авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 26 |

«Administration of Tomsk Rigion   Ministry of Natural Resources and Ecology of the Russian Federation   Ministry of Education and Science of the Russian Federation   ...»

-- [ Страница 15 ] --

рождения Центральной Колымы – объекты XXI века / Золотодобывающая промышлен ность России: Проблемы и перспективы. – М.: ЦНИГРИ, – 2001. – С. 23–28.

Михайлов Б.К. О бюджетной эффективности геологоразведочных работ на твер 3.

дые полезные ископаемые // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2011. – № 6. – С. 30–39.

Стружков С.Ф., Аристов В.В., Данильченко В.А., Наталенко М.В., Обушков А.В.

4.

Открытия месторождений золота в Тихоокеанском рудном поясе – опыт и прогноз // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2008. – № 3. – С. 31–42.

5. Rowan L.C., Hook S.J., Abrams M.J., Mars J.C. Mapping hydrothermally altered rocks at Cuprite, Nevada, using the advanced spaceborne thermal emission and reflection radiometer (Aster), a new satellite-imaging system // Economic Geology. – 2003. – V 98. – P. 1019–1027.

6. Ranjbar H, Honarmand M, Moezifar Z. Application of the Crosta technique for porphyry copper alteration mapping, using ETM+ data in the southern part of the Iranian vol canic sedimentary belt // J. Asian Earth Sci. – 2004. – № 24. – Р. 237–243.

Ducart D. F., Crsta A. P., Souza Filho C. R. Alteration Mineralogy at the Cerro La 7.

Mina Epithermal Prospect, Patagonia, Argentina: Field Mapping, Short-Wave Infrared Spec troscopy, and ASTER Images // Economic Geology. – 2006. – V. 101. – P. 981–996.

8. Rowan LC, Robert GS, John C. Distribution of hydrothermally altered rocks in the Reko Diq, Pakistan mineralized area based on spectral analysis of ASTER data. Rem // Sen.

Environ. – 2006. – № 104. – Р. 74–87.

9. Pour A., Hashim M. Spectral transformation of ASTER data and the discrimination of hydrothermal alteration minerals in a semi-arid region, SE Iran // International Journal of the Physical Sciences. – 2011. – V 6. – № 8. – P. 2037–2059.

«ЧЁРНАЯ ДЫРА» САНГИЛЕНА О.К. Гречищев Институт геологии и минералогии СО РАН, Новосибирск, Россия E-mail: grecholeg@yandex.ru Более 60 лет назад, летом 1952 года, на юго-востоке Тувы, в нагорье Сангилен было открыто крупное комплексное редкометалльное месторождение, названное Улуг Танзекским [1].

Месторождение представляет собой интрузивное тело щелочных гранитоидов, размером 1700 х 900 м, прослеженное по падению на 700 м, нацело переработанных метасоматическими процессами и насыщенных мелкой равномерной вкрапленностью редкометалльных минералов. По бортовому содержанию пятиокиси тантала принятых в ТЭО постоянных кондиций на руды Улуг-Танзека, весь массив представляет единое рудное тело с геологическими границами, которыми служит контактовая поверхность массива.

С каждым годом все дальше и дальше в прошлое уходит и время, когда в 1988 го ду завершилась промышленная оценка месторождения. Был составлен отчет с подсче том запасов, которые были представлены на рассмотрение в Государственную комис сию по запасам. Подсчитанные и утверждённые, они были поставлены на Госбаланс.

Их количество позволило отнести месторождение к гигантскому по масштабам [5, 7, 10].

Впервые в практике геологоразведочных работ была проведена предварительная и детальная разведка объекта, эталонного для рудной формации щелочных редкоме талльных кварц-альбит-микроклиновых метасоматитов, причем по самым высоким категориям [2].

Кроме основных и попутных компонентов, в рудах месторождения оценено новое для России минеральное сырье, криолит, запасы которого сопоставимы с известным в Гренландии Ивигтутским месторождением [3].

В процессе разведки месторождения к нему было приковано пристальное внима ние как партийно-хозяйственных руководителей Тувинской АССР, так и руководства союзного Министерства геологии, ПГО «Красноярскгеология», а также ведомственных научно-исследовательских институтов и их ведущих специалистов по геологии редко металльных месторождений.

Рука об руку вместе с геологоразведчиками в процессе изучения месторождения трудились группы ученых из ВИМСа, ИМГРЭ, ИГиГа, ТИКОПРа. Полупромышленные испытания руд проводились в течение многих месяцев на обогатительной установке Наро-Фоминской экспедиции ВИМСа, исследования технологических лабораторных проб осуществлялись в ГИРЕДМЕТе, ВИМСе, КазИМСе, ИМРе. Разработанная в по лупромышленных условиях стадиальная схема переработки руд и гидрометаллургиче ского передела продуктов обогащения позволяет создать безотходную технологию с получением десяти товарных продуктов. ТЭО временных и постоянных кондиций раз рабатывались ГИРЕДМЕТом. Ход выполнения геологоразведочных работ на месторо ждении и геологического задания рассматривались в Главредмете МЦМ и в Управле нии редких металлов Мингео.

В связи со сменой в стране в начале девяностых годов политической и экономи ческой систем и переводом народного хозяйства на рыночные отношения, интерес к таким стратегическим видам минерального сырья, как редкие металлы, не только сни зился, но и окончательно упал. В те годы считалось, что такие металлы, как тантал, ниобий и другие. дешевле приобрести за рубежом.

Усилия российских геологов нацеливались на поиски месторождений в экономи чески освоенных районах, вблизи транспортных артерий, причем масштабных и с вы сокими содержаниями полезных компонентов. Однако, круг легко открываемых место рождений вблизи центров цивилизации оказался равен нулю.

Но со временем пришло осознание пагубности такой политики. На VII съезде гео логов России глава Федерального агентства по недропользованию «Роснедра» А.П. По пов [9] в своём докладе отметил: «В последние годы добыча полезных ископаемых смещается из районов с развитой инфраструктурой в слабо освоенные регионы. Ещё одной тенденцией в некоторых странах мира является постепенное замещение неболь ших месторождений богатых руд крупными, а часто гигантскими с бедными и трудно обогатимыми рудами. Рост затрат на разработку таких месторождений, связанных с низкими содержаниями, компенсируется огромными объёмами переработки руд».

В последнее время на щит стали подниматься месторождения, находящиеся в бо лее трудных географо-экономических условиях, чем Улуг-Танзек, такие, как Томтор ское и Алахинское. Преимущества Томтора перед Улуг-Танзекским месторождением нивелируются низкой степенью его разведанности, сложностью переработки руд, уда ленностью и неосвоенностью района, отсутствием в его рудах таких важных компонен тов, как тантал, цирконий, гафний, литий, криолит и флюорит. Алахинский шток спо думеновых гранитов изучен на стадии общих поисков с убогими содержаниями лития, тантала и ниобия, находится на высоте 3200 м на юго- востоке Горного Алтая. Несо мненно, что и Томтор, и Аллаху изучать необходимо, но нельзя закрывать глаза на под готовленные к освоению тувинские месторождения Улуг-Танзекское, Карасугское, Тастыгское Арысканское и другие, способные в недалёком будущем покрыть дефицит редких металлов и редкоземельных элементов страны на многие десятилетия. Строи тельство железнодорожной ветки Курагино-Кызыл приблизит эти месторождения к ней до 150–180 км.

К 1997 году Улуг-Танзекское месторождение было отнесено к категории дальнего резерва [8]. В этом обзоре танталовых месторождений некорректно сравниваются запа сы Улуг-Танзека с прогнозными ресурсами других месторождений, либо Улуг Танзекские запасы категорий А+В с запасами категории С2 других сравниваемых объектов.

В работе В.В. Рябцева и др. [10] на диаграмме распределения запасов тантала до ля Катугинского месторождения составляет только 14 % [10] (против 25 % в обзоре [8]). Естественно, доля запасов Улуг-Танзекского месторождения поднялась до 28 % (против 23 %, приведенных в журнале «Минеральное сырьё России» [8]).

В 1998 году В.С. Кудриным и В.В. Архангельской в работе [7] на сравнительной диаграмме опять же запасы Улуг-Танзека сравниваются с суммарной величиной запа сов и прогнозных ресурсов Катугинского месторождения и с прогнозными ресурсами Зашихинского в Иркутской области. Кстати, в соседних с Тувой территориях, их руко водители активно пропагандируют и продвигают свои месторождения, не стесняясь обманного лукавства. Если верить сайту Иркутской области, освещающему свою МСБ, то основные запасы тантала и других редких металлов, и редких земель сосредоточены в этом регионе – до 60 %. Не отстают от иркутян и их ближайшие соседи Бурятия и За байкальский край, а также Якутия и Красноярский край. Так и останутся в нераспреде ленном фонде недр редкометалльно-редкоземельные объекты Тувы: Улуг-Танзек, Ары скан, Тербен, Тастыг, Кара-Суг, если не заниматься их продвижением. По заключению местного экономиста из Тувы Д.Ф. Дабиева [6] «в структуре прироста валовой добав ленной стоимости нераспределенного фонда недр Республики Тыва наибольшую долю занимают месторождения коксующихся углей (58,4 %), на втором месте стоимостной оценки минеральных ресурсов в структуре нераспределенного фонда недр оказались месторождения редких металлов и редкоземельных элементов, к которым относится Улуг-Танзекское месторождение тантало-ниобатов (18,5 %). Месторождения строи тельных материалов занимают третье место по потенциалу прироста стоимостной оценки недр (17,6 %)». Поставить на один уровень стройматериалы и стратегические виды сырья, не то что не корректно, но в корне неверно. Стоимостная оценка по заклю чению ГИРЕДМЕТа запасов Улуг-Танзекского месторождения, находящихся в недрах, составляет 36 млрд. дол. (в ценах 1983 г.). Эта сумма была сопоставима с годовым бюджетом СССР.

