авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |

«Administration of Tomsk Rigion   Ministry of Natural Resources and Ecology of the Russian Federation   Ministry of Education and Science of the Russian Federation   ...»

-- [ Страница 4 ] --

Даже этот краткий обзор только некоторых его взглядов на географию и геологию Монголии свидетельствует об энциклопедичности и глубине знаний. Всё это позволяло В.А. Обручеву быть главным редактором ряда геологических карт и монографических описаний территории. Последней из таких работ, на которую он написал рецензию, бы ла монография «Полезные ископаемые МНР» (М., 1956).

Нельзя не сказать несколько слов и о роли академика В.А. Обручева в подготовку геологических кадров для Монголии. Его книга «Рудные месторождения» (1929 г.) бы ла настольной книгой нескольких поколений монгольских геологов, также как и его «Полевая геология» (т. 1, 1929 г.;

т. 2, 1930 г.), ставшей практическим руководством.

Знаменитый геолог Монголии, первооткрыватель многих медно-молибденовых место рождений страны («медный человек») Д. Гарамджав при личной с ним встрече показал нам маленькую книжечку на монгольском языке, оказавшейся книгой В.А. Обручева «Происхождение гор и материков», переведённой и изданной в Монголии в 1947 году (рис.3). При этом он сопроводил её показ словами о том, что эта книга сделала его гео логом.

Рис.3 Монгольский вариант книги В.А.Обручева «……..» и её читатель Д. Гарамжав – «медный человек»

И неслучайно, что за выдающиеся заслуги Владимир Афанасьевич Обручев в 1947 году правительством Республики Монголии был награждён орденом.

Литература 1. Обручев В.А. Избранные труды. Том 1. Восточная Монголия. – М.: Изд-во АН СССР, 1958.

2. Обручев В.А. Избранные работы по географии Азии. Том 1–3. – М.: Гос. издат. гео граф. лит-ры.

3. Обручев В.А. Впадины Центральной Азии и их научные сокровища, ожидающие изучения. // Известия АН СССР. Серия геол.. – № 5. – 1947.

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ М.А. УСОВА В ОБЛАСТИ ЭКЗОГЕННОЙ ГЕОЛОГИИ И ГЕОХИМИИ РУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ И ЕГО ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ Н.А. Росляков, С.М. Жмодик Институт геологии и минералогии им. В.С. Соболева СОРАН, Новосибирск, Россия, E-mail: rosl@igm.nsc.ru Михаил Антонович Усов был ученым широкого кругозора, большой научной эру диции, прогрессивных и оригинальных взглядов. «Невозможно пройти мимо основного направления, данного М.А. Усовым, - писал его ученик, профессор Ф.Н. Шахов – ре шать прогнозные вопросы, учитывая все сложные связи месторождений полезных ис копаемых с геологическими процессами, со стратиграфией, тектоникой и геохимией [19, с. 403]». Сейчас, спустя более восьми десятков лет после высказываний М.А. Усова [12] по теории рудообразования нам интересны его взгляды, справедливость которых подтверждается современными исследователями, но еще больше те из, них которые и сегодня помогают находить верные геологические решения.

Выветриванию и условиям возникновения элювиальных рудных концентраций М.А. Усов уделял особое внимание и даже полагал, «что изучение геологических про цессов нужно начинать с внешней геодинамики» [15, с.108]. Но как, это не странно, отмечал он ранее [13, 14], протекающие на наших глазах экзогенные процессы гораздо менее понятны нам в деталях до сих пор, чем многие эндогенные образования, сформи рованные на больших глубинах и при необычных для нас условиях. В отношении «элювиальных месторождений в нашем распоряжении имеется мало материала» [14, с.81].

Идеи М.А. Усова о происхождении экзогенных месторождений, об избиратель ном выветривании пород, о связи рудоносности кор выветривания с климатической зо нальностью и геологическими эпохами развития Земли и по многим другим актуаль ным проблемам экзогенной геологии и геохимии имели важное значение в дальнейшем развитии целого ряда научных направлений, таких как формационный и генетический анализ гипергенных образований;

методы картирования окисленных рудных выходов и оценке по ним перспектив эндогенного оруденения;

проблемы формирования инфильт рационных месторождений редких, радиоактивных и благородных металлов в зонах пластового окисления палеодолин;

создание новых и совершенствование существую щих геохимических методов поисков и прогноза погребенных месторождений по их гипергенным аномалиям и др.

По каждому из этих направлений ныне достигнуты значительные успехи, что мо жет быть показано на примерах редких, радиоактивных и благородных металлов. При этом обособилось три генетических типа гипергенных рудных образований: 1) оста точный элювиальный: коры выветривания и их частный случай – зоны окисления сульфидных месторождений по Ф.Н. Шахову [20];

2) переотложенный обломочный элювий (включая россыпи) в карстах и речных долинах и 3) хемогенный неоэлювиаль ный в отложениях рыхлого покрова.

Зоны окисления сульфидных и золоторудных месторождений сыграли важ ную роль в становлении и развитии горно-рудной промышленности Сибири. Создано новое научное направление по картированию окисленных рудных выходов и гиперген ных аномалий с целью оценки глубины зоны окисления, состава и промышленной зна чимости ее первичного оруденения. Разработана унифицированная легенда для круп номасштабных карт окисленных рудных выходов полиметаллических, серно колчеданных, пирротиновых, золоторудных месторождений и принципы прогноза эн догенного оруденения по окисленным выходам и гипергенным геохимическим анома лиям. Картирование зон окисления в старых золоторудных районах позволило возро дить к жизни ряд месторождений в Восточном Забайкалье (Апрелково, Дельмачик, Козловское, Ключевское, Погромное), на Салаире (Апрельское и Июньское), в Казах стане (Жолпак-Тюбе, Кенгир).

Перспективы золотоносности зон окисления далеко не исчерпаны. Весьма инте ресны в этом отношении Рудный Алтай, Кузнецкий Алатау, Салаир и Восточное За байкалье. Есть все основания полагать, что эти регионы перспективны не только на зо лотоносные зоны окисления сульфидных месторождений, но и на выявление первично го золотого оруденения, наложенного на полиметаллическое и выходящего за его кон туры, как это установлено на Салаирском месторождении [22].

Таким образом, проблема золотоносных зон окисления сульфидных руд сохраняет ак туальность и в современный период. Вместе с тем их доля в общемировом балансе за пасов золота составляет только 0,3 %, а добыча в 2000 году – 0,8 % [5]. Большие пер спективы следует связывать с другими типами гипергенных образований - золотонос ными глинистыми корами выветривания.

Золотоносные глинистые коры выветривания, представляющие собой в понимании Ф.Н. Шахова: «латеритового типа красный железистый элювий зоны окисления на уча стках рассеянной сульфидной минерализации» [20], - долгое время оставались вне поля зрения исследователей и обычно относились к «элювиальным россыпям» [21].

Важнейшим условием для формирования золотоносных кор выветривания Сибири на фоне региональных, помимо климата, геологического строения, геоморфологических и тектонических факторов, является золотоносность исходного для выветривания суб страта, на порядок превышающая кларковый уровень [7]. Таким концентрациям соот ветствуют не только рудные тела, но и слабозолотоносные, гидротермально изменен ные породы эндогенных ореолов (рудных тел, месторождений и рудных полей [9]), а также минерализованные зоны нередко с бедной вкрапленной или прожилково вкрапленной сульфидно-кварцевой минерализацией.

Создано новое научное направление: «Геология и геохимия благородных, редких и радиоактивных элементов в корообразующем процессе». Обрамление Западно Сибирской плиты выдвинуто как новая золоторудная провинция месторождений золота в корах химического выветривания [2]. Хорошие предпосылки для золотоносных кор выветривания каолинового типа появились в Восточной Сибири.

Одним из принципиальных результатов многолетних исследований представляет ся выделение типа месторождений в каолинитовых корах выветривания, развитых по слабо золотоносным минерализованным зонам. Специфика их в том, что они представ ляют собой в различной степени проработанные глинистые продукты выветривания со свободным и связанным золотом, содержания которого достигают промышленно зна чимых концентраций. Они имеют значительные мощности, линейные масштабы и рас пространенность. Ассоциация месторождений и проявлений золотоносных кор вывет ривания образует самостоятельный промышленно-генетический тип экзогенных место рождений золота, эквивалентных в геологическом отношении самостоятельной экзо генной золоторудной формации [3]. Их морфология достаточно многообразна, однако обладает рядом общих черт, объединяющих профили выветривания разных геолого тектонических структур юга Сибири, Казахстана и Урала. Она определяется сочетани ем в разных количественных соотношениях минералов каолинит - гидрослюдистого ряда, гидроксидов железа, реже марганца. Коры выветривания с полным каолиновым профилем имеют зональное строение, обусловленное увеличением снизу вверх интен сивности выветривания и сменой корообразующих глинистых минералов монтморилло нит-гидрослюдистого ряда гидраргиллит-каолинитовой ассоциацией. В корах выветривания линейно-карстового типа эта зональность осложнена материалом местного переотложения.

Редкие, редкоземельне и радиоактивные элементы кор выветривания Сиби ри в силу сложившихся обстоятельств в открытой печати освещены слабо.

Поведению титана в коре выветривания метаморфических компмлексов пород се верной части Кузнецкого Алатау посвящена монография В.М. Цибульчика [16], в кото рой на базе большого аналитического материала описано влияние первичных форм на хождения титана в исходных породах на формы его новообразований и характер пере распределения в продуктах выветривания. Этот фактор, по мнению [10, 11, 17], играет важнейшую роль в гипергенной геохимии ниобия, тантала, циркония, гафния бериллия, бора и других редких элементов.

Основываясь на большом фактическом материале по геохимии редких и редкозе мельных элементов в корах выветривания Юга Сибири, выше цитируемые исследова тели пришли к выводу, что в процессе формирования каолиновых кор выветривания на породах с околокларковым содержанием ниобия, тантала, циркония, гафния промыш ленных концентрации этих элементов в элювии не образуется. Обычно наблюдается их рассеяние в новообразованных минералах. Промышленные скопления в корах выветри вания каолинового типа могут, формироваться в локальных участках линейных кор вы ветривания разной природы. Рудный элювий возникает лишь на коренных редкоме талльных рудах, при этом гипергенные концентрации редких элементов обычно значи тельно богаче коренных источников.

