авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 26 |

«Administration of Tomsk Rigion   Ministry of Natural Resources and Ecology of the Russian Federation   Ministry of Education and Science of the Russian Federation   ...»

-- [ Страница 11 ] --

Использование материалов космических съемок (КС) здесь весьма актуально, в том числе на изученных и опоискованных наземными методами площадях, где можно рассчитывать, главным образом, на выявление скрытых и слабо проявленных рудных объектов (глубоко залегающих и/или перекрытых рыхлыми отложениями). Следова тельно, требуется применение инновационных технологий, которые позволяют на на чальном этапе в короткие сроки при минимальных затратах средств значительно лока лизовать перспективные площади для постановки детальных поисковых и оценочных работ комплексом глубинных методов.

Очевидным преимуществом данных современных КС является [3, 6]:

объективность и метричность исходной информации;

обзорность, непрерывность и требуемая детальность;

естественная генерализация и повышенная глубинность;

высокая информативность, обусловленная получением данных в широком диа пазоне спектра электромагнитного излучения;

возможность проведения исследований в труднодоступных районах, исследова ния трансграничных структур, находящихся на территории различных государств;

использование цифровых средств получения информации и обработка данных в среде геоинформационных систем;

высокая экспрессность, экологичность и относительно низкая стоимость.

Необходимо подчеркнуть, что в отличие от традиционно используемых в геоло гии профильных наблюдений, которые характеризуются выборочной пространственной информативностью (в зависимости от ориентировки профилей), материалы КС равно азимутально информативны. В связи с этим они позволяют, как правило, получать принципиально новую геологическую информацию даже на детально изученных участках.

Современный, качественно новый этап использования материалов КС наступил в начале 1990-х годов с появлением нового поколения цифровых систем получения ин формации в самом широком спектре электромагнитного излучения (мультиспектраль ные съемки), разработкой компьютерных средств обработки изображений и технологий комплексного анализа, разнородных пространственно координированных данных. Тра диционно используемое понятие «космоснимок», когда по умолчанию понимается фо тография, сделанная из космоса, в принципе перестало отражать характер данных, по лучаемых современными спутниковыми съемочными системами. В России, в это вре мя, начали функционировать космические мультиспектральные и радиолокационные системы МСУ-М, МСУ-СК, МСУ-Э, Алмаз и др. Появилась возможность использова ния зарубежных данных систем Landsat MSS, EТМ+, IKONOS, Spot XS, ERS, JERS-1, ADEOS, ALOS, RADARSAT и др.

В последнее время количество спутниковых съемочных систем постоянно возрас тает и практически удваивается ежегодно. Среди них на российском рынке широко представлены данные IKONOS, QuickBird, WorldView-1, -2, EROS, OrbView-3, Cartosat 2, Kompsat-2, TerraSarX, GeoEye-1 и др. Это создает весьма благоприятные условия для использования не только архивных данных КС, но и заказа оперативных съемок. Опыт заказа и использования материалов оперативных детальных съемок нами получен при изучении различных районов Казахстана (Лениногорский золотополиметаллический) и России (Бодайбинский золоторудный, Витимский урановорудный).

Основными параметрами космической информации являются: пространственное разрешение, характеристика спектральных диапазонов, оперативность получения ин формации, требование к комплексности, обзорности, периодичность зондирования и др.

Пространственное разрешение является одним из главных параметров КС. Наряду с задачами исследования состояния ОС и картографирования ресурсов мелкого (1:5000 000 – 1:500 000) и среднего (1:200 000 – 1:50 000) масштабов, когда требуется невысокое пространственное разрешение, все больше решается задач методами ДЗ при крупномасштабных (1:25 000 и крупнее) исследованиях (картографирование, монито ринг и др.), когда требования к разрешению ограничиваются техническими возможно стями ДИ (табл.). С увеличением разрешающей способности съемки значительно воз растает экономический эффект от применения КС.

Таблица Классификация данных КС по уровням генерализации Уровень генерализации Пространственное разрешение, м Масштабный ряд Глобальный 1000 и более 1:10 000 000 и мельче Континентальный 100-1000 1:5 000 000-1:2500 Региональный 50-100 1:1000 000-1:500 Локальный 10-50 1:200 000-1:100 Детальный 2-10 1:50 000-1:10 Сверхдетальный 1:5000 и крупнее Традиционным является использование КС на начальном этапе геологических ис следований в связи с необходимостью оперативного получения обзорной информации, позволяющей определить главные особенности геологического строения и локализо вать участки, где будут применены другие менее оперативные и более дорогие методы (аэро– и наземные геофизические, геохимические и геологические исследования с ком плексом тяжёлых горно-буровых работ). В настоящее время становится очевидным, что применение КС не ограничивается геологосъемочными и прогнозными работами мел кого и среднего масштаба. Их использование повышает эффективность исследований на всех без исключения этапах и стадиях, включая разведочные и эксплуатационные геологоразведочные работы.

В большинстве решаемых задач материалы различных КС используются в ком плексе, включающем данные нескольких масштабов и разных спектральных диапазо нов. Все больше возникает задач, когда исследования проводятся одновременно по большим территориям в мелком масштабе и на наиболее интересных локальных пло щадях в крупном масштабе. Это определяется ведущими принципами – последователь ных приближений и выборочной детализации.

Современные мультиспектральные КС позволяют получать информацию в широ ком спектре от коротковолновой части видимого диапазона (0,3–0,4 мкм) до теплового (10–20 мкм) и радиодиапазона (n*см). При обработке этих данных используются спе циальные пакеты программ и алгоритмы, позволяющие резко повысить их информа тивность. В разных диапазонах КС геологические объекты проявляются по-разному. В одних случаях предпочтительна съемка в каких-то участках видимого диапазона, в дру гих случаях более информативны различные каналы ИК и теплового диапазонов (рис. 1).

Рис. 1. График информативности спектральных диапазонов [12] Рис. 2. Очаговые структуры южной части Зыряновского рудного района.

Зеленые точки – проявления полиметаллической минерализации Авторами данной публикации выполнены разномасштабные исследования (1:500000 – 1:5000) в Горном (Калгутинский район) и Рудном Алтае (Зыряновский, Ле ниногорский, Змеиногорский и др. районы) (рис. 2), в Западно-Калбинской металлоге нической зоне (рис. 3), в Восточной, Центральной и Западной Сибири (Бодайбинский, Акитканский, Витимский и Ортон-Федоровский районы), Якутии (Эльконский горст), Северном Казахстане (Валерьяновская СФЗ) и др. [1, 2, 4–8].

Рис. 3. Космоструктурная модель Западно-Калбинской металлогенической зоны и сопредельных территорий 1–5 – металлогенические зоны Зайсанской складчатой системы: 1) Рудно-Алтайская;

2) Иртышская;

3) Калба-Нарымская;

4) Западно-Калбинская;

5) Жарма-Саурская;

6) Чингиз-Тарбогатайские каледонские структуры обрамления;

7) частные кольцевые структуры;

8) частные линеаменты;

9) рудные поля (номера см. рис. 1);

10) очаговые структуры Западно-Калбинской металлогенической зоны: Джерек Суздальская (1), Кедейская (2), Кызыловская (3), Джумбинская (4) Установлены закономерности размещения известных рудных районов и месторо ждений в участках сопряжения разноориентированных линеаментов с кольцевыми структурами, глубинной (мантийно-коровой) природы. Впервые показано блоковое строение некоторых районов. Выделены очаговые структуры, оказывающие законо мерное влияние на размещение полезных ископаемых. На значительных площадях (до 2500 км2), перекрытых мощными аллохтонными отложениями, изучено геологическое строение фундамента и выявлены элементы рудоконтроля погребенных месторождений.

Выявлены ранее не известные (в том числе и не обнаруженные наземными и аэ роработами) элементы геологического строения, имеющие важное минерагеническое значение. Получены принципиально новые данные о характере структур ряда районов и рудных полей, уточнены границы интрузивных тел и характер их взаимоотношения, проведено расчленение и определен характер залегания стратифицированных образо ваний, выделено значительное количество новых тектонических зон рудоконтроли рующего и пострудного характера, уточнено положение известных рудных объектов, выявлены новые перспективные жильные и метасоматические зоны.

КС позволяют решать геологические задачи на всех без исключения этапах и ста диях геологоразведочных работ – от прогноза до разведки и освоения месторождений.

При этом на каждой стадии работ в зависимости от масштаба и решаемых задач необ ходимо использовать свой наиболее информативный комплекс КС.

Использование материалов космических съемок в купе с геоинформационными технологиями на начальных этапах и в процессе выполнения минерагенических иссле дований и прогнозно-поисковых работ позволяет актуализировать архивную «бумаж ную» геологокартографическую информацию, существенно уточнить и получить новые данные об особенностях геологического и в том числе глубинного строения площадей, значительно локализовать рудоперспективные площади.

Но исследования такого плана, несмотря на их очевидную высокую информатив ность и относительную дешевизну, пока не находят самого широкого применения. В первую очередь это обусловлено не очень удачными попытками фирм геологоразве дочного профиля, не имеющих специальной базы, получить качественную информа цию из материалов КС. Считаем, что ситуацию можно поправить, вводя в программу подготовки специалистов в Вузах соответствующие учебные дисциплины.

Литература 1. Ананьев Ю.С., Поцелуев А.А., Житков В.Г. и др. Космоструктурная модель Зыря новского рудного района (Рудный Алтай) // Известия Томского политехнического уни верситета. – 2010. – Т. 316. – № 1. –.С. 24–31.

2. Ананьев Ю.С., Поцелуев А.А., Житков В.Г. Космоструктурные модели золоторуд ных объектов Западной Калбы // Известия Томского политехнического университета. – 2010. – Т. 317. – № 1. – С. 35–42.

3. Аэрокосмические методы геологических исследований / Под ред. А.В. Перцова. – СПб.: Изд-во СПб картфабрики ВСЕГЕИ, 2000. – 316 с.