После завершения промышленной оценки месторождения и постановки его запа сов на Государственный баланс, интерес к нему потеряли не только федеральные вла сти, но и региональные. Всё реже Улуг-Танзек стал упоминаться в печатной геологиче ской литературе, он исчез из докладов и выступлений ученых на совещаниях и конфе ренциях. На этом информационном фоне в Интернете на сайте Федерального агентства «Роснедра» в 2006 году появилось сообщение о проведении аукциона на право пользо вания участком недр с целью отработки Улуг-Танзекского месторождения. На сайте агентства была размещена информация о месторождении, подготовленная АИЦ «Ми нерал» о запасах и минеральном составе руд. В указанной информации приведены ба лансовые запасы по категориям В+С1+С2, то есть запасы, которые представлялись ав торами подсчета в ГКЗ. Однако, в ходе рассмотрения отчета по детальной разведке ме сторождения запасы всех категорий были подняты на одну категорию: запасы катего рии В протоколом ГКЗ от 21 декабря 1988 г. № 10570 были переведены в категорию А, соответственно запасы категорий С1 и С2 были переведены в В и С1, а за счет прогноз ных ресурсов категории Р1 увеличились запасы категории С2. Таким образом, общие балансовые запасы Улуг-Танзекского месторождения, принятые на Госбаланс состав ляют величину, более чем в полтора раза большую, чем это заявлено на аукцион. Спра ведливости ради, надо отметить, что аукцион не состоялся.

На VI съезде геологов России в докладе ИМГРЭ о «Состоянии сырьевой базы редких металлов» Улуг-Танзекскому месторождению в нем вообще не нашлось места, даже упоминания его названия. Согласно новой «Стратегии развития Сибири» в ней достаточно много места отведено регионам, в том числе и Туве. Если в прежних доку ментах республика только перечислялась в перечне субъектов, то в новом документе приводятся конкретные точки социально-экономического развития. В тоже время экс перты отмечают, что некоторые возможности развития экономики Тувы остались в стратегии неучтенными. Так в числе проектов освоения месторождений ниобий танталовых руд опять даже не упоминается Улуг-Танзекское месторождение.

В какую-то «черную дыру» попало уникальное по запасам тантала, ниобия, цир кония, гафния, лития, редкоземельных элементов (с преобладанием тяжёлых лантанои дов), урана, криолита и флюорита месторождение! Рудная залежь по каждому из пере численных компонентов представляет собой крупное или гигантское месторождение, уже подготовленное к освоению.

Сравнение Улуг-Танзексого месторождения с аналогичными позволяет отметить ряд его преимуществ:

по масштабам Улуг-Танзекское месторождение является самым крупным в России [10];

по полноте исследования и высокой степени разведанности ему также нет равных;

равномерное и весьма равномерное распределение в рудах месторождения ос новных и попутных полезных компонентов;

отработка месторождения предусматривается открытым способом при отсутст вии пород вскрыши;

наличие в рудном массиве рудных столбов с содержанием в них полезных ком понентов вдвое выше, чем в среднем по месторождению;

на площади месторождения закартирована мощная кора выветривания, пред ставленная дезинтегрированными кварц-альбит-микроклиновыми метасоматитами, за легающими на коренных рудах и имеющими с ними одинаковый вещественный состав и повышенные концентрации рудных минералов. Наличие таких руд позволит начать освоение месторождения еще до начала строительства горно-обогатительного комбината.

Литература 1. Гречищев О.К. История открытия, разведки и изучения Улуг-Танзекского редкоме талльного месторождения в Туве // Международный научно-практический форум Ми неральные ресурсы и сырьевая база Сибири: история становления и перспективы, по священный 1900-летию первого выпуска горных инженеров в Сибири, 90-летию Сиб геолкома. Т. 2. История становления сибирской геологической школы и геологических исследований. – Томск, 2008. – С. 315–319.

2. Гречищев О.К. Некоторые особенности разведки Улуг-Танзекского месторождения // Разведка и охрана недр. – 2002. – № 8. – С. 48–52.

3. Гречищев О.К., Шаповалов Д.Н. Криолитовые руды Улуг-Танзекского месторож дения редких металлов в Юго-Восточной Туве // Проблемы геологии и разведки место рождений полезных ископаемых: Материалы междунар. конф. – Томск, 2005. – С. 387–391.

4. Гречищев О.К., Щербаков Ю.Г., Оболенский А.А. Геохимическая последователь ность и закономерность развития крупного Улуг-Танзекского редкометального место рождения (Тува) // Крупные и уникальные месторождения редких и благородных ме таллов. – СПб.: Издательство Горного ин-та, 1998. – С. 101–109.

5. Гречищев О.К., Жмодик С.М., Щербов Б.Л. Месторождение редких металлов Улуг Танзек (Тува, Россия). – Новосибирск: Издательство «Гео», 2011. – 198 с.

6. Дабиев Д.Ф. Экономическая эффективность освоения минеральных ресурсов ре гиона (на примере Республики Тыва): Автореф. дис. канд. эконом. наук. – Новоси бирск, 2009. – 39 с.

7. Кудрин В.С., Архангельская В.В. Российский опыт открытия уникальных и круп ных комплексных редкометалльных месторождений в щелочных кварц-альбит микроклиновых метасоматитах и пути его реализации в современных условиях / Круп ные и уникальные месторождения редких и благородных металлов. – СПб.: Издатель ство Горного ин-та, 1998. – С. 79–84.

8. Кудрин В.С., Чистов Л.Б. Минерально-сырьевая база тантала;

состояние, перспек тивы освоения и развития // Минеральные ресурсы России. – 1997. – № 3. – С. 9–15.

9. Попов А.П. VII Всероссийский съезд геологов. Итоги и перспективы // Природные ресурсы Красноярского края. – 2013. – № 15. – С. 7–13.

10. Рябцев В.В., Чистов Л.Б., Шурига Т.Н. Танталовые руды России: состояние, пер спективы освоения минерально-сырьевой базы. – М.: Издательство ВИМС, 2006. – 92.

ПРОГНОЗНО-ПОИСКОВЫЕ МОДЕЛИ КОРЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ АЛМАЗОВ В ПРЕДЕЛАХ УДИНО-ТУНГУССКОЙ МИНЕРАГЕНИЧЕСКОЙ АЛМАЗОНОСНОЙ ЗОНЫ (ЮГ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ) К.Н. Егоров Институт земной коры СО РАН, Иркутск, Россия, E-mail: egorov@crust.irk.ru Эффективность стратегического прогноза коренной алмазоносности на юге Си бирской платформы, как и результативность проведения алмазопоисковых работ в этом регионе в значительной мере зависят от правильного решения следующего принципи ального вопроса.

В настоящее время при оценке перспектив коренной алмазоносности южной части Си бирской платформы существуют две взаимоисключающие прогнозно-поисковые моде ли. По одной из них [8 и др.] практически все находки пиропов и алмазов на площади юга Сибирской платформы объясняются их региональным разносом в ходе денудации алмазоносных среднерифейских лампроитов Ингашинского поля (Восточное Присая нье). В результате площадь распространения додекаэдроидов на юге Сибирской плат формы представляет собой шлейф разноса алмазов с Восточных Саян в северных рум бах. На основе этих и некоторых других геолого-структурных прогнозных построений вся территория Ангаро-Удинского междуречья Иркутского амфитеатра, считается бес перспективной на обнаружение коренных источников алмазов.

С другой стороны, результаты комплексного изучения типохимизма индикатор ных минералов кимберлитов и лампроитов, а также кристалломорфологии алмазов на юге Сибирской платформы позволяют считать, что для каждой из выделенных пер спективных территорий: минерагенических зон, алмазоносных районов и площадей существуют или прогнозируются местные коренные источники алмазов [1, 3, 7 и др.].

Об этом убедительно свидетельствуют полученные данные по концентрации и характе ру распределения REE и HFSE в пиропах из ингашинских лампроитов и нижнекарбо новых коллекторов алмазов Удино-Тунгусской минерагенической алмазоносной зоны [6]. Это является важным посылом для выделения индивидуальных прогнозно поисковых моделей коренных источников алмазов по: 1) проявлению разновозрастного мантийного магматизма и 2) типоморфизму алмазов и парагенетических ассоциаций индикаторных минералов кимберлитов/лампроитов в пределах минерагенических ал мазоносных зон юго-западной части Сибирской платформы.

В юго-западной части Сибирской платформы, начиная с 30-х годов, с перерывами проводятся поиски коренных и россыпных месторождений алмазов. За этот период многочисленными исследователями с разной степенью полноты изучались и прогнози ровались модели питающих источников алмазов: геолого-структурные, морфострук турные, палеогеографические, геохимические, минералогические и другие, но синтези рующих построений для прогноза коренных и россыпных источников алмазов на юго западной части Сибирской платформы не было выполнено. В данной работе приведен синтез обобщенных материалов по структуре, геологии территории, минералогии алма зов и их минералов-спутников, полученных в пределах Удино-Тунгусской минерагени ческой алмазоносной зоны южной части Сибирской платформы в последние годы.

Удино-Тунгусская минерагеническая алмазоносная зона пространственно при урочена к одноименной мантийно-коровой трансгеоблоковой ослабленной тектониче ской зоне (выделенной по ГСЗ), которая протягивается в субмеридиальном направле нии от р. Уда на юге до р. Нижняя Тунгуска на севере [1, 3]. Эта зона пересекает Бирю синско-Ангаро-Оленекский кратон в южной части, область деструктурированной лито сферы в средней и Байкитский кратон в северной части. Повышенная проницаемость литосферы в пределах тектонически ослабленной зоны предопределила многочислен ные проявления субщелочного магматического комплекса в нижнем мезозое [1, 9]. В пределах Удино-Тунгусской минерагенической алмазоносной зоны выделяется не сколько прогнозно-поисковых моделей в рамках поля, имеющих различные генетиче ские коренные источники алмазов.

Прогнозно-поисковые модели кимберлит-лампроитового типа В пределах Удино-Тунгусской минерагенической алмазоносной зоны выделяются следующие перспективные площади с лампроит-кимберлитовыми генетическими ис точниками алмазов: Тангуй-Удинская и Чукшинская.

На Тангуй-Удинской площади в верховьях алмазоносной долины р. Тармы в ин тервалах глубин 30–70 м и 65–109 м среди нижнепалеозойских отложений выявлены небольшие жилообразные тела щелочно-ультраосновных пород, содержащих хром шпинелиды и единичные пиропы дунит-гарцбургитового состава размером до 0.8 мм [2].

