авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

7

СТРАТЕГИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АЛТАЙСКОГО

КРАЯ ДО 2025 г. – ПРОГРАММА МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ И ОБЩЕСТВА

РЕГИОНА

М.П. Щетинин, д.т.н., профессор,

Главное управление экономики и инвестиций Алтайского края

С течением времени, после того как Россия отказалась от эволюционного преобразо-

вания социалистической модели развития, стало ясно, что для обеспечения устойчивого со циально-экономического развития необходимо четко определить цели и задачи долгосрочно го развития страны и отдельно взятых регионов, разработать конкретные механизмы их реа лизации. В этом контексте с 2006 года повсеместно стала выстраиваться многоуровневая система стратегического планирования, начиная от федерального центра, заканчивая уров нем сельских поселений. Ее целью является обеспечение сбалансированного социально экономического развития субъектов Российской Федерации, сокращение их межрегиональ ной дифференциации.

На региональном уровне базовым документом на долгосрочный период стала Страте гия социально-экономического развития Алтайского края на период до 2025 года, одобрен ная постановлением Администрации Алтайского края от 28.12.2007 № 622 в составе Ком плексной программы социально-экономического развития Алтайского края. Этот документ задает траекторию не только изменения институтов и экономической политики, но и траек торию развития самой экономики, ее отраслевой, пространственной и социальной структур, ресурсной базы. В конечном счете – это траектория динамики макро-, микро- и мезоэконо мических, а также социальных индикаторов.

Стратегия стала первым опытом применения в крае современных подходов стратеги ческого менеджмента развития территорий. Его новизна заключалась в том, что, во-первых, потенциал роста ключевых секторов экономики края оценивался с учетом влияния россий ских тенденций;

во-вторых, выбор приоритетов развития региона был сделан с использова нием факторов региональной конкурентоспособности;

в-третьих, Стратегия разрабатывалась при активном участии интеллектуальной элиты региона (научных сил, экспертов различного уровня, представителей бизнеса и других групп активного населения, включая молодежь).

Выбор стратегических секторов экономики и приоритетов, на которых должна сфоку сировать свое внимание Администрация края, осуществлялся на основе определения их каче ственного уровня. Сформулированы они были как:

– создание туристско-рекреационного комплекса международного значения – турист ско-рекреационная и игорная особые экономические зоны на территории края не только должны являться точками роста, но и дать толчок развитию туристических центров, не во шедших в эти зоны, а также сопряженных с туризмом сервисных услуг;

– обеспечение динамичного роста и качественно нового уровня конкурентоспособно сти аграрного и промышленного комплексов – это, прежде всего, смена технологической платформы аграрного и промышленного комплексов края;

– повышение уровня инновационности экономики края на основе формирования ре гиональных центров инновационного развития и территориальных кластеров – успешное формирование и развитие биофармацевтического кластера в Бийске – первого из целого ряда потенциальных центров инновационного развития;

– «Алтай трансграничный» – использование геополитического положения Алтайского края как ресурса будущего развития.

Стратегической целью социально-экономического развития края в долгосрочной перспективе было определено новое качество развития – как по составу ориентиров и фак торов роста, так и по динамике его конечных результатов. Стратегическая идея была вы ражена в создании интегрированной экономики, обеспечивающей комфортную, отве чающую современным стандартам уровня и качества жизни сферу обитания, высокий уро вень жизни населения.

Для успешной реализации стратегических направлений и приоритетов развития Ал тайского края выделен ряд долгосрочных задач, объединенных в 4 группы:

1) создание конкурентоспособной продукции с использованием новых технологий и масштабное внедрение инноваций;

2) широкое применение современных высокоэффективных форм и методов организа ции бизнеса и управления ими;

3) создание необходимых финансово-экономических, инвестиционных, инженерных, транспортно-логистических, коммуникационных инфраструктур, обеспечивающих динамич ное социально-экономическое развитие края;

4) развитие человеческого капитала и формирование комфортной социальной среды.

Определенные в рамках Стратегии приоритеты и задачи долгосрочного развития, ба зирующиеся преимущественно на собственном ресурсном потенциале края, как показало время, стали эффективным инструментом минимизации негативных последствий мирового финансового кризиса, основой выживания и стабильного развития региона в новых условиях.

На практике это реализуется таким образом, что любое управленческое решение, ка сающееся развития края, сопоставляется со стратегическими приоритетами и задачами, и это становится определяющим фактором при принятии решений по расходованию бюджетных средств, при выборе инвесторов, при формировании краевых и ведомственных целевых про грамм и т.п.

Система управления реализацией Стратегии, являясь ядром системы стратегического управления края, обеспечивает ее инновационный характер, основанный на лучшем опыте и своевременном выявлении проблем в нормативно-правовом регулировании и организации управления социально-экономическим развитием. Исходя из этого, принимаются соответст вующие нормативные правовые акты и осуществляются изменения в функциях, а также, при необходимости, и в структуре органов государственной власти края, направленные на обес печение эффективной координации процесса реализации Стратегии.

Одним из основных инструментов, обеспечивающих успешное решение стратегиче ских задач, является программа социально-экономического развития Алтайского края на пе риод до 2012 года, которая соответствует первому этапу реализации Стратегии.

Среднесрочная программа представляет собой систему целевых ориентиров социаль но-экономического развития Алтайского края, а также увязанный по целям, задачам, ресур сам и срокам осуществления комплекс мероприятий и проектов, обеспечивающий эффектив ное решение ключевых проблем и достижение стратегических целей развития края. Подход к разработке программы, основанный на стратегическом фокусе, позволил не только повысить качество, но и эффективность в процессе ее реализации. Вместе с тем, учет текущих измене ний в социально-экономической ситуации региона и оперативное принятие решений с по правкой на эти изменения обеспечиваются за счет актуализированного состояния Програм мы, которая постоянно мониторится и ежегодно корректируется.

Исходя из экономической и социальной политики Правительства Российской Федера ции на среднесрочный период (2008–2012 годы), а также с учетом необходимости решения наиболее острых региональных проблем, в программе определены цель и состав приоритетов социально-экономического развития на среднесрочный период (рис.1).

Эти 8 приоритетов реализуются в рамках политики Администрации края, представ ляющей собой комплекс мер по направлениям деятельности органов исполнительной власти с учетом их полномочий и компетенций.

Через систему мероприятий программы обеспечена взаимосвязь между целями разви тия края и бюджетным процессом, что позволяет повысить эффективность использования бюджетных средств и обеспечивает переход на систему бюджетирования, ориентированного на результат.

Вошедшие в среднесрочную программу некоммерческие мероприятия и инвестицион ные проекты, включая наиболее перспективные проекты муниципальных образований, охва тывают все направления социально-экономического развития Алтайского края. Большая часть программных мероприятий направлена на поддержку в крае социальных программ;

примерно одинаковое количество мероприятий – на развитие инфраструктуры и создание конкурентоспособной и сбалансированной экономики.

Основная цель: Создание предпосылок для кардинального повышения качества жизни населения края и условий для перехода экономики на инновационный путь развития Приоритеты:

1. Повышение качества трудовых ресурсов и развитие эффективного рынка труда и занятости населения.

2. Повышение уровня жизни населения и создание благоприятного социального климата.

3. Повышение эффективности и надежности функционирования объектов инфраструктуры.

4. Формирование институциональных условий и предпосылок для устойчивого экономического роста.

5. Повышение эффективности и конкурентоспособности промышленного и сельскохозяйственного производства.

6. Формирование организационной и экономической среды для развития в крае современного всесезонного туристско-рекреационного комплекса.

7. Развитие международного сотрудничества.

8. Развитие государственного управления по результатам, внедрение механизмов проектно-целевого управления.

Рисунок 1 – Цель и приоритеты среднесрочной Программы (2008–2012 годы) Значительная часть инвестиционных проектов, включенных в Программу, реализуется в рамках проекта «Комплексное развитие Алтайского Приобья». Он предполагает создание в крае особо значимой аграрной территории, перевод секторов агропромышленного комплекса на инновационную модель развития.

В целом Алтайское Приобье предусматривает реализацию более 80 инвестиционных проектов в области сельского хозяйства, сельскохозяйственного машиностроения, энергети ки и производственной инфраструктуры на сумму около 600 млрд рублей. Реализация проек та осуществляется на условиях частно-государственного партнерства, предусматривающих активное развитие производственной и социальной инфраструктуры для осуществления масштабных инвестиционных проектов в четырех взаимосвязанных кластерах.

Особенностью проекта развития Алтайского Приобья является не только комплексный подход к решению задач по модернизации ключевых отраслей экономики региона, но и то обстоятельство, что еще до законодательного оформления инициативы создания особо зна чимых аграрных территорий проект «Комплексное развитие Алтайского Приобья» активно реализуется.

