авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EUROASIAN REGIONAL ASSOCIATION OF ZOOS AND AQUARIUMS ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Sovrano V.A. A note on asymmetric use of the forelimbs during feeding in the European green toad (Bufo viridis) // Laterality. 2007. V. 12. P. 458–463. Si gnore P., Nosten-Bertrand M., Chaoui M. et al. An assessment of handedness in mice // Physiol. Behav. 1991. V. 49. P. 701–704.

Vauclair J., Meguerditchian A., Hopkins W.D. Hand preferences for unimanual and coordinated bimanual tasks in baboons (Papio anubis) // Cogn. Brain Res.

2005. V. 25, № 1. P. 210–216.

Ward J.P., Milliken G.W., Dodson D.L. et al. Handedness as a function of sex and age in a large population of Lemur// J. Compar. Psychol. 1990. V. 104. P. 167–173.

Wells D.L. Lateralised behaviour in the domestic dog, Canis familiaris // Behav.

Proc. 2003. V. 61. P. 27–35.

Wells D.L., Millsopp S. Lateralized behaviour in the domestic cat, Felis silvestris catus // Anim. Behav. 2009. V. 78. P. 537–541.

Westergaard G.C., Suomi S.J. Hand preference in capuchin monkeys varies with age // Primates. 1993. V. 34. P. 295–299.

SUMMARY A.N. Gilev, K.A. Karenina, E.B. Malashichev. Asymmetrical forelimb–use in the grеy short-tailed opossum, Monodelphis domestica. Till now almost nothing was known about motor asymmetry in marsupial mammals. The aim of this work was to explore asymmetrical forelimb–use in grey short-tailed opossum. The behavioural observations and video record ing of animals were conducted in Moscow zoo. Individual- and group-level preferences were studied in three types of opossums’ usual unimanual actions (feeding, manipulation with nest material and body supporting). We also tested the effects of tasks difficulty as well as sex and age of animals on the expression of asymmetrical forelimb–use.

Проблемные статьи АБОРИГЕННЫЕ ВИДЫ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СО СЛОЖНОЙ СРЕДОЙ СОВРЕМЕННОГО ЗООПАРКА НА ПРИМЕРЕ ЯРОСЛАВСКОГО ЗООПАРКА В.А. Глаголев Ярославский зоопарк Ярославский зоопарк начал свое существование в 2006 г. Интересно его ме стоположение – в черте города Ярославля, на полностью необжитых землях, включающих как антропогенные, так и природные биотопы (рис. 1). Строи тельство зоопарка по ландшафтному принципу обусловило возможность су ществования на его территории аборигенных видов, а также создало условия для появления новых видов животных в изменившейся среде.

Рис. 1. Местоположение Ярославского зоопарка в городе (в красной рамке) Целью нашей работы было изучение видового состава мелких млекопитаю щих, населяющих территорию Ярославского зоопарка, их роли в новых услови ях, а также взаимодействия зоопарковских животных и дикой фауны.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Ярославская область расположена в пределах лесной зоны. Город Ярославль разделен на левобережную и правобережную части рекой Волгой, которая так же считается условной границей подзоны южной тайги и подзоны смешанных лесов (Кузнецов, Макковеева, 1959). Зоопарк находится в левобережной части города, в Заволжском районе – самом крупном и облесенном районе города.

Экспозиционная площадь зоопарка составляет 66 га. Преобладающие почвы – дерново-подзолистые, местами песчаные. Исходный рельеф территории – рав нинный с локальными понижениями, часть территории изначально была забо лочена. Преобладающая растительность – травяно-луговая, 37 га территории занято сосновым лесом, имеются небольшие мелколиственные включения, об разованные березой, участки кустарника. Кроме территории, непосредственно относящейся к зоопарку, мы исследовали приграничные территории, так как для животных юридических границ не существует (рис. 2).

Материал собирали с 2006 г. При написании статьи использовали данные наших наблюдений, собранные до строительства зоопарка и за период его су ществования. Для регистрации животных применяли следующие методы: ви зуальные наблюдения, учет следов жизнедеятельности, отлов большими и ма лыми плашками Геро, канавками, живоловками конструкции Щипанова. Часть животных, отловленных живоловками, была использована для формирования коллекции мелких млекопитающий краевой фауны, представленной в учебно экспозиционном павильоне «Ковчег».

Рис. 2. Карта-схема зоопарка и прилежащих земель:

1. Основная экспозиция.

2. «Парк копытных».

3. «Сафари-парк».

4. Вторая очередь строительства.

5. Третья очередь строитель ства и карьер «Техас».

6. Шлакоотстойники ТЭЦ, действующие и отработанные.

Синим цветом показаны канавы и ручьи Проблемные статьи На территории зоопарка мы выделили следующие заселенные мелкими млекопитающими биотопы: газоны, ландшафтные вольеры, помещения, со сновый лес, бурьянники, берега водоемов, заросли кустарника и мелколесье.

За период исследования был отмечен 21 вид мелких млекопитающих. Не посредственно на территории зоопарка было зарегистровано 16 видов, относя щихся к 4 отрядам: насекомоядные – 3 вида, грызуны – 10 видов, зайцеобраз ные – 1 вид, хищные (семейство куньих) – 2 вида. На соседних территориях зарегистрированы еще 5 видов (табл. 1 и 2).

Табл. 1. Мелкие млекопитающие, зарегистрированные непосредственно на территории Ярославского зоопарка. Виды, встречающиеся постоянно, отмечены жирным шрифтом Следы Визуальная Вид Живоловки Давилки ж/д регистрация Еж обыкновенный + Крот европейский + + Бурозубка обыкновенная + + + Белка обыкновенная + Бобр речной + + Полевка рыжая + + + Серые полевки-двойники + + + Полевка водяная + Мышь-малютка + + Мышь малая лесная + + Мышь полевая + + Мышь домовая + + + Крыса серая + + + Заяц-беляк + + Ласка + + Американская норка + + Таблица 2. Мелкие млекопитающие, зарегистрированные на прилежащих к зоопарку землях Следы Визуальная Вид Живоловки Давилки ж/д регистрация Бурозубка малая + + Черный хорь + + Горностай + Куница лесная + Выдра + Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Отряд Насекомоядные Insectivora Еж обыкновенный Erinaceus europaeus. Ежи ведут скрытный ночной образ жизни, предпочитают леса и опушки. Сами животные на территории зоопарка нам не встречались, но мы неоднократно находили сбитых зверьков на трассе рядом с зоопарком и следы их жизнедеятельности в сосновом бору зоопарка и прилегающих лесных массивах. По нашим наблюдениям, городская популя ция ежа имеет тенденцию к сокращению (Глаголев, 2008).

Крот европейский Talpa europaea. Встречается на окраинах Смоленского бора, граничащего с лесным массивом зоопарка. Следы жизнедеятельности крота легко обнаружить: это характерные выбросы земли – кротовины, поверх ностные ходы в почве и снегу. По косвенным признакам мы можем говорить об обитании крота в «Парке копытных», «Сафари-парке» зоопарка и фрагментар но на южной неосвоенной территории. Остальные территории непригодны для этого вида, т. к. крот избегает зоны застройки и высокого уровня грунтовых вод.

Бурозубка обыкновенная Sorex araneus. Фоновый вид насекомоядных Ярос лавской области. Заселяет лесные биотопы, бурьянники, встречается рядом с водоемами. Отмечена в сосновом бору зоопарка, южной неосвоенной части зоопарка, изредка встречается на газонах. Также мы отмечали завозы бурозу бок вместе с подстилочным материалом (сеном). Эти животные вполне могут прижиться на территории зоопарка.

Бурозубка малая Sorex minutus. Редкий в городской фауне зверек. Еди ничные экземпляры отлавливались в непосредственной близости к зоопарку (опушка тополевых посадок рядом с песчаным карьером «Техас»). Вероятны заходы этих животных и на территорию зоопарка.

Из фауны рукокрылых (Chiroptera) в Ярославле были единичные находки бурого ушана Plecotus auritus и кожанка северного Eptesicus nilssoni (Русинов, Глаголев, 2008), но на территории зоопарка рукокрылые нам не встречались.

Это может быть связано с ночным образом жизни этих животных, ведь заходы рукокрылых в пригороды нередки.

Отряд Грызуны Rodentia Белка обыкновенная Sciurus vulgaris. Постоянной популяции белки на тер ритории соснового леса зоопарка мы не обнаружили, но следы жизнедеятель ности присутствуют. Можно предположить временное нахождение молодых особей на этой территории во время расселения и миграций. За время суще ствования зоопарка были случаи сбегания белок. Кроме естественной кормо Проблемные статьи вой базы (шишек), в зоопарке присутствует дополнительный источник пищи – «подачки» посетителей, корма животных в вольерах. В будущем возможно формирование полудикой популяции зоопарковских белок, все условия для этого имеются. Подобные популяции существуют во многих лесопарках круп ных городов, но отсутствуют в Ярославле.

Бобр речной Castor fiber. Ранее мы уже отмечали тенденцию заселения биотопов города Ярославля бобрами (Русинов, Глаголев, 2008). Небольшая популяция бобров заселила сеть искусственных водоемов, находящихся не вдалеке от прудов зоопарка. Следы жизнедеятельности бобров мы находили на ручье, протекающем через урочище Шевелюха: это полухатки, кормовые каналы, береговые норы, погрызы, притом разновозрастных особей. Отдель ные следы пребывания мы находили на карьере «Техас» (относится к  тре тьей очереди строительства зоопарка) – месте массового отдыха, прудах отстойниках ТЭЦ и связанной с ними канавой Черная Лужа. Вся эта система водоемов связана с Волгой, через которую бобры и освоили эти местообита ния около 6 лет назад. Максимальная удаленность следов жизнедеятельности от Волги более 4,5 км.