Как известно, с кайнозойскими корами выветривания карбонатитов Восточной Сибири (Восточно-Саянская, Маймеча-Котуйская, Уджинская, Алданская провинции) связано значительные запасы ниобия, редкоземельных элементов, фосфора, скандия и других элементов. По данным Л.П. Рихванова с соавторами [6], за рубежом, важным геолого-промышленным типом ниобиевых месторождений то же являются коры вывет ривания карбонатитов. Главным рудным минералом карбонатитов и их кор выветрива ния является пирохлор и дисперсные минеральные агрегаты – продукты его экзогенно го изменения.

Новейшие исследования показывают, что в корах выветривания рудных районов Западной Сибири наблюдается концентрирование кобальта, иттрия, иттербия [8]. С пе реотложенными корами выветривания генетически связаны уникальные титано циркониевые россыпи региона, которые генетически и пространсвенно связаны с гли нистыми золотоносными корами выветривания.

Поведению радионуклидов в процессах выветривания посвящено небольшое ко личество работ [18]. Монография [1] в какой-то мере восполняет этот пробел. В ней рассматриваются геохимические особенности урана и тория в процессе формирования площадных кор выветривания гранитоидов, щелочных пород и карбонатитов районов Восточной Сибири. Установлено значительное разнообразие поведения этих элементов в процессе выветривания. Уран способен как накапливаться, так и эмигрировать из кор выветривания, образуя горизонты обогащения и истощения. Для тория наиболее харак терно накопление в элювии. Высокодисперсные минералы кор выветривания аккуму лируют и уран и торий. Обогащенные глинистой фракцией горизонты элювия могут рассматриваться в качестве источника радиоактивных элементов для осадков в области аккумуляции.

Таким образом, рудоносные коры выветривания широко распространены в руд ных районах Сибири. Они представлены преимущественно каолиновым профилем, в общем, достаточно близки по морфологическим чертам и геологическому строению.

Все они сформированы в поверхностных условиях за счет выветривания эндогенного оруденения и пород с повышенным содержанием металла, определяющего минераль ный тип экзогенных руд. Во всех типах экзогенных руд существенная доля полезного компонента концентрируется в алевритовой и глинистой фракциях коры выветривания.

Поскольку эндогенное оруденение часто полиминеральное, его коры выветривания не случайно рассматриваются как объект на комплексное минеральное сырье [4]. С пози ции комплексного освоения минерального сырья, известные коры выветривания Сиби ри изучены слабо. В региональном плане их распределение контролируется зональным размещением эндогенных рудных полей. Промышленный минеральный тип кор вывет ривания должен выявляться специализированным комплексным видом опробования и анализа рыхлого материала элювиальных образований. Решая проблему рудоносности кор выветривания, предоставляется возможность решения обратной задачи: реставра ция коренных корообразующих источников руд.

Литература 1. Жмодик С.М. Геохимия радиоактивных элементов в процессе выветривания карбо натитов, кислых и щелочных пород. – Новосибирск: Издательство «Наука» Сибирское отделение, 1984. – 144 с.

2. Калинин Ю.А., Росляков Н.А., Нестеренко Г.В., Рослякова Н.В., Осинцев С.Р. Об рамление Западно-Сибирской равнины – новая провинция золоторудных месторожде ний коры выветривания // Геология и геофизика. – 1999. – Т.40 – №6. – С. 884–895.

3. Калинин Ю.А., Росляков Н.А., Прудников С.Г. Золотоносные коры выветривания Юга Сибири. – Новосибирск: Академическое Издательство «Гео», 2006. – 339 с.

4. Кора выветривания как источник комплексного минерального сырья // Тезисы док ладов Всесоюзного совещания 3–5 сентября 1986 г. Челябинск: Челябупрполиграфиз дат, 1986. – 194 с.

5. Некрасов Е.М. Важнейшие геолого-промышленные типы месторождений золота в XXI веке // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление, 2000. №5–6. Стр. 53–56.

6. Рихванов Л.П., Кропанин С.С., Бабенко А.И. и др. Циркон-ильменитовые россыпные месторождения – как потенциальный источник развития Западно-Сибирского региона.

– Кемерово: Издательство ООО «Сарс», 2001. – 214 с.

7. Росляков Н.А. Геохимия золота в зоне гипергенеза. – Новосибирск: Издательство «Наука» Сибирское отделение, 1981. – 239 с.

8. Росляков Н.А., Щербаков Ю.Г., Алабин Л.В. и др. Минерагения области сочленения Салаира и Колывань-Томской складчатой зоны. – Новосибирск: Издательство СОРАН филиал «ГЕО», 2001. – 243 с.

9. Рослякова Н.В., Росляков Н.А. Эндогенные ореолы месторождений золота. – Ново сибирск: Издательство «Наука» Сибирское отделение, 1975. – 132 с.

10. Сухоруков Ф.В., Цибульчик В.М., Щербов Б.Л. Подвижность и условия концентра ции редких элементов в корах выветривания // Коры выветривания как источник ком плексного минерального сырья. – М.: Наука, 1988. – С. 127–137.

11. Сухоруков Ф.В., Щербов Б.Л. Бор и бериллий в корах выветривания Красноярского края // Геохимия рудных элементов в процессах выветривания, осадконакопления и ка тагенеза. – Новосибирск, 1979. С. 57–93.

12.Усов М.А. Краткий курс рудных месторождений. – Томск: Издатком втузов, 1931. – 158 с.

13. Усов М.А. Краткий курс рудных месторождений. – Томск: Издательство «Кубуч», 1933. – 200 с.

14. Усов М.А. Геология рудных месторождений Западно-Сибирского края. – Томск:

Издательство Западно-Сибирского геолого-гидро-геодезического треста, 1935 – 87 с.

15. Усов М.А. Введение в геологию. – Алма-Ата: Издательство АН КазССР, 1950. – 167 с.

16. Цибульчик В.М. Поведение титана в коре выветривания метаморфических пород. – М.: Издательство «Наука», 1972. – 136 с.

17. Цибульчик В.М., Понаморчук В.А., Шипицын Ю.Г. Редкие элементы в корах вы ветривания Юга Сибири // Условия формирования кор выветривания и их минеральных месторождений. – М.: Издательство «Наука», 1983. – С. 129–137.

18. Шалмина Г.Г., Кренделев Ф.П., Зарипова Г.А., Бобров В.А. Радиоактивные элемен ты в корах выветривания гранитов Среднего Урала. // Геохимия и условия образования руд золота и редких металлов. – Новосибирск: Издательство «Наука» Сибирское Отде ление, 1972. – С. 139–151.

19. Шахов Ф.Н. Идеи М.А. Усова в области геологии полезных ископаемых // Основ ные идеи М.А. Усова в геологии. – Алма-Ата: Издательство АН КазССР, 1960. – С.

395–403.

20. Шахов Ф.Н. Морфологические черты зон окисления // Вопросы геологии рудных месторождений Западной Сибири. – Новосибирск: РИО СОАН СССР, 1960. – С. 3–42.

21. Шило Н.А. Учение о россыпях: теория россыпеобразующих рудных формаций и россыпей. – Владивосток: Издательство «Дальнаука», 2002. – 576 с.

22. Щербаков Ю.Г., Рослякова Н.А., Агеенко Н.Ф. и др. О генетическом соотношении полиметаллического и золотого оруденения в Салаирском рудном поле // Геология и геофизика. – 1981. – №5. – С. 68–73.

23. Щербов Б.Л. Геохимия бора в корах выветривания каолинового типа. – Новоси бирск: Издательство «Наука» Сибирское отделение, 1982. – 113 с.

24. Щербов Б.Л., Сухоруков Ф.В. Бор и бериллий в корах выветривания Юга Сибири // Геохимия золота, редких и радиоактивных элементов. Новосибирск: Институт геологии и геофизики СОАН СССР, 1981. С. 74–78.

ПОЧЁТНЫЙ ГРАЖДАНИН НОРИЛЬСКА М.Я. Худобец Ассоциация выпускников Томского политехникума, Россия E-mail: kvartira921@mail.ru Николай Николаевич Урванцев и Евгений Михайлович Ольховский, заведующие (соответственно) горным и землемерно-геодезическим отделениями Томского рабоче крестьянского политехникума, в 1920 году, наряду с угольным месторождением, от крыли медно-никелевые руды в районе Норильска.

Эти открытия обеспечили потребности Северного морского пути, строительство горно-металлургического комбината и выросшего при нём города Норильска – первого за Полярным кругом.

На учёбу в Сибирь Очень многое в жизни человека зависит от того, что с ним сделают обстоятельст ва. Иногда они оказываются сильнее. Так и вышло с Николаем Урванцевым, выпускни ком реального училища, которое он окончил в 1911 году в Нижнем Новгороде. В учи лище Николай проявил незаурядные способности в учёбе, тяготея к изучению разного рода механизмов и машин. Вторым более страстным увлечением, импонировавшем его натуре, была любовь к природе, которую он впитал от своего старшего брата, заядлого охотника, служившего лесничим. Всё это сопровождалось чтением рассказов Мамина Сибиряка, Пржевальского, Нансена о нетронутой природе Сибири с её бескрайней тай гой, полноводными могучими реками Иртышом, Енисеем, Обью, горами Алтая и Саян.

Но было ещё одно серьёзное обстоятельство – недостаточная материальная обес печенность родителей, которая не позволила дать возможность получения образования в университетских городах Европейской части России. А в Сибири, как-никак, цены на проживание были значительно ниже, да и с людскими ресурсами не густо – можно бы ло подработать.

Вот эти обстоятельства и «сработали» в пользу Сибири. После окончания учили ща с отличием Урванцев приезжает в Томск и без конкурса поступает на механическое отделение Технологического института. Как во все времена, студенты первых курсов, получив свободное расписание, стремились объять необъятное и с целью ознакомления и окончательного выбора специальности, сновали по всем учебным корпусам.