Часть заявленных проектов уникальна и обладает очень высокой инновационной со ставляющей. Особое место среди них занимает проект развития алтайского биофармацевти ческого кластера на базе наукограда Российской Федерации – г. Бийска.

Одним из ведущих предприятий кластера ЗАО «Алтайвитамины» в 2010 году завер шен инвестиционный проект по созданию производства инфузионных растворов. Запущено производство, соответствующее стандарту GMP (надлежащей производственной практике).

На предприятии готовится еще ряд проектов, в том числе в рамках ФЦП «Развитие фарма цевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до года и дальнейшую перспективу» предложен проект «Создание производства лекарствен ных средств для лечения хронических обструктивных болезней легких, бронхиальной аст мы, злокачественных, аутоиммунных и инфекционных заболеваний на основе новейших технологий».

Кроме этого был сформирован целый пул проектов от других участников кластера, включая такие, как «Разработка технологии и организации производства транквилизаторов бензодиазепинового ряда», «Создание Алтайского исследовательско-образовательного био технологического центра» на базе ГОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» и «Бийский технологический институт» (филиала ГОУ ВПО АлтГТУ им.

И.И. Ползунова) и др.

Другой проект кластера «Разработка технологии и создание производства медицин ской аскорбиновой кислоты и готовых лекарственных форм на ее основе» включен в реестр перспективных проектов в области фармацевтической и медицинской промышленности.

Данный проект прошел предварительное рассмотрение в Министерстве регионального раз вития и Внешэкономбанке, который на первоначальном этапе готов стать инвестором данно го проекта.

В текущем году была разработана краевая целевая программа «Развитие перерабаты вающей промышленности пантового оленеводства в Алтайском крае на 2011–2015 годы», направленная на развитие еще одного направления деятельности кластера – переработку жи вотного сырья с получением лекарственных препаратов. В 2010 году участниками кластера были зарегистрированы две медицинские технологии по применению продуктов переработки пантов маралов, что дает возможность легального использования этого природного дара в санаторно-курортных учреждениях РФ в качестве лечебных процедур.

В рамках агропромышленного и топливно-энергетического кластеров в качестве пер воочередных определены такие инвестиционные проекты, как:

– глубокая переработка пшеницы на реконструированном мелькомбинате в селе Реб риха Алтайского края (ОАО «Пава»), стоимостью 10,5 млрд рублей;

– строительство Алтайской конденсационной электрической станции (КЭС) мощно стью 660 МВт и увеличение объема добычи угля до 4 млн тонн в год на Мунайском угольном разрезе (ООО «Алтайская конденсационная электрическая станция»), стоимостью 55,2 млрд рублей.

Для реализации данных проектов возможно привлечение средств Инвестиционного фонда РФ.

Одним из наиболее значимых проектов в сфере туризма является проект «Особая эко номическая зона туристско-рекреационного типа «Бирюзовая Катунь». Он также реализуется в рамках Алтайского Приобья и включен в туристско-рекреационный кластер.

«Бирюзовая Катунь» – это единственная в России действующая зона данного типа, ко торая уже принимает посетителей круглый год. Проект реализуется на принципах государст венно-частного партнерства и предполагает строительство объектов инфраструктуры за счет государства, а объектов туристско-рекреационного назначения – за счет частных инвесторов (резидентов ОЭЗ).

На создание внутренней инфраструктуры будет освоено более 8 млрд рублей государ ственных средств. Уже построены полигон твердых бытовых отходов и новое ограждение территории ОЭЗ с тремя контрольно-пропускными пунктами. В целях электроснабжения объектов «Бирюзовой Катуни», Администрацией края совместно с ОАО «Особые экономи ческие зоны» и ОАО «Росгазификация» прорабатывается вопрос строительства на террито рии зоны энергоцентра.

Внешняя инфраструктура комплекса создается за счет государственных средств, а также внебюджетных источников. За счет средств краевого бюджета построен и введен в эксплуатацию участок дороги «Алтайское – Ая – Нижнекаянча – «Бирюзовая Катунь» про тяженностью 11,2 км. Продолжается строительство нового отрезка данной дороги протяжен ностью 3,2 км, а также двухполосного мостового перехода через реку Катунь протяженно стью 200 п. м., который будет введен в эксплуатацию уже в текущем году.

Сегодня на территории особой экономической зоны зарегистрировано 14 компаний резидентов с общим объемом планируемых инвестиций около 9 млрд рублей. Компаниями уже введены в эксплуатацию 12 туристических объектов и освоено 103,6 млн рублей. В 2010 году резиденты, главным образом, осуществляли проектирование объектов, строительство которых будет начато в 2011 году.

В настоящее время проектная организация разрабатывает схему территориального планирования с. Нижнекаянча, которое находится в непосредственной близости от террито рии особой экономической зоны. Указанный проект предусматривает строительство новых микрорайонов, для чего уже определен участок площадью около 200 гектаров.

Следует отметить, что объекты внешней инфраструктуры особой экономической зоны «Бирюзовая Катунь» создаются одновременно и для игорной зоны «Сибирская монета» (аэ ропорт, дороги, мост, газоснабжение), что значительно сокращает время и средства. Игорная зона расположена на границе с «Бирюзовой Катунью».

В рамках реализации проекта по созданию игорной зоны «Сибирская монета» полно стью создана законодательная база по организации игорной деятельности в Алтайском крае, определен орган управления зоной, разработан проект планировки, решены все земельные вопросы. Значительным этапом в развитии проекта стало предоставление в аренду двух уча стков на территории игорной зоны первому инвестору – компании ООО «Алти».

Компанией ведется проектирование туристско-развлекательных комплексов (два гос тиничных комплекса с казино, а также две гостиницы бизнес-класса). Работы по строитель ству первого комплекса уже начаты. Совокупный объем инвестиций составит свыше 420 млн рублей, по состоянию на 01.01.2011 инвестор освоил 14 млн рублей, объем арендной платы за два участка в 2010 году составил 0,5 млн рублей.

В постоянном режиме проводится работа с потенциальными инвесторами игорной зо ны. В текущем году Администрацией края заключены протоколы о намерениях по сотрудни честву в сфере реализации проекта с компанией «Holding V» (США) и компанией «Hit d.d.»

(Словения).

В рамках международного строительного форума «Мипим – Азия 2010» (ноябрь 2010, Гонконг, Китай) организованы встречи и переговоры с представителями международных компаний. Кроме того, на форуме была проведена масштабная презентация проекта «Сибир ская монета» для иностранных инвесторов. Таким образом, созданы условия для развития дальнейшего сотрудничества с несколькими международными компаниями.

В 2011 году продолжится работа по предоставлению инвесторам земельных участков для строительства объектов игорной зоны «Сибирская монета». Будет введен в эксплуатацию первый игорный комплекс с гостиницей.

Особо хочется подчеркнуть то, что проект «Комплексное развитие Алтайского При обья», а также проекты, связанные с эффективным использованием туристско рекреационных активов юга Сибири вошли в перечень первоочередных инвестиционных проектов в Сибирском федеральном округе, реализуемых в рамках Стратегии Сибири до 2020 года. Документ был принят в июле 2010 года. В настоящее время он является основой для реализации среднесрочных и долгосрочных программ социально-экономического разви тия регионов, исходя из принципов системности, оптимального и эффективного разделения труда и распределения производительных сил. Кроме того, он выступает связующим звеном и эффективным инструментом в процессе совместной работы органов государственной вла сти на уровне региона и округа с федеральными министерствами и ведомствами на пред стоящее десятилетие.

В документе четко прописаны приоритеты развития Сибири, он наполнен конкретны ми проектами и программами. Их последовательная плановая реализация позволит решить проблемы сырьевой, энергетической, технологической и демографической безопасности Рос сийской Федерации за Уралом и обеспечить национальные стратегические интересы России в мировом сообществе.

Алтайский край представлен в Стратегии Сибири как регион с высокой плотностью населения, относительно сбалансированной аграрной и промышленной экономикой, сравни тельно высоким уровнем развития инфраструктуры и освоенности территории, значитель ным научно-образовательным и аграрным потенциалом. К конкурентным преимуществам социально-экономического развития Алтайского края на межрегиональном уровне отнесены:

значительные запасы минерально-сырьевых ресурсов;

уникальный природный туристско-рекреационный и бальнеологический потенциал;

приграничное положение;

развитая транспортная инфраструктура, наличие железнодорожных и автомобиль ных дорог межрегионального и международного значения;

наличие биофармацевтического комплекса;

развитая система высшего образования, наличие научно-исследовательских учреж дений.

