авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 26 |

«Administration of Tomsk Rigion   Ministry of Natural Resources and Ecology of the Russian Federation   Ministry of Education and Science of the Russian Federation   ...»

-- [ Страница 2 ] --

получил ученую степень доктора геолого минералогических наук, звания заслуженный деятель науки и техники РСФСР и По четный гражданин Норильска. По необоснованным обвинениям он провел 7 лет за ко лючей проволокой.

Активная жизнь Н. Н. Урванцева привлекала внимание и любопытство многих коллег. В литературных обзорах В.А. Вакара, П.Н. Сигунова, А.Н. Колесова, М.Л. Вер бы описаны эпизоды его жизни. Свои путешествия сам Николай Николаевич запечат лел в мемуарах: «На Северной Земле» (1969), «Норильск» (1969), «Таймыр –край мой северный» (1978), «Открытие Норильска» (1981). Николай Николаевич оставил обшир ный фотоархив (он начал фотографировать в 1923 г. в период геологоразведочных ра бот на месте будущего Норильска). Описания его жизненного пути позволяют напом нить коротко о главном в деятельности этого незабываемого человека.

Главное в характере Н. Н. Урванцева – его желание трудиться. Мотивация такого желания не связана с целью личного благополучия. Выбирал он поле деятельности на пределе своих возможностей, но всегда это были общественно полезные дела, нацелен ные в будущее: поиски месторождений угля для Севморпути, картирование береговой линии островов арх. Северная Земля, организация и обеспечение зимовок, испытание вездеходных полугусеничных машин-тундроходов. Достижение этих целей обеспечи валось тщательными исследованиями и основательной подготовкой. Готовясь к работе в экстремальных условиях, он умел выбирать надежных соратников, с которыми можно идти в разведку. И сам Николай Николаевич был очень надежным человеком.

Широкий спектр интересов, непроходящее желание учиться определяли обшир ную сферу деятельности Николая Николаевича в техническом и геологическом аспек тах. На разведочных работах он досконально знал технологию бурения и взрывных горно-проходческих работ, специфику отбора и обработки проб. При маршрутных гео логических работах без картографической основы была необходима астрономическая привязка, которую он освоил в совершенстве и применил при легендарной съемке вме сте с Г.А. Ушаковым при исследовании тогда еще «белого пятна» – арх. Северная Зем ля (1930 – 1932 гг.). При изучении и освоении северных территорий Н.Н. Урванцев четко понимал роль транспортных средств не только для передвижения, но и для пере возки топливного и рудного сырья. Начав разведку рудного месторождения в бассейне руч. Угольный, Николай Николаевич уже тогда намечал трассы с выходом на «кара ванные пути» к Енисею (первые проекты железной дороги) или к Северному морскому пути (проект узкоколейной железной дороги до р. Норилка и последующий водный путь по озеру и реке Пясина).

При исследованиях труднодоступных районов Таймыра, плато Путорана, побере жья Карского моря Николаю Николаевичу потребовалось научиться у коренных жите лей выживать и работать в любых экстремальных обстановках. Его свободное общение с людьми различных социальных групп (от кочевника до министра) предопределено интеллигентностью и высокой культурой поведения. На его 80-летнем юбилее Юлиан Евгеньевич Погребицкий, непревзойденный научный авторитет, сказал: «Николай Ни колаевич – это ученый, прославивший Россию, и очень интеллигентный человек». На тех же мероприятиях, проходивших в Институте геологии Арктики, многие геологи высказывали свое восхищение легендарным человеком. Запомнился очень искренний стихотворный опус Вадима Александровича Преображенского:

Заслуги большие у Урванцева есть, И вся жизнь его – подвиг.

И заслужена честь!

В освоении Арктики Пионером он был, По земле по нехоженой свой маршрут проложил.

Пройден Таймыр и Пясина, Хантайка пройдена, Проблема меди-никеля и платины впервые решена.

Проблемы энергетики – в Хантайке строят ГЭС!

Встает в своем величии Таймыр – страна чудес!

Вся жизнь – тяжелый поиск и напряженный труд.

За это-то Урванцева геологи и чтут.

При жизни стал легендой Наш мудрый, добрый дед!

Трудностей на жизненном пути Николая Николаевича было много, но преодоле вал он их упорно и самоотверженно, на фоне динамично меняющихся властей (Колча ка, Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева). Вызывает удивление, как мог человек в оч ках, запотевающих на холоде, работать в арктических условиях и замечать больше, чем другие. Примеров этому множество.

В 1922 г., проплывая на катере вдоль побережья, в 4 км от пос. Диксон, он заме тил на берегу белый предмет, который оказался разорванной медведями сумкой с по чтой зимовщиков, которую не донесли в 1918 г. курьеры-марафонцы Кнутсен и Тессем из экспедиции Амундсена. За эту находку правительство Норвегии наградило Н. Н. Ур ванцева золотыми именными часами. Разыскивая заблудившегося в тундре коллегу, он несколько часов просматривал в бинокль окрестности и нашел и спас Виктора Кореш кова. Первый образец кимберлитоподобной породы поднят Николаем Николаевичем при испытательном пробеге полугусеничных автомашин по тундре.

Николай Николаевич – путешественник, которому и как географу и как геологу повезло закрыть в середине XX в. последние «белые пятна» суровой Арктики и Суб арктики. Открыть Норильск 1, Норильск 2 на новом уровне (1919–1929), пересечь п-ов Таймыр по р. Пясина (1922) и рекам Верхней, Нижней Таймыра (1929) и создать пер вую схему тектонического развития Таймырской складчатой области как герцинской геосинклинали с шарьяжно-надвиговым строением;

впервые нанести на карту, как то пографическую, так и геологическую, острова арх. Северная Земля (1930–1932), забу рить первые скважины на нефть в бухте Нордвик.

Все годы после разведки сульфидоносных пород в интрузиях Норильск 1 и Но рильск-2 Н. Н. Урванцев не упускал из внимания необходимость познания процессов магматогенного медно-никелевого сульфидного рудообразования. Актуальность про блемы возросла после открытия Талнахского рудного узла и необходимости выявления новых подобных объектов. Николай Николаевич был в курсе всех новых материалов, включая данные по изотопной геохимии, и в одной из последних своих статей «Геоло го-тектонические факторы становления медно-никелевых месторождений севера Сред ней Сибири» (1982) профессионально наметил направления дальнейших исследований, обратив внимание на то, что распределение сульфидов в дифференцированных интру зиях базит-гипербазитового состава Норильского района отражает лишь заключитель ную стадию рудообразующего процесса, начавшегося в глубоких недрах.

В результатах деятельности Николая Николаевича мы видим непрерывно попол няющийся спектр геологических открытий и создания промышленных мегаполисов. В Норильском промышленном районе есть три компонента, заложенные на основе на чальных работ Н.Н. Урванцева и продолжающие служить людям в ХХI в.

Первый компонент – выявление платиноносных сульфидных руд и месторожде ний угля Норильского района. Меденосность оруденения была известна еще до прихо да поисковой группы Н.Н. Урванцева и использовалась купцом Сотниковым. Поэтому некоторые «правоведы» показывают, что Н. Н. Урванцев не является первым открыва телем месторождения Норильск 1. Это утверждение относится только к медьсодержа щим рудам. Однако Н. Н. Урванцев открыл платиноносность Норильска 1 и докумен тально передал платиновое месторождение в эксплуатацию «Союззолоту» (1929). Пла тино-палладиевый потенциал Норильско-Талнахского рудного узла в настоящее время доминирует в российской экономике.

Второй компонент – энергетическое обеспечение. Строительство плотины, водо хранилища и гидроэлектростанции на р. Хантайка за Полярным кругом базируется на первопроходческом картографировании долины р. Хантайка, проведенном Николаем Николаевичем в 1928 г., а затем – на консультационной поддержке при разработке проекта.

Третий компонент – транспортировка сырья. В стратегическом плане деятельно сти Николая Николаевича в Норильском районе изначально анализировались варианты перевозки рудного сырья по трассам Северного морского пути и Енисея. Сопоставля лись возможности перевозок водным путем по р. Пясина или по железной дороге к р.

Енисей. К решению этого вопроса Николай Николаевич относился очень серьезно, и его предложения были учтены при строительстве первой железной дороги Норильск Дудинка.

Николай Николаевич – человек-легенда, первопроходец, эпоха в истории позна ния и развития Сибири;

его жизнь и деятельность являются примером не только для современных геологов, но и для будущего поколения.

Н. Н. Урванцев оставил богатое научное наследство.

Основные этапы жизни Н.Н. Урванцева 1893, 17(29) января – в г. Лукоянов Нижегородской губернии в семье Урванцевых родился сын.

1903 – поступил в Нижегородское реальное училище.

1911 – окончил училище, поступил в Томский технологический институт.

1918 – закончил Горное отделение Томского технологического института.

1919 – сотрудник Сибирского отдела Геологического комитета. Командирован в низовья р. Енисей для изучения угленосных отложений (первое посещение района Норильска).

1920–1922 – первая зимовка в Норильске (1921–1922). Продолжение разведки Норильского каменноугольного месторождения.

1922, лето – лодочный маршрут по неизученной р. Пясина. Найдена почта Амундсена. За путешествие награжден медалью имени Пржевальского, за находку поч ты – золотыми именными часами от норвежского правительства.

1923–1924 – вторая полярная зимовка, горно-разведочные и горные работы на Норильском месторождении.

1925–1926 – третья полярная зимовка в Норильске, заместитель начальника, в со ставе экспедиции под руководством П. С. Аллилуева.

1928 – руководство геолого-поисковыми и разведочными работами на открытом в 1926 г. месторождении Норильск 2. Геолого-поисковый маршрут по неизученной р. Хантайке.

1929 – исследовательский маршрут по северо-западной части Таймырского полу острова после передачи Норильского платинового месторождения в эксплуатацию «Союззолоту». За зиму и лето прошел на лошадях, оленях и моторной шлюпке 10 тыс. км.

1930–1932 – научный руководитель экспедиции на Северную Землю. Кроме гео логических работ вел астрономические, гидрогеологические и магнитные наблюдения, топографическую съемку. Награжден орденом Ленина.