Большинство тянулось в Горный корпус, где поражали шкафы, витрины, запол ненные образцами горных пород и минералов из всех мест Сибири, в том числе, из Ки тайской Джунгарии, собранные экспедицией профессора Владимира Афанасьевича Об ручева. Нередко стремились попасть на интересные лекции профессоров других отде лений. В то время, сначала с подачи старшекурсников, а потом и самостоятельно сбега ли на лекции Обручева, Усова… Всё это подогревалось ещё и тем, что Владимира Афанасьевича, находившегося в экспедиции, приказом министра отправили в отставку за резкое осуждение репрессивных мер властей против студентов и прогрессивных преподавателей.

Студенческий билет Н.Н. Урванцева. Из архива ГАТО Поэтому в течение полугодия (последнее публичное выступление состоялось марта 1912 г.) на лекциях Владимира Афанасьевича негде яблоку было упасть. Стреми лись не только технологи, но и студенты университета, интеллигенция города, учащие ся гимназий, училищ… После его увольнения студенты стали посещать лекции его помощника по экспе дициям Михаила Усова, любимого ученика Владимира Афанасьевича. На одну из та ких лекций попал и Урванцев. Обратимся к его воспоминаниям: «Зашёл однажды на лекцию по физической геологии, которую читал ассистент Обручева, М.А. Усов. Он был совсем молодым, почти студентом и читал свой предмет с увлечением. Я стал чаще посещать Горный корпус, все больше интересуясь программой отделения, позволяю щей его слушателям обследовать наиболее глухие, неизученные территории Сибири».

А после, побывав на одной из последних лекций Обручева «понял, что именно горное дело и геология есть моё призвание, позволяющее изъездить всю Сибирь, её наиболее глухие места. Сразу же осенью я подал заявление о переводе меня с механического от деления на горное». Чтобы окончательно «прикипеть» к горной специальности, Урван цев жертвует летними каникулами, устраивается рабочим топографической партии пе реселенческого управления. Это позволило ему заработать не только на дальнейшее сносное ществование, но и получить квалификацию помощника топографа.

«Джек Лондонёнок»

В последующие годы Николай Николаевич начал серьёзно готовиться к пред стоящим походам: изучал литературу о Севере, в основном путешественников, побы вавших в тех районах. Тренировался, купался «от ледохода до ледохода», уходил на лыжах в тайгу и, зарывшись в снег, ночевал по трое суток на морозе. Познакомившись с местными охотниками, учился у них читать следы зверей, умению жить в экстре мальных условиях.

Любимым писателем был для него Джек Лондон. Не случайно он в своих при вычках следовал его героям. Однокурсники не в шутку, а всерьёз прозвали его «Дже ком лондонёнком». На трудолюбивого юношу обратили внимание профессора И.И.

Чуднов и М.А. Усов. Под руководством Чуднова Николай Николаевич работал на раз ведке железорудных месторождений Тельбес и Одр-Баш. Здесь впервые студентами был применён магнитометрический (геофизический) метод разведки месторождений.

Для прохождения преддипломной практики Урванцева привлёк в качестве своего помощника и коллектора профессор Усов. В течение четырёх месяцев Николай с Усо вым на лошадях обследовали месторождения меди Минусинского края. Работа под ру ководством профессоров Чуднова и Усова значительно расширила кругозор и обогати ли его познания в геологии.

В 1917г. Правительством молодой республики была поставлена задача о превра щении Кузбасса во второй Донбасс. На должность управляющего Судженских копей был назначен организатор горного отделения Политехнического училища Дмитрий Стрельников. И в порядке исключения на должность преподавателя основных дисцип лин училища был назначен студент Урванцев, что в то время такое назначение цени лось, как говорят, на вес золота.

В 1918г. после окончания института по первому разряду (что равно сегодняшнему с отличием) его избирают заведующим горным отделением с чтением лекций по мине ралогии, кристаллографии и динамической геологии.

Одновременно с работой в училище вместе с профессорами А.П. Гудковым и М.А. Усовым Николай Урванцев принимал участие в создании на базе горного отделе ния института Сибирского геологического комитета (Сибгеолкома), первого государст венного геологического учреждения. Основателем и первым директором был назначен А.П. Гудков. Профессор Усов вошёл в руководящий состав, а Урванцев был введен в качестве адъюнкт-геолога.

Сибгеолком сразу же включился в решение проблемы Северного морского пути.

Уже на лето 1919 года наметил план проведения поисков и исследований на уголь, медь, железо, полиметаллы в ряде мест Сибири. Для нормального судоходства необхо димо было обеспечить пароходы, приходящие в северные порты, углём на обратный путь. С этой целью была запланирована экспедиция в устье реки Енисей, где было за ложено строительство Усть-Енисейского порта.

На Крайний север Поручение Сибгеолкома о назначении начальником экспедиции Урванцев принял с радостью. «Оно вполне соответствовало моим устремлениям», – напишет он позже.

За короткое время Николай проштудировал, имевшуюся в библиотеке, небогатую ли тературу о поисках угля, меди, золота купцами А.К. Сотниковым и Кытмановым. По вторно, более тщательно изучил записи сына Сотникова, (А.А. Сотников в 1912г. окон чил Первое среднее политехническое училище (ныне политехникум) аттестат № 699 от 2 августа 1912г. – М.Х.) студента первого курса горного отделения и собранные им об разцы горных пород и угля в 1915 году близ Дудинки, по которым Урванцев, ещё буду чи студентом 3-го курса, провёл петрографо-минералогический исследования.

Работать экспедиции пришлось в очень тяжёлых условиях, начиная от первых до последних дней. Не хватало всего: транспорта, одежды, обуви, продовольствия. Об этом подробно рассказано в книге Н.Н. Урванцева «Открытие Норильска» (1981г.) Осенью Урванцев вернулся в Томск с образцами не только каменного угля, но и полиметаллических руд. В своём отчёте он чётко изложил: «Большая ширина осыпей угля по всем склонам давала основание предположить, что размеры угольных пластов везде достаточно велики».

Основной состав Норильской экспедиции, 1920 год. Фото из архива Н.Н. Урванцева.

(Н.Н.Урванцев, Открытие Норильска. М.:– Издательство «Наука»,1981, – С. 128) В декабре 1919 года отчет о результатах поисков угля в районе Норильска был за слушан на заседании Сибирского отделения Геолкома РСФСР в присутствии прибыв шего в Томск уполномоченного горного отдела ВСНХ И.Л. Шейнцвита. Было принято решение о продолжении работ с кратным увеличением объёмов, доведя численность экспедиции до 20 человек. План работы был одобрен Комитетом Северного морского пути при Сибревкоме, который обещал поддержку в обеспечении экспедиций 250-ю ездовыми оленями с иряками и сбруей. О дальнейших шагах в формировании состава экспедиции предоставим слово Николаю Николаевичу: «Найти в то время рабочую силу было нелегко. Мне пришла в голову мысль привлечь для работы в Норильске сту денческую молодежь….

В то время, кроме работы в Сибгеолкоме, я преподавал горное дело и геологию на горном отделении Томского среднетехнического училища. Это было девятиклассное учебное заведение, где первые семь классов по объёму соответствовали нормальной средней школе, а два последних давали среднетехническое образование по специально стям: горно-геологической, топографо-геодезической и строительной. Студенты по следнего курса должны были летом отбывать производственную практику по своей специальности. Вот я и предложил своим студентам поехать, кто пожелает, в Но рильск для прохождения там производственной практики по разведке угольного ме сторождения. Предварительно я им прочел лекцию по истории Северного морского пути и первых русских землепроходцах, о легендарной Мангазее и значении морского пути в Сибирь для её промышленного развития. На лекцию пришли ученики и топогра фического отделения во главе с их руководителем Е.М. Ольховским, молодым челове ком, как и я тогда. Увлек их Севером, как был увлечен и сам. И Ольховский, и его учени ки тоже загорелись желанием поехать в Норильск, познакомиться с севером, его при родой и провести там производственную практику. Это была большая удача. Но рильск теперь будет обеспечен инструментальной топографической картой высокой точности. Всего пожелали поехать шесть человек с горного отделения и три человека с топографического».

В Томском областном архиве найден именной список учащихся рабоче крестьянского политехникума (бывшего училища) из которого видно, что Орлову Ев гению и Назарову Анатолию исполнилось по 20 лет, на полгода младше был Кузнецов Павел, а самому старшему Александрову Николаю – 22 года. В графе о явке на при зывной пункт имеется подтверждающая запись: «Не являлись, так как были на севере в экспедиции по разведке норильских углей в связи с Северным морским путём».

В каких условиях проходила экспедиция, лучше всего рассказано в первой книге «Норильск» Н. Урванцева (1969г.) «…тяжёлые экономические и продовольственные условия того времени создавали большие трудности в деле организации экспедиции.

Горнопроходческое оборудование было самое примитивное – только кайлы, ломы да лопаты. Взрывчатки не было. Вся проходка шурфов и разрезов велась вручную. На человек состава партии было выдано только 10 пар сапог. Не было ни полушубков, ни других тёплых вещей — носили всё своё, что имелось у каждого. Продовольствия то же не хватало. На человека в месяц приходилось лишь 30 фунтов (410 гр. — один фунт) ржаной муки, 4 фунта крупы, по полфунта масла, сахара и чая, фунт табака махорки, 2 коробки спичек и фунт мыла. В Норильске по временам удавалось доста вать оленье мясо и рыбу, что во многом помогло успешно провести намеченные рабо ты. Немало затруднений вызывало обилие комаров и мошки, этих бичей тундры, осо бенно, вследствие недостатка у экспедиции сеток накомарников и плохого качества старых изношенных палаток.

Всех захватывала новая, пионерская работа в местах ранее не изученных и не ис следованных даже географически, перспективы их и освоение, и значение Норильска для развития Северного морского пути. За всё свое время работ никто не болел ни од ного дня, хотя осенью временами выпадал снег, начинались заморозки, и в Дудинку пришлось возвращаться в обуви, настолько разбитой, что у многих пальцы ног вылеза ли наружу».

Но, несмотря на все трудности, «геологи за лето прошли основательную произ водственную практику: научились проходке горных выработок, делать замеры, зари совки, брать образцы и отбирать бороздовые, валовые пробы.