Наукоград Российской Федерации Бийск наряду с Кольцово в долгосрочном периоде станут центрами развития инновационной сферы Сибири. В перспективе на их основе будут созданы и получат дальнейшее развитие несколько новых крупных научно-образовательных и научно-производственных центров, которые станут одними из основных системообразую щих звеньев новой инновационной системы Сибири.

Механизмом реализации Стратегии станет соответствующий план мероприятий, кото рый проходит процедуры согласования в Минрегионе России. Условием успешной реализа ции Стратегии является комплексное, системное и синхронное взаимодействие государства, бизнеса и общества на принципах государственно-частного партнерства в реализации ключе вых инвестиционных проектов.

При корректировке среднесрочной Программы Алтайского края в текущем году поло жения Стратегии Сибири будут обязательно учитываться, особенно в части программных мероприятий.

Но в 2011 году предстоит еще более масштабная работа по актуализации Стратегии нашего региона до 2025 года. Корректировка стратегий социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, расположенных в пределах Сибирского федерального ок руга, включена в проект Плана мероприятий по реализации Стратегии социально экономического развития Сибири до 2020 года.

Кроме того, Стратегию необходимо будет привести в соответствие со стратегическими документами федерального уровня, которые были приняты после 2007 года, в частности, с Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года. Вместе с этим, предполагается проанализировать и оценить ход реализации по ставленных стратегических целей и задач развития края, целевых установок и индикаторов, выявить причины наметившихся отклонений. Важной составляющей процесса актуализации должна стать разработка мер по закреплению и усилению благоприятных тенденций разви тия края и преодолению негативных отклонений, дальнейшей проработки вопросов про странственного развития и формирования новых зон интенсивного роста, маркетинга и пози ционирования территории.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ АЛТАЯ: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ В.А. Ряполов, к.т.н., Администрация Алтайского края Промышленность Алтайского края наряду с сельским хозяйством формирует социаль но-экономические параметры региона. От ее состояния во многом зависят уровень и качество жизни населения.

Более того, промышленное производство, по-прежнему, остается отраслью экономики, определяющей научно-технический, производственный и кадровый потенциал края.

Раскрытие данного потенциала, проведение качественных преобразований на про мышленных предприятиях, ориентация на техническое перевооружение действующих про изводств и создание новых всегда ставились нами во главу угла и в этом вопросе интересы собственников предприятий и власти совпадают. Собственник заинтересован в постоянном увеличении прибыли, что возможно только при условии перманентного развития бизнеса, а Администрация края через подъем промышленности может более успешно решать социаль ные вопросы за счет роста налоговых поступлений, увеличения уровня заработной платы, занятости и общего улучшения уровня жизни в регионе.

Данные приоритеты были заявлены действующей Администрацией в качестве основы формирования промышленной политики, еще в самом начале деятельности – в 2005 году.

Тогда мы констатировали наблюдавшееся замедление темпов роста экономики, усу губляющееся низкой эффективностью производства и неконкурентоспособностью многих видов производимой продукции, отсутствием системного подхода к модернизации и разви тию и, главное, невнятной промышленной политикой со стороны региональных властей.

Исходя из этого, нами был взят курс на улучшение предпринимательского климата пу тем развития инновационной сферы и привлечения инвестиций в экономику края.

В рамках данного направления были разработаны программы развития промышленно го производства и механизмы их осуществления, в том числе повышения роли научных ис следований и разработок в развитии отдельных предприятий, стимулирования роста предло жений инновационной продукции и услуг. Основной акцент в части инвестиционной поли тики был сделан на стимулирование развития секторов экономики и предприятий, выпус кающих конкурентоспособную, в том числе новую, продукцию. Чтобы придать этим процес сам организационную стройность с концентрацией на развитии наиболее перспективных от раслей алтайской экономики, оптимизировав условия совместного развития представляющих эти отрасли предприятий для получения синергетического эффекта, т.е. усиления конкурент ных преимуществ за счет эффективного сотрудничества, нами была выбрана кластерная мо дель создания ряда инновационных продуктов, способных стать брендом Алтая на межре гиональном и внешнем рынках. Были выявлены предпосылки формирования кластеров в биофармацевтике, сельхозмашиностроении, агропромышленном производстве и туристиче ской сфере.

Конкретно в промышленности проходит стадию становления и научной проработки некоммерческое партнерство «Алтайский кластер аграрного машиностроения», призванный объединить усилия промышленных предприятий и научных кругов вокруг создания целой системы сельскохозяйственных машин, способных удовлетворить потребности в качествен ной технике аграриев Сибири и ближнего зарубежья. Уже есть первые практические резуль таты. К примеру, ЗАО «ТОНАР плюс» при поддержке Администрации края реализует проект производства сеялок-культиваторов стерневых скоростных СКСС-2,5, которые включены в «Систему машин в земледелии Алтайского края» (возделывание зерновых культур), разраба тываемую некоммерческим партнерством «Алтайский кластер аграрного машиностроения»

совместно с алтайскими учеными. К настоящему времени предприятием изготовлено более 50 таких машин, получивших хорошие отзывы потребителей и реализующихся сейчас не только на Алтае, но и в Курской и Омской областях.

Чтобы наметить ориентиры модернизационного развития индустриального сектора в региональные нормативные акты в сфере промышленной политики нами были изначально включены конкретные целевые показатели, которых мы планировали достичь. Напомню, в 1,5 раза должно было увеличиться количество предприятий, занимающихся инновационной деятельностью, а доля инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции – возрасти до 4% (против 2,9% в 2004 году).

За 5 лет различными видами государственной поддержки, предусмотренными регио нальным законодательством, воспользовалось в общей сложности более 180 предприятий на сумму около 430 млн рублей.

Следует признать, что удалось не все. Если долю инновационной продукции в общем объеме промышленного производства наши предприятия довели до 4%, то число инноваци онно-активных организаций возросло лишь в 1,2 раза.

Объяснить это можно сохраняющейся в крае поляризацией предприятий на предпри ятия с относительно устойчивым финансовым и рыночным положением, часть из которых вступила в стадию качественного развития, и предприятия, находящиеся в нестабильной си туации, характеризующейся хронической нехваткой оборотных средств, низкой платежеспо собностью, высоким износом морально устаревшего оборудования и общей неуверенностью в завтрашнем дне.

Потому-то в теме моего доклада инновационные технологии отделены от модерниза ции производственных мощностей. Прежде чем решать задачи инновационного развития, многим нашим промышленным предприятиям предстоит приложить максимум усилий для перевооружения своих производств. Невозможно даже говорить об инновациях, имея в своем распоряжении станки, которым по тридцать-сорок лет.

Те предприятия, собственники и руководители которых в свое время уделили и про должают уделять достаточное внимание замене оборудования и внедрению новейших мето дов организации производства, и составляют сегодня первую группу предприятий, в которых сосредоточена основная часть инновационных проектов.

Если посмотреть структуру организаций, серьезно занимающихся данным вопросом, в разрезе видов экономической деятельности, то наибольшая их доля приходится на химиче ское производство, где такой работой занимаются 50% предприятий. Примерно по четверти предприятий занимаются инновациями в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий, в производстве электрооборудования и в производстве ма шин и оборудования.

Для примера можно взять ООО УК «АЗПИ», выпускающее наиболее наукоемкую продукцию среди машиностроительных предприятий. Основным видом деятельности завода является производство форсунок и распылителей к автомобильным, тракторным и другим дизельным двигателям. К настоящему времени Алтайский завод прецизионных изделий ос воил выпуск более 100 модификаций распылителя и форсунок, применяемых практически на всех отечественных и большинстве зарубежных дизелей. Залогом успеха ООО УК «АЗПИ»

во многом выступает постоянная инвестиционная деятельность и реализация инновационных проектов по организации выпуска новых образцов топливной аппаратуры.

Предприятием налажено тесное сотрудничество с мировым лидером по выпуску пре цизионных изделий BOSH, прорабатывается реализация нескольких совместных инвестици онных проектов. Так, на алтайском заводе сегодня уже завершена разработка новой системы топливоподачи Altay Common Rail System (ACRS), обеспечивающей уровень экологии Евро 4 – Евро-5. Данная система уже прошла успешные испытания и получила сертификат соот ветствия на Минском моторном заводе, в настоящее время заканчивается сертификация на КамАЗе. Параллельно ведется адаптация ACRS для дизельных двигателей производства ОАО «Звезда», «ЧТЗ-Уралтрак», «Ярославский моторный завод», «Туевский моторный за вод» и др.

Следует отметить, что внедрение в массовое производство указанной топливной сис темы будет значительным технологическим прорывом для алтайского предприятия и всего отечественного дизелестроения, это, безусловно, новейшие технологии, основанные на при менении нанотехнологий.

Общая сумма инвестиций в реализацию всех планируемых на «АЗПИ» проектов со ставит не менее 1 млрд рублей.