1933–1934 – руководство геологоразведочными работами на Северном Таймыре.

Вынужденная зимовка у островов Комсомольской правды. Обошел на полугусеничных автомашинах северную часть п-ова Таймыр.

1934 – главный консультант Горно-геологического управления «Главсевморпу ти». Премирован легковой машиной за внедрение автотранспорта в Арктике.

1935, 11 июня – без защиты диссертации присуждена степень доктора геологиче ских наук.

1938, 11 сентября – арестован в Ленинграде.

1939, 11 ноября – осужден военным трибуналом Ленинградского военного округа на 15 лет исправительно-трудовых лагерей по ст. 58, п. 7 и 11 (вредительство и соуча стие в контрреволюционной организации).

1940, 22 февраля – дело пересмотрено (по жалобе Генеральному прокурору СССР), приговор отменен, дело прекращено за отсутствием состава преступления.

1940, 30 декабря – приговором Особого совещания НКВД СССР осужден на лет исправительно-трудовых лагерей с зачетом старого срока.

1941, январь – направлен на работу конструктором в Особое техническое бюро в Ленинграде.

1941, с ноября – лаборант, затем технический руководитель на Актюбинском комбинате ферросплавов (завод бетонных изделий).

1942 – начальник геологического бюро и главный геолог Ленских рудников хро мистого железняка Актюбинского комбината НКВД. По распоряжению А.П. Завеняги на направлен в Норилькомбинат руководителем геолого-поисковых работ.

1943, лето – геологический маршрут по р. Пясина и ее притокам.

1943, лето – геологическая съемка арх. Минина (на моторной лодке).

1943, март – освобожден из лагеря, назначен старшим геологом Геологического управления Норильского комбината.

1951, январь – главный редактор монографии по научно-исследовательским и те матическим работам Геологического управления.

1952–1956 – работы по составлению геологической карты Норильского района, С 1957– работает в Научно-исследовательском институте геологии Арктики (ВНИИОкеангеологии) в Ленинграде.

1959 – награжден Большой золотой медалью Географического общества.

1961 – утвержден в ученом звании профессора по специальности «геология».

1963 – награжден орденом Ленина.

1974 – присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР.

1975 – присвоено звание Почетный гражданин Норильска.

1983 – награжден орденом Трудового Красного Знамени.

1985, 20 февраля – кончина Н. Н. Урванцева. В соответствии с завещанием похо ронен вместе с супругой Елизаветой Ивановной в Норильске.

Список некоторых опубликованных работ Н. Н. Урванцева 1. Маршрутные исследования по р. Хантайке летом 1928 г. // Изв. Геол. комитета. – 1929. – Т. 48. – № 8. – С. 36–39.

2. Таймырская геологическая экспедиция 1929 г. – Л:, 1931. – 40 с. (Тр. Главн. геол. разв. упр.;

Вып. 65);

3. Следы четвертичного оледенения центральной части севера Сибири. – М.:, Л.: Гео разведиздат, 1931. – 60 с.

4. Северная Земля: краткий очерк исследований. – Л.: Изд-во Всесоюзного Арктиче ского института, 1933. – 53 с.

5. К геологии Енисейско-Ленской области // Проблемы Арктики. – 1937. – № 3. – С. 5–25.

6. Пользование подвесными шлюпочными моторами в полярных условиях // Пробле мы Арктики. – 1938. – С. 165–167.

7. Таймырская складчатая зона // Бюл. Норильского комбината. – 1949. – С. 4–12.

8. Тектоника северо-западной части Сибирской платформы и перспективы никелево го оруденения и нефтегазоносности // Тр. НИИГА. – 1958. – Т. 80. – С. 87–117.

9. Проблемы газоносности месторождений полезных ископаемых северо-западной части Сибирской платформы // Тр. НИИГА. – 1959. – Т. 105. – № 1. – С. 3–16.

10. Енисейское рудное поле // Тр. НИИГА. – 1960. – Т. 102. – С.28–48.

11. О принципах стратиграфического расчленения эффузивного комплекса северо запада Сибирской платформы // Тр. НИИГА. –1961. – Т. 125. – № 17. – С. 46–60.

12. Закономерности размещения трапповых интрузии северо-западной части Сибир ской платформы // Базальты плато. – М.: 1964. – С. 39–50.

13. На Северной Земле. – Л.: Гидрометеоиздат, 1969. – 244 с.

14. Геолого-тектонические особенности формирования медно-никелевых руд Нориль ска // Уч. зап. НИИГА, регион, геол. – 1970. – № 17. – С. 39–55.

15. Генетические особенности формирования медно-никелевых месторождений как основа поисковых прогнозов // Геология и геофизика. – 1973. – № 1. – С. 3–12.

16. Северо-Сибирская никеленосная область // Геология и геофизика. –1974. – № 3. – С. 9–1.

17. Таймыр – край мой северный. – М.: Мысль, 1978. – 238 с.

18. Открытие Норильска. – М.: Наука, 1981. 176 с.

19. Геолого-тектонические факторы становления медно-никелевых месторождений се вера Средней Сибири // Геология и геофизика. – 1982. – №1. – С. 64–69.

ИДЕИ В.А. ОБРУЧЕВА, М.А. УСОВА, Н.Н. УРВАНЦЕВА В СОВРЕМЕННОЙ ГЕОЛОГИИ ГОРЮЧИХ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ Р.М. Бембель, М.Р. Бембель Тюменский государственный нефтегазовый университет, Россия E-mail: rmbembel@rambler.ru Развитие минерально-сырьевой базы Сибири в ХХ веке связано с идеями геоло гической школы, созданной здесь В.А. Обручевым, М.А Усовым и Н.Н. Урванцевым.

Отличительной чертой сибирских геологов было стремление не только к открытию конкретных месторождений, но и к творческому углублению теоретических основ гео логоразведочных работ, основанных на неразрывности теории и практики.

М.А. Усов, последовательный ученик В.А. Обручева, обратил внимание на теоре тическую проблему, связанную с тем, что скопления руд железа отмечаются не только на контактах магматического тела с вмещающими породами, но и внутри этих тел, и даже в удалении от них во вмещающих породах – на больших расстояниях от контакта.

Он одним из первых обратил внимание на ведущую роль газовых растворов, прони кающих по зонам трещиноватости из глубинных геосфер Земли [5].

Концепция геосолитонной дегазации Земли [1], разработанная в Тюмени (учени ками Ю.А. Кузнецова и К.В. Радугина, которые сами были учениками Усова и Обруче ва) хорошо объясняет не только модель многоэтажности месторождений железных руд Усова, но многоэтажные системы залежей нефти и газа, как в Западной Сибири, так и в большинстве районов мира.

Мировые данные об углях, нефти и алмазах, систематизированные М.А. Усовым еще в 1920-х годах, хорошо согласуются с современной геосолитонной концепцией об разования месторождений рудных и углеводородных полезных ископаемых. Золото, платина, никель, железо, каменный уголь, нефть и газ могут образовывать локальные богатые месторождения в модели геосолитонной дегазации Земли с помощью одних и тех же физико-химических и геолого-тектонических процессов.

В 1889 году русский инженер И.О. Ярковский впервые выдвинул фундаменталь ную концепцию образования космических тел из космического газа эфира за счёт кине тической его энергии, проявляющихся в форме гравитационного притяжения [6]. Со гласно этой концепции происходит постепенный рост не только массы и объёма Земли, но и тектоно-магматической её активности.

М.А. Усов, как и И.О. Ярковский, считал, что развитие Земли определяется взаи модействием гравитационного притяжения и тектонических процессов отталкивания.

Гравитационное притяжение выражается в процессах уплотнения и сжатия Земли, а тектоническое отталкивание, приводящее к расширению планеты, существенно зависит от накопленной внутренней энергии.

В эфир-геосолитонной концепции (ЭГК), развивающей идеи В.И. Вернадского и П.А. Кропоткина, механизмом тектонического отталкивания является геосолитонная дегазация Земли [2]. В.А. Обручев и М.А. Усов успешно разрабатывали идею пульси рующей Земли, в которой сочетаются последовательные процессы сжатия и растяже ния отдельных регионов [3, 5]. Фактически концепция пульсирующей Земли хорошо согласуется с известной геосинклинальной теорией геологических процессов, в кото рых выделяются три последовательные фазы:

1) прогибание, то есть сжатие, 2) горообразование, то есть расширение, 3) стабилизация, то есть, платформенный тектонический режим.

В ЭГК двум первым фазам соответствует активный, а третьей – пассивный режи мы геосолитонной дегазации. Активный режим является двухфазным: 1) горячая глу бинная геосолитонная дегазация с образованием провалов в земной коре в форме риф тов, озёр (типа Байкала и Танганьика), внутренних и окраинных морей;

2) холодная де газация с горообразованием. Дегазация Земли в каждой из фаз обладает существенно различающимися термодинамическими свойствами, изменяющими погоду и климат на нашей планете. В эпохи горячей геосолитонной дегазации, когда в химическом спектре газов ведущую роль играют протонный газ, водород и гелий, возрастает вулканическая активность, региональное и локальное потепление, падение уровня мирового океана совместно с таянием ледников и мерзлоты. В переходный период от горячей к холод ной дегазации, когда при ещё тёплом климате начинает увеличиваться количество воды на Земле, происходят взрывы демографической активности жизни, достигающие своего максимума накануне нового акта глобальной горячей дегазации. Палеонтологические данные показали существование тропических условий жизни в Арктике и Антарктике – при той же смене полярных дня и ночи, что и в настоящее время. Поэтому для понима ния истинных причин тропических условий жизни на острове Шпицберген или в Ан тарктиде не требуется привлекать механизм «плавающих тектонических плит».

Американский геолог В. Бухер в своей книге «Деформация земной коры» в году писал, что земная кора живёт в пульсирующем ритме, и сравнил этот ритм с рабо той сердца человека. «Возникает вопрос, – писал В. Бухер, – какого рода силы могут создать такие пульсации Земли? Я обязан ответить, что не знаю… Но уверен, что такие силы будут найдены».

