуны. В нашем языке есть часто употребляемое и привычное слово старшеклассник, но нет зафиксированной словарями лексемы для обозначения учащихся младших и средних классов, хотя слова младшеклассник и среднеклассник "вертятся" на кончике языка.

Есть слово со значением 'затягивание решения вопроса' (волокита), но нет слова со значением 'быстрое, положительное решение вопроса'. В этом месте лексической системы – пустота, брешь, т.е. лакуна. Есть слово веселость, но нет лексемы со значением 'состояние грусти' (потенциальное грустность), есть весельчак, но нет слова для обозначения грустного человека (ср., грустняк?), есть глагол веселить, но нет аналогичной формы грустнить (приводить в состояние грусти), никак не обозначены 'веселое лицо женского пола' (ср. весельчачка, весельчиха?) и 'грустное лицо женского пола' (ср., грустнячка?) и т.д.

Число подобных примеров велико.

Основными признаками лакуны можно считать непонятность, непривычность (экзотичность), чуждость (незнакомость). Лакуны отражают национально специфические (несовпадающие, разъединяющие) элементы в лексических системах языков и культурах.

Лакуны без труда обнаруживаются во всех комплексных единицах словообразования: в словообразовательных парах – черный - чернить, но нет аналогичных форм от прилагательных серый, оранжевый, фиолетовый и др;

в словообразовательном типе – суп – супница, сахар – сахарница, но нет лексем для обозначения 'посуды для меда, варенья, круп, фруктов' и т.д.

Именно их заполняют многочисленные заимствования из латинского, немецкого, голландского, английского, французского, славянских и др. языков. Например, в русском языке нет слова для обозначения периода отдыха в конце недели, включающего вечер пятницы, субботу и воскресенье (уикенд).

Процесс раскрытия значения национально специфического слова называется заполнением (элиминированием) лакун. Самыми распространенными способами устранения, заполнения лакун являются: толкование (объяснение), перевод морфологическим путем, дословный перевод, детальное комментирование (например, в сносках или примечаниях).

Язык является посредником между нами и миром;

он отражает не все свойства мира, а только те, которые почему-то казались особенно важными нашим далеким предкам или современным его носителям. При этом язык является не зеркальным отражением реальности, а способом переработки информации о мире. Знаменитый немецкий ученый, философ и языковед, исследователь языков Америки и Азии, живший на рубеже XVIII – XIX вв. Вильгельм фон Гумбольдт понимал язык как «мир, лежащий между миром внешних явлений и внутренним миром человека».

Образ мира – это совокупность представлений о мире (рациональные суждения и чувственно-наглядные образы), локализованные в сознании человека и являющиеся отражением той реальной действительности, которую человек воспринимает через органы чувств и рационально осмысливает.

Образ мира в сознании личности системен и влияет на восприятие личностью окружающего мира:

- предлагает классификацию элементов действительности;

- предлагает приемы анализа действительности (объясняет причины явлений и событий, прогнозирует развитие явлений и событий, предсказывает последствия событий), - упорядочивает чувственный и рациональный опыт личности для его хранения в сознании, памяти.

Практика межкультурного общения свидетельствует не только о наличии различных способов видения мира (отраженных зачастую в лакунах), но и о необходимости преодоления барьеров, создаваемых национально специфическими различиями контактирующих культур (в процессе заполнения лакун). (Подробнее о лакунах можно прочитать в монографиях Г.В. Быковой) Может ли языкознание обойтись без других наук Как видим, языки имеют и немало общего. И потому правомерна такая особая дисциплина, как лингвистика, изучающая наиболее общие закономерности происхождения, развития и функционирования языка в его многообразных связях с человеком, обществом, историей и культурой, а также способы его исследования и описания.

Знание основных положений лингвистики полезно не только для общего развития каждого культурного человека, оно необходимо специалистам многих отраслей знаний.

Языкознание знакомит не только с большим количеством языковых фактов, но и показывает тесную взаимосвязь языка с историей, которая исследует процессы, связанные с изменением общества и его воздействием на развитие языка, культуры, литературы, искусства;

с философией, которая помогает теоретически осмыслить проблемы «сущность языка», «язык и общество», «язык и сознание», «язык и культура» и мн. др.;

с антропологией через проблему происхождения человека и ранних этапов развития языка;

с этнографией, которая исследует функционирование языка в обществах разного типа;

с археологией при изучении вымерших языков и миграции их носителей;

с грамматологией, наукой, занимающейся изучением письменности (греч. gramma - письменный знак, черта), через проблему происхождения письма и алфавитов, основных этапов их развития;

с герменевтикой, наукой, занимающейся изучением текстов, вопросами их построения и толкования ( греч.

germeneutike - истолковательное искусство), через проблему расшифровки и чтения текстов;

с социологией, помогающей осмыслить проблемы социальной природы языка, его общественные функции, воздействие социальных факторов на язык, роль языка в жизни общества и др.;

с психологией, объясняющей психофизиологическую речевую организацию человека, механизмы речеобразования и восприятия речи;

с логикой, исследующей вопрос о соотношении языка и мышления;

с когнитологией – наукой о ментальных процессах, мыслительной деятельности человека и характеризующих эту деятельность процессах и их результатах – знаниях. Так как язык формирует речемыслительную деятельность, которую изучает когнитология (наука о познавательных, мыслительных процессах), то она невозможна без анализа порождения и восприятия речи. Следовательно, языкознание связано также и с теорией и практикой коммуникации.

Языкознание имеет дело не только с гуманитарными науками, но и с естественными:

с математикой, позволяющей разрабатывать статистическую теорию языка, вычислять статистические характеристики речи методами математической теории информации;

с физикой, которая дает возможность решать технические задачи экспериментальной фонетики;

с биологией через проблему эволюции, реконструкции древнейших феноменов и их классификации;

с медициной, которая на основании лингвистических данных изучает зоны и функции центральной нервной системы;

с психиатрией при анализе бессознательных речевых ошибок, патопсихолингвистических речевых нарушений, связанных с умственной отсталостью либо патологией сенсорных систем (у глухих или глухонемых) и пр.

Таким образом, языкознание помогает решать многие теоретические и практические задачи, стоящие перед человечеством.

Природа и сущность языка Понимание природы языка связано со следующими проблемами:

Проблема первая. Еще в середине XIX века существовал взгляд на язык как на организм, который развивается по законам природы, одинаковым для всех языков, т.е. считалось, что язык - явление биологическое. Язык передается по наследству и заложен в самой биологической сущности человека, в "генах языка".

Эта гипотеза не подтверждается практикой. Границы языков и рас не совпадают. Язык по наследству не передается.

Ребенок усваивает тот язык, который он слышит вокруг.

Конечно, в усвоении языка ребенком важна роль родителей, но вместе с тем, мы знаем, что в русских дворянских семьях детей учили престижному в XVIII-XIX веке французскому языку, и дети выучивали сначала язык учителей, а потом язык родителей.