4. Житков В.Г., Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С., Кузнецов А.С. Позиция крупных поли металлических месторождений Рудного Алтая в космогеологических структурах / Про блемы геологии и разведки месторождений полезных ископаемых: Материалы геоло гической конференции, посвященной 75-летию со дня основания кафедры разведочно го дела и специальности «Геология и разведка месторождений полезных ископаемых».

– Томск: Изд-во ТПУ, 2005, – С. 391–396.

5. Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С., Анникова И.Ю. и др. Космоструктурная модель рай она Калгутинского редкометалльного месторождения (Горный Алтай) // Известия Том ского политехнического университета. – 2007. – Т. 311. – № 1. – С. 45–53.

6. Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С., Житков В.Г. Дистанционные методы геологических исследований, прогнозирования и поисков месторождений полезных ископаемых:

учебное пособие для вузов. – 2-е изд. – Томск: STT, 2012. – 304 с.

7. Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С., Житков В.Г. и др. Дистанционные методы геологиче ских исследований, прогноза и поиска МПИ (на примере Рудного Алтая) – 2-е изд., доп. и испр. – Томск: STT, 2010. – 228 с.

8. Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С., Житков В.Г. Картирование погребенных палеодолин и кор выветривания по материалам современных космических съемок / Россыпи и ме сторождения кор выветривания: современные проблемы исследования и освоения: Ма териалы XIV международного совещания (2–10 сентября 2010 г., г. Новосибирск). – Новосибирск: изд-во ООО «Апельсин», 2010, – С. 570–574.

БЛАГОРОДНОМЕТАЛЛЬНОЕ ОРУДЕНЕНИЕ В ГИДРОТЕРМАЛЬНЫХ УРАНОВЫХ И РЕДКОМЕТАЛЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ А.А. Поцелуев, Ю.С. Ананьев, Д.И. Бабкин Национальный исследовательский Томский политехнический университет, Россия, E-mail: Poceluevaa@tpu.ru Благородные металлы в высоких и промышленных концентрациях известны во многих урановых и редкометалльных месторождениях мира. При этом доля добывае мых благородных металлов, например по золоту, из комплексных месторождений со поставима с добычей металла из собственно золоторудных месторождений [18]. Клас сическими являются примеры сверхкрупных и гигантских золото-урановых месторож дений Южной Африки (Витватерсранд), Австралии (Джабилука, Олимпик-Дам), Юж ной (район Сьерра-ди-Жакобина, Бразилия) и Северной (районы Клафф-Лейк и Бивер лодж) Америки.

Не являются исключением и рудные районы Центральной Азии, где комплексное золото-урановое оруденение и благороднометалльная минерализация выявлены в изу ченных месторождениях Северо-Казахстанской (Акканбурлук, Викторовское, Косачи ное, Чаглинское, Шат-I, Маныбайское) и Алтае-Саянской (Кедровое, Оленье, Усть Уюкское, Онкажинское) складчатых областей [2, 12, 16].

Высокие концентрации благородных металлов выявлены и в рудах редкометалль ных грейзеновых месторождений России (Депутатское, Джидинское, Калгутинское, Лазовский рудный узел и др.), Казахстана (Донецкое, Сырымбет) [3,7, 15, 17, 20].

Ресурсы благородных металлов в грейзеновых месторождениях могут быть весь ма значительны. В процессе эксплуатации они накапливаются в сульфидных концен тратах, а в случае их потери в отходах обогащения [12]. Так, запасы только золота в хвостах Джидинского вольфрамо-молибденового комбината оцениваются в 1164 кг. [3].

Очевидно, что доля попутно извлекаемых из комплексных месторождений благо родных металлов будет возрастать и далее. Это обусловлено в первую очередь тем, что основные запасы и ресурсы различных полезных ископаемых сосредоточены в основ ном в крупных и уникальных месторождениях, где на долговременной основе могут реализовываться сложные многоэтапные схемы извлечения широкого спектра попут ных ценных компонентов.

Выявление и всестороннее исследование комплексных месторождений имеет важнейшее значение для теории рудообразования, позволяет выработать критерии про гнозирования новых нетрадиционных типов руд.

Формирование комплексного оруденения является результатом сочетания многих в той или иной степени взаимосвязанных или автономных факторов. К ним относятся геотектоническая позиция и особенности развития рудовмещающего геоблока, особен ности его металлогении, масштабы проявления и характер магматизма, особенности рудообразующих процессов, их полигенность и полихронность.

В первую очередь отмечаются металлогенические особенности эпох формиро вания комплексных месторождений. Благороднометалльная минерализация выявлена в рудах месторождений, образование которых соответствует каледонской, герцинской и раннемезозойской эпохам формирования основных рудных месторождений Цен трально-Азиатского складчатого пояса. В это время формируются разнообразные по условиям образования и составу ведущие промышленно-генетические типы эндоген ных месторождений золота, урана и редких металлов [10]. При многообразии возмож ных источников рудообразующих флюидов отмечается наследование основных глу бинных рудоконтролирующих структур.

Это предопределило комплексный характер минерагении рудных районов и уз лов, а также проявление ранней золоторудной минерализации на урановых (Акканбур лук, Чаглинское, Маныбайское, Кедровое, Оленье) и поздней урановой минерализации на золоторудных объектах (Васильковское).

В некоторых рудных районах формирование золотых и урановых руд происходи ло многоэтапно с перекрытием возрастов и продолжалось от 70 до 490 млн. лет [9, 11].

В рудах некоторых урановых и редкометалльных месторождений высокое содер жание благородных металлов обусловлено их аномальным содержанием в рудовме щающих породах. Как правило, это черносланцевые толщи, имеющие выраженную благородно-редкометалльно-халькофильную специализацию (кординская свита Кед ровско-Вороговского района и шарыкская свита Северо-Казахстанской рудной провин ции (СКРП).

Так, в СКРП среди разновозрастных черносланцевых толщ выделяются породы шарыкской свиты протерозойского возраста. Эти отложения слагают грабены, приуро ченные к рифтовым зонам, длина которых достигает 550 км. В пределах этих структур выявлены многочисленные месторождения урана и олова (Акканбурлукское, Косачи ное, Сырымбет, Донецкое, Чаглинское и другие месторождения и участки). Высокие содержания золота (в среднем 0,15–0,4 г/т) и платиноидов, как правило, отмечаются в олово- и урановорудных зонах в тех участках, где они развиты в отложениях шарык ской свиты [13, 15, 17].

На ряде месторождений установлено, что оруденение формировалось из ком плексных с благородными металлами глубинных флюидов. Это установлено на ряде урановых (Маныбайское, Онкажинское, Усть-Уюкское) и редкометалльных (Калгутин ское) месторождений [10, 14, 19]. В этом случае формируется единая минеральная ас социация основных рудообразующих и благороднометалльных минералов.

В составе руд отмечается присутствие разнообразных самородных минералов (золо та, серебра, висмута, мышьяка, свинца, углерода), органических веществ и аномальные концентрации значительного количества элементов, характеризующихся различными гео химическими свойствами – As, Zn, Cu, Hg, Be, Co, Ni, Bi, Pb, Mo, Sb, Ag, Se, TR, Zr, Ti.

В процессе рудообразования вещественное влияние глубинного флюида нараста ет и достигает максимума во время формирования минеральных ассоциаций основных стадий минералообразования, где и происходит накопление благородных элементов.

Особенностью этих месторождений является молодой позднепалеозой раннемезозойский возраст оруденения, значительно оторванный от времени формиро вания основных золоторудных и урановорудных месторождений СКРП и Алтае Саянской складчатой области (АССО). Их формирование, повидимому, связано с ак тивным развитием Азиатского плюма в пермь-триасовое время.

Глубинные мантийные флюиды имеют слабодифференцированный характер. В их составе отмечается высокое содержание разнообразных газовых компонентов, в том числе водорода и различных углеводородов. Во флюиде присутствуют металлы, опре деляющие промышленную ценность и геохимические особенности оруденения. Подоб ные минералого-геохимические особенности характерны для месторождений «пятиме талльной формации» Рудных Гор и, следует это отметить, имеющих герцинский возраст [8].

В связи с этим примечателен факт выявления золото-урановой с ртутью ассоциа ции в гидротермальных образованиях зон спреддинга срединно-атлантических хребтов [5, 6]. Содержание урана (уранинит), золота и ртути в этих образованиях достигает (г/т) 1590 (U), 50 (Au) и 9,15 (Hg). Данные изотопных исследований указывают на комплексную металлоносность глубинного флюида, связанного с мантийным плюмом Зеленого Мыса.

Для урановых и редкометалльных месторождений, в которых выявлена бла городнометалльная минерализация, характерны выраженные особенности мине ралого-геохимического состава руд.

Для руд месторождений характерен широкий видовой набор рудных минералов, представленных оксидами, титанатами, сульфидами, сульфосолями, селенидами и са мородными формами металлов. Характерно присутствие самородных минералов. На ряду с золотом на урановых месторождениях часто встречаются самородное серебро, свинец, медь, мышьяк, висмут, графит, а в редкометалльных – серебро, висмут, медь и графит (рис. 1, 2).

Рис. 1. Cамородноe золото в вольфрамите и его спектр (а, в), в пирите и его спектр (б, г).

Калгутинское месторождение Многообразен геохимический спектр руд. Помимо основных рудогенных компо нентов отмечаются высокие концентрации элементов, относящихся к различным гео химическим группам – лито-, халько-, сидерофильным. В геохимическом спектре руд урановых и уран-молибденовых месторождений, наряду с Au, фиксируются высокие концентрации As, Zn, Cu, Hg, Be, Zr, Ti, Co, Ni, Bi, Pb, Mo, Sb, Ag, Se, TR. А в спектре редкометалльных руд отмечаются Nb, Sc, Cu, Zn, Cd, Sb, Hg, Te, Cs, Ti, Be, Zr, U, Th, TR, Ag, ЭПГ, Cr.

Следует подчеркнуть, что минералого-геохимическая характеристика руд, выпол ненная по рядовым пробам, может быть существенно дополнена анализом мономине ральных фракций основных рудных минералов. Так, электронно-микроскопические ис следования одного из зерен арсенопирита золоторудного месторождения Бакырчик [1], показал наличие в нем характерных почковидных микровключений настурана (рис. 3).

