авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Вестник Пермского университета 2002 История Вып.3 ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЕ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Обращает на себя внимание глубокий анализ влияния торгового капитала на городское и сельское производство. Н.П. Мананчикова справедливо отмечает влияние Италии на развитие сукноделия в Дубровнике, производившем в XV в. до 4 тыс. кусков сукна в год. Дубровник освоил итальянский производственный про цесс сукноделия, организовав его по типу централизованной мануфактуры.

Интересны факты проникновения торгового капитала в виноградарство и виноделие округи, но, к сожалению, выводы автора ограниченны: сводятся к то му, что виноградари не вели самостоятельной торговли, а подчинялись скупщику (с. 121). Виноградарство и виноделие, культивирование оливы и производство оливкового масла в Дубровнике и его округе было товарным, причем с инвести рованием капитала и использованием наемной рабочей силы, значит, ведущие отрасли сельскохозяйственного производства республики перешли на капитали стический путь развития. Можно утверждать, что основными источниками акку муляции капитала торговой буржуазии были морская и сухопутная посредниче ская торговля, товарное виноделие и производство оливкового масла, в то время как в Сербии и Боснии – горнодобывающая промышленность в эпоху ранней мо дернизации, а в XVII-XVIII вв. - и товарное животноводство и садоводство.

Посреднической торговле Дубровника, роли коммерческого кредита дубровчан в развитии горнодобывающей промышленности Сербии и Боснии, особенно в разра ботке серебряных рудников, посвящена глава IV - «Роль торговли и купеческого ка питала Дубровника в социально-экономическом развитии Сербии и Боснии в XIV – первой половине XV века». Автор отмечает доминирующую роль инвестиций Дуб ровника в развитии сербско-боснийского горного дела и торговли, получивших с се редины XIV в. 80 % кредита дубровницких купцов (с. 170). Становление и развитие горного дела Сербии и Боснии происходило под влиянием производственных знаний и опыта саксонских рудокопов, приглашенных сербскими королями. Опыт раннека питалистической организации горного дела – «дружины» (товарищества участия ка ждого исходя из доли издержек производства и прибыли) - был заимствован в Саксо нии. Успешному развитию горного производства содействовала и протекционистская политика Сербии и Боснии, о чем свидетельствует «Закон о рудниках» 1412 г., грамо ты о торговле с Рагузой. Н.П. Мананчикова приводит расчеты С.

Чирковича, относя щиеся к ежегодной добыче серебра в Сербии и Боснии в XV в. Этот показатель дос тиг 10 т, что составляло 40 % общего объема европейского производства (с. 172). Ис ходя из приводимых С.Н. Фараджевой данных о ежегодной добыче серебра в XV в. в Европе - 47 тыс. кг4, можно заключить, что удельный вес добычи серебра в Сербии и Боснии возрос до 47 %. В любом случае и показатели Чирковича, и расчеты Фарад жевой свидетельствуют о лидирующем положении в производстве серебра Германии, Сербии и Боснии. Кроме того, на организации, развитии техники и технологии горно го производства сказались влияние Германии и контроль государства, но торговля серебром шла через Дубровник и инвестировалась им. Торговля серебром осуществ лялась Дубровником через систему торговых колоний вокруг рудников, где дубров чане имели недвижимую собственность и проживали в колониях по 10-20 лет. В Сер бии, как отмечает Н.П. Мананчикова, торговых колоний было больше и они были более крупными, чем в Боснии. Например, только в Сребренице в 1414 г. предприни мательством занимались 474 дубровчанина (с. 170). Это значит, что природные ре сурсы в Сербии были богаче, а масштабы торговли серебром Дубровника во внут ренних балканских землях свидетельствуют о начавшейся трансформации торгового капитала в промышленный. Если принять во внимание наличие общественного раз деления труда, территориальной специализации и товарности производства, то поло жение Н.П. Мананчиковой о появлении в XV в. предпосылок складывания внутрен него рынка в Сербии и Боснии заслуживает внимания. Но рынок еще не сложился, не было тесных торгово-экономических связей и структуры цен в балканских странах.

Исключительной новизной отличаются разделы монографии о социальной психологии дубровчан. Общественно-политическое сознание, быт, культуру Дубров ника Н.П. Мананчикова исследовала по трактатам современников, что делает выводы исторически достоверными. Особенно ценным источником является сочинение Фи липпа де Диверсиса «Описание Дубровника» (1440).

Автором рецензируемой монографии дан анализ содержания и общественно исторической значимости этого источника в восприятии средневековых дубровчан.

Из средневековых городских традиций привлекает внимание торжественный прием королевских особ: в конце XII в. Ричарда I Львиное Сердце и в 1350 г. Стефана Ду шана с семьей. Прием был типично средневековым – высшие почести и щедрые да ры. Но факты приема Стефана Душана позволяют говорить о соблюдении дубровча нами так называемого «церемониального пространства». Исходя из событий, приво димых Н.П. Мананчиковой, можно сделать заключение о том, что церемониальное пространство охватывало территорию от городских ворот и порта до княжеского дворца.

О церемониальном пространстве средневекового города редко вспоминают ис следователи, хотя это важнейший элемент субкультуры города. Понятие городской субкультуры включает не только традиции, обычаи, но и комплекс верований, пове денческие стереотипы, празднества и т.д. Верования и стереотипы поведения наибо лее четко проявлялись во время крупных христианских праздников – Рождества Хри стова, Пасхи, Тела Господня. Помимо того, Дубровник отмечал праздник святых покровителей города. В связи с этим Н.П. Мананчикова упоминает 19 святых (с. 47).