Познакомились с мето дами приложения математики к горноразведочному делу. В школе они, между прочим, слушали курс, правда краткий, начертательной геометрии, решали даже простые за дачи по пересечению двух тел: цилиндров, плоскостей и прочее. Все это казалось им тогда неинтересным. А здесь они убедились, как методами математики оказалось возможным найти положение пластов там, где среди наносов никаких признаков их присутствия не было. Нужно было ещё провести со студентами-геологами общую геологическую практику, показать им основные приёмы геологической съёмки, описа ния и зарисовки обнажений, рассказать, как на основе анализа геологических разрезов можно восстановить историю развития района и его формирования с древнейших времен.

Комары нападают даже на снегу Фото из личного архива Н.Н. Урванцева (Н.Н.Урванцев, Открытие Норильска.

М.: Издательство «Наука»,1981, – С. 130.) Пройдя маршрутом по Угольному ручью, наши студенты-геологи получили хо рошее представление о геологическом строении Норильска и до некоторой степени поняли всю сложность его развития в течение многих сотен миллионов лет… … В середине октября прибыли в Томск….».

Есть уголь и полиметаллы!

По сообщению Г.В. Шнейдера, кандидата наук, сотрудника Норильского филиала ВСЕГЕИ, Александр Сотников «на совместных материалах с Урванцевым составил и огласил обстоятельный доклад Сибирскому правительству и Сибгеолкому в присут ствии профессоров Томского университета и Технологического института с учетом изданной в 1919 г. своей работы «К вопросу об эксплуатации Норильского (Дудинско го) месторождения каменного угля и медной руды в связи с практическим осуществле нием и развитием Северного морского пути».

После докладов Сибгеолкому Урванцев приступил к обработке материалов:

«отобрал и сдал в анализ образцы и пробы угля и руд, образцы пород на изготовление шлифов для изучения их под микроскопом. Планшеты топографической карты, засня тые группой Ольховского, сведены в единую топографическую карту Норильска, охва тившую горы Надежды, Шмидта, Рудную и Малую Барьерную общей площадью квадратных километров. На её основе составлена пластовая карта угольного место рождения горы Шмидта и подсчитаны его запасы. Они превысили 70 миллионов тонн, что обеспечивало потребность Северного морского пути и Енисейского речного фло та на много лет. Химические анализы и технические испытания показали, что уголь отличается высокой теплотворной способностью, а некоторые разности обнаружи вают спекающиеся свойства и будут давать кокс. Недостатками являются повышен ная зольность и присутствие в угле тонких сланцевых прослоек, которые будут его засорять при добыче.

Копия телеграммы М.А. Усову. Сентябрь 1920г. Из архива ГАТО Геологические материалы по горе Рудной оказались очень интересными. Химиче ский анализ проб руд из сульфидных шлифов северного мыса горы Рудной показал в них содержание никеля до 1 % и меди до 1,5 %. Предположив, что вскрытые на поверхно сти сульфидные шлиры имеют линзовидную форму и в глубь горы простираются лишь наполовину их протяжения на выходе, можно ориентировочно подсчитать вероятные запасы руды в обоих шлирах. Они достигают 19,2 млн. пудов (320 тонн). Петрографи ческое изучение изверженных пород горы Рудной и с ее сульфидными шлирами, выпол ненное под руководством моего учителя М.А. Усова, показало, что месторождение является магматическим и относится к группе магнито-колчеданных в породах габб ровой формации, для которой характерно высокое содержание окиси магния. Руды выделялись из магматического расплава в результате его ликвации, т. е. распада пер вично однородной магмы па две смешивающиеся жидкости: силикатную и сульфид ную. Последняя, как более тяжелая, при кристаллизации оседала в придонных частях интрузивного тела. Это новое месторождение северного мыса горы Рудной я назвал Норильск 1, будучи уверенным, что в ближайшее время в Норильске найдут новые ме сторождения такого же типа. По своему характеру месторождению Норильск ближе всего стоит к месторождению Садбери в Канаде, крупнейшему в мире в то время. Как известно, канадские руды, кроме меди и никеля, содержат еще и благород ные металлы, в частности платиновую группу. Должны содержать благородные ме таллы и норильские руды. К сожалению, за отсутствием в то время кокса, пробирная лаборатория Геолкома выполнить анализы на эти металлы не смогла».

И все эти работы экспедиция выполнила за 42 дня. Остальное время затрачено на долгий изнурительный путь. Представить даже трудно: от Норильска до Красноярска плыли больше месяца! С этого времени вся работа Николая Урванцева была связана с Крайним севером Сибири: Норильском, Таймыром, Северной Землёй.

Чёрная полоса Изучая материалы без малого семидесятилетней давности, диву даёшься работе чрезвычаек – предъявить обвинение через 20 лет только за то, что он был сотрудником Сибгеолкома в период правления Колчака. Из этих двух лет в Томске он находился только один год. Но дело было состряпано: бывший колчаковец, а для убедительности приписали – участник контрреволюционной диверсионно-вредительской организации.

Арестовали 11 сентября 1938 года в Ленинграде. Показания «выбивали» долго, но Николай Николаевич их отметал. Суд вынуждены прервать, но отправили в Соликам ские лагеря. Приговор отменили в феврале 1940г. Вернувшись, получил приглашение в Ленинградский горный институт.

В сентябре 1940 арестовывают в связи с возобновлением «дела». Дали 8 лет ис правительно-трудовой колонии и направили в Актюблаг, где работал лаборантом бе тонного цеха. В 1942 году вынуждены назначить главным геологом Донских хромовых рудников. За тяготение к вредительской деятельности, выражавшейся в отстаивании технологии производства, переведён в Норильлаг, где руководил геологической служ бой Норильского комбината. Доказал и добился организации научной экспедиции по Таймыру, в результате чего был расконвоирован. «За отличную работу» был досрочно 3 марта 1945г. освобожден, но оставлен в ссылке при комбинате. Реабилитирован он только 18 августа 1954 года. В Ленинград возвратился в 1958 году, где до конца жизни продолжал работать на Арктику в научно-исследовательском институте.

Крайне трагически сложилась судьба Александра Сотникова, однокашника по ин ституту Николая Урванцева. Эта информация взята из статьи Г. В. Шнейдера «Студент ТПИ А.А. Сотников», опубликованной в «Материалах научно-практической конфе ренции» том 2, Томск, 2008. – С. 547–553 и А. П. Шекшеева из книги «Енисейское ка зачество: антисоветская борьба и трагический исход» Ежегодник Института саяно алтайской тюркологии. – Выпуск V, Абакан, 2001. – С. 133–135.

«В декабре 1915г. (после трех с половиной лет учебы) добровольно поступил в Иркутское военное училище. В мае 1916г. был направлен в Красноярский казачий диви зион. После Февральской революции назначен его командиром. В мае 1917г. Краснояр ский совдеп назначил комиссаром и начальником гарнизона на железнодорожную станцию Красноярск.

В октябре 1917г. на войсковом круге избран атаманом Енисейского казачьего войска. После октябрьского переворота назначен начальником Красноярского гарнизона.

В период начавшейся гражданской войны, разочаровавшись в должностных воз можностях сложил атаманские полномочия. Возглавив 1-й сибирский кавалерийский дивизион ушел на фронт. Когда власть перешла к Колчаку, Сотников покинул службу.

В конце марта 1919г. он представил свой доклад о развитии Северного морского пути, который высоко оценило Министерство торговли и промышленности.

Приказом от 13 апреля 1919г. А. Сотников был зачислен в Морское ведомство на должность производителя гидрографических работ дирекции маяков и лоций при ко митете Севморпути. В этой должности он стал участником первой экспедиции (1919г.) Сибгеолкома, руководителем которой был назначен Николай Урванцев.

После успешного завершения экспедиции, на основании телеграммы морского ми нистра Сотников вместе с руководителем дирекции маяков и лоций Д. Ф. Котельнико вым выехали в Иркутск с отчётом дирекции по гидро- и топографической деятельно сти. Пока они почти три недели добирались до Иркутска, в Сибири к власти пришли большевики, которые сначала обещали привлечь к ответственности лишь колчаков ских карателей и контрразведчиков. В Иркутске гидрографы явились к представителю новой власти в лице военного комиссара и председателя ревкома Я. Д. Янсона, сделали в Совнархозе доклад, который получил одобрение у его сотрудников и председателя Сибревкома И. Н. Смирнова. Работы их были признаны заслуживающими продолже ния. С целью получения директив и средств «для скорейшей постановки дела на прак тическую основу» Совнархоз решил командировать гидрографов в Омск, а затем в Москву. Но по доносу бывшего полковника, служившего ранее в Красноярском гарнизо не, 26 февраля 1920 г. Котельников и Сотников были арестованы.

Заключение, составленное 21 мая 1920 г. заместителем уполномоченного следст венно-розыскной части губЧК, обвиняло Сотникова уже не только в неподчинении приказу советской власти о разоружении дивизиона и сохранении его как боевой еди ницы, но и в состоянии членом тайной организации, боровшейся в 1919 г. с томскими большевиками. Конкретными фактами, подтверждающими это обвинение, заключе ние не располагало. В данном оговоре чекист не утруждал себя приданием ему даже минимального правдоподобия: в Томске, который вплоть по ноябрь 1919 г. находился в руках колчаковцев, антисоветская организация в принципе не могла существовать. Но такие детали тогда и не брались во внимание, главным для обвинения Сотникова стал его атаманский статус. Автор заключения утверждал, что Сотникова, который «по сле такого прошлого никогда не сможет быть полезным, а наоборот очень вредным», следует «предать строгой мере наказания» (орфография подлинника сохранена А.Ш.). 23 мая 1920 г. Коллегия губЧК, заслушав это заключение, постановила Сотни кова А. А. расстрелять, а его имущество конфисковать. В марте 1998 г. прокуратура Красноярского края реабилитировала его и, назвав «первооткрывателем Норильского месторождения», хотя и запоздало, но восстановила справедливость».

Вместо эпилога Как бы ни старалась чрезвычайка погубить талант исследователя, ей этого сделать не удалось. Все их обвинения разбивались толкованием о заслугах адмирала Колчака не как царского генерала, а как крупного учёного – географа России.