В своих работах М.А. Усов разделял мнение В. Бухера и, полемизируя с профес сором М.М. Тетяевым по поводу приоритетов сжатия и растяжения Земли, писал:

«Анализ фактического материала… великолепно подтверждает положение о переме жаемости фаз сжатия и расширения, о пульсационном ритме тектогенеза. Так и должно быть, ибо развитие всей Земли и жизни на ней подчинены общему ритму саморазвития земной материи» [5].

В рамках ЭГК Земли и Вселенной наша планета, как и большинство других кос мических тел во Вселенной, подчиняется общему закону ритмичного саморазвития га лактик, звёзд, планет и звёздных систем. Первоисточником земной материи и энергии тектонических, тепловых, физических, химических, ядерных и биологических процес сов является космический газ – эфир и его кинетическая энергия [2].

В концепции ритмичной геосолитонной дегазации Земли удается лучше понять физико-химическую природу сил и механизмов вулканизма и горообразования – как результатов сжатия плазменного ядра и рифтообразования;

провалов океанического дна, увеличения объёма гидросферы – как проявления уменьшения радиуса планеты.

Причины колебаний регионального и глобального уровней Мирового океана так же находят своё объяснение через физико-химические и термодинамические процессы геосолитонной дегазации Земли.

Следует отметить, что идеи Обручева и Усова не только оживают в рамках ЭГК Земли, но и находят более глубокое понимание внутренних сил и первопричин главных геологических процессов. Предтечей геосолитонной концепции были высказывания и вопросы, поставленные М.А. Усовым: откуда поступали металлы и сопровождающие их элементы;

как и какими путями они двигались в земной коре;

где они останавлива лись, накапливались, образуя месторождения?

В ЭГК исходной областью, поставляющей материал для рудных и углеводород ных месторождений, является земное ядро. Механизм движения – геосолитоны. Пути этого движения – геосолитонные системы трещин.

В.А. Обручев в 1876 году (как позднее и П.А. Кропоткин), отмечал связь очагов зарождения оледенений с горными вершинами в Азии (независимо от их широтной зо нальности) [3], а не с полюсами Земли, как это принято считать в европейской и амери канской геологии. Эти идеи Обручева и Кропоткина хорошо согласуются с современ ной концепцией геосолитонной дегазации Земли, по которой ледники зарождаются за счёт низкотемпературной дегазации Земли, что является основной причиной общего похолодания климата и горообразовательных процессов. Холодная геосолитонная дега зация по системам вертикальных трещин в земной коре выдавливает вверх не только вершины горных систем, но и родниковую замёрзшую воду в виде ледников вместе с окатанными внутри Земли валунами, галькой и гравием, содержащими часто драгоцен ные минералы и металлы. Вероятно, месторождения никеля, меди, платины и других, открытые на Таймыре Н.Н. Урванцевым [4] и его последователями, имеют геосолитон ный ледниковый генезис. Подобный же генезис имеют россыпные месторождения дра гоценных металлов, изучавшиеся В.А. Обручевым. Эти месторождения возникли в ре зультате таяния геосолитонных ледников, содержащих горные породы, выдавленные на поверхность, подобно зубной пасте из тюбика, из рудоносных жил геосолитонного происхождения.

В Западно-Сибирском нефтегазоносном регионе и в акватории Арктического бас сейна холодная геосолитонная дегазация порождает очаги газогидратных месторожде ний и локальные участки мерзлых горных пород. Все они в северных районах выпол няют важную практическую роль хороших покрышек, удерживающих от выхода в ат мосферу углеводородные газы. Однако в редких случаях взрывной геосолитонной дега зации эти локальные газогидратные и мерзлотные геологические блоки, достигающие иногда в толщину нескольких сотен метров, могут всплывать на поверхность Ледови того океана. В этих случаях вероятно, и образуются своеобразные арктические айсбер ги, которые В.А. Обручев описал в своей повести «Земля Санникова», Плавучие газо гидратные и мерзлотные острова, будучи оторванными от глубинных источников хо лодной дегазации начинают постепенно таять и исчезают. В ХХ веке было зафиксиро вано множество фактов, подтверждающих появление и исчезновение этих загадочных плавающих островов.

Закономерности пространственного местоположения горных богатств северо западной Сибири и полуострова Таймыр, открытие которого было начато Н.Н. Урван цевым [5], тоже, в основном, связано с эфир-геосолитонной концепцией геологических процессов. Эта новая геологическая парадигма позволяет лучше понять и организовать геологоразведочные работы при разведке рудных и углеводородных месторождений.

В.А. Обручев, М.А. Усов и Н.Н. Урванцев много занимались теорией и практикой угольных месторождений в Сибири, при этом часто обращая внимание на связь этих месторождений с тектонической активностью.

В разработанной нами геосолитонной концепции предложена геологическая мо дель процессов, обусловленных геосолитонными выбросами на дневную поверхность горючих газов, что в залесённой местности может приводить к сильным лесным пожа рам [1]. Атмосферный кислород при обилии метана и водорода расходуется в большей степени на горение этих газов, а древесина леса лишь обугливается и может превра щаться впоследствии в высококачественные угли типа антрацита. На материалах со временных лесных горельников, располагающихся непосредственно над газовыми ме сторождениями Западной Сибири очень хорошо подтверждается предложенная выше гипотеза. Например, обширный горельник над Тарасовским нефтегазовым месторож дением был отчётливо заснят космической съёмкой, и затем было исследовано строе ние верхней части геологического разреза. Оказалось, что горелые угли в большом ко личестве здесь встречаются до глубины в несколько метров. Систематические пожары с последующим восстановлением лесов на участках геосолитонной дегазации горючих газов могут приводить к образованию многопластовых угольных месторождений. Сле дует отметить, что многочисленные угольные пропластки встречаются часто в отложе ниях континентальной Тюменской свиты юрского возраста на обширной территории всего нефтегазоносного бассейна.

В целом, идеи В.А. Обручева, М.А. Усова и Н.Н. Урванцева нашли своё развитие в геосолитонной концепции Земли, обогатив при этом не только минерально-сырьевую базу Сибири, но и теоретические основы геологии рудных и горючих полезных ископаемых.

Геосолитонная основа геологоразведочных и геофизических работ в рудной и нефтегазовой геологии существенно расширяет возможности поиска и разведки за счёт дополнительного включения в комплекс геохимических опробований. Дело в том, что геосолитонные трубки, корни которых уходят глубоко в мантию и достигают плазмен ного ядра Земли, несут из недр обширный спектр химических элементов и соединений, что доказано геохимическими исследованиями на Пулытьинской геосолитонной трубке в Ханты-Мансийском автономном округе. Основной результат этих исследований: со держание метана в районе осевой части трубки превышает фоновое значение в 70 раз;

гелия – в 40 раз, водорода – в 39 раз. Чрезвычайно высокая концентрация гелия, водо рода и метана указывает на связь дегазации с нижней мантией. В осевой части геосоли тонной трубки на глубине 1,5 м от поверхности выявлена повышенная концентрация редких микроэлементов: ртуть, ниобий, кобальт, никель, висмут, иттрий, иттербий, медь, цинк и др. Их концентрация превысила фоновый уровень в 2–5 раз. Многие из этих химических элементов давно уже известны как сопровождающие месторождения нефти и газа. Эти редкие микроэлементы попадают в верхние горизонты, где форми руются месторождения, по системе геосолитонных трубок, идущих с очень больших глубин (признаком большой глубинности разломов является высокое содержание гелия и ртути). Оказывается, не только гигантский разлом, но и малоразмерная геосолитонная трубка может транспортировать с больших глубин все то, что до сих пор считалось возможным обнаружить только в районах крупных глубинных рифтов.

Факты, полученные при геохимических опробованиях на Пулытьинской трубке ещё раз свидетельствуют в пользу единства источников и механизмов, порождающих самые различные типы месторождений полезных ископаемых на Земле.

Литература 1. Бембель Р.М., Мегеря В.М., Бембель С.Р. Геосолитоны: функциональная система Земли, концепция разведки и разработки месторождений углеводородов. – Тюмень:

Вектор Бук, 2003. – 344 с.

2. Бембель Р.М. Геосолитонная дегазация Земли и других космических тел / Дегаза ция Земли: геотектоника, геодинамика, геофлюиды;

нефть и газ;

углеводороды и жизнь: Материалы Всероссийской конференции к 100-летию со дня рождения академи ка П.Н. Кропоткина (18-22 октября). – М.: Институт проблем нефти и газа РАНГ, 2010.

– С. 76–79.

3. Обручев В.А. Основные черты генетики и пластики неотектоники // Изв. АН СССР.

Сер. Геол. – 1948. – № 5. – С. 14–22.

4. Урванцев Н. Н. Таймыр – край мой северный. – М.: Мысль, 1978. – 239 с.

5. Усов М.А. – М.: Наука, 1967. – 64 стр.

6. Ярковский И.О. Всемирное тяготение как следствие образования весомой материи внутри небесных тел. Кинематическая гипотеза. – М.: Тип. лит. т-ва Кушнерова. – 1889.

– 388 с.

АКАДЕМИКИ В.И. ВЕРНАДСКИЙ И В.А. ОБРУЧЕВ – ВРЕМЯ ПОТРЯСЕНИЙ В.Л. Бочаров, Л.Н. Строгонова, Ю.Е. Вершинина Воронежский государственный университет, Россия, E-mail: sln904@mail.ru Обручев Владимир Вернадский Владимир Афанасьевич Иванович (1863–1956) (1863–1945) Эта статья подготовлена к 150-летию со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского и Владимира Афанасьевича Обручева – великих русских ученых, мысли телей, крупных организаторов науки. Их творческое наследие огромно и охватывает не только геологию, минералогию, геохимию, радиогеологию, но и биологию, биохимию, философию.