Выясняя социальные функции труда и отдыха, автор монографии фактически устанавливает формы социальных контактов между различными слоями дубровчан, пути приобщения низших слоев к высокой культуре и духовности – через церковные праздники и театрализованные зрелища. Менталитет дубровчан, однако, оставался средневековым, бюргерским в силу неразвитости религиозно-философских основ буржуазного мировоззрения и устойчивости социальных позиций нобилей. Общест венным институтом, или «точкой соприкосновения» (по Д. Элтону), нобилей был Большой совет, доступ в который с 1332 г. был возможен только для представителей знатных родов по достижению ими совершеннолетия. Наследственный принцип членства в Большом совете и занятости на государственных должностях исключил альтернативу вертикальной социальной мобильности для пополанов и обеспечил формирование управленческого аппарата из знати. Автором изучен пласт конкретно исторической культурной реальности, почти незнакомый читателю.

В целом монография Н.П. Мананчиковой имеет самодостаточную научную ценность, что свидетельствует об опыте исследователя в решении сложных проблем науки - как фактических, так и теоретических. Труд написан с использованием широ кого круга источников, в том числе нестандартных, и литературы. Анализ динамики, форм организации торговли, движения торгового капитала, его влияния на становле ние раннекапиталистического производства в самой республике, в Сербии и Боснии, яркое освещение повседневности и ценностных ориентаций дубровчан выкристалли зировали специфику экономической, политической и социокультурной целостности Дубровника в период ранней модернизации.

Примечания Мананчикова Н.П. Некоторые проблемы истории Дубровника в современной юго славской историографии // Проблемы историографии. Воронеж, 1960;

Она же. Об изучении истории Дубровника // Вопросы истории славян. 1963. Вып. 1;

Она же. К вопросу об органи зации ремесла в Дубровнике XIV-XVI вв. // Вопросы истории славян. 1966. Вып. 2;

Она же.

Из новых работ по экономической истории Дубровника // Советское славяноведение. 1969.

№ 2;

Она же. Средневековый Дубровник // Вопросы истории. 1981. № 10;

Она же. Праздни ки в средневековых далматинских городах // Исторические записки: Науч. тр. ист. ф-та. Во ронеж, 1996. Вып. 1, и др.

Мананчикова Н.П. Дубровник XIII – первой половины XV вв.: проблемы торговли.

Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1999. С. 23.

Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1984. С. 29-30;

Historija naroda Jugoslavije. Zagreb, MCMLIII. T. 1. C. 639.

Фараджева С.А. Раннекапиталистические отношения в горной промышленности Саксонии во второй половине XVI в. // Генезис капитализма в позднее средневековье в Анг лии и Германии. М., 1979.С. 78.

А.З. Нюркаева Вестник Пермского университета 2002 История Вып. ПУБЛИКАЦИИ ИСТОРИЯ ИТАЛИИ И СИЦИЛИИ В ШЕСТНАДЦАТОЙ КНИГЕ “ИСТОРИЧЕСКОЙ БИБЛИОТЕКИ” ДИОДОРА СИЦИЛИЙСКОГО (ДИОН И ТИМОЛЕОНТ) ВВЕДЕНИЕ К ПЕРЕВОДУ О Диодоре, авторе грандиозного по замыслу сочинения “Историческая библиотека”, призванного охватить историю известного греко-римской исто риографии мира от сохранившихся в мифах легендарных событий до галль ской войны Гая Юлия Цезаря в середине I в. до н. э., т. е. на протяжении тыся чи ста тридцати восьми лет от Троянской войны по его счету времени (Diod. I, 5, 1;

ср.: I, 4, 7)1, сохранилось очень небольшое количество известий. Все, что мы знаем о Диодоре сейчас, почерпнуто из его автобиографических замеча ний, помещенных в первой книге этого труда.

Родился Диодор в сицилийском городке Агирии (Diod. I, 4, 4), который, стремясь подобно Плутархупрославить свою “малую родину”, неоднократно упоминает на страницах своего труда (например, только в шестнадцатой книге об Агирии говорится в связи с разными ситуациями трижды: Diod. XVI, 82, 3 4;

83, 3), подчеркивая его сопричастность событиям всемирной истории. Уже в родном городе, а тем более на всем острове, он имел возможность созерцать памятники истории – архитектурные сооружения, свидетельствовавшие о бур ной истории сикелиотов (Diod. XVI, 83, 3), имевшие, по-видимому, непосред ственное влияние на формирование исторического интереса Диодора, по скольку он помнил о них долго и неоднократно вызывал в памяти их образы.

Стремление же к литературной деятельности, по его словам, побудило к соз данию всеобъемлющего исторического труда (Diod. I, 4, 2). Однако воплотить в жизнь замысел написания всемирной истории Диодор рассчитывал лишь в Риме.

Он с интересом и почтительным восхищением относился к этому городу и его народу, чье господство достигает “самых крайних пределов ойкумены” и о чем Диодор имеет самые “точные сведения” от самих римлян, языку которых обучился еще на Сицилии (Diod. I, 4, 3-5). Вероятно, Рим и его история также оказали влияние на рождение Диодора как историка, хотя в отличие от Поли бия он и не стремился проанализировать причины, которые позволили Риму стать столицей греко-римского мира. Цель его труда в другом – дать читателю возможность с наименьшими затратами сил охватить всю историю ойкумены, почерпнув из нее полезные и назидательные уроки (Diod. I, 3, 7-8). Отсюда и кажущееся несколько претенциозным название сочинения – “Историческая библиотека”, хотя, по замыслу Диодора, оно и в самом деле должно было за менить тем, кто вознамерится ознакомиться с ним, целую библиотеку истори ческих книг, которые нелегко достать и которые своей многочисленностью затрудняют усвоение материала (Diod. I, 3, 8). Иными словами, Диодор пред полагал составить компендиум исторического знания, освобождавший интере сующихся историей от необходимости трудной и кропотливой работы по изу чению трудов, посвященных отдельным историческим периодам или событи ям. Такой подход, при всех его очевидных для современного исследователя недостатках, предполагал необходимость отбора и композиционного размеще ния материалов, а также требовал, исходя из общеисторических задач Диодо ра, считавшего, как уже отмечалось, историю неиссякаемым источником по учительных примеров, известной оценки сообщаемых сведений. И то и другое невозможно без некоторой концептуальности изложения и, следовательно, оригинальности взгляда на историю2, в чем Диодору нередко отказывали со временные его критики3.