Полевка рыжая Myodes glareolus. Фоновый вид грызунов Ярославской об ласти. Заселяет все типы лесных биотопов, кустарник и бурьянники, в зимний период может встречаться в стогах. Мы отмечали рыжую полевку в сосновом бору зоопарка, в промзоне зоопарка и на осваиваемой южной территории в ку старнике и зарослях сорной растительности.

Серые полевки-двойники Microtus arvalis s. lato. На территории Ярослав ской области обитают два морфологически неотличимых вида серых полевок – обыкновенная и восточноевропейская. Видовая дифференцировка серых поле вок нами не проводилась, поэтому мы рассматриваем их вместе. Это довольно редкие для города Ярославля грызуны (Глаголев, 2008). В зоопарке в разные сезоны полевки заселяют до 100% газонов и дорожных отсыпей, клумбы, ланд шафтные вольеры, берега водоемов, также встречаются в зарослях сорной рас тительности. Вполне вероятен привоз этих животных с сеном и дальнейшее освоение зоопарковских территорий.

Полевка водяная (водяная крыса) Arvicola terrestris. Это редкий для города зверь (из-за недостатка необходимых угодий). За период работы зоопарка водяная крыса на его территории не отмечалась, хотя мы и встречали следы жизнедеятель ности в прилежащем к зоопарку дачном секторе – характерные выбросы земли без норного отверстия. Во время проектирования зоопарка водяную полевку не Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume однократно наблюдал директор зоопарка Т.К. Бараташвили (устное сообщение).

Сезонное появление водяных полевок на территории зоопарка вполне вероятно.

Мышь-малютка Micromys minutus. Эти интересные зверьки занесены в Международную Красную Книгу. На территории зоопарка мы неоднократно отлавливали мышей-малюток, они ассоциированы с луго-полевыми стация ми, предпочитают бурьянную сорную растительность, в зоопарке встречаются в травяных зарослях вдоль ограждений, на границе леса в «Парке копытных».

По мере освоение территории зоопарка биотопов, пригодных для этого вида, становится все меньше. Ввиду особого статуса этих животных необходимы дальнейшие исследования, касающиеся динамики их численности.

Мышь малая лесная Sylvaemus uralensis. Встречается в лесных биотопах, оврагах, бурьянниках. Обычный для парков и лесопарков города Ярославля вид (Глаголев, 2008). В зоопарке населяет заросшие участки промзоны, опушки соснового бора, мелколесье, заросли кустарника и сорной растительности, рас положенные на территории второй очереди строительства зоопарка.

Мышь полевая Apodemus agrarius. Эврибионтный гемисинантропный вид.

Отмечен экологический успех полевой мыши в условиях крупных городов (Ка расева и др., 1999). В  Ярославле эта картина пока не наблюдается. В зоопарке полевая мышь найдена на южной неосвоенной территории в зарослях бурьяна, кустарнике, вдоль канав. Единичные экземпляры встречались на территории ландшафтных вольер и на опушке соснового леса.

Синантропные грызуны: мышь домовая Mus musculus s. lato и крыса серая Rattus norvegicus. В Ярославской области постоянных поселений синантропных грызунов в природных условиях не существует, но отмечаются сезонные высе ления на теплый период (Захаров, 2005). Можно предположить, что до строи тельства зоопарка на окружающих территориях – в частном секторе и садовых участках – существовала их устойчивая популяция. Поэтому сразу после строи тельства зоопарка началось заселение построек этими грызунами. Помещения промзоны, карантина, складов и временных построек заселили крысы. Дера тизационные мероприятия снижают их численность до приемлемого уровня.

Основные помещения зоопарка сконструированы по современным нормам и практически не проницаемы для крыс. Домовая мышь все равно проникает во все типы помещений, особенно поздней осенью, когда происходит обратная миграция. В помещениях зимой размножение не прекращается. «Дикие» мыши гибридизуют со сбежавшими домовыми мышами из кормового вивария. Хи мическая дератизация в помещениях зоопарка нежелательна и неэффективна, Проблемные статьи поэтому мы сдерживаем популяцию домовых мышей на низком уровне с по мощью механических способов – давилок и живоловок. Также в летний период отмечено размножение домовых мышей на самой территории зоопарка в про мышленной зоне, в компостных ямах.

Полностью избавиться от синантропных грызунов, явно нежелательных для зоопарка, не представляется возможным ввиду постоянного притока жи вотных с внешних территорий и привоза с фуражом и подстилкой.

Отряд Зайцеобразные Lagomorpha Заяц-беляк Lepus timidus. На территории зоопарка до его строительства зай цы регулярно встречались, особенно зимой. Сейчас эта территория огорожена, и зайцы не могут проникать на нее, по соседству они продолжают встречаться.

Зимние тропления показывают, что они обитают в лесных массивах с  обеих сторон трассы М-8, рядом с зоопарком.

Из хищных (отряд Carnivora) нас интересовали только представители се мейства куньих (Mustelidae). Хотя для постоянного обитания мелких хищников городские условия не очень привлекательны, отдельные особи, чаще молодые расселяющиеся зверьки, встречаются в лесопарках и пригородах Ярославля.

На зоопарковской территории мы неоднократно регистрировали заходы обык новенной ласки Mustela nivalis, а американские норки Neovison vison не только периодически сюда заходят, но, обнаружив неограниченные запасы пищи, пы таются обосноваться. На соседних с зоопарком землях отмечены черный хорь Mustela putoris, горностай Mustela erminea;

все чаще отмечаются заходы в город лесных куниц Martes martes. Особенно хочется отметить случай обнаружения в 2007 г. павшей выдры Lutra lutra (Красная Книга Ярославской области, 2004) на берегу ручья на урочище Шевелюха, в непосредственной близости к землям, что были отведены под Ярославский зоопарк.

Как уже было сказано выше, кроме территории самого зоопарка мы иссле довали окружающие типовые ландшафты. Из-за особенностей своего местопо ложения зоопарк окружен так называемыми зелеными коридорами, или кори дорами вселения, через которые во время сезонных миграций расселяющийся молодняк может проникать в городские биотопы. Мы выделили следующие основные пути вселения: водный, лесной, полосы отчуждения, с транспортом.

Лесной путь вселения. Заволжский район, на территории которого рас полагается зоопарк, является самым облесенным районом города. Зоопарк ча стично захватывает Смоленский бор – большой участок вторичного соснового Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume леса, рядом находится сосновый массив Лесные Поляны. Через неосвоенные и  слабо освоенные земли эти массивы связаны с Яковлевским бором, а тот в свою очередь с Тверицким бором и лесами южных пригородов Ярославля.

Примерный возраст всех сосновых насаждений – 55 лет. Эти древесные масси вы не граничат напрямую друг с другом, но связаны системой пустырей и слабо освоенных земель, что позволяет многим видам животных свободно переме щаться и мигрировать. Особенно это облегчается в весеннее время, когда ло жится наст, который не держит человека или собаку, но спокойно выдерживает мелких животных.

С лесным путем вселения животных в городскую среду ассоциированы сле дующие виды: белка обыкновенная, рыжие полевки, лесные мыши, бурозуб ки, куница. Многие животные выбирают для миграций ночное время, когда уровень беспокойства минимален. Им для перемещения порой достаточно не большой куртины деревьев или кустарников, в результате днем зверьки оказы ваются в городской ловушке.

Водный путь вселения. Заволжский район города также является и самым обводненным районом города. В непосредственной близости к зоопарку на ходится целая сеть искусственных и естественных водоемов, часть из которых заболочены и труднодоступны для человека. Это канава Черная Лужа, система прудов-отстойников ТЭЦ-2, песчаный карьер, именуемый среди местного на селения «Техас». Последний расположен в непосредственной близости от ис кусственных прудов зоопарка и связан с Волгой ручьем, протекающим через урочище Шевелюха.

С водным путем вселения и околоводными биотопами ассоциированы сле дующие виды: норка американская, бобр речной, водяная крыса.

Полосы отчуждения и бурьянная растительность. Участки однотипной растительности вдоль трасс, железных дорог, кладбищ, свалок – идеальные островки для мелких грызунов. Полосы отчуждения – не только путь вселе ния животных в городские биотопы, но порой и их основное местообитание.

В крупных или протяженных участках таких биотопов существуют довольно устойчивые многолетние популяции лесных мышей, рыжей полевки, «обыкно венных» полевок, обыкновенной бурозубки.

Конечно, выделение таких путей вселения животных – довольно условная вещь, т. к. в природе не бывает резких границ между биотопами, многие живот ные предпочитают экотонные местообитания – на границе разных биотопов, что как раз в изобилии имеется в условиях зоопарка.

Проблемные статьи Транспортный путь вселения. По мере развития транспортных сетей все большее значение в расселении животных отводится транспорту. Кроме синантропов, обязательных спутников человека (в нашем случае крыс и мы шей), с кормами, особенно заготавливаемыми в природе, и подстилкой завоз ят и  других диких животных, многие из которых способны адаптироваться к сложным условиям зоопарка.

Важны взаимодействия зоопарковских животных и среды зоопарка в целом с аборигенными видами и животными-вселенцами. Свободноживущие мелкие млекопитающие могут быть вредны и даже опасны для зоопарковских живот ных как переносчики вирусов, бактерий, простейших, гельминтов, эктопара зитов. Так, непосредственно в городе Ярославле среди мелких млекопитающих были зарегистрированы геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС), туляремия, лептоспироз (Глаголев, 2008). Опасность представля ют экскременты животных, элементы среды, с которыми они контактируют, и даже сами зверьки, попадая в меню к хищникам. Вредное воздействие может оказывать и их роющая деятельность. Мелкие хищники могут приносить нема лый ущерб, уничтожая птенцов и яйца зоопарковских птиц или просто стрес сируя животных. Грызуны вредят культурным растениям, а случайно проник ший бобр вообще способен нанести непоправимый урон.