О генетическом характере потенциальных алмазоносных коренных источников свидетельствует типоморфизм индикаторных минералов из нижнекарбоновых, нижне юрских и аллювиальных отложений Тангуй-Удинской и Чукшинской площадей. Эти типоморфные особенности индикаторных минералов дают возможность предположить несколько генетических коренных источников алмаза на данных площадях. Таковыми могут являться: 1) алмазоносные эффузивные разновидности лампроитовых пород, 2) кратерные вулканогенно-осадочные отложения или афировые карбонатные разности кимберлитов архангельского типа и 3) кимберлиты, интенсивно преобразованные трапповыми интрузиями. Обобщая результаты изучения морфологических и типо морфных особенностей индикаторных минералов из россыпных проявлений Тангуй Удинской и Чукшинской площадей, следует отметить их низкую концентрацию и не значительный размер, отсутствие пикроильменита. Пиропы из баероновской свиты нижнего карбона Чукшинской площади значимо отличаются от пиропов ингашинских лампроитов и пиропов из мурской толщи Муро-Ковиснкого алмазоносного района по высоким содержаниям Zr (30,36–139,23), Hf (0,4–2,22 ppm). Для данных пиропов харак терны повышенные концентрации редкоземельных элементов (Sm 1,34–3,68;

Eu 0,53– 1,17;

Dy 1,0–2,05 ppm).

Следует отметить, что для алмазов, найденных в аллювиальных отложениях до лины р. Уды, количество кристаллов с признаками древности минимально [5, 7]. Для изученных россыпных проявлений характерно повышенное содержание неустойчивых к дальней транспортировке дефектных кристаллов. Всего в бассейне р. Чукши (Чук шинская площадь) найдено 115 кристаллов, среди которых преобладают ромбододека эдры (81,4 %). Многие алмазы характеризуются высокой степенью дефектности кри сталлов (каналы травления, каверны, графитовые включения и др.). Тангуй-Удинская россыпь алмазов (Тангуй-Удинская площадь) прослежена от устья на 36 км вверх по течению;

всего по бассейну р. Тангуя-Удинского обнаружено 151 кристалл, средний вес которых составляет 35,7 мг, а вес наиболее крупного – 476,6 мг. Среди кристаллов преобладают разновидности додекаэдрического и ромбододекаэдрического габитуса (до 70 %). Таким образом, учитывая специфические вещественные особенности воз можных коренных источников алмазов Тангуй-Удинской и Чукшинской площадей, не обходимо трансформировать основные приемы шлихо-минералогического метода, ис пользуемые при поисковых работах в центральных районах Якутии. Шлихо минералогические поиски следует ориентировать на коренные источники с очень низ кими содержаниями и мелким размером минералов-спутников алмазов.

Прогнозно-поисковые модели кимберлитового типа На территории северной части Удино-Тунгусской минерагенической алмазонос ной зоны (Муро-Ковинская и Магдонская площадь) установлены четыре разновозраст ных осадочных коллектора алмазов: нижнекарбоновый (мурская толща), средне верхнекарбоновый (катская свита), нижнеюрский (переяславская свита) и неоген четвертичный [4].

Наибольшее количество индикаторных минералов отмечается в нижнекарбоно вых отложениях мурской толщи. Концентрация пиропов, содержащихся в одной лотко вой пробе, варьирует от 5 до 400 зерен. Средний размер пиропов 0,4–0,6 мм;

зерна раз мером 1,0–1,8 мм встречаются редко (1–2 %). По морфологии и характеру рельефа по верхности наиболее распространены пиропы неправильно-угловатой, округло угловатой формы, реже с овальными очертаниями и грубой неровной поверхностью.

Угловатые, колотые зерна пиропов с реликтами первично-магматической поверхности редки (не более 5 %).

Микрозондовый анализ пиропов выявил все парагенетические типы: от алмазного дунит-гарцбургитового до верлитового, пироксенитового. При анализе 500 случайно выбранных зерен пиропов оказалось, что доля алмазной дунит-гарцбургитовой ассо циации составляет 3,8 % и сопоставима с количеством пиропов алмазной ассоциации кимберлитов промышленно алмазоносных трубок. Массовое микрозондовое исследо вание составов гранатов (n 700) из мурского коллектора алмазов выявило присутст вие пироп-альмандинов эклогитового (в т.ч. алмазного) парагенезиса. В шлихо минералогической ассоциации с пироп-альмандинами, гроссуляр-альмандин-пиропами встречаются рутилы (с повышенными концентрациями оксидов железа, алюминия), сростки рутила с коэситом, дистен, а также железисто-марганцовистые ильмениты.

Среди хромшпинелидов из мурского коллектора отмечаются зерна алмазного парагене зиса. Ильмениты по химическому составу относятся к 1) ильменитам метаморфическо го генезиса и 2) пикроильменитам. По составу пикроильмениты принадлежат к параге нетическим разновидностям ильменита I группы с заметными концентрациями Al2O3 и Cr2O3. Морфологический и микрозондовый анализы пиропов и хромшпинелидов кат ских и нижнеюрских отложений свидетельствует об их «наследственной» преемственности.

В четвертичных отложениях правого притока р. Ковы – р. Чаны (Магдонская площадь) обнаружена полиинтегральная шлихо-минералогическая ассоциация, содер жащая индикаторные минералы кимберлитов практически без следов механического износа: пикроильменит, хромит, угловатые крупные (до 3 мм) зерна граната оранжевой, оранжево-красной, розовой окраски. Пикроильменит представлен крупными зернами размером до 2,5 мм, однако наибольшее его количество встречается в классе –2+0,5.

Морфология пикроильменита разнообразная: отмечаются лепешковидные, угловато округлые, угловатые, остроугольные разности, реже округлые зерна. Часть зерен пик роильменита имеет агрегатное строение. Поверхность пикроильменитов несет незначи тельные следы механического износа и имеет шероховатую, вплоть до первичной мел кобугорчатой поверхности. На диаграмме MgO – TiO2 магдонские пикроильмениты об разуют тренд, отвечающий кимберлитовому. Кроме пикроильменитов отмечаются хромшпинелиды в весовых количествах, разнообразной морфологии, размером до 2 мм, высокой сохранности. По типохимизму хромшпинелиды свойственны для кимберли тов, в т.ч. и алмазоносных.

Для Муро-Ковинской и Магдонской площадей все известные находки алмазов приурочены к современным русловым отложениям. В аллювии р. Ковы найдено кристаллов общим весом 263.5 мг. Все алмазы мелкие, октаэдрические формы состав ляют 25 %, додекаэдрические 42 %, неопределимые формы 13 %.

Морфологические особенности алмазов, находки (до весовых) пиропов, хром шпинелидов, пикроильменитов, а также типохимические особенности этих минералов указывают на кимберлитовый характер коренных источников. На присутствие кимбер литов указывают также находки плоскогранных острореберных октаэдров, октаэдров с полицентрически растущими гранями, с параллельной штриховкой, ромбододекаэдров с полосами пластической деформации, характерных для якутских кимберлитов.

Таким образом, в пределах Удино-Тунгусской минерагенической алмазоносной зоны для Тангуй-Удинской и Чукшинской площади прогнозируются прогнозно поисковые модели с коренными источниками алмазов лампроит-кимберлитового типа (ближе к архангельскому золотицкому типу) среднепалеозойского и мезозойского воз раста. Для Муро-Ковинской и Магдонской площадей характерны прогнозно-поисковые модели с коренными источниками алмазов кимберлитов (якутского накынского или харамайского типов) среднепалеозойского и мезозойского возраста.

Литература 1. Барышев А.С., Егоров К.Н., Скрипин А.И. и др. Перспективы открытия промышлен ных месторождений алмазов на юге Сибирской платформы // Разведка и охрана недр. – 2004. –– № 8–9. – С. 8–17.

2. Егоров К.Н., Денисенко Е.П., Меньшагин Ю.В. и др. Новое проявление щелочно ультраосновных пород на юге Сибирской платформы // Доклады РАН. – 2003. – Т. 390.

– № 1. – С. 542–547.

3. Егоров К.Н., Зинчук Н.Н., Мишенин С.Г. и др. Перспективы коренной и россыпной алмазоносности юго-западной части Сибирской платформы // Геологические аспекты минерально-сырьевой базы акционерной компании «АЛРОСА»:современное состоя ние, перспективы, решения. – Мирный, 2003. – С. 50–85.

4. Егоров К.Н., Мишенин С.Г., Меньшагин Ю.В. и др. Кимберлитовые минералы из нижнекарбоновых отложений Муро-Ковинского алмазоносного района // Записки ВМО. – 2004. – № 1. – С. 32–40.

5. Егоров К.Н., Кошкарев Д.А., Зинчук Н.Н. и др. Минералогия россыпных проявлений алмазов Ангаро-Удинского междуречья юга Сибирской платформы // Записки ВМО. – 2006. – № 2. – С. 1–15.

6. Егоров К.Н., Соловьева Л.В., Кошкарев Д.А. Редкоэлементный состав пиропов из лампроитов и древних ореолов рассеяния юго-западной части Сибирской платформы // Доклады РАН. – 2012. – Т. 443. – № 5. – С. 608–612.

7. Егоров К.Н. Генетические типы коренных источников алмазов на юге Сибирской платформы // Годичное собрание РМО и Федоровской сессии. – Санкт-Петербург, 2012.

– С. 62–64.

8. Никулин В.И., Лелюх М.И., Фон-дер-Флаас Г.С. Алмазопрогностика – Иркутск: Ир кутское книжное изд-во, 2002. – 320 с.

9. Тонких М.Е., Егоров К.Н., Киселев А.И. Петрогеохимическая характеристика и усло вия образования базитов Абского массива // Вестник ИрГТУ. – 2012. – № 8 (67). – С. 61–69.

ГЕОЛОГО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ТИПИЗАЦИЯ КИМБЕРЛИТОВ ТРУБОК «ЮБИЛЕЙНАЯ» И «КОМСОМОЛЬСКАЯ» С ЦЕЛЬЮ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗБРАКОВКИ РУД ПО УРОВНЮ АЛМАЗОНОСНОСТИ И СИТОВЫМ ХАРАКТЕРИСТИКАМ К.Н. Егоров, Д.А. Кошкарев Институт земной коры СО РАН, Иркутск, Россия, E-mail: egorov@crust.irk.ru Как показывает многолетний опыт эксплуатации коренных алмазных месторож дений на территории Якутской алмазоносной провинции по мере отработки конкретно го рудного тела, возникает ряд вопросов, касающихся проблемных аспектов техноло гического и горно-геологического комплексов [1, 2]. В первую очередь, это касается сложных по геологическому строению крупнейших коренных месторождений алмазов.