В философии В.И. Вернадского, в его взгляде на окружающую природу и проис ходящие в ней процессы присутствует черта, которая делает его особенно важным и актуальным в современную эпоху – это целостность. Все современные науки отлича ются ускоряющейся дифференциацией – благодаря интенсивному развитию техники и методики исследований в них возникают все новые направления, дисциплины и даже отдельные отрасли. Несомненно, в этом есть и положительная сторона: возможность все более глубокого проникновения в природу того или иного феномена, явления, эф фекта. Однако дифференциация таит в себе и опасность, так как она зачастую сопряже на с тем, что утрачивается целостный взгляд и на причину возникновения отдельного явления, как совокупности ряда факторов, иногда самых разнообразных, и на природу как единое целое. Научная мысль В.И. Вернадского отличается тем, что она лишена этих недостатков. В своих работах, а многие из них посвящены отдельным вопросам упомянутых выше наук, он всегда стремился сохранить целостный подход;

ответить на эти вопросы в совокупности со всеми возможными факторами, определяющими то или иное рассматриваемое им явление и относящимися порой к смежным научным дисцип линам. Другими словами, научное наследие В.И. Вернадского – живой пример сочета ния глубокого проникновения в природу отдельного явления с попыткой осознать ме сто этого явления во всем многообразии окружающей нас природы [1, 2].

«Мы живем на повороте в удивительную эпоху истории человечества. Никогда в истории человеческой мысли идеи и чувства единого целого, причинной связи всех на учно наблюдаемых явлений не имели той глубины, остроты и ясности, какой они дос тигают сейчас. Мы живем в эпоху, когда человечество впервые охватило в бытии планеты всю Землю. Биосфера перешла в новое состояние – в ноосферу [5]. К концу ХХ в. стало окончательно ясно, что Человек стал геологической силой, соизмеримой с целым рядом геологических процессов, а порой и таких, которых не было в природе»

(Цит. по [3, 5, 10]).

«Картина мира, сведенная к энергии и материи, если мы попытаемся сейчас на нее взглянуть без предубеждения, явно не отвечает действительности. Материя мо жет быть фактически приведена в связь с энергией (кванты, электроны, эфир – в разных построениях). Но в мире есть еще регуляторы энергии – сознание. Духовное начало?» (Цит. по [4]). Эти слова великого мыслителя Владимира Ивановича Вернад ского с каждым годом становятся все более актуальными. Духовное начало уже во мно гом определяет дальнейшее развитие нашего общества [3].

Летом 1900 г. В.И. Вернадский путешествовал по Европе и в августе оказался в Париже, где состоялась 8-я сессия МГК (Международный геологический конгресс). На конгресс приехали 36 представителей России, в том числе А.П. Карпинский, Ф.Н. Чер нышев, И.В. Мушкетов, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, В.А. Обручев. Московский универ ситет представляли В.И. Вернадский и А.П. Павлов. С этого времени установились тесные и плодотворные контакты В.И. Вернадского и В.А. Обручева, продолжившиеся и укрепившиеся в период великих потрясений начала ХХ века.

Таврический университет, профессором которого В.И. Вернадский стал в 1920 г., можно считать детищем ученого. Напомним, что еще в декабре 1916 г. В.И. Вернад ский, являясь членом Государственного Совета России, поддержал идею создания высшего учебного заведения в Крыму. Летом 1917 г., в период деятельности в России Временного правительства, когда академик В.И. Вернадский был одним из руководи телей Министерства народного образования (по высшей школе), к нему в Петроград прибыла крымская делегация, вновь ходатайствовавшая об открытии высшего учебного заведения на полуострове. В. И. Вернадский тогда снова поддержал это предложение и как официальное лицо дал согласие на учреждение университета в Крыму [6].

Одно из зданий Таврического университета, в котором работали В.И. Вернадский и В.А. Обручев в 1918–1921 гг.

В открытом в 1918 г. Таврическом университете в Симферополе к 1920 г., когда волею судеб его профессором, а затем и ректором стал В.И. Вернадский, собралась це лая плеяда известных ученых. В то время на его пяти факультетах работали 4 академи ка и 107 профессоров. Среди них были ученые-естествоиспытатели – коллеги В.И. Вернадского по научной работе в Крыму: Н.И. Андрусов, В.К. Агафонов, А.А. айков, К.Г. Воблый, А.В. Вознесенский, Е.В Вульф, Р.Р. Выржиковский, Г.И. Вы соцкий, А.Г. Гурвич, П.А. Двойченко, М.М. Завадовский, Н.И Кузнецов, В.И. Лучиц кий, Г.Ф. Морозов, В.А. Обручев, А.В. Палладии, В.И. Палладии, П.П. Сушкин, Д.И. Щербаков и С.П. Попов [7].

С этими и другими своими соратниками В.И. Вернадский был не только тесно связан по долгу службы и по научной деятельности, совместным исследовательским экспедициям, в том числе в Крыму, но и находился в дружеских и товарищеских отно шениях, разделяя с ними в сложное время трудности и успехи в работе. И вполне зако номерно, что судьба свела их всех в одном университете, который в силу исторических обстоятельств стал одним из последних оплотов дореволюционной российской науки [8].

Обручев Владимир Афанасьевич – геолог;

исследователь Сибири и Центральной Азии;

геолог Иркутского горного управления (1888–1892 гг.);

профессор Томского тех нологического института (в настоящее время Национального исследовательского поли технического университета (1901–1912 гг.), Таврического университета (1918–1921 гг.);

профессор и проректор Московской горной академии (1921–1929 гг.);

директор Геоло гического института (1930–1933 гг.), Института мерзлотоведения им. В.А. Обручева (1939–1956 гг.) АН СССР;

член-корреспондент Российской академии наук (1921 г.);

действительный член АН СССР (1929 г.);

академик-секретарь Отделения геолого географических наук (1942–1946 гг.), член Президиума АН СССР (1946–1953 гг.).

Несмотря на тяжелейшие условия Гражданской войны, В.И. Вернадский вместе со своими коллегами по университету старается максимально поддерживать исследо вания и использование природных ресурсов полуострова, развитие многочисленных научных и просветительских учреждений Крыма, в частности Ялтинского естествен ноисторического музея – в то время единственного научного учреждения такого рода на Южном берегу. В Ялтинском музее имелись минералогическая, зоологическая, бо таническая, археологическая коллекции. До 1918 г. музей располагался на набережной Ялты, а затем остался без помещения. В.И. Вернадский вместе с куратором музея про фессором университета В.А. Обручевым обратился к П.Н. Врангелю с просьбой помочь музею материально и выделить помещение.

Его Высокопревосходительству Главнокомандующему Вооруженными Силами Юга России Барону ВРАНГЕЛЮ Профессора Таврического университета академика ВЕРНАДСКОГО В.

и горного инженера ОБРУЧЕВА В.

Докладная записка По поручению правления Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба мы просим Ваше Высокопревосходительство как главного начальника Крыма обратить внимание на безвыходное положение Ялтинского естественноисторическо го музея, имеющего большую культурную ценность. Этот музей, выселенный больше виками из бывших казарм Ялтинского полка в Ливадии, занял в июне 1919 года пусто вавшее помещение упраздненного пансиона Ялтинской мужской гимназии.

Это помещение по своему положению близ центра города и по своим размерам вполне соответствовало задачам и величине музея, который широко развернул свою деятельность. Число посетителей быстро росло, ученики разных городских школ ста ли принимать добровольное участие в монтировке экспонатов и изготовлении учебных коллекций, земство привлекло музей для школ и курсов для народных учителей. Но осе нью 1919 года директор гимназии начал выживать музей из его помещения, отнимая у него одну комнату за другой ради устройства казенной квартиры, для второго слу жебного кабинета для себя и гимнастического зала (хотя гимнастику вели искони в рекреационном зале). Наконец весь музей оказался втиснутым в одну залу и превра тился в склад коллекций, так как ввиду тесноты посетителей приходится пускать в ограниченном числе, часть коллекций сложена в ящики, а научная работа стала со вершенно невозможной. Теперь же музею угрожает окончательная ликвидация. Так как эта зала предоставлена ему только до 1-го мая 1920 г., восстановить пансион не собираются (да и нельзя уместить его в одной зале), так что это требование являет ся совершенно непонятным. Всю коллекцию придется спрятать в ящики и сложить в какой-нибудь сарай.

Положение дел подробно изложено в прилагаемой копии докладной записки, по данной Министру Народного Просвещения при правительстве генерала А. И. Деникина.

На словах бывший министр И.М. Малинин обещал «хлопотавшему по этому делу земскому гласному Келлеру предоставить два зала бывшего пансиона и обещал отпра вить соответствующее распоряжение директору гимназии. Но эвакуация из Ростова помешала ему выполнить это.

Обращаясь к Вашему Высокопревосходительству, мы считаем своим долгом ука зывать, что этот музей представляет единственное научное учреждение в Ялте и одно из немногих в Крыму.

В музее собраны большие коллекции по естествознанию, археологии и этногра фии Крыма и все коллекции противотуберкулезной лиги, накопленные за много лет, при нем имеется единственная в Ялте научная библиотека. В эпоху развала и разрушения России охрана всех уцелевших еще культурных очагов является особенно важной зада чей власти, уничтожение Ялтинского музея нанесет большой ущерб русской культуре в Крыму и просветительской работе в Ялте.

Ввиду важности дела мы просим Вас обратить на него свое просвещенное вни мание и сделать распоряжение о возврате музею отнятых у него помещений, а также об оказании ему необходимой материальной поддержки, согласно прилагаемому хода тайству и смете правления.

Такую поддержку музею оказывала даже советская власть, и было бы чрезвы чайно тяжело, если бы русское правительство ему в этом отказало.

Совет Таврического университета уже ходатайствовал о помещении для музея перед Начальником Гражданского Управления Крыма А.В. Кривошеина, но ответа до сих пор не получил.

В случае надобности мы можем представить подробную записку о составе и деятельности музея.

2 мая 1920 г. г. Симферополь Куратор Ялтинского музея по избранию Таврической научной ассоциации проф. В. Обручев Ординарный академик Российской Академии наук проф. В. Вернадский» (Цит. по [6]) В.И. Вернадский продолжал заботиться о сохранении научно-природного потен циала Крыма и после отъезда с полуострова. Как известно, сразу же по приезде в Пет роград, весной 1921 г., В.И. Вернадский выступил на заседании Российской академии наук с предложением о комплексном изучении природы Крыма.