Получается, что многие животные вредны и подлежат уничтожению как представляющие опасность. Но основная задача современного зоопарка – сохранение элементов природной среды – флоры и фауны, особенно редких видов. Как же быть в подобной ситуации? Ярославский зоопарк изначально был ориентирован на концепцию устойчивого развития: сохранения уникаль ных земель, освоенных под зоопарк, природы и видового разнообразия горо да Ярославля и региона в целом. Для решения этих сложных задач в зоопарке предпринимаются определенные меры. Известно, что лучшим способом борь бы с нежелательными видами является не отстрел и уничтожение животных, а изменение среды обитания. Это направление реализуется для борьбы с си нантропными грызунами: в зоопарке ведут работы по повышению непроница емости помещений для грызунов, убирают открытые источники воды и влаги, корма хранят в недоступных грызунам тарах и местах. Вместо химической де ратизации используют более гуманные механические способы – давилки и жи воловки (последние дают возможность избежать убийства животных).

Ярославский зоопарк – большой зеленый остров в городе, он играет важ ную роль в сохранении редких видов животных и растений. Это не только ме Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume сто обитания животных, привезенных или размножившихся в неволе, а также «резервуар» для диких животных. В ненарушенных участках обитают мыши малютки, занесенные в Международную Красную Книгу, в сосновом бору произрастают редкие виды орхидей, на прудах останавливаются перелетные птицы, которые гнездятся на береговых угодьях. Также мы рассматриваем воз можность формирования на территории зоопарка полудикой популяции белок.

Для многих диких животных условия зоопарка близки к идеальным, и, чтобы избежать опасности от некоторых видов, в частности хищников, и при этом не менять сложившейся среды, приходится местами использовать непроницае мые заграждения. Также территориию лесного массива зоопарка периодически патрулируют с собаками, запах которых хищники, как правило, избегают.

Эстетическая и лечебная роль природы и животных известна давно. Одним людям для новых ощущений и эмоций необходимо увидеть экзотических жи вотных, мощь крупных хищников;

другим для сохранения душевного равно весия порой достаточно просто прийти и погладить козочку или покормить вдруг всплывшего из глубины пруда карпа. Но есть и те редкие любители при роды, кто будет бесконечно рад увидеть перебегающую дорожку крохотную мышь-малютку. Поэтому для современного зоопарка крайне важно органич но вписать сложное многообразие ландшафта и представителей экзотической флоры и фауны в местный природный ландшафт, а также по возможности со хранить его особенности и жителей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Глаголев В.А. Грызуны и насекомоядные городской среды на примере города Ярославля // Ярославский край. Наше общество в третьем тысячелетии:

Сб. мат. IX Обл. научно-практ. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых вузов. Ярославль. 2008. С. 193–194.

Захаров Е.В. Фауна мелких млекопитающих Ярославской области // Краевед ческие записки. Вып. VIII: Материалы 8-х и 9-х Тихомировских чтений.

Ярославль. 2005. С. 539–548.

Клауснитцер Б. Экология городской фауны. М.: Мир, 1990. 248 с.

Карасева Е.В., Телицына А.Ю., Самойлов Б.Л. 1999. Млекопитающие Москвы в прошлом и настоящем. М.: Наука, 245 с.

Красная Книга Ярославской области. Ярославль, 2004. 384 с.

Кузнецов Н.В., Макковеева И.И. Животный мир Ярославской области. Ярос лавское книжное изд-во, 1959. 228 с.

Проблемные статьи Русинов А.А., Глаголев В.А. Млекопитающие города Ярославля // Эколо гия и культура: от прошлого к будущему: мат-лы межрег. научно-практ.

конф., 27–28 ноября 2008 года. Ярославль. 2008. С. 174–180.

SUMMARY V.A. Glagolev. Aboriginal small mammals and their interactions with complex zoo envi ronment: Yaroslav zoo as an example. The article describes population of wild small mam mals inhabiting Yaroslav zoo and adjacent territory and their interactions with captive ani mals. Different ways of wild species moving into the zoo territory are discussed with special reference to methods of invaders number control.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume УЧЕТ ПОСЕТИТЕЛЕЙ МОСКОВСКОГО ЗООПАРКА ЛЕТОМ 2011 ГОДА Е.В. Зубчанинова Московский зоопарк Летом 2011 г. мы провели учет числа и разнообразия приходящих в Мо сковский зоопарк посетителей. Интерес к этой теме был вызван тем, что работа всех служб зоопарка должна планироваться в зависимости от динамики потока посетителей и их поведения на территории, а последняя работа по учету по сетителей Московского зоопарка была сделана 19 лет назад (Зубчанинова и др., 1993). Число проданных входных билетов не позволяет делать какие-либо вы воды о численности, динамике прихода и поло-возрастном составе посетите лей, т. к. граждане льготных категорий (дети, школьники, студенты, пенсио неры, инвалиды, военнослужащие) проходят в зоопарк по соответствующим документам без билетов. В 1998–2007 гг. аналогичные исследования проводи лись в Екатеринбургском зоопарке (Каблучкова, Поленц, 2010). С этой же це лью сотрудники просветительского отдела нашего зоопарка летом 2011 г. про водили анкетирование посетителей.

Наш зоопарк имеет два входа для посетителей: Главный вход на Большой Грузинской улице (на Старую территорию) и вход на Садово-Кудринской улице (на Новую территорию, далее Садовый вход). Обе территории соединены пере ходным мостом. Учет посетителей проводили 26.VI – 05.VIII 2011 г. на обоих входах путем сплошного визуального учета входящих в ворота людей. Каждую входящую группу записывали в протокол как единицу одной из категорий («семья», «компания», «пара», «один человек», «экскурсия»). Для каждой такой единицы отмечали число человек и поло-возрастной состав группы. Возраст определяли «на глаз».

К категории «семья» относили группы, в составе которых были дети до 14– 15 лет вместе со взрослыми. К категории «компания» относили одно- или раз новозрастные группы подростков и взрослых из 2 и более человек. Категория «пара» включала мужчину и женщину. При принятой системе протоколирова ния и большом потоке посетителей какое-то число входящих людей оставалось неучтенным. Чтобы скорректировать этот недостаток, было сделано несколько 10-минутных поголовных учетов всех входящих. Объем полученного за время Проблемные статьи работы материала и его распределение по учитываемым категориям представ лен в табл. 1 и 2.

ОБСУЖДЕНИЕ 1. Общее число посетителей (табл. 2). По нашим данным, в июле 2011 г.

за 1 усредненную минуту через Главный вход проходило 17,6 чел.;

через Садо вый  – 3,9 чел. При коррекции этих показателей путем прибавки неучтенных людей (около 23% на Главном входе и 9% – на Садовом) получаются цифры 21,6 и 4,3, что в сумме составляет 25,9 чел. в минуту. Это дает 12 430  чел. за 8-часовой день в июле, т. е. около 373 000 чел. в месяц. В воскресенье утром на 3–4 часа открывали вторые ворота на Главном входе, через которые за это время могло пройти около 5200 человек, или около 25 900 чел. за 5 воскресных дней июля. Таким образом, за июль 2011 г. зоопарк принял около 400 000 по сетителей. Реально эта цифра выше, так как у нас не было данных по утренним учетам в воскресные дни на Садовом входе. Рассчитанное число посетителей близко к кассовым данным по продаже билетов за 1985–91 гг. (520 000 человек).

Огромную разницу между двумя входами в зоопарк по числу проходящих по сетителей можно объяснить тем, что во всех рекламных объявлениях указан адрес зоопарка: Большая Грузинская ул., 1. Поэтому приезжие и недавно живу Таблица 1. Число и продолжительность учетов Время дня, Дни недели, Их общая число минут минуты Входы Число продолжи в зоопарк учетов тельность, 10–11 13–14 17– Будни Выходные мин час час час Главный 12 382 147 149 86 296 Садовый 7 412 60 232 120 241 Всего 19 794 207 381 206 537 Таблица 2. Объем полученного материала Главный вход Садовый вход Категории посетителей Число групп Число человек Число групп Число человек Семьи 1583 – 62% 4474 – 67% 390 – 57% 1076 – 67% Компании 433 – 17% 1216 – 18% 89 – 13% 234 – 14% Одиночки 131 – 5% 131 – 2% 101 – 15% 101 – 6% Пары 412 – 16% 824 – 12% 102 – 15% 204 – 13% Экскурсии 4 – 0,2% 60 – 1% – – Всего 2563 – 100% 6705 – 100% 682 – 100% 1615 – 100% Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume щие в Москве люди не всегда знают о существовании входа на Садовой улице.

Кроме того, он дальше от метро.

2. Численность посетителей по категориям (табл. 2). Наибольшее число по сетителей было зарегистрировано в категории «семьи» – 67%. В категории «ком пании» – 17% всех посетителей, в категории «пары» – 12%. Самые редкие гости – «одиночки» – 2%. В наши учеты попали лишь 4 экскурсионные группы (менее 1% всех посетителей), но их реальное число в июле было больше (устные сообщения сотрудников научно-просветительского отдела). Несколько иные цифры были получены во время визуальных учетов летом 1991 г. (Зубчанинова и др., 1993):

в категории «семьи» – 80,4% посетителей, в категории «компании» – 9,6%, «оди ночки» – 1,8%, «пары» – 6%, «экскурсии» – 2,2%. Возможно, что в 1991 г. относи тельно небольшое число посетителей в категориях «компании» и «пары» было обусловлено неудовлетворительным состоянием территории зоопарка и отсут ствием инфраструктуры, привлекающей этот контингент посетителей.