В настоящее время мы видим, как дети - представители не только других языков, но и рас усыновляются и говорят на языке приемных родителей. Нет таких примеров, чтобы ребенок другой расы или национальности заговорил на "своем языке".

С другой стороны - примеры с "Маугли" свидетельствуют о том, что дети, изолированные от человеческого общества, вообще не говорили, несмотря на вполне нормально сформированный речевой аппарат.

Таким образом, современная наука не может рассматривать теорию биологической природы языка как истинную.

Проблема вторая. Язык - это явление психологического характера, возникающее в результате деятельности индивидуального духа - божьего или человеческого. Согласно этой теории, язык есть проявление "духа народа" (В. Гумбольдт). Язык выражает сознание народа, отражает его культуру. (См. связь с этнографией).

Проблема третья. Язык имеет социальную природу. Он возник из потребности людей в общении. С изменением этой потребности, зависящей от изменений в различных областях жизни, меняется и язык (прежде всего его словарный состав).

Необходимо кратко остановиться на отношении языка и мышления, которые возникли исторически одновременно в процессе трудовой деятельности. Вопрос этот необычайно сложен. Он изучается философией. Нам же нужно представлять себе неразрывность языка и мышления. Однако язык все же не есть мысль. Язык - материальная, практическая сторона сознания.

Язык материален в том смысле, что все единицы (слова, сочетания слов и т.д.) облечены в звуки. Мышление же, как свойство особым образом организованной материи - мозга идеально. Мысль не имеет свойств материи (массы, протяженности, плотности и т.п.). Составными частями мысли являются понятия, суждения и умозаключения. Язык же состоит из звуков, слов, словосочетаний и предложений.

Язык выражает наши мысли и обеспечивает, таким образом, возможность обмена мыслями между членами коллектива. Но, кроме того, язык непосредственно участвует в самом формировании мысли. Язык не только средство выражения мысли, но и орудие формирования ее.

Учение И.П. Павлова о двух сигнальных системах дает возможность объяснить многие факты, связанные с формированием и деятельностью мысли. Первая сигнальная система дает сознанию только ощущения, не дает возможности сформировать понятия. Вторая сигнальная система - язык становится базой формирования понятий, суждений, умозаключений.

Язык – знаковая система Рассматривая язык как важнейшее средство человеческого общения, важно рассмотреть его устройство (механизм), т.е. установить, из каких единиц он состоит, что представляют собой эти единицы, как они организованы, как взаимодействуют между собой. Единицами языка (его элементами) служат знаки, простые и сложные (звуки, морфемы, слова, словосочетания, предложения и т.д.). Знаки организованы в систему.

Наука, изучающая знаки, называется семиотикой (от греч. semeion – знак, признак, semeiotikos – относящийся к знакам). Придумал эту науку и ее название американский ученый Чарльз Пирс (1839-1914). Основные его книги и статьи были опубликованы после его смерти, так что семиотика как наука фактически появилась только в 30-е гг. ХХ в.

Лингвистика, с одной стороны, является одной из ветвей семиотики. С другой стороны, поскольку язык – важнейшая из знаковых систем, можно считать семиотику частью лингвистики;

неслучайно большинство понятий и методов семиотики – лингвистического происхождения.

Знак - в широком понимании - это материальный носитель социальной информации.

Знак - это нечто (произнесенное, записанное), что указывает своим присутствием на другое. Знак - это заместитель.

Знак имеет форму и содержание. То есть он что-то значит и обязательно как-то выражен материально.

Звуки, буквы, их комплексы - это материальная сторона языкового знака - план выражения содержания, смысл - это план содержания, означаемое. Такова структура знака: план содержания/план выражения.

Знак двупланов. Он не может существовать без одной из сторон.

Знаки мы не просто воспринимаем, но и связываем с некоторыми другими явлениями. Можно наметить основные типы знаков:

1) Знаки - признаки, связанные непосредственно с тем иди иным предметом (дым - огонь;

шум капель - дождь). В этих случаях есть прямая связь между воспринимаемым знаком и обозначаемым им явлением. Это знаки детерминированные, т.е.

определенные, обусловленные тем, что они обозначают;

2) знаки - сигналы, связанные c обозначаемым предметом лишь условием, договоренностью. Это недетерминированные знаки. Например, в одних ситуациях газета на стуле будет означать, что место занято, а в других - ничего не будет означать.

3) знаки-символы, обозначающие лишь часть предмета, его фрагмент, по которому мы можем дорисовать себе предмет или явление ("очки" - дорожный знак - "внимание, слепые").

Знаки могут быть безусловными (дым - огонь, снег - зима и т.д.) и условными, когда за ними нет обязательной связи с обоз начаемой. Так знак запрета в одном случае может выражаться красным цветом, в другом - черным и т.д.У каждого знака есть отправитель, «посылатель» сообщения. И есть получатель, «адресат». Это сигнал общения. В жизни людей такие знаки издревле обозначали очень многое. У древних греков была даже легенда о трагедии, произошедшей из-за неправильно переданного сигнала.

Давным – давно, на острове Крит жило чудовище, наполовину человек, наполовину бык – Минотавр. Каждые девять лет греки должны были посылать ему страшную дань – семь юношей и семь девушек, которых он пожирал. Никто не мог победить Минотавра, и никто не мог от него спастись. Жил Минотавр в Лабиринте, где были такие запутанные коридоры и переходы, что выйти было невозможно (теперь слово «лабиринт» означает то, в чем легко запутаться, откуда трудно найти выход ). И вот отважный герой Тесей победил Минотавра.

Он отплыл на Крит на корабле, где были разные паруса – черные и белые – и условился со своим отцом, что если корабль вернется из плавания под белыми парусами, это будет сигналом победы, а если под черными – сигналом поражения. Тесей победил Минотавра, выбрался из Лабиринта и отправился в обратный путь. Он был так счастлив, что забыл об уговоре с отцом, и корабль вернулся под черными парусами. Увидев их, отец Тесея бросился со скалы в море и погиб.

Цвет парусов на корабле Тесея можно отнести к знакам – сигналам, потому что здесь были отправитель и получатель, которые заранее договорились о значении сигнала и общались с его помощью. Это недетерминированный знак, так как только для отца Тесея черные паруса означали поражение и гибель сына, для всех же остальных черный цвет не содержал такой информации.

Знаки языка условны лишь в том смысле, что отсутствует прямая связь между знаком и означаемым им явлением.

("Почему кошку назвали кошкой?"). Но эти знаки закрепились в практике, стали общепринятыми и обязательными, передаются из поколения в поколение. Такие знаки отличаются от системы знаков, которая сложилась в результате договоренности, которая может быть изменена в результате новой договоренности. (Например, корректировка знаков в дорожном движении, введение новых обозначений и т.д.) Такие системы знаков называются искусственными. Но искусственной системой может быть и язык (см. Искусственные языки).