При этом в рудах содержание урана составляет 0,4–2,5 г/т, что соответствует кларково му уровню.

Рис. 2. Выделения самородного серебра в молибдените жилы № 87 (а), Мо-штока-1 (б), в режиме картирования (в, г) и энергодисперсионные спектры (д, е).

Калгутинское месторождение Рис. 3. Зерно настурана (а) из арсенопирита месторождения Бакырчик и энергодисперсионные спектры, измеренные в точках 1(б) и 2 (в) Выполненные исследования показывают, что благороднометалльная минерализа ция широко распространена в рудах гидротермальных урановых и редкометалльных месторождений АССО и СКРП. Появление высоких концентраций элементов опреде ляется тремя главными факторами: совмещением разноформационного и полихронного оруденения в пределах одних рудоконтролирующих структур;

унаследованием высо кой золотоносности рудовмещающих пород;

металлоносностью рудообразующих флюидов глубинного (мантийного) происхождения. Изолированное влияние этих фак торов можно проследить только в рамках отдельных рудных тел и реже месторожде ний. В рудных полях и узлах они проявляются комплексно.

Литература 1. Ананьев Ю.С., Бабкин Д.И., Поцелуев А.А. О первой находке настурана на золото рудном месторождении Бакырчик // Минералогия, геохимия и полезные ископаемые Азии. – Томск: Томский ЦНТИ – филиал ФГУП «РАЭ» Минэнерго Росии, 2012. – Вып 2. – С. 86–89.

2. Бабкин Д.И., Поцелуев А.А., Ананьев Ю.С. Золото и серебро в рудах Калгутинско го месторождения (Горный Алтай) // Известия Томского политехнического универси тета. – 2011. – Т. 319. – № 1. – С. 53–57.

3. Дементьев В.Е., Гудков С.С., Николаев Ю.Л. Перспективы вовлечения в промыш ленную эксплуатацию вторичных запасов благородных металлов на базе лежалых хво стов Джидинского вольфрамо-молибденового комбината // Состояние и перспективы развития минерально-сырьевого и горнодобывающего комплекса Республики Бурятия:

Материалы конференции 1–2 апреля 1999 г. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1999. – С. 127–130.

4. Дистанов Э.Г., Оболенский А.А. Металлогеническое развитие Центрально Азиатского подвижного пояса в связи с его геодинамической эволюцией // Геология и геофизика. – 1994. – Т. 35. – № 7–8. – С. 252–269.

5. Жмодик С.М., Акимцев В.А., Жмодик А.С., Шестель С.Т. Минералого геохимические особенности процесса взаимодействия гидротермальных растворов с базальтами (зона сочленения Срединно-Атлантического хребта и трансформа Зеленого Мыса) // Геология и геофизика. – 1996. – Т. 37. – № 1. – С. 162–182.

6. Жмодик С.М., Жмодик А.С., Акимцев В.А. Золото-урановая ассоциация в гидро термальных системах Срединно-Атлантического хребта // Геохимия и рудообразование радиоактивных, благородных и редких металлов в эндогенных и экзогенных процессах:

Материалы Всероссийской конференции с иностранным участием, посвященной 50 летию Сибирского отделения РАН и 80-летию чл.-кор. РАН Федора Петровича Крен делева. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2007. – С. 138–139.

7. Кузнецов В.М., Жигалов С.В. Золотоносность Лазовского оловорудного узла // Зо лото северного обрамления Пацифика: Международный горно-геологический форум.

Тезисы докладов Всеколымской горно-геологической конференции, посвященной 80 летию Первой Колымской экспедиции Ю.А. Билибина, Магадан, 10–14 сентября 2008 г. – Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2008. – С. 83–84.

8. Лаверов Н.П., Смилкстын А.О., Шумилин М.В. Зарубежные месторождения урана.

– М.: Недра, 1983. – 320 с.

9. Мельников В.И. Вещественный состав руд и последовательность минералообразо вания на золотых и урановых объектах Заангарской части Енисейского кряжа // Геоло гия месторождений урана, редких и редкоземельных металлов – М.: ВИМС, – 1992, вып. 133. – С. 49–59.

10. Мельников В.И., Варданянц А.В. Особенности минералогии гидротермального этапа в молассоидных осадочных толщах Онкажинского урановорудного месторожде ния в Тувинском прогибе // Геология месторождений урана, редких и редкоземельных металлов. – М.: ВИМС, 1987. – Вып. 108. – С. 82–90.

11. Новожилов Ю.И., Гаврилов А.М. Типизация золоторудных месторождений склад чатых областей миогеосинклинального типа // Руды и металлы. – 1995. – № 5. – С. 54–71.

12. Поцелуев А.А. Закономерности формирования благороднометалльного оруденения в гидротермальных урановых и редкометалльных месторождениях (на примере Алтае Саянской и Северо-Казахстанской областей): Автореф. дисс… докт. геол.-мин. наук. – Томск, 2008. – 41 с.

13. Поцелуев А.А., Рихванов Л.П., Николаев С.Л. Редкие элементы и золото в место рождениях Северо-Казахстанской урановорудной провинции // Известия Томского по литехнического университета. – 2001. – Т. 304. – Вып. 1. – С. 197–209.

14. Поцелуев А.А., Бабкин Д.И., Козьменко О.А. Металлы во флюидных включениях грейзеновых месторождений (Калгутинское месторождение) // Известия Томского по литехнического университета. – 2006. – Т. 309. – № 5. – С. 26–32.

15. Поцелуев А.А., Перегудов В.В., Бабкин Д.И. Ананьев Ю.С. Золото в рудах редко металльного месторождения Сырымбет (Северный Казахстан) // Известия Томского политехнического университета. – 2012. – Т. 321. – № 1. – С. 41–45.

16. Поцелуев А.А., Рихванов Л.П. Благороднометалльное оруденение в гидротермаль ных урановых месторождениях Центральной Азии // Материалы III Международной конференции, Томск, 23–27 июня 2009 г. – Томск: STT, 2009. – С. 474–480.

17. Поцелуев А.А., Рихванов Л.П., Николаев С.Л., Зорин Ю.М. Редкие элементы и зо лото в месторождениях олова Северо-Казахстанской рудной провинции // Известия Ву зов: Геология и разведка. – 1997. – № 3. – С. 74–80.

18. Сафонов Ю.Г. Золоторудные и золотосодержащие месторождения мира – генезис и металлогенический потенциал // Геология рудных месторождений. – 2003. – Т. 45. – № 4. – С. 305–320.

19. Спиридонов Э.М., Широкова Г.М. О новом типе золото-урановой жильной мине рализации (Аксу-Маныбайский рудный узел) // Материалы по геологии урановых ме сторождений. Информационный сборник. – М.: ВИМС, 1988. – Вып. 111. – С. 73–77.

20. Холмогоров А.И. Золото-редкометалльные грейзены глубоких горизонтов Депу татского оловорудного узла // Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология: Тезисы Третьего Всероссийского симпозиума с меж дународным участием. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. – С. 228–230.

ТЕКТОНО-МАГМАТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ЗАПАДА СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ И ПЕРСПЕКТИВА ОБНАРУЖЕНИЯ КОНДИЦИОННЫХ МЕДНО-НИКЕЛЕВЫХ РУД НОРИЛЬСКОГО ТИПА.

1 С.Н. Прусская, Ю.Р. Васильев Сибирский Федеральный Университет, Красноярск, Россия, e-mail: Prusskaja@yandex.ru Объединенный институт геологии, геофизики и минералогии СО РАН, Новосибирск, Россия В региональном тектоническом плане рассматриваемая территория входит в со став Курейской синеклизы - одной из крупнейших надпорядковых структур запада Си бирской платформы. С учетом структурно-тектонических построений по Н.М. Черны шову [6], в пределах исследуемой части Сибирской платформы выделяются Курейско Игарский, Бахтинский и Нижне-Ангарский пояса или рифтогенные ослабленные зоны [4, 5]. Для них характерны: сокращенная мощность консолидированной части земной коры, широкое развитие разрывных нарушений, создающих ослабленную зону, благо приятную для проникновения базитовых и базит-гипербазитовых интрузий. Степень насыщенности разреза осадочного чехла базитовыми интрузиями выявлена в процессе параметрического и поискового бурения на различных нефтегазоразведочных площа дях и нередко составляет 60–75 % от вскрытого разреза (рис. 1;

табл. 1) [1].

Рис.1. Геолого-геофизический профиль по разрезам скважин СВ-2 – 1-Мр Таблица Соотношение пород осадочного чехла и интрузий долеритов по отдельным разрезам скважин параметрического и поискового бурения Моктаконской площади Суммарная мощ- Суммарная мощ % насыщенности Скважина, Глубина ность вскрытого ность интрузий, №п\п интрузиями разреза индекс (м) осадочного раз- вскрытых скважи осадочного чехла реза нами Мкт- 1 3884 2570 1314 33, Мкт- 2 2820 1586 1234 43, Мкт- 3 3614 2320 1294 35, Закартированные в пределах западной части Сибирской платформы вулкано тектонические структуры подразделяются на выполненные существенно эксплозивным материалом и структуры интрузивного заполнения. Первые из них выделяются локаль ными отрицательными гравитационными аномалиями, вторые – положительными.

Аномалии зачастую имеют сложную форму с резкими колебаниями амплитуды, свиде тельствующими о неустойчивости их вещественного состава. В магнитном поле по пе риметру структур концентрируются положительные либо знакопеременные аномалии, образуя иногда кольца различного диаметра. Для структур, выполненных эксплозив ным материалом, характерно спокойное поле для внутренних частей и более возму щенное по обрамлению.

