авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Международный общественный форум «Диалог цивилизаций» Министерство образования и науки Российской Федерации Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского ...»

-- [ Страница 8 ] --

Широкое распространение и оправдание абортов в современ ном обществе Православная церковь рассматривает как угрозу бу дущему человечества и явный признак моральной деградации.

Верность библейскому и святоотеческому учению о святости и бес ценности человеческой жизни от самых ее истоков несовместима с признанием «свободы выбора» женщины в распоряжении судьбой плода. Помимо этого, аборт представляет собой серьезную угро зу физическому и душевному здоровью матери. Православная цер ковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных по следствий греха через молитву и несение епитимьи с последую щим участием в спасительных Таинствах. В случаях, когда суще ствует прямая угроза жизни матери при продолжении беременно сти, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской прак тике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервав шая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евха ристического общения с Церковью, но это общение обусловливает ся исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, ко торое определяется священником, принимающим исповедь. Борьба с абортами, на которые женщины подчас идут вследствие крайней материальной нужды и беспомощности, требует от Церкви и об щества выработки действенных мер по защите материнства, а так же предоставления условий для усыновления детей, которых мать почему-либо не может самостоятельно воспитывать.

Ответственность за нерожденного ребенка наряду с матерью несет и отец в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основа нием для расторжения брака. Грех ложится и на душу врача, про изводящего аборт. Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по сообра жениям совести. Нельзя признавать нормальным положение, ког да юридическая ответственность врача за смерть матери несопо ставимо более высока, чем ответственность за погубление плода, что провоцирует медиков, а через них и пациентов на совершение аборта. Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыва нию беременности.

Согласно православному учению, дети даны нам на воспита ние на время детства, и мы должны подготовить их к свободе взрос лого возраста. Главная наша задача – помочь детям найти свое ме сто в мире, помочь им определиться в своих отношениях с Богом.

Для этого нам необходимо самим иметь то, что планируем взра стить в своих детях, что хотим передать им.

Целомудрие Со сферой деторождения и сферой сексуальных отношений связан и вопрос целомудрия. В православии целомудрие означает не только и не столько половое воздержание и ни в коем случае не задавливание полового инстинкта. Согласно определению святите ля Феофана Затворника, целомудрие есть жизнь под руководством целостного, неповрежденного разума, под руководством мудро сти, проникающей во все области жизни человеческой. Митропо лит Антоний Сурожский говорит о целомудрии так: «Целомудрие заключается в том, чтобы, посмотрев на другого человека, увидеть в нем ту красоту, которую Бог в него вложил, увидеть образ Божий, увидеть такую красоту, которую нельзя замарать, увидеть челове ка в этой красоте и служить тому, чтобы эта красота все росла и ни чем не была запятнана;

целомудрие заключается в том, чтобы с му дростью хранить цельность своей души и души другого человека».

Целомудрие является основой внутреннего единства человече ской личности, отрицанием культа блуда, нечистоты, порнографии.

Но осуждение блуда, порнографии исходит не из пренебрежения телом или половой близостью как таковыми. Телесные отноше ния мужчины и женщины благословлены Богом в браке, они – за лог полноты человеческого счастья, полнокровной семейной жиз ни и радости. Но когда люди воспринимают их как самодовлею щие, обесценивая личностную и духовную близость, общность, от казываясь от ответственности друг за друга, они утрачивают цело мудрие и нравственное совершенство.

Согласно православию «ближний» и «ближняя» воспринимают ся как дивное и прекрасное Творение Божие, а не как объекты удо влетворения сексуальных и других нужд. В целомудренном состоя нии нет стыда, смущения как признаков нечистоты души, при взгля де на телесную красоту вспоминается красота небесная, вечная.

Православная культура, ее наследие – это еще и потрясающие по своей высоте и красоте образы женщин, как понимает и упоми нает их духовная традиция. Женщина – православная христианка также должна в своей жизни стремиться к Евангельскому идеалу.

Отношение православия к разводу В нашей жизни есть и взлеты, и падения, есть и несчастные случаи. Таким несчастьем является развод, что тоже нередко бы вает в нашей жизни. Мы уже говорили о словах Христовых о до пустимости развода. Единственным допустимым основанием для развода с православной точки зрения служит только прелюбодея ние. Оно оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. Прелюбодеяние допускает человек в том случае, когда не ценит брак, супруга, не принимает на себя ответственность за себя в семье перед Богом. Это фактически признание того, что се мьи уже не существует, или не было изначально. В нашем обыден ном сознании порой считается, что измена – не такой уж сильный повод для волнений. В нем глубокое непонимание сущности брака, его смыслов в жизни человека.

Кроме означенной причины для развода, поводами для закон ного расторжения брака являются: отпадение супруга или супру ги от православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожительству, наступившая до брака или явившая ся следствием намеренного самокалечения;

заболевание проказой или сифилисом (первое – поскольку делает человека совершенно неспособным к социальной жизни, а второе – как связанное с дур ным образом жизни);

длительное безвестное отсутствие (те слу чаи, когда муж бросил семью и уехал в неизвестном направлении, причем возвращаться он не собирается);

осуждение к наказанию, связанному с лишением всех прав состояния. По сегодняшней уго ловной практике таковыми можно считать уголовные наказания за преступления против личности: убийства, изнасилования, причи нение тяжких телесных повреждений, посягательство на жизнь и здоровье супруги и детей.

Другими поводами к законному прекращению брака являют ся сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неиз лечимая тяжкая душевная болезнь, связанная с потерей личности.

Здесь важно понять, что сохранение святости брака связано с четким и трезвым осознанием сущности его. Человек не переста ет носить Образ Божий в себе и после совершения самого тяжкого преступления. Однако есть грехи, которые еще при земной жизни наказуемы, и это в первую очередь убийство.

В «Основах социальной концепции...» перечень дополнен та кими причинами, как заболевание СПИДом (подразумевается, что болезнь человек приобрел вследствие нечистого, дурного обра за жизни и она не связана с халатностью медицинских работни ков), медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм или наркомания (распад личности при этом неизбежен и происхо дит быстро, необратимо;

требовать чтобы человек сохранял нрав ственные обязательства по отношению супругу в таком состоянии неуместно).В церковном документе подчеркивается, что согласие на расторжение церковного брака есть не только подтверждение гражданского развода, это крайняя мера и может иметь место толь ко в случае распада брака, когда он есть уже свершившийся факт.

И возобновление семьи не представляется возможным по причи нам непереносимости ситуации в семье. Необходимо отметить, что Церковь не требует обязательного развода во всех перечисленных случаях, но только освобождает пострадавшую в браке сторону от ставших невыносимыми обязательств перед виновным супругом.

Итак, православный брак – Таинство, но Таинство не только как обряд. Таинство он и потому, что в нем таинственно, непости жимо действует Сам Бог. Мы с вами много раз были свидетелями того, как даже при добром расположении, высокой культуре супру гов, общности их интересов все же нет гарантии семейного счастья и пара распадается.

Быт православной семьи, с одной стороны, регламентирован уставом (праздники, посты), с другой – требует творческого подхода, особенно в современных условиях. Любая духовная практика долж на сопровождаться определенным образом жизни. Так и правосла вие выработало свой нормативный образ жизни, который, с одной стороны, организует обыденную и молитвенную жизнь православ ного христианина, с другой – способствуют духовному росту.

Мощный переворот, произошедший в нашей стране в году, изменил очень многое. Люди решили попробовать жить вне Бога и без Бога и резко отринули все то, что собирала православная культура. И в первую очередь это был уклад жизни. Поэтому тем, кто решает жить по православию, сейчас довольно трудно понять, какой именно уклад жизни вытекает из духовной традиции.

По сути своей жизнь в православном браке есть своего рода подвижничество, духовная практика. Жизнь человеческая никогда не была легкой и безоблачной;

современная жизнь с ее трудностя ми, сложностями ставит перед каждым из нас много проблем. И, конечно же, в их решении нам всемерно может помочь разумно по строенная и гармоничная православная семья.

Боронбеков С., Мухаметшин Р. М., Набиев Р. А.

ИСЛАМСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ Семья в исламе Исламская семья основывается на кровной связи и супруже ских обязательствах. Усыновление, личные согласия о сексуаль ной близости, «обычное право» или «испытательный» брак неха рактерны для исламской семьи. Ислам строит семью на твердой основе, включающей в себя постоянство, истинную безопасность и супружеский долг. Основание семьи должно быть столь крепко и естественно, чтобы было возможным достижение истинного, вза имного нравственного удовлетворения. Ислам признает, что нет бо лее естественных отношений, чем кровная связь, и что не суще ствует более здорового образа сексуальных отношений, чем те, ко торые нравственны и взаимоприемлемы.

Ислам признает религиозную добродетель, социальную не обходимость и нравственные выгоды брака. Нормальным являет ся стремление мусульманина создать свою семью. Брак и семья за нимают центральное место в исламской системе. Существует мно го стихов Корана и высказываний пророка Мухаммада, из которых следует, что женившийся мусульманин тем самым наполовину со вершенствует свою религию;

пусть он будет помнить Бога и оста ваться верным второй половине.

Мусульманские ученые едины в своих представлениях о том, что брак – это религиозная и социальная обязанность, направлен ная на сохранение нравственности. Как религиозная обязанность она должна выполняться, но, как и все другие обязанности в исла ме, она предписывается только тем, кто способен нести всю ответ ственность.