Язык как система Знаки не существуют изолированно. Они находятся в определенной связи между собой, во взаимосвязи, т.е. они находятся в системе. Системой называется совокупность взаимосвязанных элементов. Взаимосвязь элементов заключается в том, что изменение или выпадение одного элемента обязательно отразится на других элементах. Например, в обычном светофоре три цвета. Желтый цвет означает, что ехать можно, но уже медленней, пешеходу же цвет "говорит", что надо заканчивать переход. Если же светофор имеет только два цвета, то функции красного и зеленого будут несколько шире, т.к. будут включать в себя значения желтого цвета.

С утратой одного знака другой изменяет свое значение (или же вовсе теряет всякое значение).

Такое же положение и в языке. Так, множественное число в современном русском языке, не имеющем двойственного числа, обладает иной значимостью, нежели множественное число в языках, сохранивших двойственное число. (Пока было двойственное число в русском языке, множественное число означало "больше, чем два", а теперь "больше, чем один").

Системы бывают: материальные (система кровообращения) и идеальные (система понятий той или иной науки), простые (цвета светофора) и сложные (живой организм);

первичные (вещество, состоящее из атомов и молекул) и вторичные, в которых элементы значимы только в силу приписанных им свойств (система дорожных знаков).

Вторичные материальные системы и есть знаковые системы. Они используются для выражения системных понятий.

В системе знаков дорожного движения закрепилось значение "стой" за красным цветом, «иди»-за зеленым. Конечно, эти значения могли бы передаваться и другими цветами, но общественная практика закрепила именно это соотношение.

Для выяснения значения того или иного знака, мы должны сопоставить его с другим, т.е. определить его место в системе. В результате такого сопоставления выявляются самые важные различительные признаки. Это дифференциальные признаки. У каждого знака мы можем выделить ряд признаков.

Например, для гласных звуков значимым, дифференциальным признаком может быть долгота. В немецком языке это признак семантически значим, т.е. слова различаются по смыслу, а в русском этот признак не значим. Он является интегральным. А вот что касается согласных, то в русском языке дифференциальным признаком выступает глухость/звонкость, твердость/мягкость, чего нет в других языках. Сравнение: дом том, тол - толь и т.д.

Вывод, который мы должны сделать, следующий: в каждом языке происходит отбор признаков материальных элементов, семантически значимых для системы данного языка.

Материальные элементы, входящие в ту или иную систему, определенным образом организованы, устроены.

Устройство, организация, упорядоченность элементов есть структура этой системы, она основана на связи, взаимоотношении элементов. Всякая система обладает своей внутренней организацией, т.е. своей структурой. Структура не может быть оторвана от системы.

Язык как вторичная материальная система обладает своей структурой, т.е. своей организацией. Особая роль языка в обществе, его неразрывная связь с мышлением определяют многообразие используемых в языке элементов. Естественно, что система такого образования, как язык, тоже сложна и специфична.

Системность языка выражается не только на уровне смысла (плана содержания), но и на всех других уровнях (плане выражения): на фонемном, лексическом, грамматическом.

Язык и речь Лингвисты разграничивают понятия "язык" и "речь".

(Впервые понятия "язык" и "речь" были разграничены Ф. де Соссюром и Л.В. Щербой). Чем это обусловлено?

Когда мы изучаем какой-либо язык, мы обращаемся к грамматикам, к словарям. Книги эти содержат научные сведения о единицах языка в отвлечении от конкретных мыслей и чувств, выражаемых этими единицами в различных ситуациях.

Если мы говорим, что язык - это орудие общения, то речь это применение языка как средства общения, это сам процесс общения и результат общения.

(Мы часто сталкиваемся с таким явлением, когда человек теоретически усвоил правила, законы языка, а применить их не умеет, т.е. процесса общения не получается. В методике обучения иностранным языкам введено такое понятие, как "речевая деятельность" - говорение, чтение, аудирование, письмо, то есть коммуникативная деятельность на изучаемом языке.) Можно сказать, что речь - это функционирование языка.

Речь также системна, как и язык, и состоит из единиц речи, в которых получают свое проявление единицы языка.

В речи конкретизируется то общее, что есть в языке.

Единицы языка постоянны, единицы речи всегда приурочены к конкретной ситуации.

В словаре есть слово "кошка". Это вообще кошка. Когда же мы говорим: "Покорми кошку" - мы имеем в виду конкретное животное. Мы знаем схему построения предложения: подлежащее + сказуемое + прямое дополнение.

Наполнение этой схемы, реализация ее в речи может быть различной: Студент читает книгу. Солнце греет землю.

Собака грызет кость и т.д.

Очень понятно и образно о сходстве и различии между языком и речью сказано в « Энциклопедическом словаре юного филолога» (Составитель Панов М.В.): Представим себе конвейер. С конвейера все время сходят новые часы, только что собранные. Для этого нужны, во-первых, какие-то части, заранее заготовленные (они делаются не на этом конвейере), и, во-вторых, умелая сборка готовых частей по известным правилам. Правила эти могут быть где-то записаны, но важнее, что они есть в головах сборщиков. И правила для всех одинаковы: все сборщики собирают часы одного типа.

Некоторые часы (большинство) отвечают стандарту, идут точно, другие будут работать с капризами;

встречается, наверно, и брак.

Этот конвейер с часами – аналогия речи. Речь – явление конкретное. Речь – это производство конкретных высказываний, которые во всей своей конкретности могут быть записаны магнитофоном (звуковая сторона), вместе с ситуацией запечатлены звуковым стереокино (это даст ключ к значению высказывания). Речь – это конкретные часы (высказывания) на конкретном конвейере (мыслительный и речевой аппарат человека).

А язык? Это те правила, по которым идет сборка, это тот план выбора нужных частей, которые используются как готовые, - они образованы тоже по каким-то правилам до речевого конвейера.

Задача языковеда – найти в речи язык, подняться от речи к языку.

Слово в речи – вот это, сейчас (или вчера) сказанное.

Слово в языке – это отвлеченный, но действенный образец, который определяет производство слова в речи. Это нечто абстрактное, но проявляющееся в конкретном. «Языком можно владеть и о языке можно думать, но ни видеть, ни осязать язык нельзя. Его нельзя и слышать в прямом значении этого слова»

(А.А. Реформатский).

Звуки, интонационные типы, слова, устойчивые выражения есть и в речи, и в языке. А словосочетания и предложения принадлежат языку? Нельзя же думать, что где то в нашем сознании есть склад всех возможных предложений, и мы, когда говорим, извлекаем их из этого склада. Может быть, они целиком только в речи? И это не так.

Профессор Гарвардского университета (США) Ноам Хомский поставил вопрос, каким образом носитель языка может произносить, «порождать» бесчисленное множество предложений, которые он никогда до того не слышал и не произносил? Вопрос поразил всех своей новизной и произвел сильное впечатление. До Хомского лингвисты знали один путь изучения языка – анализ результатов речевой деятельности. На основе этого анализа описывали структуру языка. Хомский же предложил сделать шаг вглубь: рассматривать язык не только как структуру, которую можно выявить в речи, но и как структуру, порождающую речь.

