авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 26 |

«Administration of Tomsk Rigion   Ministry of Natural Resources and Ecology of the Russian Federation   Ministry of Education and Science of the Russian Federation   ...»

-- [ Страница 17 ] --

Нами эта методика в течение многих лет применялась при поиске и оценке как рудных (железо, хром, марганец, золото, аппатиты и др.) так и нерудных (углеводородное сы рье) месторождений Урала и Сибири, при геологических съемках масштаба 1:200 000, а так же при изучении глубинного (до 60 км) строения земной коры по геотраверсам Ба толит, 2 ДВ, 3 ДВ Дальнего Востока и Чукотки и др.

Приведем два примера: один по рудным – хромититам Центрального месторож дения Полярного Урала, второй – по Талаканскому месторождению УВ на Сибирской платформе. Оба месторождения разведаны и взяты нами как эталонные для сравнения результатов моделирования с фактическими данными.

Центральное хромититовое месторождение (рис.1) находится в Райизском гипербазитовом массиве, которое разведано и в настоящее время эксплуатируется. О степени его изученности можно судить хотя бы по одному из отработанных нами про филей (№39) протяженностью 600 м с 30 скважинами (рис.1Б). На месторождении из вестны как крупные рудные тела (например р.т. 6 на РП-39 мощностью 10–12 м), так и мелкие, мощностью до двух метров. Моделирование проводилось по нескольким раз ведочным линиям, из которых в данной статье представлены только две – 39 и 36. Осо бенностью строения потенциальных полей этого месторождения являются неявно вы раженные аномалии над возмущающими объектами, что объясняется малой избыточ ной плотностью хромититовых тел (плотность вмещающих ультрабазитов 2,9–3,2 г/см3, а хромовых руд – 2,9–3,6 г/см3) На примере Центрального месторождения демонстрируются возможности мето дики по выявлению рудных тел на разных стадиях их изучения. На первом этапе ими тируется тот момент, когда на площади проведены гравиразведочные (опережающие) работы. По имеющимся геолого-геофизическим данным строится модель «нулевого»

приближения и далее решением прямых и обратных задач гравиразведки в интерактив ном режиме [1,2] определяется окончательная конструкция модели поля плотности в плоскости разреза. Как это видно (рис. 1А), в районе пикета 0,34 км выделяется высо коплотностная аномалия, совпадающая с известными телами 6 и 935, а также серия мелких приповерхностных аномалий, две из которых на пикетах 0,15 и 0,47 км совпали с известными рудными телами 7/3 и 8.

Рис. 1 Результаты моделирования рудного месторождения (хромититовое месторождение «Центральное», Полярный Урал) 1. потенциально рудоносные зоны по данным моделирования, 2. рудные тела,. 3. буровые скважины Для формирования «нулевой» модели второго этапа использовались только те скважины, которые подсекли аномальные объекты. (На рис.1Б они отмечены красным цветом). С учетом этих данных изменена конфигурация разреза (пикеты 0,22–0,5 км). В результате решения прямых и обратных задач в районе пикета 0.15 км выделился высо коплотностной аномальный объект, соответствующий рудному телу 7/3.

По другому расчетному профилю РП – 36 по первой поисковой модели (рис. 1В) выделяются две зоны повышенной плотности, одна из которых соответствует извест ному рудному телу 41 (пикет 0,36 км). По второй поисковой модели (рис.1Г) высоко плотностная аномальная область (пикет 0,38 км) по своей конфигурации практически соответствует рудному телу 41. Другой же перспективный глубинный плотностной объект, не заверен, так как остался в межскважинном пространстве.

Таким образом, моделирование по профилям на разведанном эталонном объекте, имитирующем две стадии его изучения показало, что уже на поисковом этапе можно значительно сократить объем буровых работ.

Талаканское месторждение УВ Восточной Сибири Основой нерудного объекта для моделирования послужила аэромагнитная съёмка масштаба 1:50 000. Нами рассчитаны 8 геомагнитных моделей по профилям с расстоя нием между ними в 5 км. (Рис.2) Схематическое геологическое строение разреза Талаканского месторождения следующее.

Осадочный чехол мощностью 1200–1400 м, сложенный преимущественно доло митами и доломитизированными известняками.

1. Ниже глубины 1200–1400 м расположен кристаллический фундамент.

В осадочном же чехле на глубине 700–730 м находится продуктивный осинский горизонт, содержащий углеводородную залежь мощностью 30–40 м, над которой нахо дится 250 метровая пачка засоленных доломитов.

Целью моделирования является демонстрация возможностей выделения на разве данном (эталонном) объекте УВ залежи и ее геометризации по латерали и вертикали.

Магнитное поле от самой залежи слабопеременное и не превышает несколько едениц нТл, практически, не отличаясь от фонового, в связи с чем прямые поиски УВ по интенсивности магнитного поля невозможны. А между тем возможность таких по исков появляется в связи с расшифровкой особенностей строения этого поля над зале жью, генерирующей в вышележащие слои летучие соединения углеводородов, азота, водорода, сероводорода и др.[3]. Дело в том, что в результате эманационных воздейст вий на породы происходят закономерные изменения магнитных свойств в зависимости от окислительно-восстановительных условий среды, на чём и основана известная обобщенная модель строения магнитного поля над залежью.

Согласно этой модели, над залежью и по её периферии образуется несколько зон и строение поля намагниченности представляется в следующем виде (рис. 2А): выше залежи, вплоть до уровня грунтовых вод, формируется относительно немагнитная зона восстановления;

выше уровня грунтовых вод до поверхности располагается обычно магнитная зона окисления. В соответствие с нашими данными моделирования проек ция залежей УВ Талаканского месторождения в плане в общих чертах совпадает с её разведанным контуром, что свидетельствует о возможности использования предлагае мого метода при поисках УВ залежей (рис.2Б,В).

Рис.2. Результаты моделирования месторождения углеводородов (Талаканское месторождение УВ, Восточная Сибирь) А. Магнитная модель кровли юрегинской свиты с проекцией углеводородной залежи. Б. Маг нитная модель по профилю РП-5. В. Положение углеводородной залежи в плане по данным мо делирования. скважины (выборочно) и их номера : а) с УВ, б) пустые;

2. расчетный профиль и его номер;

3. контур углеводородной залежи по данным а) разведки б)моделирования, 4. за лежь по данным буровых работ;

5. залежь по данным моделирования;

6. состояние расчетной намагниченности относительно намагниченности законтурной части залежи;

7. зона вос становления;

8. зона субвертикальных неоднородностей;

9. зона окисления;

10. фундамент.

Вышеизложенный материал показывает возможность эффективного использова ния разработанного математического моделирования при поисках полезных ископае мых, аномальный эффект от которых с разной степени интенсивности проявляется в потенциальных полях.

Литература 1. Садур О.Г. Моделирование геологических сред на основе вычисления их плотност ных и магнитных характеристик в классе сложно распределения масс при решении гео логических задач. // Геология и минерально сырьевые ресурсы Сибири. – Новосибирск:

СНИИГГиМС, 2012. – № 1(9). – С. 96–101.

2. Садур О.Г., Долгушин С.С., Марков В.В., Селезнева Л.Г., Шадрин А.Н. // Горные ведомости. – № 2. – 2013. – С. 56–65.

3. Физико-химические основы прямых поисков залежей нефти и газа. / под. ред.

Каруса Е.В. – М.: Недра, 1986. – 336 с.

К ЛОКАЛЬНОМУ ПРОГНОЗИРОВАНИЮ МЕСТОРОЖДЕНИЙ НА ОСНОВЕ РАЗРАБОТКИ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ПАСПОРТОВ В.С. Салихов Забайкальский государственный университет, Россия, E-mail: salihovvs41@inbox.ru Геологическое прогнозирование в настоящее время является одним из наиболее развиваемых направлений в учении о полезных ископаемых. Особенно это относится к локальному прогнозированию, остро стоящему перед горнодобывающими предприятиями.

В процессе прогнозирования месторождений составляются их модели, с помощью которых в дальнейшем проводится поиск рудных залежей и оценка прогнозных ресур сов, прежде всего на флангах и глубине.

Представляется, что наиболее существенным методом установления продуктив ных мест и рудных залежей может стать генетический код (ДНК) месторождений, ге нетическая расшифровка формирования промышленных залежей в пределах разрабаты ваемых месторождений или поиски месторождений в пределах рудных полей и рудных узлов.

Выделяют две группы прогнозирования: региональное и локальное. Региональные факторы прогноза достаточно известные в любых горнорудных районах и определяют ся наиболее продуктивными (металлогеническими) эпохами или периодами рудонако пления. Региональные факторы прогнозирования контролируют пространственное раз мещение рудных узлов, полей или месторождений.

Локальное же прогнозирование определяет положение, размещение уже конкрет ных продуктивных залежей и рудных тел еще не установленных, обычно путем после довательного приближения. Локальный прогноз наиболее трудоемок, когда требуется на конкретной рудоносной площади выделить продуктивные участки и места возмож ной локализации оруденения для постановки геолого-разведочных и эксплуатационных работ.

Рекомендуемый генетический паспорт месторождений составляется на основании следующих устанавливаемых минералогических индикаторов и включает:

1 – типоморфные особенности минерального индивида, в том числе его дефекты;

2 – типоморфные особенности минерального агрегата (ассоциации минералов);

3 – проходящие, «сквозные» минералы;

4 – зональные, ритмично-полосчатые минералы;

5 – стрессовые (шоковые) метки в минералах;

6 – изотопные метки оруденелых зон (по зональным минералам);

7 – типоморфизм на наноуровне;

8 – типоморфные особенности поверхности минералов и границ сосуществующих зерен.

Гены будущей руды зарождаются на самых ранних стадиях становления место рождения, как продукта флюидно-рудно-магматической системы, захватывая в после дующем все этапы, участвующие в образовании и бытия месторождения: от свиде тельств источника вещества, его транспортировки до места локализации.

Таким образом, прогнозно-поисковая объемная модель, рассматриваемая как оп тимизированная технологическая схема реализации геолого-разведочного процесса (А.И. Кривцов и др., 1982) должна основываться на минералогических индикаторах, отмеченных выше.

Генетический код месторождений как система «записи» информации (последова тельность событий), фиксируется в типоморфных минералах и агрегатах, а прикладное учение о типоморфизме (термин введен Ф. Бекке в 1903 году) было создано А.Е. Ферс маном еще в 30-х годах ХХ века и в последующем вошло в число перспективных на правлений современной поисковой минералогии.