Еще одним предприятием, стабильно осваивающим выпуск новой продукции, являет ся ОАО «Алтайвагон». Например, в этом году налажено производство вагона-цистерны мо дели 15-2132 собственной разработки. Благодаря инновационным конструкторским решени ям новую цистерну удалось сделать более надежной и вместительной по сравнению с моде лями конкурентов.

Активизации разработки и внедрения новых моделей вагонов в ОАО «Алтайвагон», несомненно, способствует наличие собственного литейного производства, развернутого в Рубцовском филиале. Именно независимость от сторонних организаций в изготовлении ком плектующих позволяет сегодня алтайскому предприятию реализовывать самые смелые идеи.

Достаточно сказать, что на сегодняшний день производственные мощности Рубцов ского филиала ОАО «Алтайвагон» могут обеспечить комплектующими выпуск до 9 тысяч вагонов в год.

Сегодня идет реализация второго этапа масштабного инвестиционного проекта. Этап касается развития головного предприятия. Первая очередь его носит название «Обработка оси и формирование колесной пары». В будущем проводимые сегодня мероприятия позволят создавать модели подвижного состава нового поколения с нагрузкой на ось 25 т.с.

В реализацию проекта ОАО «Алтайвагон» начиная с 2006 года вложило более 3 млрд рублей. Общая сумма оказанной предприятию государственной поддержки превысила 121 млн рублей.

Говоря об инновационно-активных предприятиях, нельзя не упомянуть сердце науко града Бийска – Федеральный научно-производственный центр «Алтай». Центр стал поистине генератором новых перспективных идей в самых различных отраслях. В 90-е гг. на его базе с целью внедрения достижений оборонной промышленности в народное хозяйство был соз дан целый ряд гражданских самостоятельных производств – это так называемые двойные технологии, развиваемые в рамках конверсии и позволившие предприятию сохранить ста бильное финансовое положение в период сокращения оборонного заказа. Более 25 созданных тогда организаций сегодня динамично развиваются, занимаясь выпуском высококачествен ной продукции уже собственной разработки. Наиболее яркими примерами являются – ЗАО «Эвалар», ЗАО «Источник плюс», ООО «Две линии» и др., вносящие весомый вклад в общий объем промышленного производства Бийска, обеспечивающие поступление налогов и заня тость населения. В конечном итоге столь успешная конверсия оборонных производств по зволила Бийску избежать незавидной участи многих других моногородов.

Кроме того, как никогда востребованным оказался многолетний опыт ФНПЦ «Алтай»

в сфере нанотехнологий. Причем именно практического их применения. Не удивительно, что «Алтай» стал ядром Ассоциации «Межрегиональный центр наноиндустрии», объединившей более 15 организаций Алтайского края, Томской и Новосибирской областей. Подробнее от этом направлении вам расскажет в своем выступлении Александр Сергеевич.

Таковы наиболее показательные примеры инновационной деятельности алтайских предприятий, но повторюсь, их количество пока невелико и составляет примерно 50 органи заций из более чем 680 промышленных предприятий.

В чем же кроются основные причины слабой инновационной активности остальных?

Чаще всего среди основных факторов, препятствующих осуществлению инноваций, руково дители предприятий называют недостаток собственных денежных средств, высокую стои мость нововведений и высокие экономические риски. Примечательно, что эти факторы назы вают как руководители предприятий, не занимающихся инновациями, так и руководители инновационно-активных организаций.

То есть, в общем-то, и те, и другие находятся в равных условиях, однако одни усилен но ищут средства, идут на продуманный риск, развивают и обновляют производство, а дру гие предпочитают оставить все как есть.

При отсутствии спроса на традиционно выпускаемую продукцию мало кто рискует идти на диверсификацию производства, на переход к выпуску инновационной, конкуренто способной продукции.

Поэтому вопрос инвестиционной активности лежит, на мой взгляд, не столько в эко номической плоскости, сколько в области психологии некоторых промышленников, которые не могут понять, что консерватизм в управлении бизнес-процессами означает постепенную стагнацию производства и в конечном итоге его гибель.

Только постоянный поиск новых решений, максимальная дифференциация собствен ного производства могут гарантировать его выживаемость в современных условиях.

Верность данного постулата в полной мере подтвердил недавний финансово экономический кризис. Наиболее показательно это можно посмотреть на уровне регионов, когда именно разноплановость имеющихся в том или ином субъекте производств определила глубину кризисных явлений и продолжительность рецессии.

Без ложной скромности можно сказать, что работа по приданию высокой дифферен циации алтайской экономики позволила нам не только избежать катастрофического падения показателей в промышленности, но достаточно быстрыми темпами преодолевать последст вия кризиса. Наша промышленность сегодня демонстрирует одни из самых высоких темпов роста в России и самые высокие в Сибирском федеральном округе, причем во многом за счет успешной работы как раз тех предприятий, которые не жалеют средств на новые разработки и расширение производства.

СОЦИАЛЬНАЯ БАЗА И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ С. В. Землюков, д.ю.н., профессор, Алтайское краевое Законодательное Собрание Прошло более двух лет с того времени, когда Россия заявила о модернизации. Пока в большей степени это разговор власти, который остается предметом, может быть, немногих научных и практических направлений и собственно власти. При этом тема модернизации не пересекается с общественным запросом и не возникает ситуации, когда общество формирует подходы, связанные с модернизацией. Я надеюсь, что модернизация не останется просто кампанией, а это неотъемлемая часть общественного развития, которое продиктовано време нем и продиктовано теми реальными вызовами, которые стоят перед нашей страной.

Единственное, что хотелось бы отметить, понимание модернизации как явления, за трагивающего только экономическую и технологическую сферы, без изменений в системе организации жизни общества, в организации социальных отношений было бы ошибочно.

Именно модернизация системы общественных отношений может создать стимулы и условия для модернизации экономической, поможет сохранить ее основного носителя – активного, готового к новому человека.

Успехи широкомасштабного процесса модернизации во многом зависят от той среды, в которой протекает этот процесс. В первую очередь заметим, что глобальный выбор одного из путей развития, перед которым сейчас находится Россия, ей предстоит сделать, учитывая как минимум две внешние и одну внутреннюю тенденции.

Внешние глобальные процессы, на фоне которых разворачивается модернизация, – это:

1. Новая информационная революция.

2. Процесс глобализации элит.

Внутренняя тенденция заключается в том, что Россия в настоящий момент по типу мышления остается в определенном смысле советским государством. Работоспособное население нашей страны – под это определение подпадают и чиновники разных уровней, и труженики заводов, и инженеры, и творческая интеллигенция – это люди, имеющие в боль шей степени советское мышление.

Таким образом, «глобализовалась» только российская элита. Все же остальные слои – производительные силы страны – находятся в состоянии, учитывая которое говорить об обеспечении эффективной и быстрой модернизации сегодня крайне сложно. В силу данной особенности мышления существенной части населения страны мы не можем говорить о наличии готового к осуществлению модернизации управленческого, инженерного или иного трудового ресурса.

При этом большая часть общества, формулируя требования к государству, предпочи тает оставаться «ведомой». Половина же выступает с «подданнических позиций». И это осо бенно характерно для жителей Алтайского края.

Этот вывод подтверждается и данными исследования, которые провел Институт со циологии РАН1. Идею модернизации трое из четверых россиян одобряют, но ее видение в массах не совпадает с образом, нарисованным властью. Большинство считает главной це лью модернизации соблюдение прав человека, равенство перед законом, жесткую борьбу с коррупцией и обеспечение социальной справедливости. И где-то в конце – формирование эффективной инновационной экономики.

На настроения общества накладывают отпечаток обострение внутриэлитной конку ренции в преддверии президентских выборов – 2012 и неясные представления самих россиян о завтрашнем дне. Однако при этом они совершенно определенно выражают свои желания:

а) собственность на природные богатства – в руках государства, б) жесткий контроль госу дарства за экономикой, в) обеспечение государством для всех определенного минимума благ.

Это яркое проявление традиционалистского сознания. Оно плохо сочетается с готов ностью воспринять свободную рыночную экономику в классическом ее понимании, хотя россияне и не выступают против частной собственности как института.

У россиян есть четкий образ общества, в котором они хотели бы жить. Это отнюдь не демократия без берегов, а «смягченный» вариант авторитарной модели. С правом граждан не только свободно высказывать свое мнение, но и настаивать на нем. Причем при условии кон сенсуса, где каждая из сторон взаимно выполняет свои обязательства.

Здесь я хотел бы сказать о том, что, на мой взгляд, выбор между двумя вариантами – проводить ли модернизацию демократическим путем или проводить ее авторитарным путем – пока не определен.