Ответ на вопрос Хомского может звучать примерно так:

человек способен создавать бесчисленное множество совершенно новых предложений, только если грамматика каждого языка – своего рода механизм, производящий правильные предложения. И если грамматики разных языков равно доступны для изучения, значит, все они – варианты единой грамматики единого языка. И именно ее должна изучать лингвистика.

Хомский обратил внимание на то, что язык – это бесконечная система, в которой говорящий ориентируется на основе своей интуиции, своего неполного языкового опыта и в состоянии произвести или понять бесконечное число новых предложений.

Модели, образцы, схемы словосочетаний и предложений существуют в языке;

в речи они наполняются конкретным словесным материалом.

Следовательно, можно сказать, что средства общения, конкретно примененные (соотнесенные с конкретным содержанием - мыслями, чувствами, настроениями человека) являются речью.

Язык и речь нельзя противопоставлять. Отдельное, частное - это одна из многих конкретных форм общего (языка).

Но, вместе с тем, нельзя забывать и об их различии. В речи единицы языка могут приобретать такие свойства, значения и осмысления, которых они не имели в языке. Это, так называемые, речевые значения слов: "Отговорила роща золотая березовым веселым языком" (Есенин), "Но "Яблочко" - песню играл эскадрон, смычками страданий на скрипках времен" (Светлов).

Таким образом, язык - это система знаков, средств и правил говорения, общая для всех членов данного общества, орудие, средство общения.

Речь – проявление и функционирование языка, сам процесс общения. Речь единична для каждого носителя языка.

Язык и личность Монолингв – человек, владеющий только одним языком.

У него существует очень прочная связь между мышлением и языком. И лишь когда появляется основа для сравнения – иностранный язык, тогда «мысль освобождается из плена слов»

(Л.В. Щерба).

Билингв – человек, одинаково владеющий двумя языками (трилингв – тремя). Могут быть два вида билингвов.

1. Билингв чистого вида, когда оба языка используются не вперемежку, а изолированно, например, дома и на работе. Например, в Парагвае испанский язык как более престижный, используется для ухаживания, а после женитьбы индеец переходит на индейский язык – гуарани. Если билингв ребенок, то он может даже не осознавать, что говорит на разных языках (дома и в детском саду).

2. Билингв смешанного типа, когда при разговоре он переходит с одного языка на другой.

Полиглот - человек, знающий много языков.

Первым известным в истории полиглотом был Митридат VI Евпатор, царь Понта. Со своей многонациональной армией он долго и успешно сражался с Римской империей. Говорят, Митридат знал 22 языка, на которых он вершил суд над своими подданными. Поэтому издания с параллельными текстами на многих языках (особенно Библии) называют «митридатами».

Самой известной в древности женщиной полиглотом была Клеопатра (69-30 вв. до н.э.), последняя царица Египта. Вместе с греческим и латинским Клеопатра знала не менее десяти языков.

Древние говорили: сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек. Таким многоликим человеком был Джузеппе Гаспаро Меццофанти (1774 -1849), сын бедного плотника, ставший кардиналом. Он знал по разным источникам от 30 (в совершенстве) до 100 языков.

Английский поэт Джордж Байрон проверял Меццофанти, «это лингвистическое чудо... на всех языках, на которых знаю хоть одно ругательство... и он поразил меня настолько, что я готов был выругаться по английски». Кроме основных европейских языков, Меццофанти знал в совершенстве венгерский, албанский, древнееврейский, арабский, армянский, турецкий, персидский, китайский и многие другие языки, причем легко переходил с одного языка на другой. С ним встречались А.В. Суворов и Н.В.Гоголь, и с ними он беседовал по-русски.

Кстати, поляк Юзеф Коженевский, изучив в зрелом возрасте английский язык, стал классиком английской литературы - Джозефом Конрадом.

Полиглоты, знающие десятки языков, были не редкостью сотни лет назад, да и в наше время их немало.

Правда, говорят, в Финляндии XVII века к смертной казни был приговорен «заколдованный дьяволом» студент за то, что «с быстротой неимоверной изучал иностранные языки, что немыслимо без содействия нечистой силы». Но у полиглотов есть один «секрет»: чем больше языков они осваивают, тем легче даются им последующие. Обычно полиглот не может знать в совершенстве более 25 языков, причем ему приходится все время освежать свои знания:

языки забываются.

Как общаются между собой носители разных языков Для этого существуют международные языки – естественные и искусственные. Для естественных языков функция международного общения – вторичная, для искусственных – первичная.

Естественные международные языки. Основной объект языкознания – естественный человеческий язык в отличие от искусственного языка или языка животных. В древние времена и в Средние века международные языки имели пределы распространения:

1) определенный регион: на Ближнем Востоке – шумерский, аккадский, арамейский, в эллинистических государствах – древнегреческий;

2) определенная социальная группа: жрецы и священники использовали международные языки для религиозных целей (арабский – в странах ислама, латинский и греческий – в христианских странах, санскрит – у индуистов, пали – у буддистов);

3) определенная функция: на Дальнем Востоке у японцев, корейцев и вьетнамцев письменным международным языком был китайский язык в иероглифической форме. И сегодня есть немало региональных международных языков. В Восточной Африке – суахили, в Западной – хауса, в Индонезии, Малайзии и Сингапуре – малайский;

персидский как язык литературы на Ближнем и Среднем Востоке;

в какой-то степени немецкий – на Балканах и в Восточной Европе.

В Европе 18-19 веков основным международным языком был французский. С начала 20 века стала возрастать роль английского языка. Между двумя мировыми войнами было международное англо-французское двуязычие (официальные языки Лиги Наций).

Официально признанными международными языками после второй мировой войны считаются рабочие языки Организации Объединенных Наций. Это английский, французский, испанский, русский, арабский и китайский языки.

Немецкий и японский языки, несмотря на вес Германии и Японии, не признаны таковыми, так как ООН была создана после победы над этими странами во второй мировой войне.

От международных языков следует отличать языки, действующие в одной стране (хиндустани в Индии, фарси – в Иране). Русский – язык межнационального общения в России, но международный язык в СНГ. В 20 веке все возрастающая роль английского языка делает его фактически мировым международным языком.


Искусственные международные языки подразделяются на априорные и апостериорные.

Априорный искусственный язык (лат. a priori - до этого, прежде) - словарный состав и грамматика которого не заимствуются из естественных языков, а конструируются по собственным правилам. Сольресоль и линкос не имеют аналогий в естественных языках.

Апостериорный искусственный язык (лат. a posteriori после этого) - слова заимствуются из естественных языков, а грамматика строится по образцу естественных языков, напр., бейсик инглиш.

Смешанный искусственный язык совмещает свойства априорного и апостериорного языков. В волапюке и эсперанто видоизмененная лексика - из естественных языков, а грамматика априорна.