Все научные подвиги выдвинули Николая Урванцева в число крупнейших иссле дователей Севера. Его заслуги отмечены двумя орденами Ленина, высшей наградой Географического общества СССР – Большой Золотой медалью, которой до него были удостоены лишь Пржевальский, Семёнов-Тян-Шанский и Обручев. Николай Николае вич, доктор геолого-минералогических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, избирался членом многих обществ СССР и зарубежных стран. На востоке Таймыра гора и бухта в Карском море носят имя Урванцева… Его именем названы улицы, корабли, а геологи норильской экспедиции, обнаружившие в 1977 году на Тай мыре новый минерал, назвали его урванцевитом… В 1975 году норильский горисполком утвердил статус почетного гражданина го рода. Первым, кому было присвоено это почётное звание, стал по праву Николай Нико лаевич Урванцев, открывший в 1920 году угольное и медно-никелевое месторождения, заложивший первый дом и первую штольню в условиях вечной мерзлоты в далёком 1921 году.

В родном Политехническом университете свято чтут память своего питомца: ему установлена персональная мемориальная доска, в музее развёрнута постоянная экспо зиция, посвящённая его многогранной деятельности. Особую гордость испытывают студенты политехникума, в котором Урванцев начинал свой не только трудовой, но и путь в большую жизнь, прожитую в поисках и открытиях, снискавших неувядаемую славу России.

Литература 1. Урванцев Н.Н. Норильский каменноугольный район. Известия Сиб. Отд. Геолкома.

Томск. – Т. 2. – Вып. 1.

2. Урванцев Н.Н. Открытие Норильска. – М.,1981 г.

3. Сигунов П. Сквозь пургу. – Л.:, 1963 г.

4. Почетный гражданин Норильска. Сборник «Ровесник века». – Томск, 2008. – Часть 5. Материалы научно-практической конференции, посвященной 100-летию первого выпуска горных инженеров в Сибири и 90-летию Сибгеолкома. – Т. II. – Томск, 6. Госархив Томской области (ГАТО).

ВКЛАД ТОМСКОЙ ШКОЛЫ ГЕОЛОГОВ В СОЗДАНИЕ И ОСВОЕНИЕ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО АЛТАЯ В.М. Чекалин ОАО «Сибирь-Полиметаллы», Алтай, Россия E-mail: vemich@mail.ru Северо-Западный Алтай, занимающий южную часть Алтайского края, представ лен структурами Горного и Рудного Алтая и известен полезными ископаемыми с глу бокой древности как родина горнозаводского дела Сибири. До 1990-х годов XX столе тия здесь создана крупная минерально-сырьевая база чёрной и цветной металлургии России, выявлен ряд небольших месторождений благородных и редких металлов. В этом участвовали специалисты многих геологических учебных заведений СССР, в том числе и Томской школы, из которых выпускники ТПИ и Политехникума выделены прямым жирным шрифтом, ТГУ – жирным курсивом.

В отрасли вольфрам-редкометалльного оруденения, связанного в виде мелких месторождений с гранитами синюшинского комплекса пермо-триасового возраста, од ними из первых выпускников ТПИ были И.С. Цейклин, Н.Д. Довгаль, М.Г. Русанов и другие. Так, И.С. Цейклин в 1931–1934 гг. возглавил разведочные работы на Колы ванском месторождении висмут-медно-вольфрамовых кварцево-жильных руд, оценка которого была начата в 1930 г. партией Ленинградского института НИГРИМ. К 1933 г.

им была составлена геологическая карта месторождения, не претерпевшая заметных изменений и сейчас. Проведена его предварительная разведка с подсчетом запасов до глубины 30 м и составлен отчет «под общим наблюдением» М.А. Усова, давшего по ложительный отзыв с предложением о необходимости отработки месторождения. В 1935 г. на нем образовано Управление «Колыванстрой», главным геологом которого стал М.Ф. Черкашенин, продолживший его подготовку к эксплуатации, которая осу ществлялась до глубины 200 м до 1959 гг. Добывался вольфрам, весьма необходимый стране, особенно, в годы войны 1941–1945 гг. На месторождении работали и другие выпускники ТПИ. Ф.Н. Шахов, например, консультировал изучение вещественного состава руд.

В 1932–1936 гг. при участии Д.Н. Михайлова, Г.Ф. Шендерей, Г.В. Пинус, В.В. Плечкан, М.Ф. Черкашенина разведано Белорецкое месторождение молибден вольфрам-бериллий-флюоритовых грейзено-скарново-кварцево-жильных руд, открытое В.П. Нехорошевым в 1929 г. До 1942 г. оно отрабатывалось старательской артелью. В 1955–1958 гг. Я.А. Косалсом доразведано на бериллий, связанный здесь с гельвином.

Тигирекское пегматитовое месторождение берилла и розового кварца, известное исстари, посещалось французским натуралистом Е. Патреном (1781) и профессорами ТГУ П.П. Пилипенко (1911) и ЛГИ А.К. Болдыревым (1930 г.), которые его минерала ми обогатили музеи Парижа, Томска, Ленинграда, Москвы. Так, один из кристаллов берилла размером более метра находится в музее Горного института СПб. В 1932– 1933 гг. месторождение разведано штольней длиной 18,2 м, пройденной по простира нию пегматитового тела партиями в 1932 г. под руководством студента-экстернанта СибГРИ Н.А. Боговарова и коллектора-студента СибГРТ В.К. Нерубина, в 1933 г. – начальника Н.Д. Довгаля, прораба Ф.Л. Волкова, коллекторов-студентов СибГРИ Гришина и Сумина. Отзыв об отчете Н.А. Боговарова написан М.А. Усовым.

Колыванское шеелитовое кварцево-жильное мелкое месторождение в гранодио ритах на севере Горной Колывани открыто М.Г. Русановым и И.П. Коропцом и отра ботано в 1936 г. с получением кондиционного вольфрамового концентрата (1,4 т.). В 1972 году его окрестности изучали геофизики Алтайской экспедиции (Бакшт Ф.Б. и др.).

Колчеданно-полиметаллическое оруденение Рудного Алтая в вулканогенно осадочных отложениях девона. Одним из первых крупных объектов этого оруденения, на котором в 1936–1939 гг. начали работу братья Б.А. и Д.А Тимофеевские было Змеиногорское месторождение золото-серебряных руд с баритом. Особо ценным ста ло определение первым из них закономерности распределения золота в кварцитах его лежачего бока (1939 г.), отрабатываемых в 1934–1964 гг. и из которых к 1952 г., по данным М.Ф. Розена, добыто около 3,5 т золота. В 1936–1964 гг. главным маркшейде ром рудника был Н.А. Ветров, окончивший в 1930 г. маркшейдерское отделение Том ского политехникума, а в 1934 г. – курсы маркшейдеров при СибГРИ (ТИИ). Пере оценкой месторождения занимались и другие выпускники ТПИ, такие, как Ф.И. Вью нов, Ф.Д. Стахович, А.М. Мытникова.

Золотушинское месторождение медно-свинцово-цинковых руд, открытое в 1751 г.

штейгером Десятовым и к 1845 г. оставленное как отработанное, в 1939 г., работами Н.Д. Довгаля, получило второе дыхание. На его месте вырос г. Горняк, а на запасах, подсчитанных и защищенных Е.И. Камаевой и А.Г. Посысаевым в 1954 г. в ГКЗ СССР, был построен крупный Алтайский ГОК, закрытый в 90-е годы прошлого столе тия при еще существовавших балансовых запасах. В составе этого же ГОКа был закрыт рудник и на Новозолотушинском месторождении аналогичных руд, открытом А.П. Бе ляевым и А.С. Федотовой в 1960–1964 гг. и оставшемся более чем на 50 % не отработанным.

Лазурское месторождение свинцово-медно-цинковых руд, известное с XVIII– XIX вв. В 1940–1941 гг. начат новый виток его оценки, приостановленный войной.

Продолжен он был в 1947–1949 гг. П.В. Ершовым. Запасы меди, свинца, цинка, золо та, серебра, впервые подсчитанные и защищенные им в ГКЗ в 1950 г., стали основой для строительства рудника, работавшего в 1950–1963 гг. Новая переоценка месторож дения проведена А.А. Оносовской при участии А.П. Беляева в 1949–1953 гг., когда запасы были увеличены многократно и защищены П.В. Ершовым в ГКЗ. К разведчи кам-первооткрывателям месторождения в XX столетии следует относить П.П. Ершова и А.А. Оносовскую.

Семеновское месторождение медно-свинцово-цинковых руд, открытое штейгером Семеном Карамышевым в 1762 г., до 1858 г. отрабатывалось с поверхности. К буровой разведке приступили в 1950 г. Разведанные А.Н. Прохоровым запасы были защищены в ГКЗ П.В. Ершовым в 1952 г. А.Н. Прохоров, как разведчик дополнительных запасов месторождения достоин быть также его первооткрывателем В 1951 г. на месторождении начал работать рудник с обогатительной фабрикой. Сейчас оно практически отработано.

Майское месторождение медно-свинцово-цинковых руд, открытое в 1952 г.

Е.Ф. Филатовым и А.П. Беляевым по следам работ XVIII–XIX вв. К 1958 г. детально разведано при участии А.А. Месянинова. В 1960 г. запасы защищены в ГКЗ СССР А.П. Беляевым. Руды изучались Б.М. Тюлюпо. Не отрабатывается (в резерве).

Среднее месторождение медно-свинцово-цинковых руд, открытое в 1951–1958 гг.

В.Д. Велигжаниной и В.П. Дмитриевым на месте мелких рудников XVIII века. Де тально разведано скважинами и шахтой. Запасы защищены в ГКЗ В.П. Дмитриевым. До глубины 150 м оно отработано.

Зареченское месторождение золото-серебро-барит-медно-свинцово-цинковых руд, открытое в1958–1964 гг. В.П. Дмитриевым и С.С. Гладько южнее Среднего место рождения. Учитывая ценность его запасов, разведочные работы на нем быстро смени лись эксплуатационными. Отрабатывается и сейчас.

Корбалихинское месторождение медно-свинцово-цинковых руд имеет длительную и трагическую историю освоения. Упуская ее подробности, отметим, что, как промыш ленный объект, оно установлено в 1959 г. В.П. Ходаревым при оценке Михайловского прииска средины XIX в. По результатам разведки его юго-восточного фланга в 1963 г.