В развитии этого направления существенную роль имела разработанная Д.П. Григорьевым [4] онтогения минералов и их агрегатов (по А.Г. Жабину, 1975), т.е.

минерал рассматривается как «живой» организм, живой кристалл [9]. Н.П. Юшкин пер востепенную роль придавал минералам в происхождении жизни (концепция углеводо родной кристаллизации жизни). Важен здесь закон минералогического резонанса Н.П.

Юшкина (1976), согласно которому всякое изменение в минерале является отражением изменений в минералообразующей среде, а минералы, не только катализаторы неорга нических полимеров, но и первичные носители генетических кодов, иначе – протогены.

Особенная роль в расшифровке генетического кода месторождений принадлежит зональным кристаллам, исследования которых позволяет установить (выявить) после довательность рудообразования и признаки возможного наличия продуктивных зале жей. Становится вполне логичным введение в геологоразведочный процесс и в учение – металлогения – генетических паспортов месторождений, на основании тонких ана литических, электронно-зондовых и изотопно-геохимических исследований минералов, до их атомарного строения.

Известно, что идеальных кристаллов (минералов) в природе не существует и каж дый кристалл по-разному неоднороден, фиксируя тем самым колебания геохимической и геологической среды и, тем самым, фиксируя, в частности наиболее продуктивные этапы в его истории. Особенно ценны здесь установление признаков катастрофизма, так как максимальное оруденение связывается обычно с этапами резкого изменения («скачки») в развитии рудного процесса. Такие «скачки» непременно фиксируются, на пример, на зональных кристаллах. Подобно срезу дерева, по годичным кольцам, можно определять наиболее благоприятные условия произрастания дерева, такие же периоды устанавливаются и в жизни кристалла, а на основании изотопно-геохимических данных следует фиксировать время их проявления (изотопное сканирование, электронно зондовый анализ).

Так, периодическая смена знака тектонических напряжений приводит к скачкооб разному осаждению рудного вещества (в соответствии с пьезоэффектом), появлению зональных кристаллов, а в резонансных участках отмечается наиболее значимые кон центрации (бонанцы), исходя из волнового механизма перемещения энергии и волно вых свойств геологической среды.

Одним из информативных типоморфным зональным минералом является циркон, который как акцессорий довольно широко распространен и давно уже используется в геохронологии и для реконструкции геологических процессов. Особенности его внут реннего строения, изотопно-геохимические неоднородности и другое позволяют опре делить генезис и особенности эволюции вмещающих пород и оруденения.

Другим минералом, который может быть использован при расшифровке генети ческого кода месторождений, является флюорит, который оценивается как один из са мых благоприятных минералов для исследования термобарогеохимических и люминес центных характеристик. Уникален он и по обилию и богатству примесными центрами люминогенами (редкоземельные элементы). Разнообразие свойств флюорита рассмат ривается как индикатор масштабности оруденения [6].

Весьма информативным для расшифровки генетического кода многих золоторуд ных месторождений является жильный кварц, типоморфизм которого наиболее под робно рассмотрен Г.А. Юргенсоном [7]. Следует отметить, что еще академик А.Е. Ферсман указывал: «Кварц сыграет огромную роль в поисковой и разведочной деятельности, если будет изучен систематически и углубленно».

Поскольку кварц является распространенным минералом (сквозным) и встречае мым во многих геолого-промышленных типах рудных месторождений, типоморфные сведения о нем наиболее ценны для составления генетического кода и паспорта место рождений, его ДНК. Из него же можно получить сведения об энергетике рудообразую щего процесса, активности среды и динамических процессах, для чего необходимы данные о содержании в кварце водорода, учитывая его высокую энтальпию. Из рудных минералов существенный вклад в разработку генетического кода месторождений могут внести пирит, являющийся во многих рудных объектах «сквозным» и самородное зо лото (особенно на наноуровне).

При определении генетического кода месторождений следует учитывать влияние «стресса» (катастрофического события) на эволюционное течение флюидно-рудно магматического процесса, который существенно повышает активность генов, как это имеет место в биологии, т.е. типоморфные признаки и типоморфизм минералов в этом случае становятся более рельефными, ибо «стресс» побуждает гены будущей руды (в виде типоморфных признаков) к быстрой и существенной реорганизации, происходит ответная реакция рудообразующей системы на сильные внешние воздействия. Спуско вым «крючком» (триггером) появление типоморфных форм у кристаллов, очевидно, являются изменение вовне (космическом пространстве), прежде всего, в системе Земля Луна-Солнце (в кризисные события).

Выводы 1. Стратегия поисково-разведочных работ может быть определена степенью и полнотой разработки генетического кода исследуемой рудоносной площади – место рождения, рудного поля или узла, их ДНК, для полной оценки эволюции флюидно рудномагматической системы.

2. Расшифровка генетического кода и локальный прогноз рудной залежи базиру ется на типоморфных минералах и агрегатах, их типоморфных признаках, широко ис пользуемые в практике поисково-оценочных работ.

3. История зарождения и бытия месторождений наиболее отчетливо проявлена в зональных кристаллах (порядок чередования слоев), дешифрируемые электронно зондовыми и изотопно-геохимическими методами.

4. Особо информативными являются «сквозные» минералы (кварц, флюрит, пирит и др.), в которых читается летопись на всю или большую часть бытия флюидно-рудно магматической колонны, с фиксацией наиболее благоприятных мест рудолокализации.

5. Объемная прогнозно-поисковая модель месторождения, построенная с учетом генетического кода, является наиболее продуктивной технологической схемой реализа ции геологоразведочного процесса, расширение сферы деятельности действующих горнорудных предприятий.

6. Каждое месторождение – специфический набор генов, которые управляют все ми физико-химическими и термодинамическими процессами самоорганизующейся (эволюционно развивающейся) флюидно-рудно-магматической системы.

7. Каждый ген (в виде типоморфного признака-индикатора) может быть ответст венным за какую-либо деталь или параметр месторождения: содержание главных руд ных элементов, их концентрации, элементов-примесей, масштаб месторождения, мощ ность рудных тел и другое, или за формирование, в целом, геолого-промышленного ти па месторождения (совокупность генов).

8. Стресс – повышает активность генов, типоморфные признаки становятся более рельефными. Стресс будируется геодинамической активностью и способствует скачко образному рудоотложению в резонансных зонах. Стрессовые «метки», прежде всего, фиксируются в зональных минералах.

9. Зональное строение минералов подчеркивает волновой характер и волновую природу порождающей энергии, источники которой, вероятнее всего находятся вне флюидно-рудно-магматической системы и передаются импульсами (квантами) из Кос моса, следствием чему является «дыхание» ядра Земли и ее пульсаций, т.е. здесь про является дуализм геолого-геофизической среды.

10. Успешному созданию генетического кода (геном) месторождений, их генети ческих паспортов, способствуют данные по современному рудообразованию (совре менных природных лабораторий), рудообразующих флюидов в гидротермально магматических системах активных зон дна Мирового океана (Тихий и Атлантический), в которых изучены типоморфные особенности минералов первых ступеней их возник новения [1, 2].

11. Геологическая среда нелинейная и самоорганизующаяся, равно как и зональ ные минералы (ритмично-полосатые) образуются по законам синергетики в соответст вии с волновыми колебательными реакциями в химии, установленные В.П. Белоусовым (1952).

Литература 1. Бородаева Ю.С., Мозгова И.Н. и др. Типоморфизм современных колчеданов на дне океана // Вест. Моск. ун-та. Сер. 4. – Геология. – 2010. – № 2. – С.10–19.

2. Бортников Н.С. Геохимия и происхождение рудообразующих флюидов в гидротер мально-магматических системах в тектонически активных зонах // Геология рудных месторождений. – 2006. – Т.48. – № 1. – С.3–28.

3. Гегузин Я.Е. Живой кристалл. – М.: Наука, 1987. – 192 с.

4. Григорьев Д.П. Онтогения минералов. – Львов: изд-во Львовского ун-та, 1961.

5. Кременецкий А.А. и др. Изотопно-геохимические особенности новообразованных кайм цирконов – критерии идентификации источников питания Ti-Zr россыпей // Гео логия рудных месторождений. – 2011. – № 6. – С. 516–537.

6. Типоморфизм минералов: Справочник / под ред. Л.В. Чернышовой. – М.: Недра, 1989. – 560 с.

7. Юргенсон Г.А. Типоморфизм и рудоносность жильного кварца. – М.: Недра, 1984. – 149 с.

О НОВЫХ ПОТЕНЦИАЛЬНО РУДОНОСНЫХ РАЙОНАХ ВОСТОЧНО-САЯНСКОЙ НИКЕЛЬ-БЛАГОРОДНОМЕТАЛЛЬНОЙ МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКОЙ ЗОНЫ 1 А.Н. Смагин, В.П. Парначев ПГО «Красноярскгеология», Ивановская ГРЭ, Канск, E-mail: smagin39@mail.ru Томский государственный университет, E-mail: dingeo@ggf.tsu.ru Введение Повышенное внимание к выделенной в последние десятилетия новой Восточно Саянской никель-платиноносной провинции [1, 2, 6 и др.] обусловило активизацию ис следований несущих в регионе это оруденение раннедокембрийских зеленокаменных поясов, известных в Канском, Бирюсинском, Шарыжалгайском и других тектонических выступах в складчатом обрамлении Сибирской платформы [7, 14, 18, 26 и др.]. В на стоящее время наиболее хорошо изученным является нижнепротерозойский Идарский зеленокаменный пояс в Канском выступе с эталонным медно-никелево-платиновым Кингашским месторождением [5, 19 и др.]. В последние годы в рамках исследования этой проблемы авторами получены новые данные по строению и минерагении зелено каменных поясов, слагающих Ёрмо-Кахтарминский выступ в Агульском [27] и Мало Тагульский – в Гутаро-Туманшетском прогибах (рис. 1).

Рис 1. Положение Кахтарминского, Агул-Туманшетского и других потенциально рудоносных районов в структурах северо-западной части Восточно-Саянской никель-платиноносной провинции.