При этом существует угроза тоталитарной технократии. Это сегодняшняя реальность, когда материальные интересы без учета духовных принципов и духовных составляющих, и духовных запросов общества реализуются в неких корпоративных группах, стремящихся к власти, ставящих задачу получения определенного властного ресурса для укрепления своих позиций. Вот эта угроза внутри демократии, угроза формальной демократии на фоне наличия вот таких активных технократических групп – это тоже сегодняшняя реальность и сегодняш ний вызов, который должен учитываться.

Есть достаточное количество людей, порядка 15–20%, которые отторгают модерниза цию. При этом ближайшая формула отторжения – эта формула отторжения будет связана не с активным сопротивлением. Ближайшая формула отторжения будет связана с невосприяти ем на уровне пассивности. И, соответственно, она будет переходить в другие форматы обще ния – это формат общения через Интернет, через клубы. Аналитики и специалисты все боль ше и больше говорят, что эта формула отторжения будет переходить в формулу социальной Глазкова Л. Готовы ли мы к модернизации? // Российская Федерация сегодня, 2010. – № 18. – С. 34.

пассивности и ожидания разрушения того состояния, которое есть, в том числе через рост преступности, национализма и экстремизма.

Успех экономической трансформации обусловлен тремя факторами: человеческим ка питалом, особой технологической культурой, готовностью работать в рамках постоянного саморазвития и самодисциплины (внутренней мобилизацией).

В России неоднородность системы хозяйствования (отражающей неоднородность са мого труда в разных сегментах и секторах экономики) предопределяет и качество человече ского капитала. Наша хозяйственная этика лояльна к девиантному поведению – деловой не обязательности. Низкая технологическая культура и низкий уровень профессиональной под готовки рабочих грозит появлением в массовом масштабе типа личности, который просто не способен обеспечивать процессы модернизации.

Процесс урбанизации в России приостановился. Доля сельского населения составляет 27%, что для индустриально развитой страны ХХI века чрезмерно велико. Для сравнения:

доля сельского населения в Алтайском крае почти в два раза выше среднероссийской – 46,6%.

При неразвитости сети автодорог, скудости возможностей производственной и досу говой деятельности в селе разложение традиционного сельского образа жизни ведет не к ут верждению городского образа жизни, а к маргинализации части селян. Распространение пол ноценного городского образа жизни среди жителей средних и крупных городов сдерживается их стремлением иметь подсобное хозяйство, в котором, к слову, около четверти владельцев видят источник получения дополнительного натурального или денежного дохода.

Не обнадеживает положение рабочих в плане участия в модернизации. От 39 до 57% занятых в промышленности, энергетике, транспорте, строительстве, сельском и лесном хо зяйстве в силу квалификации не годятся для индустриально развитой экономики. Среднее специальное образование имеет преимущественно среднее поколение, успевшее поучиться в СССР, а не молодежь. Ресурсами для модернизации не обладают целые отрасли – торговля, ЖКХ, бытовое обслуживание. Проблема в преобладании частного сектора, который вообще не заинтересован в найме высококвалифицированной рабочей силы, а государство стимулов для этого не создает. Если низкий человеческий капитал в данных сферах обусловлен исто рической традицией, то в промышленности и аграрном секторе – отсутствием структурной и институциональной госполитики2.

На заре реформ люди шли в торговлю, чтобы выжить. Расширение же занятости в ней сегодня свидетельствует о продолжении развития экономики по кризисному типу. Особенно печально, что 43% занятых в торговле и услугах – молодежь. Ее толкают сюда не деньги, а иллюзорные надежды на карьерные перспективы. Увы, мобильность и попадание в средний класс остались в 90-х годах.

Вывод очевиден. Сложившийся тип экономических отношений тормозит развитие производительных сил. В отраслевых нишах наряду с низкоквалифицированной рабочей си лой аккумулируются такого же уровня руководители. Независимость благосостояния работ ников (у специалистов – почти то же самое) от человеческого капитала ведет к деквалифика ции рабочей силы.

Россияне не видят ключевых творцов модернизации. Госчиновники, по мнению граж дан, бесспорный тормоз в силу своей коррумпированности. Сокращается доверие к интелли генции, предпринимательству, молодежи.

Что же препятствует модернизации? Это: структурные ограничения российской эко номики, обусловленные спецификой человеческого капитала;

недоверие к госинститутам;

гражданская пассивность.

Получается, по большому счету, к модернизационному прорыву мы не готовы. Сло жившаяся система социальных отношений и институтов – реальный тормоз для трансформа Глазкова Л. Указ. соч., С. 35.

ции. Авторы исследования задаются вопросом: в состоянии ли средний класс справиться с исторической задачей лидера этого процесса? Потенциал в обществе есть, объективный запрос на модернизацию есть, однако будет ли он реализован, сегодня сказать не может ни кто.

Создание комфортной, располагающей к активному труду идеологической среды и прочих условий потребует существенного времени. Что же касается текущего этапа модернизации – возможно, имеет смысл отдельно сказать про работу с кадрами: повышение квалификации, дополнительные мотивации, социальные прерогативы и т.д.

Модернизационный проект будет успешным, если самые разные группы населения увидят перспективы для себя и общезначимой цели для страны. У народа есть запрос на по строение «общества равных возможностей». Условие его реализации – «перезагрузка» поли тической и общественной инфраструктуры (партийной системы, местного самоуправления, социального партнерства, локальных сообществ, профсоюзов). Чтобы модернизация не оста лась просто красивыми словами, кроме политической воли руководства страны, необходима реальная политическая сила, которая способна запустить процесс модернизации. Из всех су ществующих в России партий в настоящий момент реальной силой является Партия «Единая Россия». Президент Российской Федерации Д.А. Медведев возлагает надежды на «Единую Россию» не только в части идеологического обеспечения реформ модернизации, но и в части организационного, причем на всех уровнях – начиная от рядового партийца и заканчивая лидерами.

Партия обеспечивает парламентское большинство на федеральном и региональном уровнях, что важно для проведения решений. Партия объединяет различные слои населения:

в ее рядах находится вся управленческая элита страны, известные ученые и крупные пред приниматели, ветераны и молодые люди.

Никакой альтернативы большой модернизации экономики и социальной сферы в на шей стране не существует. Иной сценарий – это деградация экономики. Вопрос состоит в том, как провести ее максимально быстро и качественно, с наименьшими потерями, сделав понятной и привлекательной для обычных людей.

Чтобы преуспеть в этом – нам необходимо искать опору в социальной базе модерни зации – интеллектуальном или креативном классе. Сюда входит, прежде всего, то лучшее, что есть в нашем экспертном сообществе, бизнесе и промышленности, высшем образовании и науке, инженерном корпусе – все, что может быть объединено триадой – университет, ла боратория, производство. Сюда же надо добавить самых ярких представителей творческих профессий и СМИ, ибо культура и информационная среда – важнейший инструмент модер низации сознания.

При этом креативный класс края остро нуждается в профессиональном и влиятельном представительстве во власти. Необходимо это представительство обеспечить, добиваясь под держки интеллектуалов. Для этого важно знать и решать их проблемы, работать с актуальной для этой среды повесткой, привлекая лучших в ряды активных участников модернизации.

Сегодня в России создаются условия и необходимость общественной консолидации для того, чтобы сформировать запрос к власти относительно того, какой должна быть модер низация.

ЭНЕРГЕТИКА КАК ФАКТОР ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ Ю.В. Шамков, к.э.н., Комитет Совета Федерации Федерального Собрания РФ по промышленной политике XXI век характеризуется тем, что весь мир подвержен главному тренду нашей эпохи – модернизации. Какие-то страны начали ее раньше и сегодня находятся в группе лидеров, другие только начинают двигаться в этом направлении. Обеспечение динамически устойчи вого развития экономики способна принести инновационная деятельность.

Наличие энергии – одно из необходимых условий решения практически любой задачи.

Комфорт и безопасность в домах, транспорт, промышленность, услуги – все это требует за трат энергии.

Основой энергетики сегодняшнего дня являются невозобновляемые запасы углеводо родного сырья (угля, нефти и газа). Основа устойчивого развития цивилизации принадлежит, прежде всего, энергообеспечению. Россия является практически единственной страной – са модостаточной с энергетической точки зрения. Россия обладает огромной ресурсной базой.

Тем не менее, в 20 веке потребление энергии на земле выросло в 11 раз, а население планеты – в 4 раза и темпы потребления электроэнергии растут. Затраты на энергию, содер жащиеся в себестоимости продукции, значительным образом влияют на конкурентоспособ ность товаров и услуг. Да, сегодня доля возобновляемых источников энергии увеличивается, но, как говорится, цена и качество еще на многие годы обеспечит преимущество невозобнов ляемым источникам энергии.