в ГКЗ были защищены запасы В.П. Дмитриевым. Затем после десятилетнего перерыва, работами на его северо-западном фланге запасы были увеличены в 3–4 раза и защище ны В.М. Чекалиным в ГКЗ СССР в 1988 г. Так, из полиметаллических месторождений в российской части Рудного Алтая, оно стало самым крупным. После первозаявителя штейгера Михайлова его первооткрывателями XX столетия являются В.П. Ходарев, В.П. Дмитриев, В.Н. Савченко, АФ. Фоминых, В.М. Чекалин. Сейчас на нем силами ОАО «Сибирь-Полиметаллы» УГМК «Холдинг» завершается строительство крупного рудника.


Степное месторождение медно-свинцово-цинковых руд, как первый рудный объ ект на северо-западе степной части Рудного Алтая, открыто по заявке А.А. Волкова (ВАГТ), обнаружившего его признаки в 1951–1952 гг. при геологической съемке мас штаба 1:50000. В 1960–1964 гг. Е.Ф. Филатовым выполнены поисково-оценочные рабо ты с подъемом первого рудного керна в 1961 г. и предварительная разведка. Запасы ап робированы ГКЗ СССР по категории С 2 (1966 г.). В 1965–1969 гг. под руководством и при участии В.М. Чекалина проведена детальная разведка шахтным комплексом вы работок и скважин с переоценкой его запасов. Им же, как ответственным исполнителем и камеральных работ, запасы защищены в ГКЗ по категории С 1 (1971 г.). Наряду с пер возаявителем признаков месторождения А.А. Волковым к его разведчикам первооткрывателям относятся Е.Ф. Филатов, А.П. Беляев, В.М. Чекалин. Сейчас оно отрабатывается ОАО «Сибирь-Полиметаллы» открытым способом.

Таловское месторождение медно-свинцово-цинковых руд со Степным находится в одной геологической обстановке, имеет аналогичные запасы, но с более высоким со держанием основных элементов, залегает на больших глубинах в 3-х км к северо западу. Оно обнаружено в 1966 г в результате соблюдения принципа немецких рудоко пов «Ищи руду около руды». После чего оно детально разведано при помощи скважин глубокого направленного бурения, запасы защищены в ГКЗ СССР В.М. Чекалиным в 1974 г. Первооткрывателями месторождения признаны А.П. Беляев, В.В. Олейников и В.М. Чекалин. В настоящее время разрабатывается проект на его эксплуатацию.

Рубцовское месторождение медно-свинцово-цинковых руд одно из самых крайних на северо-западе Рудного Алтая. Отличается простотой геологической структуры, од ним согласно залегающим рудным телом и самым высоким содержанием рудных эле ментов среди месторождений этого типа на территории бывшего СССР. Впервые его руды обнаружены в 1970 г. при геологической съемке масштаба 1:50000 (В.Ф. Михай лов) и оценке геофизических аномалий методом вызванной поляризации (Ю.В. Синдя ев). К 1975 году оно детально разведано под руководством и участии И.Г. Чинакова и А.Я. Доронина. Запасы в ГКЗ защищены последним в 1975 г. Строительство рудника начато в1970–1980-е годы и закончено силами ОАО «Сибирь-Полиметаллы» к средине первого десятилетия XXI столетия. Сейчас работает.

Захаровское месторождение медно-свинцово-цинковых руд с Рубцовским являет ся последним на северо-западе Рудного Алтая. Его первый рудный керн поднят в 1975 г. при общих поисках, проводимых А.Я.Дорониным, В.Я Карташовым на участ ке с медной геохимической аномалией, установленной геологической съемкой в 1960-е годы и признанной бесперспективной на промышленное оруденение. Детальная раз ведка с отбором и исследованием полупромышленной технологической пробы, разра боткой кондиций, подсчетом запасов, закончившаяся в 1988 г., проводилась под руко водством и участии В.М. Чекалина. Им же защищены в ГКЗ СССР кондиции на руды (1988 г.) и запасы (1989 г.) месторождения. Его сложнообогатимые руды изучали А.Д. Строителев и Л.А. Зырянова, обеспечившие на стадии испытания многотонной технологической пробы получение кондиционных концентратов, что и запасы место рождения позволило считать кондиционными. Сейчас на нем начато строительство рудника.

Крючковское месторождение золото-серебро-медно-свинцовых оксидных руд, выходящее на дневную поверхность, обнаружено в 1965 г. при геологической съемке масштаба 1:50000, проводимой под руководством Б.В. Сорокина и А.Ф. Черныха. Учи тывая его неглубокое залегание, небольшие запасы, но высокое содержание в них ос новных компонентов, в 1967 г. оно уже было детально разведано. Запасы подсчитаны и защищены в ГКЗ СССР С.С. Гладько в этом же году. После этого оно быстро отработа но открытым способом и в самосвалах вывезено на металлургический завод Казахстана.

Его первооткрывателями являются Б.В. Сорокин, А.Ф. Черных, С.С. Гладько.

Юбилейное месторождение медно-свинцово-цинковых руд, как и Крючковское, находится на юге Алтайского края. Его выявлению способствовали прогнозные работы масштаба 1:50000 А.Ф. Черныха 1971–1973 гг. и анализ Л.А. Астафьевой геохимиче ских аномалий. Первый рудный керн был поднят в 1977 г. в процессе поисков, руково димых М.П. Астафьевым. Переход их в стадию предварительной разведки привел к 1983 г. к полному оконтуриванию месторождения, установлению сложной гидрогеоло гии (Т.А. Кириллова, Б.Н. Карасев) и определению по временным кондициям его запа сов. В 1984–1988 гг. под руководством и при участи В.К. Бокова и автора этого очерка начата и завершена его детальная разведка, разработаны промышленные кондиции, подсчитаны запасы (1988 г.). Кондиции и запасы защищены в ГКЗ СССР В.М. Чекалиным.

Запасы месторождения находятся в резерве.

Железное оруденение, являясь крупной минерально-сырьевой базой Западно Сибирского металлургического комбината (г. Новокузнецк), пока не востребовано. Оно представлено такими месторождениями, как уникальное по запасам Харловское, круп ное Белорецкое, среднее Инское и, нерассматриваемые в очерке, мелкие месторождения.

Харловское месторождение железо-титан-ванадий-алюминиевых руд связано с расслоенным лополитообразным массивом габброидов средне-позднедевонского воз раста, залегающего на правобережье Чарыша среди алевролито-сланцево песчаникового кембро-ордовикского комплекса пород. Открыто П.С. Усковым по вы явленным им в составе Сибирского геофизического треста магнитным аномалиям (1951 г.), Воротилиной, изучавшей их по обнажениям (1954 г.), К.Г. Саковичем и З.А. Глущенко, предварительно оценившим месторождение скважинами глубиной до 400–585 м (1956–1958 гг.), расположенными в двух пересекающихся под прямым углом профилях, и Л.И. Шабалиным, установившим высокое содержание окиси алюминия во вмещающих породах, рассматриваемых крупным сырьевым источником алюминия.

Белорецкое месторождение скарново-магнетитовых руд, представляющееся в виде практически одной пластообразной залежи среди толщи силурийских известняков в районе западного края субширотно ориентированного Тигирекского хребта. К перво открывателям относятся: шихтмейстер Головин, обнаруживший его впервые в 1774 г.;

И.В. Дербиков и А.С. Калугин, как инициаторы постановки на нем детальных поиско во-разведочных работ при помощи обнажений и легких горных выработок (1950 г.);

Е.И. Евдокимов, как исполнитель проекта отмеченных работ и автор первого подсчета запасов (1954 г.);

Е.Н. Качанов, разведавший его скважинами и впервые защитивший запасы в ГКЗ СССР (1959 г.);

Е.И. Володина, получившая при дальнейших разведоч ных работах значительно увеличенные запасы, которые защитила в ГКЗ СССР (1962 г.);

А.В. Зябкин и В.М. Космачев, как ответственные исполнители в 1976– 1982 гг. доразведки месторождения до глубины 1200 м, что привело к увеличению ими же защищенных в ГКЗ (1982 г.) запасов почти в два раза и переводу его в разряд крупных.

Инское месторождение скарново-магнетитовых руд находится у северного под ножия Тигирекского хребта. Локализовано в кислых вулканитах среднего девона и ха рактеризуется очень сложной морфологией рудных тел. Началом его открытия принято считать 1952 г., когда лесник И.В. Столяревский при «взбунтовавшейся буссоли» обра тил внимание на тяжелые черные камни, которые показал геологам, работавшим в рай оне Тигирека. В этом же году Б.А. Гохвельдом на правобережье р. Ини был установлен коренной выход богатых магнетитовых руд, где с 1954 г. организованы круглогодич ные геологоразведочные работы, которые к 1958 г. под руководством М.И. Селивер стовой ознаменовались подсчетом запасов руд в количестве более 100 млн.т, защищен ных ею же в ГКЗ СССР (1959 г.). В связи со строительством Западно-Сибирского ме таллургического комбината (г. Сталинск – Новокузнецк) к месторождению усилилось внимание Советского правительства, что привело к форсированию на нем работ и по лучению значительного прироста запасов, защищенного Г.В. Ишанькиным в ГКЗ в 1961 г. В 1961–1965 гг. под руководством А.Я. Доронина, а в 1982–1990 гг. – Л.М. По ловниковой на месторождении были продолжены разведочные работы, которые не привели к увеличению запасов, но уточнили строение объекта в деталях, что может от разиться на удешевлении его вскрыши. Кроме вышеотмеченных первозаявителя и раз ведчиков-первооткрывателей месторождения в его оценке участвовали В.И. Баженов (описание руд), В.С. и М.Д. Мурзины, В. Пушкарев, А.И. Володина (разные работы), Б.Н. Лузгин (1982–1985 гг. – общее руководство доразведкой), А.И. Гришко (геофизи ческие работы (1960–1965), В.М. Чекалин (1960–1964 гг. – документация скважин, штольни, подсчет запасов, 1985–1990 гг. – общее руководство доразведкой).

Золотое оруденение связано с образованиями девонского Новофирсово-Курья Акимовского (Мурзинского) прогиба в горноалтайских структурах. Оно представлено Новофирсовским и Мурзинским месторождениями, и успешно отрабатывающимися путем кучного выщелачивания.