Большинство вулканоструктур изометричной формы в пределах запада платфор мы тяготеют к узлам пересечения разломов разных порядков. Но иногда они вытягива ются в протяженные дуговые цепочки. Наиболее четко такие структуры проявились в бассейне нижнего течения р. Нижней Тунгуски, где они были выделены А.П. Четверго вым (интерпретация гравиметрических съемок) в качестве дуговых вулкано тектонических и магматических зон. Эти зоны связаны с линейными и дуговыми дизъ юнктивными дислокациями, сопряженными с соответствующими по масштабам и глу бине залегания магматическими очагами. В гравитационном поле эти зоны выделяются узкими контрастными протяженными положительными аномалиями интенсивностью в первые десятки мГал. В магнитном поле в большинстве случаев им соответствуют от рицательные аномалии интенсивностью 300–500 нТл.

Другая группа вулкано-тектонических и магматических зон представлена не ме нее протяженными зонамии очагами пород трапповой формации (базальты, долериты).

Они четко проявляются в магнитном поле в виде полосовых положительных аномалий интенсивностью до 800-1000 нТл, совпадающих либо с гравитационными ступенями, либо с положительными аномалиями с нечеткими очертаниями. При выходе таких маг нитных аномалий в южную часть Таймырской складчатой области им соответствуют грабены, выполненные нижнетриасовыми базальтами и туфолавами, вмещающими ин трузии долеритов.

Поднятие Верхнее (рис. 2) представляет собой локальную палео-вулкано структурную постройку, осложненную Сурингдаконским разломом. По уровню отра жающего горизонта УВ разлом без смещения. Поднятие оконтуривается изогипсой – 3450 м, а по южной части – 3500 м и имеет размеры 40х28 км, амплитуда 100 м, пло щадь ~ 970 км2. СВ по простиранию этой зоны намечается приподнятая область, сопос тавимая в плане с Восточно-Марковским поднятием, выделяемым по данным струк турно-колонкового бурения по кровле горновской свиты силура в виде приразломного приподнятого блока. Юго-западнее поднятия Верхнего картируется безымянное ло кальное поднятие, оконтуренное изогипсой – 3450 м. Оно представляет собой купол с размерами 10,5х6,5 км и амплитудой 65 м. По данным бурения скважин, на Верхней площади выявлена явная блоковая радробленность этой территории, обусловленная пликативной и дизъюнктивной тектоникой. Закартировано несколько локальных под нятий в приразломной зоне. Существование Верхнего поднятия подтверждает прогноз, выполненный по комплексу данных скоростных неоднородностей в ВЧР до уровня 800 м и затем прогноз структурного плана по работам ОГТ. В тектоническом плане вы сока роль Больше-Фатьяниховского разлома, вдоль СЗ купола которого в ВЧР фикси руется взброс. Если эта структура прослеживается на глубину, то вполне возможно формирование экранных залежей на стыке двух локальных поднятий – в бассейне р. Болодекан и в верховьях р. Верхней. Следовательно, структурными построениями по различным горизонтам чехла выявлена еще одна четкая интересная закономерность.

Выявлено размещение локальных поднятий в активных зонах региональных разломов надразломные поднятия. С точки зрения «флюидной ловушки», они весьма перспек тивны, т.к. активность этих зон способствует улучшению коллекторских свойств гор ных пород и способствует миграции флюидов (в том числе и редких). Ярким примером таких структур являются закартированные структурно-съемочными работами структу ры в междуречье р. Подкаменной и Нижней Тунгусок [5].

Рис. 2. Структурная схема Западной части Сибирской платформы Условные обозначения к рис. 2.

1. А -Приенисейский прогиб. 2. Локальные структуры, поднятия : 1 -Фатьяниховское;

.

3 - Джагдинское;

4 - Верхнее;

5 - Восточно-Имбакское;

6 - Хурингдинское;

2 - Фатьяниховская впадина. 3. Зоны глубинных разломов : 1 - Имагдино-Летнинская;

2 - Сурингдаконская;

3 - Верхне-Фатьяниховская. 4. Изогипсы отражающего горизонта :

УВ (подошва усольской-кровля собинской свит).5. Пробуренные колонковые и глубокие скважины.

Вскрытые скважинами Моктаконской и Верхней площадей интрузивы представ лены расслоенной серией пород повышенной магнезиальности. По петрохимическим характеристикам их можно отнести к поднепалеозойско-раннемезозойской базитовой формации Сибирской платформы [3] – щелочность-кислотность 900, показатель сте пени основности (Ст.о.) не превышает – 120. Интрузивы являются производными ще лочной и слабо-щелочной петрогенетической серии и относятся к калиевой группе ще лочной ветви глубинной дифференциации. Подобные характеристики совместно со структурной позицией локализации базитовых интрузий увеличивают перспективы разбуренных площадей на обнаружение кондиционных руд норильского типа [2, 4].

Литература 1. Васильев Ю.Р., Дмитриев А.Н., Золотухин В.В., Неволин В.А. Дифференцированные трапповые интрузивы междуречья Курейки–Подкаменной Тунгуски и логико математический прогноз их медно-никелевой рудоносности. – Новосибирск, 2003. - 142 с.

2. Васильев Ю.Р., Прусская С.Н., Мазуров М.П. Новый тип крупнообъемных проявле ний внутриплитного интрузивного траппового магматизма (Запад Сибирской платфор мы). // ДАН, 2007. – Т. 413 – № 2. – С. 213–217.

3. Золотухин В.В., Виленский А.М., Васильев Ю.Р. и др. Магнезиальные базиты запада Сибирской платформы и вопросы никеленосности. – Новосибирск;

Наука, 1984. – 225 с.

4. Прусская С.Н. Петрология и структурное положение интрузивных траппов запада Сибирской платформы. – Красноярск: СФУ, 2008. – 247 с.

5. Сапронов Н.Л. Древние вулканические структуры на юге Тунгуской синеклизы (Си бирская платформа). – Новосибирск: Наука, 1986. – 135 с.

6. Чернышев Н.М., Бокая Л.И. Морфоструктурные элементы консолидированной коры Сибирской платформы. В сборнике «Структурные элементы земной коры и их эволю ция». – Новосибирск: Наука, 1983. – 260с.

МЕСТОРОЖДЕНИЯ САПРОПЕЛЕВЫХ ЗАЛЕЖЕЙ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ 1 1 Н.А. Росляков, В.Д. Страховенко, А.И. Сысо Институт геологии и геофизики им. В.С. Соболева СО РАН, Новосибирск, Россия, E-mail: rosl@igm.nsc.ru Институт почвоведения и агрохимии СО РАН, Новосибирск, Россия, E-mail: syso@mail.ru На основе обобщения ранее выполненных геологоразведочных и научно исследовательских работ составлен банк данных по макросоставу, запасам и прогноз ным ресурсам сапропелей Новосибирской, Омской и Томской областей (таблица 1). Из нескольких тысяч сапропеленосных озер Западной Сибири на 01.01.2006 г. разведано всего 418 месторождений сапропеля [2]. Нами дана их систематика по районам облас тей, а в их пределах по химическому составу, масштабу месторождений, категориям запасов и прогнозных ресурсов (рисунок 1).

Таблица Состояние минерально-сырьевой базы сапропеля Новосибирской, Омской и Томской областей на 01.01.2006 г.

К-во Запасы, млн. тонн Прогнозные ресурсы, место Забалансов млн. тонн (*млн. м3) рож- Балансовые Общие ые дений запасы и с уч Область прогнозные тен ресурсы, ными млн. тонн А+В+С1 С2 Р1 Р2 Р запа сами Новосибирска 135 75,96(139) 8,66(14) 22,80(82) 35,72(23) 0,08(1) 6,22(12) 2,48(7) я Омская [1] 157 156,1(157) 5,65(30) 147,7(120) 2,78(7) Томская [2] 51,42 7,82(10) 17, 126 0,047(2) 35,93 (26) 1,62* 1,62*(1) (76) Примечания: 1 – в графе 3 общий баланс по Томской области составляет 51,42 млн. тонн + 1,62* млн. м3;

2 – в скобках количество месторождений, содержащих данную категорию запасов и прогнозных ресурсов.

Нами впервые для Новосибирской области составлена ГИС-карта месторождений сапропелевых залежей с учтенными запасами и ресурсами минерального сырья на 1.01. 2013 г. На карту четвертичных отложений вынесены крупные, средние и малые месторождения с запасами сапропеля более 500, 500–300 и менее 300 тыс. тонн соответственно.

Сапропелевые отложения встречаются практически повсеместно в озерах Новосибирской области, но при этом в настоящее время они не находят квалифицированного применения. Решение этой задачи представляется важным, учитывая имеющийся в Новосибирской области научно-технологический потенциал.

Сапропель относится к возобновляемым природным ресурсам, и это позволяет рассматривать его добычу, переработку и использование в долгосрочной перспективе.

Сапропель – органоминеральные донные отложения пресноводных и солоното водных водоемов, формирующиеся в результате биохимических, микробиологических, механических процессов из остатков отмирающих растительных и животных организ мов и привносимых в водоемы органических и минеральных примесей. В составе са пропелевых отложений выделяют составляющие: органическую, минеральную, водную и биологически активную. Основа сапропеля представляет собой неразложившиеся остатки макрофитного или плантоногенного происхождения, а коллоидный комплекс – сложные органические и минеральные вещества, которые придают сапропелю желеоб разную консистенцию, куда также входит вода и растворенные в ней вещества – мине ральные соли, низкомолекулярные органические соединения, витамины и ферменты.

Богатство различных соединений в сапропеле создается за счет многочисленных про стейших организмов животного и растительного происхождения, а также приносимые в озера веществ.

Многообразие классификаций и типологических характеристик сапропелей объ ясняется сложностью их строения и происхождения. В зависимости от соотношения минеральной и органической составляющей, элементного состава органической и ми неральной частей сапропели подразделяют на типы (единой классификации нет) [3;

6;

и др.]. При оценке сапропелей с позиции их практического использования и переработ ки, важное значение имеет их зольность, то есть количественное содержание и состав золообразующих минеральных компонентов (степень минерализованности сапропеля).

