авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«Вестник Пермского университета 2002 История Вып.3 ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЕ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Видимо, некоторая часть удмуртов этого региона влилась в состав этниче ской группы уральских марийцев. Переселенческий поток марийцев из Среднего Поволжья в поречье рек Сылва, Ирень, верховья р.Уфа был более мощный, чем поток удмуртов. Это привело к формированию обособленной этнической группы марийцев. До настоящего времени в марийской д.Юва (Красноуфимский уезд Пермской губернии, ныне - Красноуфимский район Свердловской области) уд мурты, проживавшие в прошлом компактно в одном конце деревни, сохранили этническое самосознание, язык, некоторые черты этнической культуры. Несколь ко удмуртских семей обосновалось в д.Верхний Бугалыш. В научной литературе эту группу удмуртов принято называть красноуфимскими удмуртами27. В данной группе удмуртов наблюдается интеграция с марийской культурой, трансформация этнического самосознания, что приводит к ассимиляционным процессам и рас творению удмуртов в среде доминирующего марийского населения.

Таким образом, можно считать, что к середине ХVIII в. закончилось массо вое переселение в Прикамье удмуртов из районов Приуралья, преимущественно южных районов современной Удмуртской республики. Активно протекали и адаптационные, консолидационные и ассимиляционные процессы. Результатом этих процессов явилось образование на территории Прикамья двух этнических групп удмуртов - в Осинском (буйские) и Красноуфимском (красноуфимские) уездах, а также ассимиляция части удмуртов пермскими татарами и башкирами в Тулвинском и Сылвенско-Иренском поречье.

Этническое развитие удмуртов Прикамья во второй половине ХVIII–ХIХ в.

характеризуется несколькими процессами. Удмурты, оформившиеся в компакт ные этнические группы - буйскую и красноуфимскую, сохраняли этническое са мосознание, язык, все основные черты традиционной культуры. Именно на этом этапе формируются основные этнокультурные особенности пермских удмуртов.

Важным фактором этнической стабильности, консолидации пермских удмуртов явилось сохранение и функционирование древних религиозно-мифологических представлений, системы общественных, в том числе окружных, молений. Про живание на периферии, в отрыве от основного этнического массива, привержен ность язычеству, отсутствие влияния христианства наряду с другими факторами способствовали сохранению ряда архаичных черт традиционной культуры.

Вместе с тем этническая культура удмуртов Прикамья развивалась в усло виях иноэтнического окружения. Буйские удмурты, находившиеся до начала ХIХ в. в окружении башкирского населения, восприняли некоторые элементы культу ры соседей, многие свободно владели языком башкир, часть удмуртов приняла ислам28. Такая же ситуация наблюдалась и в соседних районах Башкортостана, где удмурты также оказались в окружении татарского и башкирского населения 29.

С начала ХIХ в. в крае появилось русское население. Активные контакты с рус скими обусловили ряд культурных заимствований. Из всей закамской группы уд муртов удмурты Куединского района испытали наибольшее влияние со стороны русского населения. Численность удмуртов Осинского уезда в этот период по стоянно возрастала за счет естественного прироста населения. По материалам пя той ревизии (1795) в Осинском уезде насчитывалось 2100 удмуртов, к середине ХIХ в. их численность увеличилась до 3346 человек 30. В 1888 г. в Больше Гондырской волости проживало 5645 удмуртов, из них в деревнях, относящихся сейчас к Куединскому району, - 430431.

В конце ХIХ в. у буйских удмуртов складывается система национального образования, открываются первые национальные школы в с.Большой Гондырь, деревнях Кирга, Гожан, Кипчак. В это же время устанавливаются постоянные свя зи с удмуртами метрополии. Учителями в школах Больше-Гондырской волости Осинского уезда Пермской губернии были удмурты Казанской и Вятской губер ний.

Красноуфимские удмурты оказались в окружении марийского населения.

Их немногочисленность, дисперсное расселение, проживание с марийцами в од них поселениях способствовали восприятию удмуртами элементов марийской культуры при сохранении удмуртского этнического самосознания и языка 32. К сожалению, ни одна перепись населения не дает полного представления о чис ленном составе красноуфимских удмуртов.

В середине ХIХ в. в Южном Прикамье появляется еще одна удмуртская де ревня - Новые Калмияры (ныне - Куединский район Пермской области). Ее осно вали выходцы из д.Старые Калмияры Уфимской губернии (ныне - Татышлинский район Башкортостана).

Новый этап в этнической истории удмуртов Пермского Прикамья начина ется после 1917 г. Особенность его заключается в появлении городского удмурт ского населения, массовой ситуационной миграции удмуртов из различных рай онов Удмуртии и Северной Башкирии в Пермскую область, активизации ассими ляционных процессов, повлекших за собой растворение части удмуртов в русском этносе Прикамья 33.

Удмуртское городское население появилось в Прикамье только в начале ХХ в. В 1920 г. городских удмуртов было 16, из них 3 проживали в г.Оса, 13 - в г.Пермь34. По переписи 1989 г. 35 51% удмуртов Пермской области (32756 чело век) составляло городское население. Крупные городские диаспоры удмуртов сложились в городах Перми (8574), Чайковском (3157), Березниках (1178), Чер нушке. Формирование удмуртского городского населения происходило как за счет удмуртов-переселенцев из районов республик Удмуртия, Башкортостан, так и за счет выходцев из мест традиционного проживания удмуртов на юге Перм ской области (Куединский район). Пермскую городскую диаспору удмуртов со ставили преимущественно выходцы из северных районов Удмуртии, диаспору Чайковского - выходцы из центральных и южных районов Удмуртии. Основу удмуртов г.Чернушка образовали выходцы из северных районов Башкортостана.

Фактором, активизирующим миграцию, было строительство крупных промыш ленных предприятий, требующих значительного притока рабочей силы.

В сельские районы Прикамья удмурты мигрировали преимущественно из районов Удмуртии и Башкортостана. Большое число удмуртов в разные периоды осело в пограничных районах Пермской области и республики Удмуртии - Чай ковском (по переписи 1989 г. - 378 человек), Больше-Сосновском (525), Вереща гинском (966). Значительное число удмуртов проживало в 1989 г. в Пермском районе (1664).

В 1970-1980-е гг. большая удмуртская диаспора формируется в Чернушин ском районе (в 1989 г. в г.Чернушка и Чернушинском районе проживал 1951 уд мурт). Строительство города Чернушка, становление здесь нефтедобывающей промышленности, наличие рабочих мест и развитая социальная инфраструктура на селе были основными факторами массового притока удмуртов из Янаульского и Татышлинского районов Башкортостана, Куединского района Пермской облас ти. Сельское удмуртское население появляется в деревнях Рябки, Ореховая Гора, Ананьино, Ивановка и др.

Этнокультурное развитие куединских (буйских) удмуртов в ХХ в. во мно гом обусловлено сложными социально-экономическими изменениями, происхо дящими в государстве. Коллективизация привела к разрушению традиционного хозяйственного уклада, новые идеологические установки - к запрещению общест венных религиозных ритуалов - молений. Начавшийся в 1960-е гг. процесс урба низации вызвал миграцию удмуртов в города. Так, если в 1959 г. в Куединском районе проживало 8840 удмуртов, то в 1989 г. их насчитывалось только 5442 36.

Однако куединские удмурты сохранили свою этническую территорию, процесс укрупнения деревень в 1960-1970-е гг. не привел к исчезновению старых удмурт ских поселений, социальные связи внутри группы (которые уже не поддержива лись системой общественных молений) не разрушились. В советское время про должалось преподавание в некоторых школах родного языка. Более активными стали культурные контакты с Удмуртией.

Современная этнокультурная ситуация в Прикамье характеризуется нали чием двух тенденций в протекании этнических процессов у удмуртов. В Куедин ском районе они сохраняют многие черты традиционной этнической культуры, в 1990-е гг. наметились тенденции развития национального образования и культу ры. Предпринимаются попытки восстановить традиционные моления с жертво приношениями (с.Кирга, д.Кипчак). Около 10 лет назад на съезде удмуртов Куе динского района был создан культурный центр удмуртов этого района.

Этнокультурное развитие удмуртов Чернушинского района отличается двойственностью этнокультурных процессов. С одной стороны, протекают асси миляционные процессы, чему способствует дисперсное проживание удмуртов в районе, чаще всего в одних поселениях с русскими (деревни Ореховая Гора, Ананьино, Рябки), чувашами (д.Ивановка). Молодежь не везде владеет родным языком. С другой стороны, сохраняются многие элементы традиционной культу ры, в том числе национальный костюм. Это происходит благодаря активным со циальным связям (общение с родственниками, участие в семейных и обществен ных обрядах) с местами выхода переселенцев (деревни Куединского района Пермской области, Янаульского и Татышлинского районов Башкортостана). По казателем роста этнического самосознания, консолидационных процессов черну шинских удмуртов является создание в последние годы культурного центра уд муртов района.

Удмурты других районов области расселены дисперсно, поэтому они ак тивно интегрируют в инокультурную среду, утрачивают многие этнические при знаки, в том числе и язык. Удмурты г.Перми, самая многочисленная диаспора го родских удмуртов, до сих пор не заявили о себе. В течение нескольких лет ста вился вопрос о создании областного культурного центра удмуртов, однако его возникновение зависит от активности пермской городской диаспоры удмуртов.

Примечания Черных А.В. Буйские удмурты. Пермь, 1996. С.3.

Садиков Р.Р. Из истории возникновения деревень закамских удмуртов // Про блемы межэтнических взаимодействий в сопредельных национальных и администра тивных образованиях (на примере региона Среднего Прикамья): Тез. докл. Сарапул, 1997. С.92-93.