Значение брака Ислам считает его крепким союзом обязательств. Это обяза тельства к самой жизни, к обществу и к достойному выживанию человеческой расы. Партнеры по браку принадлежат как друг другу, так и Богу. Свободным обязательством является взаимная самореализация, любовь, мир, сострадание, комфорт и надежда.

Поэтому Ислам признает брак в первую очередь как праведный акт, акт сильной привязанности. Эти ценности и цели брака мо гут принять особое значение и усилиться, если они рассматрива ются в связи с мыслью о Боге, задуманы также как религиозные обязательства и божественное блаженство. И это претендует быть центральным «пунктом» брака в Исламе. В некоторых кораниче ских стихах человечеству адресован призыв, чтобы оно было вер но Богу, «который сотворил вас из одной души и сотворил из нее пару ей, а от них распространил много мужчин и женщин» (К.

4:1). «Из Его знамений – что Он создал для вас из вас самих жен, чтобы вы жили с ними, устроил между вами любовь и милость.

Поистине, в этом – знамение для людей, которые размышляют»

(К. 30:21). Даже в самые тяжелые моменты брачной жизни Коран напоминает супругам, соблюдающим Божественный закон, чтобы они были добры, милосердны друг к другу и, самое главное, пре даны Богу.

Исламское построение брачной жизни относится в равной сте пени как к мужчине, так и к женщине. Например, безбрачие не ре комендуется и мужчинам, и женщинам. Это говорит о том, что жен щина и ее потребности рассматриваются серьезно. Фактически ис лам определяет брак нормальным, естественным стремлением жен щины, так же как и мужчины. Хотя для женщин он может быть бо лее важен, так как он дает им, кроме всего прочего, экономическую защищенность. Но эта значительная добавка не позволяет считать брак чисто экономическим актом. Фактически наименее значитель ный аспект брака по исламу – это экономический фактор. Извест но, что пророк Мухаммад сказал, что женщина, обычно, выбирает ся в жены по ее богатству, красоте, знатности ее рода или по ее ре лигиозным качествам, но блажен и удачлив тот, кто выбирает су пругу по благочестию, предпочитая это качество всем остальным.

Коран рекомендует вступать в брак всем благочестивым, даже если они бедны. С другой стороны, каким бы ни являлся махар (свадеб ный подарок), даримый мужчиной своей будущей жене, подарок принадлежит ей и все, что она получила или получит после брака, тоже принадлежит только ей. Нет необходимости в объединении собственности жены и мужа. Более того, муж ответствен за эконо мическое обеспечение семьи.

Постоянство брака Так как ислам рассматривает брак как очень серьезное обяза тельство, он предписывает определенные меры, чтобы сделать су пружеский союз как можно более продолжительным. При выбо ре обе стороны должны учитывать возраст, общую совместимость, умеренный махар, добрую волю, свободное согласие, честные на мерения и здравую осмотрительность. Когда стороны заключа ют супружеский контракт, они должны иметь искреннее намере ние на долговременный союз, свободный от случайных и соблаз нительных изменений. По этой причине испытательные, времен ные и другие различного рода экспериментальные браки запреще ны исламом.

Однако настаивание на долговременном характере брака не означает, что брачный контракт абсолютно нерасторжим. Брак ис лам не считает ни тайным, ни просто гражданским контрактом.

Брачный контракт должен восприниматься как серьезный, посто янный союз. Но если он не достигает своей цели по какой-либо су щественной причине, он может быть расторгнут в добре и чести, по справедливости и с миром.

Взаимоотношения мужа и жены Признавая главным условием выбора супруга – благочестие и полностью соблюдая все требования, предъявляемые к браку, обе стороны могут обрести счастье и удовлетворение от семейной жиз ни. Пророк Мухаммад неоднократно говорил, что лучший мусуль манин – тот, кто лучше относится к своей семье, и что самая боль шая блаженная радость – это обладание доброй, правдивой женой.

Заключение брака влечет за собой новые роли для обеих сто рон. Каждая роль имеет в своей основе справедливые пропорцио нальные права и обязанности. Ролью мужа в нравственной сфере является верховное обязательство перед Богом: относиться к сво ей жене с добром, честью и терпением;

относиться к ней с честью или освободить ее от супружеского союза с честью, не причинять ей вреда или горе (см. К. 2:232;

4:19).

Роль женщины обобщается в стихе Корана, который гласит, что женщина имеет права такие же, что и мужья, но мужья имеют степень над ними (2:228). Мужья стоят над женами, оттого что Ал лах дал одним преимущество перед другими и что они расходуют из своего имущества (К. 4:34). Эту степень можно уподобить тому, что социологи называют ролью «инструментального лидера», или внешнему влиянию в содержании дома, разделению труда. И это ни в коем случае нельзя понимать как какую-либо дискриминацию или верховенство, одного пола над другим.

А. Права жены: обязанности мужа На практике этот этический принцип дает жене определенные права и обязанности. Так как Коран предписывает доброе отноше ние к женщине, обязанностью мужа является осуществлять это в семейной жизни. Божественным приказом отмечается ответствен ность мужа за полное содержание жены, причем эта ответствен ность должна осуществляться без упреков, вреда и надменности.

Содержание жены подразумевает ее непоколебимое право на жилье, одежду, питание и общую заботу. Комната жены должна обеспечивать умеренный уровень комфорта и независимости. Са мое главное – это благополучие жены и стабильность брака. Кро ме жилья, женщина имеет право на одежду, питание и общую за боту;

это должно удовлетворяться в соответствии с возможностя ми мужа. Эти права должны выполняться без чрезмерной расточи тельности.

Уверенность и безопасность жены обеспечивается не только ее материальными правами. Она имеет права и нравственной приро ды. И материальные, и нравственные потребности тесно перепле тены друг с другом. Мужу предписано Божественным законом от носиться к своей жене справедливо, уважать ее чувства и всячески демонстрировать ей свою доброту и предупредительность. Она не должна ощущать какую-либо антипатию, неопределенность со сто роны мужа. Суть состоит в том, что мужу не разрешается лишать жену свободы или причинять ей вред.

Б. Обязанности жены: права мужа Главной обязанностью жены как партнера в супружеских от ношениях является стремление всеми силами успеху и счастью брака. Она должна быть внимательна к комфорту супруга. Жена не может оскорбить чувства мужа. Коранический стих, который опи сывает праведных людей, по этому поводу гласит: «И те, которые говорят: “Господи наш! Дай нам от наших жен и потомства прохла ду глаз и сделай нас образцом для богобоязненных!”» (К. 26:74).

Чтобы выполнить свои основные обязанности, жена долж на быть верной, достойной доверия и честной. Жене не разреше но позволять себе сексуальные отношения с кем-либо другим, кро ме мужа, запрещено пускать чужих мужчин домой без разрешения мужа. Ей также запрещено без его разрешения принимать подарки.

Все это для того, чтобы избежать проявлений ревности, различных подозрений и сплетен и т. д., а также чтобы поддерживать высокую нравственность обеих сторон. Если ей поручены денежные сред ства, ее обязанностью является их бережливое и мудрое расходова ние. Жене запрещено расходовать что-либо, принадлежащее мужу, без его разрешения.

Что касается интимных отношений, жена должна стараться сделать себя желанной и привлекательной. В соответствии с Ко раном жене запрещается избегать выполнения своих супружеских обязанностей, так как они должны находить удовлетворение друг от друга. Хорошее отношение должно быть основой здоровья и по рядочности. Более того, жене запрещено делать что-либо, что сде лает нежелательным и неудовлетворительным пребывание с ней.

Если же она сделает подобные вещи или отвергнет мужа, то он имеет право исправить ситуацию. Для максимального удовлетво рения обоих партнеров ему не разрешается делать что-либо со сво ей стороны, что может помешать ее удовлетворению.

Отношения между родителями и детьми А. Права детей: обязанности родителей Общий подход ислама к детям можно суммировать в несколь ких принципах. Во-первых, Божественным предписанием является то, что неимение детей может стать причиной бед родителей (см. К.

2:223). Во-вторых, родители не должны причинять ребенку вред. В Коране четко говорится, что родители не всегда свободны от сверх заботливости и небрежности. Он называет детей радостью жиз ни, источником гордости, семенами тщеславия, фальшивым спо койствием, фонтанами горя и соблазнов. Религиозно-нравственная основа позиции ислама заключается в том, что каждый человек – родитель или ребенок – непосредственно ответствен перед Богом и сам отвечает за свои поступки. Ребенок не сможет просить родите лей в День Суда;

родитель не сможет заступиться за своего ребенка.

Вообще ислам указывает на сильную зависимость ребенка от сво их родителей. Исламом признается их решительная роль в форми ровании личности ребенка.

В соответствии с исламом неотъемлемым правом ребенка яв ляется право на жизнь и на равные жизненные шансы. Сохранение жизни ребенку – это еще одно предписание ислама (см. 6:151;

17:23).

Другое неотъемлемое право – это право законности, по которо му каждый ребенок должен иметь отца, и только одного. Третьим правом является воспитание и общая забота, Хорошая забота о де тях – одна из самых похвальных вещей в Исламе. Пророк Мухам мад любил детей и выражал убежденность, что мусульманское об щество будет отличаться именно своей добротой к детям. Милосер дием высокой степени является воспитание их духовно богатыми и образованными. Заинтересованность и ответственность и за благо получие детей имеет первостепенную важность.