23 февраля 1921 г. В.И. Вернадский, В.А. Обручев и группа профессоров Таври ческого университета под усиленной охраной чекистов выехали из Симферополя в Москву. Вот как об этом вспоминает дочь В. И. Вернадского Нина:

«После занятия Симферополя Красной Армией по телеграфному распоряжению В.И. Ленина отец и некоторые другие профессора Таврического университета были арестованы и с их семьями отправлены в Москву. В санитарном поезде под конвоем»

(Цит. по [6]).

Послереволюционные события разбросали ученых Таврического университета по всему свету. В.И. Вернадский продолжил свою научную деятельность в Академии Наук СССР, В.А. Обручев стал преподавать в Московской горной академии. Ученики В.И.

Вернадского, составляющие всемирно известную минералого-геохимическую школу, после закрытия Таврического университета, оказались кто в Воронеже, кто в Харькове, кто в Перми, формируя уже новые научные направления [1, 9].

Они находили силы избегать соблазнов, требующих моральных уступок. Их не смогли изменить ни занимаемое положение, ни власть, ни слава. Невозмутимый строй их жизни смог выдержать все испытания. И это во многом объясняется наличием внут реннего стержня, благодаря которому внешне мягкие, добродушные люди были силь ными и мужественными личностями. Они не боялись принимать решения, не уходили от ответственности, ибо основу их системы ценностей составляло служение науке, Отечеству, людям.

В.И. Вернадский был, что называется рыцарем науки, образцом человека долга, которые сегодня, к сожалению, не в моде. Такие качества, как обязательность, ответст венность, преданность, честность, касательно В.И. Вернадского не пустые слова, а от ражение его позиции, внутреннего мира, его жизненное кредо. И только ими можно объяснить многие поступки человека, жертвующего собственным благополучием ради, казалось бы, эфемерных романтических идеалов молодости. Но именно за это В.И.

Вернадского и ценили, и эти качества он сумел сохранить, даже активно занимаясь по литической деятельностью, что не всегда совместимо с моралью. Член ЦК партии каде тов, член Госсовета России В.И. Вернадский пользовался непререкаемым авторитетом, не будучи публичным политиком. Этому во многом способствовало и то, что В.И. Вер надский обладал столь редким качеством, как толерантность [6]. Он не был обласкан властью, и в дореволюционной, и в советской России, по сути, находился во внутрен ней оппозиции к ней. Но никогда Владимир Иванович не становился на путь конфрон тации, как никогда не допускал проявлений враждебности по отношению к тем, кто имел другое мнение. И политические, и научные споры он вел лишь на языке аргумен тов, с позиций здравого смысла, стремясь найти общие подходы, а не выпячивать различия.

Будучи патриотами России, В.И. Вернадский и В.А. Обручев выступали в защиту национальных культурных автономий народов Российской Империи. Не воспринимая коммунистический режим, В.И. Вернадский и В.А. Обручев многое сделали для укреп ления авторитета советской страны. И это не парадокс, не приспособленчество. Таким В.И. Вернадского и В.А. Обручева сделала вера в силу человеческого духа. Они одни ми из первых предсказали огромные перспективы, которые открывает перед человече ством ядерная энергия.

Вера В.И. Вернадского и В.А. Обручева – это не фанатизм и не беспочвенные мечтания. Это точный научный прогноз, основанный на знании возможностей челове ческого разума. Именно поэтому столь актуальны их идеи сегодня, и, несмотря на все повороты истории, причуды времени, судьбы этих ученых невероятным образом впле таются в наши судьбы, а сами они остаются нашими современниками.

Авторы выражают искреннюю признательность ректору Таврического универси тета имени академика В.И. Вернадского академику Национальной академии наук Ук раины Багрову Николаю Васильевичу и его коллегам за фундаментальный труд о дея тельности великих ученых В.И. Вернадского и В.А. Обручева в Крыму в годы перелома в истории России.

Литература 1. Бочаров В.Л. В.И. Вернадский – основоположник современной геохимии / В.Л. Бо чаров, Л.Н. Строгонова / Малышевские чтения. Мат-лы Всеросс. науч. конф. с между нар. участ. – Т.1. – Старый Оскол: ИПК Киррилица, 2013. – С. 173–181.

2. Буковский Е.М. Научная деятельность В.И. Вернадского на Тамбовщине / Е.М. Бу ковский, М.Е. Буковский // Вест. Тамбов. ун-та. Сер. естеств. и тех. науки. – Том 18. – Вып. 2. – 2013. – С. 498–501.

3. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский // Успехи совре менной биологии. – 1944. – Т.18. – Вып.2. – С. 113–120.

4. Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. – М.:

Наука, 1987. – 339 с.

5. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис Пресс, 2007.– 507с.

6. В.И. Вернадский и Крым: люди, места, события… / Н.В. Багров, В.Г. Ена, В.В. Лавров и др. – 2-е изд., перераб. – К.: Лыбидь, 2012. – 248 с.

7. Малахова И.Г. В.И. Вернадский на сессиях Международного геологического кон гресса (1888–1937 гг) // Наука и просвещение. Посв. 150-летию со дня рожд. В.И. Вер надского. – М.: ФГ БУН Гос. геол. музей им. В.И. Вернадского, 2012. – С. 19–34.

8. Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский. – М.: Наука, 1981. – 488 с.

9. Оноприенко В.И. Школа минералогов В.И. Вернадского в Московском универси тете. / Смирновский сборник – 2012. – М.: Фонд им. акад В.И. Смирнова, 2012. – С. 257–282.

10. Vernadsky V. The biosphere and noosphere // Amer. Scientist. – 1945. – V. 33. – № 1. – Р. 1–12.

АКАДЕМИКИ В.А. ОБРУЧЕВ, М.А. УСОВ И УРАНОВАЯ ПРОБЛЕМА И.М. Варфоломеев Малоярославец, Россия Путь Владимира Афанасьевича Обручева не только призыв к дальнейшей упорной работе над овладением несметных богатств страны, но и урок, как надо идти по этому пути.

А.Е. Ферсман В истории изучения Западно-Сибирского края двадцатилетие (1919–1938 гг.), в течение которых находился Михаил Антонович Усов, с полным основанием должно быть названо «Усовским периодом».

В.А. Обручев Француз Анри Беккерель в 1986 г. не мог предполагать, что, открывая «урановые»

лучи, инициирует проблему вероятного самоуничтожения человечества.

В это время будущий академик Владимир Афанасьевич Обручев оканчивает Пе тербургский горный институт. В 1888 г. его назначают на штатную должность геолога при Горном управлении экспедиции по Сибири (г. Иркутск). В течение четырёх лет В.А. Обручев исследует золотоносные районы Забайкалья: бассейны Витима и Олёкмы, Лены и Бодайбо. Впоследствии (1950-е годы) будет подтверждена его гипотеза генети ческой связи золота рудных месторождений Северного Забайкалья с ураном и молибденом.

В начале двадцатого столетия один грамм радия, обладающего «урановым» излу чением, стоил до трёхсот тысяч рублей золотом. Мария Склодовская-Кюри, добывая миллиграммы радия, вручную перерабатывала тонны урановых отходов стекольного производства, где урановую смолку использовали для окраски фирменного чешского стекла. Завершив исследование в магнитном поле излучения радия, добытого кропот ливым трудом, она, в своей докторской диссертации, в 1903 г. дала схему структуры открытого Беккерелем радиоактивного («уранового») излучения.

В том же году Эрнст Резерфорд и Фредерик Содди доказали, что это излучение есть результат превращения (мутации) химических элементов одного в другой по зако ну радиоактивного распада с выделением «внутриатомной энергии», во много раз пре восходящей энергию химических превращений.

В России в 1910 г. выходит русский перевод книги Ф. Содди «Радий и его разгад ка». В ноябре 1913 г. академик Российской АН В.И. Вернадский обращается в Государ ственную думу: «Россия не только не добывает, но и не знает, есть ли на её великих просторах радий. Поэтому предлагаем:

1. Учредить немедленно экспедицию для выяснения месторождений радия с ас сигнованием на это средств из Государственного казначейства…».

В июне 1914 г. Государственная дума и Государственный совет утверждают за кон: отпустить Академии наук на три года (1914–1916) из средств казначейства 169 500 руб. на снаряжение экспедиций исследования в России месторождений радио активных минералов и на лабораторные исследования добытого материала. В.И. Вер надский (от науки) и П.П. Рябушинский (от купечества) снаряжают экспедиции в двух отделах: «Ферганский» и «Забайкальский». В 1915 и 1916 гг. поиски радиоактивных руд расширили на территориях Средней Азии, Урала, Сибири и других районов России.

В 1919 г. Э. Резерфорд открывает искусственную радиоактивность.

В России – трудные, трагичные, смутные времена: идёт гражданская война.

В эти тяжёлые времена судьба сводит в Крыму в Таврическом университете его организатора и ректора (1919–1921 гг.) В.И. Вернадского (первого президента АН Ук раины) и профессора В.А. Обручева. Студентом Таврического университета с 1920 г.

по 1923 г. был будущий руководитель атомного проекта СССР И.В. Курчатов.

Академик В.И. Вернадский в это трудное время (в 1922 г.) организовал Государ ственный радиевый институт, руководил которым до 1939 г. Идея необходимости соз дания радиевого института обсуждалась В.И. Вернадским и В.А. Обручевым при их совместной работе в Таврическом университете.


В 1932 г. И В. Курчатов начал изучение физики атомного ядра в качестве сотруд ника Радиевого института. Г.А. Гамов, Л.В. Мысовский и И.В. Курчатов в 1937 г. по строили и запустили первый в Европе циклотрон.

В марте1938 г. академик А.Ф. Иоффе, профессора ЛФТИ И.В. Курчатов и другие обращаются с письмом к председателю СНК СССР В.М. Молотову: «Имеющаяся у нас база, как в количественном, так и в качественном отношении значительно отстаёт от того, чем располагают капиталистические государства, особенно Америка. Просим два грамма радия во временное пользование для ускорения работ по циклотрону». (Годовое получение радия в стране составляло 10–15 г).