Кроме языков общего назначения существуют и специализированные искусственные языки математики, химии, логики, программирования. К последним относятся, например, такие языки, как FORTRAN (Formula Translation), ALGOL (Algorithmic Language), BASIC (Beginner's All-purpose Symbolic Instruction Code).

В мире существует множество искусственных языков.

Первое известие о создании искусственного языка относится к IV-III веку до н.э., когда грек Алексарх использовал в качестве основы древнегреческое койне. В новое время, когда сократилась роль латинского языка, особенно из-за распространения протестантизма, вводящего национальные языки в богослужение, появилось множество проектов апостериорного искусственного языка на основе упрощенного латинского, французского или смеси славянских языков.

Например, хорват Юрий Крижанич (долго живший в России) в XVII веке написал трактат «Политика» на искусственном славянском языке (60% общеславянских слов, 10% русских, 10% хорватских). Философы и ученые (Р. Декарт, Я. Коменский, И.

Ньютон, Г. Лейбниц) предлагали спроектировать априорные языки при помощи комбинаций букв и цифр. К двадцатому веку насчитывалось свыше тысячи различных проектов. Мы рассмотрим только наиболее известные искусственные языки.

Сольресоль.

В 1817 году француз Жан Франсуа Сюдр (1787-1862) предложил проект музыкального языка сольресоль, составленный из комбинации музыкальных нот (до, ре, ми, фа, соль, ля, си). Само слово «сольресоль» переводится как «язык».

Лексика состояла из 7 односложных, 49 двусложных, трехсложных, 2268 четырехсложных и 9072 пятисложных слов. Всего в проекте предусматривалось 11 733 слова.

Языковая система из семи строительных компонентов может быть реализована семью же способами. Слова можно:

1. писать буквами (напр., первыми буквами нот: D, R, M, F, S, L, С) 2. обозначать первыми 7 арабскими цифрами;

3. нотами 4. произносить или петь;

5. исполнять на музыкальном инструменте;

6. сигнализировать флажками;

7. воспроизводить семью цветами радуги.

Например, слово время обозначается доредо (DRD), месяц доресоль (DRS), вода - досольси (DSC). Границы между словами обозначаются паузами. Частицы или местоимения состоят из одной или двух нот: D - не, нет;

R - и, М - или, F - в, к;

S - если, L - определенный артикль, С - да, согласен;

DR - я, мне, мы, наш, DM - ты, вы, DF- он, его, RD - мой, MS хороший, SM - плохой, LC - показатель родительного падежа, SC - спасибо, FC - много, CF - мало. Наиболее частотные слова из трех нот: DRM - день, DMS- Бог, MDC - друг, RDD - один, RMM - два, RFF - три. Антонимы имеют обратный порядок нот в слове: MLC - любить, LCM - ненавидеть.

Слова из четырех нот распределяются по семи классам («ключам», согласно первой ноте). Напр., ключ «до» содержит слова, выражающие физические и моральные стороны человека, «ре» -слова для семьи, дома и одежды, «ля» - для промышленности и торговли. А сочетания из пяти нот отражают названия по трем категориям: животные, растения, минералы.

Для расширения словаря Сюдр обозначил сочетаниями нот также буквы алфавита. Грамматические категории различаются удлинением нот («ударением»). Глаголы безударны, у существительных ударения на первой ноте, у прилагательных на предпоследней, а у наречий на последней ноте. Женский род тоже обозначается ударением на последней ноте. Этот проект получил международное признание, но практического распространения не имел из-за сложности запоминания слов.

Волапюк В 1879 году Иоганн Мартин Шлейер (1831-1912), немецкий пастор, опубликовал проект языка, который сразу же приобрел множество сторонников: уже через десять лет 200 человек окончили курсы волапюка, который даже преподавали в вузах, выходили волапюкские газеты, на нем писали и говорили в конторах и отелях, ставили оперы. Была создана Международная Академия Волапюка. Это был первый в мире международный искусственный язык, который стал живым средством общения. Им владело до одного миллиона человек.

Лексика этого языка основывается в основном на искаженных до неузнаваемости словах английского языка, причем корневые слова были, как правило, односложными, начинались и заканчивались согласными. Примером образования слов может служить само название этого языка:

Volapuk (world + speak), т.е. «мир + говорить». А вот как уродовались другие слова: diploma plom, problem blem, academy kadem и др.

Грамматика довольно сложная, включающая черты многих языков. У существительных было четыре падежа, например, им.пад. dom (дом), род. пад. - doma, дат.пад. - dome, вин.пад. - domi. Показатель мн. числа - s, как в англ.яз (doms дома).

Судьба языка незавидная. Быстрый взлет сменило стремительное падение. Во-первых, Шлейер отказывался от предложений упростить язык, а во-вторых, на арену вышел более простой эсперанто, в котором были учтены многие недостатки волапюка. К началу ХХ века волапюк вымер, а само название языка стало синонимом белиберды.

Эсперанто – самый популярный искусственный язык Варшавский врач и полиглот Лазарь Маркович Заменгоф (1859-1917) в первой публикации (1887) своего проекта искусственного языка Lingvo Internacia (Международный язык) выступал под псевдонимом д-р Эсперанто ("Надеющийся"), который и превратился в название языка.

Первый учебник эсперанто был написан на русском языке:

Польша тогда входила в состав России. Язык построен на основе интернационализмов, преимущественно романского происхождения, но с добавлением германских и некоторых славянских элементов (bonan matenon - доброе утро, bonan tagon - добрый день). Читается как пишется;

есть диакритические знаки, ударение всегда на предпоследнем слоге.

Всего 16 грамматических правил. Исключений нет.Есть определенный артикль la. Все существительные оканчиваются на -о ( domo - дом) прилагательные на а (Ьопа—хороший), наречия на e (bone - хорошо);

мн. число выражается окончанием - j ( bonaj domoj - хорошие дома);

винительный падеж - n (mi vidas domon - я вижу дом);

родительный падеж выражает предлог de, дательный - предлог al. Окончание глаголов в настоящем времени - as (vidas - вижу), прошедшем времени is (venis - пришел), будущем времени - os (malfermos - открою), инфинитив оканчивается на i ( esti - быть);

повелительное наклонение - u ( skribu - пиши), сослагательное наклонение - us, (skribus - писал бы, mi - я, vi - ты, вы, li - он, si - она, ni -мы ili, oni – они, jes - да, nе - нет, kaj - и, си - вопросительная частица и т.д.

У эсперанто имеются и недостатки:

непоследовательность в фонетическом строе, напр., есть звук "ц", но нет звонкой пары "дз", орфография с неудобными диакритическими знаками и др. Однако эсперанто пока самый популярный искусственный язык. На нем выходят журналы, книги, пишутся романы и стихи. У эсперанто немало сторонников.

Латино-сине-флексионе (т.е. "латынь без флексий", предложенная Дж.Пеано в 1903);

Пеано также называл этот язык "интерлингва". Как говорит само название, это латынь без падежей и окончаний.

Латинский: Pater noster, qui es in coelis: sanctificetur nomen tuum;

adveniat regnum tuum. Fiat voluntas tua, sicut in coelo, et in terra.