Мурзинское месторождение вкрапленно-штокверковых золото-кварцевых руд преимущественно в коре выветривания относится, по А.С. Борисенко (2001 г.), к золо то-ртутному типу, частично – золото-скарновому. С момента его обнаружения штейге ром Рейвером в первой половине XVIII века до наших дней оно неоднократно вовлека лось в отработку на короткие периоды (до 10–15 лет). Не останавливаясь на каждом из них, отметим последний, ныне текущий с 1990 г., когда по инициативе автора этих строк – главного геолога Рудно-Алтайской экспедиции и при поддержке генерального директора ПГО «Запсибгеология» Г.Н. Шарова начат новый этап глубинной оценки месторождения скважинами. По проекту Л.М. Половниковой, составленному на основе геофизических работ (Н.В. Смирнов и др., 1983–1985 гг.), уже первыми скважинами, пройденными в 1990–1992 гг., определено широкое развитие по латерали и на глубину коры выветривания с промышленным содержанием свободного золота. В работах на нем принимали участие также В.Я. Карташов, Ю.Т. Абрамов, В.А. Медведев, А.Ф. Черных и другие. К средине 2000-х годов месторождение детально разведано, запасы, подсчитанные Н.Н. Гончаровым и Л.М. Половниковой, защищены в ТКЗ (27.06.2007 г.) и переданы добывающему предприятию – ООО «Артель старателей По иск», успешно развивающемуся благодаря его бессменному руководителю В.Л. Письменному.


Новофирсовское месторождение золото-кварцево-жильных руд, находящееся в 35 км к северо-западу от Мурзинского, хорошо обнажено. Судя по археологическим находкам горнорудного назначения, оно известно с глубокой древности. Не ослабло к нему внимание и в наши дни. Так, геологом М.А. Чурилиным (1966 г.);

геохимиками:

И.Ф. Мясниковым, В.М. Вильдяевым (1976–1979 гг.);

геофизиками: В.Н. Савченко (1972 г.), В.И. Фатиным (1977 г.), А.В. Мелеховым (1979 г.), С.И. Рычковой (1979, 1980 гг.) и геологами Рудно-Алтайской экспедиции Б.В. Сорокиным (1982 г.) и А.Ф. Черныхом (1992 г.) в его рудном поле выполнены прогнозно-оценочные работы на золото-кварц-сульфидное оруденение. Из них наиболее продуктивными были рабо ты Б.В. Сорокина (1982 г.), когда в интервале глубин 123,1–138,1 м скважиной № была установлена рудная зона с содержанием золота 7,8 и серебра 12,99 г/т, меди 0,11, свинца 1,22 и цинка 2,02 %. Это стало основой для дальнейших более детальных геоло горазведочных работ, проведенных Горно-Алтайской экспедицией и ОАО «Бурятзоло то». Их результатом явилось установление промышленных запасов золота, отработкой которых в настоящее время успешно занимается ООО «Золото Курьи» [3]. Первоот крывателем месторождения безусловно следует считать Б.В. Сорокина.

Поделочные и облицовочные камни Березовское месторождение габбро находится на правобережье р. Корбалихи в 10 км к западу г. Змеиногорска. В сентябре 1998 г. перед взором автора этого очерка, как составителя карты полезных ископаемых в комплекте Госгеолкарты листа М-44-XI масштаба 1:200000, оно открылось множеством обработанных выветриванием глыб габбро размером до 1 м 3 и более, хаотично расположенных на пологом склоне не большой безлесной горы. Удивительным оказалось то, что такой ценнейший материал для колыванских камнерезов, находящихся в 40 км, веками лежащий на поверхности в густо населенном районе, остался незамеченным, а потому и невостребованным. Мной Березовское месторождение, расположенное в 0,5 км от одноименного села, нанесено на карту, кратко описано и рекомендовано для изготовления в первую очередь риту альных памятников [2]. Предложено и показано руководству (главному инженеру, Б.Г. Пчелинцеву) Колыванского камнерезного завода. Сейчас оно у него является од ним из основных источников сырья. Наряду с указанным назначением идет для полу чения разнообразных художественных изделий. С дневной поверхности отработано. Из него, например, в центре Барнаула воздвигнут монумент, посвященный защитникам правопорядка, погибшим в Алтайском крае в мирное время. Его открытие и практиче ское использование должно связываться с именами В.М. Чекалина и Б.А. Пчелинцева.

Пресные подземные воды Восточно-Таловское месторождение пресных подземных вод находится в 1,5– 2 км к северо-востоку от Таловского месторождения полиметаллических руд и связано с мощным песчано-гравийным горизонтом, залегающим в интервале глубин 50–80 м в основании мезо-кайнозойских песчано-глинистых отложений. Воды высокого качества, питьевые, запасы могут обеспечить хозпитьевые и технические потребности не только большого села Таловки, но и двух рудников: Степного и Таловского. Поиски воды ве лись с 1962–1963 гг. В 1965 г., после посещения Степной ГРП начальником «Управле ния минеральных ресурсов» Мингео РСФСР К.С. Филатовым, обратившим внимание на водную проблему в районе, они были усилены. Первые (и блестящие!) признаки ме сторождения получены одной из скважин в 1966 г. К средине 1970-х годов усилиями геологов, гидрогеологов, буровиков оно «оформилось» в крупный промышленный объ ект. Его первооткрывателями следует считать В.А. Медведева, Л.И. Быстрых, Б.Н. Карасева.

Археологические памятники Владимировский медный рудник (прииск!) на Алтае, древнейший в Сибири, нахо дится в Чарышском районе Алтайского края на высоте 2040 м одного из северных от рогов Коргонского хребта в 5–6 км к югу от с. Владимировка Усть-Канского района Республики Алтай. Он открыт геологами Казинихинской партии ЗСГУ Я.Р. Зильберма ном и Б.Л. Бальтер и преподавателем ТПИ А.И. Баженовым при поисково-оценочных работах, проводимых в районе мелкого кобальтового месторождения в 1955 г., когда одной из канав глубиной до 2,5 м был вскрыт разнос древних рудокопов с каменными, деревянными орудиями и другими предметами горнорудного назначения, хранящимися сейчас в археологическом музее ТГУ. По определению радиоуглеродным методом воз раста деревянной рукояти разнос относится к 2715(+,-)75 году до н.э., т.е. энеолиту афанасьевской культуры [1].

В ограниченном по объему очерке показаны в основном только «первозаявители»

признаков потенциальных месторождений (чьи имена ныне часто оказываются забы тыми) и их «оценщики» – геологи-разведчики, определившие промышленную значи мость этих признаков, т. е. подготовившие к освоению выявленные месторождения.

Уже и из этого короткого перечня видно, что за редким исключением все месторожде ния рудных полезных ископаемых региона открывались при участии выпускников том ской школы геологов. И в организационном отношении создание характеризуемой МСБ находилось во власти ее выпускников. Так, главными геологами Запсибгеол управления многие десятилетия (самые продуктивные в плане открытия месторожде ний) вплоть до «лихих 1990-х» были Л.Д. Староверов, М.Г. Русанов, П.В. Ершов, Ю.К. Березиков. Главными геологами Рудно-Алтайской экспедиции со дня ее основа ния до 1993 г. были П.В. Ершов, А.П. Беляев, В.М. Чекалин. При этом, в период ра боты первого из них было разведано и утверждено ГКЗ (ВКЗ) СССР запасов колчедан но-полиметаллических руд в количестве около 10 % общих по региону, принятых за 100 %, второго – 20 % и третьего – 39 %. Из остальных 31 % запасов 21 % приходится на месторождение, которое обнаружено и разведано выпускниками ТПИ, но до образо вания Рудно-Алтайской экспедиции и 10 % - на объекты, открытые в XVIII–XIX столе тиях. Здесь уместно отметить, что с именем последнего советского главного геолога экспедиции, выпускника ТПИ, как показано выше, тесно связана детальная разведка открытие Степного, Таловского, Корбалихинского, Юбилейного, Захаровского место рождений, подсчет запасов и личная защита их в ГКЗ СССР в суммарном количестве 49 % руд и 58 % в них основных металлов также общих по региону.

Кроме того, что большая армия томичей открывала месторождения региона и за щищала их запасы в ГКЗ (ВКЗ) СССР, один из них (из известных автору очерка), М.В. Пельменев, как член коллегии ГКЗ, завершал процесс оценки месторождений, утверждая их запасы, этим самым определяя в последней государственной инстанции готовность их к промышленному освоению. При его участии в конце 1980-х годов бы ли утверждены запасы Корбалихинского, Юбилейного и Захаровского полиметалличе ских месторождений в количестве 39 % общих по региону.

На стадии эксплуатации месторождений томичи также принимали и принимают активное участие. В советское время главным маркшейдером Змеиногорского рудника 28 лет был выше упоминавшийся Н.А. Ветров;

главным геологом крупнейшего в ре гионе Алтайского ГОКа ряд десятилетий работал А.Г. Посысаев;

на Средне Зареченском руднике трудились геологами выпускники ТГУ М.В. Юрышев и Г. Мусорин.

После событий в стране 1991 г., когда все рудники были разграблены и затопле ны, автор этих строк, отлично владеющий материалами минерально-сырьевой базы ре гиона, принял активное участие в подготовке их с целью решения вопроса возрождения в нем горнорудной промышленности. В итоге при поддержке Главного управления экономики и инвестиций Администрации Алтайского края в июле 1998 г. им был под готовлен большой блок презентабельных материалов на русском и английском языках по наиболее рентабельным месторождениям региона цветной и черной металлургии РФ для привлечения инвесторов, успешно выполнивший в последующем свое назначение.

Через месяц краевое Законодательное собрание принимает решение об образова нии новой горнодобывающей структуры. В начале 1999 г. эта структура начала форми роваться в виде ОАО «Сибирь-Полиметаллы» под руководством выпускника ТГУ 1981 г. А.А. Тишеловича. А ее первым главным геологом по 2008 г. был выпускник ТПИ В.М. Чекалин. За это время восстановлены рудники Рубцовский и Зареченский.

На первом из них главным геологом работает Н.Д. Литвинов, на втором – главный и участковый геологи также выпускники ТГУ: Ю.В. Васильев и В.И. Чурсинов соответ ственно. Сейчас в составе ОАО «Сибирь-Полиметаллы», главным инженером которого является томич А.А. Тишелович, работают еще два рудника: Степной и Корбалихин ский на запасах одноименных месторождений. На обоих из них участковыми геологами являются А. Вольнин и В.Ю. Васильев соответственно. На Мурзинском руднике участ ковым геологом работает выпускник ЗГРФ ТПИ В.А. Жданов.