Именно к таким месторождениям относится трубка «Юбилейная», которая характери зуется двумя уникальными параметрами. Во-первых, наибольшим размером (более 1400 м по длинной оси) из всех коренных месторождений Якутской алмазоносной про винции и, во-вторых, максимальным количеством установленных основных минерало го-петрографических разновидностей кимберлитов.

Ранее опубликованные работы [8 и др.] по геологическому строению и изучению алмазоносности трубки «Юбилейная» основаны на фактическом материале, получен ном при изучении кернового материала детальной разведки и доразведки глубоких го ризонтов месторождения. В результате недостатка фактического материала и предвари тельной изученности объекта сформировался широкий разброс мнений не только по количеству выделяемых фаз внедрений кимберлитов, но и механизму образования трубки «Юбилейная».

Появление качественно новой информации алмазоносности различных геолого технологических типов кимберлитовых руд стало возможным в результате исследова ния вещественного состава минералого-петрографических разновидностей кимберли тов в трубке «Юбилейная» в ходе мониторинга отработки месторождения, начиная с 1986 по 2012 гг. [3, 4, 7 и др.] Для трубки «Юбилейная» в процессе отработки месторождения принята следую щая схема ранжирования горизонтов по вертикали: верхние – от +530 до +440 м;

сред ние – от +440 до +350 м и нижние – ниже отметки +350 м. При картировании юго западной и северо-восточной частей трубки «Юбилейная» выделены основные геолого петрографические типы кимберлитов: слюдистый порфировый кимберлит, кимберли товая брекчия и автолитовая кимберлитовая брекчия, отличающиеся между собой по текстурно-структурным, минералогическим, петрогеохимическим признакам и алмазо носности. В центральной части трубки по комплексу вещественно-индикационным признакам пород выделяется больше разновидностей кимберлитов, которые по своим текстурно-структурным особенностям и вещественному составу отнесены к кимберли товым брекчиям, автолитовым кимберлитовым брекчиям, шлирово-такситовым, афи ровым и спорадофировым кимберлитам. Здесь же отмечаются отдельные блоки порфи рового кимберлита, который по вещественному составу близок слюдистому кимберлиту фланговых частей трубки.

В пределах центральной части месторождения преобладают пластообразные тела мощностью до 100–130 м карбонатных брекчий с небольшим количеством кимберли тового материала. Характерной особенностью верхних и средних горизонтов рудного тела является наличие большого объёма протяженных блоков («плавающих рифов») осадочных пород. Эти крупные фрагменты вмещающих пород цементируются спора дофировыми, шлирово-такситовыми, порфировыми кимберлитами, а также пронизаны крупными апофизами кимберлитовых брекчий и автолитовых кимберлитовых брекчий.

В апофизах ярко выражена флюидально-полосчатая текстура пород, обусловленная че редованием слоёв из материала разной крупности – от среднеобломочных брекчий до мелкообломочных и афировых кимберлитов.

Такое разнообразие геолого-петрографических типов кимберлитов обуславливает контрастную картину распределения алмазов в целом по месторождению [7]. По дан ным изучения керновых проб эксплоразведки и выхода коммерческой продукции про мышленной фабрики различные типы руд в трубке «Юбилейная» отличаются между собой не только по общему содержанию алмазов, но и по его ситовым характеристи кам. Была установлена четкая взаимосвязь между минералого-геохимическими харак теристиками кимберлитов различных фаз внедрения и вариациями параметров их про мышленной алмазоносности [5].

Проведенные работы позволили установить следующие основные параметры ал мазоносности различных геолого-технологических типов руд трубки «Юбилейная».

Для ПК месторождения характерна средняя общая продуктивность (5.5 у. ед.), низкая вариабельность содержания полезного компонента в объеме трубки. Отсутствие или слабая корреляция между содержанием кристаллов различных ситовых классов с превалированием содержаний алмазов в мелких классах. В сравнении с другими типа ми руд наиболее низкое содержание алмазов средних и крупных ситовых классов.

Для КБ характерно крайне неустойчивая продуктивность (от бедной до средней, реже до богатой – от 3,1 до 7,0 у. ед.), обусловленная широким диапазоном содержания ксеногенного материала от 10 до 80 объемных %. Наблюдается четкая корреляции ме жду мелкими, а также средними и крупными классами алмаза. Содержание домини рующего класса (–2+1) достаточно устойчивое, в то время как содержание средних и крупных классов алмазов сильно варьирует. КБ западного фланга отличается повы шенной крупностью алмазов в отличие от КБ восточного фланга.

Для АКБ I и АКБ II (которые слагают основной объем трубки, начиная с 2013 г.) примечательна более высокая алмазоносность (в среднем 8,5 у. ед. для АКБ I и 15 у. ед.

для АКБ II). Для этих типов руд характерна прямая корреляция между содержаниями мелких, средних и крупных классов, повышенное содержание средних и мелких классов в АКБ I и повышенное крупных классов в АКБ II завершающих фаз становления трубки.

Таким образом, в трубке «Юбилейная» надежно устанавливается увеличение со держания и параллельно крупности алмазов от ранних фаз внедрения кимберлитов к более поздним. На верхних и средних горизонтах центральной, а также западной частях месторождения высокопродуктивные АКБ I и АКБ II часто выполняли мощные инъек ции между крупными ксенолитами осадочных пород, а также забалансовыми рудами, представленными спорадофировыми, шлирово-такситовыми кимберлитами. Подобная геологическая ситуация приводила к необходимости оперативного пересмотра сортно сти руд, их селективной выемки и постоянного контроля по оптимизации процессов рудоподготовки и обогащения. Полученные данные по алмазоносности геолого технологических типов руд используются на фабрике № 14 АК «АЛРОСА» при выборе технологических схем обогащения и методов извлечения алмазов, обеспечивающих максимальную степень их сохранности.

Трубка «Комсомольская» Алакит-Мархинского кимберлитового поля имеет отно сительно небольшой размер – в верхней части 310 м по длиной оси, на глубине 270 м – 190 м. Ранее считалось, что трубка сложена двумя типами кимберлитов (ПК и КБ), ко торые соответствуют двум фазам внедрения.

Наши исследования на нижних горизонтах 580 м и ниже до 505 м трубки «Ком сомольская» показали, что в центральной части трубки выделяются кимберлитовая брекчия (КБ) и автолитовая кимберлитовая брекчия (АКБ), которые, наряду с порфиро выми кимберлитами (ПК) представляют собой три самостоятельные фазы внедрения.

На это указывают следующие факты: наличие обломков КБ и ПК в АКБ, значи мые различия по минералогии, а также специфический характер алмазоносности каж дой разновидности. Установлено, что ПК дайкообразных апофизов северо-восточных и юго-западных флангов месторождения, практически полностью дезинтегрированы по следующими магматическими фазами КБ и АКБ. В современном срезе ПК не образуют выдержанного геологического тела, а отмечаются исключительно в редких крупных блоках в северном сегменте трубки «Комсомольская» КБ и АКБ.

КБ на нижних горизонтах месторождения выполняют центральную часть трубки, составляя примерно 20–25 %, слагая штокообразное тело с практически вертикальными контактами и небольшими вариациями по мощности. Небольшие блоки кимберлитовых брекчий (сечением 10–15 м2) отмечаются на северном и восточном контакте трубки.

Автолитовые кимберлитовые брекчии (АКБ) завершающей стадии магматической деятель ности слагает рудное тело по внешнему диаметру и формирует современный контур трубки.

Промышленно алмазоносными в объеме трубки «Комсомольская» являются КБ и АКБ, а ПК имеют забалансовые содержания алмазов. В связи с тем, что на изучаемых нами горизонтах ПК не зафиксированы в достаточном объеме, авторами рассмотрена алмазоносность только КБ и АКБ трубки «Комсомольская».

Следует отметить, что трубка «Комсомольская» отличается высоким качеством и стоимостью алмазного сырья. При этом по общему содержанию алмазов трубка отно сится к низко алмазоносным кимберлитовым месторождениям. Для алмазоносных КБ и АКБ установлена прямая корреляция между содержанием пиропов алмазного дунит гарцбургитового парагенезиса и общим содержанием, а также качеством алмазов. Ко личество пиропов алмазоносного дунит-гарцбургитового парагенезиса в АКБ трубки «Комсомольская» значительно ниже, чем в кимберлитовых брекчиях. Анализ данных эксплоразведки и добычной отработки месторождения еще раз подтвердил универсаль ность работоспособности минералогического критерия алмазоносности Н.В. Соболева на примере отдельных фаз кимберлитов трубки «Комсомольская» [9].

Минералогический критерий, основанный на химизме шпинелидов основной мас сы, отражает только низкое общее содержание алмазов, его взаимосвязь с качествен ными характеристиками алмазов не установлена. Для КБ и АКБ трубки «Комсомоль ская» характерно пусть минимальное, в сравнении с трубкой «Юбилейная», присутст вие хромпикотитов и редких зерен Ti-алюмомагнезиохромитов, в отличие от порфиро вых низкоалмазоносных кимберлитов.

Анализ промышленной отработки в течение 2006 г. месторождения трубки «Ком сомольская» показал, что кимберлитовая брекчия имеет более продолжительные пе риоды устойчивого выхода продукта. Периоды более или менее ровного содержания составляют 5–6 дней. В то время как при отработке автолитовой кимберлитовой брек чии алмазоносность может меняться от минимума до максимума в течение одного-двух дней. Примечательно, что кимберлитовая брекчия трубки «Комсомольская» более про дуктивна по многим ситовым классам. Следует особо подчеркнуть, что в классе +4 ал мазы из КБ имеют средний вес более чем в 1,5 раза превышающий таковой у камней из автолитовой кимберлитовой брекчии при меньшем среднем весе алмазов –4+2.