Очень близкие данные были получены при учетах посетителей в зоопарке Екатеринбурга (Каблучкова, Поленц, 2010): там тоже основной контингент по сетителей был представлен полными семьями с детьми, женщинами с детьми и группами молодежи. Самый малый процент составили одиночные посетите ли и мужчины с детьми.

3. Возрастной состав посетителей (табл. 3). Во всех категориях посе тителей число молодых людей преобладало над числом пожилых: в семьях – Таблица 3. Поло-возрастной состав посетителей зоопарка Поло-возрастной Семьи Компании Одиночки Пары состав n = 5550 чел. n = 1450 чел. n = 232 чел. n = 1028 чел.

Дедушки 4% Бабушки 10% Папы 14% Мамы 28% Мальчики 21% Девочки 24% Мужчины 12% 24% Женщины 22% 18% Юноши 21% 25% Девушки 45% 33% Взрослые 38% Юные 62% Проблемные статьи 42 и 14%, в компаниях – 66 и 34%, одиночки – 58 и 42%, пары – 62 и 38%. Уче ты на Главном и Садовом входах не показали значительных различий между ними. В категориях «семьи» и «пары» совпадения до 1–2%. Наиболее заметной была разница на обоих входах в возрастном составе посетителей в категориях «компании» и «одиночки». На Главном входе в категории «компании» число посетителей подростково-молодежного возраста равнялось 69%, в категории «одиночки» – 71%. Посетители старших возрастов составили 31 и 29% соот ветственно. В то же время на Садовом входе в категориях «компания» и «оди ночки» люди старшего возраста составили 52 и 59%. Это вполне объяснимо, так как Старая территория, на которую люди проходят через Главный вход, изобилует разнообразными развлечениями: аттракционами, кафе, торговыми точками. Часть же Новой территории, прилежащая к Садовому входу, лишена большинства этих развлечений, менее многолюдна, располагает к спокойному отдыху и более привлекательна для немолодых людей. Похожая ситуация соз далась в Екатеринбургском зоопарке (Каблучкова, Поленц, 2010): там доля мо лодежи среди посетителей в 2007 г. сократилась по сравнению с 1998–2001 гг., и авторы связывают это с расширением сети развлекательных центров в го роде.

Доля детей от всего числа посетителей в июле 2011 г. составила 31,7%, а только в категории «семьи» – 44,5%. При этом на одну семейную группу при шлось лишь 1,25 ребенка (общее число детей 2472 / 1973 семейные группы).

Летом 1991 г., по данным визуальных учетов, доля детей от всего числа посе тителей составляла 36,5%, а на одну семью приходилось 1,35 ребенка (Зубчани нова и др., 1993).

4. Половой состав посетителей (табл. 3). В категориях «семьи» и «ком пании» число женщин резко преобладало над числом мужчин: «семьи» – 38 и 18%, «компании» – 67 и 33%. В категориях «одиночки» и «дети» соотно шение полов оказалось практически равным: одиночки – 51 и 49%, дети – 24% девочки и 21% мальчики. Для категории «экскурсии» точных данных нет, но визуально отмечено преобладание девочек и девушек.

5. Учеты динамики прихода посетителей в Московския зоопарк (табл. 4) показали, что семейные группы приходили в зоопарк преимущественно утром и днем;

к вечеру их число резко падало. Одиночки и пары, наоборот, чаще по являлись в зоопарке в дневное и вечернее время. Летние учеты 1991 г. также показали, что в утренние часы (9–13 часов) около 80% посетителей было пред ставлено семейными группами. Однако в 1991 г. не было зафиксировано уве Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume личения числа компаний, одиночек и пар в вечернее время (Зубчанинова и др., 1993). Очевидно, что отмеченная в июле 2011 г. особенность связана с измене нием привлекательности территории зоопарка для этих категорий людей.

Наши учеты не обнаружили существенной разницы в посещаемости зоо парка разными категориями людей в будние и выходные дни. Единственной категорией посетителей, значительно чаще появляющихся в Зоопарке в выход ные дни, были «пары».

Таблица 4. Дневная и недельная динамика прихода посетителей в зоопарк (общее число человек – число человек за одну минуту учета) N минут Семьи Компании Одиночки Пары Утро 207 1992 – 9,62 345 – 1,67 47 – 0,22 160 – 0, День 381 2771 – 7,27 766 – 2,01 102 – 0,27 544 – 1, Вечер 206 787 – 3,82 339 – 1,65 83 – 0,40 324 – 1, Выходные 257 1797 – 6,99 527 – 2,05 63 – 0,25 456 – 1, Будни 537 3753 – 6,99 923 – 1,72 169 – 0,31 572 – 1, ВЫВОДЫ 1. Посещаемость зоопарка в июле 2011 г. сопоставима с данными, получен ными в нашем зоопарке в 1985–1991 гг., и составила около 400 000 человек за месяц. Среди посетителей резко преобладала категория «семьи» (67%), число молодых людей преобладало над людьми старшего возраста.

2. Основной посетительский поток попадал на территорию зоопарка через Главный вход на Б. Грузинской улице. Входом на Садовом кольце пользовалось в 4,5 раза меньшее число посетителей, что можно объяснить неосведомленно стью людей и удаленностью этого входа от метро.

3. Изменения социального состава посетителей в сравнении с 1991 г. (рост числа посетителей в категориях «компании» и «пары», уменьшение их числа в  категории «семьи») можно объяснить большей привлекательностью терри тории зоопарка для молодежных групп посетителей – улучшением территории и  насыщением ее развлекательными и торговыми объектами после рекон струкции 90-х гг.

4. Как и в 1991 г., основная масса семей с детьми приходила в зоопарк в пер вой половине дня. В отличие от 1991 г., в июле 2011 г. днем и вечером возрас тало число посетителей в категориях «компании» и «пары», что также связано с привлекательностью территории для этих групп посетителей.

Проблемные статьи СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Зубчанинова Е.В., Ильченко О.Г., Караулов Р.А. Посетители Московского зоо парка: динамика численности и поведение // Научные исслед. в зооло гич. парках. Вып. 3. 1993. С. 155–170.

Каблучкова Т.В., Поленц С.В. Посетители Екатеринбургского зоопарка // Сб.

научных статей. Вып. 5. Харьков: Оригинал. 2010. С. 311–315.

SUMMARY E.V. Zubchaninova. Moscow zoo visitors registration in summer, 2011. Visual regis trations of visitors entering two zoo gates were made in July 2011. During 19 sessions (794  minutes of registrations) 8320 persons have been accounted. General number of visitors, their sex and age were noted for next groups: «families», «companies», «single persons», «couples», and «excursion groups». Visitors’ number that entered the Main gates was 4,5 times more than the other one which was situated further from the metro station.

67% of all visitors were families with children, 16% – companies, 4% – single persons, 12,5% – couples and 0,5% – excursion groups. 31,7% of all people were children. Young men and young women prevailed in all categories of visitors;

women prevailed in families and companies. Families used to visit Moscow zoo mostly in the morning time while com panies and couples – in the evening. It was marked that young visitors preferred shopping and entertaining area of the zoo.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume APPLICATION OF SOFTWARE FOR AUTOMATIC ANALYSIS OF HUMAN SPEECH TO MEASURING THE FUNDAMENTAL FREQUENCY IN CALLS OF A NONHUMAN MAMMAL I.A. Volodin1,2, I.S. Makarov3, K.O. Efremova2, E.V. Volodina1, N.V. Soldatova Scientific Research Department, Moscow Zoo;

Faculty of Biology, Lomonosov Moscow State University;

Joint Stock Company «Research-and-production association «EKRAN»;

Ecocenter «Djeiran», Uzbekistan For development of speech applications such as automatic speech/speaker recog nition and speech synthesis, it is important to know how acoustic parameters vary as a function of age and gender. Thus, softwares for automatic speech analysis should be tested for a wide range of acoustic stimuli, to ensure that it performs correctly in all the range of variation, including voices of all age and sex classes as well as aroused or patient voices (Lee et al., 1999;

Palethorpe et al., 1996;

Rao, Kumaresan, 2000;

Mustafa, Bruce, 2006;

Sorokin, Makarov, 2008;

Natour, Saleem, 2009). Advanced testing may involve calls of primates and ruminants with similar to humans voice acoustic patterns (Rendall et al., 2005;

McComb et al., 2009;

Gogoleva et al., 2011;

Volodin et al., 2011), to estimate the robustness of the automatic tracing on the expanded range of acoustic stimuli.

At the same time, automatic recognition of animal species by vocalization has pro ved to be useful for conservation and for censuses (Sturtivant, Datta, 1997;

Deecke, Janik, 2006;

Selin et al., 2007). Further, the automatic measuring of acoustic para meters can be used for preliminary sorting of acoustic recordings in sound libraries (Baptista, Gaunt, 1997) and welfare monitoring of farmed animals (Schn et al., 2001, 2004;

Jahns, 2008;

Moura et al., 2008). For these reasons, acoustic software, primarily designed for analysis of human speech, is now widely applied for analyses of calls of nonhuman mammals (e.g., McComb et al., 2003;

Owren, 2008;

Rendall et al., 2009).