Литература 1. Баженов А.И., Бородаев В.Б., Малолетко А.М. Владимировка на Алтае – древней ший медный рудник Сибири, с приложениями-дополнениями Л.Р. Кызласова, Л.А. Ор ловой, М.И. Колосовой, В.М. Чекалина, Н.Ю. Кунгурова, Б.Н. Лузгина. – Томск: ТГУ, 2002. – 120 с.

2. Государственная геологическая карта РФ масштаба 1:200000. Серия Алтайская. Лист М-44-XI (Змеиногорск). Объяснительная записка. (О.В. Мурзин, В.М. Чекалин, Н.В. Сыроежко, Л.И. Кочуркова, Н.В. Карташова, В.А. Жданов). – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2001. – 174 с.

3. Слива В.А. Геологическое строение Новофирсовского золоторудного месторожде ния. Особенности его разведки и отработки // Труды Научно-практической конферен ции «Создание новых горнорудных районов в Сибири и на Дальнем Востоке: проблемы и пути решения».– М., 2011. – С. 217–218.

В.А. ОБРУЧЕВ – ПЕРВЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СОЛЕНЫХ И МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД СИБИРИ 1, С.Л. Шварцев Национальный исследовательский Томский политехнический университет, Томский филиал Института нефтегазовой геологии и геофизики имени А.А. Трофимука СО РАН, Россия E-mail: tomsk@igng.tsc.ru При изучении геологии Сибири В.А. Обручев никогда не проходил мимо прояв лений подземных вод, которые описывал в дневниках, отчетах и изданных книгах. К сожалению, эти данные до сих пор полностью не обобщены. Исключение составляет статья Е.В. Пиннекера [6], в которой он описывает изучаемые этим разносторонним исследователем подземные воды Восточной Сибири в так называемый иркутский пери од его деятельности (1888–1892 гг.).

В этот период А.А. Обручев наряду с изучением геологии и полезных ископаемых огромного региона большое внимание уделял и подземным водам. Только в 1889 г. он исследует соленые воды на территории Усольского солеваренного завода, который до бывал соль из естественного рассола, вскрытого одной неглубокой скважиной, знако мится с системой водоснабжения тюрем печально известного Александровского цен трала, посещает курорт «Нилова Пустынь», где из недр бьют ключи горячих вод.

В 1890 и 1891 гг. В.А. Обручев дважды совершает маршруты по Лене от Качуга до Ленских приисков, в которых наряду с изучением обнажений кембрийских отложе ний, он описывает многочисленные проявления пресных и соленых родников. В 1892 г.

этот неутомимый исследователь посещает Ямаровский минеральный родник, на кото ром планировалось открытие курорта, и ставит вопрос о необходимости разведки этого месторождения минеральных вод [3].

Позже во время экспедиции в Центральную Азию (Монголия, Китай) с сентября 1892 г. по октябрь 1894 г. и трехкратного путешествия из Томска в пограничную с Россией китайскую Джунгарию (1905, 1906 и 1909 гг.) В.А. Обручев описал многие пресные и соленые озера, которые встречались на его пути. Наконец, еще в Иркутске на Ленских приисках он впервые встретился с многолетней мерзлотой, которая стала объ ектом его постоянных исследований. С 1930 г. он возглавил Комиссию по изучению вечной мерзлоты, а с 1939 г. – вновь созданный Институт мерзлотоведения АН СССР (ныне РАН).

Изучая подземные воды, озера, мерзлоту, В.А. Обручев не мог определять их хи мический состав, так как не было соответствующих полевых лабораторий, хотя уже в 1899 г., проводя геологические исследования и разведочные работы по линии строя щейся Транс-Сибирской железной дороги в Забайкалье, он изучает выходы подземных вод и многочисленные озера с изучением их химического состава. Так, например, был установлен содовый тип озера Доронинское [4]. Но на первых порах он прежде всего стремился оценить геологическое положение мест выхода родников, расположения озер, масштабы распространения мерзлых пород и т.д. Он всегда определял температу ру воды, обращал внимание на расходы родников и рек, их соленость (по вкусу), отло жения солей, их состав, масштабы проявления и т.д. Так, по температуре воды курорта Нилова Пустынь он определил глубину залегания термальных вод, которая по его про гнозу составила 1,5 км. Посещая озеро Доронинское, он отметил наличие в нем соды.

На Ленских промыслах В.А. Обручев обратил внимание на отсутствие мерзлоты в сильнообводненных россыпях, что позволило ему сделать вывод о природе образова ния таликовых зон. Он отводил большое значение подземным водам и в образовании золотоносных россыпей. Так, по его мнению, на Ленских приисках большая часть золо та глубоких горизонтов образована разрушением подземной водой не кварцевых жил, как это часто наблюдается, а золотосодержащих включений серного колчедана во вме щающих кварцевые жилы породах.

В.А. Обручев первым в Сибири поставил вопрос о необходимости создания ох ранных зон вокруг родников, используемых в лечебных целях. Так, например, для рай она Ямаровских минеральных вод он рекомендует введение разного рода ужесточений в хозяйственной деятельности (прекращение рубки леса, снос жилых зданий, запрет на горные работы и т.д.) и советует благоустраивать территорию, проводить охранные ме роприятия, наладить надлежащий уход за сохранением качества минеральной воды.

Но наибольшее достижение В.А. Обручева, которое он извлек из результатов изу чения подземных вод, заключается в новом подходе к геологии Сибирской платформы.

Нельзя забывать, что геология этого огромного региона в то время представляла белое пятно, т.к. не было ни одной даже обзорной геологической карты. В.А. Обручев пер вым обратил внимание на обилие в этом регионе соленых родников. Наблюдая внима тельно за геологическим расположением мест их выхода, он пришел к выводу, что в низах красноцветных отложений (верхоленская свита) должны залегать соли. Это предположение В.А. Обручева в дальнейшем блестяще подтвердилось: уже в 30-е годы прошлого века пласты каменной соли были обнаружены в подстилающей красноцветы карбонатной толще нижнего кембрия. Естественно, что геология Сибирской платфор мы была коренным образом пересмотрена.

По сути Владимир Афанасьевич применил гидрогеохимический метод оценки перспектив территории на те или иные полезные ископаемые (в данном случае на поваренную соль), который позже (50-е годы XX столетия), стал широко разрабаты ваться в Томском политехническом институте (ныне университете) под руководством профессора П.А. Удодова [7], которому в этом году исполняется 110 лет.

Применительно к Сибирской платформе гидрогеохимический метод был успешно применен Е.В. Пиннекером для поисков калийных солей [5]. Он обратил внимание на высокие содержания в некоторых рассолах калия и связал этот факт с наличием за лежей калийных солей. И такой прогноз оправдался: в районе Нижней Тунгусски был открыт крупнейший в России калиеносный бассейн. В настоящее время гидрогеохими ческие критерии также широко применяются при поисках месторождений нефти и газа.

Все это свидетельствует о том, что подходы, применяемые В.А. Обручевым к оценке перспектив огромных территорий на те или иные виды полезных ископаемых, значи тельно расширены, глубже проработаны и широко используются в геологической прак тике. Следовательно, идеи В.А. Обручева живы и активно развиваются.

Опубликованные В.А. Обручевым первые, хотя и разрозненные, сведения о соленых подземных водах Восточной Сибири явились основой для последующего планомерного изучения гидрогеологии этой огромной территории преимущественно уже в советское время. Оказалось, что на территории Сибирской платформы практиче ски повсеместно развиты соленосные отложения и связанные с ними крепкие и сверх крепкие рассолы (рис.). Но эти рассолы совершенно не похожи на исходные морские, из которых выпадали соли Na и K. В процессе длительной геологической истории ис ходные морские воды в результате непрерывного взаимодействия с вмещающими гор ными породами коренным образом изменили свой состав. Говоря другими словами, эти рассолы сильно метаморфизованы. Вместо хлоридно-натриевых сформировались хло ридно-кальциевые, генезис которых долгое время вызывал ожесточенные споры иссле дователей [5, 8].

В процессе такой метаморфизации эти рассолы накопили в своем составе огром ные количества Ca, Sr, Br, Li, Rb, Cs, Cu, Pb, Zn и многих других элементов и стали жидкой рудой. В таблице 1 приведены только некоторые примеры состава таких рассо лов. Экономически выгодно извлекать из этих рассолов химические элементы, если их содержания превышают следующие значения (мг/л): Sr – 300, Br – 250, Li – 10, Rb – 3.

Как видно из приведенных в таблице данных, практически во всех бассейнах даже средние содержания этих элементов, не говоря о максимальных, значительно превы шают установленные нормы.

Рис. Распространение соленосных отложений и рассолов на Сибирской платформе 1 – граница Сибирской платформы, 2 – граница распространения нижнекембрийских соленосных отложений, 3 – граница сплошного распростра нения рассолов, 4 – зона полного насыщения оса дочного чехла метаморфизованными рассолами;

5–8 – артезианские бассейны: 5 – Ангаро Ленский, 6 – Тунгусский, 7 – Якутский, 8 – Оле некский;

9 – пункт гидрогеологического опробо вания Но дело не только в содержании тех или иных элементов с промышленными кон центрациями. Важнее их запасы, которые, хотя до сих пор точно не подсчитаны, но по имеющимся отдельным данным неимоверно огромны.

Прогнозные геологические запасы по неполным данным приведены в таблице 2, из которой видно, что ресурсы K, Mg, Br и Sr превышают миллиарды тонн, B, J и Rb – миллионы тонн. Вряд ли В.А. Обручев мог такое предвидеть и даже мечтать.

К сожалению, эти богатства, до сих пор как следует не оцененные и не освоенные, уже иногда бездумно теряются.

Известны случаи, когда крепкие рассолы фонтанировали из скважин, пробурен ных для других целей и незакрытых, годами с выносом до 10 т хлористого лития и до 70 т брома в сутки. Нетрудно рассчитать, какие потери несет наше государство цен нейших, нужных промышленности, элементов. Поистине мы настолько богаты, что по зволяем такую расточительность!



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.