Изучение ситовых характеристик алмазов в КБ и АКБ месторождения показывает, что, несмотря на более низкую продуктивность АКБ характеризуется частыми наход ками «именных» алмазов. Так, при отработке центральной части месторождения, сло женного в основном КБ, отдельные блоки АКБ дают локальные «вспышки» продуктив ности по ситовым характеристикам алмазов. Причем, на этих участках «вспышек» со держание (за счет крупных камней) полезного компонента может превышать до 10 раз среднее по месторождению. Степень сохранности алмазов трубки «Комсомольская»

очень высокая в сравнении с другими коренными месторождениями Якутии [6]. Наи более высокую степень целостности имеют алмазы соответственно в классах –8+4 мм и –4+2 мм, что является одним из положительных факторов высокого качества алмазного сырья месторождения.

Таким образом, по мере погоризонтной отработки месторождений трубок «Юби лейная» и «Комсомольская» были установлены существенные вариации, как вещест венного состава, так и содержания, ситовых характеристик алмазов, геолого технологических типов руд. Выявленные закономерные связи между особенностями геолого-технологических типов руд с минералого-стоимостными качествами алмазной продукции позволяет разработать наиболее рентабельную схему отработки месторож дений и избежать авральных ситуаций по добычи полезного компонента.

Литература 1. Гладков А.С., Кошкарев Д.А., Маковчук И.В. Трехмерные модели разломно блокового строения карьеров Юбилейный и Комсомольский // «Геодинамика и напря женное состояние недр Земли». – Новосибирск, 2011. – С. 65–67.

2. Дроздов А.В., Мельников А.И. Оценка структурно-тектонической обстановки – ос нова газогидродинамического районирования месторождения (на примере трубки Удачной) // Маркшейдерия и недропользование. – 2011. – № 4(54). – С. 35–39.

3. Егоров К.Н., Семенова В.Г., Насурдинов Т.Г. Эволюция химического состава шпине лидов из основной массы кимберлитов трубки «Юбилейная» (Якутия) // Доклады РАН.

– 1997. – Т. 357. – № 3. – С. 1450–1454.

4. Егоров К.Н., Карпенко М.А., Кошкарев Д.А. и др. Геология кимберлитовой трубки Юбилейная (Якутия) и особенности ее формирования // Рудогенез и металлогения Востока Якутии. – Якутск, 2006. – С. 76–78.

5. Егоров К.Н., Кошкарев Д.А., Карпенко М.А. Минералого-геохимические критерии алмазоносности кимберлитов многофазной трубки Юбилейная (Якутия) // Доклады РАН. – 2008. – Т. 414. – № 6. – С. 798–804.

6. Зинчук Н.Н., Коптиль В.И. Типоморфизм алмазов Сибирской платформы – М.: ООО « Недра-Бизнесцентр», 2003. – 603 с.

7. Кошкарев Д.А., Егоров К.Н., Карпенко М.А., Маковчук И.В. Основные параметры алмазоносности геолого-технологических типов кимберлитовых руд крупнейшего ме сторождения алмазов Якутии (трубка Юбилейная) // Руды и металлы. – 2010. – № 4. – С. 27–35.

8. Сарычев И.К. Особенности геологического строения и процесса формирования од ной из кимберлитовых трубок Алакитского поля // Геология и геофизика. – 1989. – № 11. – С. 98–105.

9. Sobolev N.V. Deep seated inclusions in kimberlites and the problem of the composition of the Upper Mantle. – Washington, 1977. – 264 p.

СТРУКТУРА ЖИЛЬНЫХ ЗОЛОТОРУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ И ПАЛЕО-СЕЙСМОГЕОДИНАМИКА (СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) Т.М. Злобина Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, Москва, Россия, E-mail: ztatiana@igem.ru При исследовании структурно-динамических систем жильных золоторудных ме сторождений выделена сейсмогенная составляющая в общем динамическом процессе становления структуры [3]. Кинематические процессы непосредственного формирова ния рудовмещающей структуры не были рассмотрены. При изучении рудных полей ис пользовались методы специального структурного картирования, с реконструкцией ло кальных геодинамических условий для периода минерало-рудообразования. По массо вым замерам ориентировок динамо-пар тангенциальных сколов, выполненных минера лами – индикаторами рудообразования, были восстановлены азимутальные ориенти ровки векторов главных нормальных напряжений. В процессе релаксации поля напря жений ориентировка этих векторов закономерно менялась: на стереограммах получено нетрадиционное (центроидное) распределение. Плотность распределения одного из векторов описывается в изолиниях на стереографической сетке в виде центра растяже ния (сжатия), сопровождающегося неквандрантным поясным распределением двух других векторов триады по эллиптическим проекциям. Изменение ориентировок сило вых векторов обусловлено дискретно-непрерывной разгрузкой напряжений на прогрес сивные дислокации, формирующие элементы структуры. Азимутальные направления оси центроида характеризует направление палео-дислокационного процесса разруше ния [3]. Закономерности полученных распределений, исследованные с помощью мето дов математической статистики [2], соответствуют коническому распределению осево го типа Бингхема [9]. Аналогично исследовались выборки распределения главных нор мальных силовых векторов разгрузки напряжений современного сейсмофокального по ля, реконструированных МОВЗ [1] и изученных методом стерео-геометрического ана лиза [1, 2, 6]. Распределение силовых векторов одной из этих выборок, характеризую щей сейсмо-динамические события с очагами разгрузки напряжений на глубине 36– 50 км, удовлетворяет также коническому распределению осевого типа Бингхема (под изученными месторождениями граница Мохо на глубине 38–42 км). Полученные ста тистические параметры распределения данных современных и палео-дислокаций, есте ственно, не является полностью тождественными, но тип распределения идентичен – полярный, биполярный, поясной. Изученные закономерности стереогеометрического и математического распределения главных нормальных силовых векторов позволяют предположить, что механизмы палео-дислокаций подобны NDC-механизмам совре менных сейсмодислокаций (рис. 1). Палео-сейсмодислокации, свойственные периодам древнего рудообразования, установить непосредственно практически невозможно – сейсмические данные не фиксировались миллионы и миллиарды лет назад. На совре менном уровне знаний возможно использование метода относительного стереогеомет рического подобия распределения главных нормальных силовых векторов палеодисло каций и современных сейсмических процессов. Опубликованные материалы по совре менной сейсмогеодинамике о триггерном эффекте разрушения геологической среды при поступлении в систему жидкости и направленности сейсмогенного процесса [7], а также о сейсмогенных РТ режимах рудообразующих процессов [10, 11], свидетельст вуют о синхронности сейсмо-тектонофизических и пульсационных флюидно динамических событий. Известно также, что сейсмогенные источники фокусируются в зонах разломов (в коровом диапазоне). В отличие от моделирования развития процесса рудообразования на основе изменения градиентных режимов под влиянием сейсмиче ских процессов, в данной работе используется подход, совмещающий структурно динамические и сейсмо-тектонические модели разрушения среды.

А В С Рис.1. Примеры диаграмм полярного и поясного распределения векторов главных нормальных напряжений.

Реконструированы по: сейс мическим данным (1), по палеоструктурным данным (2,3,4), 2 – на Уряхском, 2 3 – на Ирокиндинском, 4 – на Петелинском рудных полях. А – растяжение, В – среднее, С – сжатие.

Треугольник – проекция оси центроида. Все построения выполнены на верхней полу сфере сетки Шмидта, с использованием трафаре тов Малиновского для опре деления азимутальных ори ентировок осей центроидов и апроксимирующих эллип сов распределения. Осталь ные пояснения в тексте Изучение системной организации структурных форм путем массовой реконструк ции синрудных геодинамических обстановок месторождений позволило выделить об ласти и направления разгрузки напряжений локальных палеодинамических полей с по зиций палео-сейсмогеодинамики. Выявлены глубинные «проводники» флюидопотоков, условия локализации жильных тел в сфере рудообразования и кинематические законо мерности формирования структуры. Обозначен новый подход к исследованию тектоно динамических условий локализации золото-кварцевых жил.

Исследуемые золоторудные поля размещены в восточной части Байкало Муйского пояса. Ирокиндинское и Петелинское – локализованы в его центральной час ти. Уряхское – расположено вблизи тектонической границы Байкало-Муйской и Байка ло-Патомской структур, переживших сложное и неоднозначно интерпретируемое ста новление байкалид. Размещение магматических очагов, с которыми связаны рудообра зующие процессы, ярусное и приурочено к сопряжениям разно-ориентированных гра диентных зон [8]. Максимальная среднекоровая сейсмогенная активизация соответст вует диапазону глубин геомагнитной активности (14–17 км), а глубинная – нижнее коровому, верхнее-мантийному диапазону [5].

Сейсмо-тектонодинамическое формирование структуры мезотермального жиль но-прожилкового оруденения кратко рассмотрено на примере Уряхского золоторудно го поля. Вкрапленное оруденение Уряха, вероятно, более раннее и имеет другие источ ники. Уряхское золоторудное поле приурочено к зоне Сюльбанского разлома глубокого заложения, разделяющего средне-верхнерифейские метавулканиты и породы известко во-сланцевого терригенного комплекса. Оруденение прослежено почти непрерывно вдоль разлома на протяжении 12 км, как в сланцах, так и в метавулканитах. Золото кварцевое жильное гидротермальное оруденение связано с магматизмом возможно позднего каледонского тектоно-динамического цикла (в пределах рудного поля распро странены породы таллаинского интрузивного комплекса), возможно, с палеозойским магматизмом. Дайковые породы принадлежат к позднерифейским муйскому, и поздне палеозойскому гранит (?)-диорит-долеритовому комплексам [4]. Некоторые исследова тели считают, что руды Уряха «взяты» дайками в возрастную «вилку», а их ориенти ровка составляет часть структурного каркаса.

Структура рудного поля блочно-очаговая. Выделено несколько тектонических блоков, ограниченных субмеридиональными глубинными и поперечными к ним внут рикоровыми разломами субширотной и северо-восточной ориентировок. Синрудные палеодинамические обстановки соседних блоков отличаются по типам центроидных механизмов разгрузки напряжений: два однополярных с разно ориентированными ося ми центроидов, с растяжением в центре;

несколько биполярных, с центроидным сжати ем или растяжением, иногда со сменой центроидного сжатия на растяжение. Оси бипо лярных центроидов имеют пологое погружение и, в большинстве случаев, ориентиро ваны согласно простиранию поперечных разломов. Это может свидетельствовать о том, что поперечные разломы выполняли большую роль как в процессах распределения флюидопотоков в сфере рудоотложения, так и в формировании блоковой структуры.