В июне 1940 г. академики В.И. Вернадский, В.Г. Хлопин (директор Радиевого ин ститута) направляют записку в Президиум АН СССР: «…в СССР должны быть приня ты срочные меры к формированию работ по разведке и добыче урановых руд и получе ния из них урана. Это необходимо для того, чтобы к моменту, когда вопрос о техниче ском использовании внутриатомной энергии будет решён, мы располагали необходи мыми запасами драгоценного источника энергии. Между тем в этом отношении поло жение в СССР в настоящее время крайне неблагоприятно… Производство его не нала жено. Разведанные мощные месторождения этого металла на территории СССР пока не известны. Разведки известных месторождений и поиски новых производятся темпами, совершенно недостаточными и не объединены общей идеей… ».

В июле 1940 г., рассмотрев записку, Президиум АН создаёт комиссию по пробле ме урана: академики Хлопин, Вернадский, Обручев, Ферсман, Иоффе, Вавилов, Лаза рев, Фрумкин, Мандельштам, Кржижановский, Кикоин, ст. научные сотрудники Кур чатов, Щербаков, Харитон, проф. Виноградов. В предгрозовое для страны время учё ные-геологи работают над выделением перспективных районов для поисков месторож дений урана. Вся информация поступает к эксперту А.Е. Ферсману.

В декабре 1940 г. А.Е. Ферсман, посетив по совету В.А. Обручева известные ме сторождения Средней Азии, в докладной записке СНК СССР акцентирует:

«… Месторождение Майли-Су настолько серьёзно по своим запасам, что про мышленное его значение является доказанным…».

Сотрудники АН СССР В. Маслов и В. Шпинель получили авторское свидетельст во № 6353с от 17.10.1940 г. на устройство атомной бомбы.

В 1940г. Л.П. Берия докладывает И.В. Сталину данные внешней разведки об уси ленных работах по использовании атомной энергии в военных целях в Германии, Анг лии и США, на что хозяин страны отвечает:

– Этим заниматься не будем. Танки сейчас нужнее.

В связи с началом военных действий на территории СССР научные учреждения были эвакуированы в Казань и Свердловск во второй половине 1941 г. Во время эва куации (1941–1943 гг.) В.А. Обручев работал в Свердловске и после возвращения в Москву (1943 г.), до1947 г. в должности академика-секретаря Отделения геолого географических наук АН СССР, которое проводило крупные работы оборонного значе ния. В своих публикациях «Что дала геология для обороны нашей Родины» (1943 г.), «Геология и война» (1944 г.) В.А. Обручев рассказывает о вкладе геологов в годы вой ны. Однако засекреченная информация по урановой проблеме не могла быть опубликована.

В 1944 г. Л.П. Берия, ознакомившись с ходом работ по «Атомной проблеме», в своей справке показал «…плачевное состояние: из-за недостаточного внимания к этому вопросу и плохого материально-технического оснащения геологоразведочных партий.

Разведка урановых месторождений почти не сдвинута с места. Урановая промышлен ность в настоящее время базируется только на четырёх месторождениях (Табошар, Майли-Су, Уйсурсай и Адрасман) с очень ограниченными запасами урана…».

В декабре 1944 г. Государственный комитет обороны (ГКО) принимает постанов ление № 7069сс «О неотложных мерах по обеспечению развёртывания работ, проводи мых Лабораторией № 2 АН СССР».

В октябре 1945 г. СНК СССР принимает постановление «О концентрации и спе циализации поисково-разведочных работ на радиоактивное сырьё». Создаётся Первое Главное Геологоразведочное управление (ПГГУ), в которое входят 270 специальных полевых геологических партий. В консультациях выбора районов поисковых работ, проводимых этими партиями, принимает участие и В.А. Обручев.

В 1945 г. за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны академику В.А. Обручеву было присвоено звание Героя Социалистического Труда, в том числе и за работы в геологии руд редких и радиоактивных элементов.

В 1947 г. в составе ПГГУ были созданы специальные территориальные экспеди ции: Колцовская (Ессентуки), Октябрьская Северная (Ленинград), Волковская (Алма Ата), Берёзовская (Новосибирск), Сосновская (Иркутск), Шабровская (Свердловск), Краснохолмская (Ташкент), Красногорская (Ленинабад), Калининская («Енисейстрой»

МВД СССР, Красноярск), Степная (Макинск), Октябрьская (Уссурийск), Приморская (Алдан) и Таёжная (Хабаровск).

В подчинении ПГГУ были геологические институты ВИМС, ВИРГ, задейство ванные на урановую проблему. Вопросы геологии урановых месторождений разраба тывали институты других ведомств, в том числе и институты геологии АН СССР, где трудился В.А. Обручев.

В 1955 г. в ТПИ была создана кафедра геологии руд редких и радиоактивных эле ментов, которую возглавил В.К. Черепнин. Достойный вклад в поиски и разведку ура новых месторождений Восточной Сибири внесли выпускники этой кафедры Владимир Шлейдер, Юрий Браварец, Иван Афанасьев, Николай Анастасиев, Владимир Бадиков, Анатолий Волков, Николай Зверев, Лидия Комольцева, Юрий Ламанов, Владимир Ро гачёв, геофизики Пётр Аксёнов, Юрий Попов, Борис Третьяков.

Выпускники ГРФ ТПИ по специальности «редкометальщики» получили знания из уст известных учеников академика М.А. Усова, Ю.А. Кузнецова, Ф.Н. Шахова, И.В. Лебедева, К.В. Радугина, Л.Л. Халфина, А.М. Кузьмина.

М.А. Усов, ученик основателя геологической школы России, «первого штатного геолога Сибири» В.А. Обручева, преподававшего в ТТИ с 1901 по 1912 гг., посвятил свою жизнь исследованию недр Сибири. Он участвовал в геологических экспедициях в Джунгарии под руководством В.А. Обручева в 1906, 1908 и 1909 гг.

В своих печатных работах: «Полезные ископаемые. Рудные месторождения»

(1928, 1931, 1933), «Фазы эффузивов» (1924), «Фазы и циклы интрузивов» (1925) М.А. Усов определил связи эндогенного рудообразования с плутоническими и вулка ническими процессами земной коры. Это открытие легло в основу поисков и разведки урановых месторождений Забайкалья.

В 1939 г., будучи директором Всесоюзного геологического института ВСЕГЕИ, М.А. Усов предпринял меры к организации геологического отдела редких и радиоак тивных элементов, но не успел её завершить. В 1950-е годы сотрудники этого отдела ВСЕГЕИ проф. Падалка, к. г.-м. н. Казицын принимали активное участие в исследова нии генезиса открытых гидротермальных урановых месторождений Забайкалья, помо гая геологам Сосновской экспедиции.

В середине прошлого столетия, используя теорию и практический опыт великих учёных В.А. Обручева и М.А. Усова, советские геологи открыли ряд крупных место рождений урановых руд промышленного значения: Урановая проблема в СССР была решена. Паритет ядерного потенциала восстановлен. Однако угроза атомного само уничтожения человечества остаётся.

Литература Баландин Р.К. Творцы науки и техники. – М.: Знания, 1979.

1.

Большая советская энциклопедия. – М.: Совет. энциклопедия, 1969–1978.

2.

Друянов В.А. Академик М.А. Усов. – М.: Знание, 1988.

3.

Думитрашко Н.В. В.А. Обручев. – М.: Географиздат, 1955.

4.

Капица П.Л. Резерфорд – учёный и учитель. – М.: Изд-во Наука, 1973.

5.

Кудрявцев П.С. Курс истории физики. – М.: Просвещение, 1982.

6.

Льоцци М. История физики: Пер. с итал. Э. Бурштейна. – М.: Изд-во Мир, 1970.

7.

Чернощекова Т.М. И.В. Курчатов. – М.: Просвещение, 1989.

8.

К 150-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА В.А. ОБРУЧЕВА Б.Д. Васильев Томский политехнический университет, Россия Уважаемые коллеги! Наш форум 2013 года в Национальном исследовательском Томском политехническом университете посвящён 150-летию со дня рождения акаде мика АН СССР, лауреата Ленинской и Сталинских премий, Почётного президента Гео графического общества СССР, основателя горно-геологического образования в Сибири и Сибирской геологической школы, всемирно известного путешественника, исследова теля Азии горного инженера Владимира Афанасьевича Обручева (рис. 1).

Жизнь и творческий путь академика В.А. Обручева широко освещались в печати, однако в последние 20 лет появились новые публикации (рис. 2, 3, 4, 5), существенно дополняющие характеристику «рыцаря факта», нашего Учителя [1, 2, 3, 4].

Родился В.А. Обручев 10 октября 1863 года в семье по томственного военного. Его отец, Афанасий Александрович (1835–1881) участник Крымской войны, командовал позже пол ком и принадлежал к древнему дворянскому роду Обручевых, многочисленные представители которого на протяжении пяти столетий достойно служили Отечеству по военному ведомству.

Мать В.А. Обручева, Полина Карловна Гертнер, до заму жества служила гувернанткой в доме Обручевых. Позже зани малась воспитанием собственных детей, обучила их немецкому Рис. 1. В.А. Обручев, и французскому языкам, привила им аккуратность и добросове 1910 г.

стность, определивших «обручевский стиль» в работе.

В 1881 г. Владимир Афанасьевич окончил Виленское реальное училище по хими ческому отделению и успешно выдержал вступительные экзамены в два петербургских института: Технологический и Горный. Обучаясь в Горном институте, В.А. Обручев увлекся литературной деятельностью и в 1884 г. намеревался даже оставить институт.

С геологией Владимир Афанасьевич соприкоснулся только после третьего курса, при няв участие летом 1884 г. в геологической экскурсии вдоль реки Волхов под руководством профессора И.В. Мушкетова, чем и оп ределился выбор его дальнейшего жизненного пути: он решил стать геологом и путешественником. Наставниками В.А. Обруче ва были крупнейшие авторитеты в геологии, профессора А.П.