ГАПО. Ф.177, оп.1, д.1944, л.171;

Садиков Р.Р. Из истории возникновения...

С.92-93.

Там же. Ф.177, оп.1, д.1944, л.7.

Там же. Л.54 об.

Там же. Л.170 об.

Там же.

Карта Осинского уезда 1792 г. Пермский областной краеведческий музей (ПОКМ). №427.

Атаманов М.Г. Из истории расселения воршудно-родовых групп удмуртов // Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1982. С.89-126;

Он же. Удмуртская оно мастика. Ижевск, 1988. С.27-42.

Полевые материалы, собранные в Куединском районе в 1991- 1997 гг. (де ревни Большой Гондырь, Малый Гондырь, Верхний Гондырь, Кипчак, Союз, Кирга, Кипчак, Гожан, Барабан, Удмурт-Шагирт).

Атаманов М.Г. Размещение воршудно-родовых групп // Микроэтнонимы уд муртов и их отражение в топонимии. Ижевск, 1980. С.100-102;

Кельмаков В.К. К исто рии удмуртов правобережья Вятки // Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1982. С.128-129;

Черных А.В. Буйские удмурты. С.7.

Полевые материалы, собранные в Куединском районе в 1996 г. (д.Татарские Чикаши).

Ар, арлар - так татары и башкиры Бардымского района называют удмуртов.

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1997 г.

(с.Константиновка, от Хасановых Хемета, 1918 г.р., и Каримы, 1923 г.р.).

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1997 г. (с.Елпачиха, от Кунакаевой М.С., 1928 г.р.).

Асфандияров А.З., Асфандиярова К.М. История башкирских сел Пермской и Свердловской областей. Уфа, 1999. Вып.8. С.77.

Там же. С.91.

Садиков. Р.Р. Указ. соч. С.92-93;

Черных А.В. Буйские удмурты.

Черных А.В., Плюхин А.А. К вопросу о формировании тулвинских татар и башкир // Научно-информационный вестник истории и этнографии татарского населе ния Урала. Екатеринбург, 1999. №1. С.27-35;

Черных А.В. Традиционный народный календарь татар и башкир Прикамья в конце ХIХ - начале ХХ вв. // Научно информационный вестник истории и этнографии татарского населения Урала. Екате ринбург, 1999. №1. С.57-77.

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1998 г. (д.Усть-Ашап, от Алешкиной Н.Г., 1927 г.р.).

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1998 г. (д.Усть-Ашап, от Алешкиной Г.М., 1915 г.р.).

Карта Осинского уезда 1792 г. ПОКМ. №427.

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе (д.Усть-Ашап, от Алешкиной Назихи, 1927 г.р.).

Материалы по истории деревень пермских татар (по полевым данным, соб ранным Ю.Г.Мухаметшиным) // Пермские татары. Казань, 1983. С.155.

Чагин Г.Н. Этнокультурная история Среднего Урала в конце ХVI – первой половине ХIХ в. Пермь, 1995. С.46.

Там же. С.47.

Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. Этнография удмуртов. Ижевск, 1991.

C.15.

Черных А. В. Буйские удмурты;

Он же. Межэтнические взаимоотношения в Южном Прикамье (на примере календарной обрядности куединских удмуртов) // На циональный вопрос в прошлом, настоящем и будущем России. Пермь, 1995. С. 165 167;

Он же. Миссионерство среди народов Прикамья // Христианское миссионерство как феномен истории и культуры: Материалы международной научно-практической конференции 1996 г. Пермь, 1997. Т.1. С.83-91;

Он же. Этническая история куедин ских удмуртов по материалам традиционного костюма // Материалы 1 Всероссийской конференции финно-угроведов. Йошкар-Ола, 1995. С.188;

Он же. Этнический состав населения и особенности расселения в южном Прикамье в ХVI - первой четверти ХХ вв. // Этнические проблемы регионов России: Пермская область. М., 1998. С.39 113.

Христолюбова Л.С., Миннияхметова Т.Г. Удмурты Башкортостана (история, культура, современность). Уфа, 1994.

Чагин Г.Н. Указ. соч. С.74-75.

Тезяков Н.И. Вотяки Больше-Гондырской волости // Земский врач. 1881.

№ 40.

Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. Указ. соч. С. К сожалению, этнические процессы, протекавшие у народов Прикамья в со ветский периода до настоящего времени не получили освещения в научной литерату ре, не выявлен круг источников по данной проблеме, что затрудняет проведение дан ного исследования.

Итоги Всероссийской переписи 1920 года по Пермской губернии. Пермь, 1921;

Статистический сборник на 1923 г. Оханск, 1923.

Материалы переписи опубликованы в кн.: Межэтнический мир Прикамья. М., 1996. С17-21.

Черных А.В. Буйские удмурты. С.6.

THE ETHNIC HISTORY OF THE UDMURTS IN PERM PRIKAMYE OF THE XVI-XX CENTURIES A.V. Chernikh The article represents the characteristics of the formation of Bouy and Krasnoufimsk Udmurts as well as their interaction with Tatars and Bashkirs in the areas of Sylva, Iren and Tulva rivers.

Вестник Пермского университета 2002 История Вып. ПРАВОСЛАВИЕ В ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ СОЛИКАМСКА В XVII - НАЧАЛЕ XX ВЕКА Г.Н.Чагин Выявляется глубокая традиционность православия у населения Соликамска – одного из древних городов Урала. Раскрывается право славная символика городского пространства, традиции крестных ходов, подвижничества и благочестия в системе духовно-нравственных ценно стей.

Первые храмы и приходы Что касается возникновения первого православного храма на месте Соли камска как городского поселения, то об этом никаких точных сведений в пись менных источниках не сохранилось. Но если учесть, что в первой половине XVI в.

Соликамск развивался не только как хозяйственный, но и как административный центр, способствовавший защите и объединению верхнекамских земель, на кото рых христианизация коренного, коми-пермяцкого, населения началась в 1462 г., то можно предположить, что православный храм в это время в нем обязательно имелся.

Первые храмы, как известно, строились с целью распространения правосла вия и утверждения русской государственности на Урале, когда в 1472 г. верхне камские земли вошли в подчинение московских князей. Руководящее положение Москвы на новых землях закреплялось благодаря деятельности не только первых наместников и воевод, но и московских митрополитов и патриархов.

Соликамск, в который стекались выходцы из городов, погостов и деревень Северной Руси, стал хранителем многих сокровищ древнерусской архитектуры, иконописи, декоративного искусства. Изучая их, не следует забывать, что Верхнее Прикамье в своем развитии ориентировалось в XVI-XVII вв. на Русский Север и прообразы его сокровищ имеют истоки в культуре Великого Устюга, Сольвыче годска, Тотьмы, Вологды, Каргополя.

Большим подспорьем в изучении храмоименований и православных прихо дов служат материалы, включенные в 1624 г. в описание Соликамска. К этому времени Соликамск превратился не только в экономический и административный центр Верхнего Прикамья. В нем сосредоточивались культурные связи европей ских и азиатских городов России, он же стал центром развитой торговли, ремесла, строительства. Но в первой половине XVI в. Соликамск строился еще из дерева.

Храмы и крепость, рассчитанная на оборону, вполне соответствовали ходу разви тия русского деревянного зодчества. Высокий экономический и культурный ста тус города и частые пожары в конечном счете обусловили необходимость камен ного строительства, начало которому было положено во второй половине 1680-х гг.

Значительное внимание уделил истории храмов и в целом православной культуре Соликамска видный церковный деятель Пермской епархии А.М.Луканин (1821-1889), выполнявший обязанности благочинного Соликамско го уезда и священника Свято-Троицкого собора г.Соликамска (1848-1853). Его труд «Церковно-историческое и археологическое описание г.Соликамска» (1882), © Г.Н.Чагин, написанный в значительной степени на основе церковных архивов, которые впо следствии оказались утраченными, остается непревзойденным источником.

Обратимся к православным символам Соликамска, запечатленным в дере вянных храмах XVI-XVII вв. К 1624 г. в Соликамске существовали два собора, три приходские и две монастырские церкви.

Величественно выглядел летний Свято-Троицкий собор. Основной шатро вый храм во имя Святой Троицы с приделом, посвященным святителю Николаю Чудотворцу, размещался на одном ярусе. Другая часть собора состояла из двух этажей: вверху – престол во имя святого Иоанна Предтечи, внизу – во имя святых мучеников Бориса и Глеба. Зимний собор во имя Стефана Великопермского был небольшим, он не имел приделов.

Приходские церкви строились с несколькими зимними и летними придела ми. Церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы имела приделы в честь свя той мученицы Параскевы Пятницы и Рождества Христова. Шатровая церковь во имя Климента папы Римского включала придел в честь страстотерпца Христова Георгия и зимний храм на нижнем ярусе во имя святого пророка Ильи. Двухэтаж ной же выглядела Архангельская церковь, в которой престол во имя Архангела Михаила находился внизу, а престол во имя Спаса Нерукотворного образа – ввер ху. Основной храм Вознесенского монастыря посвящался Вознесению Господню, а придел его – Благовещению Пресвятой Богородицы. Над святыми воротами воз вышалась церковь во имя Михаила Малеина1.

По сведениям 1624 г. в семи соликамских храмах имелось пятнадцать ос вященных престолов. Их именования можно объединить в следующие группы.