Сострадание к ребенку – это вопрос не только религиозный, но и глубоко социальный. Независимо от того, здоровы родители или нет, живы или нет, известны или нет, ребенку должна быть оказа на максимальная забота. Будут это опекуны или родственники, до статочно близкие, чтобы взять на себя ответственность заботы о ребенке, они обязаны выполнить свой долг. Но если близких род ственников нет, то забота о ребенке ложится на все мусульманское общество.

Б. Обязанность детей: права родителей Отношения между родителями и детьми взаимно дополняют друг друга. Родители и дети по исламу связаны между собой вза имными обязанностями. Иногда их разница в возрасте столь вели ка, что это может создать отчужденность между ними, то, что ино гда называют «брешью поколений». Ислам выработал определен ную систему, на которой должны строиться отношения детей с ро дителями.

Тот факт, что родители старше по возрасту и имеют больший жизненный опыт, не дает им право безапелляционно навязывать свое мнение и утвердившиеся стандарты. Также и молодость не яв ляется единственным источником энергии, идеализма или мудро сти. Коран повествует о примерах, в которых родители признава ли себя неправыми в своих отношениях с детьми, а дети – позиции своих родителей (см. К. 6:74;

11:42–46;

19:42–48).

По исламу обычаи, традиции или родительская система ценно стей и стандартов не всегда верны и праведны. В нескольких сти хах Корана строго упрекаются те, кто может заблудиться и отойти от истины только потому, что это ново для них или, наоборот, зна комо, но не совпадает с родительскими ценностями. Поэтому если перед человеком встает выбор: послушаться родителей и тем са мым нарушить законы Бога, то человек должен остаться с Богом.

Родители заслуживают уважения, любви, сострадания и милосер дия, но если они сошли с истинного пути и вторглись в сферы прав Бога, то ребенок имеет право делать иной, сложный, но правиль ный выбор.

Коран объединяет решение вопроса понятием «ихсан», кото рое означает, что есть добро, красота и истина. Практическое осу ществление ихсана по отношению к родителям предусматрива ет терпение, благодарность, сострадание, уважение, моление за их души и т. д.

Одни из оценок ихсана – это степень уважения. Родители име ют право ожидать послушания от своих детей как ответ на забо ту, проявленную родителями в воспитании детей. Но если родите ли требуют совершения зла, то непослушание становится не только справедливым, но и принудительным. Послушание или непослу шание, позиция детей к своим родителям не может быть категорич но покорной или безответственно бунтарной.

Последним элементом ихсана является ответственность детей за поддержку и содержание родителей. Религиозной обязанностью считается также создание для родителей в случае необходимости и, насколько это возможно, комфортабельной жизни.

Другие аспекты семейной жизни Близкой к семейной жизни находится отношение к другим чле нам семьи, родственникам и соседям. Ислам не признает кастовую систему или гражданство второго сорта. Единственным принци пом во взаимоотношениях для ислама являются благочестие и до брые поступки во имя Бога (см. К. 9:105;

49:13).

Человеку приказано Богом распространять свою помощь, до бродетель, любовь и заботу и на других членов семьи, родствен ников. Интересно отметить, что слово «родство» в арабском язы ке происходит от корня слова «милосердие». Доброе отношение к родственнику показывает человеку короткий путь в рай, который недоступен тем, кто отрицает свои обязанности в этом отношении.

Доброе отношение к родственникам названо пророком Мухамма дом божественным блаженством человеческой жизни. Это святая обязанность, которая должна соблюдаться, несмотря на то что не всегда добрые отношения являются взаимными. Обязанность пред писана Богом и должна соблюдаться ради Него, независимо от род ственника (см. К. 2:177;

4:36;

16:90;

17:23–26).

В соответствии с исламом сосед также имеет очень высокий статус. Известно, что по этому поводу пророк Мухаммад сказал:

«Никто не может быть истинным верующим, если его соседи не чувствуют себя к комфортно рядом с ним... Тот, кто лучшим об разом относится к своим соседям, будет наслаждаться соседством Бога в день Воскрешения. Соседи должны делиться друг с другом радостью, печалью, дарить друг другу подарки».

В исламе также очень важно и то, что когда человек прини мает на себя ответственность супружества, для того чтобы решать вновь возникшие проблемы, он должен усилить свою деятельность и свой упорный труд. Это одна из функций мусульманского брака, состоящая в повышении уровня жизни для всего общества.

художественные традиции исламского мира Исламская культура богата философскими и художественны ми традициями. Философия (фалсафа), представленная Фараби, Ибн Синой, Ибн Рушдом и другими, внесла весомый вклад в ми ровую мысль. Фараби (870–950) развивал идеи Аристотеля. К нему восходит распространенное в средневековой арабо-исламской фи лософии деление рассуждений на пять типов, исходя из которого решался вопрос о соотношении философии, теологии и религии.

Фараби разрабатывал учение об идеальном обществе. Оно долж но основываться на принципах, общих и человеческой душе, и от дельному индивиду, и жизни в целом, космосу. Естественно, что это учение отличалось энциклопедичностью.

Ибн-Сина (Авиценна) жил в XI в. Он автор фундаментальных трудов, в которых систематизировались все современные ему науч ные здания. В этой систематизации он последователь Аристотеля.

Философское и медицинское наследие Ибн-Сины оказало большое влияние на развитие науки в странах Востока и Запада.

Ибн Рушд (Аверроэс, 1126–1198) – арабо-испанский философ.

Большинство его философских трудов – комментарии к сочинени ям Аристотеля. Он утверждал, что истина постигается лишь уче ными, так как только они оперируют доказательствами, но отнюдь не теологами. Ибн Рушд доказывал извечность мира, отвергал чу деса, индивидуальное бессмертие, первоначало сущего (бога) ото ждествлял с природой вещей. В целом философия мусульманского средневековья ориентирована на античные модели. Отдавая долж ное Платону и другим древнегреческим философам, представите ли фалсафы главным достижением считали учение Аристотеля.

Основное содержание фалсафы составили идеи единства бытия, безначальности и вечности мира и подчинения его действию есте ственных законов. Нацеленная на земную жизнь человека, филосо фия Востока была связана с развитием наук о природе, выработкой научных методов исследования и утверждением рационалистиче ского мировоззрения, выдвижением разума в качестве мерила ис тины, а логики – в качестве способа ее получения и обоснования.

Но в философии Востока существует и несколько иная тради ция, связанная с возникновением в IX в. в Аббасидском халифа те суфизма. Суфизм – мистико-аскетическое течение внутри исла ма. В нем переплетаются идеи зороастризма, пантеизма, неоплато низма и мистики каббалы. Зороастризм предшествовал исламу на территории Ирана. Назван по имени пророка Зороастра. Священ ный канон – «Авеста». В зороастризме противопоставляется до бро и зло, борьба между которыми составляет основное содержа ние исторического процесса. Неоплатонизм – учение последовате лей Платона. Каббала – мистическое течение в иудаизме, заимство вавшее у неоплатонизма учение об эманации и дополнившее это учение верой в то, что можно при помощи особых ритуалов вме шиваться в божественно-космический процесс.

Суфизм конкурировал с ортодоксальной мусульманской фи лософией, доказывая, что божество порождает мироздание путем излияния (эманации) и что цель человеческой жизни – в полном растворении в божестве. Суфизм оказал огромное воздействие на исламскую поэзию и художественную культуру Востока.Художе ственная культура исламского мира своеобразна. В ней получа ет самое широкое распространение поэзия. Халифы, шахи и сул таны содержали армию придворных поэтов и не жалели средств, чтобы приблизить к себе поэтическую знаменитость. На поэзию они смотрели как на средство прославления собственной персоны и собственных деяний и хорошо понимали, что прекрасные стихи сразу же становятся достоянием базара – средоточия религиозно культурной и политической жизни того времени. Показательно в этом отношении творчество Абулькасима Фирдоуси (934–1030), ве ликого персидского поэта, создавшего бессмертную эпопею «Шах намэ»;

(«Книга царей»). В ней он воспевал иранских царей – мифи ческих и исторических, но в центре находится эпический герой Ру стам, сын своего народа. Славя человека, Фирдоуси писал:

В цепи человек стал последним звеном, И лучшее все воплощается в нем.

Как тополь вознесся он гордой главой, Умом одаренный и речью благой.

Вместилище духа и разума он, И мир бессловесных ему подчинен.

Ты разумом вникни поглубже, пойми, Что значит для нас называться людьми.

Ужель человек столь ничтожен и мал, Что высших ты в нем ни приметил начал?

Земное с небесным в тебе сплетено;

Два мира связать не тебе ли дано?

Полны восточной мудрости и философской глубины слова Фирдоуси из «Речи в похвалу разума»:

О мудрый, не надо поэтому слов.

Поведай нам лучше начало миров.

Верховным создателем ты сотворен И в явном и в тайном равно умудрен.

Пусть разум твои наполняет дела;

Он душу твою не допустить до зла.

По слову изведавших путь избери, Ходи по вселенной, с людьми говори.

Какую б науку твой ум не постиг, Покоя в ученье не знай ни на миг.

Но, ветви увидев, поймешь все равно.

Что знанью до корня дойти не дано.

Всемирно известно творчество Омар Хайяма (1040–1123), уче ного, философа и бессмертного поэта, создавшего незабываемые рубаи. Каждое четверостишие Хайяма – это маленькая поэма с фи лософским подтекстом.

Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего не известно! – Вот последняя правда, открытая мной.