Potentially, software designed for automatic speech analysis should be appropriate for analysis of calls with acoustic characteristics close to those of human voice. For calls, differing somehow from the human voice pattern, the analysis settings should be adjusted accordingly. However, software with default characteristics established for human voice or even for one gender/age class of humans, allows adjustments only within a rather narrow range of variation, which restrains the applicability of the soft ware designed for analysis of human speech from a wide circus of species and voca Проблемные статьи lizations with strongly distinctive acoustic patterns. The general focus of this study was to test the TF32 software (Milenkovic, 2001), designed originally for automatic analysis of human speech, to measuring the fundamental frequency of mammalian calls that are very close in their acoustic characteristics to those of human voice. In particular, (1) we examine nasal calls of goitred gazelles (Gazella subgutturosa) along ontogenesis from birth to 6 months of age for the possibility to automatically trace their fundamental frequencies with the TF32 software. (2) Concurrently, we analyze the same set of calls manually using Avisoft SasLab Pro software (Avisoft Bioacou stics, Berlin, Germany), designed for analysis of animal sounds, to receive indepen dent control measurements of the fundamental frequency. (3) Finally, we compare the results of the automatic and manual analyses and determine the frames where the TF32 performs correctly.

METHODS Site, Subjects, and Data Collection Study subjects were 23 (10 male, 13 female) goitred gazelles, human-raised from birth onwards in breeding centre Ecocenter «Djeiran» (Uzbekistan, Bukhara region, 39°41’N, 64°35’E). The animals were individually dye-marked with p-phenylenedia mine (Rhodia, Paris, France). We recorded calls between May 8 and August 28, from the 23 study subjects and between October 17 and October 28, 2008 from (7  male and 11 female) of the 23 subjects, because 5  animals had been transferred from the Ecocenter to another place. We recorded calls before the morning or evening feeding (for keeping and recording details, see Efremova et al., 2011 and Volodin et al., 2011). For acoustic recordings (48 kHz, 16 bit), we used a Marantz PMD660 (D&M Professional, Kanagawa, Japan) and Zoom-H4 (Zoom Corp., Tokyo, Japan) digital re corders with Sennheiser K6-ME64 and Sennheiser K6-ME66 cardioid electret conden ser microphones (Sennheiser electronic, Wedemark, Germany). In total, we collected 100 hours of audio recordings.

Call Sample and Analysis We chronologically segmented each individual longitudinal set of acoustic re cordings into 9 age classes: of 1–2, 3–4, 5–6, 7–8, 9–10, 11–12, 13–14, 15–16 and 23–24 weeks of age. Only calls produced through the nose (nasal calls) were selected for the current analysis, because only this call type occurred from birth to 6 mo of age (Efremova et al., 2011). For acoustic analyses, we selected calls not disrupted by wind and non-overlapped by noise or human voice. For each animal we randomly selected Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume five calls per age class, however some animals provided fewer calls in some ages clas ses (mean ± SE = 4.70 ± 0.06 per animal per age). In total, we analyzed 931 nasal calls (418 from males and 513 from females).

Before analyzing, calls were downsampled from 48 to 16 kHz. The fundamental frequency period (i.e. the distance from the previous pulse to the following pulse) was measured from the screen with the standard marker cursor in the main window of Avisoft, showing the spectrogram and the waveform, with the following settings:

Hamming window, FFT-length 512, frame 50%. Frequency resolution of the spec trographic analysis was 31 Hz, time resolution varied between 0.3–0.5 ms. Then we calculated the mean fundamental frequency of each call as the inversed value to the mean fundamental frequency period of the call (Figure 1).

The algorithm used to compute fundamental frequency employs zero crossings and signal amplitude to make voice/unvoiced decisions on the original waveform. Then it performs linear predictive coding (LPC) inverse filtering prior to cross-correlation ana lysis to reduce formant artifact on fundamental frequency tracking. It uses an initial 8 ms window that correlates at lags ranging from 0.5 to 25 ms (fundamental frequency range is set to 40–1900 Hz). And on finding an initial fundamental frequency period, it uses a window that is adapted to the fundamental frequency period but limited to a mi nimum of 4 ms. The window is advanced with each fundamental frequency period, and the fundamental frequency trace changes on fundamental frequency period bounda ries. Automatic fundamental frequency measurements with TF32 software has been conducted in the same sound files as manual measurements with Avisoft software. Point Figure 1. The nasal call of a 15–16 weeks-old male goitred gazelle: waveform (above) and spectrogram (below). Fundamental frequency period (period f0) was shown.

The spectrogram was created with Hamming window;

16 kHz sampling rate;

FFT points;

frame 50%;

overlap 93.75% Проблемные статьи fundamental frequency values were exported automatically to Matlab (MathWork, Na tick, MA, USA) where the median fundamental frequency value has been calculated for each call.

Statistical analyses All statistical analyses were made with STATISTICA, v. 6.0 (StatSoft, Tulsa, OK, USA), all tests were two-tailed, and differences were considered significant where p 0.05. Since distributions of parameter values departed from normality, we log-trans formed them to apply parametric tests. We used one-way repeated measures ANOVA to compare the manually and automatically measured values within each age class. We used 2 test to compare call proportions at different ages.

RESULTS The manually measured fundamental frequency values showed a steady decrease from 2 to 24 weeks of age (Figure 2). Unlikely, the automatically measured fundamen tal frequency values showed a steady decrease only up to 12 weeks of age, followed plateau up to 16 weeks of age and then abrupt increase to the age of 24 weeks. Repea ted measures ANOVA showed that starting with 12 weeks of age, the automatically measured fundamental frequency values were significantly higher than the measured manually values (Figure 2).

Figure 2. Age-related changes in fundamental frequency (f0) of nasal calls in goitred gazelles, measured automatically with TF32 software (dashed line) and manually with Avisoft software (solid line). N = 23 animals (10 males, 13 females) at ages from 1– to 15–16 weeks and N = 18 animals (9 males, 11 females) at 23 – 24 weeks of age.

Central points show means of means, whiskers show 0.95 confidence intervals.

Significant differences between measurements: * – p 0.05, ** – p 0.01, *** – p 0.001;

repeated measures ANOVA Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Comparison of manual and automatic measurements of fundamental frequency in all the 931 calls showed that for 40.4% calls, the difference between the measure ments did not exceed 1 Hz, for 61.5% – 2 Hz, and for 81.3% – 5 Hz. For the remaining 18.7% calls, the difference between manual and automatic measurements exceeded 5 Hz, and in most of these calls, the automatic values exceeded the manual ones (Fi gure 2). Call percentages with incorrectly automatically taken fundamental frequency (with difference exceeding 5 Hz) ranged between 11.4–24.3% in all age classes from to 16 weeks (Figure 3), but to the age of 24 weeks increased significantly to as much as 43.8% (2 = 29.55, df = 1, p 0.001).

DISCUSSION In this study, the acoustic software designed primarily for automatic analysis of human speech, performed well also for analysis of animal calls. We found closely coinciding fundamental frequency values between the automatically taken and ma nually taken control measurements for most vocalizations produced by goitred ga zelles along the period of their vocal development, when their vocal characteristics remained within the human speech sound range. Preceding ontogenetic studies of goitred gazelles (Efremova et al., 2011;

Volodin et al., 2011) revealed very close vocal anatomy structures and the related acoustics to those of adult humans despite the considerable difference of body mass between juvenile gazelles and adult people. In Figure 3. Call percentages of goitred gazelles at age classes from 1–2 to 23–24 weeks, where differences between fundamental frequency values taken automatically (with TF software) and manually (with Avisoft software) were less than 2 Hz (white bars), 2 to 5 Hz (grey bars) and exceeded 5 Hz (black bars) Проблемные статьи juvenile male and female goitred gazelles, the lengths of vocal folds (15 and 13.5 mm respectively) were comparable to sizes reported for adult men (17–25 mm) and wo men (12.5–19 mm) (Titze, 1994;

Roers et al., 2009).

Consistently, very low fundamental frequency values, found in nasal calls of goit red gazelles since the age of 1–2 weeks (mean ± SD = 104 ± 24 Hz), closely approach the fundamental frequency ranges of 107–129 Hz, reported for adult men and of 189– 210 Hz, reported for adult women (Monsen, Engebretson, 1977;

Lass, Brown, 1978;

Rendall et al., 2005;

Evans et al., 2006;

Apicella et al., 2007). Therefore, in addition to existing primate models of voice production in humans (Owren et al., 1997;

Rendall, 2003;

Rendall et al., 2005), the similarity in vocal anatomy and acoustic features of gro wing goitred gazelles to those of humans makes the growing goitred gazelle a conveni ent model for application and testing acoustic software, initially developed for humans.

However, following the increase of body size and mass, the fundamental frequen cy of calls of goitred gazelles decreased from 104 ± 24 Hz at 1–2 weeks of age to as low as 65±13 Hz at 23–24 weeks. In older ages, the fundamental frequency values fall below the lower edge of the human speech fundamental frequency range, which resulted in a systematic overestimation of the automatically taken fundamental fre quency values, that was especially prominent at the age of 23–24 weeks (Figure 2).

Nevertheless, for most calls, whose values were still within the human speech range of fundamental frequency, the error of automatic analysis was rather low (Figure 3). Gi ven that, we infer that the spectrographic software TF32 has proved to be useful tool for the automatic measurements of fundamental frequency in goitred gazelles and may be recommended for analysis of fundamental frequency in calls of other nonhu man mammals, whose fundamental frequencies coincide approximately with those of human speech. Changing the recommended for humans settings within TF32 should make automatic measuring more accurate in cases where fundamental frequency of nonhuman mammals decline strongly from those of speech.


ACKNOWLEDGEMENTS We acknowledge the staff of the Ecocenter «Djeiran» for their help and support, and Gregory Francis for valuable comments and corrections. The study was suppor ted by the Russian Foundation for Basic Research grant 12-04-00260.

REFERENCES Apicella C.L., Feinberg D.R., Marlowe F.W. Voice pitch predicts reproductive suc cess in male hunter-gatherers // Biology Letters. 3. 2007. P. 682–684.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Baptista L.F., Gaunt S.L.L. Bioacoustics as a tool in conservation studies // In: Clem mons J.R., Buchholtz R. (Eds.), Behavioral Approaches to Conservation in the Wild, Cambridge: Cambridge Univ. Press. 1997. P. 212–242.