Один престол посвящался Святой Троице, три – событиям из жизни Иисуса Христа (Рождество, Вознесение, Спас Нерукотворный), один – Богородице, де сять – святым (Николай Чудотворец, Иоанн Предтеча, Борис и Глеб, Стефан Ве ликопермский, Параскева Пятница, Климент папа Римский, Георгий Победоно сец, пророк Илья, Архангел Михаил, Михаил Малеин).

Среди соликамских иконостасов начала XVII в. наиболее полным являлся четырехярусный иконостас Свято-Троицкого собора. Его «двери царские и север ные», «деисус, праздники и пророки» были написаны «на золоте» 2.

В деревянных храмах, судя по описи 1624 г., преобладали иконы Богомате ри разных иконографических вариантов, но чаще образ Богоматери Одигитрии, а также иконы Спаса Нерукотворного, Николая Чудотворца, Архангела Михаила, Троицы. Самым богатым собранием икон обладал Свято-Троицкий собор. В нем одним из лучших являлся образ Живоначальной Троицы. Как сообщается в описи 1624 г., он был «обложен серебром басменным, а у него прикладу пять венцов серебряные, сканые с финифты золочены, в одном венце три ренья жемчужные в низку большим и мелким жемчугом, а в двух венцах раковины и винисы, да три цаты с каменьем же, да цата низана жемчугом, да пять гривен серебряных, да гривна витая, пелена червчатая, камка низана жемчугом»3. Окладами украшались еще три особо чтимых иконы – Богородицы Неопалимой купины, Богородицы Одигитрии, Николая Чудотворца. Образ живописный в окладе чаще всего харак теризуется в описи так: «обложен серебром басменным, золочено», «образ оклад ной басменной».

Чтимые иконы помимо окладов украшали венцами (нимбами), цатами, гривнами, серьгами, крестами, камнями и ризами, шитыми жемчугом, золотыми и серебряными нитями. Иногда на одной иконе висело до шести венцов и десяти гривен, например, так было в церкви Архистратига Михаила. Об украшениях со хранилось в описи 1624 г. много сведений. Венцы и серьги часто выделялись цветными камнями, финифтью, шейные гривны серебряные и золоченые дела лись витыми, цаты с гравировкой подвешивались к венцам на цепочках. В благо дарность за выздоровление некоторые иконы украшались привесками, изобра жавшими руки, ноги, глаза.

В убор икон входили покровы и пелены. В описи названы «пелена червча тая камка низана жемчугом», «пелена шита разными шелки по червчатой камке, опушена камкою желтой», «пелена дороги лазоревы, опушена зенденью желтою»

и др. Драгоценными являлись подвесные пелены с лицевым шитьем, которые повторяли живописный вариант образа. О таком редком произведении собора Стефана Великопермского в описи 1624 г. читаем: «… пелена атлас бел, на ней шит образ Николы Чудотворца» 4. В обычае было возлагать покров по верху ико ны, а пелену подвешивать сзади или по нижнему краю ее так, чтобы она свисала до пола. Кроме того, некоторые иконы помещались в резные киоты.

Традиция украшения икон в православии давняя, она известна еще в Визан тии. Заступничество икон обязательно предполагало подношение им драгоценных окладов, привесок и пелен.

Особо влияли на духовную жизнь населения города и паломников иконы, прославившиеся чудотворениями. Почетом пользовались нерукотворные образы Сретения и Спасителя, которые до помещения в храмы (первый – в Спасскую церковь, а второй – в Свято-Троицкий собор) пребывали, как гласило местное предание, в уцелевшей башне крепости города. В истории города был случай:

пришли разграбить его сибирские татары, и для защиты от них выставили оба об раза. Враги приняли их за больших настоящих воинов (лики их были написаны в ненатуральную величину) и со страху убежали. С тех пор в народе эти образы стали называть башенными.

Сначала в церкви Успения, затем в церкви Параскевы Пятницы и еще позд нее в Воскресенской церкви (названные церкви возводились на месте сгоревших) находилась чудотворная икона Параскевы Пятницы, в календарный день которой в городе справлялся главный праздник и проводился крестный ход.

Почиталась икона Сретения Господня, пребывавшая на аналое в Свято Троицком соборе. Икона имела небольшие размеры. Вокруг сцены Сретения изо бражались двунадесятые праздники. По описанию А.М.Луканина, благочестивые почитатели украсили икону серебряной ризой с позолотой. История обретения этого образа рассказывалась в тексте на дощечке, которая, как сообщает А.М.Луканин, до 1853 г. хранилась при иконе. Текст свидетельствовал, что «сей чудотворный образ Сретения Господня нашего Иисуса Христа явился в городе Соликамске под соборною церковью в кладовой палатке через показание света июля 4 дня 1726 года»5.

Издавна почитался аналойный складной образ Святителя Николая в Свято Троицком соборе. История этого образа возводилась к событиям взятия Иваном IV Казани в 1552 г. Когда царь подошел к Казани, соликамцы обратились к нему с просьбой помочь защитить их город от вражеских набегов сибирских народов. Но вместо войска царь пожаловал просителям икону Святителя Николая.

Получив благословение, они привезли ее в Соликамск и поместили в Свято Троицкий собор. У жителей Соликамска сформировалось представление о помо щи иконы в защите города сначала от врагов, а затем и от любых несчастий. Ико на хранилась в соборе до тех пор, пока его не стали разорять во второй половине 1920-х гг. Каким-то чудом она уцелела и попала в созданный в 1929 г. Соликам ский краеведческий музей. К сожалению, в наше время этой святыни в городе нет. В 1965 г. икона была взята из Соликамска на реставрацию в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (Москва) и там остается до сих пор. Хочется надеяться, что образ Святителя Николая Чудотворца явится на свое прежнее место.

На редкий и уникальный своей историей появления и художественным уб ранством образ Святителя Николая Чудотворца обратил внимание А.М.Луканин, и его наблюдения, оставленные в письменном виде, являются очень ценными. Но ранним источником, назвавшим этот образ, явилось описание икон соликамских храмов в писцовой книге 1624 г. В ней сказано: «Образ на налое Николы Чудо творца в киоте обложен серебром чеканным, венец и цата чеканные ж золочены, в венце ж яхонт лазорев невелик, да в два лала, да в цате бирюза, да две винисы, да прикладу два золотых обнизано в две нити жемчугом средним, на притворах пи саны господские праздники, обложены серебром басменным;

пелена отлас бел, на ней шит образ Николы Чудотворца, кругом пелены обнизано жемчугом средним.

Пред образами свеча неугасимая в медной лампаде»6.

Сопоставляя эти данные с образом Святителя Николая Чудотворца Свято Троицкого собора, А.М.Луканин увидел в последнем отступления от письменного варианта не во внешнем виде, а в деталях: «… камни все кажется одной породы, но какие именно, сказать не можем;

они суслянаго и темно-коричневаго цвета;

яхонта в венце и бирюзы в цате нет: вероятно, они выпали и затеряны и впослед ствии заменены другими. На притворах писаны не господские праздники, а изо бражены обстоятельства из жизни святого. Створки обложены не басменным се ребром, а обронным золоченым;

вероятно, басменный оклад на створках, как со стоящий из весьма тонких листов, попорчен и заменен новым. Неугасимая свеча перед образом показывает, что образ этот был в особенном почтении. Он невелик, четверти в полторы. Вокруг него чеканный серебряный позолоченный оклад или кайма, а поле, не закрытое венцом и цатой, покрыто серебряными позолоченными листами;

венец и цата серебряные чеканные золочены» 7.

Аналойный образ Святителя Николая Чудотворца помещался в резном створчатом киоте с богатыми украшениями: серебряными позолоченными листа ми и накладками, бархатом, живописью. Драгоценным украшением до 1853 г. яв лялась шитая лицевая пелена, которая была описана в 1624 г. На ней вокруг об раза Николая Чудотворца размещался вышитый шелком тропарь Святителю.

Причем текст, по наблюдению А.М.Луканина, был тем вариантом, который со хранялся в неисправленных, дониконовской печати, книгах: «Правило вере и об раз кротости, воздержанию учителя яви тя Господь стаду твоему, яже и вещем истинна, сего ради стяжав смирением высокая…»8.

Икону Святителя Николая Чудотворца А.М.Луканин считал древней и именно той, которую пожаловал Соликамску Иван IV Грозный под Казанью.

В начале XX в., как и в предыдущее время, в Соликамске не забывали пре столы деревянных церквей, которых город лишился из-за частых пожаров. В Свя то-Троицком соборе после литургии служили молебен Введению Пресвятой Бо городицы и мученикам Борису и Глебу. Деревянная соборная церковь просуще ствовала с 1673 по 1688 г. Престол в честь Бориса и Глеба размещался в старом Свято-Троицком соборе и сгорел в пожаре 1688 г. В Воскресенской церкви чтили Успение Богородицы, святую мученицу Параскеву Пятницу, святых Гурия и Вар санофия Казанских. Престолы им освящались в церквях, стоявших на месте Вос кресенской церкви. Церковь Успения Богородицы горела несколько раз и оконча тельно сгорела в 1659 г. Церковь в честь святых Гурия и Варсанофия просущест вовала с 1669 по 1688 г. В Богоявленской церкви почитали святого Климента папу Римского, святого пророка Илью и святого великомученика Георгия. Богоявлен ской церкви предшествовала церковь святого Климента папы Римского (просто яла до 1673 г.) с приделами святым Илье и Георгию. Помимо того, в местном ряду Богоявленской церкви поместили большую икону святого Климента папы Рим ского. Примеры почитания утраченных престолов свидетельствуют о прочной исторической традиции Соликамска.