О. Хайяма приглашали многие тогдашние правители му сульманского мира. Правитель Бухары, беседуя с Хайямом, «са жал его с собой рядом на престол в знак наивысшего уважения».

Султан сельджукской империи Низам-ул-мульк пригласил Хайя ма в Исфахан и даже предложил ему в управление одну из сво их областей. Но Хайям никогда не писал хвалебных од правите лям, никогда не был придворным льстецом. Он отклонил предло жение сельджукского султана. Ему были милей поэзия, математи ка и философия.

Погиб от ножа Низам-ул-мульк, как это часто бывало на ис ламском Востоке, и жизнь Хайяма круто изменилась. Чтобы не по гибнуть от рук завистников, он совершает хадж. После этого поэт возвращается в свой родной Нишапур и там умирает в окружении искренних почитателей его философско-поэтического таланта. Со временник Хайяма пишет: «Однажды в городе Балхе, на улице ра боторговцев, во дворце эмира, на пиру за веселой беседой наш учи тель Омар Хайям сказал: “Меня похоронят в таком месте, где всег да в дни весеннего равноденствия свежий ветер будет осыпать цве ты плодовых ветвей”. Через двадцать четыре года я побывал в Ни шапуре, где был похоронен этот великий человек, и попросил ука зать мне его могилу. Меня привели на кладбище Хайры, и я увидел могилу у подножия садовой стены, осененную грушевыми и абри косовыми деревьями и осыпанную лепестками цветов так, что она была совершенно скрыта под ними. Я вспомнил слова, сказанные в Балхе, и заплакал. Нигде во всем мире до обитаемых его границ не бывало человека, подобного ему».

Вот его гениальные рубаи:

Я познание сделал своим ремеслом, Я знаком с высшей правдой и с низменным злом.

Все тугие узлы я распутал на свете, Кроме смерти, завязанной мертвым узлом.

Не оплакивай, смертный, вчерашних потерь, Дел сегодняшних завтрашней меркой не мерь, Ни былой, ни грядущей минуте не верь, Верь минуте текущей – будь счастлив теперь!

Лучше впасть в нищету, голодать или красть.

Чем в число блюдолизов презренных попасть.

Лучше кости глодать, чем прельститься сластями За столом у мерзавцев, имеющих власть.

Творчество Джами (1414–1492) является как бы логическим завершением замечательного поэтического движения, начатого Ру даки и Фирдоуси. Поэзию он сочетал с философией, суфизмом, му зыкой. Всю свою жизнь он провел в Герате. И в поэзии Джами пре обладают темы любви и жизни, смерти и страданий:

В огне страстей я сердце сжег, Искал я тщетно, сердце не берег.

Лишь под конец, вниманья недостойный, Истерзанный, пришел на твой порог.

Я без тебя поднес бокал к губам, Но пью вино с печалью пополам.

Ты черным оком дни мои смутила, Расстались мы, конца нет черным дням.

Воспевая соловья и розу, вино и красавиц, Джами восклицает:

По душе себе Джами верования искал, – Все религии отверг, лишь любовь ему нужна.

Исламская культура – одно из достижений человечества и за служивает уважения и понимания. Что же касается исламской по эзии, то она стала достоянием различных немусульманских наро дов. Огромной популярностью и уважением эта поэзия пользует ся в нашей стране.

Естественные и гуманитарные науки Вклад ислама в европейскую и западную цивилизации был огромен. К тому времени, когда мусульмане вошли в Южную Испа нию, которую они называли Аль-Андалус, варвары уже опустоши ли большую часть Европы и для классической цивилизации Древ ней Греции и Рима наступило время упадка. Исламская Испания во времена правления Аббасидов стала мостом, по которому Европе было передано – наряду с достижениями самой Аль-Андалус – на учное, технологическое и философское наследие.

На протяжении первого столетия исламского правления в Ис пании главным источником расцвета культуры была цивилизация Аббасидов в Багдаде. Однако позже, во времена правления Абд ар Рахмана III (912–916), исламская Испания начала вносить уже соб ственный вклад в развитие науки и искусства.

Абд ар-Рахман III был страстно увлечен как религиозными, так и мирскими науками. Он был полон решимости доказать, что его двор в Кордове не уступает по своему величию двору багдадских халифов. Не жалея ни времени, ни денег, он импортировал книги из Багдада и активно призывал к себе на службу ученых. В итоге очень скоро ученые, поэты, философы, историки и музыканты на чали переселяться в Аль-Андалус. Инфраструктура библиотек, го спиталей, исламских исследовательских институтов и центров на чала расти, положив тем самым начало новым интеллектуальным традициям, в том числе в образовательной системе, позволившей Испании достигнуть выдающегося положения, которое она зани мала на протяжении последующих четырех столетий.

Одним из первых ученых, призванных в Аль-Андалус, был Аб бас ибн Фирнас, прибывший в Кордову преподавать музыку (тог да – одну из областей математической теории). Он познакомил двор Абд ар-Рахмана с последними достижениями в этой области в Баг даде. Никто из ученых того времени не ограничивал себя рамками какой-то одной науки, однако Ибн Фирнас сосредоточил все уси лия на исследовании механики полета. Он сконструировал два кры ла из деревянного каркаса и перьев и предпринял первую попыт ку полететь, предвосхитив таким образом Леонардо да Винчи при близительно на шесть столетий. Позже, выжив после эксперимен та, в котором он получил травму спины, он сконструировал став ший известным планетарий – модель Солнечной системы. Эта мо дель была не только механизирована – планеты вращались, – она также воспроизводила такие небесные явления, как гром и молния.

Подобно ученым в аббасидских исследовательских центрах, ученые исламской Испании всегда проявляли глубокий интерес к математике, астрономии и медицине, отчасти из-за очевидной по лезности своих исследований для общества. В X веке математики Кордовы впервые сделали собственный серьезный вклад в дости жения этой науки. Первым самобытным математиком и астроно мом Аль-Андалус был Маслама аль-Маджрити, умерший в году. Ему предшествовали такие квалифицированные ученые, как, например, Абу Убайда из Валенсии – ведущий астроном IX века.

Тем не менее Аль-Маджрити и сам был выдающимся ученым. Он написал ряд книг по астрономии и математике, много работал над изучением и арабским переводом «Альмагеста» Птолемея, расши рил и исправил астрономические таблицы знаменитого ученого Аль-Ховаразми. Он также составил преобразовательные таблицы, в которых даты персидского календаря были соотнесены с датами Хиджры таким образом, что события прошлого Персии впервые за все время могли быть точно датированы.

Аль-Заркали, известный на Западе как Арзакел, также был ведущим математиком и астрономом, достигшим наивысших ре зультатов в Кордове в одиннадцатом столетии. Сочетая теоретиче ские знания с техническими навыками, он превзошел всех осталь ных ученых в создании точных астрономических инструментов и построил водные часы, способные определять часы дня и ночи, а также показывавшие дни лунных месяцев. Он внес значительный вклад в создание знаменитых Толедских таблиц – в высшей степе ни точной систематизации астрономических данных. Арзакел был известен также своей «Книгой Таблиц». Многие подобные книги уже были составлены до него, однако его работа представляла со бой сборник, одни таблицы которого позволяли определять дни, с которых начинались коптские, римские, лунные и персидские ме сяцы, а другие показывали расположение планет в любое необхо димое время, чем облегчали предсказание солнечных и лунных зат мений. Он составил также ценные таблицы географической широ ты и долготы.

Другим значительным ученым Аль-Андалус был Аль Битруджи, разработавший новую теорию движения звезд, основан ную на суждениях Аристотеля, в своей «Книге Формы» – работе, которая впоследствии стала популярна на Западе. Названия мно гих звезд все еще остаются теми, которые дали им мусульманские астрономы, например, Альтаир (от аль-таир, «летающий»), Денеб (от данаб, «хвост») и Беетльгейзе (от бейт-аль-джауза, «дом близне цов», или «близнецы»). В наше время используются и другие тер мины: зенит, надир (точка, противоположная зениту) и азимут про изошли из арабского языка, подчеркивая уровень знаний, которого достигли мусульманские астрономы Аль-Андалус, и влияние, кото рое они оказали на Запад.

Ученые исламской Испании также сделали значительный вклад в медицину – науку, считавшуюся в основном мусульман ской. Интерес к медицине берет свое начало с самых ранних вре мен (еще Пророк утверждал, что есть лекарство от всякой болез ни), и хотя все лучшие мусульманские врачи практиковали прежде всего в Багдаде, ученые Аль-Андалус сделали также свой важный вклад в развитие медицинской науки. Ибн аль-Нафису, к примеру, принадлежат открытия в области кровообращения в легких.

Именно в X веке в Аль-Андалусе работало большое число вы дающихся врачей. Среди тех, кто изучал греческие медицинские труды, переведенные в знаменитом Доме Мудрости в Багдаде, был Ибн Шухайд, который в своем фундаментальном труде рекомен довал использовать лекарственные средства только в том случае, если пациент не реагировал на предписанную диету и убеждал во всех случаях применять лишь простые лекарства, исключая самые сложные. Другим значительным ученым в этой области был Абу аль-Касим аль-Захрави, прославленный хирург средневековья. Из вестный на Западе как Абулькасис, он был автором книги «Тас риф», переведенной на латынь и ставшей основополагающим ру ководством по медицине в европейских университетах на протяже нии средних веков. Раздел книги по хирургии содержал иллюстра ции хирургических инструментов утонченной и функциональной формы и высокой точности.