Задачи, поставленные перед произведением, предполагали его компиля тивность. Этим отчасти и объясняется стремление Диодора в Рим, к его бога тейшим архивным собраниям и библиотекам (Diod. I, 4, 3). Впрочем, творил он не только в тиши кабинета. Значительную часть своей жизни он посвятил путешествиям по республике, объехав большую часть Европы и Азии, побы вав в Египте, чтобы увидеть места, где разворачивались события, которым предстояло занять место в его сочинении, и уточнить, если это было возмож но, свидетельства предшественников (Diod. I, 4, 1). Основная же его работа над книгой, продолжавшаяся тридцать лет, проходила все же в Риме. Резуль татом ее стало произведение в сорока книгах, из которых до нынешнего вре мени сохранились почти полностью пятнадцать и еще несколько в более или менее значительном количестве фрагментов.

Опыты перевода на русский язык отдельных частей сочинения Диодора предпринимались неоднократно4. Единственный полный перевод его книги в России, выполненный И. А. Алексеевым, увидел свет в 1774-1776 гг. К сожа лению, по характеру языка и стиля он не совсем удобен для нынешнего чита теля. Кроме того, в нем есть неточности и ошибки в передаче фактов источни ка и отсутствует внутренняя рубрикация. Сам же перевод И. А. Алексеева стал большой редкостью. К тому же непрекращающаяся критическая работа фило логов и историков с “Исторической библиотекой” позволила предложить на чиная со времени публикации этого перевода новые конъектуры, варианты интерпретации текста, с которыми следует считаться. В комментарии к пере воду отмечены наиболее значительные различия в чтении источника, сущест вующие в использованных при его составлении изданиях XIX и XX вв.

Такое отношение к сочинению Диодора не соответствует его историче скому значению – оно велико хотя бы потому, что содержит уникальные, единственно сохранившиеся описания исторических эпох и событий. В полной мере это относится к истории Южной Италии и Сицилии, связное и подробное изложение которой со времени Дейноменидов до Агафокла представлено только в “Исторической библиотеке”.

Предлагаемый читателю перевод является тематической подборкой сю жетов из истории Италии и Сицилии IV в. до н. э., описанной в XVI книге тру да Диодора. Изложение событий в этом регионе занимает немногим менее по ловины объема XVI книги и связано преимущественно с деятельностью двух значительных фигур – Диона и Тимолеонта. Интерес к этой части произведе ния Диодора легко объясним: во-первых, имеется возможность сопоставления свидетельств сицилийского историка с изложением событий у Плутарха, что создает условия для широкого источниковедческого и собственно историче ского анализа;

во-вторых, Диодор сообщает некоторые дополнительные све дения по истории Италии и Сицилии, заслуживающие внимания исследовате лей и отсутствующие у Плутарха;

в-третьих, на примере XVI книги можно вполне судить об особенностях композиции, изложения и стиля Диодора.

Указанные обстоятельства позволяют расценивать перевод как полезный источник при написании студентами работ по истории Великой Греции и Си цилии, а также при изучении особенностей греко-римской историографии и обращении к источниковедческим проблемам. Перевод задумывался и гото вился с расчетом именно на студенческую аудиторию, поэтому в комментарии я стремился отмечать некоторые наиболее существенные проблемы и указы вать основную доступную через интернет и печатную литературу, в которой содержатся их трактовки, а сами примечания сделать, насколько это возможно, подробными, облегчающими знакомство с текстом и описываемыми в нем со бытиями.

Характер публикации не позволяет дать развернутую характеристику XVI книги “Исторической библиотеки” Диодора Сицилийского, поэтому ог раничусь только несколькими краткими замечаниями, касающимися ее хроно логии, источников и композиции.

Хронология. В XVI книге охватываются события с 360/59 по 336/5 г. до н. э. В основу их описания положен анналистический принцип, сочетающийся с географическим, региональным, т. е. под каждым годом отдельно излагаются события на разных театрах истории – в Европе, Азии, Египте, причем порядок следования их описаний определяется степенью важности – с точки зрения Диодора – событий. При датировке предпринята попытка соединить счет вре мени по афинским архонтам, римским консулам и олимпиадам, сочетая три основные общепризнанные хронологические шкалы античной древности.

Хронологическая система базируется на таблицах, составленных афинянином Аполлодором во II в. до н. э.(Diod. I, 5, 1). Однако, признавая всю важность попытки синхронизации греческой и римской истории, приходится констати ровать, что Диодор механически соединял датировки по разным хронологиче ским системам, не учитывая дату начала гражданского года у римлян и афи нян, следование событий в рамках года, в результате чего одно и то же собы тие могло быть описано дважды или растянуто во времени5. В XVI книге, к примеру, взаимное смещение датировок по римским консулам и афинским ар хонтам достигает обычно четырех лет и является стабильным. В такой ситуа ции нобходимо полагаться на афинский счет лет, к которому Диодор привязы вал даты римской истории. В тексте перевода даны все хронологические ука зания Диодора, даже если под тем или иным годом не были изложены сици лийские или италийские события.

Источники. Основной источниковедческий вопрос XVI книги – о степе ни использования Диодором данных сицилийского историка Тимея, которому историческая критика уже неоднократно было отказано в доверии6. По видимому, при описании сицилийских и италийских событий Диодор опирал ся не только на Тимея, но и на данные Эфора, Феопомпа и некоторых других авторов7. Примечательно, что Диодор, насколько можно судить, нередко давал в книге свою оценку излагаемому сюжету, независимо от того, как он был представлен в источнике. Пример тому – характеристика спартанского царя Архидама (Diod. XVI, 63, 1), существенно отличающаяся от той, которую дал ему вероятный источник Диодора – Феопомп (Theop. FHG I, fr. 258 = Paus. III, 10, 3-4).