Интерлингва:Раtге nostro, qui es in celos, que tuo nomine fi sanctificato. Que tuo regno adveni;

que tua voluntate es facta sicut in celo et in terra.

Идо ("потомок" на языке эсперанто) - реформированный, несколько упрощенный эсперанто (Esperanto reformita). Л. де Бофрон (его проект), Л. Кутюра, О. Есперсен и другие коллективные авторы идо (1907-1908), хотели приблизить таким образом эсперанто к западноевропейским языкам, устранив, в частности, некоторые славянские элементы, и произведя изменения в словообразовании, орфографии и грамматике, стремились к большей логичности языка:

1) убраны диакритические знаки, например, вместо sine (подобно чешскому) введено правописание sh и ch (как в английском);

2) вин. падеж употребляется только при обратном порядке слов;

3.) ликвидировано согласование прилагательных;

4) изменено окончание мн. числа: вводится i (homi вместо homoj).

Отче наш на идо: Patro nia, qua esas en la cielo, ma nomo santigesez;

tua regno advenez;

tua volo faccsez quale en la cielo tale anke sur la tero.

Бейсик инглиш Бейсик Инглиш (Basic English) следует отличать от языка программирования Бейсик. Basic, кроме значения "основной", расшифровывается как British American Scientific International Commercial (Британско-Американский Научный Международный Коммерческий). Это упрощенный английский язык, автором которого был английский лингвист Ч. Огден (1932). Язык состоит из 850 английских слов ( операций, т.е. глаголов, предлогов, наречий, местоимений, 600 вещей, 150 качеств). Всего спрягаемых глаголов (come, get, give, go, keep, let, make, put, seem, take, be, do, have, say, see, send, may, will ), поэтому для замены отсутствующих глаголов применяются сочетания имеющихся глаголов и существительных, а для отсутствующих существительных применяются описания, например, вместо Не wanted (он хотел) = Не had a desire (он имел желание), а вместо people (народ, люди) - men and women (мужчины и женщины). Язык был довольно популярен в 30-40 годы, но непрактичность его вследствие излишней упрощенности лексики при сохранении сложной орфографии и грамматики привела к скорому забвению.


Линкос Язык для космической связи, который могли бы понять инопланетяне. Предложил его в 1960 году голландский математик Ханс Фройденталь в монографии « Линкос»

(Лингвистика космоса). Суть языка в постепенном усвоении все более сложных понятий. В упрощенной форме это выглядит так:

• Короткая вспышка света или радио-бип - один знак - точка;

• Три точки - долгая вспышка - две вспышки: знак «больше»;

• Затем путем применения двоичной системы излагаются основные понятия арифметики и алгебры.

• В этом языке также излагаются правила морали и даже объясняется теория относительности Эйнштейна.

Космолингвистические проекты предлагались и ранее (В.Л. Гордин, космический язык АО, 1927;

Л. Хогбен, астраглосса, 1952 и др.).

На основе романских языков и интернационализмов созданы также: Идиом-неутраль, т.е "нейтральный язык" (В.К.

Розенбергер, 1893), основанный только на международной лексике. Окциденталь, т.е. "западный" (Э. де Валь, 1922), основанный на натуралистичности, т.е. близости к естественным, в основном романским, языкам.

Новиаль (О. Есперсен, 1928), совмещающий логичность идо и натуралистичность окциденталя.

Интерлингва-ИАЛА (А. Гоуд,1951). ИАЛА Ассоциация международного вспомогательного языка — созданная в 1924 году в США, прекратила свое существование в 1953 г. с созданием этого языка, который можно (по замыслу) понять без предварительного изучения, так как он основан на интернациональной и романской лексике.

Паралингвистика Наряду с лингвистическими средствами общения человек имеет и экстралингвистические (внеязыковые).

Их также называют невербальными (несловесными) средствами. Проблемы использования неязыковых средств в речевой коммуникации изучает паралингвистика.

Приставка «para» (греч.) означает «около».

Следовательно, объект паралингвистики - параязык.

Средства параязыка можно подразделить на биологические и семиотические.

К биологическим средствам параязыка относятся мимика (напр., улыбка, хмурые брови, гневный оскал) и некоторые телодвижения и жесты (понурая голова и т.д.).

Эти способы врожденные и многие из них общие у человека и высших животных. Напр., улыбка, которая есть уже у младенцев, могла выработаться в процессе эволюции как противоположность оскалу. Телепатия, с одной стороны, - вид неязыкового общения, а с другой, она ближе к психологии и физиологии, чем к языкознанию.

К семиотическим (знаковым) средствам, которые возникают вместе с языком и развитием национальных культур, относятся общепринятые (конвенциональные) жесты, дорожные знаки, сигналы регулировщика, рекламные символы и т.д. Своеобразным паралингвистическим языком был в XVII – XVIII вв. язык веера, который позволял женщине вступить с мужчиной в интимную беседу, понятную только для посвященных.

Особым движением веера дама просила кавалера подойти к ней, назначала свидание, сообщала, придет ли она, опуская веер, признавалась в любви, развертывая его, говорила о своем отказе.

Другим популярным языком кокетства в ту же эпоху был язык мушек, кусочков черного пластыря, которые первоначально должны были скрывать под видом родинок дефекты на лице и груди, но позже вошли в моду: оттеняли белизну кожи и привлекали взоры мужчин к той или иной красивой части лица и тела. Кокетки использовали язык мушек, чтобы подчеркнуть те или иные черты характера.

Плутовка помещала мушку около рта, любвеобильная - на щеке, влюбленная - около глаза, шаловливая на подбородке, дерзкая - на носу, кокетка - на губе, высокомерная - на лбу. Даже мужчины нередко прибегали к языку мушек в эту галантную и женственную эпоху.

Кинесика Кинесика – это дисциплина, которая изучает семиотику телодвижений (мимики лица, жестов туловища, рук и ног).

Иначе говоря, кинесика – это наука, изучающая язык жестов.

Врожденные жесты. Некоторые жесты у человека врожденные и роднят его с высшими животными. Древнейший жест – протянутая в сторону другого ладонь, когда существо просит о помощи или ласке. Такой жест есть у шимпанзе.

Униженно припадают к ногам человека рабы, нищие и собаки. У обезьян на месте зоны Брока (у человека – это зона производства речи) – центр, управляющий мимикой. Возможно, это свидетельство того, что человек начинал говорить языком жестов.

Дети всех народов, отказываясь от чего-либо, отрицательно отводят голову в горизонтальной плоскости влево и вправо. Происхождение этого жеста понятно: отказываясь от молока, сытый младенец пытается избежать соска матери.

Некоторые жесты одинаковы у большинства народов, например, жест недоумения у многих наций, будь то немцы или китайцы, таков: подняты брови, раскрыты глаза, приоткрыт рот.

Условные (конвенциональные) жесты. Для народов мира все же характерно разнообразие жестов и их значений.