Другие главы книги содержали сведения об ампутации, глаз ной и зубной хирургии, лечении ран и переломов. Ибн Зухр, из вестный как Авензоар, будучи опытным и квалифицированным врачом, впервые описал случаи перикардиального абсцесса и ре комендовал при необходимости трахеотомию. Ибн Рушд написал ценную книгу по медицинским теориям и законам. Последний из великих андалусских врачей, Ибн аль-Хатиб, также выдающийся историк, поэт и государственный деятель, написал важную книгу по теории инфекционных заболеваний, в которой, помимо проче го, описал, как осуществляется передача инфекции через одежду, посуду и т. д.

Исламская Испания также сделала свой вклад в развитие та ких областей медицинской науки, как медицинская этика и гигие на. Один из наиболее выдающихся юристов-богословов Ибн Хазим настаивал на том, что моральные качества обязательны для врача.

Он писал, что доктор должен быть чутким, добрым и сострадатель ным, способным выдерживать как резкую критику, так и оскорбле ния, обиды. При рассмотрении вопросов врачебной гигиены Ибн Хазим писал, что врач должен коротко остригать волосы и ногти, всегда носить чистую одежду и вести себя с достоинством.

С развитием медицины андалусские врачи также заинтересо вались ботаникой. К примеру, Ибн аль-Байтар, наиболее знаме нитый ботаник Андалусии, написал книгу «Простые лекарства и пища» – систематизированный в алфавитном порядке сборник ме дицинских растений, большинство которых произрастали в Испа нии и Северной Африке и собиранию которых он посвятил свою жизнь. В другом научном трактате Ибн аль-Аввам составил ката лог сотен видов растений и дал точные указания по их разведению и применению. Он пишет, к примеру, как прививать деревья, выво дить растения-гибриды, останавливать болезни растений и уничто жать насекомых-паразитов, а также создавать растительные духи.

Важной областью исследований в Аль-Андалус была геогра фия. Отчасти по экономическим и политическим соображениям, но главным образом из-за всепоглощающего интереса к миру и его обитателям ученые исламской Испании начали исследования в этой области с изучения багдадских работ и уже в скором времени сделали собственный вклад: были созданы руководство по общей географии Аль-Андалус Ахмада ибн Мухаммада аль-Рази и опи сание топографии Северной Африки Мухаммада ибн Юсуфа аль Варрака. Еще одним ученым, работы которого внесли значитель ный вклад в науку о географии, был Аль-Бакри, важный министр при дворе в Севилье, но в то же время высокообразованный линг вист и литератор. Одна из двух его ценных работ посвящена гео графии Аравийского полуострова. Особенное внимание в ней уде ляется объяснению местных названий. Она составлена в алфавит ном порядке и содержит перечень имен деревень, городов, вади, и памятников, которые он отобрал из хадисов и истории. Второй его работой была энциклопедия мира, классифицированная по стра нам, где каждая статья предварялась кратким историческим всту плением. Она также включала описания народов и традиций, кли мата каждой страны и ее основных особенностей, крупнейших го родов и даже коротких занимательных рассказов (анекдотов).

Такие ученые, как Ибн Джубайр, андалусский путешествен ник, самый знаменитый путешественник Ибн Баттута, также сде лали значительный вклад в исследование географии мира. Родив шись в Северной Африке, тогда входившей в культурную орбиту исламской Испании, Ибн Баттута чрезвычайно много путешество вал на протяжении 28 лет и написал книгу с описанием своих путе шествий, впоследствии оказавшуюся богатым источником как для историков, так и для географов. Она включала в себя бесценную информацию о народах, землях, навигации, маршрутах караванов, дорогах, постоялых дворах и гостиницах. Однако наиболее извест ным географом того времени был Аль-Идриси из Кордовы. Мно го путешествуя, он в конце концов поселился на Сицилии и напи сал там системное описание географии мира, более известное как «Книга Роджера» по имени его покровителя Роджера II, норманд ского короля Сицилии. Информация, позаимствованная именно из «Книги Роджера», была впоследствии выгравирована на серебря ной планисфере – карте в форме диска, которая в те времена была одним из чудес света.

Многочисленные ученые Аль-Андалус также посвящали свое время изучению истории и лингвистических наук – главных «соци альных наук», которым покровительствовали арабы, подняв их на высокий уровень. К примеру, Ибн Аль-Хатиб, который выделял ся широкими познаниями практически во всех областях науки, на писал более пятидесяти трудов по путешествиям, медицине, по эзии, музыке, политике и богословию, а также создал изумитель ную книгу – историю Гранады. Самым оригинальным умом того времени был, несомненно, Ибн Халдун – первый историк, который вывел и разработал общие законы подъема и упадка цивилизаций.

В пролегоменах, предварявших огромную, состоящую из семи то мов общую историю, – введении, которое превосходило по своим размерам некоторые из томов, – Ибн Халдун подошел к изучению истории как науки и оспорил логику многих принятых тогда исто рических оценок и суждений. В известном смысле он был первым современным философом истории.

Планисфера Аль-Идриси считалась первой научной картой мира.

Обширной областью интеллектуальной деятельности в Аль Андалус была философия: в рамках этой науки предпринимались попытки разрешить задачи, поставленные учеными, включившими греческую философию в контекст ислама. Одним из них был Ибн Хазм – автор более чем четырехсот книг, которого назвали «одним из гигантов в интеллектуальной истории ислама». Были и другие философы: Ибн Баджжа, известный на западе как Авемпаций (он был также врачом), и Ибн Туфайл, автор «Хай ибн Якзан», расска за о жившем в полном одиночестве на пустынном острове ребенке, который, полагаясь исключительно на собственные силы, открыва ет для себя наивысшие физические и метафизические реалии. Тем не менее именно Аверроэс – Ибн Рушд – заслужил самую боль шую славу и известность среди всех философов Аль-Андалус. Он был последовательным аристотелевцем, и его работы после пере вода на латынь имели долговременное влияние на развитие запад ной философии.

Искусство Понятие мусульманского искусства близко, но не совпадает с историческим типом арабского искусства. В то же время арабизм и ислам включают и немусульманские элементы культуры: традиции древнего персидского, сирийского, эллинистического, византий ского искусства. В течение веков региональное – арабское и рели гиозное – исламское начала взаимодействовали и создали особую арабо-мусульманскую культуру. Арабское искусство складывалось в V–VII вв.;

мусульманское, охватывая более значительные терри тории, достигает апогея в XIV–XVI вв.

Главной особенностью мусульманского искусства считается запрет, налагаемый исламом на изображение живых существ. Од нако в Коране, главной духовной книге мусульман, об этом прямо не говорится. Запрещение изображать живые существа содержит ся в хадисах (арабск. hadis – новость, рассказ, известие), сборниках преданий о словах и делах пророка Мухаммада (VII–IX вв.).

Длительный процесс интеграции многообразных художествен ных форм в общую средневековую арабо-мусульманскую культуру требовал предельно емких, обобщенных, абстрагированных схем.

Сложные и не всем понятные сюжетные композиции исключались;

более всего поставленной цели отвечал геометрический орнамент.

Однако привлекает внимание факт осознания мусульманами невоз можности достижения всеобщей гармонии даже в формах геоме трического, регулярного орнамента, поскольку идеал – всемогуще ство Аллаха – не может быть ограничен им самим созданными за конами. Тем не менее восторженное, религиозно-мистическое от ношение к орнаменту сохранялось в течение многих столетий: «Ев ропейцев тревожит беспорядочность, а мусульман удивляет регу лярность», – писал Г. фон Грюнебаум, подчеркивая различия меж ду стремлением европейского мышления к отражению мира в гео метрических формулах гармонии и пониманием той же гармонии в эстетике ислама, где она трактовалась «как привычки божества, от которых оно в любое время может отказаться».

Мусульмане-сунниты, представители наиболее ортодоксаль ного течения ислама, требовали неукоснительного соблюдения за прета изображения человека и животных;

они развивали поэзию и философию. Шииты, обходя запреты, создали своеобразную шко лу живописи и книжной миниатюры. Они использовали традиции персидского искусства, эллинистической культуры, искусства коп тов. При этом сюжетные мотивы отвергались, а орнаментальные – перерабатывались. Так греческий меандр превратился в причуд ливый мотив плетения и гирих. Из коптских мотивов сохранились изображения уток, зайцев и восточных пальметт. Из Византии му сульмане заимствовали вышивку по шелку «волоченым золотом», раппортный принцип декорирования тканей с мотивами барсов и грифонов.

Орнаментальные завитки арабесок и моресок, ислими сочета лись с аятами – краткими фразами, стихами, строчками из Корана, написанными причудливой вязью куфического письма. Аяты выре зались на камне, майоликовых плитках, декорировавших порталы мечетей, гравировались на амулетах, оружии, татуировались на теле.

Основу эстетики мусульманского искусства составляет поня тие калама (арабск. kalam – письмо). «Высший калам» – мировой разум, который «пишет на дощечке судьбу мира». Соединение двух начал мусульманского искусства, в частности в искусстве Ирана, – семитского и арийского (одним из проявлений первого являются росписи синагоги в Дура-Европос) к концу XVI в. явственно сфор мировало две традиции. Одну выражает графическое и каллигра фическое искусство арабов, передающее начертаниями магических фраз состояние космоса. Вторую – живописное, пейзажное искус ство, представляемое в основном мастерами неарабского происхо ждения. Они рисовали красоту земли, гюлистана – райского сада.