Обычно при сопоставлении свидетельств Диодора и Плутарха, которые вопреки первому впечатлению довольно значительно различаются, предпочте ние отдается последнему как более взвешенному. Такой взгляд не всегда оп равдан, поскольку херонейский историк зачастую выступает как апологет сво их героев. И это замечание справедливо в отношении, например, его изобра жения Диона. Диодор нередко ссылается и на личный опыт, подтверждая свои исторические описания наблюдениями, сделанными на Сицилии.

В перевод включены все имеющиеся в XVI книге указания, касающиеся использованных Диодором материалов.

Некоторые особенности композиции и структуры книги. Основной сю жетной линией XVI книги является деятельность Филиппа II Македонского, отца Александра Великого. Деятельность Диона и Тимолеонта, как представ ляется, своеобразно противопоставлена свершениям Филиппа. Если последний создал величайшее царство в Европе, то два тираноборца, наоборот, ниспро вергли “скованную адамантом” державу Дионисиев (Diod. XVI, 64, 3), если Филипп утверждаел свою власть на монархических началах, то Дион и осо бенно Тимолеонт содействовали восстановлению демократии в сицилийских и италийских полисах. Однако их сближает доблесть и знание военного дела, а также опытность в философии и благочестие (о Филиппе: Diod. XVI, 1, 4;

2, 3;

64, 3;

о Дионе: XVI, 6, 3;

9, 3;

20, 3;

о Тимолеонте: XVI, 65, 2;

66, 3-5;

79, 5;

80, 6), благодаря которым они смогли возвыситься и, совершив небывалые по масштабам деяния, достигнуть великой славы. Исходя из сказанного все трое представляют тип человека и правителя, напоминающий совершенного чело века в понимании стоиков.

Несмотря на декларирование Диодором принципа последовательного и законченного изложения событий (XVI, 1, 1-2), в некоторых случаях он отсту пает от него в повествовании. Например, это происходит при кратком изложе нии хода событий, предуведомляющем о дальнейшем развитии сюжета и со провождающимся оценками самого Диодора с ярко выраженным морализи рующим оттенком (ср. о Филиппе: XVI, 1, 3-6;

о Дионе: XVI, 9, 1-3;

о Тимоле онте: XVI, 65, 9), личными наблюдениями (XVI, 83, 2-3) или сюжетно связан ными с основным повествованием очерками (история гибели расхитителей дельфийских сокровищ – XVI, 57, 1-4;

61, 1 – 64, 3). В последнем случае воз можно дублирование упоминания об историческом событии (например, о ги бели спартанского царя Архидама в Италии Диодор сообщает дважды: XVI, 63, 1;

88, 3). В тексте встречаются и историко-этнографические сюжеты в духе origines (например, известие о складывании бруттийского этноса и союза брут тиев в Южной Италии: XVI, 15, 1-2).

Наконец, следует отметить разную степень освещения Диодором собы тий в Италии и Сицилии. Главное внимание уделено деятельности Диона и Тимолеонта, тогда как события римской истории изложены конспективно и несистематизированно. Имеются и лакуны в историческом повествовании.

Так, совершенно выпали из поля зрения сицилийского историка события с мо мента возвращения Диона в Сиракузы после его ухода в Леонтины до его убийства заговорщиками. Остался за пределами труда Диодора и интересный сюжет о взаимоотношениях Диона и Гераклида. Возможно, XVI книга была окончательно не отредактирована Диодором или позже подверглась сокраще ниям.

Перевод выполнен по изданию С. Олдфазера в “Классической библиоте ке” Loeb’а: Diodorus Siculus. Library of History. Cambridge (Mass.);

London, 1989. Vol. 7 – с учетом издания И. Беккера: Diodori Siculi Bibliotheca historica.

Lipsiae, 1853. Vol. 3.

Примечания При определении нижней хронологической границы повествования в “Исто рической библиотеке” у Диодора имеется противоречие. В одном случае он указывает, что его труд завершается событиями первого года сто восьмидесятой олимпиады (Diod. I, 4, 7), т. е. 60/59 г. до н. э., а в другом – что от первой олимпиады до войны Цезаря против галлов, которой заканчивается его повествование (Diod. I, 5, 1), прошло 730 лет, т. е. 46/5 г. до н. э.

Об оригинальности исторической концепции Диодора подробнее см.: Стро гецкий В. М. Введение к “Исторической библиотеке” Диодора Сицилийского и его историко-философское содержание историографии // ВДИ. 1986. № 2. С. 65-87. Автор этой работы, в частности, считает, что Диодор не исповедовал концепцию истории одной из современных ему философских школ, но его историософский взгляд, нахо дясь под влиянием наиболее крупных из них – стоической и эпикурейской, отличался эклектичностью, как и само его произведение, основанное на соединении сведений разных историков.

Подробнее об отношении историко-филологической критики к сочинению Диодора см.: Строгецкий В. М. Диодор Сицилийский и его “Историческая библиоте ка” в оценке историографии // ВДИ. 1983. № 4. С. 176-186.

Перечислю некоторые издания извлечений из труда Диодора на русском язы ке: перевод введения к “Исторической библиотеке”, выполненный В. М. Строгецким (ВДИ. 1986. № 2);

сделанный им же перевод отдельных глав XI и XII книг, опублико ванный в сборнике “Из истории античного общества” за 1979, 1983 и 1986 годы;

пере вод М. Е. Сергеенко XVII книги Диодора, посвященной истории Александра Маке донского, в приложении к изданию сочинения Квинта Курция Руфа (Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1993);

подготовленное О. П. Цыбенко издание, содержащее излагаемые в IV-VII книгах мифологические сюжеты: Диодор Сицилийский. Греческая мифология (“Историческая библиотека”). М., 2000.