Проявления религиозности В наше время религиозностью принято считать комплекс проявлений пра вославных традиций в общественной и частной жизни, в поведении и самовыра жении личности. Участие в храмовом богослужении, обращение к Священному Писанию, служебной и учительной литературе, соблюдение постов и участие в паломничестве служат показателем большей или меньшей воцерковленности лю дей. Рассмотрим примеры проявления населением Соликамска религиозности и народной нравственности, постоянно оценивающиеся вероучением.

Посты Большое значение жители Соликамска придавали постам как возможности духовного очищения. Постились так, как было заведено церковью издавна, хотя и с некоторыми отступлениями от правил. У пожилых людей и особенно женщин в обычае было поститься не только в среду и пятницу, но и в понедельник. Поне дельничали по обету, данному по случаю избавления от болезни, а иногда в целях духовного совершенствования. Посты соблюдались еще во время семи городских крестных ходов. Были случаи, когда благодаря посту останавливали гибель до машней скотины. Признавалось, что в день крестного хода из Соликамска в при городное село Городище пост обеспечивал более прочное соединение людей с молитвой.

Паломничество. Крестные ходы У православных Соликамска развилась традиция местного, внутреннего па ломничества. Истоки ее следует искать в том времени, когда Соликамск заявил о себе как духовный центр верхнекамских земель и русские святыни становились в нем более почитаемыми. Несомненно, на это время пришлось строительство мно гих храмов и распространение местного подвижничества.

Остановимся на наиболее ярких особенностях городских крестных ходов, являвшихся в течение нескольких веков самым массовым выражением религиоз ности населения и фактором укрепления веры. Самое подробное описание соли камских ходов составил А.М.Луканин в пору своей настоятельской деятельности в Соликамске в 1848-1853 гг. Соликамские крестные ходы представляли собой народные шествия со священными предметами и молебнами, возглавляемые на стоятелем Свято-Троицкого собора, в особо почитаемые места города и его бли жайшей округи. Наблюдались их тесная связь с датами церковного календаря, четко выраженное почитание защитников города, павших в конце XV-XVI в. от набегов сибирских отрядов, объединение сакрального пространства города и его сельской округи. Благодаря своим ярким храмам и святыням Соликамск в народ ном восприятии становился местом спасения Церкви до Страшного суда, части цей Святой Руси на Урале.

Наиболее почитаемым в Соликамске был образ святой Параскевы Пятни цы. Ей посвящался престол в деревянной Успенской церкви. Не случайно разме щение иконы Параскевы Пятницы в Воскресенской церкви, построенной в 1752 г.

на месте деревянной. В православной традиции Параскева Пятница признавалась покровительницей города и торговли. День ее чествования приходился на девя тую пятницу по Пасхе и совпадал с межсезоньем в хозяйственном календаре: ве сенние полевые работы заканчивались, а летние еще не начались. В этот день го родским и сельским жителям удобно было заниматься торговыми делами, а церк ви – проводить крестные ходы с целью охватить сакральным действием пять мест погребения защитников города, соотнеся спасение города от вражеских нападе ний с покровительством Параскевы Пятницы.

Затруднительно назвать дату первого крестного хода в день Параскевы Пятницы. Ее не смог установить и священник А.М.Луканин. Он отдавал предпоч тение исторической памяти «о положивших живот свой за веру и отчизну»9. Пав шие за город, по словам летописцев, изначально воспринимались защитниками не только города, но и «острова спасения православия» на уральской земле. Оче видно, этот обычай возник по инициативе местного духовенства после третьего сожжения Соликамска в 1581 г. сибирским отрядом во главе с пелымским князем Кихеком.

Впоследствии обычай хождения с крестом был благословлен епископами Вологодскими и Великопермскими, под покровительством которых Соликамск стал пребывать с 1585 г. Попытка перенесения крестного хода с пятницы девя той недели по Пасхе на воскресенье этой же недели, которая предпринималась в начале XVIII в. епископом Вятским и Великопермским Дионисием (к новому епархиальному центру в г.Вятке Соликамск стал относится с 1657 г.), оказалась безуспешной. Народ и духовенство не приняли официально узаконенный новый срок проведения крестного хода и даже компромиссное решение, разрешающее чествовать Параскеву Пятницу в ее день без хождения с крестом по городу, и по требовали в 1719 г. вернуться к старой дате, ссылаясь на обет предков.

Накануне девятой пятницы в Соликамск стекались жители ближних и дальних мест Соликамского и Чердынского уездов. Съезжались с товарами куп цы, готовились местные торговцы. Из чердынского села Ныроб несли чудотвор ный образ Святителя Николая, а из пригородного села Городище – явленную ико ну Знамения Божией Матери. Обе иконы влияли на чин праздничных богослуже ний, расширяли символическое пространство города, подчеркивали значение Со ликамска как важного православного центра Верхнего Прикамья, что, несомнен но, усиливало сходство города с другими признанными центрами православия.

Подготовка к крестному ходу и церемония его проведения включали не сколько статей. Под статьями в богослужении понимались службы и каноны, ко торые исполнялись в честь святого или праздника. Святые, поминаемые в статьях, подбирались в соответствии с символами мест, где проходил крестный ход. Обя зательно включалась статья в честь праздника Параскевы Пятницы.

В четверг перед вечерней службой духовенство в сопровождении прихожан под звон колоколов выходило на окраину города совершить церемонию встречи выносных икон из сел Ныроба и Городища. Иконы приносились в Свято Троицкий собор, и начиналось всенощное бдение – богослужение, состоящее из вечерни, утрени и первого часа. Оно длилось целую ночь и поэтому названо все нощным бдением или бодрствованием. Каждый прихожанин стремился не про пустить молебны в честь Богоматери, Николая Чудотворца и Параскевы Пятни цы. Рано утром в пятницу в соборе и во всех приходских церквях, за исключением Воскресенской, стоящей рядом с собором, начиналась литургическая служба. По ее окончании в собор приходило все духовенство города.

Крестный ход начинался с выноса икон, принесенных в Соликамск. Про цессия подходила к каждой церкви города, останавливалась у алтаря для литийно го (общего, усиленного) богослужения с чтением Евангелия в честь храма и после осенения города крестом и освящения его водой следовала к другой церкви.

При окончании крестного хода обязательно исполнялась стихира Параскеве Пят нице.

Завершался крестный ход у Свято-Троицкого собора благодарственным молебном Господу Богу за спасение города от вражеских нашествий. И хотя про цессия не приближалась к могилам защитников города, как это было в других ше ствиях, темой из истории города крестный ход заканчивался. В целом Соликамск уподоблялся единому храму, в котором происходило собирание отдельных при ходов. Соборное городское богослужение сближает Соликамск с другими рус скими городами10. Соликамский соборный крестный ход признавался лучшим средством от напасти. По времени проведения, массовости и по выражению бла годарности Богу его можно отнести к категории празднично-благодарственных крестных ходов.

Праздничный день в честь Параскевы Пятницы завершался литургической службой в Воскресенской церкви перед ее образом, который находился здесь по стоянно, в присутствии приносных сельских икон.

Почитание икон из сел Ныроба и Городища продолжалось на следующий день в приходских церквях. Были случаи, когда благочестивые прихожане уноси ли иконы из церквей в свои дома и устраивали почитание аналогично церковно му, со всенощным бдением. Значение икон было велико и для сельских жителей.

Так, икону святителя Николая возвращали не прямо в Ныроб, а совершив крест ный ход через многие села Соликамского уезда, во время которого ее заносили в храмы и дома. При встрече с иконой жители нередко восклицали: «И еще Господь сподобил нас дождаться отца Николая» 11.

В Соликамске регулярно справлялся поминальный крестный ход в Семик – в четверг седьмой недели по Пасхе. Семик, как известно, являлся главным днем поминовения умерших у населения Северного Прикамья, таковым он остается во многих места и в наши дни 12. Причем, следуя традиции, в Семик обязательно по минали умерших неестественной смертью, так называемых заложных покойни ков13.

Интересны подробности этого крестного хода. Под благовест жители со бирались в соборе, затем во главе с настоятелем собора посещали пять историче ских могил города. Сначала процессия направлялась на кладбище, где поминали «православных воинов и всех за веру и отечество живот свой положивших»14.

Далее участники крестного хода шли к могиле, находящейся в огороде городского жителя, оттуда – к могилам вблизи Богоявленской, Воскресенской и Спасской церквей. Все шествовали со свечами. На могилах или невдалеке от них (некото рые места захоронений были заняты строениями) совершались литийные бого служения. В Спасской церкви погибших поминали поименно, поскольку в ней имелась доска с именами воинов. Отсюда крестных ход направлялся к последней могиле, находившейся за городом, и возвращался в Свято-Троицкий собор.

Надо полагать, что традиция почитания воинов и всех погибших за город возникла уже в XVI в., когда на него прекратились набеги неприятелей из Сиби ри. И то, что крестный ход закрепился за Семиком, обусловлено, как уже отмеча ли, древней православной традицией – воины погибли действительно неестест венной смертью. Аналогичное коллективное поминовение совершалось и в со седнем городе Дедюхино 15.

Следующий крестный ход устраивался 8 июля в честь явления иконы Зна мения Божией Матери, которая, как святыня, хранилась в церкви села Городище.

Как известно, ее приносили в Соликамск на праздник Параскевы Пятницы. Вы носную икону принято было оставлять в Соликамске до 8 июля – дня явления иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани (летняя Казанская) и святого вели комученика Прокопия. В этот день, когда многие православные организовывали коллективное посещение полей, икону Знамения Божией Матери несли крестным ходом в с. Городище, заносили в храм, посвященный ей, а оттуда после литурги ческой службы доставляли на место явления, которое находилось в лесу на рас стоянии 6 верст. В часовне, поставленной на месте явления, именуемого в народе логами, совершалось благодарственное моление Богородице, водоосвящение, за тем процессия возвращалась в храм с. Городище. Этот крестный ход, если судить по времени освящения в с. Городище первого храма в честь Знамения Божией Матери, впервые мог быть организован в середине XVII в.