Теория двух каламов, однако, не сводится к противопоставле нию аскетического суннитского и более свободного шиитского от ношения к изобразительному искусству. Оба калама, по убеждению мусульман, созданы Всевышним. «Первый калам – растительный, тростниковое перо каллиграфов. Второй калам – животный, кисть живописцев». Перо каллиграфа связано с «сакральными и косми ческими основаниями Бытия, а животный калам, кисть живописца, своим священным происхождением призван онтологизировать во ображаемый мир изображений». Оба начала дополняют друг друга аналогично тому, как, к примеру, в искусстве Византии конкретное изображение рассматривалось в качестве символа неизобразимого.

Способы дополнения изобразимого и неизобразимого в хри стианском и мусульманском искусстве различны, но смысл один и тот же: увидеть сквозь неустойчивые формы бренного мате риального мира истинную реальность. Обороты поэтической речи, изысканные извивы философской мысли и изобразительно орнаментальные формы мусульманского искусства развивались параллельно, впитывая различные национальные элементы. Отсю да особенная «наука украшения» («илм-ад-бади») страницы кни ги, стены здания, поверхности сосуда. Эти формы нельзя называть декоративными, поскольку они представляют собой результат осо бенного образного мышления мусульманина, в котором архитекто ника слова и изображения идентичны.

Помимо книжной миниатюры и росписи тканей с VIII в. раз вивалась орнаментальная резьба по ганчу (гипсу) и дереву, с XII в.

– по терракоте. В XIII–XIV вв. стены мечетей и своды, ниши – мих рабы – инкрустировали разноцветным мрамором, смальтой и по лудрагоценными камнями. В архитектуре использовали витражи, резные мраморные решетки на окнах. Поливные изразцы, с гла зурью ярких красного, голубого, желтого, зеленого цветов делали звездчатой формы, при соединении они образовывали сложный ге ометрический орнамент коврового типа.

Принцип комбинаторики простейших геометрических форм, получивший столь изысканное выражение в мусульманском ор наменте – окружности, квадрата, шестиугольника, – обнаружива ется и в планировке зданий, где используется модульная сетка. В этом проявляется зрелость, целостность художественного мышле ния. «Мусульманская архитектура, столь причудливая по внешне му виду, – писал О. Шуази, – в сущности, геометризованная кон струкция. Только с помощью простого закона можно было внести порядок в сложность ее планов».

Одна из священных «заповедных» территорий ислама (ал харам) – Мекка, город близ побережья Красного моря (ныне тер ритория Саудовской Аравии). С VII в. – центр паломничества му сульман всего мира, место, где жили (согласно исламу) Адам и Ева, родина пророка Мухаммада. В Мекке (арабск. Makka) находится главная мечеть Масджид ал-Харам. На Мекку ориентированы все другие мечети мусульманского мира (ал-Кибла – «то, что находится напротив»). Молитвенные ниши мечетей (соответствующие хри стианским алтарям) – михрабы – указывают направление на Мек ку (арабск. mach'rab от Makoraba – древнейшее название Мекки).

Характерная черта мусульманской архитектуры – высокие башни (минареты). Их происхождение связывают с зиккуратами Древней Месопотамии. В Дамаске при династии Омейядов (661– 750) минареты строили квадратными в плане, в Иране – цилиндри ческими. Наиболее сложную форму минареты приобрели в Егип те – сочетание многогранников, меняющееся на каждом ярусе. Как предполагает О. Туази, такое чередование многогранников заим ствовано египтянами-мусульманами у формы александрийского маяка, который еще существовал в то время и представлял собой «восьмиугольник, поставленный на квадрат». С 1250 г. Египет на ходился под властью династии Мамлюков (арабск. mam'luk – «тот, кем владеют»), потомков рабов-воинов, достигших в арабской ар мии высокого положения.

Региональную разновидность мусульманского искусства пред ставляют собой памятники Средней Азии XIV–XVI вв. Архитек турные памятники Средней Азии отличают геометризация форм, симметрия планировочных решений, колористическое богатство за счет применения сверкающих на солнце облицовочных израз цов. Выбеленная солнцем однообразная плоскость песчаной пу стыни и безоблачный синий купол неба над головой требуют яр ких красок. Под таким небом лазурь изразцов кажется еще более синей, а их поверхность отражает солнце. Форма куполов – орга ническая, она не конструктивна, а изобразительна и напоминает ги гантские кактусы. Изредка встречаются ребристые купола, заим ствованные из древней персидской архитектуры. «Рёберный» ку пол мавзолея Гур-Эмир в Самарканде послужил прототипом купо ла мечети в Санкт-Петербурге – оригинальном памятнике северно го модерна. Бесконечная цепь повторений одних и тех же членений круга и квадрата диагоналями, радиусами, касательными вплоть до получения сложнейших узоров геометрического орнамента создает ощущение непрерывного движения, течения жизни.

В изделиях художественных ремесел изысканная геометрия орнаментальных построений дополняется эффектным контрастом материалов. К примеру, курсий – небольшой столик-ларец для хра нения Корана – делали из латуни, инкрустировали серебром с чер нью. Так же декорировали оружие, рамы зеркал, дорогие ювелир ные изделия.

Екатерина Коврикова МУЗыКА КАК ТВОРчЕСТВО ДОВЕРИЯ И СОГЛАСИЯ Тема статьи родилась как необходимость выхода музыкозна ния в мир глобальных проблем и рассмотрения музыкального ис кусства в культурологическом контексте диалога между народами и цивилизациями, его роли в развитии культуры доверия в совре менном пространстве личностных и социально-политических ка таклизмов, бесчеловечности международного терроризма и ре лигиозного экстремизма. Выбор пути взаимодействия цивилиза ций на принципах доверия и согласия – подлинная гуманная пози ция мирового сообщества. Автор не претендует на принципиаль ную новизну своего размышления: о социальной роли искусства высказывались многие мыслители, выдающиеся художники и пе дагоги со времен Конфуция и Аристотеля. Русские религиозные философы XX века, в частности И. А. Ильин, считали, что искус ство – и молитва, и познание, и духовность, и добродетель, и твор чество, и служение. «Музыка начинается там, где бессильно сло во» – это слова Г. Гейне, поэта XIX века – века, утвердившего идею свободы, человечности и божественной силы творчества. Тем не менее мощнейший потенциал музыки не в полной мере включен в ряды борцов за единство и согласие людей разных континентов.

Увы, и за границей нашего размышления останутся многие во просы этого безграничного и удивительного мира. Огромный пласт находится в рассмотрении процессов музыкального ис кусства с точки зрения религиозного подхода, как личностные, музыкально-стилевые и концептуальные его взаимодействия в межконфессиональном пространстве, система музыкально педагогического образования в данном контексте и т. д. Духов ные традиции любой религии тесно связаны с индивидуальной об ластью музыкальных интонаций молитв, обрядов, канонов и т. д.

В западноевропейской музыке духовные произведения на канони ческие и свободные тексты берут свое начало в древних песнопе ниях, составляющие Псалтырь и развиваются на основе григори анского хорала;

русская духовная музыка зарождается из знамен ных распевов, входящих в церковные православные службы;

гене тическая основа религиозной культуры мусульман связана с речи тацией священных сур Корана (Пророк Мухаммад призывал: «Чи тайте Коран на мелодию арабов...» [1]), традицией исполнения аза нов и книжным пением – интонированием нравоучительных трак татов и страниц «Мухаммадии», баитов, мунаджатов у татарского народа и т. д. Все религиозные культуры использовали безгра ничные возможности музыки для утверждения своей мировоз зренческой концепции, не менее очевидно и то, что великие му зыканты всегда выходили за ее пределы, постигая высшие иде алы и помыслы человеческого духа и сознания.

Наша задача – акцентировать внимание читателя на том, поче му и каким образом музыка как феномен искусства становится по истине мировой творческой лабораторией культуры доверия и вза имопонимания между разными людьми и народами, подлинного уважения к самобытным обычаям, традициям и особенностям ми ровоззрения.

Созвучье чувств, согласье мыслей «Нет новых направлений в искусстве, есть одно – от челове ка к человеку», и многовековое развитие музыки как наиболее че ловечного и универсального его вида в полной мере подтверждает эту фразу польского писателя Станислава Ежи Лец [2]. Со времен древнейших мифов о чудесной силе искусства Орфея, перед кото рым расступались врата ада, до современного мира сложнейших научных технологий музыка для человека и общества имеет огром ное значение, от прикладного, даже лечебно-профилактического характера до философски-обобщенного постижения мира. Это вполне закономерно – еще в конфуцианских трактатах утвержда лась не только космологическая теория происхождения музыки, но и значимость ее как государствообразующего фактора, потен циала нравственно-эстетического воспитания подрастающего по коления для достижения социальной гармонии в обществе, мощ ного средства духовного единения человека с окружающим миром [3]. Во-первых, музыка – одно из наиболее человечных, природосо образных и эмоциональных искусств, которое вызывает сильней шее чувство эмпатии как сопереживания, являющееся фундамен том любого взаимопонимания. Соединение эстетической и этиче ской сущности музыки позволяет обрести человеком одухотворен ную свободу творчества не только как возможность более ярко выя вить красоту, существующую в первозданной природе, но на осно ве ее осмысления и продолжения создать новый образ совершенно го мира. Поэтому в музыке гиперболизированы позитивные полю са Дисгармония – Гармония, Добро – Зло, Любовь – Ненависть, она там, где есть стремление к благу и утешению, проводя сквозь стра дания к счастью, ей под силу озвучить Истину сиянием Красоты и «красотой пробудить к добру тронутое сердце» [4]. Способность любить – самое древнее и природное свойство человека, чем ци вилизованней в худшем смысле понятия он становится, тем все бо лее теряет эту способность, дающее подлинное счастье, и музыка может возвращать человека к своим истокам (для Моцарта музыка была голосом сердца, для Пушкина – мелодией любви).