См.: Бузескул В. П. Введение в историю Греции. Харьков, 1903. С. 269. У римлян, к примеру, год в IV в. до н. э. начинался первого марта, а у афинян – в середи не июля.

Так, М. Царнт полностью отказался от анализа тех частей сочинения Диодора, которые основывались на данных Тимея: Zahrnt M. Dions Rckkehr aus Leontinoi // The Ancient History Bulletin. 2000. Vol. 14, № 4. S. 171 (ссылки на материалы, опублико ванные в журнале “The Ancient History Bulletin”, здесь и далее даются по его элек тронному варианту, размещенному на сайте www.trentu.ca.edu/ahb). Теперь, впрочем, свидетельства Тимея и Диодора реабилитируются и признаются зачастую вполне дос товерными и даже надежными источниками.

Подробнее об источниках XVI книги Диодора см.: Hammond N. G. L. The Sources of Diodorus Siculus XVI // ClQ. 1937. Vol. 37. P. 79-91.

ПЕРЕВОД 1(1)Составителям исторических сочинений следует излагать в книгах события, [касающиеся] или городов, или царей целиком от [самого] начала до [их] завершения: нам кажется, что так легче всего сохранить историю в памяти и сделать ее понятной читателю. (2)Изложение событий наполовину, когда конец [повествования] не связан с началом, особенно препятствует любителям чтения в их стремлении [к познанию], но в том случае, когда связный рассказ доведен до завершения, описание событий принимает законченный вид. Так что [в этом стремлении] сам естественный ход событий помогает авторам ис торических сочинений, всячески удерживая их в то же время от уклонения с избранного пути. (3)Поэтому и мы, переходя к [изложению] деяний Филиппа, сына Аминты, попытаемся охватить [все] совершенное этим царем в [одной] этой книге. Он царствовал над македонянами двадцать четыре года1 и, распо лагая поначалу самыми незначительными средствами, превратил свое царство в величайшую из держав Европы;

приняв Македонию порабощенной илли рийцами2, он сделал ее владычицей многих больших народов и городов.

(4)Благодаря собственной доблести3 он добился главенства над всей Элладой, так как города переходили под его власть по доброй воле. Одолев же грабите лей Дельфийского храма и оказав помощь прорицалищу4, он стал заседать в совете амфиктионов и за свое благочестие перед богами получил в награду голоса побежденных фокидян [в совете]5. (5)Иллирийцев же и пеонов, и фра кийцев, и скифов, и все соседние с ними народы он победил на войне и, за мышляя разрушить персидское царство, переправил в Азию войска и начал освобождать эллинские города. Сраженный судьбой в расцвете сил, он оставил после себя столь большое и сильное войско, что его сын Александр не испы тывал нужды в союзниках при низвержении персидского владычества.

(6)Филипп совершил все это не благодаря удаче, но вследствие собственной своей доблести. Став царем, он отличался смекалкой в военном деле, мужест вом и прекрасными душевными качествами. Однако чтобы во введении нам не предвосхищать изложение его деяний, мы перейдем к связному [описанию] истории, коротко изложив события, предшествовавшие его воцарению.

2 (1)При афинском архонте Каллимеде была проведена сто пятая олим пиада, на которой победу в беге одержал киренец Пор6, а римляне поставили консулами Гнея Генуция и Луция Эмилия8… 4 (1)При афинском архонте Евхаристе римляне поставили консулами Квинта Сервилия и Квинта Генуция9… 5 (1)… На Сицилии [несколько] ранее принял власть сиракузский тиран Дионисий Младший10. Был он человеком праздным и значительно уступал своему отцу [в талантах], но выдавал свою бездеятельность за миролюбие и кротость. (2)По этой же причине, получив в наследство войну с карфагеняна ми11, он заключил с ними мир. Так же вяло вел он в течение некоторого време ни и борьбу против луканов12, но, одержав победы в [ряде] последних сраже ний, охотно завершил войну с ними. (3)В Апулии он основал два города, ре шив сделать Ионийское море безопасным для моряков, поскольку обитавшие на побережье варвары, ходившие на многочисленных пиратских кораблях, сделали невозможным для торговцев плавание по всему Адриатическому мо рю. (4)После этого Дионисий, посвятив себя мирной жизни, лишил [своих] бойцов [необходимого] упражнения в войнах13 и, унаследовав величайшую в Европе державу, по собственному малодушию совершенно неожиданно ли шился скованной, по словам его отца, адамантовыми оковами14 тирании. Мы попытаемся описать причины ее крушения и происходившие события по по рядку.

6 (1)При афинском архонте Кефисодоте римляне поставили консулами Гая Лициния и Гая Сульпиция15. В это время Дион, сын Гиппарина, самый вы дающийся человек среди сиракузян, бежал из Сицилии и [движимый] благо родством души вернул свободу сиракузянам и остальным сикелиотам в силу следующих обстоятельств. (2)Старший Дионисий имел детей от двух жен16: от первой, родом из Локр, - Дионисия, унаследовавшего тираническую власть, от второй, дочери Гиппарина, пользовавшегося большой славой среди сиракузян [человека], - двух сыновей, Гиппарина и Нарсея17. (3)Братом второй жены был Дион, человек, весьма преуспевший в философии18, а мужеством и знанием военного дела намного превосходивший сиракузян того времени. (4)Он из-за своего знатного происхождения19 и величия души попал в подозрение к тира ну, считавшему его способным уничтожить тиранию. Поэтому Дионисий из страха перед ним решил, чтобы избавиться от такого человека, схватить и каз нить его20. Но Дион, поняв его намерения, скрывался сначала у друзей, а потом бежал из Сицилии в Пелопоннес вместе с братом Мегаклом и Гераклидом, ко торого тиран поставил начальствовать над воинами21. (5)По прибытии в Ко ринф22 он предложил коринфянам помочь освобождению сиракузян, а сам стал собирать наемников и запасаться военным снаряжением. Поскольку многие поспешили откликнуться на его призыв23, он [вскоре] подготовил вооружение и [набрал] много наемников и, наняв два грузовых судна, на которых размес тил снаряжение и людей, отплыл с этими кораблями из Закинфа близ Кефал лении на Сицилию24. Гераклида же [Дион] оставил, чтобы тот впоследствии доставил в Сиракузы несколько триер и остальные грузовые суда25.