Общее содержание органического вещества в сапропелевых залежах Новосибир ской области изменяется от 92 % до 14 %. На основании зольности и химического со става сапропели классифицированы по типам. Встречаются все основные типы сапро пелей. Многообразие сапропелевых отложений можно разделить по содержанию в них органического вещества на четыре типа: органические (зольность до 30 %), органо минеральные (зольность 30–50 %), минерально-органические (зольность 50–70 %) и минерализованные (зольность 70–85 %).

Основную часть макроэлементного состава минеральной части сапропелей со ставляют оксиды кремния (69 - 1%), алюминия (14–0,5 %) и кальций (24–0,2 %). В ми неральном составе сапропелевых отложений Новосибирской области согласно полу ченным аналитическим данным по 135 месторождениям резко преобладают кварц, по левые шпаты, кальцит;

второстепенные минералы – гидрослюды, хлориты, пирит, гид ротроилит, доломит, арагонит, сидерит и др. По химическому составу минеральной части дают название. Органический сапропель – основная масса представлена ОВ, в минеральной части могут присутствовать любые минералы. Органо-силикатный – ми неральная часть может быть представлена: кварцем, силикатами и алюмосиликатами.

Органо-карбонатный или органо-известковый – карбонаты, водные карбонаты. Органо смешенный – в минеральной части присутствуют минералы всех трех предыдущих (рисунок 1).

Рисунок 1. Примеры распределения типов сапропеля по районам Новосибирской области В составе сапропелевых иловых залежей выделяют четыре типа воды (рисунок 2) Из огромного разнообразия физико-химических свойств сапропелей практиче ский интерес представляют скорость водоотдачи;

реакция на промораживание;

измене ние вязкости сапропелевой пульпы и некоторые другие, которые напрямую зависят от количества воды и соотношения её типов.

Исследован элементный состав органического вещества сапропеля. Согласно ли тературным данным элементный состав органического вещества сапропелей отличает ся сравнительно однородным составом и поэтому не является типологическим призна ком [Сапропель, Штин, и др., Плаксин]. Органическое вещество сапропеля состоит из углерода (42–61 %), кислорода (23–39 %), азота (4–7 %),водорода (4–9 % масс) и серы (0,2–6,4 %). [4, 6]. Компонентный состав органического вещества сапропелей представ лен битумоидами, углеводным комплексом (гемицеллюлозы и целлюлоза), гуминовы ми веществами (гуминовыми кислотами и фульвокислотами), негидролизуемым остат ком (гумин). Большую часть органической компоненты составляют гуминовые вещест ва, доля которых может достигать 70 %. В литературе установленна зависимость между соотношением количеств С,О и Н в природном органическом веществе с его происхо ждением и химическим составом [10]. Сапропели озер, образованный макрофитами, по соотношению элементов ближе всего к лигнинам, а сапропель озер, имеющий планкто ногенное происхождение приближается к пептидам и фитопланктону. Поэтому изуче ние группового состава органического вещества является важной, но трудоемкой зада чей [4;

7;

8 и др.].

Рисунок 2. Типы воды в сапропелевых залежах В заключения нужно отметить низкую изученность сапропелевых залежей Ново сибирской области по сравнению даже с соседней Омской областью. Как обратил вни мания академик. Н.П.Похиленко в своем интервью газете «Бумеранг»: «.. в Новоси бирской области высокий процент сапропелевых залежейразведан лишь до прогнозных ресурсов низших категорий» [1]. Поэтому введение в хозяйственный оборот Новоси бирской области огромных запасов сапропелей, которые встречаются повсеместно, на основе эффективных технологий его добычи и глубокой переработки актуальная задача настоящего времени.

Работа выполнена в рамках интеграционного проекта №125 Президиума СО РАН.

Литература 1. Богатства «Новосибирского Клондайка» – сибирякам // интервью академика Похи ленко Н.П. газете «Бумеранг» – №44 (492). – 11.11.2011.

2. Карта полезных ископаемых Омской области. Масштаб 1:500 000. Объяснительная записка / под ред. профессора И.А. Вяткина – Омск: Издательство ООО НПП «Омск геоинформцентр», 2007. – 300 с.

3. Кордэ Н. В. Биостратификация и типология русских сапропелей. – М.: Изд-во АН СССР, I960. – 220 с.

4. Кривонос О.И. Разработка нового подхода к комплексной переработке сапропелей:

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук, Омск, 2012, – 37 с.

5. Кудашев И.Г. Сапропели Томской области: геология, генезис, ресурсы и перспективы их использования. Автореферат диссертации канд. геол.-мин. наук. – Томск, 2004. – 19 c.

6. Лопотко М.3., Евдокимова Г.А. Сапропели и продукты на их основе.–Минск: Наука и техника.– 1986.– С. 6–61.

7. Пономарева М.А. Химический состав и пути использования сапропелей Татарстана // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук.

– Тула, 2002. – 33 с.

8. Юдина Н.В. Параметры оценки биологической активности органического вещества сапропелей // Химия растительного сырья. 1998. – № 4. C. 3338.

9. Штин С.М. Озерные сапропели и основы их комплексного освоения/ под редакцией профессора И.М. Ялтанца, Изд-во Московского государственного горного университе та, 2005. – 373 с.

10. Perdue, E.M., Ritchie. J.D. / Dissolved Organic Matter in Freshwaters // Treatise in Ge ology. – 2003. – №. 5. –C. 273–318.

РОССИЯ НУЖДАЕТСЯ В УСКОРЕННОМ ВОСПРОИЗВОДСТВЕ ЗАПАСОВ НЕФТИ И ГАЗА В.В. Ростовцев, В.Н. Ростовцев Томский политехнический университет, Россия E-mail: vnr@tpu.ru В России, в силу ряда причин, сложилась тревожная обстановка с приростом за пасов нефти и газа, способным поддерживать добычу нефти в стране на уровнях, пре дусмотренных топливно-энергетическими программами до 2020 и 2030 годов. Решить эту задачу только с помощью сейсмики и бурения невозможно из-за недостатка средств, времени и сложившегося порядка недропользования. Требуются новые техно логии выявления перспективных объектов. Такая технология квантово-оптической фильтрации космоснимков в Томске создана.

Ключевые слова: Запасы, нефть, газ, космоснимок, квантово-оптическая фильтрация.

Нефть и газ России – мощный фундамент её экономического развития и полити ческой стабильности. Начиная с 1999 года, объемы добычи нефти и конденсата в Рос сии постоянно растут. Более того, в 2011 году по этому показателю Россия, добыв бо лее 500 миллионов тонн нефти и конденсата, вышла на первое место в мире, обогнав Саудовскую Аравию. Несмотря на такой успех, многие ученые и специалисты с трево гой обращают внимание на то, что темпы прироста добычи, начиная с 2004 года, неук лонно падают [1]. В 2011 году прирост добычи составил чуть больше одного процента.

По мнению доктора геолого-минералогических наук генерального директора ОАО «СибНАЦ» А.М. Брехунцова, члена-корреспондента РАН И.И. Нестерова, безусловно, выдающихся геологов России, этот рост добычи происходит без существенного увели чения капитализации ведущих фирм страны. Такое, по их мнению, возможно только за счет снижения противодавления на устье скважин, что ведет к преждевременному ис тощению и росту обводненности природных залежей нефти [2]. Более того, они пишут:

«По нашим расчетам из традиционных коллекторов годовой уровень добычи нефти в Западной Сибири к 2020–2030 гг. снизится до 50 млн. т, а потребность в стране соста вит не менее 500 млн. т/год. Это катастрофа!» [2]. Не меньшую озабоченность по этому вопросу высказывает и кандидат технических наук Н.М. Байков [3]. Он подчеркивает, что Россия обладает значительными ресурсами нефти, но начальные запасы нефти уже выработаны более чем на 50 %. Степень выработанности запасов крупных месторож дений приближается к 60 % [3]. Исходя из этого, он считает: «Однако реальное поло жение дел с добычей нефти не дает оснований рассчитывать на сохранение ее текущего уровня, не говоря о её наращивании, как предусматривает «ЭС-203» [3]. Форсирован ный отбор нефти приводит не только к преждевременному обводнению скважин, но и значительно снижает коэффициент извлечения нефти. По имеющимся данным, на за падно-сибирских месторождениях он составляет 20–25 %, вместо проектных 45 % [3].

В последние 15 лет, свою озабоченность по вопросам нефтедобычи, и особенно, не опережающих темпах прироста запасов, являющихся основой для увеличения темпов прироста добычи, высказывали: Ф.К. Салманов [4], Е.А. Козловский [5], А.Н. Дмитри евский [6], Н.К. Байбаков [7], В.А. Скоробогатов [8], М. Белонин, О. Прищепа [9] и многие другие. Одна из причин непростого положения в нефтедобывающей отрасли, по мнению большинства геологов, сложилась из-за ликвидации Министерства геологии и его структур, обеспечивающих планомерный прирост запасов, опережающий объемы добычи. Надежды на то, что нефтегазовые компании, работая на площадях распреде ленного фонда, ограниченных по площади, с выявленными залежами в определенных стратиграфических интервалах смогут обеспечить необходимый прирост новых запа сов, не оправдались. «Лоскутное одеяло» российских недр значительно осложнило ре гиональные научные геологические обобщения. На наш взгляд, выход из этого крити ческого положения один – необходимо резко увеличить геологоразведочные работы, направленные на поиски крупных по величине запасов месторождений нефти и газа за счет целевых отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы страны. Это не возврат в прошлое, а это – проверенный, надежный путь создания мощной ресурс ной базы России. Эти средства должны оставаться под полным контролем государст венной структуры, сопоставимой с Министерством геологии СССР. Встает вопрос, где такие месторождения могут быть открыты. На первый взгляд наиболее привлекатель ными являются шельфы наших северных и дальневосточных морей. Экологическая ка тастрофа в Мексиканском заливе и гибель буровой установки в Охотском море свиде тельствуют о сложности освоения шельфа, особенно в северном полушарии, где более 8 месяцев господствуют дрейфующие льды. Если эти месторождения будут открыты и начнется их освоение, остро встанет вопрос о рентабельности этой нефти в сравнение с ближневосточной. Большие перспективы ряд ученых связывают с землями Краснояр ского края, Иркутской области, Якутии и, возможно, с землями Дальнего Востока. Эти территории огромны по площади и лишены нормальной нефтегазовой инфраструктуры.