Во-вторых, изначально сформировавшись как «наука и ис кусство звуков» [5], музыка гибко сочетает свободу творчества и строгие законы настолько, что порой трудно определить их гра ницы, и музыкальное искусство происходит из поиска идеально го единства сердечности и разума, порядка и естественности при роды. Так, для музыки естественно то, что строжайший кодекс за падных церковных песнопений VII века «Григорианский антифо нарий» постепенно утрачивает стилевой аскетизм благодаря про никновению народно-бытовых интонаций с певчими из глубин ных слоев народа как катализатора развития этого жанра. Идеи графически-световой визуализации усиливают специфику музы ки как свободы в дисциплине, позволяют стать ясно увиденной, оставаясь загадочно-непредсказуемой. Возможно, это способству ет лучшему пониманию отличий и взаимосвязей традиционного и новаторского, духовного и материального, религиозного и светско го, субъективного и объективного, индивидуального и общечелове ческого начал в сознании человека, столь необходимых для его ду ховного совершенствования. Это важно и для позитивного форми рования людской общности, не устраняющей индивидуальности, а, напротив, ее развивающей. Тогда все социальное и общественное выступает сквозь личность и ее ощущения, что становится важ нейшим гарантом позитивного развития цивилизаций и их взаимо действия друг с другом.

В-третьих, музыка – сложный психоэнергетический феномен, составляющий регулятивную первооснову чувств и мыслей чело века, на подсознательном уровне способствуя формированию кол лективного единства, поскольку синхронные импульсы, органи зованные звуковыми ритмо-сигналами, создают соответствующее психическое состояние [6]. Очевидной становится и специфика му зыки как энергоинформации, регулирующей общественные комму никации человека и его разумно-эмоциональную природу. Создает ся бесконечный круг: музыка наиболее активно влияет на формы имитационного поведения людей, организует общение человече ских сообществ, создает резонирующие эмоциональные формы их коммуникаций. В свою очередь, они являются основными направ ляющими значениями в организации форм, жанров и содержания музыки. Благодаря этому свойству мы можем узнавать накоплен ный веками духовный и мистический опыт, стиль жизни и образ мышления людей той или иной эпохи или общности. И если XX век принес в мир торжество ненависти и атомные взрывы, то и зву ки его наполнились скрежетом стали, гротеском и механицизмом, образы воззвали к отрицанию поруганных идеалов разума и красо ты: «Варварское аллегро» Бартока, «Новости дня» Хиндемита и т.

д. Протестом прорвался долго сдерживаемый и потому необуздан ный зов природы человека к физиологической чувственности но вых ритмов и мелодий, жанров и сюжетов. Но на гребне смертонос ной волны звучания современного мира новой и еще более яркой звездой загорается всепобеждающая сила любви и доверия как гар мония Истины: «Двадцать взглядов на младенца Иисуса» О. Мес сиана, «Реквием» Б. Тищенко, непреходящие шедевры Баха, Мо царта, Скрябина и др. – результаты интуитивного свойства гени альных мастеров опережать время, свою эпоху, отражать ее скры тые процессы и предвосхищать грядущие изменения. И Бетховен яростно утвердил пророческое предназначение музыканта, как Пушкин в литературе – поэта!

Наконец, главное: музыкальное искусство живет во времени и в непрерывном сотворчестве известной триады – композитор, исполнитель, слушатель, включая в нее все новых и новых лю дей разных возрастов, социальных групп, национальностей и ве роисповеданий. Коммуникативная функция музыки создает их ак тивное и тесное взаимодействие как творческий диалог сквозь ин дивидуальность и традиции, сквозь народы и религии, сквозь вре мя и эпохи. Зерно этого феномена в том, что «творческий акт на правлен к тому, что имеет мировой, общечеловеческий, космиче ский характер», – писал Н. А. Бердяев в «Самопознании». Века ми люди искали модели идеальной человеческой общности – му зыкальная культура имеет их множество. Например, ансамбли, ор кестры, хоры – модели гармоничного согласия исполнителей, раз ных по характеру и по тембру голосов, которые противостоят ко кафонии своих различий стремлением к идеальному гармоничному единству. Ведь СОГЛАСИЕ и СОЗВУЧИЕ – суть одного понятия, когда глас, голос, звук сливается с другими в стройную гармонию и соразмерную форму, оставаясь уникальными в своем роде. И про блема диалога людей и культур, религий и цивилизаций позволя ет по-новому взглянуть на развитие музыкального искусства, в ко тором заложен мощный потенциал разрешения многих противоре чий путем поиска САМОБыТНО – УНИВЕРСАЛьНОГО СОЗВУ ЧьЯ И СОГЛАСьЯ!

На протяжении веков мировая музыкальная культура разви вается и обогащается, история этого взаимопроникновения беско нечна, его нити, переплетаясь, опоясывают весь звучащий мир на шей планеты. Можно проследить специфику взаимоотношений и становления различных профессиональных композиторских и ис полнительских школ, результаты личной деятельности выдающих ся композиторов и музыкантов-просветителей, роль педагогов музыкантов в выше указанных процессах и т. д., но осветить даже основные из этих вопросов в рамках одной статьи невозможно. В качестве примера мне хотелось бы вкратце остановиться на общих тенденциях взаимодействия восточных и западных традиций про фессионального творчества композиторов как одну из граней слож ного, порой противоречивого, но неуклонно развивающегося пло дотворного диалога двух крупнейших музыкальных цивилизаций.

К сотворчеству доверия Доверие, любовь, согласие – сложные и простые понятия од новременно, можно бесконечно спорить об их сути, но для многих очевидно: любовь не живет без доверия. В начале XX столетия – века потери веры человека в себя, а значит, доверия и любви меж ду людьми, индийского музыканта-суфия Хазрата Инайян Хана и русского, православного композитора А. Н. Скрябина свела меч та слияния западной и восточной музыкальных культур, как сим вола духовного единения людей всего мира. «Такая музыка могла бы способствовать объединению человечества во вселенское брат ство», – писал Инайян Хан восточных и западных [7]. Истоки этого пророчества – братства, любви и доверия Востока и Запада – идут от древних традиций более ранней высокоразвитой культуры Вос тока: концепции, жанры, стилистика, инструментарий, музыкаль ная грамота – многим зарождающееся западное музыкальное ис кусство было обязано уже сформировавшемуся в то время устно му исполнительскому творчеству Арабского халифата. В этот пе риод взаимодействие двух культур не имело почвы для возникно вения серьезных проблем. Однако постепенно эта уникальная гар мония и богатейшая традиция была забыта и отторгнута в связи с усиленным формированием европоцентризма – критериев запад ных эстетических идеалов творчества как всеобъемлющих и объек тивных законов мирового искусства. Не последнюю роль сыграло и то, что восточная музыка существовала в основном как светская традиция, а западная музыкальная культура стала активно форми роваться в лоне церкви (хотя процесс взаимовлияния светской и ре лигиозной традиции, характерный для всего развития музыкально го искусства, присутствовал и в этом случае). Период нового обра щения Запада к Востоку начинается с середины XVIII – XIX веков, вначале как нечто условное, обобщенно-экзотическое (балетные и оперные восточные реминисценции), затем все более близкое к са мобытной сути (Ф. Давид, Ж. Бизе, Дж. Пуччини, К. Дебюсси и т. д.). Необходимо отметить особое качество русского ориентализ ма, ибо близкие восточные окраины были местом частого пребыва ния многих выдающихся поэтов, музыкантов и т. д. Исторически и географически сложившаяся эстетическая установка русской ком позиторской школы проявилась в ее неизменно бережном отноше нии к традициям разных народов. Достаточно вспомнить произве дения М. И. Глинки, М. Балакирева, Н. А. Римского-Корсакова, Дм.

Шостаковича и др. Богатейшим опытом сотворчества доверия ста ло стремительное развитие восточных музыкальных культур в пе риод СССР – армянской, азербайджанской, казахской, татарской и др. Еще нигде и никогда Восток и Запад не соприкасались так тес но, отражая единство идейно-эстетических принципов формиро вавшейся советской культуры. И хотя центральной установкой это го профессионального взаимодействия был все тот же европоцен тризм, память доверия к русской профессиональной школе позво лила композиторам зарождающихся национальных школ добиться феноменальных результатов.

Трагедия потери духовности Запада, упадок гуманистиче ской сущности и кризис всех систем рационализированной и гло бально механизированной цивилизации, повернула ее «лицом» к мистически-самоуглубленному Востоку в желании найти утрачен ное и приобрести нечто новое. Примерно с середины XX века си туация в мире начинает меняться одновременно с двух сторон, как процесс многоплановый и неоднозначный: способность признать ценность другого – лишь первый шаг, необходимо взаимное обо гащение тем ценным, что накоплено веками. Для этого нужна ис кренность и зрелость культуры, ее открытость и широта эстетиче ских и социальных взглядов. Примером такой поистине восточной мудрости может служить развитие профессионального искусства Японии, начавшей активно осваивать европейские традиции с се редины XIX века (с гордостью отмечу, что в этом процессе русские музыканты сыграли одну из важнейших ролей), а к XX веку уже появляются молодые композиторские школы по двум направлени ям – японский и азиатский стили [8].