1-нижнеархейские блоки: АК-Ангаро-Канский, Б-Бирюсинский;

2-верхнеархейские блоки: К1 – северо-восточная часть Канской глыбы, МТ-Мало-Тагульский;

3-нижнепротерозойские проги бы: К2 –юго-западная часть Канской глыбы, (2)-Урикско-Ийский грабен, (3)-Неройский и Ий ско-Кукшерский прогибы, (4)-Гутаро-Туманшетский прогиб;

4-нижнепротерозойские и рифей ские гранитоиды Ангаро-Канского блока;

5-нижне-среднерифейская Дербинская глыба;

6 верхнерифейские прогибы рифтового типа: (6а)-Кувайский, Верхнеманский и Жайминский, (6б)-Жайминский и Миричунский, (6в)-Ханский, (6г)-Ашкасокский, (6д)-Лысанский;

7-области каледонской складчатости: (7)-Сисимо-Казырский прогиб;

8-венд-кембрийские прогибы:

(8)-Манский и Баджейский;

9-среднепалеозойский прогиб: (9) Агульский рифтогенный;

10-среднепалеозойско-мезозойские впадины: (10а)-Рыбинская, (10б)-Минусинская;

11 глубинные и региональные разломы: (1)-Присаянский, (1а)-Ангаро-Тасеевский, (2)-Агульско Бирюсинский, (2а)-Приенисейский, (3)-Агульский, (4)-Канско-Агульский, (5)-Главный Восточно Саянский, (6)-Манский, (7)-Дербинско-Сархойский, (8)-Туманшетский;

12-тела ультрамафи тов в зеленокаменных поясах, пояса: ()- Канский, ( )-Кузеевский, ()-Мало-Тагульский, (V) Бирюсинский;

13-мафит-ультрамафитовые массивы, перекрытые верхнепалезойскими отло жениями и выделяемые по геофизическим данным;

14-металлогенические зоны: (мз)-Ангаро Бирюсинская, (мз)-Канская, (мз)-Манско-Миричунская или Жайминская, (Vмз)-Лысано Ашкасокская или Саянская;

15-рудоносные и потенциально-рудоносные площади: 1-Агул Туманшетская, 2-Кингашская, 3-Барбитай-Ийская, 4-Предивинская, 5-Кахтарминская Ёрмо-Кахтармиснкого выступа Вместе с тем, учитывая опыт отечественных и зарубежных исследователей [16, 22, 24, 31 и др.], авторами вслед за Т.Я. Корневым и др. [8, 9] сделана попытка дать оценку также и золотоносности отдельных участков некоторых раннедокембрийских зелено каменных структур Восточного Саяна. Это связано с заметными успехами поисковых работ на золото в раннедокембрийских зеленокаменных поясах Скандинавии (место рождения Бъёрдэйл, Енасен, Ярви, Юмасу и др.), Канаде (Хемло), в России (Майское в Карелии) и т.д. В начале ХХ1 века из зеленокаменных поясов уже извлекалось до 16 % мировой добычи золота [24].

Никель-платиновая минерализация Ёрма-Кахтарминский тектонический выступ, в пределах которого выделен Ках тарминский потенциально рудоносный район (ПРР), находится в северо-западной части Восточного Саяна среди нижнедевонских вулканогенных пород Агульского прогиба. В строении выступа, площадь которого достигает 500 км2, участвуют главным образом докембрийские метаморфические и магматические образования. Его северо-западная часть (около 150 км2) сложена рифейскими габбро и трондьемитами, а северо восточная часть (около 170 км2) представлена ордовикским Верхнекраснинским грани тоидным массивом, включающим в краевой части мелкие штоки нижнедевонских аля скитов огнитского комплекса. В тектоническом плане Ёрма-Кухтарминский выступ расположен в сложном узле пересечения северо-западного Агульского разлома с сери ей северо-восточных, меридиональных и широтных дизъюнктивных нарушений. Соот ветственно, границы выступа преимущественно разломные.

Южная часть Ёрма-Кахтарминского выступа представляет собой фрагмент синк линальной структуры с северо-западной ориентировкой длинной оси. Основание струк туры сложено толщей гнейсов и кристаллических сланцев, содержащих тела амфибо литов, предположительно сопоставляемой А.Н. Смагиным с архейской хайламинской серией Бирюсинской глыбы. Ядерная часть синклинальной структуры выполнена поро дами нижней кускунакской толщи караганского структурно-вещественного комплекса, широко распространёнными в пределах Канской глыбы [17, 20]. Эта толща состоит преимущественно из амфиболитов и амфиболовых плагиогнейсов с прослоями биоти товых гнейсов, реже мраморов и кварцитов. В целом, Ёрма-Кахтарминский блок рас сматривается нами как современный выступ докембрийских пород фундамента Сибир ской платформы среди девонских вулканитов Агульского рифтогенного прогиба и счи тается северо-восточным сателлитом Канского блока.

А.Н. Смагиным и др. в 1971–1975 годах в пределах синклинальной структуры вы явлено 22 малых массива ультрамафитов, считающихся субвулканическими фациями ультраосновных вулканитов [19, 21]. При этом 15 тел сосредоточены в амфиболовых плагиогнейсах и амфиболитах кускунакской толщи в ядерной части синклинали в бас сейне р. Кахтарма на площади около 60 км2. Они имеют линейную, линзо- и эллипсо видную формы при размерах на поверхности от 0,16 до 4,01 км2 и по морфологии и размерам схожи с Кингашским рудоносным массивом;

в их породном составе также превалируют высокомагнезиальные дуниты. В окрестностях на расстоянии до 10 км от вышеописанных выявлено ещё 7 подобных тел.

Важно отметить, что в относительно крупных массивах А.Н. Смагиным установ лена вкрапленность сульфидов. В некоторых из этих тел наличие сульфидов было под тверждено в 2000 году геологом «ОАО Феникс» В.К. Максимовым, которым одновре менно геофизическими методами на водоразделе рек Ерма и Кахтарма выявлена зона вкрапленной сульфидной минерализации пирротин-пирит-миллеритового состава с со держаниями никеля от 0,19 до 0,4 %, хрома до 0,7 %, платины до 1 г/т, палладия до 0,5 г/т. При этом было указано, что рудные тела, выявленные в пределах сульфидной зоны, протягиваются по поверхности на первые километры и имеют до ста метров ви димой мощности.

Геолого-тектоническое положение, состав, петрохимические и геохимические ха рактеристики кахтарминских ультрамафитов указывают на их формационное сходство с рудоносными ультрамафитами Кингашского рудного узла [10, 27].

Метаморфические толщи выступа коррелируются с содержащим Кингашский рудный район идарским зеленокаменным поясом Канского и Бирюсинского блоков.

При этом, Кахтарминский район отличается большим количеством и более крупными размерами тел ультрамафитов и их компактным размещением в пределах Ерма Кахтарминского выступа. Кроме того, в Кахтарминском ПРР установлены как и в Кин гашском рудном районе прямые прогнозно-поисковые признаки, указывающие на воз можность открытия здесь месторождений сульфидного никеля с сопутствующим бла городнометалльным оруденением:

– наличие сульфидов в телах ультрамафитов и рудных тел в сульфидоносной зоне с вкрапленной пирротин-миллеритовой минерализацией;

– повышенные содержания в сульфидизированных породах никеля (до 0.4%) и сопутствующих металлов;

– находки сперрилита в шлихах из аллювия рек, дренирующих как Кингашский рудоносный массив ультрамафитов, так и потенциально рудоносный Кахтарминский район (рис. 2);

– тяготение на бинарных диаграммах большей части точек анализов кахтармин ских дунитов и перидотитов к кингашскому тренду [30].

Рис. 2. Результаты шлихового опробования водотоков, дренирующих рудоносный Кингашский массив (А) и потенциально рудоносные Кахтарминские массивы (Б) по А.П. Кривенко и М.Ю. Подлипскому (2006 г.) 1-шлиховые пробы и их номера;

2-шлиховые пробы со сперрилитом;

3-Кингашский рудоносный массив;

4-места крупнообъёмного опробования Кахтарминского ПРР (по В.М.Даценко, [4]);

5-граница литохимической аномалии никеля и меди;

6-аллювий р. Кингаш Мало-Тагульский выступ, в пределах которого выделен Агул-Туманшетский ПРР, расположен в северо-западной части Гутаро-Туманшетского прогиба. Этот прогиб со вместно с Неройским и Ийско-Кукшерским подобными структурами с юго-запада об рамляет Бирюсинский выступ Сибирской платформы (рис. 1). В строении Мало Тагульского выступа по А.И. Сезько [25] принимают участие породы архейского и нижнепротерозойского зеленокаменных поясов, а также Малотагульский габброидный массив, несущий ванадий-титаномагнетитовое оруденение. Агул-Туманшетский ПРР находится в крайней северо-западной части Мало-Тагульского выступа в междуречье Агула и Туманшета, где протягивается в северо-западном направлении на расстоянии до 75 км с низовьев р. Нижняя Белая (правый приток р. Туманшет) до водораздела рек Кунгуса и Агула, занимая площадь около 260 кв. км.

В современном виде Мало-Тагульский выступ по данным В.М. Даценко [4] и А.Н. Cмагина рассматривается в качестве горста, внутренняя структура которого пред ставляет собой линейно вытянутую синклиналь, ограниченную с северо-востока Ту маншетским, а с юго-запада – Агульско-Бирюсинским разломами. Фундаментом синк линали являются гнейсы хайламинской серии, а ядро выполнено гнейсово-сланцевыми с мраморами и кварцитами отложениями алхадырской и туманшетской свит неройской серии, содержащих многочисленные тела мафит-ультрамафитового состава.

Предполагается, что в раннем протерозое Агул-Туманшетский ПРР представлял собой единую цепь из 4 ультрамафит-мафитовых ареалов, образующих полосу длиной до 75 км и шириной до 15 км. В ходе последующих тектономагматических процессов эти ареалы приобрели с поверхности сложную близкую к концентрически зональной форму, в которой внутренние части сложены ультрамафитами, а внешние – массивами габброидов. Формирование в палеозое Рыбинской наложенной впадины сопровожда лось перекрытием Агул-Туманшетского ПРР палеозойскими осадочными толщами. В результате последующих процессов большая часть осадков Рыбинской впадины была эродирована, но в районе среднего и верхнего течения р. Ахтарма они частично сохра нились в виде поля красноцветных терригенных осадков павловской свиты, перекры вающего алхадырские отложения. Павловские осадки разделяют ПРР на северо западный Нижне-Ахтарминский и юго-восточный Мошарихинский ареалы. Вместе с тем, анализ гравиметрической карты подтверждает предположение о том, что эти два ареала в раннем протерозое были едины. Кроме того, наличие на флангах ПРР обшир ных по площади гравиметрических аномалий позволяет ещё прирастить ареалы на се веро-запад и юго-восток на 20 и 15 км соответственно.