Еще один крестный ход в честь Богородицы совершался 8 сентября из Со ликамска в пригородное село Усть-Боровское. Он был приурочен ко дню Рожде ства Богородицы, которой в местном храме посвящался главный престол. Какие либо святыни во время крестного хода не почитались. Крестный ход имел исклю чительно праздничный характер.

Праздничным являлся крестный ход, совершаемый в день святого Георгия, 23 апреля, жителями Соликамска в пригородную деревню Попово. О времени и причинах его учреждения ничего неизвестно.

Примером преображения народных оградительных хождений в проситель ные крестные ходы явился самый поздний по времени учреждения крестный ход, совершаемый в Соликамске на неделе всех святых из Свято-Троицкого собора в часовню святителя Николая, находящуюся на окраине города. Эту часовню жите ли назвали башенною, поскольку она была воздвигнута на месте долго стоявшей городской оборонительной башни. В 1828 г. город основательно пострадал от урагана, а люди, оказавшиеся во время его на улице, по словам очевидца, «пере носимы были ветром на дальнее расстояние, как древесные листья» 16. После ли тургии в соборе по поводу этого бедствия жители города шли к часовне святите ля Николая на молебен Спасителю, Божией Матери, Николаю Чудотворцу, затем направлялись на солеваренные заводы, также немало пострадавшие от урагана, и совершали еще один благодарственный молебен. Жители Соликамска были уве рены, что после крестного хода город будет защищен от пожаров.

К сожалению, у нас нет источников для реконструкции бытовых сторон крестных ходов. При наличии их можно было бы более полно показать народное представление о паломничестве – подготовку к нему, бытовую атрибутику, кос тюм, питание, поведенческие нормы для людей разных сословий и даже проявле ние наряду с религиозностью признаков этнического свойства. Благодаря этому, несомненно, заявленная тема выглядела бы более содержательной.

Паломники, как известно, не могли не считаться с приходской общиной, в которой они состояли или к святыням которой они приходили. Приходская об щина могла участвовать и в организации паломничества – собирать паломников, материально поддерживать, духовно наставлять и принимать их. Происходило и духовное общение прихожан и паломников. Поэтому взаимоотношения приход ской общины, приходского духовенства и паломников могли бы тоже стать пред метом изучения.

Монастырское подвижничество. Мирское благочестие Первым появился в Соликамске мужской Вознесенский монастырь. В 1775 г. по распоряжению Священного Синода в него перевели из с. Пыскор Соли камского уезда упраздненный Спасо-Преображенский мужской монастырь. Дей ствовал в Соликамске и Архангельский женский монастырь, но он сгорел в пожа ре 1632 г. и не был восстановлен.

В Соликамске широкую известность благодаря своим духовным устроени ям приобрела Евдокия Никифоровна Щепоткина. Ей удалось в память о муже, занимавшемся в Соликамске торговыми делами и солеварением, начать строи тельство в 1683 г. Спасо-Преображенского женского монастыря. Она торопилась с открытием монастыря, поскольку видела его не столько местом своего душев ного спасения, сколько «собранием общежительного жития инокинь», вынуж денных обитать по домам в связи с запустением Архангельского монастыря после пожара.

Завершить строительство двух церквей в 1692 г. помогали воевода И.И.Нарышкин, посадские и иногородние люди. Основательница монастыря была пострижена в мантию с именем Мелании и оставалась насельницей монастыря до 1723 г. Вместе с ней сестрами монастыря стали родственницы Евфимия и Матро на Щепоткины. Почему-то Евдокия Щепоткина отказалась быть настоятельницей монастыря. Она ходатайствовала перед архиепископом Вятским Ионою о том, чтобы назначить на пост игуменьи Канетолину, в которой видела способность развить монастырскую обитель. Внимательная и сострадательная ко всем инокиня Мелания приобрела любовь всего местного населения. Своей строгой подвижни ческой жизнью она служила примером для сестер.

Существенный доход монастырь получал благодаря существованию трех подставной мельницы, находящейся в черте города на р.Усолке, пожертвованной в 1712 г. солепромышленником А.Ростовщиковым. Монастырь продавал сено, заготовленное у д. Толстик по р.Кама. В 1764 г. монастырь упразднили и мона хинь перевели в монастырь г.Уфы, церкви превратили в приходские.

Большим уважением жителей города пользовались те состоятельные люди, которые вкладывали средства в строительство и благоустройство храмов. Церковь на городском кладбище во имя святых жен Мироносиц возвел в 1780 г. посадский солепромышленник Максим Григорьевич Суровцев. Его похоронили в 1786 г.

возле церкви, и ежегодно в день престольного праздника после совершения мо лебна и пожелания многих лет царю, Синоду, архирею, жителям города и право славным христианам возглашали вечную память создателю храма и всему его ро ду.

Преосвященный Алексей, епископ Вятский и Великопермский, побывав в Соликамске, предложил возвести в с. Красное храм, достойный живописного мес та по р.Усолке. Сначала за дело взялся в 1721 г. посадский солепромышленник Иоанн Суровцев, но продолжать его пришлось тоже известному в городе своим состоянием Алексею Федоровичу Турчанинову. Нижний престол освящали в 1728 г., а верхний – после 1772 г.

Звонница церкви имела до 18 разных колоколов 17, но славу ее составили три колокола, которые были отлиты в память А.Ф.Турчанинова. Три колокола подобрали по тонам, и вместе они создавали красивую звуковую атмосферу в го роде и его округе. Память о построившем церковь передавалась от поколения к поколению и была увековечена в надписях на колоколах. Большой колокол весом 320 пудов называли Бурло. Он был с двумя надписями. По нижнему краю было начертано: «Господина дворянина титулярного советника и заводчика Алексея Федоровича Турчанинова, супружница Фелицата Степановна с детми соорудили сей колокол благовестный в вотчинное свое село Красное к храму Рождества про рока и Предтечи Господня Иоанна во второе по кончине супруга своего лето года в вечное души его и всех предков поминовение», а по верхнему – «Аще обе щаеши обет Богу, не умедли отдати его, по предписанному Божию повелению и закону, внимая со усердием по завещанию почившаго в Бозе супруга своего». По церковной летописи второй колокол назывался «Лебедь». Он весил 140 пудов.

Надпись на нем была следующая: «Сей благовестный колокол сооружен по заве щанию в Бозе почившаго супруга своего господина дворянина титулярнаго со ветника и заводчика Алексея Федоровича Турчанинова, супружницею его Фили цатою Степановною в вотчинное свое село Красное ко храму Рождества Предтечи Иоанна». Третий, повседневный, колокол называли за громкий звук «Веселилом».

Надпись на нем сообщала, что «сей колокол сооружен в пригородное село Крас ное гг. дворян Турчаниновых ко храму Рождества Предтечи Господня в лето 1788, весу 100 пудов»18.

Когда в 1868 г. церковь Иоанна Предтечи в с. Красном пострадала от урага на, ее восстанавливал на свои средства солепромышленник В.А.Рязанцев, избран ный тогда же старостой прихода 19. Он выстроил новую главу, покрыл железом крышу, покрасил фасады, вставил новые рамы, постелил полы, перекрасил и по золотил иконостасы, заказал новые иконы, в том числе две аналойные с серебря ными окладами, устроил два киота, купил паникадило, лампады, подсвечники, хоругви. Второй раз церковь пострадала от пожара в 1877 г., и В.А.Рязанцеву вновь пришлось заниматься восстановительными работами верхнего храма: де лать новые потолки, полы, кровлю, штукатурить и расписывать внутренние сте ны. После работ В.А.Рязанцева церковь в с. Красном по благолепию не уступала лучшим соликамским храмам.

В 1891 г. братья Василий Александрович и Иван Александрович Рязанцевы открыли при церкви Иоанна Предтечи Красносельский женский монастырь 20. В нем особо чтилась икона Знамения Пресвятой Богородицы, принесенная основа телями монастыря из Серафимо-Понетаевской женской обители. Монастырь имел доход не только от хозяйственной деятельности, но и от художественной мастер ской, в которой мастерицы занимались золотым шитьем, вязанием и плетением кружев, тканьем поясов и холстов.

Как было показано, значение православия для жизни городских жителей было велико, что свидетельствует о высокой степени религиозности населения.

Православная церковь в Соликамске много делала для развития культурных тра диций. Ее деятельность была неразрывна с историей города. Насильственное пре рывание православных традиций, начавшееся в конце 1920-х гг., привело к раз рушению храмов и приходов. Но в наше время имеются ростки возрождения пра вославия. Когда будут более весомы плоды этого, покажет время.

ПРИМЕЧАНИЯ Луканин А. Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликам ска. Пермь, 1882. С. 9,32.

Там же.

Там же. С.32.

Там же. С.44.

Там же. С.69.

Там же. С.72.

Там же.

Там же. С.73.

Там же. С.76.

Романов Г.А. Крестные ходы в Москве во образ вселенского богослужения // Москва: 850 лет. М.,1996. Т.I, кн.I. С.174-178;

Он же. Городские действия и право славные традиции // Там же. С.208-214.

Попов Г. Явленная и чудотворная икона святителя Николая Мирликийского в селе Ныроб Чердынского уезда // Пермские епархиальные ведомости (далее ПЕВ).

1872. №41. С.383-389.