Даже у животных одни и те же жесты могут иметь разное значение, например, если у собаки хвост трубой, то она разгневана, а кошка – благодушна. Если собака виляет хвостом, то у нее это признак радости, а у кошки – выражение гнева.

В отличие от животных, большинство жестов человека конвенциональны, т.е. условны. Поэтому для их усвоения необходимо общение со взрослыми. В семье слепых при отсутствии подкрепления мимика у детей перестает развиваться.

Функциональные особенности жестов. И в наше время у многих народов и социальных групп язык жестов сохраняется как система и даже как основной язык. Функции жестовых систем могут быть различны:

а) этикетная функция;

б) вспомогательная функция;

в) функция межнационального общения;

г) религиозно-ритуальная функция;

д) профессиональная функция;

е) артистическая функция.

Из истории лингвистики Где зародилась наука о языке Развитая наука о языке появилась примерно в середине I тысячелетия до н. э. в Древней Индии, которая по праву счита ется колыбелью языкознания. К тому времени там уже существовала богатая культура, были созданы и записаны великие поэтические произведения, прежде всего Веды, и, что самое важное, сформировался особый язык культуры - санскрит.

Очень важно было правильно говорить на санскрите, а чтобы научиться этому, требовалось знать, как устроен язык. Таким образом, возникновение потребности в исследовании языка было вызвано чисто практическими причинами:

необходимостью точного воспроизведения Священных гимнов и стремлением нормализовать единый литературный язык Древней Индии - санскрит, который позже был записан и стал классическим языком древнеиндийской письменности.

Вскоре после возникновения индийской науки о языке появился труд, ставший ее вершиной - грамматика санскрита индийского ученого Панини (V-IV вв. до н.э.), которая называ лась «Аштадхьяи» ("Восьмикнижие"). В ней устанавливались нормы санскрита и давалось точное описание языка священных текстов (Вед). Это было наиболее полное, хотя и предельно сжа тое (в виде таблиц) описание фонетики, морфологии, морфоно логии, словообразования и элементов синтаксиса санскрита.

Об этом человеке - выдающемся лингвисте Древней Ин дии, основоположнике языкознания, мы не знаем ничего, кроме имени. Точно даже не известно, когда он жил: датировки уче ных расходятся на несколько веков. Скорее всего, Панини создал свой труд в V или IV в. до н. э. Ничего неизвестно и о его жизни. Единственное, о чем ученые предполагают с достаточно большой достоверностью, - это то, что великий языковед не знал грамоты. Панини сочинил свою грамматику в устной форме, и она передавалась из поколения в поколение, заучиваемая наи зусть, как ценнейшее руководство по пользованию священным языком - санскритом. Правда, через несколько веков грамматику записали, но и теперь в Индии можно встретить знатоков, хранящих в памяти весь ее текст.

Построение грамматики Панини не такое, как принято в европейской традиции, когда сначала излагаются общие крите рии, например, части речи, а затем даются фонетические изме нения слов, имеющие категориальные функции.

«Восьмикнижие» начинается с установления перечня основных единиц орфографии и орфоэпии - букв и звуков, их разбиения на классы, детального описания свойств отдельных звуков по их артикуляционным признакам. Затем исследуются правила комбинирования звуков с учетом процессов аккомодации и ассимиляции, чередования гласных, изменения звучания на границах слогов и лишь после этого создаются правила конкретного членения и составления графического текста, которые и есть грамматика. В основу грамматической систематизации положено различение корня и аффикса, словообразования и словоизменения.

Устный характер грамматики обусловил ее строение.

Стихи запоминаются легче, чем проза. Поэтому грамматика Панини состоит из коротких стихотворных отрезков - сутр, в ко торых спрессован гигантский объем информации: восемь книг включают около четырех тысяч правил-сутр. В каждой сутре содержится одно или несколько правил типа «возьми то-то, сде лай над ним такую-то операцию и получишь то-то». Такой под ход более привычен в математике, чем в грамматике.

Крупнейшим достижением индийской традиции по праву считается фонетическое исследование звуков речи и их клас сификация. Звуки характеризуются по месту и способу образо вания, по характеру резонатора, причем гласные и согласные описаны в одной системе признаков.

Другим бесспорным достижением индийской традиции является открытие морфемы. Как уже отмечалось, в европей ских грамматиках язык описывали, начиная с изложения общих грамматических категорий (например, частей речи), затем рас сматривали словоизменительные категории частей речи (напри мер, число и падеж существительных и т. д.), т.е. описывали язык от высшего уровня к низшему. Панини, наоборот, начал с фонетики: взяв за исходную точку отчета звук, он строил мор фему, затем - слово. Согласно Панини, слово - это «то, что кончается либо на именные аффиксы, либо на глагольные». Он дал отдельно перечень корней, сопроводив каждый корень толкованием его значения.

Панини объяснял: всякий корень способен присоединить к себе суффиксы времени и лица, то есть всякий корень глагольный. Для образования имени необходимо добавить к глагольному корню суффикс имени, т.е. суффикс словообразования, далее можно присоединить падежные суффиксы. Бывают случаи, когда слова с именным значением образуются без именного суффикса, что представляет собой введение нулевой морфемы. Панини старался доказывать принадлежность слова к какой-либо части речи, исходя из его морфологического состава. Рассматривая язык как стройную систему, он заметил, что цепочка морфем может быть неполной, и ввел понятие «нулевой морфемы» (lopa - «исчезновение»).

Европейская лингвистика заговорила о нулевой морфеме лишь в XIX столетии.

«Восьмикнижие» Панини можно считать непревзойден ным образцом описания языка. Как отмечал известный амери канский лингвист Леонард Блумфилд, «грамматика Панини яв ляется одним из величайших памятников человеческого разу ма». По точности и математической строгости его труд не имел себе равных не только в Индии, но и во всем мире, по крайней мере, до XX столетия, а в некоторых отношениях не превзойден и до сих пор.

Сам способ описания языка через правила построения (или, как принято говорить сейчас, порождения) текстов не применялся в науке о языке до самого последнего времени.

Панини описывал язык как бы с точки зрения говорящего;

в европейской традиции действовали совсем иначе. И лишь в середине XX века этот способ снова открыли независимо от Панини. Сочинение Панини оказало существенное влияние на развитие языкознания в Китае, Тибете, Японии, на всю европейскую лингвистику.

Греческое языкознание В V - III веках до н.э. греческие философы уделяли больше всего внимания вопросу происхождения языка, заложив основы для большинства современных теорий.

Сторонники природного происхождения названий предметов (теория physei), к которым относился Гераклит (VI век до н.э.) встречали возражения со стороны Демокрита (V IV в. до н.э.) и Аристотеля (IV в. до н.э.), приверженцев установления названий по соглашению, договоренности между людьми (теория thesei). В сочинениях Аристотеля впервые в греческой науке был систематически рассмотрен звуковой и грамматический строй языка.

Дальнейшее развитие греческого языкознания связано со стоиками (философское течение, зародившееся в III веке до н.