Но на пике охватившего мир восточного увлечения возникла опасность европоцентризма нао борот, вновь грозящая обернуться замкнутостью и неконтактно стью, в итоге перекрытию путей всего дальнейшего развития этих мировых культур. Тем не менее с признанием равноправного до стоинства и сложности систем выразительных средств как высо кого профессионализма Восток все смелее поднимает завесу сво его удивительного пространства, где, несмотря на сохраняющую ся теоретическую защиту от Запада, начались серьезные практиче ские шаги осваивания многовекового опыта его традиций. В свою очередь, Восток активно влияет на идейные концепты и системы образности Запада, его инструментарий и жанры, новые принци пы ладово-интонационного и симфонического мышления и т. д. [8] Главное то, что уходит настороженность и замкнутость, сближает ся и становится равноправным осознание самобытности и самодо статочности друг друга, значимости и эстетической ценности тра диций двух великих музыкальных и человеческих цивилизаций.

Уже не повернуть вспять мощный процесс их единения, пророче ски воплощается мечта Скрябина и Инайян Хана в таких произве дениях, как концерт для хора а capella Ш. Шарифуллина «Мунад жаты» (1975), концерт для японского кото, бас-кото, чжэна и сим фонического оркестра «В тени под деревом» Софьи Губайдулли ной (1998) и др.

Но что многие из нас сегодня ищут в музыке?

Новых эмоций, страстей и ласкающих ухо созвучий или бес смысленной новизны и элитарно-музыковедческого ее смакова ния? Нет, это обман самих себя: бездуховному слушанию музы ки служат низменность и механистичность процессов ее созда ния, бессознательно-чувственного исполнения и бессердечно умозрительного анализа. Засилье массовой культуры явилось проявлением устрашающей сниженности идеалов и продуктом ширпотреба, как клевета на безусловное совершенство музыки в постижении Духа, Истины, Добра и Красоты. «Какою мерою ме рите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам, слу шающим» (Мк. 4:24) [10]. Возрождение, воспитание и развитие в человеке глубоко духовной музыкальной культуры может стать предвестником и гарантом его возвышения, а значит, и подлинного единения людей, противостоящего дисгармонии окружающего мира, где каждый человек, не заглушая своей струны, может придать ей и всему миру все более чистое и стройное звучание.

Уильям Шекспир писал:

Кто музыки не носит сам в себе, Кто холоден к Гармонии прелестной, Тот может быть изменником, Лгуном, грабителем;

Души его движенья темны, Как ночь, И, как Эреб, черна его приязнь.

Такому человеку не доверяй...

Безусловно, это не значит, что немузыкальный или не знаю щий ее грамоты человек обязательно будет «изменником, лгу ном...», нет! Смысл приведенной фразы гораздо глубже: «музыка в себе» – это высочайшее требование к личности человека, кото рое сравнимо с гармонией как отражением высокой духовной са моорганизации. Не потому ли Пушкин в поэме «Моцарт и Салье ри», прежде чем сделать Сальери отравителем, убивает в нем гар монию звуков:

...Я сделался ремесленник: перстам Придал послушную, сухую беглость И верность уху. Звуки умертвив, Музыку я разъял, как труп...

Взгляд в будущее По какому пути пойдет в будущее человек, куда поведет за со бой такой огромный и разнообразный мир? В жестокий для Рос сии 1941 год в «Ленинградской» симфонии № 7 Дмитрия Шоста ковича искаженная от страданий божественная мелодия «Лунной сонаты» Бетховена, вопрошает: как один и тот же народ мог по родить создателя финала Девятой симфонии – оды «К радости» и убийственный фашизм?! Но уже через пять лет после окончания войны композитор вновь склоняется перед другим немецким гени ем – И. С. Баха, создав по случаю 200-летия со дня его смерти « прелюдии и фуги». Да, в мире созвучия и гармонии музыки нет ме ста ненависти, ограниченности и отрицанию поистине всемирного доверия и живой лаборатории диалога народов, как глубоко чело вечного и разумного контакта от сердца к сердцу, гласа к голосу.

Такой путь обретения истинно гуманных и гармоничных от ношений людей всего мира открывает будущее мировой циви лизации как согласное звучащее сотворчество. И такая музы ка – верный путь претворения гармонии в согласное звучание че ловека с самим собой и миром, творчество всечеловеческого до верия, любви и согласия!

Литература 1. Имамутдинова З. Музыкальная риторика Корана // Форумы российских мусульман: Ежегодный научно-аналитический бюлле тень № 4. – М. – Нижний Новгород: Медина. – С. 56.

2. Алиев Ю.Б. Настольная книга школьного учителя-музыканта.

– М.: Владос, 2000. – С. 19.

3. Лю Цзинмяо. Музыка в системе духовной культуры Китая // Музыка и педагогика, вып. 4. – Казань, 2007 – С. 322–323.

4. Холопова В.Н. Музыка как вид искусства: уч. пособие для музыковедов консерваторий. – М., 1990. – С. 7.

5. Кириченко Н.Н. Что такое музыка? // Педагогика искусства:

история, теория и практика. – Екатеринбург, 2009. – С. 36.

6. Минаев Е.А. Музыкально-информационное поле в эволюци онных процессах искусств: автореф. диc.... докт. искусств. – Мо сква, 7. Москалев С. Для диалога религий нужен контакт от серд ца к сердцу [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://forum.

sufism.ru/index.php?PHPSESSID=2695d846a73c1290e6ead79663cd beb&topic=5858.msg47581#msg47581 – 15.10. 8. Риса Мория. Япония – Россия: взаимопроникновение двух музыкальных культур // Проблемы музыкальной науки. – 2008. – № 2 (3). – С. 138–144.

9. Шахназарова Н. Музыка Востока и Запада. Типы музыкаль ного профессионализма // Исследования. – М.: Сов. композитор, 1983. – 152 с.

10. Медушевский В.В. О происхождении и сущности се рьезной музыки / Online-публикации, рубрика «Пшеница и пле вел», 27.05.04 / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.12urokovpravoslavia.ru/12/9.htm – 25.10.09.

ПОСЛЕСЛОВИЕ На сегодняшний день не только представители политической и академической элиты, но и многие рядовые граждане осознают, что мировое сообщество переживает глубочайший экономический, политический, институциональный, структурный, ценностный и в целом системный кризис. Изменения охватили все сферы жизнеде ятельности. Уже нет классической экономики, во многом другим стало традиционное государство-нация, массовая культура основа тельно потеснила ее вековые позиции. Меняется система междуна родных отношений, международное право, базирующееся на незы блемости государственного суверенитета, нарушаются устоявши еся схемы, скреплявшие веками человеческое сообщество. Циви лизационный перелом происходит в процессе общего усложнения мировых проблем, качественных сдвигов.

В этих условиях лучший интеллектуальный потенциал чело вечества сосредоточен на поисках путей его преодоления. Внима ние интеллектуальной элиты обращается к проблематике межкуль турного, межцивилизационного взаимодействия. Именно культура определяет сущность человеческого бытия, линию поведения, раз вития содержания и механизмов диалога цивилизаций, организа ции управления мировыми процессами.

Анализ истории общественного развития с позиций цивилиза ционного подхода дает основание утверждать, что всеобщая исто рия есть история смены форм цивилизаций, типов социокультурных общностей, процесс смены взаимодействующих локальных цивили заций, обеспечения исторической преемственности поколений, со циальных отношений, сохранения и накопления опыта, материаль ных и духовных достижений. При этом именно в уникальности куль тур, имеющих свои мировоззренческие коды, заключен принцип многообразия и своеобразия цивилизаций, обеспечивающие их вы живание и бытия на планете. У каждой цивилизации есть свои иде алы, свои духовные традиции, своя цивилизационная идея, которая служит для нее смыслом существования и ориентации в обществен ной жизни. Локальные цивилизации со своим строем жизни в сум ме составляют целое культуры человечества, мировой цивилизации.

Отношения между цивилизациями должны быть основаны на взаимодействии в сфере культуры, взаимном познании друг друга, на обмене духовными, материальными, научными, интеллектуаль ными достижениями. Данный механизм обеспечивает внутреннее единство мировой цивилизации, позволяющее устранить имеющи еся и возникающие в обществе противоречия.

Совершенно очевидно, что нынешняя форма организации ми рового сообщества не отвечает вызовам времени. И главный фак тор, который ее дестабилизирует, – межцивилизационные, меж культурные столкновения. В то же время цивилизационный ана лиз показывает, что устойчивость миропорядка на многообразных социокультурных основаниях будет гораздо выше, чем в нынеш ней евроатлантической парадигме однополюсности мира. Боль шая устойчивость миропорядка, основанного на многообразии и гармонии социокультурных оснований в определенной мере свя зана с повышением уровня ценностной мотивации защиты ци вилизационного пространства, с появлением новых структурно функциональных иерархий и механизмов управления мировыми процессами, включая глобализационные, предполагающие духов ное, культурно-философское осмысление действительности, своих рекомендаций и решений.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.