С 2001 года энергетика России находится в процессе активных изменений – реформи рования. Опустим оценки данному процессу. Хотелось бы остановиться на проблемах, выяв ленных в процессе реформирования:

1. Высокий износ и низкая технико-экономическая эффективность основных фондов;

2. Проблема привлечения инвестиций в отрасль, особенно в сетевое хозяйство;

3. Кадровые проблемы (старение персонала на фоне усложнения используемых техно логий);

4. Необходимость следовать принципам энергоэффективности и энергосбережения (это одна из задач, поставленных руководством страны).

Отдельно хотелось бы остановиться на энергосбережении.

Доля отраслей, имеющих высокую удельную энергоемкость, в отличие от большинст ва промышленно развитых стран, в России составляет более 55% от общего объема промыш ленного производства.

В условиях рыночной экономики потребители энергетических ресурсов покупают их на рынке, отказываясь от других возможных способов потратить свои деньги. В силу этого они волей-неволей заинтересованы в максимальной энергетической эффективности исполь зования приобретенных ими энергетических ресурсов.

Стимулы для использования относительно менее эффективных способов энергопо требления могут возникнуть лишь в случае, когда переход от низкой энергоэффективности к высокой требует инвестиций. Это означает, что потребитель энергоресурсов должен сопос тавить ожидаемое увеличение полезного эффекта или сокращение затрат на энергоресурсы с суммой необходимых инвестиционных затрат.


В связи с этим возникла необходимость поставить целью политики государства повы шение энергоэффективности экономики двумя основными путями:

1) структурной перестройкой российской экономики в пользу малоэнергоемких высо котехнологичных отраслей и сферы услуг;

2) реализацией потенциала технологического и бытового энергосбережения.

Началом такой перестройки отношений в российской экономике стали изменения в Федеральном законе «О техническом регулировании», согласно которым установлены жест кие требования к повышению энергетической эффективности объектов технического регули рования.

4 июня 2008 года был принят Указ Президента Российской Федерации «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономи ки». Данным Указом была поставлена задача снижения к 2020 году энергоемкости валового внутреннего продукта Российской Федерации на 40% по сравнению с 2007 годом.

Согласно Энергетической стратегии России на период до 2030 года должно произойти снижение зависимости российской экономики от энергетического сектора за счет опере жающего развития инновационных малоэнергоемких секторов экономики и реализации тех нологического потенциала энергосбережения, что должно выразиться в сокращении (по сравнению с уровнем 2005 года):

доли топливно-энергетического комплекса в ВВП в 1,7 раза;

доли топливно-энергетических ресурсов в экспорте – в 3 раза;

доли капиталовложений в топливно-энергетический комплекс в процентах к вало вому внутреннему продукту – в 1,4 раза;

удельной энергоемкости валового внутреннего продукта – в 2 раза;

удельной электроемкости валового внутреннего продукта – в 1,6 раза.

Следующим важным шагом стало принятие 23 ноября 2009 года Федерального закона № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесе нии изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Данный федеральный закон определил обязательность присвоения класса энергетиче ской эффективности для всех товаров, производимых или ввозимых в Россию;

установил необходимость проведения обязательного учета с применением приборов учета используе мых энергетических ресурсов, энергетических обследований энергопотребляющих объектов;

разработана государственная информационная система в области энергосбережения и повы шения энергетической эффективности с целью повышения информированности потребите лей об энергетической эффективности товаров и о мероприятиях по энергосбережению.

Требование времени – скорейшее внедрение инноваций. Энергетику процесс иннова ций касается в самую первую очередь, так как энергетика пересекается со всеми отраслями экономики.

В настоящее время в России активно обновляются энергетические объекты и их инфра структура – от мощных энергетических станций до небольших энергетических источников. Все это стало новой государственной программой, рассчитанной на несколько пятилеток.

На сегодняшний день Россия слабо интегрирована в мировой рынок наукоемкой продукции. Однако руководство страны это определяет как одну из важнейших задач. Для того чтобы совершить прорыв и попытаться внедриться в уже поделенный мировой рынок, мы должны опереться, прежде всего, на те достижения, которые уже отвечают мировым стандартам.

В связи с этим предстоит еще большая работа по совершенствованию законодательст ва об энергосбережении и повышении энергетической эффективности, необходимо обратить особое внимание на скорейшее формирование системы стандартов, гармонизированных с международными нормами, направленных на развитие и использование новых технологий в области энергетической эффективности, в том числе на применение возобновляемых источ ников энергии.

К ПРОБЛЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РОССИИ Л.А. Коршунов, к.э.н., доцент, И.Н. Сычева, д.э.н., профессор, Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова Основы региональной политики России были заложены более 100 лет назад, однако и сегодня очевиден тот факт, что проблемы регионального развития остаются нерешенными и по-прежнему актуальными. За последние 20 лет учителями российских реформаторов стали Ф.

Хайек, М. Фридмен, М. Портер и другие западные идеологи свободного рынка. Школа регио налистов осталась не востребована современной действительностью России. В то же время Россия – огромная страна, и требуется различный подход к развитию каждого ее региона.

Федеральная региональная политика, в предыдущие годы строившаяся на платформе выравнивания социально-экономического развития регионов, сегодня утратила свою эф фективность. В чем это проявляется? Во-первых, разрыв в уровне развития регионов про должает расти, то есть на деле никакого выравнивания не происходит. Попытку выравни вания осуществляет только Министерство финансов России через инструмент федеральных трансфертов, но это лишь выравнивание бюджетных душевых расходов, а не социально экономического развития регионов. Во-вторых, объективной тенденцией в условиях рынка является существующий разрыв в темпах роста экономики между отдельными субъектами Российской Федерации.

Следовательно, наступило время принципиально изменить отношение к концепции управления региональным развитием и перейти к политике поляризованного развития (или развития, сфокусированного на приоритетах). По расчетам экономистов, неэффективная про странственная организация деятельности на территории страны обходится ей, как минимум, 2–3% валового внутреннего продукта ежегодно. Неэффективное размещение населения, не достаток ресурсов в точках реального роста, неэффективная инфраструктура – все это явля ется мощным тормозом экономики страны.

Основной проблемой внутри страны является проблема поиска оптимального баланса в рамках триединства «территориальное развитие – пространство развития – территория раз вития» – баланса, которого найти России за всю ее историю на достаточно продолжительный срок пока не удавалось. Сущность этой проблемы видится в том, что с учетом размеров тер ритории, степени ее освоенности, сложности и многообразия природно-климатических усло вий, демографической ситуации, финансовых и материальных ресурсов всего мира вряд ли хватит для того, чтобы в обозримом будущем довести среднюю плотность освоения террито рии России и ее насыщенность пространствами до европейского уровня. Следовательно, те стратегии развития социально-территориальных систем, которые сложились исторически в Европе с ее уникальным сочетанием благоприятного климата, малых расстояний и опти мальной плотности населения, непригодны для России, где все перечисленные параметры характеризуются экстремальными значениями (территория и среднее плечо переброса элек троэнергии – самые большие в мире, средняя плотность населения – одна из самых низких).

Значит, и путь к европейским ориентирам уровня и качества развития должен быть иным и по содержанию, и по механизмам, и по обеспечивающим его пространствам. Оче видно, что при невозможности территориального развития всей России, развитие должно концентрироваться в территориях развития. Его должны подкреплять и продвигать социаль ные пространства развития. Их взаимодействие с международными и глобальными про странствами должно строиться так, чтобы в длительной перспективе укреплять суверенитет России и эффективность ее контроля над национальной территорией в целом, т.е. через тер ритории развития включать ее в стабильные пространства современного мира. Такой подход не означает, что каким-то частям страны отказано в развитии на неопределенно долгое вре мя: они смогут делать это за счет своих ресурсов и возможностей. Но публичное признание давно доказанного исторического факта – вся территория страны не может развиваться оди наково быстро, а часть этой территории не может развиваться вообще – позволило бы сфор мулировать оптимальную стратегию национального развития. Пространства при этом будут производны от желаемых типа развития и путей его достижения.

В современном мире развитие даже крупнейших стран не может быть автаркическим, и поэтому должно так или иначе вписываться в международные и глобальные пространства:

территория хозяйствования, от которого зависят благополучие населения и, в конечном сче те, развитие страны, все чаще и дальше выходит за территорию государства.