э.), которые уделяли большое внимание грамматике (в частности синтаксису). Они впервые ввели термин «логика», которую они понимали как науку о словах и предложениях.

Хрисипп, один из основателей этой школы, также создал новый раздел языкознания - этимологию (термин принадлежит ему).

Расцвет древнегреческого языкознания связан с александрийской школой грамматиков II века до н.э.

(Аристарх Самофракийский и другие ученые жили в городе Александрия в эллинистическом Египте). Они много занимались систематизацией фонетики и грамматики, подробно изучали части речи, но не обращали внимания на морфологию.

Лингвистика XVII - XIX веков Грамматика Пор - Рояля Антуан Арно (1612-1694) и Клод Лансло (1615-1695), аббаты монастыря Пор-Рояль (Франция), в 1660 издали нормативную и теоретическую работу «Всеобщая рациональная грамматика», которая оказала большое влияние на развитие лингвистики. Авторы труда, получившего название Грамматики Пор-Рояля, брали за основу описания французского языка - латинский. Они считали, что существует общая логическая основа всех языков. При этом они различали формальную грамматическую структуру и скрывающуюся за ней семантическую (логическую) структуру. Примером может служить разбор предложения Dieu invisible а сгёё Ie monde visible {Невидимый бог создал видимый мир) «В моем сознании проходят три суждения, заключенные в этом предложении. Ибо я утверждаю, 1) что Бог невидим;

2) что он создал мир, 3) что мир видим. Из этих трех предложений второе является основным и главным, в то время как первое и третье являются придаточными [...], входящими в главное как его составные части;

при этом первое предложение составляет часть субъекта, а последнее - часть атрибута этого предложения [...]».

XVIII век В этом столетии самой популярной среди ученых была проблема происхождения языка. Жан-Жак Руссо (1712 - 1778) высказал мысль об «общественном договоре»: люди договорились между собой о средстве общения и согласовали необходимые слова. Этьен Бонно де Кондильяк (1715-1780) предложил такую последовательность происхождения языка:

сначала язык жестов, сопровождаемый бессознательными криками, затем осознанные звуки, которые стали звуковыми знаками по аналогии с жестовыми знаками.

Лингвистика XIX века. Вильгельм фон Гумбольдт (1767 1835) Великий немецкий лингвист, основоположник общего и теоретического языкознания, основатель Берлинского университета (ныне имени братьев Гумбольдт). Его брат Александр - знаменитый естествоиспытатель и географ.

1. Основа учения В. Гумбольдта — теория о тождестве духа народа и его языка. Язык народа есть его дух, и его дух есть его язык. Язык - это промежуточный мир между народом и окружающим миром. Его взгляды послужили источником гипотезы лингвистической относительности (теории Э. Сепира Б. Уорфа).

2. Звуки - это материя, субстанция. Внешняя форма языка организованные звуки речи, внутренняя форма языка – дух (т.е.

мышление, сознание), организующий звуки и создающий строй языка.

3. Язык - это система. В языке нет ничего единичного, каждый отдельный его элемент проявляет себя лишь как часть целого.

4. Гумбольдт создал знаковую теорию языка. Язык - это и отражение мира и знак.

5. Морфологическая классификация языков Гумбольдта остается популярной и сейчас.

6. Противоречивость языка ученый выразил в формулировке своих знаменитых антиномий (противоречий). Вот некоторые из них:

• Антиномия языка и мышления. Язык и мышление неразрывно связаны, но дух человека стремится освободиться от уз языка, так как слова стесняют внутреннее чувство, что развивает и обогащает язык.

• Антиномия целого и единичного. Язык принадлежит одновременно и отдельному человеку и коллективу в целом.

• Антиномия эргона и энергии. Язык не только продукт (ergon), но и деятельность (energeia). Язык и постоянное и развивающееся явление.

• Антиномия языка и речи. Люди говорят одним языком, но у каждого свой язык (речь). Язык как целое отличен от актов речи.

• Антиномия понимания и непонимания. Говорящий и слушающий вкладывают различное содержание в одно и то же слово. Поэтому взаимное разумение между разговаривающими в то же время есть недоразумение, и согласие в мыслях и чувствах в то же время и разногласие.

Сравнительно-историческое языкознание Многие столетия европейские ученые из религиозных соображений считали древнееврейский язык «корнем» всех языков мира. Ошибка вскрылась в середине XVIII века, когда англичане начали завоевание Индии, что сопровождалось открытием санскрита, имеющего много общего с греческим, латинским и другими европейскими языками. Востоковед Уильям Джонс (1786) ознакомил Европу с этим языком, который он считал праязыком индоевропейской семьи. В начале XIX века появились научные работы, заложившие основы сравнительно-исторического языкознания: немец Франц Бопп провел сопоставительное исследование греческого, латинского, персидского и германского языков (1816), датчанин Расмус Раск - скандинавских языков (1818), немец Якоб Гримм германских (1819), русский немец Александр Христофорович Востоков (Остенек) - славянских языков (1820).

Чтобы избежать ошибок, компаративисты основывали свой метод на: 1. сравнении корней и аффиксов языков;

2.

регулярности фонетических и лексических соответствий.

В дальнейшем сравнительно-историческое языкознание занялось языками других семей - семитскими, уральскими, алтайскими и т.д.

Август Шлейхер (1821-1868) Занимался сравнением индоевропейских языков и теоретически обобщил достижения сравнительно исторического языкознания. Под влиянием Чарльза Дарвина рассматривал язык как живой организм, который проходит две стадии - в доисторический период он развивается от простого к сложному, а в исторический период не совершенствуется, а наоборот регрессирует и приходит в «упадок в отношении звуков и форм», например, синтетические языки становятся аналитическими. Обосновал идею индоевропейского праязыка, который распадался на части, а те, в свою очередь, - на другие части, давая все новые языки. Это нашло свое отражение в концепции родословного древа индоевропейских языков. Он считал, что восстановил полностью праязык, и написал басню на этом языке.

Младограмматики (Лейпцигская школа языкознания) К. Бругман, Г. Остгоф, Г. Пауль, Б. Дельбрюк, А.

Лескин и др. получили такое название, потому что они противопоставляли свои взгляды старшему поколению языковедов-компаративистов. Герман Пауль (1846-1921) теоретически обобщил взгляды младограмматиков в книге «Принципы истории языка» (1880):

1. Основа языкознания - индивидуальная психология (а не психология народа). На свете столько же отдельных языков, сколько индивидов. Но объединяет их узус - общее, среднее в индивидуальных языковых организмах.

2. Главное - это изучение речи говорящего человека, а не письменных памятников прошлого, не праязыков, чем занимались компаративисты.

3. Источник всех изменений языка находится в сфере бессознательного, причем каждое звуковое изменение происходит по законам, не знающим исключений. Изменения проходят также по аналогии.

4. В лексикологии Г. Пауль разграничивал узуальное и окказиональное значения слов, исследовал сужение, расширение, перенос значений.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.