Если даже завтра приступить к изучению этой территории, потребуется не менее 20– лет для эффективного освоения этих территорий. Ярким примером длительности про цесса освоения огромных территорий может служить Западная Сибирь. Планомерные, широкомасштабные геолого-разведочные работы на нефть и газ здесь были начаты в 1948 году. В 1953 году был получен первый промышленный приток газа, а в 1960 году первый промышленный приток нефти. Существенные приросты добычи нефти были достигнуты, начиная с 1966 года, после ввода в эксплуатацию нефтяного гиганта Само тлора и его ближайших спутников. Даже при плановой экономике, когда страна могла централизовано бросить огромные средства и людские ресурсы, на освоение слабо об житых территорий потребовалось более 18 лет. Конечно, для освоения недр Восточной Сибири можно привлечь нефтяные компании КНР, но тогда будет дальнейшее усиле ние сырьевой направленности экспорта, что естественно не отвечает интересам России.


Не менее сложная ситуация просматривается и в северо-западной европейской части России. В своё время М. Белонин и О. Прищепа прямо ставили вопрос: «Прирас тет ли богатство России Северо-Западом?» [9]. Они для Северо-Запада вскрыли все бо левые точки, характерные для всех регионов России. Во-первых, они подчеркнули, что, не смотря на имеющиеся в регионе ресурсы, даже простое воспроизводство запасов нефти и газа добывающие компании не обеспечат в пределах распределенного фонда, не говоря о возможности открытия новых крупных по запасам залежей в силу объек тивных причин. Во-вторых, основные интересы государственных органов, отвечающих за недропользование и лицензирование, и нефтегазодобывающих компаний не совпа дают, и это приводит к отставанию подготовки новых запасов в нужных объемах. В третьих, они показали, что для прироста запасов в объеме от 682,0 до 912,4 млн. тонн условного топлива в течение 17 лет (по ценам 2004 г.) соответственно потребуется фи нансирование геологоразведочных работ в объеме от 101,9 до 132,7 млрд. рублей, при этом от 92,6 до 120,6 млрд. рублей должно лечь на плечи недропользователей. В этом случае, себестоимость одной тонны условного топлива составит 149–132,1 рубля. Опыт последних 20 лет показывает, что реализовать такие программы недропользователям не под силу.

В значительной степени решение этой задачи можно упростить, используя но вейшие достижения науки и техники, создав технологию, способную на огромных тер риториях выявлять границы прогнозируемых месторождений. Это позволит эффектив но намечать границы лицензионных участков государственным органам, занимающим ся вопросами недропользования, а самим недропользователям минимизировать риски поисковых работ.

Такая технология создана учеными Томска. Она основана на квантово-оптической фильтрации фотографического снимка. Наиболее информативным является космоснимок.

Эта технология позволяет в любой точке мира, после квантово-оптической фильтрации космоснимка интересующей нас территории, наметить границы прогнози руемого месторождения, определить его площадь, удельные запасы и распределение их плотности. Для проведения таких работ в Томске была создана лаборатория для кван тово-оптической фильтрации и получен патент на этот способ исследований.

Теоретические основы технологии были сформулированы в 90-х годах учеными академических институтов, которые начали заниматься изучением низкочастотных электромагнитных сигналов литосферного происхождения. (Соболев Г.А., Дедов В.П., Левшенко В.Т., Шуман В.Н., Тарновский Е.Т и др.).

Экспериментально было установлено, что литосфера способна генерировать электромагнитные возмущения. На границе раздела «ЗЕМЛЯ–атмосфера» они созда ют сложную структуру электромагнитных полей, несущих информацию о процессах в земной коре, её строении и свойствах. На дневную поверхность проецируется трех мерная интерференционная картина геологического строения литосферы.

Регистрируемый съемочной аппаратурой искусственных спутников Земли отра женный от дневной поверхности солнечный свет модулируется низкочастотными электромагнитными и сейсмомагнитными сигналами, коррелированными с геологи ческим строением литосферы, в состав которой входят нефтяные и газовые месторо ждения. Электромагнитные возмущения нефтяных и газовых месторождений возни кают за счет термобарических условий, в которых они находятся, от приливных и от ливных воздействий других планет солнечной системы и десятков других нам пока неизвестных условий. На границе раздела «Земля–атмосфера» формируется сложная пространственно-временная голографическая информационная структура электро магнитных полей. Задача сводится к выделению из этой сложной интерференционной картины той части, которая сформирована под воздействием наличия залежей углеводородов.

Оказалось, что характеристическая электромагнитная волна большого количест ва нефти и газа фиксируется определенным образом на космическом снимке и это от крыло путь к выявлению уже открытых и пока еще неизвестных месторождений.

Для проведения измерений используются мульти- и гиперспектральные спутни ковые снимки, в зависимости от поставленных задач и изучаемой территории. Спек тральный диапазон, охватываемый снимком, должен составлять от 0,6 до 3 микрометров.

Обработка полученных данных проводится по специальной программе, разрабо танной специалистами различных университетов города Томска и Новосибирска.

Увязка данных космоснимков с топографическими картами производится также ав томатически при помощи специальной программы.

Критерием истины является практика.

Поэтому технология первоначально была апробирована на десятке хорошо изу ченных месторождениях в различных уголках мира и в различных горно геологических условиях. К примеру, на Мыльджинском месторождении в Томской области (рис. 1).

На приведенном рисунке 1 отчетливо видно, что интенсивность сигнала от газо водянного контакта к центральной части месторождения усиливается по мере увеличе ния плотности запасов.

Такая же картина наблюдается и от точки номер 8 к точке номер 16, хотя, судя по карте, интенсивность сигнала должна падать. Этого не происходит, в связи с тем, что на восточном борту Мыльджинского месторождения залегают неокомские литологиче ски ограниченные залежи газа, которые и усиливают интенсивность сигнала, несмотря на газоводянной контакт юрской залежи. Это дает основание предполагать, что данная технология позволяет не только выявлять границы месторождения, но и судить о его особенностях геологического строения. Апробация на шельфе была проведена в зоне месторождения Белый Тигр, расположенного в Южно-Китайском море (рис. 2).

На этом месторождении изменение интенсивности сигнала тесно коррелируется с геологическим строением основной нефтяной массивной залежью этого месторожде ния. Интенсивность сигнала меняется пропорционально изменению плотности запасов, что мы часто наблюдаем в массивных залежах.

Рис. 1. Апробация технологии на Мыльджинском НГК месторождении. Томская область Рис. 2. Апробация технологии на месторождении Белый Тигр. Вьетнам Здесь приведены два конкретных примера, но во всех случаях апробации были получены положительные результаты. После этого был осуществлен поиск прогнози руемых месторождений в Томской, Омской областях, в Красноярском крае, на Дальнем Востоке, в Ливане, Сирии и выявлено более 50 прогнозируемых месторождений. Также приведем два примера выявления ранее неизвестных месторождений. На рисунке приведены результаты изучения территорий Ливана, Сирии. На этом рисунке границы месторождений отмечены желтым цветом, а красным зоны с повышенной плотностью запасов в пределах этих выявленных прогнозируемых месторождений. На рисунке показаны результаты обработки космоснимка, охватывающего территорию северной части Омской области. При этом месторождения, границы которых обозначены жел тым цветом, уже открыты глубоким бурением. Они также отчетливо фиксируются по сле квантово-оптической фильтрации космоснимка. Границы прогнозируемых место рождений показаны на рисунке 4 желтым цветом.

Их размеры и количество однозначно свидетельствуют о высоких перспективах нефтегазоносности Омской области. По нашим данным официально принятая ресурс ная база Омской области значительно занижена. Учитывая её географическое положе ние относительно магистрального нефтепровода ВСТО, её развитую инфраструктуру и наличие нефтеперерабатывающих мощностей, считаем необходимым, в этой области возобновить поиски нефти и газа. Более того, по нашим данным, на юге Омской облас ти после обработки серии космоснимков мы наблюдаем три крупных зоны нефтегазо накопления, которые требуют дополнительной обработки космоснимков с целью выде ления границ конкретных месторождений.

Рис. 3. Выявленные с помощью квантово-оптической фильтрации космоснимка прогнозируемые месторождения на территории Ливана и Сирии Там, где этой технологией были выявлены прогнозируемые месторождения, и проводилось бурение, открыты одно нефтяное (Камовское) и два газовых месторожде ния (Богучанское, Абаканское) в Красноярском крае. Абаканское месторождение было открыто почти через три года.

Эффективность этой технологии была проверена и на землях севера Европейской части России в пределах лицензионного участка НК «ЛУКОЙЛ» в зоне Денисовской впадины. Специалистами нефтяной компании ставилась задача с помощью этой техно логии выявить открытое ими, но пока неизвестное геологической общественности неф тяное месторождение и дать оценку перспективам нефтегазоносности остальной части лицензионного участка. После квантово-оптической фильтрации серии космоснимков, охватывающих территорию лицензионного участка, были получены, с нашей точки зрения уникальные результаты. На рисунке 5 приведено сопоставление наших резуль татов с данными специалистов НК «ЛУКОЙЛ».

Во-первых, совершенно очевидно, что по данным этой технологии намечены границы месторождения, открытого нефтяной компанией. При этом по нашим прогно зам площадь прогнозируемого месторождения на 10–15 % больше, чем это считают нефтяники. Во-вторых, по нашим данным более 70 % площади лицензионного участка малоперспективны для поисков нефти и газа. В-третьих, в пределах участка выявлены границы прогнозируемых месторождений со значительной площадью, особенно в севе ро-восточной части участка, где очевидно еще не проводились сейсморазведочные ра боты, но где их надо проводить в первую очередь. В-четвертых, 9 подготовленных структур в пределах участка, по нашим данным не контролируют залежи и являются малоперспективными. В-пятых, только пять подготовленных структур по нашим дан ным контролируют месторождения и должны быть первоочередными объектами для постановки глубокого бурения.