Deecke V.B., Janik V.M. Automated categorization of bioacoustic signals: avoiding perceptual pitfalls // Journal of the Acoustical Society of America, 119. 2006.

P. 645–653.

Efremova K.O., Volodin I.A., Volodina E.V., Frey R., Lapshina E.N., Soldatova N.V.

Developmental changes of nasal and oral calls in the goitred gazelle Gazella subgutturosa, a nonhuman mammal with a sexually dimorphic and descen ded larynx // Naturwissenschaften, 98. 2011. P. 919–931.

Evans S., Neave N., Wakelin D. Relationships between vocal characteristics and body size and shape in human males: an evolutionary explanation for a deep male voice // Biological Psychology, 72. 2006. P. 160–163.

Gogoleva S.S., Volodin I.A., Volodina E.V., Kharlamova A.V., Trut L.N. Explosive vocal activity for attracting human attention is related to domestication in silver fox // Behavioural Processes, 86. 2011. P. 216–221.

Jahns G. Call recognition to identify cow conditions – A call-recogniser translating calls to text // Computers and Electronics in Agriculture, 62. 2008. P. 54–58.

Lass N.J., Brown W.S. Correlational study of speakers heights, weights, body sur face areas and speaking fundamental frequencies // Journal of the Acoustical Society of America, 63. 1978. P. 1218–1220.

Lee S., Potamianos A., Narayanan S. Acoustics of children’s speech: Developmental changes of temporal and spectral parameters // Journal of the Acoustical So ciety of America, 105. 1999. P. 1455–1468.

McComb K., Reby D., Baker L., Moss C., Sayialel S. Long-distance communication of acoustic cues to social identity in African elephants // Animal Behaviour, 65. 2003. P. 317–329.

McComb K., Taylor A.M., Wilson C., Charlton B.D. The cry embedded within the purr // Current Biology, 19. 2009. R507–R508.

Milenkovic P. TF32 [computer program]. Madison: Univ. of Wisconsin-Madison.

2001.

Monsen R.B., Engebretson A.M. Studies of variations in the male and female glottal wave // Journal of the Acoustical Society of America, 62. 1977. P. 981–993.

Moura D.J., Silva W.T., Naas I.A., Toln Y.A., Lima K.A.O., Vale M.M. Real time com puter stress monitoring of piglets using vocalization analysis // Computers and Electronics in Agriculture, 64. 2008. P. 11–18.

Проблемные статьи Mustafa K., Bruce I.C. Robust formant tracking for continuous speech with spea ker variability // IEEE Transact Audio, Speech, and Language Process, 14.

2006. P. 435–444.

Natour Y.S., Saleem A.F. The performance of the time-frequency analysis software (TF32) in the acoustic analysis of the synthesized pathological voice // Jour nal of Voice, 23. 2009. P. 414–424.

Owren M.J. GSU Praat Tools: Scripts for modifying and analyzing sounds using Praat acoustics software // Behavior Research Methods, 40. 2008. P. 822–829.

Owren M.J., Seyfarth R.M., Cheney D.L. The acoustic features of vowel-like grunt calls in chacma baboons (Papio cynocephalus ursinus): Implications for pro duction processes and functions // Journal of the Acoustical Society of Ame rica, 101. 1997. P. 2951–2963.

Palethorpe S., Wales R., Clark J.E., Senserrick T. Vowel classification in children // Journal of the Acoustical Society of America, 100. 1996. P. 3843–3851.

Rao A., Kumaresan R. On decomposing speech into modulated components  // IEEE Transact Audio, Speech, and Lang. Process, 8. 2000. P. 240–254.

Rendall D. Acoustic correlates of caller identity and affect intensity in the vowel like grunt vocalizations of baboons // Journal of the Acoustical Society of America, 113. 2003. P. 3390–3402.

Rendall D., Kollias S., Ney C., Lloyd P. Pitch (F0) and formant profiles of human vowels and vowel-like baboon grants: the role of vocalizer body size and voice-acoustic allometry // Journal of the Acoustical Society of America, 117.

2005. P. 944–955.

Rendall D., Notman H., Owren M.J. Asymmetries in the individual distinctiveness and maternal recognition of infant contact calls and distress screams in ba boons // Journal of the Acoustical Society of America, 125. 2009. P. 1792–1805.

Roers F., Murbe D., Sundberg J. Predicted singers' vocal fold lengths and voice clas sification – a study of X-ray morphological measures // Journal of Voice, 23.

2009. P. 408–413.

Schn P.C., Puppe B., Manteuffel G. Linear prediction coding analysis and self organizing feature map as tools to classify stress calls of domestic pigs (Sus scrofa) // Journal of the Acoustical Society of America, 110. 2001.

P. 1425–1431.

Schn P.C., Puppe B., Manteuffel G. Automated recording of stress vocalisations as a tool to document impaired welfare in pigs // Animal Welfare, 13. 2004.

P. 105–110.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Selin A., Turunen J., Tanttu J.T. Wavelets in recognition of bird sounds // EURA SIP Journal on Advances in Signal Processing, Article ID 51806, doi: 10.1155/ 2007/51806. 2007.

Sorokin V.N., Makarov I.S. Gender recognition from vocal source // Acoustical Phy sics, 54. 2008. P. 571–578.

Sturtivant C., Datta S. Automatic dolphin whistle detection, extraction, encoding, and classification // Proceedings of the Institute of Acoustics, 19. 1997. P. 259– 266.

Titze I.R. Principles of Voice Production. Englewood Cliffs: Prentice Hall. 1994.

Volodin I.A., Lapshina E.N., Volodina E.V., Frey R., Soldatova N.V. Nasal and oral calls in juvenile goitred gazelles (Gazella subgutturosa) and their potential to encode sex and identity // Ethology, 117. 2011. P. 294–308.

РЕЗЮМЕ И.А. Володин, И.С. Макаров, К.О. Ефремова, Е.В. Володина, Н.В. Солдатова. При менение программного обеспечения, предназначенного для автоматизированного анализа человеческой речи, для измерения основной частоты в звуках животных.

В этом исследовании программное обеспечение TF32, предназначенное для авто матизированного анализа человеческой речи, было протестировано для измерения основной частоты в звуках детенышей копытных (джейранов Gazella subgutturosa), для того чтобы оценить возможности TF32 анализировать звуки, отклоняющиеся от нормальных характеристик человеческого голоса, и его потенциал как инструмен та для автоматизированного анализа криков животных в целях сохранения видов, проведения учетов в природных популяциях, а также оценки благополучия животных по акустическим параметрам их звуков. Был проанализирован 931 носовой крик от 23 детенышей джейрана (10 самцов и 13 самок) на протяжении онтогенеза от 2 до 24 недель. Основную частоту одних и тех же криков анализировали автоматически с помощью TF32 и вручную. Для 81,3% звуков, в которых величина основной часто ты звуков джейранов соответствовала диапазону основной частоты речи взрослых людей, различия между ручными и автоматическими измерениями были менее 5 Гц, для 61,5% звуков менее чем 2 Гц и для 40,4% звуков менее чем 1 Гц. Для остав шихся 18,7% звуков джейранов, которые были ниже по основной частоте, чем звуки речи взрослых людей, автоматическое измерение завышало основную частоту, так что различия между ручными и автоматическими измерениями превышали величи ну в 5  Гц. Эти результаты свидетельствуют о том, что корректные автоматические измерения основной частоты могут быть сделаны для звуков животных, диапазон основной частоты которых приблизительно соответствует диапазону основной часто ты речи взрослых людей.

Аналитические и обзорные статьи АНАЛИТИЧЕСКИЕ И ОБЗОРНЫЕ СТАТЬИ ГНЕЗДОВАНИЕ ЖУРАВЛЕЙ В ИСКУССТВЕННО СОЗДАННЫХ УСЛОВИЯХ Э.В. Антонюк Окский государственный природный биосферный заповедник, Питомник редких видов журавлей Одним из важных показателей благополучия содержащихся в искусственно созданных условиях животных является их размножение. Ежегодное размно жение журавлей в Питомнике редких видов журавлей Окского заповедника (далее Питомник) началось в 1981 г., и наблюдения за гнездящимися птицами проводятся на протяжении многих лет. Благодаря установке камер наблюдения в вольерах птиц удалось получить более полные данные по поведению журав лей в этот период. В данной работе рассматриваются особенности начального этапа периода размножения у птиц, содержащихся в неволе.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ По данным записей, хранящихся в архиве Питомника, и собственным на блюдениям была прослежена зависимость между началом гнездостроительной активности и временем появления первого яйца у пяти видов журавлей (стерха Grus leucogeranus, японского Grus japonensis, даурского Grus vipio, канадского Grus canadensis, серого Grus grus) на протяжении многих сезонов (1984–2008 гг.). Ви деонаблюдения за постройкой гнезд журавлями проводили в 2007-м и 2008 г. при помощи цветных видеокамер марки CNB–МР 1310 VD с разрешением 420 линий.


РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ Гнездовая территория журавлей в природе может варьировать в зависимо сти от вида и размера популяции от 0,1 до 18 км2 и более. P. Johnsgard (1983) считает, что ее размер прямо зависит от степени открытости ландшафта. Учи тывая, что и в послегнездовой период пары придерживаются территориальных Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume участков (Судиловская, 1951;

Bylin, 1980;

Андрющенко, 2002;

Гермогенов и др., 2002;

Ковшарь, Березовиков, 2006), размеры последних должны быть достаточ ны для обеспечения выводка кормом.