Блоки с жильным оруденением соседствуют со штокверково-жильным блоком. Кине матические процессы в соседних блоках развивались по разным схемам в соответствии с типом распределения главных нормальных силовых векторов и ориентировкой оси центроида. Следует отметить также, что в процессе стремительно быстрого сейсмотек тонического процесса разрушения могут образоваться почти одновременно сдвиги с вращением, ориентированные нормально к оси центроида, радиальные сколы, разно ориентированные тангенциальные сколы. При этом сдвиги с вращением и центроид ным растяжением тут же переходят в раздвиги, а тангенциальные сколы объединяются в конические сколы. При пологой ориентировке оси центроида раскрываются для лока лизации жил, преимущественно, крутопадающие нарушения, а при крутой – полого па дающие нарушения. Штокверково-жильная структура одного блока сформирована в надинтрузивной области, в течение, как минимум, двух фаз локальной тектоно динамической активизации с глубинно-объемной разгрузкой напряжений по субмери диональным разломам. Тектоно-динамическая позиция другого блока обусловила обра зование локально-ярусной трещинно-разрывной структуры с развитием пологих суб широтных и крутых субмеридиональных нарушений. В объеме этого блока не исклю чается ярусное размещение пологих и круто падающих жильных тел различного про стирания. Тектоно-динамическая позиция третьего блока обеспечила мелкоблоковое внутреннее строение, ответственное за локализацию жильно-прожилковых линейных зон, а по периферии блока – благоприятные условия локализации сигмоидных жил.

В целом, глубинную разгрузку напряжений, по меньшей мере, дважды контроли ровали субмеридиональные Сюльбанский и Водораздельный разломы, входящие в сис тему глубинных разломов, разделяющих Байкало-Муйский и Байкало-Патомский поя са на юго-востоке. Две фазы фронтальной (в сфере рудообразования) – контролировали поперечные разломы субширотной и северо-восточной ориентировок. Взаимодействие разноплановых локальных динамических полей в каждую фазу сейсмотектонической активности обусловило сложную системную организацию разноранговых структурных форм и вероятное ярусное размещение разно ориентированных пологих и крутопадаю щих жильных тел в некоторых блоках. Рудообразующая система имеет многокамерную (глубинную, разноглубинную?) и фронтальную (в сфере рудоотложения) системную структурно-гидродинамическую организацию, контролируемую двумя глубинными разломами. Ранее только Сюльбанский разлом считали рудоподводящим, рудоконтро лирующим. В период поступления в систему рудоносных гидротермалитов, он был ру доподводящим на глубине, а в верхней части – в сфере рудоотложения, выполнял «со бирательную», частично экранирующую роль, поскольку здесь его шов был залечен кварц-карбонатными метасоматитами и флюиды перераспределялись по поперечным разломам. Наибольший объем флюидов «пропускал» Водораздельный разлом, западнее которого следует ожидать золотое оруденение.

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ № 13-05-00084.

Литература 1. Злобин Т.К. Строение земной коры и верхней мантии Курильской островной дуги (по сейсмическим данным). – Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1987. – 150 с.

2. Злобина Т.М. Математические методы моделирования трещинных структур рудных месторождений. – М.: Наука, 1991. – 128 с.

3. Злобина Т.М. Струкутрно-динамические системы мезотермальных жильных золо торудных месторождений (северное Забайкалье). // Новые идеи в науках о Земле: Док лады XI Межд. конфер. – Москва: МГРИ, 2013. – Т. 2. – С. 320–323.

4. Кучеренко И.В., Гаврилов Р. Ю. Структурно-динамические режимы образования золото-сульфидно-кварцевой минерализации в Сюльбанской золоторудной зоне (бас сейн среднего течения реки Витим). Ч. 2. Уряхское рудное поле. // Известия ТПУ. – 2012. – Т. 320. – № 1. – С. 19–27.

5. Менакер Г.И. Строение тектоносферы и закономерности размещения рудных место рождений в Забайкалье: методические рекомендации. – Чита: Читагеология, 1989. – 65 с.

6. Сафонов Ю.Г., Знаменский В.С., Злобина Т.М. и др. Распространенность, состав и условия разгрузки современных терм Байкало-Чарской рифтовой и Курило Камчатской островодужной областей./ Глобальные изменения природной среды. – Но восибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГГМ, 1998. – С. 177–190.

7. Соболев Г.А., Пономарев А.В. Динамика разрушения моделей геологической среды при триггерном влиянии жидкости. // Физика Земли. – 2011. – № 10. – С. 48–63.

8. Хомич В.Г., Борискина Н.Г. Глубинное строение и золотоносность Юго-Востока России // Известия ВУЗов, геол. и разведка. – 2009. – № 6. – С. 32–38.

9. Bingham C. Distributions on the sphere and on the projective plane. – Ph. D. thes. Yale Univ., 1964. – 18 р.

10. Cox S.F. Coupling between deformation, fluid pressure and fluid flow in ore-producing hydrothermal systems at depth in the crust // Society of Economic Geologist Inc., Econ.

Geol. 100th Anniersary V. – 2005. – Р. 39–75.

11. Sibson R.H. Controls on maximum fluid overpressure deting conditions for mesozonal mineralisation // Jurnal of Structural geology. – 2004. – V. 26. – № 6–7. – Р. 1127–1136.

12. Zlobina T.M., Zlobin T.K., Znamensky V.S., Safonov Yu.G., Chernechev V.F. Geody namic rejim of recent oregeneration in the Kuril island arc. // The 9th sympos. of IAGOD, abstr. – Beijing, China, 1994. – V. 2. – Р. 127.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ ВОСТОЧНОЙ ЗОНЫ БУРЯТСКОГО УЧАСТКА БАМА (БАЙКАЛЬСКАЯ СИБИРЬ) В.Л. Коломиец Геологический институт СО РАН, Улан-Удэ, Россия, E-mail: kolom@gin.bscnet.ru Восточная зона Бурятского участка Байкало-Амурской магистрали почти целиком находится в пределах Муйской системы межгорных впадин, сформировавшихся в ре зультате довольно сложного геологического развития, обусловленного значительными проявлениями дифференцированных неотектонических движений в процессе Байкаль ского рифтогенеза на протяжении плиоцен-четвертичного времени. Муйская система объединяет ряд отрицательных морфоструктур – Муяканскую, Среднемуйскую, Муй ско-Куандинскую и Парамскую котловины, выполненных рыхлыми осадками различ ного генезиса. Так, в предгорных частях впадин, в устьях водотоков различного поряд ка происходило образование конусов выноса, которые привели к возникновению сплошных подгорных пролювиальных равнин. Здесь же весомая роль принадлежит и другим аккумулятивным формам флювиогляциального, лавинного, обвально-осыпного и солифлюкционного происхождения. Напротив, днища впадин в течение всего перио да эволюции Байкальского рифта являли собой бассейны седиментации преимущест венно озерно-речных отложений, слагающих не менее 8-ми аккумулятивных террас различного уровня.

Вполне естественно, что такое фациально-генетическое и литолого стратиграфическое разнообразие верхнего чехла кайнозойского структурного яруса не сомненно представляет практический интерес в качестве сырья для строительной про мышленности. Это: а) пески для производства силикатного кирпича, легких силикат ных бетонов ячеистой структуры, силикатного камня и других мелкоштучных прессо ванных изделий автоклавного твердения;

б) пески для приготовления кладочных рас творов, штукатурных растворов отделочного слоя;

в) пески и песчано-гравийные смеси для балластных отсыпок при строительстве железных и автомобильных дорог, намыве плотин в гидротехническом строительстве;

г) пески и смеси в качестве заполнителей при изготовлении бетона и железобетона;

д) природные полевошпатовые и кварц полевошпатовые пески для производства технического, оконного, тарного стекла в сте кольной промышленности, электротехнического, художественного, хозяйственного фарфора и фаянса, санитарно-технических изделий, отделочных и облицовочных плиток.

Песок для производства силикатных изделий. Оценка пригодности песчаных отложений для производства силикатных изделий автоклавного твердения определяет ся ОСТом 21-1-80. Стартовым условием, или первым, литологическим, критерием по всеместной разбраковки чехла плейстоценовых отложений на площади, годные ОСТу, являются их структурные особенности, а именно – все разности песчаных частиц. Сле довательно, вторым, генетическим, критерием поиска перспективных площадей явля ется выделение генотипов, для которых наиболее свойственны размерности частиц от 10 до 0,01 мм. Этому диапазону соответствуют аллювиальные, пролювиальные, озер ные, озерно-ледниковые и эоловые осадки. Данная совокупность, особенно флювиаль ная и лимническая группы аквального парагенетического ряда, занимает господствую щее положение в перечисленных впадинах. Поэтому перспективы выделения площа дей, отложения которых могут применяться для производства силикатных изделий, чрезвычайно велики.

Аллювиальный и лимнический генотипы, слагающие террасовый комплекс кот ловин, являются главными источниками запасов силикатных песков. Ключевая роль в оценке пригодности принадлежит уже третьему, фациальному, критерию поиска пер спективных площадей. В этом отношении наибольший интерес представляет группа пойменных фаций, фация прирусловой отмели, фации береговых и прибрежных отло жений озерной группы. Ввиду высокого содержания псефитовых разностей не может использоваться пристрежневая фация, а также группа старичных фаций и отложений вторичных водоемов пойм по причине завышенного насыщения алевритово глинистыми частицами (А0).

С этими генотипами связаны наиболее крупные по запасам месторождения сили катных песков: Конфликтное, Тукалакта, Левомуйское, Старый Витим, Бурдуковское, Перемычка.

Месторождение Конфликтное расположено в 4 км восточнее 710 км БАМа. Сло жено озерно-речными и аллювиальными мелко-среднезернистыми, кварц полевошпатовыми песками средне-позднечетвертичного возраста (VI–V, III–II террасо вые уровни). Площадь распространения полезного компонента составляет 5 км 2 при вскрыше до 0,5 м и глубиной отработки 5–10 м (прогнозные запасы – 50 млн. м3). Пес ки находятся в сыпучемерзлом состоянии, что позволяет проводить круглогодичную механизированную отработку карьерным способом.