Северо-западный Нижне-Ахтарминский ареал включает одноименный массив амфиболитов и тела серпентинитов. Внутри массива и близ него фиксируется более де сятка аэромагнитных (АМ) аномалий, интерпретируемых как линзовидные тела ульт рамафитов с размерами от 0.5 до 4.2 кв. км. Из них 4 находятся внутри массива, 6 – во вмещающих породах и 3 – под перекрывающими красноцветными песчаниками пав ловской свиты. В гнейсах алхадырской свиты установлено ещё несколько мелких до 0.07 кв. км тел ультрамафитов. По совокупности выявленных и прогнозируемых по АМ аномалиям тел ультрамафитов площадь ареала в целом достигает 172 км Среди ультрамафитов Нижне-Ахтарминского ареала присутствуют аподунитовые и апоперидотитовые серпентиниты (лизардитовые, антигорит-лизардитовые, лизардит актинолитовые, лизардитовые с тремолитом и хризотиловые), апоперидотитовые тре молититы, хлорит-тремолитовые породы. Установлено, что Нижне-Ахтарминский габбро-амфиболитовый массив, совместно с послойными телами амфиболитов и ульт рамафитов, судя по изометричной форме распространения и другим признакам, слагает систему сближенных тел (этмолиты, штоки, силлы, лавовые потоки, дайки) среди гней сов, сланцев и мраморов алхадырской, и, вероятно, туманшетской свит. Предполагает ся, что они формируют палеовулканическую структуру центрального типа с круто на клонным к центру залеганием лавовых потоков и субвулканических тел, что подтвер ждается дугообразным рисунком АМ аномалий. Серпентиниты, выявленные среди ам фиболитов Нижне-Ахтарминской структуры, содержат от 0,2 до 1,0 % никеля при среднем содержании 0.47 %. Содержание меди по этим же пробам варьирует от 0,01 до 0,08 %.

Велика вероятность, что такой же структурой, но больших размеров является так называемый Ягашский массив, на 100 % перекрытый осадками Рыбинской впадины и уста навливаемый только на основании наличия АМ аномалий и гравиметрических характеристик.

Примыкающая к Нижне-Ахтарминскому ареалу северо-западная гравиметриче ская аномалия размером 20х10 км имеет интенсивность от 0 до +8 мгал и сопровожда ется АМ аномалией площадью 20х4 км, располагающейся над полем красноцветных осадков павловской свиты. Предполагается, что павловские осадки мощностью от 30 до 150 м перекрывают здесь ультрабазит-базитовый массив, перспективный на поиски V Ti-Fe [13] и сульфидных Cu-Ni руд [28].

Реальность отражения АМ аномалиями тел ультрамафитов в гнейсах и амфиболи тах алхадырской свиты подтверждается подобием АМ аномалий Нижне Ахтарминского ареала таким же аномалиям, маркирующим обнажённый на поверхно сти Ахтарминский массив серпентинитов, находками в покровных отложениях в кон турах АМ аномалий обломков серпентинитов с содержанием никеля от 0,1 до 0,2 %, содержанием в литохимических пробах по вторичным ореолам рассеяния, попадающих в контуры АМ аномалий, никеля от 0,01 до 0,08 % и меди от 0,005 до 0,01 %. Получен ные характеристики АМ аномалий над ахтарминскими ультрамафитами показывают их идентичности АМ аномалиям над Кингашским, Верхнекингашским и Куевским рудо носными массивами Кингашского рудного района.

Вместе с тем, в ультрамафитах Нижне-Ахтарминского ареала не обнаружены сульфиды меди, что можно объяснить либо их пропуском в случае развития последних в виде тонкой рассеянной сыпи, либо разложением сульфидов с выносом части меди в процессе поверхностного выветривания и, соответственно, накоплением никеля.

Юго-восточный Мошарихинский ареал развития ультрамафитов находится в бас сейне р. Мошарихи, левого притока р. Туманшет. По наличию выявленных в этом рай оне С.В. Андрющенко и др., в 1985 и А.Н. Смагиным и др. в 1988 годах и прогнозируе мых по АМ аномалиям тел ультрамафитов площадь ареала в целом превышает 88 км 2.

Здесь известны Мошарихинский (1.6 х 0,2–0,6 км) и Водораздельный (1,2 х 0,3 км) мас сивы ультрамафитов, на две трети перекрытые осадками павловской свиты, и пять АМ аномалий с размерами от 1,5 х 0,5 до 3,1 х 0,7–1,2 км, интерпретируемые как находя щиеся под павловскими осадками субвулканические тела ультрамафитов.. Мошарин ский массив сложен серпентинитами лизардитового и антигорит-лизардитового соста ва. Серпентиниты и Мошарихинского, и Водораздельного массивов содержат соответ ственно 0,3 и 0,8 % никеля, 0,08 % и 0,05 % меди и 0,5 % и 0,4 % хрома. Судя по мар кирующим эти тела АМ аномалиям, на глубине они увеличиваются в размерах.

АМ аномалия на южном фланге Мошарихинского массива и три аномалии в ис токах р. Ахтарма отражают тела ультрамафитов, перекрытые девонскими осадками павловской свиты. Судя по интенсивности некоторых из этих АМ аномалий и наличию хромитов в шлихах из аллювия, можно предполагать, что водотоки, дренирующие мар кируемые тела, уже прорезали осадки и, вероятно, размывают ультрамафиты.

Настораживает, как и в выше описанном случае, отсутствие медной сульфидной минерализации в ультрамафитах Мошарихинского ареала, содержащих от 0,5 до 0,8 % никеля. Это можно объяснить интенсивным (до глин) выветриванием ультрамафитов, разрушающим сульфиды, и удаляющим часть меди. В свежих лерцолитах дайки и што ка в левобережье р. Туманшет за пределами характеризуемого ПРР содержится до 0,06 меди и 0,2 % никеля, при соотношении Ni/Cu = 3,3.

В этой же Мошарихинской зоне находится линзовидный массив габброидов (ам фиболитов?) реки Собачьей с размерами около 4,3 кв. км, над которым выявлена гра виметрическая аномалия. Здесь установлены проявления никеля с содержанием до 0,3 %, что, как и существование аномалии, предполагает наличие ассоциирующих с габброидами (амфиболитами?) неустановленных тел ультрамафитов.

Юго-восточная гравиметрическая аномалия обусловлена Нижне-Бельским габб роидным массивом, на 15 % перекрытым павловскими осадками. Массив не содержит проявлений никеля и локальных АМ аномалий, но его размеры (15х10 км) и интенсив ность гравиметрической аномалии от +10 до +24 мгал позволяют предполагать наличие под массивом высокомагнитных тел ультрамафитов, также возможно содержащих сульфидное никелевое оруденение.

Определённое сходство в строения рудоносных объектов в Кахтарминском и в Агул-Туманшетском ПРР позволяет уточнить схему расчленения нижнепротерозой ских рудоносных мафит-ультрамафитовых магматитов Канского и Бирюсинского бло ков Восточно-Саянской металлогенической зоны. В каждой из них выделяются:

–малые (первые км2) субвулканические массивы и потоки ультрамафитов с суль фидным никелем (кингашский габбро-верлит-дунитовый эталонный, барбитайский и ахтарминский комплексы);

– линзовидные интрузивные тела и массивы ультрамафитов с силикатным нике лем (идарский гарцбургит-дунитовый эталонный и ийский комплексы);

– пластовые пироксенит-габбровые интрузии умеренных глубин (кулибинский перидотит-пироксенит-габбровый эталонный комплекс, арбанский и урдаокинский комплексы).

Таким образом, перспективность объектов Кахтарминского и Агул Туманшетского (ПРР) на выявление промышленного оруденения подтверждается пет ро-геохимическими и металлогеническими прогнозно-поисковыми признаками. Преоб ладание в массивах Кахтарминского и Агул-Туманшетского ПРР аподунитовых сер пентинитов, отсутствие сульфидной минерализации и низкие содержания меди позво ляют предполагать возможность выявления здесь, кроме месторождений сульфидного медно-никелевого кингашского типа, бедных медью месторождения никеля маунткейт ского типа, известных в интрузиях дунитов и перидотит-дунитов [15]. А наличие мас сивов ультрамафитов линейной (ленточной) формы не исключает открытия здесь же в связи с мощными сериями вулканических ультрамафитов месторождений сульфидного никеля с низким содержанием меди камбалдинского типа [15]. Кроме того, сходство мафит-ультрамафитовых пород Ягашского, Нижне-Ахтарминского, Нижне-Бельского массивов и массива р. Собачьей в Туманшетском прогибе с несущими оруденение по добными породами Мантагырского и Желосского массивов в Ийско-Кукшерском про гибе [23], предполагает изучение массивов Туманшетской структуры с целью выявле ния руд сульфидного никеля с низким содержанием меди маунткейтского типа. Про странственная ассоциация с Мантагырским и Желосским массивами в Ийско Кукшерском прогибе Токтыойского гипербазитового силла не исключает наличие по добных же никеленосных силлов и в пределах Агул-Туманшетского ПРР в Туманшет ском прогибе.

Отметим некоторые, на наш взгляд, геохимические черты сходства и различия ультрамафитов Агул-Туманшетской и Кингашской площадей. Сопоставление концен траций ряда рудных элементов ахтарминских и кингашских ультрамафитов обнаружи вает несомненное единство их геохимической специализации. Правда, среднее содер жание никеля в ахтарминских ультрамафитах (0,465 %) почти в 2 раза больше, чем в кингашских породах (0,24 %). Вместе с тем, средние содержания хрома в ультрамафи тах этих же объектов близки: 0,214 %, 0,249 %. Вероятно, инертные никель и хром из ахтарминских ультрамафитов в процессе выветривания не выносятся. Сказанное под тверждается минимальным содержанием кобальта: 0,094 % против 0,129 %, свидетель ствующее о некотором выносе этого сравнительно с никелем и хромом подвижного элемента в процессе выветривания. При столь высоких содержаниях никеля в ахтар минских ультрамафитах кобальта должно быть как минимум в два раза больше, чем в кингашских породах. Содержание меди в ахтарминских ультрамафитах (0,0018 %) не превышает кларк (0,002 %) ультраосновных пород [29]. Тем не менее, по разбросу со держаний меди в выборке (от 0,0001 % до 0,08 %), не исключается её существенный вынос в процессе поверхностного выветривания.