7 (1)Пока происходили эти события, тавроменец Андромах26, отец исто рика Тимея, отличавшийся богатством и благородством души, собрал уцелев ших после разрушения Наксоса Дионисием людей и поселился [с ними] на холме над Наксосом27, который назывался Тавром. Он жил там долгое время, и от пребывания на Тавре возникло название Тавромений28. Так как город быст ро стал преуспевающим, жители его приобрели большие богатства. Он поль зовался большой известностью вплоть до нашего времени, когда тавромениты были выселены Цезарем с родины, а город принял римскую колонию29.

9 (1)При афинском архонте Агафокле римляне поставили консулами Марка Фабия и Гая Петелия30. В это время Дион, сын Гиппарина, приплыл в Сицилию, чтобы свергнуть тиранию Дионисия, и, имея в своем распоряжении самые незначительные силы по сравнению с любым из его предшественников, [совершенно] неожиданно уничтожил величайшую династию в Европе.

(2)Ведь кто поверил бы, что, отплыв с двумя грузовыми кораблями, он одер жит верх над правителем, располагавшим четырьмя сотнями боевых кораблей, до ста тысяч пеших и десяти тысяч конных воинов и такими запасами продо вольствия, военного снаряжения и денег, какие только может собрать [чело век], намеревающийся щедро содержать вышеуказанные войска, а кроме всего этого обладавший крупнейшим из греческих городов, гаванями и доками, и неприступными крепостями31, а вдобавок еще множеством сильных союзни ков?32 (3)Причина, в особенности позволившая Диону одержать верх, заклю чалась в его собственном величии духа и мужестве, а также расположенности [к нему] желавших освобождения [людей], но более всего – в трусости тирана и ненависти к нему подданных33. Все эти причины, соединясь вместе в одно время, неожиданно позволили совершиться невероятным событиям.

(4)Мы, сказав об этом, обратимся [теперь] к описанию событий по по рядку. Итак, Дион, отплыв с двумя грузовыми кораблями от Закинфа близ Ке фаллении, прибыл к Миное в акрагантинской области34. В давние времена ее основал Минос, царь критян, когда, разыскивая Дедала, он был гостем у царя сиканов Кокала35. В описываемое время город этот подчинялся карфагенянам, но его эпистат36, по имени Парал37, был другом Диона и охотно принял его38.

(5)Дион, выгрузив с кораблей пять тысяч комплектов вооружения39, передал их Паралу и попросил его привезти в Сиракузы на повозках, а сам с тысячей наемников двинулся к Сиракузам40. По пути он убедил жителей Акраганта и Гелы, некоторых из обитавших во внутренней части острова сиканов и сику лов, а также население Камарины содействовать в освобождении сиракузян и выступил вместе с ними для свержения тирана. (6)Так как много жителей ото всюду стекалось [к нему] с оружием, быстро набралось более двадцати тысяч воинов41. Ничуть не менее откликнулись на его призыв и многие из обитавших в Италии эллинов и жители Мессены42, и все прибыли с большим рвением и быстротой.

10 (1)Когда Дион был уже на границе сиракузской территории, навстре чу ему вышло множество безоружных людей из города и сельской округи:

ведь Дионисий, не доверяя сиракузянам, отнял у многих из них оружие43. (2)В это самое время тиран с большими силами находился в недавно основанных городах на Адриатическом море44, а оставленные им для охраны Сиракуз пол ководцы45 попытались сначала удержать сиракузян от восстания. Но, отчаяв шись [в своих усилиях], поскольку стремление народа [к свободе] невозможно было сдержать, они, собрав наемников и сторонников правителя, пополнили отряды и решили напасть на отложившихся [от Дионисия]. (3)Дион раздал безоружным сиракузянам пять тысяч паноплий, прочих же по возможности снабдил чем пришлось. Созвав всех на общую сходку, он объявил, что собира ется освободить сикелиотов, и предложил избрать стратегов46, пригодных для восстановления автономии и низвержения тирании. Собравшиеся закричали в один голос, что выбирают стратегами-автократорами Диона и его брата Ме гакла47. (4)И, выстроив войско, он прямо со сходки повел его к городу. По скольку никто не вступил с ним в бой на открытой местности, он бесстрашно вошел в стены [Сиракуз] и, пройдя через Ахрадину48, расположился на агоре, и никто не осмеливался выйти против него. (5)Общее число находившихся с Дионом воинов было не менее пятидесяти тысяч49. Все они вошли в город в венках, предводимые Дионом и Мегаклом в сопровождении тридцати сираку зян50, единственных из изгнанников на Пелопоннесе, которые пожелали де лить опасности с [остальными] согражданами.

11 (1)Весь город переменил облачение рабства на одеяние свободы, а скорбь тирании по воле судьбы - на праздничное веселье. И по этой причине во всех домах радовались и приносили жертвы, люди в собственных очагах жгли благовония, благодарили богов за совершившиеся благодеяния и давали обеты относительно будущих. Столь неожиданный счастливый оборот собы тий вызвал громкие крики ликования у женщин, которые собирались толпами по всему городу. (2)Все - и свободный, и раб, и ксен – спешили взглянуть на Диона, и все воспринимали его доблесть как нечто превосходящее природу обыкновенного человека51. И такое отношение [сиракузян к Диону] было вполне объяснимо из-за неожиданной грандиозной перемены: испытав пятиде сятилетнее рабство52 и забыв на долгое время о свободе, они избавились от несчастий благодаря доблести одного человека.