Чагин Г.Н. Окружающий мир в традиционном мировоззрении русских кресть ян Среднего Урала. Пермь, 1998. С.105-106.

Зеленин Д.К. Избранные труды: Очерки русской мифологии: Умершие неес тественной смертью и русалки. М., 1995. Гл. 4, 5.

Луканин А.М. Указ. раб. С.90.

С.И.С. Семик и убогий дом в Дедюхине // ПЕВ. 1867. №85-86.

Луканин А.М. Указ. раб. С.95.

Колокола пожертвовала в 1788 г. жена А.Ф.Турчанинова.

Луканин А.М. Указ. раб. С. 67-68.

Шестаков Я.В. Описание монастырей Пермской епархии. Вятка,1907.

Остроумов Гр. Открытие Иоанно-Предтеченской женской общины в селе Красном, близ г.Соликамска // ПЕВ. 1891. №21.

RUSSIAN ORTHODOX RELIGION IN THE HISTORY AND THE CULTURE OF SOLIKAMSK IN THE XVII – EARLY XX CENTURIES G.N.Chagin The article represents the deep Russian Orthodox traditions of the popula tion of Solikamsk which is one of the ancient cities in the Urals. These tradi tions are in the city layouts, public religious rituals as well as people’s behav ior and values.


Вестник Пермского университета 2002 История Вып. РЕЦЕНЗИИ Практикум по истории средних веков. Ч. 1: Раннее западноевропейское средневековье / Под ред. Н.И. Девя тайкиной, Н.П. Мананчиковой. Воронеж: Изд-во Воро нежского ун-та, 1999. 240 с.;

Ч. 2: Западная Европа в пе риод развитого средневековья / Под ред. Н.И. Девятай киной, Н.П. Мананчиковой. Воронеж: Изд-во Воронеж ского ун-та, 2000. 429 с.;

Ч. 3: Западная Европа в XVI – первой половине XVII века / Под ред. Н.П. Мананчико вой, Т.В. Мосолкиной. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 2001. 519 с.

В течение 1999-2001 гг. Воронежским университетом издан «Практикум по истории средних веков» в трех частях. Инициаторами публикации были известные ученые Воронежского, Саратовского университетов и Института всеобщей истории Российской Академии наук: А.В. Афонюшкина, В.А. Ве дюшкин, А.Н. Галямичев, А.Г. Глебов, Н.И. Девятайкина, О.В. Дмитриева, М.В. Ефремова, Ю.П. Зарецкий, Г.А. Зеленина, Н.В. Иванова, М.Е. Карпачева Беляева, Н.П. Мананчикова, Т.В. Мосолкина, Т.М. Негуляева, Е.Ю. Орлова, Н.Н. Подопригорова, Т.Н. Скворцова, Л.И. Солодкова, А.Б. Фирсев, Л.Н. Чер нова. Но наибольший вклад в издание «Практикума» внесли редакторы Н.И. Девятайкина осуществила научное редактирование шести тем, подгото вила словарь терминов и понятий к двум первым частям;

Н.П. Мананчикова – соответственно редактировала девять тем, составила словарь ко второй и третьей частям, а также темы курсовых работ;

Т.В. Мосолкина готовила пять тем, словарь и темы курсовых работ к третьей части.

«Практикум по истории средних веков» имеет следующие цели: во первых, объективно, комплексно, на документальной базе и с использованием новых научных подходов исследовать все аспекты средневековой цивилиза ции, во-вторых, повысить качество университетского обучения по медиеви стике, раскрыть специфику средневековых источников, развить навыки работы с текстом у студентов. Следовательно, учебное пособие формирует единое на учно-информационное поле, отражающее исторические процессы и методы обучения студентов.

Источники учебного пособия - нарративные, документальные, юридиче ские, религиозно-философские, литературные - систематизированы по ключе вым проблемам. Использование различных типов источников позволяет соз дать насыщенную хронику событий, способствует воспроизведению колорита жизни средневекового общества. Четко выраженная проблемно-тематическая направленность издания, наличие логической и хронологической связи в отбо ре документов дают возможность студентам видеть динамику исторических © А.З.Нюркаева, процессов и свидетельствуют о композиционной целостности, научной осно вательности и актуальности учебного пособия.

Наряду с традиционными социально-экономическими, политическими, культурологическими проблемами в издании отобраны темы по исторической антропологии, что способствует воссозданию жизни людей средневековья, их представлений, традиций, обычаев, стереотипов поведения, психологии, соз нания, т.е. неповторимых во времени категорий духовной жизни, определяю щих ментальность. Исследование ментальности - новая и плодотворная форма изучения прошлого, ему составители «Практикума» уделили пристальное внимание.

Авторы верно отметили переходные рубежи в изменении ментальности.

Во-первых, это эпоха Карла Великого, после которой на Западе обозначились признаки новой цивилизации, культуры, образованности, державности. Имен но с указанного времени Европа стала освобождаться от духовного и полити ческого влияния Византии, создавая собственную историю и ментальность.

Во-вторых, эпоха расцвета средневековых городов (XIII-XV вв.), связанная с разносторонней динамичной деятельностью бюргерства, со сдвигами в произ водстве и культуре, с коммутацией ренты, развившей чувство собственного достоинства личности, ее социальную мобильность. Объективно потребности городского производства влияли на тип и характер образования, повседневное поведение, психологию, пласты сознания человека. Думается, именно диалог Запад – Восток в период крестовых походов, динамизм городской жизни и ин тересов дал импульс становлению европейской цивилизации с ее специфиче ской ментальностью, характерной чертой которой является креативность мышления, эрудиция, социальная мобильность. В-третьих, эпоха Возрождения и Реформации, в которую развитие средневековой ментальности достигло апо гея. Эта эпоха открыла процессы рационализации, индивидуализации, секуля ризации, выдвинула новую систему ценностной ориентации, воспитавшей ев ропейскую творческую личность. Достижения философии (М. Монтень, Р. Де карт, Ф. Бэкон), естествознания (Н. Коперник, Г. Галилей, И. Ньютон), соци ально-правовой (С. Гроций, Д. Локк) и религиозной мысли (М. Лютер, Ж. Кальвин) в период Возрождения и Реформации подготовили переход к но вому видению картины мира и становлению новоевропейского типа менталь ности, развивавшей нравственные и рациональные ориентиры. С этого време ни определились лидерство и доминирующая интеллектуальная роль интелли генции, ментальность которой была созидательной, а подвижничество и аске тизм приобрели моральное значение и воспитательную силу благодаря появ лению идеи личной ответственности каждого.

Достоинство и актуальность «Практикума по истории средних веков»

проявились и в научно-методической проблематике, ориентированной на спо собность студента поливариантно использовать знания и навыки по анализу текста документа, на достижение поставленной цели, на нравственные при оритеты, особенно целеустремленность и трудолюбие в процессе обучения. Во всех трех частях пособия представлены планы тем, библиография к ним, мето дические рекомендации, выполняющие аналитическую функцию: знакомящие студента с типом источника, показывающие значимость его содержания для исследования проблемы. В сущности, научно-методический материал призван формировать у студента научный подход к избранной теме. Составленные ко всем частям «Практикума» словари терминов и понятий несут информацию о специфике средневековой лексики и дают точное определение понятий.

В целом выбор тематики, документов, методического материала отвечает потребностям и целям университетского исторического образования.

В первой части – «Раннее западноевропейское средневековье» (95 доку ментов) - рассмотрена проблема генезиса феодализма по материалам франк ского государства и Англии. Объем опубликованных источников позволяет изучить теоретические и конкретно-исторические аспекты проблемы. Идея романо-германского синтеза и христианизации германских народов является ключевой в становлении феодализма. Опубликованные нарративные (Ю. Це зарь, Страбон, Плиний старший, К. Тацит) и законодательные источники (Са лическая правда, фрагмент из эдикта короля Хольперика) дают возможность определить соотношение античной и варварской традиций в развитии фео дальных отношений, а документы о распространении христианства и его рели гиозно-этических идей - включенность в раннее средневековье европейских народов в широкую культурную общность с центром в Византии.

Важнейшим аспектом генезиса феодализма является процесс феодализа ции и формы организации хозяйства, чему в учебном пособии посвящено 50 документов, среди них прекарные, залоговые, кабальные формулы и грамо ты, капитулярии франкских королей, позволяющие изучить пути роста круп ного землевладения и феодально-зависимого крестьянства.

Хозяйственную жизнь раннефеодальной вотчины, цели ее производства, управления, функции, структуру наиболее полно отражают «Капитулярий о поместьях Карла Великого» и «Полиптик аббата Ирминона». Данные доку менты знакомят студента с характером раннефеодальной экономики и кон кретным материальным, правовым положением различных категорий фео дально-зависимого крестьянства. Анализ соотношения социального положе ния крестьян и характера их манса (например, колон держит свободный, а ино гда рабский манс) позволяет установить социальное происхождение колона – от свободного или раба. В этом плане «Полиптик аббата Ирминона» дает уни кальную возможность оценить факты, имеющие строго определенные про странственно-временные и содержательные параметры. Но данный документ опубликован крайне фрагментарно и с издательскими погрешностями: перепу таны страницы 101-116. «Полиптик аббата Ирминона» относится к группе принципиально значимых документов (Цезарь, Тацит, Салическая правда, ка питулярий о поместьях Карла Великого), поэтому его нужно было публико вать в более полном варианте, чем тот, что представлен в пособии. Дело в том, что указанные источники используются на семинарах не в качестве информа тивного материала, а как текст для аудиторного анализа с целью освоения ис торических процессов, развития у студента исследовательских навыков и уме ний.