Продуктивная толща месторождения Тукалакта (нижнее течение р. Большая Ту калакта рядом с трассой БАМа) представлена разновозрастными кварц полевошпатовыми среднезернистыми песками. Полезная площадь составляет 33 км при вскрыше до 0,5 м и глубине отработки в 20 м. Прогнозные запасы – 620 млн. м3.

Данное месторождение по «Инструкции применения классификации запасов к место рождениям песка и гравия в Госкомитете по запасам СССР» (М., 1983) относится к 1 ой группе, характеризующейся значительными запасами, выдержанным составом, мощностью и простым строением полезной толщи.

Месторождение Левомуйское (окрестности с. Усть-Муя) выполнено кварц полевошпатовыми средне-мелкозернистыми песками речного и озерно-речного генези са средне-позднечетвертичного возраста (V–II террасовые уровни), по химсоставу не содержит вредных примесей. Перспективная площадь – 11 км2, вскрыша до 1 м, глуби на разработки – 20 м, прогнозные запасы – 209 млн. м3.

Месторождение Старый Витим простирается по левобережью протоки Старый Витим. Толща полезного компонента образована кварц-полевошпатовыми средне- и средне-мелкозернистыми песками ранне-среднечетвертичного возраста (VI–IV терра совые уровни). Занимает территорию в 4 км2, вскрыша – 0,5-1,0 м, глубина отработки – до 30 м, запасы – 77 млн. м3. Перспективная площадь месторождения может быть зна чительно расширена (до 35 км2) за счет распространения подобного комплекса отложе ний по периферии и на правобережье р. Мудирикан.

Месторождение Бурдуковское открыто в нижнем течении р. Мудирикан на пес чаном террасоувале (VII–IV уровни) рядом с трассой БАМа (кварц-полевошпатовые мелко-среднезернистые пески). Условия отработки менее благоприятные, характерна невыдержанность состава и мощности полезной залежи. Площадь – 35 км2, вскрыша – 0,5–1,0 м, мощность продуктивной толщи – 20 м, прогнозные запасы – 150 млн. м3.

Месторождение Перемычка расположено в 1 км севернее 708 км БАМа. Состоит из мелко-среднезернистых, кварц-полевошпатовых песков II надпойменной террасы р. Муя. Занимаемая территория – 0,3 км2, вскрыша – 0,5 м, глубина отработки – 10 м, запасы – 3 млн. м3, инженерно-геологические условия – удовлетворительные.

Напротив, для пролювиальных отложений процент пригодности проб (ППП) не высокий, они выборочно соответствуют в пределах периферийных фаций предгорных шлейфов и конусов выноса. Проявления характеризуются как мелкие. Ввиду ограни ченного развития отложений ледникового парагенетического ряда и подчиненной роли флювио- и лимногляциальных генотипов перспективы их использования весьма огра ничены (ППП – 10).

Песок для строительных работ. Пригодность песка определяется техническими условиями ГОСТа 8736–93. Завышенное содержание А0 по региону обуславливает из бирательность оценок при выборе перспективных площадей. Поэтому на поисковой стадии работ пристальный взгляд следует обратить на фациальную изменчивость в пределах каждого генотипа. Если для силикатных песков поисковые критерии пред ставлены рядом «литология» – «генотип» – «группа фаций», где главная роль в оценке отводится выделению тех генотипов, фациальная изменчивость которых не выйдет за рамки общей годности, то для строительных песков основная функция этого ряда сме щается в сторону последней составляющей.

Речные и озерные отложения занимают главенствующее положение в разведан ных и опоискованных ресурсах строительного песка. Ведущим условием прогнозных оценок является выделение таких фациальных групп и отдельных фаций, гидродина мический режим накопления которых дает материал, удовлетворяющий запросы ГОС Та. Максимальное значение представляют группы русловых и пойменных фаций: фа ция прирусловой отмели, фация перекатов, фация прирусловых валов, группа фаций смешанного озерно-речного генезиса и фации береговых и прибрежных отложений озерной группы. В целом, высокие возможности связаны, прежде всего, с террасовым комплексом. К разновозрастным осадкам его относятся месторождения строительного песка: Бурдуковское (площадь – 35 км2, запасы – 150 млн. м3), Конфликтное (5 км2;

млн. м3), Тукалакта (33 км2;

880 млн. м3), Левомуйское (11 км2;

209 млн. м3), Старый Витим (4 км2;

77 млн. м3), Перемычка (0,3 км2;

3 млн. м3).

ППП для пролювиальных отложений ниже среднего и имеет примерно равные показатели по всем впадинам. Нормы ГОСТа в натуральном виде удовлетворяют фации периферийной зоны предгорных шлейфов и конусов выноса, а также разрозненные го ризонты вершинной зоны. Роль этого генотипа, как и ледниковых осадков, не пригод ных в естественном состоянии, может возрасти при фракционировании отложений с получением песка-отсева.

Пески и песчано-гравийные смеси как заполнители в бетоны. Годность песков и песчано-гравийных смесей для тяжелых бетонов диагностируется техническими тре бованиями к заполнителям ГОСТа 12730-0-78 (1994). Заполнители подразделяют на крупные – гравийно-галечные осадки и мелкие – средне-грубозернистые пески с грави ем. В этом случае необходимо осуществление детального фациального анализа с по следующим обособлением конкретных фаций внутри фациальных групп, удовлетво ряющих в целом потребности Госстандарта. Поисковый ряд критериев приобретает при этом вид: «литология» – «генотип» – «группа фаций» – «фация».

Наибольший интерес для крупных заполнителей представляют аллювиальные и пролювиальные отложения – перлювиальная, пристрежневая фации русловой группы, маломощные гравийно-галечные толщи фации прирусловой отмели, фация вершинной зоны конусов выноса. Террасовый комплекс промышленным значением не обладает.

Среди ледниковых отложений перспективны конечно-моренные и водно ледниковые образования, ППП в естественном виде самый высокий, после предвари тельного фракционирования может достичь максимального предела. К этому генотипу относятся Мудириканское и Право-Муяканское месторождения.

Месторождение Мудириканское находится на междуречье рр. Мудирикана – Аневиркана в 25 км к югу от железнодорожной станции Таксимо. Продуктивная толща состоит из среднечетвертичных флювиогляциальных песчано-галечно-валунных отло жений и сложена пластовыми, пластообразными телами с невыдержанным строением, мощностью, а также изменчивым количеством полезного компонента. Территория ме сторождения составляет 1 км2, глубина отработки – 20 м, запасы 12 млн. м3. Прирост запасов месторождения может быть увеличен за счет двух участков, имеющих сходное геологическое строение, – Лево-Мудириканского (3 км2, 8 млн. м3) и Право Аневирканского (4 км2, 9 млн. м3), сумма всех запасов составит 29 млн. м3. Инженерно геологические условия благоприятные – «сухая мерзлота» позволяет круглогодичное механизированное извлечение полезного компонента.

Песчано-гравийная смесь этого месторождения после удаления валунно галечного материала ( 70 мм) пригодна в качестве заполнителя в тяжелые марки «200– 300» и гидротехнические бетоны. В естественном виде может использоваться для от сыпки основания и нижнего слоя автодорог 3-й категории в суровых климатических условиях (СНиП 1-Д.2-79). Вскрышные породы (суглинки), а также подстилающие мо ренные глины и глинистые алевриты представляют интерес в качестве связных грунтов для гидротехнических сооружений.

Месторождение Право-Муяканское (слияние рр. Муякана и Орана-Муяканского в 2,5 км южнее п. Северомуйск) выполнено песчано-галечно-валунными флювиогляци альными отложениями среднечетвертичного возраста. Площадь – 5,5 км2, вскрыша – 0,5 м, глубина отработки – 2-10 м, прогнозные запасы 15 млн. м3. Помимо крупных за полнителей, осадки могут использоваться также в виде отсыпок основания и нижнего слоя автодорог и железнодорожной насыпи (СНиП-IV-10).

Литологические особенности стандарта для мелких заполнителей удовлетворя ют аллювиальный, озерный, пролювиальный, флювио- и лимногляциальный генотипы.

Мелкие заполнители речного и лимнического происхождения образуются преимущест венно фациями прирусловой отмели русловой группы, фациями приречной зоны и ру сел пойменной группы, а также фациями проточных озерных водоемов. В морфологи ческом отношении это осадки высокой поймы и низких террас – месторождения Кон фликтное (5 км2;

50 млн. м3), Тукалакта (33 км2;

440 млн. м3), Левомуйское (0,35 км2;

7,2 млн. м3). Для пролювиальных образований ППП очень низкий (единичные контуры фации периферийной зоны), как мелкие заполнители индустриального значения не имеют. Соответствующая смесь может быть получена при добыче крупных заполните лей в виде добавочного продукта. Для ледниковых отложений ППП отрицателен.

Сырье для стекольной промышленности. Качество сырья для стекольной про мышленности определяется техническими требованиями ГОСТа 13451–77. Среди ал лювиального и лимнического генотипов пригодны: фация внутренней зоны поймы, группа старичных фаций и отложений вторичных водоемов пойм, группа фаций лимно аллювиального генезиса и фация внутренних частей озер. Повышение содержания Fe2O3 до 2–5 % исключают использование естественных осадков для изготовления лис тового и оконного стекла, но они могут применяться для производства изделий из тем но-зеленого и тарного стекла (марка КПШС-Н-11,5).

Таким образом, можно констатировать, что рыхлые отложения Муйской системы впадин, особенно вблизи трассы БАМа, являются серьезной сырьевой базой строитель ных материалов. Самыми перспективными среди них выступают речные и озерно речные отложения. Они имеют наибольшее площадное распространение, для них ха рактерна выдержанность строения, постоянство состава, большая мощность полезных горизонтов, крупные запасы в десятки и сотни миллионов м3. Осадки пролювиального и ледникового генезиса являются второстепенными объектами. Добыча на месторож дениях может вестись круглогодично механизированным карьерным способом, что всецело удовлетворит запросы стройиндустрии региона. Наличие сети железных и ав томобильных дорог позволит производить вывоз нерудного сырья за пределы региона.