Наиболее развитые и устоявшиеся пространства глобального мира – экономическое и финансовое – оформлены через структуры Всемирной торговой организации (ВТО), Меж дународного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка. Членство в этих организациях и отношения с ними – вопрос добровольного выбора государств и правительств. Отсутствие членства создает стране и ее субъектам экономически немало организационно-практических неудобств, приносит ряд ощутимых экономических потерь, не дает в полной мере воспользо ваться правовыми и другими возможностями, доступными государствам-членам. Но, по скольку в названных организациях представлена почти вся мировая экономика, и именно они определяют «правила игры», то государства-члены, будучи одновременно участниками меж дународных региональных соглашений и союзов, координируют внутренние нормы таких соглашений со своими обязательствами в рамках ВТО. Причем, если при создании этих меж дународных организаций их нормы и принципы определялись правительствами учредителями и в целом отвечали тогдашним позициям государств-инициаторов, то с тече нием времени эти структуры расширяли свое членство и масштабы деятельности, обретая все большую автономность по отношению к отдельно взятому государству. Россия на долгом опыте своего пока не завершенного присоединения к ВТО получает подтверждение, на сколько трудно поддается это глобальное пространство попыткам добиться гармонии между ним и экономическим пространством какой-либо страны. Территориально крупнейшая стра на в мире – СССР, а затем Россия – первой ощущает неадекватность территории как принци па организации. В России значительный пласт экономики, где производится более трети до бавленной стоимости и занято почти две трети работающих, недостаточно конкурентоспосо бен и держится на плаву лишь за счет заниженного обменного курса, низких тарифов на ус луги инфраструктуры оптимизации налогов. Порочный круг неконкурентоспособности дол жен быть разорван согласованными усилиями государства и бизнеса.


В 2005 г. началось снижение динамики сырьевого экспорта, прежде всего экспорта нефти, которое потянуло вниз и темпы роста ВВП. Замедление это имеет долговременный характер.

Философ П. Щедровицкий в своих работах фиксирует драматическую неготовность российского общества к восприятию реальности, связанной с необходимостью перенапра вить прибыль сырьевого сектора в новую экономику, где основная добавленная стоимость создавалась бы в секторе принятия интеллектуальных решений. А делать это пора, иначе масштаб структурного отставания станет невосполнимым, и Россия превратится в низкорен табельный центр промышленной сборки не здесь придуманных товаров, а на следующем шаге – в центр утилизации промышленных отходов планеты.

Эффективное региональное управление, учитывающее возможности включения терри тории в интеграционные процессы, должно основываться на такой региональной политике, которая является составной частью государственной экономической политики как реакция регионов на внешние вызовы, сопутствующие глобализации. Данный подход чрезвычайно важен для России, неэффективная адаптация которой к мировым рынкам лишает страну и ее экономических субъектов больших выгод от экономического сотрудничества и влечет серь езные потери. По оценкам экспертов, Россия в целом вывозит за рубеж все возрастающую часть ВВП – не менее 20% в настоящее время по сравнению с 7% в последние годы сущест вования СССР. Страна экспортирует 25% круглого леса, почти треть пиломатериалов, 40% добываемой нефти и производимого аммиака, 50% синтетического каучука, более 60% про ката черных металлов, 70–90% цветных металлов, около 80% целлюлозы и минеральных удобрений3.

Включение России в мировую экономику происходит на фоне сокращения ее внутрен него производства и потребления. Рост теневого рынка выступает свидетельством неустой чивости ее развития. Чрезмерная экспортная ориентация ведет к прерыванию межрегиональ ных связей и, как следствие, нарушению экономической целостности страны. Например, в советский период 75% связей Дальнего Востока были межрайонными, 20% – внутренними, 5% – внешнеторговыми. К середине 90-х годов на Дальнем Востоке около 75% производимо Черная И. Региональная политика устойчивого развития: проблемы и особенности формирова ния и реализации в Российской Федерации // Менеджмент в России и за рубежом. – 2006. – № 2.

го продукта реализовывалось на внутрирегиональном рынке, 10% – внутреннем рынке Рос сии и СНГ и 15% – внешнем рынке. Результатом этих процессов стала фактическая автарки зация Дальнего Востока России относительно национального рынка4.

Главной проблемой регионального развития является несоответствие между процес сами формирования региональной политики и уровнем управления этими процессами.

Функциональное управление территориальным развитием реализуется через систему различных форм государственной политики: налоговой, бюджетной, кредитной, инвестици онной, социальной и др. Каждое значимое для хозяйства и населения страны решение в об ласти конкретной государственной политики предварительно должно быть увязано с особен ностями регионов. Эта привязка к месту создает своеобразный экономический ландшафт страны. Механизм становления экономики федерального государства отличается от меха низмов поддержания функционирования его развитых форм. Поэтому, что хорошо для клас сических федераций (США, Германия и др.), не всегда подходит для современной ситуации в России – стране с переходной экономикой. Сам факт финансово-экономической слабости России уже говорит о том, что здесь традиционные возможности государственного регули рования территориального развития ограничены, у нас возникает масса проблем и препятст вий финансированию – как бюджетному, так и смешанному – и функционированию объектов инфраструктуры, дифференцированной по регионам социальной поддержке регионального сельского хозяйства, ЖКХ, здравоохранения, образования и др.

Устойчивое социально-экономическое развитие региона характеризуется его воз можностью обеспечивать положительную динамику уровня и качества жизни населения, использовать в этих целях новые факторы и условия, в том числе сбалансированное вос производство экономического, социального, природно-ресурсного потенциала, локализо ванного на его территории. В современной России региональные органы власти, как прави ло, мотивированы скорее геоэкономическими, чем геополитическими соображениями.

Включение России в мировое экономическое пространство должно происходить не только через отдельные регионы, испытывающие давление двойного провинциализма: собственно центра и региональных блоков. Проблему региональной интеграции для нашей страны не обходимо рассматривать как проблему стратегического «вписывания» всей России в гео экономику трансграничных регионов. С одной стороны, остро необходимое для страны создание воспроизводственной модели может, безусловно, начинаться с точек роста – от дельных приграничных регионов, обладающих определенными конкурентными преимуще ствами. Среди регионов приграничного пояса более благоприятные условия для развития имеют те, которые располагаются на глобальных коммуникациях, обеспечивающих меж дународное региональное сотрудничество. Для регионов «тупикового положения» необхо димы специальные меры федеральной региональной политики, опирающиеся на основопо лагающие принципы устойчивого пространственного развития. При этом важно не просто извлечь выгоду из географического положения или даже правильно позиционироваться, необходимо определить, какие факторы внутрирегионального развития могут поддержи вать геоэкономические интересы других стран5.

Перспектива экономического развития регионов должна базироваться на поддержке «опорных» регионов, точек индустриального, технологического и инфраструктурного роста.

Однако эти точки невозможно выделить и поддерживать в рамках проводимой ныне бюд жетной политики проблемных регионов за счет регионов-доноров. В результате территории рецепиенты теряют мотивацию к развитию, а развитие успешных регионов, наоборот, искус ственно сдерживается.

Черная И. Региональная политика устойчивого развития: проблемы и особенности формирова ния и реализации в Российской Федерации // Менеджмент в России и за рубежом. – 2006. – № 2.

Аврамчикова Н.Т. Проблемы и особенности социально-экономического развития регионов России // Проблемы повышения эффективности региона. – Красноярск, 2008. – С. 11.

России от политики равномерного развития необходимо перейти к политике точек роста, так как зачастую наиболее удачные решения по стимулированию экономического рос та страны в целом реализуются в регионах. При этом, по мнению руководства Минрегион развития РФ, федеральные социальные стандарты, определяемые государственной социаль ной политикой, должны обеспечиваться во всех без исключения регионах, а что касается ин вестиционных средств из федерального бюджета, то они должны направляться только туда, где формируются предпосылки для экономического роста. Для точек роста характерны одно временная концентрация кадров промышленности и хайтека, научный потенциал, учащаяся молодежь, производственные цепочки, инфраструктура. Потенциальных точек роста, откры тых для частно-государственных инвестиционных проектов, в России предостаточно.

Сегодня в России не более 20 регионов-доноров, остальные – рецепиенты. Причем за годы экономических реформ произошло дальнейшее усиление поляризации регионов по уровню развития. Поляризация в развитии регионов в России уже существует достаточно рельефно. Так, соотношение стоимости основных фондов на душу населения между ведущи ми и отстающими, колеблется от 3,5 и более раза. Такая же картина возникает при анализе валового регионального продукта на душу населения. Соотношение инвестиций в основной капитал в расчете на душу населения между ведущими и отстающими регионами еще выше.

Сегодня в России 10 наиболее развитых регионов обеспечивают производство около 55% суммарного валового регионального продукта, при этом тенденция сужения числа регионов, производящих большую ее часть, нарастает.

Имеющиеся диспропорции в региональном развитии можно выявить, осуществив груп пировку регионов по размеру валового регионального продукта (емкости регионального рын ка) с учетом покупательной способности в расчете на душу населения (табл. 1) Так, пятая часть регионов страны имеет размер ВРП на душу населения менее 50 тыс. руб., в которых прожива ет 9,8% населения, и при этом в них производится всего 3,6% ВРП. Свыше 150 тыс. руб. на душу населения имеется в шести регионах, являющихся в основном нефте- и газодобывающи ми территориями.