При содержании в искусственно созданных условиях гнездящиеся пары довольствуются значительно меньшими, чем в природе, территориями (Sauey, Brown, 1977). Гнездовой участок ограничен размерами вольеры и составля ет в условиях Питомника у разных пар от 100 до 360 м2. Одним из условий, необходимых для размножения, помимо хорошего физического состояния птиц и гармоничных отношений в паре, является устойчивое доминирование журавлей на своем гнездовом участке – в своей вольере. Как показала прак тика, этой территории вполне достаточно для успешного гнездования и по следующего выкармливания птенцов при обеспечении птиц дополнительной подкормкой.

Журавли, содержащиеся в Питомнике, демонстрируют территориальность круглогодично. Вне сезона размножения она проявляется в охранном крике при появлении посторонних лиц возле вольер или в помещении, демонстрации поз угрозы, нападении на персонал наиболее агрессивных птиц. По мере при ближения начала размножения территориальное поведение становится более ярко выраженным: происходит нарастание охранных и унисональных криков, возрастает агрессия обычно спокойных птиц как по отношению к персоналу, так и к соседним парам журавлей. Согласованные частые унисональные крики свидетельствуют о прочности пары и играют важную роль в синхронизации цикла размножения (Voss, 1977). Выбор места и строительство гнезда, после довательность всех репродуктивных процессов в основном обусловливаются внутренними (эндокринными) факторами в сочетании с такими экзогенными сигнальными раздражителями, как освещенность, температура, присутствие и сигналы партнера и т. д. (Wingfield, 1985;

Мантейфель, 1980).

Примерно с января-февраля, задолго до появления яиц, многие журавли начинали проявлять готовность к размножению, выражающуюся помимо уси ления территориальности и нарастания агрессии в характерных предкопуля ционных вокализациях, ухаживании и танцах партнеров, спаривании, начале сбора материала для строительства гнезда. У видов, имеющих красную «ша почку» – оголенный участок кожи на голове, наблюдали увеличение ее разме ра и усиление интенсивности окраски за счет притока крови в сосочки кожи.

У стерхов отмечали покраснение ног и «лица» – оголенной части головы, на мазывание грязью оперения в области шеи и плеч.

Аналитические и обзорные статьи Начало гнездостроения у диких журавлей, являясь продолжением уже стартовавшего репродуктивного цикла (занятия гнездового участка, спарива ния), через небольшой промежуток времени завершается откладкой яиц. Се рые журавли тратили на строительство гнезда около 5 дней, возможно, сразу же начинали кладку (Christoleit, 1939). Полудикие пары японских и даурских журавлей начинали строить гнезда через 10–14 дней после выпуска в природу и занимались этим 2–7 дней, после чего откладывали яйца (Андронова, 2006).

Наблюдения за размножающимися стерхами в Якутии показали, что место бу дущего гнезда выбирает самка, и первоначально она откладывает яйцо, а затем птицы занимаются основными работами по строительству гнезда (Владимир цева, Слепцов, 2009;

Слепцов, 2007).

Журавли, живущие в искусственно созданных условиях, ориентировались на начало этапа гнездостроения в соответствии со своим гормональным стату сом, зависящим от внутренних и внешних раздражителей, перечисленных ра нее. Интервал между началом строительства гнезда и откладкой первого в сезо не яйца у разных пар в разные годы изменялся от 0 дней до двух месяцев (табл. 1).

В первом случае гнездо надстраивалось вокруг свежеснесенного яйца, во втором птицы могли несколько раз приступать к строительству, а после раз рушать гнездо.

У трех пар стерха (27,3%) отмечено начало строительства гнезда более чем за два месяца до появления яиц. Как правило, столь ранними постройками зани мались самцы, гормональный статус которых опережал созревание яйцеклеток и начало продуцирования яиц у самок. Сотрудники неоднократно наблюдали си туации, когда самец, построив гнездо, садился на него и издавал гнездовые урча щие звуки либо начинал насиживать кусок кирпича или деревянный брусок. Для этих же пар отмечены случаи, когда зачатки гнезда появлялись за несколько ча сов до снесения яйца, и достройкой птицы занимались в процессе насиживания.

Так, 31 января 2000 г. было отмечено одновременное появление гнезда и яйца у самки № 1-59. В другом сезоне первое гнездо у этой пары появилось 26 янва ря, а начало кладки отмечено только через два месяца. Очевидно, что в первом случае гнездо строила самка, готовая к продуцированию яиц, а во втором самец, чья готовность к размножению проявилась в гнездостроительной активности.

В Патуксентском центре изучения дикой природы (США) также отмечено более раннее начало строительства гнезд самцами журавлей (Gee, Russman, 1996).

Наблюдения с использованием видеокамер показали, что самка №1- в 2007 г. начала заниматься постройкой гнезда за 12 дней до откладки яйца. В не Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Таблица 1. Гнездостроительная активность журавлей Интервал между Начало строительства гнезда, Сезоны строительством гнезда Вид, дата размножения, и откладкой яиц, дни № самки n (лет) lim среднее lim среднее Стерх:

1–16 6 21.02 – 2.05 4.04 8–31 17, 1–18 11 21.02 – 13.05 23.04 0–60 13, 1–31 6 28.03 – 17.04 5.04 2–31 15, 1–37 5 13.03 – 23.04 13.04 2–22 11, 1–44 6 19.02 – 25.04 29.03 1–65 26, 1–51 4 2.04 – 13.04 9.04 0–6 2, 1–59 6 26.01 – 22.04 17.03 0–61 24, 1–74 5 25.03 – 30.04 14.04 1–18 4, 1–119 6 9.03 – 18.05 9.04 5–50 20, 1–120 5 5.04 – 3.05 23.04 8–49 24, 1–123 6 20.03 – 18.04 30.03 0–13 6, Итого 66 26.01 – 18.05 10.04 0–65 15, Японский:

2–4 6 29.03 – 8.05 16.04 0 – 39 2–41 3 22.03 – 6.04 29.03 0 – 31 13, 2–44 8 13.03 – 26.04 5.04 6 – 32 Итого 17 13.03 – 8.05 6.04 0–39 15, Даурский:

3–4 6 4.03 – 22.03 13.03 1–34 3–11 11 7.01 – 16.04 14.03 0–15 8, 3–14 5 17.03 – 29.03 22.03 7–43 Итого 22 7.01 – 16.04 16.03 0–43 15, Серый:

6–15 2 26.04 – 27.04 27.04 1–13 6–42 3 26.03 – 23.04 6.04 5–29 Итого 5 26.03 – 27.04 16.04 1–29 13, Канадский 6 8.04 – 15.05 23.04 0–15 которые дни птица тратила на этот процесс по 1–8 минут 2–3 раза в день, иногда не строила вообще. При этом гнезда как такового еще не было заметно. Самка активизировала гнездостроительную деятельность только накануне откладки яйца. В начальный момент постройки гнезда птица стягивала клювом сухую траву в радиусе 1,5–2 м от гнезда. Через несколько часов после откладки яйца она стала использовать еще один прием перемещения гнездостроительного ма териала – удаляясь от гнезда на 2–3 м, перекидывала траву, в том числе с ко Аналитические и обзорные статьи мьями земли, через плечо, отклоняя назад шею и голову при каждом броске, не меняя при этом положения корпуса. После возвращалась и подтягивала траву клювом ближе к гнезду. Аналогичный, но более масштабный, метод строитель ства гнезда отмечен у диких стерхов в Якутии (Владимирцева, Слепцов, 2006) и серых журавлей в Германии и на Украине (Christoleit, 1939;

Винтер и др., 1996).

В 2008 г. та же самка приступила к строительству гнезда 15 апреля, накануне откладки первого яйца.

У трех пар японского журавля отмечены случаи начала гнездостроения за месяц до появления кладки. Для птиц этого вида, предпочитавших насижи вание в наружной вольере, было характерно начальное обустройство гнезда в помещении, куда они приносили строительный материал с улицы. У двух пар, данные по которым не включены в таблицу, гнезда были слабо выраженными, состояли из нескольких мелких прутиков, соломинок и были замечены одно временно с появлением яиц. В одной из этих пар оба партнера имели серьезные травмы клювов, в результате чего подклювье и надклювье сильно отличались по длине. Птицы не могли подбирать и переносить строительный материал для гнезда и использовали то немногое, что находилось непосредственно в месте откладки яиц. Во второй паре пугливый дикий самец, на чью долю приходи лись в основном обязанности по обогреву кладки, имел аналогичную травму клюва. Самка чаще охраняла территорию и, по-видимому, также не занималась строительством гнезда.

Даурские журавли приступали к размножению в числе первых. Чем рань ше в сезоне происходила откладка первого яйца у даурских журавлей, тем меньшим был интервал между появлением гнезда и кладкой. В последние годы отмечали строительство гнезда одной из пар в холодные зимние месяцы, когда птицы содержались в закрытых помещениях и только небольшое время про водили на улице. Для торможения гнездового поведения птиц старались сни зить влияние экзогенных стимуляторов размножения: оставляли на прогулке при температуре –8–10 °С на протяжении 3–4 часов, выкручивали лампу осве щения в вольере, снижали температуру в помещениях. Однако журавли про должали строить гнездо, как только попадали в помещение. Разрушение гнезд персоналом также не имело эффекта. В среднем через 8,6 дня от начала гнездо строения (n = 11) самка откладывала первое яйцо.

Самые длительные промежутки между появлением гнезда и яиц характер ны для другой пары, в которой заблаговременной постройкой гнезда, начи ная с середины марта, занимался самец. Его партнерша, пойманная взрослой Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume в природе в 1990 г., имела проблемы со здоровьем и позже самца проявляла готовность к размножению. Для этой пары характерно самое позднее для вида начало размножения в сезоне и самый большой интервал между началом гнез достроения и появлением яиц (в среднем 22 дня).