Карпинский, И.И. Лагузен, Г.Д. Романовский, но главным учите лем был профессор Иван Васильевич Мушкетов, по рекомендации которого В.А. Обручев сделал свои первые переводы научных статей с немецкого и французского и опубликовал их в «Горном журнале» (1886). По рекомендациям И.В. Мушкетова выпускник Петербургского Горного института В.А. Обручев стал «аспиран Рис. том» Закаспийской железной дороги (1886), первым штатным геологом Восточной Сибири (1888), единственным геологом Цен Рис. трально-Азиатской экспедиции Г.Н. Потанина (1892), профессо ром и основателем Горного отделения первого в Сибири Томского Технологического института (1901).

В 1886–1888 годах В.А. Обручев проводил геологические исследования вдоль строившейся Закаспийской железной дороги, результаты которых отмечены Серебря ной (1887) и Малой золотой (1890) медалями Русского географи ческого общества (РГО).

В 1888–1892 годах В.А. Обручев – первый штатный геолог Иркутского горного управления – исследует Прибайкалье и Олек минско-Витимский золотоносный район, начинает составление «Истории геологического исследования Сибири».

В 1892–1894 годах Владимир Афанасьевич участвует в экс педиции Г.Н. Потанина в Монголию, Центральную Азию, Север ный Китай, итоги которой отмечены премией Н.М. Пржевальского РГО (1894), премией им. П.А. Чихачева Парижской академии наук (1898), Константиновской золотой медалью РГО (1901).

Рис. В 1895–1898 годах В.А. Обручев в качестве начальника За байкальской горной партии проводит геологические исследования в Селенгинской Даурии вдоль строящейся Сибирской железной дороги. Итоговый труд «Орографический и геологический очерк Юго-Западного Забайкалья» отмечен премией им. Г.П. Гельмерсе на Российской академии наук (1918).

В 1899 году Владимир Афанасьевич был командирован в Германию, Швейцарию и Австрию для изучения геологического строения этих стран, участвовал в VII Международном географи ческий конгрессе в Берлине, а в 1900 году – в VIII Международ ном геологическом конгрессе в Париже.

В начале 1901 года директор Томского технологического ин Рис. ститута Е.Л. Зубашев (по рекомендации профессора И.В. Мушке това) пригласил горного инженера В.А. Обручева возглавить ка федру геологии и открывающееся Горное отделение ТТИ. С 1 июля 1901 года В.А. Об ручев назначается исправляющим должность ординарного профессора по кафедре гео логии, а с 9 октября избирается деканом Горного отделения ТТИ. Читать лекции про фессор Обручев начал лишь с осени 1903 года и, таким образом, в первые два года пре бывания в институте был полностью занят организационной и научной работой. Он од новременно является членом Совета института (до 10.03.1912), деканом двух отделе ний (Химического – по октябрь 1903г. и Горного – по январь 1909 г.), членом хозяйст венного комитета (по январь 1909),членом комитета по студенческим делам (по январь 1909 г.), членом Высочайше учрежденного Строительного комитета по возведению зданий ТТИ (по 1906 г.), председателем Библиотечной комиссии (1901-1903 и 1909 1911 годы), исправляющим должность ординарного профессора по кафедре геологии (по 10.03.1912 г), заведующим Геологическим кабинетом (по 10.03.1912 г.), председа телем профессорского дисциплинарного суда (с 1.09.1909 по 1 06 1910 г.), редактором «Известий ТТИ» (с 1.06.1909 по 10.03.1912 г.), эпизодически исполняет обязанности директора института (с 12.02 по 10.05 1906 и с 1.07 по 23.08.1910 г.), а в период с 28.07.1907 по 1.09.1908 г. заведует и Минералогическим кабинетом.

С присущими ему основательностью и методичностью В.А. Обручев включается в организационно-методическую и педагогическую работу: разрабатывает «Положение об отделениях ТТИ», «Правила заведования библиотекой ТТИ, приобретения книг и пользования ими», составляет подробную записку-задание на проектирование Горного корпуса, «исследует грунт посредством бурения под существующими и предполагае мыми к постройке зданиями института», курирует строительство Горного корпуса и жилого флигеля (1902–1906 г.г.), подбирает кадры для открывающихся кафедр горно геологического цикла. Ядро Горного отделения в этот период составляют профессора Обручев В.А., Зайцев А.М., Тове Л.Л., Янишевский М.Э., Доборжинский С.Ю., Собо левский П.К., лаборанты (ассистенты) Рязанов В.Д., Емельянов А.В., Гудков П.П., Ка занский П.А. Уже с 1901–1902 годов интенсивно ведется формирование Горного музея, Геологического, Палеонтологического, Минералогического кабинетов. С 1903 г. – ка бинета Горного искусства, а с 1907 г. – Геологического музея. Приобретаются, заказы ваются (частично за рубежом) приборы, коллекции, снаряжение, книги, пособия, мебель.

Заведуя Геологическим кабинетом, В.А. Обручев тщательно вел инвентарную книгу, листы которой были пронумерованы и скреплены большой печатью красного сургуча. В ней с 1901 по 1912 годы он собственноручно сделал более 2600 записей, что позволяет проследить, как создавался и оборудовался Геологический кабинет, кто был причастен к пополнению его коллекций, к изготовлению пособий и мебели.

Формируя учебные планы Горного отделения в 1901/02 годах, Обручев уже тогда проявил себя как серьезный методист высшей школы. Признанием этого является его участие в сентябре-декабре 1902 года «в трудах Высочайше учрежденной Комиссии по пересмотру уставов высших учебных заведений Министерства Народного Просвеще ния» в качестве представителя ТТИ. С осени 1906 года институт перешел на предмет ную систему обучения. В.А. Обручев разработал новый учебный план Горного отделе ния, определил последовательность изучения дисциплин, порядок сдачи экзаменов и выполнения практических работ, построил «График предметной системы Горного от деления» (сетевой график!), помещенный в приложениях к отчету ТТИ за 1906 год.

Педагогическую деятельность В.А. Обручев начал с чтения лекций по физической геологии студентам III курса Горного отделения в 1903/04 учебном году. С осени года он читает лекции по петрографии и в 1905 году издает «Курс петрографии. Лек ции, читанные студентам института». Кроме того, Обручев читает курсы «Полезные ископаемые» (с 1903/04 года) и «Практическая геология» (с 1904/05 уч. года), руково дит учебной геологической практикой в окрестностях г. Красноярска (1908 г) и ди пломными работами. Непосредственно под руководством профессора Обручева в пе риод его работы в ТТИ 19 студентов выполнили дипломные работы, причем трое из них – М.А. Усов, Н.С. Пенн и А.И. Козлов – стали стипендиатами (аспирантами) Гор ного отделения ТТИ. Таков личный вклад В.А. Обручева в подготовку горных инжене ров и профессуры в стенах ТТИ. Всего же в обручевский период ТТИ было подготов лено 119 горных инженеров, заложивших начало сибирской горно-геологической школы.

В 1905, 1906 и 1909 годах В.А. Обручев «по поручению и на средства ТТИ» со вершил три научных экспедиции для геологического изучения горных хребтов и пус тынь Пограничной Джунгарии (Западный Китай). В этих экспедициях участвовали сы новья Обручева (Владимир и Сергей) и М.А. Усов (студент 4 курса в 1906 г., профес сорский стипендиат – в 1909 г). Для науки был открыт «Эоловый город», описаны ме сторождения золота, угля и асфальта. Предварительные отчеты об экспедициях были опубликованы в «Известиях ТТИ» в 1907, 1908 и 1910 годах. Трехтомный научный от чет (1700 страниц) был составлен В.А. Обручевым и М.А. Усовым. Последним была выполнена по материалам экспедиции дипломная работа «Граниты Джаира» (1908) и магистерская диссертация (1911).

В Томский период деятельности В.А.. Обручев [2, 4] продолжал обработку мате риалов ранее проведенных научных экспедиций и публиковал их результаты, проводил экспертизу золотых рудников в Горном Алтае, Кузнецком Алатау и начал публиковать «Геологический обзор золотоносных районов Сибири» (1909-1911).

После студенческих волнений в ТТИ в 1911г. и последовавшей за этим министер ской ревизии В.А. Обручев был уволен в отставку с 10 марта 1912 года. Последнюю лекцию он читал в ТТИ 15 марта 1912 года. Сразу же после февральской революции Совет ТТИ в заседании от 30 марта 1917 года решил принять меры к возвращению в институт лиц преподавательского персонала, уволенных ранее из института по полити ческим мотивам. В.А. Обручеву была направлена телеграмма с приветствием и запросом о желании возвратиться в Томск.

По состоянию здоровья Владимир Афанасьевич возвратиться не мог и тогда Совет ТТИ в заседании от 5 мая 1917г. по предложению профессоров П.П. Гудкова, А.В. Лаврского и М.А. Усова избирает «почетным членом Института Владими ра Афанасьевича Обручева, как известного путешественника и геолога, оказавшего большие услуги делу геологического изучения Сибири и сопредельных с нею стран Азии и про ведшего большую и ценную работу по постановке препода Рис. 6. В.А. Обручев вания геологических наук на Горном отделении Института».

1953 г.

В 1912–1918 годах В.А. Обручев занимается научной работой в Москве, публикует материалы, проводит экспертизу золотых рудников в Кузнецком Алатау и Забайкалье (1912), изучает новейшую тектонику и древнее оледе нение Алтая (1914), проводит экспертизу медного рудника на Кавказе (1915), изучает минеральные источники в Крыму (1916–1917), разведует месторождение цементного сырья в Донбассе (1918).

В 1918 году Харьковский университет присвоил В.А. Обручеву ученое звание доктора геологических наук без защиты диссертации. С 1919 по 1929 год профессор В.А. Обручев снова на педагогической работе: в Таврическом университете (1919– 1921) и Московской горной академии (1921–1929). В этот период им издаются учебни ки по физической геологии, рудным месторождениям и полевой геологии.

В 1921 году В.А. Обручев избирается членом-корреспондентом Российской Ака демии наук. В 1926 году в Берлине издается «Geologie von Sibirien», за которую В.А. бручеву присуждается Ленинская премия (1926).

В 1929 году В.А. Обручев избирается академиком АН СССР и переходит на рабо ту в Академию наук.