(3)Дионисий, находившийся в это время рядом с Кавлонией в Италии, призвал Филиста53, который был стратегом на Адриатическом море, с флотом, приказав ему плыть в Сиракузы. Оба стремились оказаться там [первыми], но Дионисий прибыл в Сиракузы на семь дней54 позже, чем там появился Дион.

(4)Решив перехитрить сиракузян, он тотчас отправил к ним послов ради при мирения и давал многочисленные уверения, что передаст власть тирана наро ду, получив от демократии взамен приличествующие почести. Он предлагал, чтобы к нему были направлены послы, после совещания с которыми он пре кратил бы войну. (5)Сиракузяне, которым надежды вскружили голову, отряди ли к нему послов из числа достойнейших мужей. Дионисий, окружив их стра жей, откладывал встречу, а сам, видя, что сиракузяне в надежде на мир бес печно относятся к делам охраны и не готовы к сражению, распахнув внезапно ворота крепости, располагавшейся на Острове55, вывел построенное для боя войско.

12 (1)Поскольку у сиракузян была возведена от моря до моря стена56, [разделяющая город на части], наемники устремились к ней с громким криком, наведя ужас на защитников, и перебили многих из них, а оказавшись внутри стен, вступили в бой с пришедшими на помощь [охране сиракузянами].

(2)Дион, соглашение с которым было столь неожиданно нарушено, с лучшими воинами двинулся навстречу неприятелю и, вступив в бой, многих перебил.

Местом битвы стал участок неподалеку от стены со стороны города57, и там на небольшом пространстве стеснилось множество воинов. (3)Поэтому наиболее доблестные с обеих сторон устремились в опасное место: наемников Дионисия [возбуждали] щедрые обещания, а сиракузяне сражались отчаянно, движимые надеждой на свободу. Первое время сражение было равным, так как доблесть обеих сторон была одинакова. Многие пали, немало было изранено, встретив грудью все удары врага: ведь сражавшиеся в первых рядах мужественно нахо дили гибель ради остальных, а стоявшие позади, прикрывая щитами сражен ных и стойко перенося тяготы боя, претерпевали крайние опасности ради по беды. (4)Между тем Дион, желая отличиться в бою и стремясь добиться побе ды собственной доблестью, ударил в [самую] середину врагов и, сражаясь по добно герою58, многих убил, прорубившись сквозь весь строй наемников59, но был в одиночку окружен многими [врагами]. Хотя много пущенных в него ко пий и стрел попало в щит и шлем, благодаря прочности доспехов он остался невредим, но, получив рану в правую руку, был сокрушен силой удара и едва не попал в руки врагов. (5)Сиракузяне, беспокоясь о спасении стратега, удари ли на наемников сомкнутым строем и избавили ослабевшего Диона от опасно сти, а врагов, одолев, принудили к бегству. Поскольку и на другом участке стены сиракузяне также взяли верх, наемников тирана преследовали [даже] за воротами, ведущими на Остров. Сиракузяне, одержав победу в важном сраже нии и прочно овладев свободой, поставили трофей в честь победы над тира ном60.

13 (1)Дионисий, потерпев неудачу и уже отчаявшись в [своей] власти, оставил в крепостях достаточные гарнизоны, а сам, получив [возможность] собрать тела погибших воинов61, числом восемьсот, похоронил их со славой, увенчав золотыми венками и обрядив в прекрасные пурпурные одежды. Ведь он надеялся такой заботой о них укрепить прочих в мужестве рисковать ради тирании. Отличившихся доблестью он почтил большими дарами, а к сираку зянам послал [договориться] о прекращении войны. (2)Дион же, постоянно изобретая правдоподобные предлоги, затягивал дело с послами, спокойно ук репляя в это самое время остаток стены, и тогда только принял послов, обма нув врагов надеждой на мир. При обсуждении условий примирения Дион от вечал послам, что [для Дионисия] есть только один выход: если он, сложив тираническую власть, захочет принять некоторые почетные права62. Дионисий, узнав этот высокомерный ответ, собрав командиров, совещался с ними о том, как следует защищаться против сиракузян. (3)Имея в изобилии все, кроме сне ди, и господствуя на море, он стал совершать набеги на страну, но добывал такими фуражировками мало продовольствия, [и поэтому] отправил грузовые суда и деньги для закупки провианта. Но сиракузяне, обладая большим числом боевых кораблей, появлялись в удобных местах, отнимая много перевозимых купцами [для Дионисия] товаров.

В таком положении находились дела в Сиракузах.

14 … (3)Среди писателей Демофил, сын историка Эфора, описав остав ленную без внимания [его] отцом так называемую священную войну, начинал поэтому [изложение событий] с захвата Дельфийского храма и разграбления святилища фокейцем Филомелом. Продолжалась эта война одиннадцать лет63, вплоть до истребления тех, кто разделил между собой храмовые сокровища.

(4)Каллисфен64 описал историю деяний эллинов в десяти книгах и завершил ее [рассказом о] захватом святилища и преступлением фокейца Филомела.

(5)Афинянин Диилл начал [свою] историю с разграбления храма и в написан ные двадцать семь книг включил все совершившиеся в это время события в Элладе и Сицилии65.

15 (1)При афинском архонте Эльпине римляне поставили консулами Марка Попилия Лената и Гнея Манлия Империоза и была проведена сто шес тая олимпиада66, во время которой в беге67 победил малиец Пор. В это время в Италии на окраине луканских земель отовсюду собралось вперемешку множе ство людей, по большей части беглых рабов. Вначале они вели разбойничью жизнь и благодаря привычке к дикой жизни и набегам приобрели опыт и на выки в военном деле. Побеждая вследствие этого в сражениях врагов из числа местных народов, они значительно усилились68. (2)Первоначально они захва тили и разграбили город Терину, а затем, овладев Гиппонием и Фуриями69, а также многими другими [городами], установили общее государственное уст ройство70 и назвались бруттиями, так как большинство их было рабами, а на местном наречии беглые рабы называются “бруттии”71.