Для доказательства выноса подвижной меди обращает на себя внимание высокое среднее содержание Zr в ахтарминских ультрамафитах (0,0063 %). В кингашских – его в 2 раза (0,0031 %) меньше. Известно, что Cu/Zr отношение в формационных аналогах по А.Дж. Налдретту [15] является величиной постоянной. Она для ахтарминских ульт рамафитов равна 0,286, в то время как для рудных ультрамафитов кингашского ком плекса по материалам А.Д. Ножкина и др. [19] – 132,4, для Кингашских массивов в це лом – 133,9, идарского комплекса – 12,8. Исходя из этих отношений, можно вполне обоснованно предполагать, что мобильная медь из ахтарминских ультаосновных рудо носных пород действительно вынесена при выветривании. При условии отнесения ах тарминских ультрамафитов к идарскому комплексу, содержание меди в них до вывет ривания могло быть 0,023 %. Если ахтарминские ультрамафиты являются формационными аналогами кингашских, то первичное содержание меди в них могло составлять 0,23 – 0,24 %.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о том, что Кахтарминский и Агул-Туманшетский ПРР наряду с другими рудными и потенциально рудными рай онами Канской, Кирельской и Агульской площадей Саянской никель-платиноносной металлогенической зоны являются весьма перспективными объектами для поисков сульфидного никеля с сопутствующими благородными металлами. Эту оценку под тверждают прогнозные ресурсы металлического никеля в пределах Кахтарминского ПРР, рассчитанные методом аналогии по [11, 12] – (эталон – Кингашский рудный рай он), превышающие 1 млн. т металла даже при коэффициентах рудоносности 0.5 и подобия 0.9.

Проблемы золотоносности Оценка золотоносности раннедокембрийских зеленокаменных поясов Восточного Саяна приведена на примере изучения Улькинского и Кельчинского отторженцев Би рюсинской глыбы и их окружения в Гутаро-Туманшетском прогибе, объединяемые в Омуч-Улькинский потенциально золоторудный узел. Этот узел находится в бассейне рек Омуча и Ульки в Агул-Туманшетском междуречье юго-восточнее Мало Тагульского выступа (рис. 1). Здесь среди нижнепротерозойских алхадырской и туман шетской свит неройской серии вскрываются тектонически изолированные северный Улькин ский и южный Кельчинский блоки, сложенные архейскими гнейсами хайламинской серии.

Гнейсы хайламинской серии метаморфизованы в гранулитовой фации, гранитизи рованы, подверглись щелочному метасоматозу с образованием микроклиновых мигма титов и гнейсо-мигматитов. Вулканогенно-осадочные толщи неройской серии Туман шетского прогиба насыщены телами (силлами) габброидов, включая Нижне Ахтарминский габбро-амфиболитовый массив, и покровами амфиболитов,. Структура осложнена согласными телами ультрамафитов кингашского субвулканического и идар ского реститового комплексов.

Строение Гутаро-Туманшетского прогиба осложнено Омучским гранитоидным массивом (1640–1770 млн. лет), который на водоразделе рек Улька, Омуч и Ахтарма на современной поверхности представлен тремя мелкими (1,5–2,50,8-1,5 км) разобщен ными штоками мелко-среднезернистых биотитовых двуполевошпатовых частично грейзенизированных гранитов. Вмещающие породы хайламинской и неройской серий интенсивно мигматизированы, калишпатизированы, грейзенизированы и окварцованы и насыщены дайковыми и жильными телами микрогранитов, гранит-порфиров, муско вит-(биотит)-кварц-микроклиновых пегматитов, а также разновозрастных даек основ ного состава. На контакте гранитов и дайки базитов выявлено Улькинское проявление железных руд (Fe до 37,06 %) представлено магнетитовыми скарнами, в которых не ис ключается наличие золота. В грейзенизированных и калишпатизированных гранитах, гнейсах и сланцах определены повышенные содержания Zn до 0,06 %, Pb до 0,5 %, Mo до 0,03 %, Sn до 0,06 %, W до 0,05 %, Be до 0,06 %, Ag до 0,001 % и Au до 2–4 г/т.

Более молодые ордовикские и девонские граниты прорывают амфиболиты Ниж не-Ахтарминской вулканоплутонической структуры, усложняют Омучский массив, превращая его в полихронный плутон. Последующая тектоно-магматическая активиза ция в рифей-палеозой-мезозойское время фиксируется формированием сети жил, ли нейных тел, редко штоков разных по генезису и возрасту микроклиновых гранитов и пегматитов, габбро, габбро-долеритов и ультрамафитов.

Перспективные на поиски золотого оруденения отдельные участки Омуч Улькинского рудного узла приурочены как к полям распространения архейской хайла минской, так и нижнепротерозойской неройской серий.

Хайламинская мигматит-гнейсовая серия распространена на площади около 115 км2, где прорвана тремя штоками Омучского плутона. Здесь намечается 5 участков с повышенными содержаниями золота. На Улькинском участке установлена зона мик роклинизированных и грейзенизированных гнейсов и гранитов северо-западной ориен тировки размером 0,9–1,93,2 км, насыщенная дайками базитов, гранит-порфиров, жи лами кварца, микроклинитов и микроклиновых пегматитов. В гнейсах повышены со держания Bi, Mo, Be, Zn, Pb, Cu, а в апогнейсовых грейзенах и пегматитах установлены концентрации Sn до 0,03 %, W до 0,01 % и Au до 0,1 г/т. На участке Южный известно проявление золота близ контакта гнейсов и гранитов Южного штока. В 400 м от кон такта штока гнейсы по результатам Au-спектрохимического анализа содержат до 4 г/т золота.

Кроме того, в поле развития пород серии выявлены шлиховые потоки золота.

В полях распространения нижнепротерозойской туманшетской карбонатно кварцито-сланцевой свиты выделен Северный участок. Он представляет собой зону (150–2501800 м) окварцевания, серицитизации и сульфидизации биотит-мусковит серицит-кварцевых сланцев. Зона насыщена полевошпат-кварцевыми и мусковит кварц-микроклиновыми пегматитовыми жилами с содержанием в них Sn до 0,06 %, Be до 0,03 %, B до 0,05 %, W до 0,02 % и Au 40–60 мг/т. По левому борту р. Улька в слан цах туманшетской свиты Au-спектрохимическим анализом устанавливается золото с содержанием 40–60 мг/т.

В зоне тектонизированного несогласия гнейсов хайламинской и кварцитов ту маншетской свит (участок Верхнеомучский) известно несколько проявлений урана, в пределах одного из которых в гнейсах установлен рудный интервал мощностью до 0,5 м с содержанием урана до 0,18 %. Не исключено, что в зоне этого несогласия могут локализоваться, кроме урановых, золото-урановые с ЭПГ месторождения типа «несогласия».

Нижне-Ахтарминский габбро-амфиболитовый массив в поле различных сланцев и амфиболитов алхадырской свиты, является составной частью вулканоплутонической структуры. Амфиболиты содержат тела ультрамафитов, перспективных на поиски сульфидных Cu-Ni с ЭГ и Au руд. На контакте амфиболитов, гнейсов и сланцев алха дырской свиты с гранитами распространены скарны и роговики с содержанием Zn до 1,0 %;

Pb до 0,8 %;

Sn до 0,8 %;

Bi до 0,05 %;

Be до 0,08 %;

Аs до 0,8 % и Au до 2 г/т при среднем содержании золота от 0,03 до 0,15 г/т. Учитывая значительные площадные размеры развития скарнов и роговиков (от 0,25 до 7,5 км2), здесь можно ожидать про мышленно значимых концентраций золота.

Анализ приведённых данных показывает, что упомянутые проявление золота большей частью размещаются в сланцах алхадырской свиты близ юго-западного кон такта амфиболитовой Нижне-Ахтарминской структуры, где сланцы сохранились в виде останцев между гранитоидными массивами.

В полях развития сланцев туманшетской свиты часто отмечаются шлихи с неока танным золотом в аллювиальных и склоновых отложениях. Судя по крупности, коли честву знаков в пробе концентрация золота должна превышать первые граммы на тон ну. По отсутствию окатанных золотин можно предполагать наличие его прямой связи с коренными источниками.

На перспективность бассейна р. Ульки и Омуча на поиски россыпного золота ещё в 1940 г. указывал геолог И.Н. Жинкин. В устье ключа Шульцов из взятой им пробы весом 3 кг получено полуокатанное золото в количестве 11,4 мг (9,5 г/м3). При провер ке заявки геолога Л.А. Краева о находке золота в аллювии р. Ахтарма выделен Верхне ахтарминский участок. В тальвеге и по бортам долины в верховьях реки золото в шли хах встречается в единичных знаках. Попутно был оценен близко расположенный аэро гамма-спектрометрический ореол калия площадью до 1,8 км2. В контуре ореола калия фиксируется золото с содержанием до 0,03 г/т.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют, что Омуч-Улькинский рудный узел с Омучским полихронным массивом гранитоидов в гнейсах хайламиен ской и сланцах неройской серий является весьма перспективным объектом для поисков золота, что обосновывается рядом вышеприведённых структурно-геологических, фор мационных, металлогенических и других критериев [11].

Подсчет прогнозных ресурсов Р3 для Омуч-Улькинского потенциально золото рудного узла выполнен А.Н. Смагиным по формуле, приводимой в [11, 12 и др.]. Пло щадь прогнозируемого Омуч-Улькинского рудного узла принята по весьма грубому оконтуриванию в 470 км2, а продуктивной, наблюденной на эрозионной поверхности части – 200 км2. Исходя из приведенных данных, прогнозные ресурсы золота категории Р3 продуктивной части Омуч-Улькинского рудного узла, подсчитанные методом анало гии, составили около 150 т.