В 1929–1933 годах он – директор Геологического института АН СССР, в 1930– 1939 г.г. – председатель Комиссии (Комитета) по изучению вечной мерзлоты при АН СССР, в 1939–1956г.г. – директор Института мерзлотоведения им. академика В.А. Об ручева АН СССР, в 1942–1946г.г. состоял академиком-секретарем Отделения геолого географических наук АН СССР, в 1946–1953г.г. – член Президиума АН СССР. В году он возглавлял советскую делегацию на XVII сессии Международного Геологиче ского конгресса (Москва).

В 1941 году В.А. Обручеву присуждена Сталинская премия I степени за трехтом ную монографию «Геология Сибири», изданную в 1935–38 годах, а в 1950 году – Ста линская премия I степени за многотомную монографию "История геологического ис следования Сибири", опубликованную в 1931–1949 годах. В.А. Обручев – Герой Со циалистического Труда (1945), награжден орденом Трудового Красного Знамени (1938), пятью орденами Ленина (1943, 1945, 1948, 1953, 1953), Золотой медалью им.

А.П. Карпинского АН СССР за работы в области геологических наук (1947).

В 1939 году Президиум АН СССР учредил премию им. В.А. Обручева за лучшие работы по геологии Сибири. Именем Обручева названы научные учреждения, вулканы, ледники, горы и горные хребты, минералы и окаменелости.

Энциклопедист в области геологии и географии, В.А. Обручев внес существен ный вклад в изучение пяти крупных научных проблем: 1 – происхождение лесса, 2 – древнее оледенение Сибири и Центральной Азии, 3 – тектоника вообще и Сибири в ча стности, 4 – геология месторождений золота, 5 – древнее темя Азии. Страстный попу ляризатор геолого-географических знаний, автор научно-фантастических и приключен ческих романов «Земля Санникова», «Плутония», «Золотоискатели в пустыне», «В деб рях Центральной Азии».

В. А. Обручеву по праву принадлежит почетное зва ние основоположника геологии Сибири, основателя Си бирской горно-геологической школы. Бюст его установ лен в актовом зале ТПУ, а на здании I корпуса ТПУ – ме мориальная доска. Именем Обручева названа улица в г.

Томске и научно-техническая библиотека ТПУ. В году в Аллее Геологов у 1 корпуса ТПУ открыт памятник В.А. Обручеву (рис. 7).

В.А. Обручев постоянно поддерживал связь с Том ском, с Политехническим институтом, пересылал в НТБ ТПИ оттиски своих работ, интересовался работами томи чей. Поддерживают связи с ТПУ и потомки В.А. Обруче ва. В 1970 году в «Обручевском нашествии на Томск»

участвовали Дмитрий Владимирович Обручев (младший сын) и Наталья Владимировна Обручева (внучка), которая Рис. позже принимала участие и в торжествах в связи со сто летием горно-геологического образования в Сибири (2001 г.), столетием первого вы пуска горных инженеров (2008 г.), открытием памятника В.А. Обручеву в Аллее геоло гов у Горного корпуса ТПУ (рис. 7). Наталья Владимировна и Татьяна Сергеевна Обру чевы – гости нашего Форума.

Завершая краткий очерк жизни и деятельности академика В.А. Обручева, хочу обратить ваше внимание на отношение академика В.А. Обручева к молодежи, особенно ярко проявившееся в последнее десятилетие его жизни, когда в различных изданиях публикуются его обращения к молодежи («Советы юным геологам», 1947 г.;

«Юным разведчикам недр», 1955 г.;

«Моим молодым друзьям», 1955 г. и др.). Наиболее значи мыми являются: обращение к студентам геологического факультета МГУ [5] и письмо к советской молодежи в связи с открытием XII съезда ВЛКСМ [6], которые многократ но тиражировались до 1964 года.

Вашему вниманию предлагаются некоторые извлечения из этих обращений В.А.

Обручева к молодежи (в редакции В.А. Обручева!), сделанные им 60 лет тому назад в возрасте 90 лет.

Рекомендую всем сидящим в этом зале примерить его советы и наставления на – себя и оценить их актуальность в настоящее время. Они помещены в начале настояще го юбилейного сборника.

Таково завещание нашего мудрого Учителя.

Литература 1. Бутовецкий Д.А., Никитенко Ю.В. Обручевы: пять веков служения России. – М.:

Изд-во Российского университета дружбы народов, 1999. – 199 с.

2. Лозовский И.Т. В.А. Обручев в Томске. – Томск: Изд-во НТЛ, 2000. – 180 с.

3. Михайлов Д.А. Обручевы. / Геологи России: школы, династии, имена. – Спб.: Изд во Института геологии и геохронологии докембрия РАН, 2010. – 340 с.

4. В.А. Обручев – ученый, педагог, гражданин: / Сб. науч. тр. Под ред. В.А. Соловьева и Ю.П. Казанского – Новосибирск: ВО «Наука», Сибирская издательская фирма, 1992. – 142 с.

5. Обручев В.А. Овладевайте геологическими знаниями. // Вокруг света. – 1953. – № 10. – С. 2–3.

6. Обручев В.А. Счастливого пути вам, путешественники в третье тысячелетие! // Знание-сила. –1954. – № 3. – С. 1–2.

В.А. ОБРУЧЕВ – ОСНОВОПОЛОЖНИК ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ МОНГОЛИИ Ж. Лхамсурэн Монгольский Университет Науки и Технологии, Улан-Батор, Монголия Крупнейший русский учёный геолог, знаменитый путешественник, академик Владимир Афанасьевич Обручев, с именем которого связаны выдающиеся исследования в Закаспийской области, Сибири и Рудном Алтае, Центральной Азии и Монголии, посвятил свой 70-летний период творческой жизни, полный научными изысканиями и большими успехами, изучению геологии Монголии и Центральной Азии в целом.

В 1892 г. В.А. Обручев был приглашен геологом в крупную экспедицию, направленную Русским географическим обществом в Центральную Азию под руководством известного географа и путешественника Г.Н. Потанина. Перед ним стояла задача посетить Восточную Монголию и районы Северного Китая с целью ознакомления с геологическим строением этих областей и проверки выводов известного учёного Ф. Рихтгофена об их геологическом строении, а также посетить слабо исследованные и труднодоступные районы в западной части Северного Китая – в самом центре Азиатского материка.

Владимир Афанасьевич начал свой маршрут от небольшого в то время пограничного г. Кяхта, прошел через г. Урга (Улаанбаатар), пересек степные и пустынные пространства Гоби, сыпучие пески Ордоса, исследовал горы Ала-Шань, Нан-Шань,Куэнь-Лунь, достиг оз.Куку-Нур, посетил все оазисы Ганьсу, Центральную Монголию. Он продолжил исследования Ф. Рихтгофена вглубь Центральной Азии далеко на север и северо-запад и вышел в Кульдже.

В 1905, 1906 и 1909 гг. Владимир Афанасьевич совершил три экспедиции в Пограничную Джунгарию (Синь-Цзян). Он собрал огромный фактический материал по геологии и географии районов, в которые тогда еще не проникал ни один европеец, и располагал исключительно ценными сведениями о геологическом строении обследованной им части Центральной Азии, о которой до него почти ничего не было известно.

Огромный материал наблюдений, собранный во время путешествия в Центральную Азию, использован им для написания ряда научных трудов, не потерявших своего значения в настоящее время. Всем геологам и географам, занимающимся геологией и географией Монголии, хорошо известны такие труды Владимира Афанасьевича, как «Краткий геологический очерк караванного пути от Кяхты до Калгана», «Орографический и геологический очерк Центральной Монголии, Ордоса, Восточной Ганьсу и Северной Шаньси», двухтомник «Центральная Азия, Северный Китай и Нань-Шань, Восточная Монголия» и др.

В них учёный впервые привел подробные сведения о стратиграфии и геологическом строении Восточной Монголии, детально описал тектоническое строение отдельных ее районов, подробно изложил историю геологического развития ее. Многие данные Владимира Афанасьевича послужили основанием для пересмотра ряда положений по геологии и географии Центральной Азии, в частности по Монголии.

Так, описание пустыни Гоби заставило географов по-новому подойти к оценке пустынности Гоби в пределах Монголии. Открытие Владимиром Афанасьевичем остатков третичного носорога в широко распространенных в южной части Монголии «гобийских отложениях» доказало континентальное происхождение последних вопреки представлениям известного исследователя Китая Ф. Рихтгофена, считавшего «гобийские отложения» осадками внутренноазиатского моря Хан-Хай. Эта находка побудила Американский музей естественной истории организовать в 1922 г. Азиатскую экспедицию, которая собрала в пределах Монголии и Северного Китая богатый материал по фауне позвоночных мелового и третичного времени.

Крупным научным достижением Владимира Афанасьевича является стройно сформулированная им гипотеза эолового происхождения лёсса, широко развитого в Северном Китае. Согласно его представлению, лёсс образовался в результате выноса ветрами пыли – продукта выветривания – на южные окраины и за окраины Центральной Азии, где она, отлагаясь, постепенно создает большие толщи. Более крупный материал – песок – отлагается ближе к окраинам, образуя площади сыпучих песков.

Это путешествие позволило В.А. Обручеву дополнить свои туркестанские наблюдения о важной геологической роли ветра, переносящего и отлагающего огромное количество песка и пыли. Он стал убёжденным сторонником эолового происхождения лёсса. Особенно В.А. Обручев утвердился в этом своём мнении после изысканий в пустыне Ордос, к югу от которой он наблюдал обширные плато, сложенные мощной толщей лёсса, являющегося несомненным продуктом осаждения пыли, перенесенной из пустыни. К проблеме лёсса В.А. Обручев периодически возвращался в течение всей своей жизни: он сделал ряд принципальных уточнений в вопросе его генезиса.

В отличие от Рихтгофена, считавшего, что лёссы выполняют впадины Центральной Азии, В.А. Обручев показал, что как раз там лёсса почти нет, а накапливается он за пределами пустынь, где ветры, встретив препятствие в виде гор или встречных потоков воздуха, теряют скорость, осаждая массы пыли.Он первый выяснил происхождение песков Каракумов, установив, что они не являются осадками моря, а представляют собой переотложенный ветром аллювий Аму-Дарьи.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.