Таким образом, политику поляризованного развития регионов России необходимо проводить с одновременной реорганизацией административно-территориального деления субъектов федерации и осуществлением крупных инфраструктурных проектов в отсталых регионах. В едином государстве для федеральных органов становится крайне важным обес печить баланс интересов центра и регионов, что, в свою очередь, укрепляет федеральные отношения и целостность государства.

В заключение работы акцентируем внимание на проблеме объективной необходимо сти регионального инновационного развития, поскольку неравномерность экономического развития регионов стала особенно ощутимой проблемой в связи с повсеместным распростра нением в индустриальных странах современных информационных технологий, телекомму никаций и средств транспорта. Иными словами, широкую популярность приобретает идея распространения инновационной модели регионального развития.

Ставка на повышение предпринимательской активности в сочетании с использованием для оживления экономики накопленного научно-технического потенциала переносит центр тяжести усилий государства на оказание помощи регионам, в том числе менее развитым, в мобилизации ими своих внутренних резервов. Разумеется, что в рамках этой тенденции сохраняет свою роль прямая государственная поддержка самых отсталых в экономическом отношении регионов и территорий, столкнувшихся с острыми социально-экономическими проблемами и неспособных в обозримом будущем решить эти проблемы самостоятельно.

Следует отметить многообразие целей политики регионального инновационного разви тия. Одной из основных задач является обновление традиционных и технологически отста лых или экологически вредных отраслей производства, сконцентрированных преимущест венно в старых промышленных центрах. Без этого многим предприятиям таких регионов грозит снижение конкурентоспособности из-за более низкой производительности труда, вы сокой себестоимости выпускаемой продукции, ее низкого качества, а значит, сами регионы ждет спад производства и неминуемый рост безработицы. В сочетании с загрязнением окру жающей среды такие процессы, в свою очередь, рано или поздно приведут к увеличению социальной напряженности и оттоку трудовых ресурсов, что в еще большей степени обост рит региональные проблемы. Однако, как показывает мировой опыт, даже более благоприят ные в экономическом отношении регионы нуждаются в активизации имеющегося инноваци онного потенциала для поддержания или повышения конкурентоспособности расположен ных на их территории предприятий, создания дополнительных рабочих мест, привлечения инвестиций, частного, в том числе иностранного, капитала. Последнее обстоятельство имеет немаловажное значение, так как появляются новые возможности для изыскания дополни тельных финансовых ресурсов регионального развития, возникающих в процессе глобализа ции экономических отношений.

Таблица 1 – Группировка регионов России по размеру ВРП на душу населения в 2007 г. Группы регионов Удельный вес по ВРП (с учетом Удельный вес групп,% уровня покупа- Регионы, Регионы, групп,% (численность тельной способно- количество в % к итогу (ВРП) населения, млн сти на душу насе чел.) ления, тыс. руб.) До 50 19 21,3 9,8 3, 51–100 54 60,7 64,8 51, 101–150 10 11,2 16,7 16, Свыше 150 6 6,7 8,7 28, Итого 89 100 100 Серьезное внимание властей всех уровней к проблемам научно-технического развития и инновационной деятельности способствует диверсификации экономики регионов с высоким уровнем специализации производства, подверженных большому риску при изменении конъ юнктуры рынка при наступлении экономических кризисов. Таким образом, обеспечение ре гионального инновационного развития – это не только экономическая, но и важная социаль но-политическая задача, требующая серьезного внимания со стороны правительства и регио нальных (муниципальных) органов власти.

Какова же эффективность региональной инновационной политики России? С количест венной стороны потенциал научно-исследовательского сектора (НИС) можно рассматривать либо как совокупность организационных, кадровых, финансовых и материально-технических ресурсов, используемых в инновационной деятельности, либо как результат накопления в НИС вещественных и нематериальных средств труда. Первый подход реализуется в стати стической отчетности, обладает несомненной привлекательностью ввиду бесспорности ис пользуемых показателей, но дает весьма неполную картину. Структура научно-технического цикла, если оценивать ее по соотношению затрат на технологические инновации и на ИР, остается неудовлетворительной. Это соотношений, отражающее спрос на результаты ИР, втрое меньше необходимого по условиям, диктуемым потребностями развития производства.

По имеющимся оценкам, оптимальная его величина близка к 27. Реальная же картина в 1995– 2003 гг. составляла от 0,37 до 0,81 (2003 г. – 0,72), и хотя обнаруживает тенденцию к росту, но крайне неустойчивую и слабую. Таким образом, со стороны спроса наука, несмотря на ее свертывание, остается избыточной. С другой стороны, материально-техническая база науки (прежде всего, научные приборы и оборудование), находится в катастрофическом состоянии.

За годы реформ основные фонды отрасли «наука и научное обслуживание» сократились бо Рассчитано по данным Росстата и МРЭТ России.

Гохберг Л. Национальная инновационная система России в условиях «новой экономики» // Вопросы экономики. – 2003. – № 3.

лее чем в 5 раз, а стоимость машин и оборудования – в десять раз. Несмотря на более чем двукратное снижение численности персонала, занятого ИР, техновооруженность труда в нау ке уменьшилась в 4,4 раза. Практически это означает, что российская наука не располагает вещественными средствами труда для сколь-нибудь масштабного продуцирования результа тов мирового уровня. В этом смысле показательны также следующие данные: лишь 9,3% отечественных промышленных предприятий можно считать инновационно активными, в то время как, например, в Ирландии таковых 75%;

в Германии – 65,8%;

в Канаде – 67,4%;

в Эс тонии – 38%;

Латвии – 35%;

Литве – 23%;

Польше – 18%8. Заметим, что при всей справедли вости этих выводов, остаются без внимания различия в темпах и пропорциях изменений НИС на уровне макрорегиональном (федеральных округов) и субъектов федерации – как в отно шении ресурсов, так и результативности ИР и инновационной активности. Анализ таких из менений позволяет выявить группы регионов и области деятельности, в которых даже в кри зисной ситуации сохранилась высокая продуктивность науки и удовлетворительный уровень использования результатов ИР. В литературе имеются попытки оценить инновационный по тенциал регионов. Так, в работе Л.И. Абалкина на основе балльной оценки и корреляционно го анализа ресурсов и результатов инновационной деятельности сделан вывод, что большин ство субъектов федерации «не располагает условиями для перехода к инновационному пути развития экономики»9. Исключение составляет группа из 11 субъектов федерации, в которую вошли центры сосредоточения научного потенциала, некоторые старопромышленные рай оны и две области (Воронежская и Калужская), чей высокий инновационный потенциал сформировался на основе оборонной промышленности.

Однако этот вывод нуждается в уточнении уже потому, что при осуществлении анализа не использованы важные показатели результативности ИР в инновационной деятельности, как количество заявок и патентов на изобретения, заявок и свидетельств на полезные модели, за траты на технологические инновации, поступления от экспорта и платежи по импорту техноло гий, наукоемкость регионов. Показательны также имеющиеся в литературе результаты анализа инновационной деятельности регионов России на основе индекса локализации науки10.

В мировой практике выработан и апробирован на практике ряд организационно экономических мер, способствующих интенсификации процесса регионального инновацион ного развития: осуществление специальных целевых программ на общегосударственном, региональном и местном уровнях;

прямые государственные субсидии и целевые ассигнова ния региональных (местных) органов власти;

местные налоговые льготы, направленные на стимулирование инновационной деятельности предприятий;

формирование научных парков и региональных центров передовых технологий;

создание инкубаторов малого бизнеса;

при влечение венчурного капитала;

мобилизация ресурсов частного сектора на решение задач регионального развития;

формирование предпринимательских сетей и кластеров;

совершен ствование информационной, коммуникационной, финансовой инфраструктуры;

организация управленческого консультирования предпринимателей и другие меры.

Вместе с тем, проводимая на практике региональная инновационная политика опреде ляется конкретными экономическими условиями. Поэтому не существует одного общего рецепта для применения различных инструментов ее реализации. Каждое государство и каж дый регион подходит к реализации этих задач с учетом существующих особенностей, тради ций, имеющихся ресурсов и потребностей. Таким образом, объективно существующая в рос сийской экономике задача необходимости перехода на инновационный региональный путь развития актуальна и подтверждается анализом и объективными статистическими данными.

Рогозин Н.К., Стриженко А.А. Роль технологических инноваций в экономическом росте пере довых стран. – Барнаул, 2010. – С. 126.

Абалкин Л.И. Инновационный путь развития для новой России. – М.: Наука, 2005.

Валеева Э.А. Объективная необходимость регионального инновационного развития // Про блемы повышения эффективности региона. – Красноярск, 2008. – С. 27.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.