Большое внимание в первой части «Практикума» уделяется стратифика ции общества и формированию государственности (20 документов). Общеиз вестно, что в Европе в раннее средневековье доминировал тип германского королевства, спецификой которого является отождествление государства с персоной короля и чисто феодальный взгляд на государственные земли и власть как собственность короля. Знакомство с законодательными источника ми позволяет понять студентам систему потестарных легитимных институтов управления обществом и государством. Процесс деперсонализации власти и обретения средневековым мышлением понятия «государство» падает на XI в.

В период борьбы за инвеституру осознается обществом различие функций го сударства и короля, начинается отделение друг от друга гражданской и цер ковной власти, чему пример – правление Капетингов и Валуа во Франции, Го генштауфенов в Германии, становление национальных церквей.

Вторая часть – «Западная Европа в период развитого средневековья» отличается полнотой и разносторонностью типов источников (143 документа), а также их разной национальной принадлежностью: от западноевропейских до византийских, далматинских, мусульманских. Сохранившиеся полиэтнические источники свидетельствуют о том, что общественная жизнь Европы в этот период стала объектом пристального внимания других цивилизаций.


Принципиальные сдвиги в общественной жизни и производстве в клас сическое средневековье проявились в росте городов как центров ремесла, тор говли, новой готической культуры, образования, поэтому в структуре тома приоритетными стали проблемы города: освободительное движение против сеньоров, хартии и вольности городов, уставы цехового производства, этиче ские и психологические ориентиры горожан, их быт, культура, образование.

Внимание читателя привлекает редко используемая группа документов по Дубровнику, ведению коммерческих дел, этической ориентации горожан и их психологии.

Хартии Оксфорда, Страсбурга, Дубровника дают возможность студенту изучить и сравнить прерогативы трех типов самоуправления городов: королев ского, епископского, города-коммуны. Хартия Генриха II Плантагенета от 1156 г. предоставила Оксфорду вольности, аналогичные Лондону: право го родского держания, право рынка, свободу от пошлин, право создания гильдий, право фирмы, право городского суда, право самоуправления города и т.д.

Страсбург, епископский город, в XII в. еще не обладал вольностями, все пре рогативы власти находились в руках епископа и его администрации. Дубров ник представлял собой город-коммуну, тип свободного, самоуправляющегося города, развивающегося на принципах демократизма и республиканизма. В 1999 г. Н.П. Мананчикова, ведущий специалист по далматинским городам, опубликовала содержательную монографию «Дубровник XIII – первой поло вины XV века: проблемы торговли». Исходя из материалов и научных поло жений данной работы можно глубоко изучить специфику городов Адриатики.

Уставы парижских, английских, немецких цехов – распространенные до кументы, но знакомство с ними в ходе учебного процесса позволяет выявить регламентацию производства, его цели, формы собственности, характер труда, структуру цеха и т.д. Можно заключить, что социальная и экономическая жизнь средневекового города отражена в «Практикуме» полно и всесторонне.

Особые темы, связанные с характеристикой дворянства и духовенства, оригинальны, они привносят новизну в учебное пособие, поскольку в хресто матийных изданиях до сих пор не поднимались.

Положение крестьянства и его социальная борьба – традиционная, дос таточно изученная тема.

Рассмотрение становления сословно-представительных органов позволя ет расширить знания студентов о потестарных институтах средневековья и их роли в демократизации политической жизни и режима власти в средневековом обществе. Сама тема и документы по ней имеют научно-учебное и воспита тельное значение, ибо дают возможность судить о кардинальных сдвигах в развитии общества, выходе бюргерства на арену исторической жизни, завое вании им права управлять страной, рождении законодательного атрибута вла сти. Возникновение парламента показано на истории появления классического английского варианта его. Думается, данную тему можно было расширить за счет привлечения документов французских Генеральных штатов и испанских кортесов. Тогда студент получил бы возможность сравнить структуру, функ ции, социальный состав, тенденции развития наиболее значимых типов евро пейского парламента, иначе говоря, изучить региональные особенности со словно-представительных органов и их роль в жизни каждой страны.

Для современного студента оказывается почти откровением тема о сред невековых университетах, которых в Европе к концу XV в. насчитывалось уже 65: в Германии – 20, Франции – 16, Италии – 15, Испании – 5, Англии – 2 и т.д.

Документы содержат информацию об организации учебного процесса, учеб ных дисциплинах, методике чтения лекций, быте и нравах студентов. Видимо, студенты найдут и общее в прошлом и настоящем, особенно в типе юноше ской, студенческой психологии.

Университеты развивались на основе принципов автономии и под по кровительством городов и верховной власти. Так, Фридрих Барбаросса покро вительствовал Болонскому университету, римский папа – Парижскому, где славился богословский факультет, готовивший преданных служителей церкви.

Известно, что до 1260 г. было издано 240 папских булл, касающихся различ ных аспектов жизни Парижского университета. В целом, университеты явля лись настоящими очагами знаний, они сыграли выдающуюся роль в подготов ке светской интеллигенции и развитии культуры. Система университетского образования - показатель зрелости традиционного общества, которое сформи ровало религиозно-философские взгляды на мир и место человека в нем, ус тойчивые этические представления.

Последняя тема этой части – «Ранний итальянский гуманизм эпохи Воз рождения» - раскрыта через творчество Ф. Петрарки (2 документа). Петрарка первый гуманист, открывший человеческое «Я» прежде всего в себе самом.

Огромна его заслуга в замене религиозных приоритетов гуманитарно антропологическими, он – создатель гуманитарной системы знаний, гумани стической образованности.

Ранние гуманисты выработали собственную систему ценностей, в кото рой человек с его чувствами и волей был центральным понятием. Зарождение гуманистической антропологии означало пересмотр средневековых идеологи ческих и культурных приоритетов, сопровождавшийся критикой мировоззрен ческих изъянов феодального общества. Гуманистическая интеллигенция рек рутировалась из различных общественных групп. Такая широкая социальная база предохраняла гуманистическое мышление от корпоративной узости. Гу манистическое мировоззрение было антропоцентрическим, что способствова ло развитию творческого потенциала личности.

Третья часть – «Западная Европа в XVI - первой половине XVII века»

(160 документов) - отражает сдвиги в общественном развитии Европы в пере ходный период. Составители учебного пособия систематизировали документы по ключевым проблемам эпохи: раннекапиталистическое развитие Европы и его глобальное следствие – Великие географические открытия в форме воен но-колонизационных походов и массовой миграции европейцев в Новый свет;

реформация и контрреформация;

локальные варианты абсолютизма;

специфи ка южного и северного Возрождения.

В силу насыщенности проблемами и документами эта часть «Практику ма по истории средних веков» наиболее сложна. Взять хотя бы название части, редакторы которой высказывают сомнение по нему (с. 3). Не лучше ли озагла вить ее «Эпоха ранней модернизации», как принято в мировой историографии.

В таком случае становятся понятными перемены во всех сферах жизни, а вве дение хронологических рамок в название не раскрывает проблему.

Последнюю часть открывает группа документов, отражающих развитие раннекапиталистических отношений в промышленности и сельском хозяйстве.

Известно, что в горном деле Германии, сукноделии Англии, шелковом произ водстве Франции, новых отраслях (военной, полиграфической, доменной, ко раблестроительной, хлопчатобумажной, парфюмерно-косметической и т.д.) прежде всего появились новые формы организации производства: рассеянная и централизованная мануфактура, инвестирование капитала в производство, техническая модернизация, использование наемного труда рабочих, что прин ципиально отличало раннекапиталистические предприятия от средневекового цеха.

Опубликованный фрагмент из «Горного устава герцога Георга Саксон ского для св. Аннаберги, 1509 год» доступен по содержанию и лексике для студентов младшего курса. В нем отражены чисто капиталистические формы организации производства: горные разработки ведутся пайщиками предпринимателями, прибыль делится по долевым расходам, используется на емная рабочая сила, существует сдельная оплата труда, действует непрерыв ный цикл производства (три смены работы по восемь часов каждая). Но капи талистическая организация горного дела сочетается с правом собственности саксонского герцога на землю, что реализуется в получении им десятой части дохода шахты. Осмысление этих фактов позволяет студенту прийти к заклю чению о несоответствии производительных сил капиталистического характера производственным отношениям феодального типа. В «Гейльброннской про грамме» (1525) радикальное бюргерство выдвинуло в статье 10 требование, «чтобы всякое горное дело было сделано свободным» (с. 145), т.е. чтобы было уничтожено главное препятствие для капиталистического развития горнодо бывающей промышленности – феодальная собственность на землю. Эти факты позволяют думать, что в течение четверти века принципы капиталистической организации производства стали достоянием сознания масс.

Процесс огораживания - в сущности, аграрный переворот буржуазного характера, замена феодальной собственности на землю буржуазной, с одной стороны, и формирование армии наемного труда - с другой. Сдвиги в нацио нальной отрасли промышленности Англии – сукноделии – и процесс огоражи вания создали реальные условия для ранней модернизации страны. Именно в XVI в. она заложила основы своего будущего лидерства в Европе и мире. До кументы по экономике Англии позволяют видеть тенденцию ее развития.

Великие географические открытия оценены в пособии на основе системы документов как военно-колонизационные и политические процессы, хотя можно было дополнить раздел документами о товарообороте с Новым светом, и тогда стала бы очевидной роль колониальной эксплуатации в процессе пер воначального накопления капитала. Иначе говоря, темы «Возникновение ран них капиталистических отношений в Западной Европе» и «Великие географи ческие открытия» знакомят студента с внутренними и внешними источниками аккумуляции капитала, с ролью народного хозяйства и колониальной эксплуа тации в этом процессе.