Заключение Для окончательного решения вопроса о практической значимости установленного ору денения авторами рекомендуется провести на территории выявленных рудных узлов в пределах зеленокаменных поясов комплексную геофизическую, в том числе аэрогеофи зическую съёмку, геохимические и детальные поиски, включающие электроразведку и магнитометрию, поисковые маршруты, картировочные и поисковые скважины с соот ветствующим комплексом опробования. При этом необходимо уточнить структурно тектоническое положение и геодинамические условия становления потенциально рудо носных вулкано-плутонических комплексов зеленокаменных поясов, а в рудоносных узлах уточнить закономерности размещения оруденелых зон с выделением участков для проведе ния детальных поисково-оценочных работ на медно-никелевое с сопутствующими благо родными металлами и золотое оруденение.


Литература 1 Глазунов О.М. Перспективная никель-платиноносная провинция юга Сибири // Про блемы геологии Сибири. Тезисы докл. – Томск:ТГУ, 1994.– Т. 2. – С. 83.

2 Глазунов О.М. Саянская никель-платиноносная провинция // Петрология магматических и метаморфических комплексов. Мат-лы научной конф. – Томск: ЦНТИ, 2001. – С. 202–208.

3 Глазунов О.М., Богнибов В.И., Еханин А.Г. Кингашское платиноидно-медно никелевое месторождение. – Иркутск: ИГТУ, 2003. – 192 с.

4 Даценко В.М., Бондарева Д.М. Геологическая карта СССР масштаба 1:200 000. Се рия Восточно-Саянская. Лист N-47-VII. Объяснительная записка.– М.: ВГФ, 1971. – 68 с.

5 Еханин А.Г. Геология и рудоносность Кингашского базальт-коматиитового комплек са. Дисс. в виде научного доклада…. канд. геол.-минер. наук. – Красноярск, 2000. – 66 с.

6 Еханин А.Г., Смагин А.Н., Ренжин А.В. и др. К прогнозной оценке северо-западной части Восточно-Саянской никель-платиноносной провинции / Геология и полезные ис копаемые Красноярского края. – Красноярск: КНИИГГИМС, 2007. – С. 86– 7 Корнев Т.Я., Еханин А.Г. Эталон Кингашского базальт-коматиитового комплекса (Восточный Саян). – Новосибирск: Наука, 1997. – 89 с.

8 Корнев Т.Я., Еханин А.Г., Князев В.Н и др. Перспективы выявления новых коренных ме сторождений золота в зеленокаменных поясах Западного и Восточного Саяна / Геолоия и полезные ископаемые Красноярского края. – Красноярск: КНИИГГИМС, 2006. – С. 59–75.

9 Корнев Т.Я., Еханин А.Г., Романов А.Л. Перспективы золотоносности Канского зе ленокаменного пояса // Проблемы золотоносности Южной Сибири. Мат-лы научно пркт. конф. – Новокузнецк, 2001 – С. 66–72.

10 Корнев Т.Я., Еханин А.Г., Романов А.П. и др. Канский зеленокаменный пояс и его металлогения (Восточный Саян). – Красноярск: КНИИГГиМС, 2003. – 134 с.

11 Методика прогноза и поисков месторождений цветных металлов / А.И.Кривцов и др.

– М.: ЦНИГРИ, 1987. – 257 с.

12 Методическое руководство по оценке и учёту прогнозных ресурсов металлических и неметаллических полезных ископаемых. – СПб: ВСЕГЕИ, 2002.– Ч. 1.– 267 с.

13 Мехоношин А.С., Глазунов О.М., Бурмакина Г.В. Геохимия и рудоносность мета габброидов Восточного Саяна. – Новосибирск: Наука, 1986. – 102 с.

14 Механошин А.С., Колотилина Т.Б. Платиноносные ультрамафиты Бирюсинского высту па Сибирской платформы / Платина России. – М.: Геоинформмарк, 1999. – Т. 3.– С. 97–106.

15 Налдретт А.Дж. Магматические сульфидные месторождения медно-никелевых и платиноидных руд. – С-Пб.: СПбГУ, 2003. – 487 с.

16 Некрасов Е.М. Важнейшие геолого-промышленные типы месторождений золота в ХХ веке // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление.– 2000. – № 5–6. – С. 53–56.

17 Ножкин А.Д., Смагин А.Н. Новая схема расчленения метаморфических комплексов докембрия Канскойосточный Саян) // Геология и геофизика. – 1988. – № 12. – С. 2–12.

18 Ножкин А.Д., Цыпуков М.Ю., Попереков В.А. и др. Сульфидно-никелевое и благо роднометалльное оруденение в гранит-зеленокаменной области Восточного Саяна // Отечественная геология. – 1995. – № 6. – С. 11–17.

19 Ножкин А.Д., Чернышов А.И., Туркина О.М. и др. Метаосадочно-вулканогенные и интрузивные комплексы Идарского зеленокаменного пояса (Восточный Саян) // Петро логия магматических и метаморфических комплексов: Мат-лы научной конф. – Томск:

ЦНТИ, 2005. – Т. 2. – С. 356–384.

20 Обновлённые схемы межрегиональной и региональной корреляции магматических и метаморфических комплексов Алтае-Саянской складчатой области и Енисейского кря жа. – Новосибирск: СНИИГГиМС, 2007. – 280 с.

21 Региональные схемы корреляции магматических и метаморфических комплексов Алтае-Саянской складчатой области / под ред. В.Л. Хомичев. – Новосибирск: СНИИГ ГиМС, 1999. – 260 с.

22 Ручкин Г.В., Дерюгин Ю.Н. Золотоносность архейских зеленокаменных поясов. – М.: Недра, 1985. – 35 с.

23 Салаев А.А. Геология никеленосных массивов ультрамафитов Ийско-Кукшерского прогиба (Восточный Саян) // Отечественная геология. – 2006. – № 4. – С. 21–24.

24 Сафонов Ю.Г. Золоторудные и золотосодержащие месторождения мира – генезис и металлогенический потенциал // Геология рудных месторождений. – 2003. – Т. 45. – № 4. – С. 305–320.

25 Сезько А.И. Основные этапы формирования континентальной коры Присаянья / Эволюция земной коры в докембрии и палеозое. – Новосибирск: Наука, 1988. – С. 7–40.

26 Сердюк С.С., Кириленко В.А., Ломаева Г.Р. и др. Геология и перспективы сульфид ного Pt-Cu-Ni оруденения восточной части Алтае-Саянской складчатой области. – Красноярск: изд-во «Город», 2010. – 184 с.

27 Смагин А.Н., Парначёв В.П. О новом Кахтарминском потенциально рудоносном районе Восточно-Саянской никель-платиноносной провинции // Вестник ТГУ. – 2012. – № 363. – С. 214–217.

28 Смагин А.Н., Ренжин А.В. Новые данные по магматизму и рудоносности бассейна нижнего течения р. Агул / Рудоносность магматических формаций Сибири. – Новоси бирск: СНИИГГиМС, 1991. – С. 24–33.

29 Справочник по геохимии / Г.В. Войткевич, А.В. Кокин, А.Е. Мирошников и др. – М.:

Недра, 1990. – 480 с.

30 Чернышов А.И., Ножкин А.Д., Мишенина М.А. Петрохимическая типизация ульт рамафитов Идарского зеленокаменного пояса Канского блока (Восточный Саян) // Гео химия. – 2010. – № 2. – С. 126–150.

31 Hutchinson R. W. Metallogeny of Precambrion gold deposits: Space and time relationships // Econ. Geol. – 1987. – 82. –№ 8. – P,p. 1993–2007.

О ВОЗМОЖНОСТИ СОЗДАНИЯ НА АЛТАЕ НА БАЗЕ ТРЕХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЕДИНОГО БЕЛОРЕЦКО-ИНСКОГО-ХАРЛОВСКОГО ГОКа (БИХАГОКА) КАК КРУПНЕЙШЕГО ИСТОЧНИКА ЖЕЛЕЗО-ТИТАНО-ВАНАДИЕВО-АЛЮМИНИЕВОГО СЫРЬЯ Л.И. Шабалин Сибирский научно-исследовательский институт геологии, геофизики и минерального сырья, Новосибирск, Россия E-mail: shabalinli@rambler.ru В Алтайском крае сравнительно недалеко от Кузнецкого и Западно-Сибирского металлургических комбинатов находятся три крупных пространственно сближенных месторождения, образующих единый горно-рудный район, который может служить крупнейшим источником железорудного и ванадиевого сырья для этих комбинатов, а также источником титанового и алюминиевого сырья для российской промышленно сти. Такими месторождениями являются Харловское, Инское и Белорецкое месторож дения, расположенные в 30–70 км друг от друга и в 85–170 километрах от железной до роги. Среди них Белорецкое и Инское скарново-магнетитовые месторождения являют ся детально разведанными и по существу подготовленными к эксплуатации. Успешной оценке перспектив эти месторождений и последующей разведке в 1950–60 х годах ока зали геофизики Алтайской геофизической экспедиции ЗСГУ (А.И. Гришко, А.М. Кома ров, Р.Г. Комарова, М.В. Крапивин и др.).

Однако ряд попыток составления ТЭО их разработки не показывали достаточной экономической эффективности их вовлечения в эксплуатацию вследствие довольно значительной удаленности их – около 170 км от железной дороги, недостаточности за пасов для строительства протяженных подъездных путей к ним, расположения в нена селенной горно-таежной местности. Поэтому эти месторождения до настоящего време ни не были вовлечены в эксплуатацию, хотя они обладают высоким качеством магне титовых руд и благоприятными горно-техническими условиями для разработки.

Попыток учесть в ТЭО разработки совместно с ними Харловское месторождение до настоящего времени не производилось и оно даже не учтено балансом государст венных запасов. Причиной такого нигилистического отношения к Харловскому место рождению является то, что технологически оно является совершенно недостаточно изученным.

На основании проведенных на нем поисково-разведочных и технологических ра бот оно отнесено к разряду среднетитанистых собственно титаномагнетитовых руд с незначительным количеством свободного ильменита, т.е. близким к типу качканарских руд, только с еще более высокотитанистым титаномагнетитом и с содержанием сво бодного ильменита в количестве 1,5–5,2 % [3].

Однако, проведенные нами минералого-петрографические исследования руд [2,4– 7] и внимательное изучение результатов их технологических исследований позволили представить месторождение в качественно ином свете.

Во-первых, нами было установлено, что во всем месторождении в рудах свобод ный ильменит имеется в значительно большем количестве – 5–10 % виде зерен разме ром до 1–3 мм, которые при обогащении могут извлекаться в отдельный концентрат.