РЕСУРСЫ МЕТАЛЛОВ НЕДР КУЗНЕЦКОГО КРАЯ А.Н. Кондаков, А.А. Возная, В.Л. Чугайнов Кузбасский государственный технический университет имени Т.Ф. Горбачёва, Кемерово, Россия E-mail: info.kgmu@kuzstu.ru Кузнецкий край – не только уникальная угленосная провинция, но и регион, щед ро наделённый ресурсами металлов. В составе руд региона лидируют железные руды.

Разведанные по промышленным категориям запасы магнетитовых руд составляют око ло 3 млрд. т. прогнозные ресурсы железных руд в регионе оцениваются в 4,3–4, млрд. т, из них геолого-экономической оценкой поставлено на учёт (по пяти объектам) 1250 млн. т (гидросиликатно-скарново-магнетитовые руды). Комплексные руды круп ного Ампалыкского м-ния не рассматриваются объектом ближайшего освоения. Мно гомиллиардные по запасам титаномагнетитовые и сидеритовые м-ния, которые могли бы обеспечить сырьем гиганты металлургии области на сотни лет работы, вообще не рассматриваются металлургами потенциальным железорудным сырьем. Разрабатывае мые м-ния представлены комплексными рудами, однако передел их осуществляется только с целью извлечения железа.

Около 70 % марганцевых руд РФ сосредоточено в рудах Усинского м-ния. Разве данные запасы м-ния 103,9 млн. т, прогнозные ресурсы 267 млн. т. Разрабатываются руды Дурновского м-ния с запасами около 280 тыс. т и Селезеньского с запасами около 1,5 млн. т. Общая сумма прогнозных ресурсов марганцевых руд области составляет около 800 млн. т.

Достаточно многочисленные проявления хромитовых руд в гипербазитах Кузнец кого Алатау и юго-восточного Салаира практически не изучены. Прогнозные ресурсы хромитовых руд категории Р2 и Р3 составляют 129 млн. т.

В отношении титановых руд перспективными рассматриваются титаномагнетито вые руды Патынского и Куль-Тайгинского габбровых массивов, комплексные руды Барзасской группы м-ний с запасами TiO2 2,6 млн. т и Николаевская россыпь циркон ильменитовых руд с запасами 0,8 млн. т ильменита.

Практическая ванадиеносность также связана с титаномагнетитовыми рудами Па тынского и Куль-Тайгинского массивов, из промпродуктов обогащения которых воз можно извлечение 4,6 млн. т V2O5.

Проявления никеля представлены с сульфидными рудами в полях развития ги пербазитов (Северное и Сеглибирское м-ния) и никеленосными корами выветривания гипербазитов юго-восточного Салаира.

Добыча кобальта практически возможна при комплексной переработке кобальт содержащих руд скарново-магнетитовых месторождений. В частности, только в рудах Таштагольского м-ния содержится около 70 тыс. т металлического кобальта.

Реальная добыча молибдена, при отсутствии крупных месторождений, возможна за счёт комплексной переработки железных руд действующих рудников и освоении комплексных руд Ампалыкского (Fe, Au, Cu, Mo, U) и Лабышского (U, Co, Mo) м-ний.

Руды вольфрама с запасами 1055 т WO3 представлены Кундатским м-нием.

В качестве алюминиевого сырья в области используются не требующие обогаще ния нефелиновые руды Кия-Шалтырского м-ния. Запасы м-ния дорабатываются, неиз бежен переход к разработке более бедных нефелиновых руд Горячегорского или Тулу юльского м-ний.

Конкурирующим вариантом нефелиновому сырью в качестве источника глинозе ма рассматриваются практически неисчерпаемые запасы каолиновых глин Барандат ского м-ния. Дополнительные источники глинозёма – бокситовые руды Барзасской группы м-ний (запасы 8,9 млн. т) и золошлаковых масс (ЗШМ) сжигания углей Кузбасса.

Основные запасы меди, свинца и цинка сосредоточены в северо-восточной части Салаира. Запасы разведанных руд здесь составляют 57,5 млн. т, предварительно оце ненных 18 млн. т, прогнозных ресурсов около 86 млн. т. В настоящее время на Салаире два месторождения разрабатываются (Кварцитовая сопка и Каменушинское), подготов лены для ввода в эксплуатацию Новоурское, Белоключевское и Самойловское м-ния.

Требуют доразведки (с хорошими перспективами) Ускандинская рудная зона, Июнь ское м-ние, Буймовско-Чечулихинский участок.

Вторым районом концентрации полиметаллических руд является Горная Шория.

К ним относятся комплексные золото-сульфидно-магнетитовые руды железорудных скарновых м-ний. Объектом потенциальных разработок рассматривается Тайметское м-ние самородной меди с прогнозными ресурсами 2,2 млн. т и небольшое по размерам Тургеневское свинцово-цинковое м-ние.

Месторождения ртути (Белоосиповское, Куприяновсое, Пезасское в Кузнецком Алатау) и рудопроявления (Сайзакское, Кочуринское в Горной Шории) в основном мелкие, изучены недостаточно, расположены в труднодоступных районах.

Прогнозы наращивания золотодобычи связаны с коренными (рудными) и россып ными месторождениями, а также с золотоносностью ЗШМ — продуктов сжигания уг лей Кузбасса.

Из коренных месторождений, по-прежнему, в золотодобыче лидируют комплекс ные полиметаллические руды Салаира, балансовые запасы и прогнозные ресурсы по путно извлекаемого золота в которых составляют 307 т. Прогнозные ресурсы собствен но золоторудного прожилково-штокверкового оруденения, связанного с дайковым комплексом (около 100 т), требуют подтверждения поисково-оценочными работами [6].

По Кузнецкому Алатау в целом запасы и прогнозные ресурсы золота в неосвоенных и в разной степени отработанных собственно золоторудных и ком плексных месторождениях оцениваются величиной около 430 т. Из месторождений кварцево-жильного и штокверкового типов, частично отработанных, заслуживают эко номической оценки месторождения с прогнозными ресурсами золота: Центральное (около 20 т), Гавриловское (24,6 т вместе с серебром), Федотовское (160 т), Павловское, Грамотеинское и Ударное (35 т). Из скарновых м-ний перспективны Федоровское (Та лановское), Ольгинское (20 т), Кундатское золото-вольфрамовое (15 т), Ампалыкское комплексное железорудное м-ние (30 т).

Значительные прогнозные ресурсы золота сосредоточены в комплексных золото сульфидно-магнетито-скарновых месторождениях Горной Шории. В составе м-ний Тельбесской группы прогнозные ресурсы оценены величиной в 680 т. В основном они выявлены в участках Сухаринского м-ния (119,6 т), Темир-Таусского рудного поля (32,9 т), Казского рудного поля (141 т). В составе м-ний Кондомской группы промыш ленно значимая золотоносность установлена на Шерегешевском м-нии (50,5 т) [9]. Из кварцево-жильных м-ний Горной Шории рассматривается возможность разработки Фе доровского-I (Чашкатского) м-ния с прогнозными ресурсами 8,1 т. Каларского золото содержащего колчеданно-полиметаллического м-ния с запасами золота 2,3 т и прогноз ными ресурсами 17,3 т и Мрасского м-ния [9]. Общие запасы и ресурсы коренных м ний Горной Шории составляют около 750 т золота.

В целом запасы и ресурсы коренного золота на территории Кемеровской области оценены в количестве около 1490 т. Значительная их часть недоразведана или располо жена на экономически неосвоенных территориях.

Россыпные месторождения являются вторым важнейшим источником золотодо бычи. Общее количество россыпных объектов в регионе более 1500. На данный период практически значимы аллювиальные террасово-долинные россыпи и россыпи золото носных кор выветривания и карста. На территории области известны 323 аллювиальных золотоносных узла с прогнозными ресурсами категории Р1 и Р2 око ло 90 т золота и 39 площадей с развитием кор выветривания и карста с прогнозными ресурсами около 155 т золота. Особое значение придаётся Барзасской площади, яв ляющейся комплексным м-нием титанового сырья, бокситов, золота, огнеупорных глин, наполнителей к бетонам.

Общие прогнозные ресурсы золота Кемеровской области в составе природных коренных и россыпных м-ний составляют около 1740 т.

Новый для региона, но достаточно известный в мире техногенный источник золо тодобычи - золошлаковые массы. Данные о золотоносности Кузбасских углей отры вочные. По данным Б.Ф. Нифантова 25 % исследованных проб углей характеризовались промышленной золотоносностью, среднее содержание золота в ЗШМ составило 0,5 г/т.

Наиболее высокое содержание золота выявлено в ЗШМ пласта Бреевского 27,16 г/т [7].

Промышленные концентрации серебра выявлены только в составе комплексных месторождений. Прогнозный потенциал серебра в составе сульфидно полиметаллических руд Салаира не менее 340 т. В Кузнецком Алатау в отношении се ребра наиболее благоприятны м-ния и проявления Берикульской рудной зоны, в част ности, Гавриловское м-ние с прогнозными ресурсами около 200 т. В Горной Шории значительные запасы серебра сосредоточены в сульфидно-полиметаллических и суль фидно-магнетитовых рудах скарновых м-ний Тельбесской и Кондомской групп. Про гнозные ресурсы серебра в составе м-ний Тельбесской группы около 579 т, Шереге шевского м-ния около 126 т. Перспективным объектом добычи серебра рассматривается Каларское м-ние [9]. Ресурсы серебра в составе эндогенных комплексных руд около 10 тыс. т.

Платина установлена в комплексных железных рудах скарновых м-ний Тельбес ской и Кондомской групп. Проблематична возможность выявления попутной платины в хромитовых месторождениях, т. к. известные рудопроявления хромитов практически не изучены.

Из известных проявлений редкометалльно-редкоземельной минерализации за служивают внимания:

1. В составе эндогенных месторождений Берикульская рудная зона на севере Куз нецкого Алатау, где в южной её части размещается предварительно оцененное Южно Богатырское редкоземельное м-ние и многочисленные, по сути, неизученные проявле ния и точки редкоземельной минерализации [2, 4]. Второй труднодоступный, но пер спективный район охватывает площади размещения Мало-Таскыльского Nb-Ta-Zr-TR проявления, Мало-Растайского и Церковного м-ний молибденовых руд.

2. Литиеносные пегматиты Ташелгинского м-ния.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.