Рис. 4. Выявленные с помощью квантово-оптической фильтрации космоснимка месторо ждения и прогнозируемые месторождения на территории севера Омской области после публикации в открытой печати о наличии этого месторождения, выявленного этой тех нологией [9]. В Томской области поисковая скважина, заложенная в основном по данным этой технологии в пределах Трубачевского лицензионного участка, земли которого более 50 лет считались бесперспективными, вскрыла 8 потенциально продуктивных горизонтов от палеозоя до кровли сеномана За пределами лицензионного участка на первый взгляд наблюдается некоторое несовпадение наших данных с данными нефтяников, особенно в южной части, распо ложенной севернее города Усинска и на севере в районе Возейского месторождения.

На примере рисунка 2 отчетливо видно, что в пределах месторождений, выделяемых нефтяниками, фактически не зафиксирован электромагнитный сигнал от нефтяной за лежи. Это и понятно. Эти зоны интенсивно выработаны и нефть находится в движении по пласту, что не дает сформироваться стабильному, устойчивому сигналу вертикально к поверхности земли. Зато с помощью этой технологии отчетливо видны не выработан ные мелкие зоны, которые, естественно, представляют интерес для недропользовате лей. Кроме того, к западу от реки мы наблюдаем узкую полосу хорошего сигнала, ко торая практически параллельно оси месторождения протягивается с юга на север. По нашим представлениям этот узкий нефтяной фронт сформирован в результате воздей ствия нагнетательных скважин. Надеемся, что приведенный анализ опытных, даже не детальных работ свидетельствует об эффективности данной технологии на территории севера европейской части России. Представьте себе, сколько средств, сил и времени недропользователь мог сэкономить, имея данную информацию перед входом с геоло горазведочными работами на этот лицензионный участок.

Рис. 5. Карта сопоставления результатов, полученных по данным квантово-оптической фильтрации космоснимков с данными сейсмики и глубокого бурения На рисунке 6 приведены результаты квантово-оптической обработки одного из космоснимков территории, прилегающей к городу Усинску. С одной стороны эти дан ные свидетельствуют о возможности открытия здесь еще ни одного крупного месторо ждения, а с другой, что более 65 % изученной территории малоперспективны. Имея та кие данные, трудно согласиться с М.В. Чертенковым [10], что в зоне действия ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» больших открытий ждать не следует. Крупные по запасам месторо ждения еще будут открыты на землях Коми. Этот тезис подтверждает рисунок 6, где на обработанном космоснимке отчетливо видны огромные перспективные зоны северо восточнее города Усинска. На этом рисунке характеристический электромагнитный сигнал с определенной фазово-частотной характеристикой свойственный углеводоро дам выделен красным крапом. Это все огромные нефтегазоносные зоны. Вместе с тем, совершенно очевидно, что огромная часть этой территории мало перспективна. На ма лоперспективных землях мы не видим целесообразности проводить широкомасштаб ные геологоразведочные работы на нефть и газ Их необходимо сконцентрировать в на ми выделенных перспективных зонах. Чтобы в этих зонах выделить границы прогнози руемых месторождений необходимо обработать более крупномасштабные космосним ки.

Рис. 6. Обработанный космоснимок района города Усинска с выявленными перспективными зонами Открыть крупные месторождения в короткие сроки, можно только опираясь на инновационные технологии поиска, одной из таких технологий является технология квантово-оптической фильтрации космоснимков. Без преувеличения можно сказать, что эта технология открывает новый путь ускоренного воспроизводства запасов нефти и газа в России. Для того чтобы она стала широко использоваться ей еще самой надо пройти тернистый путь и преодолеть косность нашего мышления.

Литература 1. Нефтедобыча: шаткое благополучие // Нефтегазовая вертикаль. –2010. – № 5. – С. 28–39.

2. Брехунцов А.М., Нестеров И.И. Нефть битуминозных глинистых, кремнисто глинистых и карбонатно-кремнисто-глинистых пород // Горные ведомости. – Тюмень, 2011. – С. 30–61.

3. Байков Н.М. Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года // Нефтя ное хозяйство.– 2010. – № 4. – С. 34–36.

4. Салманов Ф.К. Наш опыт первопроходцев поможет освоению всей Западной Сибири // Геология нефти и газа. – 2000. – № 5. – С. 61–63.

5. Козловский Е.А. Национальная безопасность // Российские недра. – 28.12.2011. – № 19 (130). – С. 4–5.

6. Дмитриевский А.Н. Фундаментальный базис новых технологий нефтяной промыш ленности // Нефтяное хозяйство. – 1997. – № 11. – С. 2–5.

7. Байбаков Н.К. О повышении нефтеотдачи пластов // Нефтяное хозяйство. – 1997. – № 11. – С. 6–9.

8. Скоробогатов В.А. Геостратегические основы восточного направления энергетиче ской политики России в первые десятилетия XXI века– // Газовая геология России.

Вчера. Сегодня. Завтра. – М.: ВНИИГАЗ, 2000. – С. 64–81.

9. Белонин М.Д., Прищепа О. Прирастет ли богатство России Северо-Западом? // Нефть России. – 2004. – № 8. – С. 11–115.

10. Чертенков М.С. Больших открытий ждать не следует // Нефть России. – 2004. – № 8. – С. 82–83.

СДВИГОВЫЕ СМЕЩЕНИЯ МЕГАСВОДОВ И РУДНАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ В МОНГОЛО-ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ И.Г. Рутштейн ООО «Востокгеология», Чита, E-mail: rut-75@yandex.ru На примере Монголо-Забайкальской орогенной области многие геологи исследо вали особенности тектоно-магматической эволюции мегасводов и характерные черты их металлогенической зональности [3, 4 и др.]. При этом обычно подразумевалось, хотя и в неявной форме, что по мере формирования мегасводов сохранялось их взаимное положение в пределах подвижного пояса. Были выдвинуты и представления о возмож ности «продольного течения» коровых глыб и террейнов в складчатых поясах [1, 2, и др.]. Современные данные по геологии Восточного Забайкалья также указывают на су щественное значение продольных смещений в формировании орогенной области. В предлагаемой статье показана связь с этими движениями некоторых элементов рудно магматической зональности.

Крупные позднемезозойские орогенные структуры Северо-Восточной Монголии и Восточного Забайкалья представлены Хэнтэй-Даурским и Восточно-Забайкальским мегасводами, которые обычно выделяют как структурно-формационные зоны. В основ ном они наследуют положение древних мегаблоков (террейнов) Монголо-Охотского подвижного пояса (рис.). Раннемезозойская эволюция этих зон была различной (систе ма морских прогибов на востоке и континентальный режим на западе). Переход к сво довому развитию в Хэнтэй-Даурской зоне относится в основном к позднему палеозою– раннему мезозою, а в Восточно-Забайкальской (Газимуро-Аргунской) – к средней поздней юре. При раннемеловом рифтогенезе наибольшей деструкции подверглись се веро-восточные части и периферия мегасводов.

Главные эпохи эндогенного рудообразования в пределах Хэнтэй-Даурского ме гасвода охватывают время от позднего палеозоя-раннего мезозоя до поздней юры раннего мела, в пределах Восточно-Забайкальского мегасвода – среднюю-позднюю юру и ранний мел. Металлогенический «профиль» первого из них определяют кассите рит-вольфрамитовые, силикатно-сульфидно-касситеритовые, золото-кварцевые и золо то-сульфидно-кварцевые месторождения;

меньшее значение имеют редкометальные граниты и пегматиты, молибденит-гюбнеритовые, золото-сульфидные, полиметалличе ские, ртутно-сурьмяные и другие рудные объекты. Восточно-Забайкальский мегасвод отличается наибольшим разнообразием типов оруденения и высокой плотностью раз мещения месторождений и рудопроявлений. Главное значение имеет полиметалличе ское, молибден-золото-полиметаллическое, медно-золото-молибденовое, редкометаль ное, оловянно-вольфрамовое, кварц-золото-сульфидное, золото-серебряное, урановое и флюоритовое оруденение.

Рис. Схема мезозойских сдвиговых дислокаций Ундино-Газимурского и Хэнтэй-Даурского мегаблоков Заштрихованы пояса динамометаморфизма: 1 – Агинско-Борщовочный;

2 – Приаргунский;

3 – Онон-Туринский;

4 – Куналейский. Тонкие стрелки показывают региональные сдвиги;

широкие стрелки – раздвижение мегаблоков Рассматриваемые мегаблоки и сформировавшиеся на их основе мегасводы опоя саны зонами сложных дислокаций и динамометаморфизма, которые представлены бла стотектонитами зеленосланцевой фации и тектоническими меланжами. Этими межме габлоковыми поясами маркируются средне-позднепалеозойские коллизионно аккреционные зоны и палеосутуры. Особенно значительны масштабы гигантского ме ланжа в Агинской аккреционной зоне между Хэнтэй-Даурским и Ундино-Газимурским мегаблоками.

Установлено два основных этапа сдвиговых смещений Ундино-Газимурского ме габлока и возникшего в его пределах мегасвода. Первый этап относится к концу сред него-началу позднего палеозоя. В Агинско-Борщовочном динамометаморфическом поясе (см. рис.) по кинематическому типу сети локальных дислокационных зон и дуп лексов реконструируется региональный правосторонний сдвиг в обстановке трансгрес сии Ундино-Газимурского и Западно-Станового мегаблоков. Второй этап соответствует времени средне-позднеюрского орогенеза. Основные дислокации проявились в преде лах того же динамометаморфического пояса, но направление относительного смещения мегаблоков изменилось на противоположное. При региональном левостороннем сдвиге (контрсдвиге) палеозойские динамометаморфические зоны подверглись «обратному»

вращению и образовали многопорядковые S-образные конфигурации (наиболее круп ной из них является известная Агинская «сигмоида»).

С юго-востока Ундино-Газимурский мегаблок обрамляется Приаргунским дина мометаморфическим поясом, сохранившимся фрагментарно. Региональные векторы сдвиговых дислокаций первого и второго этапов здесь противоположны только что рассмотренным, свидетельством чего являются не S-образные, а Z-образные структуры вращения локальных зон тектонитов.