Это подтверждено как минералого-петрографическими исследованиями руд по шлифам и аншлифам, так и анализом показателей обогащения имеющихся технологических проб. Обращает на себя внимание, что извлечение титана в ильменитовый концентрат по этим пробам не превышает 40–52 %, а в хвосты обогащения большинства из них пе реходит до 30–40 % от общего содержащегося в рудах титана, что свидетельствует о недостаточно тщательном отборе рудных концентратов в тот период времени и в пер вую очередь ильменитового концентрата, учитывая, что подавляющая часть титана со средоточена в ильмените, а в силикатных минералах он содержится только в долях процента. В среднем по месторождению свободный ильменит, по нашим данным, со ставляет около 43 % от общей суммы ильменита и титаномагнетита и его средневзве шенный весовой выход равен 9 %, а в рудах нижних горизонтов еще выше.


Во вторых, нами было установлено на месторождении два типа руд – с высокоти танистым и среднетитанистым титаномагнетитовым концентратом. Это доказывается следующими фактами.

По результатам химического анализа отобранных нами монофракций титаномаг нетита, а также используя результаты подобных же исследований В.А. Вахрушева (1965), можно видеть проявление тенденции снижения содержания в них диоксида ти тана в направлении от верхних к нижним горизонтам с 12 % до 5–7 %. Это сопровож дается определенной последовательностью в изменении состава руд в этом направле нии, что проявляется в первую очередь в увеличении содержания в рудах диоксида ти тана от 4,5 % до 7,5 % при уменьшения содержания железа от 19 до 14 %. Это отчетли во видно по данным химического опробования керна скважин. Практически во всех скважинах заметна эта тенденция. Так что к нижним горизонтам руды постепенно пе реходят от железо-титановых к существенно титановым.

На этом основании нами выделен тип руд с высокотитанистым (10–12 % TiO2) ти таномагнетитовым концентратом, составляющим только четыре верхних сравнительно маломощных рудных горизонта с запасами не более 10–15 % от общих ресурсов руд, и тип руд со среднетитанистым (5–8 % TiO2) титаномагнетитовым концентратом, кото рый составляет всю остальную часть руд, т.е. более 85 % их общих ресурсов – около млрд. т. Такое деление соответствует разработанной нами геолого-промышленной классификации титаномагнетитовых руд [5, 7]. В первом типе руд количество свобод ного ильменита составляет 5–7 объемных процентов а во втором – 9–10 %. По относи тельному количеству ильменита от суммы ильменита и титаномагнетита в рудах, а также по соотношению железа и титана в рудах Харловское месторождение попадает в группу таких известных титаномагнетитовых месторождений как Кручининское, Гре мяха-Вырмес, Большой Сэйим, Елетьозерское, Медведевское, Гаюмское в России и разрабатываемого сейчас в США месторождения Сэнфорд Лейк, а в Китае – Панжихуа.

Следует обратить внимание, что почти все исследованные технологические пробы отобраны из первого типа руд верхних горизонтов расслоенного массива и опробова нием почти не охвачен второй тип руд. По-видимому, по этой причине всё месторож дение отнесено к собственно титаномагнетитовому типу с низким выходом ильменито вого концентрата. В действительности же подавляющая часть руд относится ко второ му типу с высоким содержанием в них свободного ильменита. Причем, учитывая тен денцию к нарастанию содержания титана в рудах в направлении к нижним горизонтам, можно полагать, что наибольшей величины это содержание будет в четырех самых нижних горизонтах, т.е. как раз в тех, на которых не проводились горно-буровые рабо ты, и они оценены только по геофизическим данным. Хотя их предполагаемые ресурсы составляют не менее 500 млн. т. По этой причине Харловское месторождение в целом является не собственно титаномагнетитовым, а титаномагнетит-ильменитовым, т.е. по существу одним из крупнейших в России месторождений титанового, ильменитового по составу сырья.

В-третьих, по результатам химического анализа отобранных нами концентратов титаномагнетита, а также и анализа технологических проб установлено, что в нем со держание пентоксида ванадия несколько, в ряде случаев на 50 % выше, чем в качканар ских концентратах, что делает их более привлекательными для металлургической промышленности.

В-четвертых, нами показано на основе минералого-петрографических исследова ний и отбора плагиоклазовых монофракций, что плагиоклаз, входящий в состав тита номагнетитовых руд по всему разрезу месторождения, относится к типу битовнита с высоким содержанием в нем глинозема в количестве 32 %, что позволяет его считать перспективным на глиноземное сырье.

Вопрос о возможности совместного использования руд Харловского, Инского и Белорецкого месторождений неоднократно ставился СНИИГГиМСом и ранее [1]. При знание такого района минерально-сырьевым центром экономического развития позво лит почти в два раза сократить затраты на строительство подъездных железнодорож ных путей, так как расстояние его до железной дороги будет 85 км, а не 170 км как от дельно до Инского и Белорецкого месторождений, поскольку строить единый горно обогатительный комбинат, который можно назвать БИХАГОК, по-видимому, целесо образно в обжитом сельскохозяйственном районе на базе Харловского месторождения, а не в гористой и сейчас безлюдной местности двух других месторождений. Отнесение затрат на создание инфраструктуры ко всем месторождениям, как единому району, по зволит существенно увеличить экономическую эффективность освоения всех этих ме сторождений и привлечь к нему внимание инвесторов.

В-пятых, в процессе проведенных нами ранее тематических исследований в рай оне Инского месторождения, было установлено в габбро-норитовой интрузии, пересе кающей магнетитовые рудные тела в районе 19–39 профилей, наличие повышенной вкрапленности минерала гемоильменита, который может стать источником титанового сырья в случае установления экономической эффективности его добычи попутно с же лезными рудами. Кроме того следует отметить, что по данным алтайских геологов [3], общий прогнозный потенциал на титаномагнетитовые руды всего рудного района по современным оценкам составляет более 32 млрд. т. При этом ими отмечается, что име ются предпосылки для обнаружения мощных рудных тел с содержаниями титана и ва надия выше, чем на Харловском месторождении.

Приведем краткую геологическую характеристику Харловского месторождения.

Оно расположено в обжитом сельскохозяйственном районе Алтая с развитой се тью автомобильных дорог, в 85 км от ближайшей железнодорожной станции Поспели ха. Месторождение оценено по двум пересекающимся профилям, в которых пробурены 23 скважинами глубиной до 500 м (Сакович и др., 1958). Оно приурочено к полого рас слоенному изометричному в плане габброидному массиву, сложенному дифференци рованными преимущественно оливинсодержащими габброидами. Массив имеет чаше образную внутреннюю структуру диаметром около 3 км по поверхности, которая, как показали геолого-съемочные работы, осложнена тектоническими нарушениями. Мас сив сложен чередующимися рудными габброидами и безрудными мезо– и лейкократо выми габброидами в виде слоев мощностью до нескольких десятков метров. На место рождении выделено более 10 рудных залежей мощностью 16–140 м. К рудам отнесены рудные габброиды с содержанием железа валового от 14 до 25 % при бортовом его со держании 12 %. Минимальная мощность рудных прослоев принята равной 8 м, макси мальная мощность безрудных габброидов – 2–4 м. Протяженность рудных залежей 425–2650 м.

В рудах Харловского месторождения главными промышленно ценными минера лами являются титаномагнетит (железо-титано-ванадиевое сырье), ильменит (титано вое сырье) и плагиоклаз (алюминиевое сырье). Структура руд среднезернистая. Тита номагнетит и ильменит образуют одинаковые по размерам зерна до 1–3 мм. Плагиоклаз представлен удлиненными зернами размером 1–5 мм. Поэтому при обогащении дроб лением до промышленного класса (0,074 мм) позволяет легко вскрывать зерна рудных минералов и они хорошо разделяются в отдельные концентраты. Проведенное сравне ние титаномагнетитовых концентратов различных месторождений Сибири показало, что харловские окисно-рудные минералы при обогащении наиболее легко отделяются от силикатных нерудных минералов и являются самыми чистыми по примесям с мини мальным содержанием кремнезема и кальция, связанными с примесями посторонних минералов. В титаномагнетите имеются тончайшие (менее 0,001 мм) пластинчатые вростки ильменита и шпинели (герцинита), представляющие собой структуры распада твердого раствора. Общее количество титаномагнетита в рудах по минералогическим подсчетам в шлифах и аншлифах варьирует в пределах 10–15 %, ильменита – 5–10 %, а плагиоклаза 20–50 %.

Запасы руд месторождения до глубины 300–550 м составляют 1,73 млрд. т катего рий С1 + С2 и еще 2 млрд. т прогнозных ресурсов Р1 до этих же глубин. Все эти запасы сосредоточены в пределах кольцевой полого ориентированной чашеобразной структу ры с большой площадью выхода на поверхность рудных тел.

В рудах содержится в среднем: железа валового – 15,3 %, диоксида титана – 5,9 %, пентоксида ванадия – 0,08 %, глинозема – 11 %.

Содержание железа в харловских рудах близко к содержанию железа в разраба тываемых сейчас на Урале рудах Качканарского титаномагнетитового месторождения, а сумма железа валового и диоксида титана в них почти на 4 % выше суммарного со держания соответствующих компонентов в качканарских рудах. Как показали техноло гические исследования, извлечение железа в концентраты из харловских руд близко соответствующему извлечению из качканарских руд. По общему же количеству извле каемых компонентов первые превосходят вторые, а если учесть, что из них, кроме же лезо-ванадиевого концентрата, получается существенное количество ильменитового концентрата, цена которого в шесть раз выше железорудного, то общая ценность хар ловских руд по железо-титано-ванадиевым компонентам будет гораздо выше качканар ских. Содержание ванадия в харловских рудах в целом хотя и в два раза ниже, но в их титаномагнетитовом концентрате оно выше, чем в соответствующем концентрате кач канарских руд. В рудах Харловского месторождения, также как и в качканарских, со держится незначительное количество вредных примесей – серы и фосфора, в среднем по данным технологических проб соответственно 0,053;

0,036 %.