Возрождению и Реформации посвящено 8 тем и 93 документа, что по зволяет раскрыть общее и особенное в этих процессах. Возрождение и Рефор мация – это культурно-идеологические процессы переходного периода, восхо дящие к романско-готической дихотомии. Возрождение генетически связано с романско-средиземноморской традицией, а Реформация восприняла религиоз но-идеологические ориентации средневекового западноевропейского Севера.

Структурно оба феномена сочетают в себе старые и новые постулаты, но каче ственно новое в них – создание самодостаточной системы ценностей. Оба яв ления следует расценивать как первые формы, в которых осуществилась мо дернизация европейского сознания. Возрождение преобразило, секуляризиро вало высокую культуру и искусство, а Реформация превратила индивидуаль но-религиозный опыт в достояние масс.

По Реформации опубликован широкий спектр документов, но изучению сущности лютеранства способствуют следующие документы: автобиографиче ские воспоминания М. Лютера, фрагменты из «95 тезисов», «Из послания Лю тера императору и христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния», «Мартин Лютер о свободе христианина», «О свет ской власти, в какой мере люди обязаны ей повиновением». Анализ данных документов позволяет выявить религиозно-философские и социально политические взгляды М. Лютера. Сущность и историческую значимость кальвинизма раскрывает «Наставление в христианской вере», впервые опуб ликованное в хрестоматийном варианте. На основе изучения «Наставления в христианской вере» у студента появилась возможность понять и осмыслить учение о предопределении, организацию и структуру кальвинистской церкви, систему этических ценностей и т.д.

Произведения Высокого Возрождения известны студентам по курсу за рубежной литературы, поэтому есть возможность отработать теоретические вопросы тем.

Проблемы абсолютной монархии рассмотрены в четырех темах. Доку менты позволяют изучить региональную специфику и атрибуты абсолютист ской власти, роль ее в развитии Реформации и культурной политики.

Документальная аргументация политики абсолютизма в Англии, Фран ции дана шире, чем в Испании. Удовлетворяет публикация почти всех парла ментских актов по Реформации в Англии, изучение их дает возможность соз дать целостную картину становления англиканской церкви и ее догматов.

Впервые в хрестоматийном варианте изданы выдержки из парламентских журналов (парламентских протоколов), что ценно для студентов в плане зна комства с законодательным типом источника, но фрагменты парламентских протоколов с 1584 по 1593 г. касаются в основном реформационной политики.

Документы по французскому абсолютизму помогают раскрыть внутрен нюю государственную политику Генриха IV и Ришелье по централизации вла сти. Опубликованные крупные отрывки из «Политического завещания» Рише лье отражают его взгляды на управление страной, на сословия и народ Фран ции.

Представленные испанские документы репрессивного характера позво ляют опосредованно судить о функционировании и сущности испанского аб солютизма, отличавшегося военно-феодальным характером и узко аристократической направленностью.

Наконец, приложения каждого тома определяют самостоятельный поиск и работу студента. Предложенная тематика коллоквиумов, курсовых работ, сопровождающаяся списком источников и литературы вопроса, облегчает ис следование студента, а словарь терминов и понятий способствует усвоению лексики эпохи.

В трех частях «Практикума по истории средних веков» представлено, систематизировано 398 документов, на поиск, отбор, перевод которых затра чен колоссальный труд, который, думаю, окупится профессиональными зна ниями студентов. Возможно, не помешало бы дополнить приложения указате лем документов, что облегчило бы сравнительно-исторический поиск.

Не могу согласиться с мнением редакторов, ориентирующих студентов «на самостоятельное прочтение, осмысление, истолкование исторических ис точников» (ч. 1, с. 5;

ч. 2, с. 4). Безусловно, огромный комплекс документов нельзя изучить в аудитории, но важнейшие из них (Цезарь, Тацит, Салическая правда, полиптик аббата Ирминона, уставы цехов, ряд городских хартий, Ве ликую хартию вольностей, произведения М. Лютера и Ж. Кальвина, про граммные документы крестьянской войны в Германии, ряд актов по огоражи ванию, ключевые документы нидерландской буржуазной революции и т.д.) можно проанализировать на практических занятиях. Задача преподавателя научить студента работать над текстом, анализировать его, помочь приобрести исследовательские навыки и умения. Такая работа весьма плодотворна, тем более что студенты младших курсов не имели опыта знакомства с такого рода источниками в школе.

В целом высказанные субъективные замечания не умаляют достоинства учебного пособия. Рецензируемая публикация документов носит научный ха рактер, отличается богатством систематизированного материала, широтой ох вата поставленных проблем, высоким полиграфическим исполнением и явля ется солидной базой учебного процесса.

А.З. Нюркаева Вестник Пермского университета 2002 История Вып. Мананчикова Н.П. Дубровник XIII – первой поло вины XV века: проблемы торговли. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1999. 207 с.

Н.П. Мананчикова - известный крупный специалист по далматинским го родам средневековой цивилизации. Ее монография логически связана с циклом статей, посвященных Дубровнику и его ремесленному производству 1. Рецензи руемая работа отражает сложные проблемы влияния торговой политики и торгов ли Дубровника на внутреннюю жизнь самого города и сопредельных регионов.

Дубровницкая торговля развивалась динамично и своим масштабом, объемом, механизмом функционирования превосходила далматинскую, сербскую, босний скую. Она находилась в фарватере итальянской, а не византийской торговли, что было сопряжено с лидерством Италии в Средиземноморье и Европе в период по сле крестовых походов.

Дубровник – классический тип средневекового города, прошедшего путь самоуправления от города-коммуны до города-государства республиканского ва рианта в начале XV в. История Дубровника - древняя, она восходит к периоду славянских вторжений VII в., когда поселение у горы Срдж (Св. Сергий) стало разрастаться и к XII в. достигло 15,5 га. В период классического средневековья территория Дубровника равнялась 32 га, но особенность его развития заключа лась в подчинении и управлении сельской округой, площадь которой составляла 109 тыс. га2. Демографические данные в монографии Н.П. Мананчиковой не встречаются, хотя в литературе чаще всего приводится показатель 20-25 тыс., а самого Дубровника – в 5-6 0003.

Общественное развитие далматинских городов, в том числе Дубровника, протекало, по мнению автора, «в районе устойчивых античных традиций», отра зившихся на административно-политических, правовых, экономических институ тах городской жизни. Отмечая преемственность развития между античным муни ципием и средневековым городом (с. 17), Н.П. Мананчикова фактически устанав ливает синтезный, романо-славянский, путь становления феодализма на далма тинском побережье. Необходимо отметить, что был и третий фактор синтезного пути – христианская традиция. Из трех факторов синтеза, я думаю, доминировали античная и христианская традиции. Об этом свидетельствует тот факт, что в Дуб ровнике, как и в античном городе, политико-административная функция превали ровала над экономической, и только с XIII в. экономика стала системообразую щим фактором. Христианство здесь распространилось с IX в., а в 999 г. в Дубров нике действовала архиепископская резиденция. Славянизация города началась с XI в., и к концу XIII в. славянское население в нем начало преобладать, а славян ский, сербскохорватский язык с XI в. становится основным в городе и сельской округе.

Внимание Н.П. Мананчиковой сконцентрировано в основном на аспектах торговой жизни Дубровника XIII-XV вв., что слабо представлено в историогра фии. Торговля Дубровника исследована в длительной временной протяженности, что позволило выявить динамику, ритм, формы организации, источники аккуму © А.З.Нюркаева, ляции торгового капитала (автор использует более узкое понятие - «купеческий капитал»), его роль и долю в раннекапиталистическом производстве. Широкий диапазон научных положений и конкретно-исторического материала говорит о глубине знаний предмета исследования и использовании автором принципиально новых подходов при оценке экономики Дубровника.

Дубровник – один из центров морской и сухопутной торговли посредниче ского характера, чему посвящен материал трех глав монографии. Впервые в оте чественной историографии детально изучены формы организации торговли – эн тега, коллеганция, societas (сообщество). Анализ конкретно-исторического мате риала позволил автору сделать вывод о том, что в XIII в. наиболее демократич ным было общество энтега, где моряки наряду с купцом и судовладельцем имели право на вклад капитала, товара и долю в прибыли до одной трети или четверти дохода. В XIV-XV вв. энтега встречается редко, в морской торговле доминируют торговые общества типа коллеганций, воспринятых из итальянского опыта, и so cietas, где капитал складывался из долей всех членов общества. Автор отмечает, что энтеге был присущ мелкий капитал, в несколько сотен перперов, коллеган ции - в 1-10 тыс., societas - в 10-25 тыс. (с. 90, 99). Мелких и средних торговых обществ в Дубровнике было 90,8 %, крупных – 9,2 (с. 108). Таким образом, про следив эволюцию торговых обществ, автор выявил и социальные сдвиги в купе ческой среде, трансформация которой шла в направлении от мелкого торговца к крупному, богатому купечеству. Общей чертой всех торговых обществ являлось право вклада капитала, товара и участия в прибылях морского товарооборота, значит, все члены компаний (и моряки энтеги) были субъектами права. Думается, что долевое участие в капиталовложениях и прибылях, а также распространен ность в XIV-XV вв. коммерческого кредита (в 1395 г. сумма кредитов достигла 314 тыс. перперов, - с.109) и наемного труда свидетельствуют о развитии капита листических форм организации и функционирования морского товарооборота.

Можно без преувеличения говорить, что исследование раннекапиталистических тенденций в экономике Дубровника - основная заслуга Н.П. Мананчиковой.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.