Следовательно, рассматриваемый мегаблок в целом смещался относительно За падно-Станового и Керулено-Аргунского мегаблоков на первом этапе к юго-западу, а на втором, как орогенная структура – к северо-востоку. Напомним, что ко второму эта пу здесь относится формирование преобладающей части рудоносных интрузий и ме сторождений цветных, редких и благородных металлов.

Для Хэнтэй-Даурского мегасвода имеющиеся данные позволяют судить лишь о позднем этапе латеральных дислокаций. Их кинематическую схему можно восстано вить по общему структурному рисунку позднемезозойских впадин, обрамляющих ме гасвод. Крупные впадины в северном крыле мегасвода образуют правую систему ку лис, а в южном – левую, то есть, связаны с системами правого и левого сдвигового смещения в краевых зонах. Эти движения интегрируются в общее растяжение мегасво да по линии СВ-ЮЗ, а его очертания указывают на преимущественное выжимание к юго-западу. Последнее подтверждается картиной опрокинутых к юго-западу складок палеозоя и надвигами перед широкой торцовой частью мегасвода на территории Монголии.

Отсюда следует, что в позднем и, вероятно, также в раннем мезозое – то есть, в период формирования основной части рудоносных гранитоидных интрузий – имело место смещение Хэнтэй-Даурского мегасвода в юго-западном направлении.

Сказанное выше приводит к выводу о раздвижении мегасводов в главные эпохи рудообразования. Отметим также, что в начальную стадию этого процесса сформиро вались (после предыдущего этапа сжатия) габбро-долеритовые дайковые пояса Агин ской межмегасводовой зоны.

Рассмотрим некоторые черты рудной зональности. Известно, что латеральная зо нальность рудных узлов обычно асимметричная (эксцентрическая) относительно рудо носного интрузива. Ее можно изобразить вектором главной пространственно временной последовательности рудных формаций или минеральных ассоциаций, свя занных с ранними, средними и поздними стадиями рудообразования. В крупных оро генных структурах нередко обнаруживается взаимосвязь таких векторов зональности в единой региональной системе.

Так, в Восточно-Забайкальском мегасводе зональные векторы плутоногенных рудных узлов ориентированы преимущественно в западных румбах (СЗ, ЮЗ, З), причем в секторе З-ЮЗ почти в 2,5 раза чаще, чем в противоположном направлении. При этом векторы сектора В-СВ обычно имеют сравнительно небольшие и менее перспективные рудные узлы. Иная картина характерна для Хэнтэй-Даурского мегасвода. Здесь более часты и «благоприятны» ориентировки зональных векторов рудных узлов в восточных румбах. В юго-восточном крыле мегасвода это – преимущественное направление в секторе В-ЮВ.

Зональность рудоносных интрузий в очаговых структурах изучена недостаточно полно. Предварительно напомним об асимметрии двух видов.

В рудных узлах, связанных с гранит-лейкогранитовой формацией, пространст венно-временная последовательность интрузивных фаз и минеральных ассоциаций в основных чертах совпадает. Так, в Хэнтэе зоны преимущественного развития редкоме тальных пегматитов обычно смещены к юго-западному или западному сегменту рудно магматической системы, а небольшие массивы литий-фтористых гранитов – к ее про тивоположным частям. В промежуточных участках чаще сосредоточена гидротермаль ная олово-вольфрамовая минерализация. Соответствующие примеры дают рудные узлы Монголии: Цаган-Даба, Жанчивлан, Онгон-Хайрхан и другие.

В рудно-магматических системах монцодиорит-гранодиоритовой формации про странственно-временные последовательности интрузивных и рудных проявлений часто противоположны: с ранней интрузивной фазой концентрируется свинцово-цинковое оруденение, более позднее, чем молибденовая или редкометальная минерализация, свя занная с поздними интрузивами. Примерами таких соотношений являются Шахтамин ский и Кличкинский рудные узлы. Возможное объяснение дает гипотеза вертикальной миграции магматических очагов и различной глубинности источников рудоносных флюидов.

Таким образом, сквозь многообразие случайных местных особенностей проступа ет закономерная подчиненность векторного поля рудной зональности структуре перво го порядка. Здесь важны: позиция рудных узлов в ядре или на крыльях мегасвода, ре гиональная вергентность складок, разломов, поднятых и опущенных блоков второго порядка, строение интрузивных ареалов, структура фундамента и другие особенности.

Вместе с тем обнаруживаются характерные различия векторного поля зональности рудных узлов и признаки раздвижения рассматриваемых мегасводов в главную эпоху рудообразования.

Это позволяет рассмотреть сдвиговые смещения как один из металлогенических факторов. Руководящая гипотеза опирается на известные представления:

1) о различной глубинности источников рудных компонентов и 2) о тектонической расслоенности земной коры. Латеральное смещение активных очаговых структур относительно каналов флюидной миграции может обеспечить тен денцию однонаправленного пространственного обособления в зоне рудоотложения по следовательных во времени минеральных ассоциаций.

Металлогеническое значение сдвиговых смещений крупных орогенных структур заслуживает дальнейшего исследования. С практической точки зрения здесь можно по лучить дополнительные ориентиры для оценки перспективности рудных узлов.

Литература 1. Парфенов Л.М., Попеко Л.И., Томуртогоо. Проблемы тектоники Монголо-Охотского оргенного пояса. // Тихоокеанская геология. – 1999. – Т. 18. – № 5. – С. 24–43.

2. Суворов А.И. Глыбовая тектоника складчатых областей Урало-Монгольского пояса.

// Геотектоника. – 1989. – № 1. – С. 23–36.

3. Томсон И.Н. Металлогения рудных районов. – М.: Недра, 1988. – 214 с.

4. Фогельман Н.А. Тектоника мезозойского сводового поднятия Забайкалья и законо мерности размещения в его пределах золоторудных месторождений // Труды ЦНИГРИ, вып.84. – М., 1968. – 195 с.

О ГЕОБЛОКОВОЙ МЕТАЛЛОГЕНИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ И.Г. Рутштейн, Г.А. Шевчук, А.Б. Карманов, А.В. Кузнецов, Ю.Ф. Харитонов ООО «Востокгеология», Чита, Россия E-mail: info@vostgeo.ru, rut-75@yandex.ru В предлагаемом докладе основные черты эндогенной металлогении Забайкалья анализируются в ракурсе концепции геоблоков, разработанной Л.И. Красным [1]. Ме таллогеническую роль крупноблоковой делимости земной коры и литосферы, как из вестно, исследовали многие геологи, в том числе на материалах по Забайкалью. К са мым ранним источникам подобных взглядов можно отнести представления В.А. Обру чева о складчато-глыбовой структуре этого региона. Как отметил Л.И. Красный, в гео блоковой концепции органически увязываются взаимодополняющие положения гео синклинально-платформенной теории, с одной стороны, и некоторые элементы текто ники и металлогении литосферных плит (или террейнов) – c другой.

В составе геоблоков Забайкалья представлены главные типы структур континен тов, заключающие крупные месторождения черных, цветных, редких, благородных ме таллов, флюорита и других полезных ископаемых. Современная оценка рудных ресур сов характеризует этот край как одну из основных минерально-сырьевых баз России.

На территории Забайкальского края (рис. 1) смыкаются три крупных металлоге нических провинции: 1. Олекмо-Становая, где основное оруденение относится к до кембрию и позднему палеозою (Cu, Ti, Fe, Nb, Ta, TR, Au,U и др.);

2. Саяно Байкальская с оруденением рифея, палеозоя и раннего мезозоя (Au, Pb, Zn, Mo, W, Cu, редкие металлы), а также раннего мела (CaF2, U, редкие);

3. Монголо-Забайкальская с разнообразным оруденением позднего палеозоя-раннего мезозоя, средней-поздней юры и раннего мела (Au, Pb, Zn, Cu, Mo, U, W, Sn, Li, Ta, Nb, Fe, Sb, CaF2 и др.).

Рис. 1. Геоблоки и металлогенические провинции Металлогенические провинции принадлежат к трем литосферным геоблокам, включая пояса их геодинамического взаимодействия. Выделяются Алдано-Становой геоблок кратонного типа, образованный неоднократно активизированными раннедо кембрийскими структурами, Байкальский и Амурский геоблоки мозаичного геосинкли нально-глыбового типа [1, 2], с высокой сиаличностью коры и многостадийным магма тизмом в фанерозое. Фанерозойские орогенные вулкано-плутонические серии и эндо генное оруденение Монголо-Забайкальской провинции наложены и на активизирован ные края Байкальского и Алдано-Станового геоблоков.

Рис.2 на примере юга Забайкалья иллюстрирует деление геоблоков на мегаблоки и положение крупных рудоконтролирующих межблоковых систем. Эти последние представляют собой зоны многоэтапных деформаций: раздвигания, сдвигания, надви гания, латерального скольжения и вращения мегаблоков. К ним приурочены формации ортогеосинклинального типа, гипербазит-базитовый магматизм и гранитоидный плуто нометаморфизм. Здесь концентрируются складчато-сдвиго-надвиговые дислокации, динамометаморфизм и тектоническое меланжирование краев блоков. Крупные коровые блоки в позднемезозойской орогенной структуре выражены мегасводами и межсводо выми зонами. С ними сопоставляются металлогенические области;

вдоль границ гео блоков и мегаблоков протягиваются линейные металлогенические пояса.

С позиции геоблоков в металлогенической зональности фанерозойских орогенов имеется связь со структурами многоэтапной гранитизации раннедокембрийского гра нулитового субстрата. К ним относятся древние гранитоидные ареал-плутоны, которые А.А. Духовский и соавторы [3] выделяют по геофизическим данным: Удоканский, Вос точно-Забайкальский, Даурский. Наибольшие вертикальные размеры их оцениваются в 9–15 км (рис. 3). Меланократовые породы более обычны на периферии этих овалов. К ним приурочены более поздние мезо-гипабиссальные интрузии.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.