Если сравнить руды Харловского месторождения с рудами детально разведанного и планируемого сейчас в разработку в Восточной Сибири коренного титаномагнетит ильменитового месторождения Большой Сэйим, то можно видеть, что они только не много отличаются от них: в рудах Харловского месторождения содержание железа на 1,7 % меньше, диоксида титана на 1,6 % меньше, чем в сэйимских рудах, а содержание пентаксида ванадия почти такое же. Однако общие ресурсы харловских руд в пять раз превышают ресурсы руд месторождения Большой Сэйим. Кроме того, на Харловском месторождении имеется достаточно большое количество руд – не менее нескольких со тен млн. т почти с таким же средним содержанием железа, титана и ванадия, как и среднее содержание в сэйимских рудах. То есть, по существу даже некоторая неболь шая часть Харловского месторождения сопоставима по запасам и содержанию полез ных компонентов с месторождением Б. Сэйим.

Следовательно, сравнение руд Харловского месторождения с рудами месторож дений Качканарского и Большой Сэйим, которые сейчас добываются или запланирова ны в ближайшую разработку, показывает, что оно по ряду важнейших промышленных параметров не только сопоставимо с ними, но и в ряде случаев превосходит их, и по этому горно-рудным и металлургическим отраслям нашей промышленности надо на него обратить самое серьезное внимание.

О составе плагиоклазового концентрата можно судить на основании минералоги ческого определения состава плагиоклаза по разрезу массива. Он в большинстве руд относится к составу битовнита с содержанием 74–84 % анортитовой составляющей с содержанием около 32 % глинозема, т.е. на 4 процента выше, чем в наиболее высокока чественных небокситовых нефелиновых рудах – уртитах Кия-Шалтырского месторож дения, используемых на Ачинском глиноземном комбинате в качестве алюминиевого сырья. Причем, следует отметить, что в связи с отработкой в ближайшие десять лет Кия-Шалтырского месторождения, следующей по очередности перспективной сырье вой базой Ачинского глиноземного комбината является Горячегорское нефелиновое месторождение, в котором среднее содержание глинозема составляет всего лишь 22 %, т.е. на 10 % меньше, чем в плагиоклазовых концентратах Харловского месторождения.

Количество плагиоклаза в рудах Харловского месторождения и содержащегося в нем глинозема превышает общее количество железа, титана и ванадия в нем.

Эти данные позволяют по новому оценить Харловское месторождение, как весьма перспективный источник комплексного железо-титано-ванадиево-алюминиевого сырья.

Если учесть его огромные ресурсы железных руд, то прибавление их к ресурсам Бело рецкого и Инского месторождений позволяет удвоить их общие ресурсы во всем Бело рецко-Инского-Харловском горно-рудном районе. На основании этого данный район можно считать одним из крупнейших в Сибири минерально-сырьевых центров эконо мического роста.

Литература 1. Калугин А.С. и др. Железорудные месторождения Сибири / под редакцией В.А.Кузнецова и А.С.Калугина – Новосибирск: Наука, 1981. – 238 с.

2. Резниченко В. А., Шабалин Л. И. Титаномагнетиты. Месторождения, металлургия, химическая технология. – М.: Наука, 1986. – 294 с.

3. Минерально-сырьевые ресурсы Алтайского края. Инвестиционные предложения – ФГУ «ТФИ по Алтайскому краю». Барчан Г.Н., Белоусов С.В., Дым Л.С. и др.- Барна ул: ОАО «Алтайский полиграфический комбинат, 2007 – 240 с.

4. Шабалин Л. И. Ильменит-титаномагнетитовые руды Харловского месторождения на Алтае – перспективный источник алюминие-железо-титано-ванадиевого сырья // Гео логия и геофизика. – 1986. – № 6. – С. 48–55.

5. Шабалин Л.И. Титаномагнетитовые месторождения (геология, генезис, перспективы промышленного использования). – Новосибирск, СНИИГГиМС, 2010. – 174 с.

6. Шабалин Л. И., Резниченко В. А. Перспективы обеспечения титановым сырьем про мышленности России // Ресурсы. Технологии. Экономика. – 2005. – № 10. – С. 36–43.

7. Шабалин Л.И. Геолого-генетические типы титаномагнетитовых руд и перспективы их использования (на примере месторождений юга Сибири). Дисс….доктора геол. минерал. н. Новосибирск: 1989.

КАЙНОЗОЙСКИЕ ТАЛЬК-МАГНЕЗИТОВЫЕ ОТЛОЖЕНИЯ В ЛАРГИНСКО-КАКТОЛГИНСКОМ РАЙОНЕ ЗАБАЙКАЛЬЯ 1 А.И. Шевелёв, Т.А. Щербакова Казанский (Приволжский) федеральный университет, Россия Центральный научно-исследовательский институт геологии нерудных полезных ископаемых, Казань, Россия E-mail: ashev-2010@yandex.ru Месторождения магнезита, связанные с кайнозойскими комплексами, известны за рубежом и успешно разрабатываются с начала прошлого столетия. Формирование их проходило в континентальных условиях в пределах депрессионных структур кайнозоя в миоценовое, раннеплиоценовое, плиоцен-плейстоценовое и голоценовое время. По добные месторождения известны в Австралии, Турции, Сербии, Америке, на Кубе [1].

Месторождения представлены, главным образом, магнезитом и гидромагнезитом, кото рые могут слагать мощные (десятки метров) толщи, имеющие промышленную значимость.

Эти месторождения весьма перспективны для освоения – приповерхностное зале гание рудных тел, рыхлый рудный материал, потенциально крупные запасы и довольно высокое качество руды, и часто весьма благоприятное географическое расположение.

Для России это новый генетический тип. Выполненный анализ зарубежных материалов [7–9] по кайнозойским месторождениям позволил установить основные закономерно сти их размещения и определить прогнозно-поисковые критерии [2–6].

По данным критериям в пределах России определены перспективные структуры на возможное нахождение в них кайнозойских магнезитов. К перспективному региону отнесено и Забайкалье, где на территории Ларгинско-Кактолгинского района найдены кайнозойские тальк-магнезитовые проявления.

Район расположен в междуречье Шилки и Газимура, слагается в разной степени метаморфизованными венд-кембрийскими терригенно-карбонатными отложениями, интрудированными многочисленными гранитоидами палеозойского и мезозойского возраста.

К средним-верхним частям доломитовой толщи быстринской свиты нижнего кем брия приурочены довольно многочисленные проявления и месторождения кристалли ческих магнезитов в бассейне р. Ларги. Магнезиты крупно-мелкокристаллические, бе лого цвета, массивные, образуют пластообразные и линзовидные тела северо восточного простирания, падающие на север под углами 5–30°.

Геоморфологическое строение бассейна р. Ларги, являющейся правым притоком р. Шилки, представлено основными формами рельефа – водораздельными хребтами, долинами реки Ларги и ее притоков, которые ориентированы, как и основные геологи ческие структуры, в восточном и северо-восточном направлении. Морфология рельефа, помимо геолого-структурных факторов, обусловлена процессами избирательной дену дации, определяемой литологическими и петрографическими свойствами пород, экспо зицией склонов (склоны северной экспозиции, как правило, положе и длиннее, чем южные). Водораздельные элементы характеризуются значительной крутизной склонов, достигающей 25–30, а также выположенными водораздельными пространствами.

Склоны водоразделов слабо расчленены, современная эрозия проявилась здесь интен сивно. Относительные превышения достигают 400–500 м при абсолютных отметках в 900–1000 м.

Территория разбита густой сетью падей и распадков, примыкающих к р. Ларге.

Эрозионно-аккумулятивные элементы рельефа нашли свое выражение в надпойменных террасах долины реки, придающих местности ступенчатый характер.

Продольный профиль долины р. Ларги представляет хорошо выработанную, плавную кривую. Притоки р. Ларги обладают выдержанной ориентировкой, пересекая почти под прямым углом структуры района. Поперечный разрез долины р. Ларги имеет асимметричное строение – крутой правый и пологий левый борта. Ширина долины достигает 1 км и более. На расстоянии 15 км от устья русло ориентировано в восточно юго-восточном направлении, далее – на расстоянии 9 км коленообразный изгиб на юго восток до истока. В среднем течении реки по правому борту выделяется надпойменная терраса.

При проведении полевых ревизионных работ в бассейне р. Ларги (в районе ме сторождений Ларгинское и Ларгинское-1) нами были выявлены магнезитоносные от ложения в верхней надпойменной террасе в правом борту долины р. Ларги (среднее те чение). Это новый природный тип магнезитового сырья – кластогенный осадочный магнезит надпойменной террасы четвертичного возраста, рудное тело которого имеет субгоризонтальное залегание и прослежено на 1000 м.

В среднем течении р. Ларги, выше устья впадающей (по левому борту). Шальде мар, расчистками вскрыты фрагменты уступа надпойменной террасы высотой около метров, сложенные слоистыми, терригенными отложениями, залегающими субгоризон тально и представленные (сверху-вниз):

– почвенно-растительный слой коричнево-бурого цвета, мощность 0,2 м;

– песчано-обломочная (дресва, щебень) смесь бурого цвета, мощность 1,0 м;

– алевро-песчаная рыхлая смесь светло-бурого цвета, мощность 0,7 м;

– магнезит белого цвета, тонко- и равномерно зернистый, с примесью талька, до ломита и кальцита, мощность 0,2 м;

– тонкое чередование слойков (1–10 мм) и линзочек (15х60 см) магнезита белого, рыхлого, тонкозернистого и магнезит-тальковой смеси охристого (ржавого) цвета, мел козернистой структуры и обломочной текстуры, мощность 2,5 м;

– магнезит белого цвета, рыхлый, тонко-равномерно зернистый, мощность 0,3 м;

– тонкое чередование слойков (1–10 мм) и линзочек (в среднем 10х20–25 см) магнезита белого, рыхлого, тонкозернистого, однородного и магнезит-тальковой смеси охристого цвета, мелко-среднезернистой, мелкообломочной (до 6 мм). Присутствие талька придает смеси перламутровый оттенок. В слое преобладают белые магнезиты (70 %). Видимая мощность 2,8 м.

Подобный разрез в отложениях надпойменной террасы вскрыт расчисткой через 200 метров от первой расчистки вверх по течению р. Ларги в правом борту долины.

Здесь, в нижней части уступа, находится слой с видимой мощностью 7 м, представлен ный тонким чередованием слойков (1–15 мм) магнезита белого, рыхлого тонкозерни стого и магнезит-тальковой смеси фрагментарно мелкообломочной, охристого цвета с перламутровым оттенком.

Надпойменная терраса, где в средней части вскрыты, описаны и опробованы раз резы, прослеживается визуально по правому борту долины р. Ларги на расстоянии более 1 км.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.