После падежа самки серого журавля №6-15 была образована новая пара из овдовевшего самца и прилетавшей к его вольере дикой самки. В паре с новой самкой средний интервал между постройкой гнезда и откладкой яиц увеличил ся, но в обеих парах самец активно участвовал в гнездостроении. Пара нахо дилась под видеонаблюдением в 2007 г. Самец изредка приступал к строитель ству гнезда уже за три недели до начала откладки яиц. За неделю до появления первого яйца обе птицы занимались обустройством гнезда. Часть времени подтягивали строительную ветошь стоя, часто присаживались и строили, сидя на цевках. Доля участия партнеров в строительстве гнезда была равноценной.

В некоторые моменты птицы строили гнездо одновременно, чаще по очереди.

Продолжительность периодов гнездостроения изменялась от 2–3 до 40 минут.

Каждый раз, проходя мимо гнезда к кормушке или поилке, птицы подкидыва ли в него хотя бы по одной веточке.

Пара канадских журавлей, практически всегда гнездящаяся в помещении на опилках, часто надстраивала гнездо уже после появления яйца или вообще не строила его. Пара малых канадских журавлей, наблюдения за которой про водились в Якутии, также первоначально отложила яйцо в углублении во мху без какой-либо выстилки, а через три дня в связи с повышением уровня воды из-за снеготаяния начала интенсивно собирать гнездовой материал и укре плять гнездо (Владимирцева, Слепцов, 2009).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Несмотря на то что гнездовая территория журавлей в природе весьма об ширна, в искусственно созданных условиях журавли успешно размножаются и дают потомство в небольших (от 100 м2) вольерах. Большой интервал (до 2 месяцев) между проявлением гнездостроительной активности и началом от кладки яиц у журавлей, содержащихся в Питомнике, вызван неодновременной готовностью партнеров к размножению. Как правило, строительством гнезда задолго до откладки яиц занимались самцы, гормональный статус которых опережал созревание яйцеклеток и начало продуцирования яиц у самок. Для стимуляции журавлей к более раннему началу размножения в сезоне можно использовать добавление в вольеры гнездостроительного материала (сено, Аналитические и обзорные статьи солома), а при наличии гнезда у ранее не размножавшихся птиц – подкладку в гнезда муляжей яиц.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Андронова Р.С. Выращивание в неволе и реинтродукция в естественные по пуляции японского Grus japonensis Mller и даурского Grus vipio Pallas журавлей (на базе Хинганского заповедника) // Дис. … канд. биол. наук.

Москва, 2006. 179 с.

Андрющенко Ю.А. О гнездовых участках красавки на Украине // Журавли Ев разии. Москва, 2002. С. 216–219.

Винтер С.В., Горлов П.И., Шевцов А.А. Сколько гнезд строит серый журавль?

О  структуре популяции и «детских площадках» серого журавля на Украине // Птицы бассейна Северского Донца: Материалы 3-й конферен ции «Птицы бассейна Северского Донца». Харьков. 1996. С. 52–62.

Владимирцева М.В., Слепцов С.М. Описание метода строительства нового гнезда парой стерхов на северо-востоке Якутии // Орнитологические исследования в Северной Евразии. Ставрополь. 2006. С. 116–117.

Владимирцева М.В., Слепцов С.М. Некоторые аспекты этологии стерха (Grus leucogeranus) и малого канадского журавля (Grus canadensis canadensis) в период насиживания кладки // Зоол. журн. Т. 88, № 2. 2009. С. 221–227.

Гермогенов Н.И., Пшенников А.Е., Канаи Ю., Егоров Н.И., Слепцов С.М. К эко логии стерха в Якутии // Журавли Евразии. Москва. 2002. С. 115–129.

Ковшарь А.Ф., Березовиков Н.Н. Биология размножения красавки в Казах стане: итоги и задачи исследований // Журавли Евразии. Москва. 2006.

С. 41– Мантейфель Б.П. Экология поведения животных. М.: Наука, 1980. 218 с.

Слепцов С.М. Размножение стерхов в ресурсном резервате «Кыталык», Яку тия, Россия в 2006 г. // Инф. бюл. РГЖ, № 10. 2007. С. 16–17.

Судиловская А.М. Отряд журавли // Птицы Советского Союза. Т. 2. Москва.

1951. С. 97–138.

Bylin K. Tranans Grus grus upptrdende under hckningstiden // «Vr fgelvrld», 39, № 1. 1980. Р. 15–19.

Christoleit W. Zur Brutbiologie des Kranichs // Beitr. Fortpfl.Vgel, 15. 1939.

Рp. 1–8, 63–71, 119–124, 151–162.

Gee G.F., Russman S.E. Reproductive Physiology // Cranes: their biology, husband ry, and conservation. USA. 1996. P. 123–136.

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Johnsgard P.A. Cranes of the world // Indiana University Press, Bloomington. 1983.

257 pp.

Sauey R., Brown B. The captive management of cranes // «Int. Zoo. Yearbook», Vol.

17, London. 1977. Р. 89–92.

Voss K.S. Agonistic behavior of the Greater Sandhill Crane // R.D. Feldr, editor.

Eastern Greater Sandhill Crane Symposium. October 24–26. Michigan Cyti, Indiana. 1977. Р. 63–85.

Wingfield J.S. Environmental and endocrine control of territorial behavior in birds  // The endocrine system and the environment. Japan Scientific Sosiety Press, Tokio / Springer – Verlag Berlin. 1985. Р. 265–277.

SUMMARY E.V. Antonyouk. Nesting of cranes in captivity. Some specifics of cranes nesting initial period at the Rare Cranes’ Breeding Station (the Oka Biosphere State Nature Reserve) are discussed in the article. Five cranes species (Grus leucogeranus, Grus japonensis, Grus vipio, Grus canadensis, Grus grus) breed successfully and raise chicks in small enclosures (100–360 sq. m) of the Breeding Station. Usually partners are not ready for breeding simul taneously and this results in large interval (up to two months) between nest-building activity and beginning of eggs laying. Males used to build nests long before eggs laying, with their hormonal status leading egg cells maturing in females.

Аналитические и обзорные статьи ЩЕТИНОХВОСТЫЙ КЕНГУРУ BETTONGIA PENICILLATA – НОВЫЙ ВИД В КОЛЛЕКЦИИ МОСКОВСКОГО ЗООПАРКА Л.В. Кондратьева, О.Г. Ильченко Московский зоопарк Колонизация Австралии европейцами повлекла за собой исчезновение многих видов сумчатых. На данный момент эта страна занимает первое место в мире по количеству исчезающих животных – 20% ныне живущих в Австра лии видов находятся под угрозой вымирания (www.environment.gov.au). Одним из них является небольшой зверек семейства кенгуровых – щетинохвостый кенгуру, или войли (Bettongia penicillata ogilbyi)(www.iucnredlist.org).

1. Биология Войли относится к роду короткомордых кенгуру, размеры тела от 30 до 40  см, хвост 29–36 см, вес – около 1,5 кг (Jackson, 2003). Уши укороченные и округлые, глаза большие, задние конечности значительно длиннее передних (рис. 1). Хвост частично хватательный, служит для переноса гнездового матери ала (рис. 2). Верхняя сторона кончика хвоста покрыта гребнем жестких черных волос, что и обусловило название вида. Шерсть густая и мягкая: на спинной стороне она бурая, на брюшной – белая или серая. У самок 4 соска и полностью развитая сумка (Соколов, 1973).

Рис. 1. Щетинохвостый кенгуру Bettongia penicillata в экспозиционной вольере «Ночного мира»

Научные исследования в зоологических парках. Выпуск МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК | MOSCOW ZOO Scientific Research in Zoological Parks. Volume Рис. 2. Перенос гнездового материала при помощи хвоста Обитает вид в тропических саваннах и равнинах, густо поросших травой.

Как и другие виды кенгуру, войли передвигается прыжками на задних лапах, а передние использует для манипуляций с предметами или опирается на них, когда сидит на месте. В случае опасности этот небольшой зверек способен со вершать быстрые прыжки, наклонившись к земле, выгнув дугой спину и вытя нув хвост. Индивидуальный участок составляет 20–40 гектаров. На нем можно выделить кормовые зоны. Войли использует несколько гнезд, построенных из растительных материалов и расположенных в укрытиях, которыми могут слу жить поваленные деревья и норы с несколькими выходами. Индивидуальная территория самца большая и может включать участки нескольких самок, но никогда не перекрывается территориями других самцов. Отношения между зверьками обычно толерантны, за исключением периода гона, когда между самцами могут возникать серьезные драки. Самки тоже могут проявлять агрес сию. Драки сопровождаются громкими криками и мощными ударами задними лапами. При сильном испуге войли «выстреливает» пучками шерсти, а образо вавшиеся проплешины потом быстро зарастают (Nowak, 1991).

Активность щетинохвостых кенгуру приурочена к темному времени суток.

Основным источником питания в природе для них являются плодовые тела подземных грибов (например, трюфель). В желудке войли живут бактерии, расщепляющие оболочки грибов и высвобождающие питательные вещества.

Споры грибов не перевариваются и выходят с фекалиями неповрежденные, го товые прорастать. Таким образом, кенгуру участвуют в распространении этих грибов и поддержании здоровья леса. Летом и осенью войли питаются исклю Аналитические и обзорные статьи чительно грибами. В другие сезоны их рацион дополняется луковицами расте ний, семенами и насекомыми, а также застывшей смолой некоторых видов ку старников. Эти кенгуру могут обходиться без воды и редко едят зеленые части растений. Было отмечено, что кенгуру делают запасы, закапывая их в землю, но используют ли они их потом – неизвестно (www.edgeofexistence.org).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.