Так в Италии сложился народ бруттиев.

16 (1)На Сицилии Филист, стратег Дионисия, приплыв в Регий, перепра вил в Сиракузы всадников числом более пятисот72. Присоединив к этим кон никам других в еще большем количестве и две тысячи пеших воинов, он напал на Леонтины, отложившиеся от Дионисия, и, ночью проникнув внутрь стен, захватил часть города. В завязавшемся большом сражении он был разбит при поддержке сиракузян и изгнан из Леонтин. (2)Гераклид, оставленный Дионом в качестве наварха73 боевых кораблей в Пелопоннесе и задержавшийся из-за штормов, отстал от тех, кто плыл с Дионом, и опоздал к освобождению Сира куз, прибыл, ведя с собой двадцать боевых кораблей и полторы тысячи вои нов74. Будучи человеком весьма известным и, как считали, достойным, он был избран сиракузянами навархом и вместе с Дионом назначен вести войну про тив Дионисия. (3)Между тем Филист, назначенный стратегом, приготовив ше стьдесят триер, дал морской бой сиракузянам, имевшим почти такое же число кораблей. Сражение было упорным, и сперва Филист благодаря собственному мужеству стал одолевать, но потом был отрезан врагами. Сиракузяне, со всех сторон окружив корабль, стремились захватить стратега живым, но Филист, боясь мучений в плену, закололся. Этот человек приносил тиранам большую пользу, будучи вернейшим другом правителей. (4)Сиракузяне, одержав победу в морском сражении, расчленили труп Филиста и, пронеся части его тела через весь город, бросили их непогребенными75. Дионисий, лишившись самого дея тельного из друзей и полководца, другого равного которому у него не было, и сам будучи не в состоянии нести бремя войны, отправил к Диону послов, [предлагая] сперва передать половину власти, а потом решив отдать всю цели ком.

17 (1)Дион ответил, что сиракузяне считают справедливым, чтобы он сдал акрополь при условии сохранения им собранных денег и ценностей, Дио нисий же был готов передать крепость народу, с тем чтобы, взяв наемников и деньги, уйти в Италию76, и Дион советовал сиракузянам принять предлагаемое [тираном]. Народ же, поддавшись несвоевременным убеждениям вожаков77, возражал против этого, думая благодаря осаде захватить тирана силой.

(2)Между тем Дионисий, оставив лучших наемников сторожить крепость, сам, погрузив деньги и всякое царское добро, тайно отплыл и водворился в Ита лии78. (3)Сиракузяне же поднялись друг на лруга, так как одни считали, что нужно передать командование и всю полноту власти Гераклиду79, поскольку казалось, что он никогда не принял бы тираническую власть, другие же утвер ждали, что вождем во всех делах следует иметь Диона. Ко всему прочему, так как чужакам из Пелопоннеса, участвовавшим в освобождении Сиракуз, задол жали большую плату, а город нуждался в средствах, наемники в числе более трех тысяч, лишившись денег, собрались вместе [на сходку]. Все они отлича лись мужеством, благодаря упражнению приобрели опыт в военном деле и значительно превосходили сиракузян доблестью. (4)Они требовали, чтобы Ди он присоединился к ним и у сиракузян, словно у общего врага, добыл возна граждение. Дион сперва возражал, но потом, принужденный окружившей его толпой, принял командование над наемниками и вместе с ними выступил к Леонтинам. (5)Собравшиеся сиракузяне преследовали наемников, но, завязав во время перехода бой и потеряв многих, отступили. Дион, одержав в битве славную победу, не держал зла на сиракузян: когда они отправили к нему вестника, чтобы договориться о выдаче павших, он дал разрешение и отпустил без выкупа пленных, которых у него было много. Ведь многие, которым пред стояло погибнуть во время бегства, заявляли, что они сторонники Диона, и все они по этой причине избежали смерти80.

18 (1)После этого Дионисий послал стратегом в Сиракузы неаполитанца Нипсия, отличавшегося мужеством и полководческими способностями, и по слал вместе с ним грузовые суда с провиантом и другими припасами. Он, от правившись из Локр81, приплыл в Сиракузы. (2)Находившиеся в крепости на емники тирана (в это время недоставало продовольствия), чрезвычайно стес ненные недостатком самого необходимого некоторое время мужественно пе реносили нужду, но так как естество было побеждено необходимостью, они, отчаявшись в спасении, ночью сошлись на собрание и постановили наутро сдать крепость и самих себя сиракузянам. (3)Ночь уже кончалась, и наемники отправили вестников к сиракузянам для прекращения [войны], но на рассвете приплыл Нипсий с флотом и пристал близ Аретусы82. Ввиду этого нужда тот час сменилась полным изобилием припасов, а стратег Нипсий, высадив вои нов, созвал общую сходку и, произнеся речь в соответствии с ситуацией, укре пил их дух перед грядущими опасностями. Так акрополь, уже сданный сираку зянам, был неожиданно сохранен изложенным образом. (4)Сиракузяне, воору жив все триеры, выплыли против врагов, еще занятых выгрузкой припасов.

Нападение оказалось неожиданным, и когда занимавшие акрополь наемники в замешательстве выступили протв вражеских триер, началось сражение. Побе ду в нем одержали сиракузяне, которые некоторые корабли потопили, другими завладели, а остальные преследовали до берега. (5)Возгордившись победой, они устроили в честь ее пышное жертвоприношение богам, а сами, обратив шись к пирам и питью, совершенно пренебрегли побежденными, беспечно от носясь к делам охраны83.

19 (1)Нипсий, стратег наемников, приняв решение дать новое сражение и исправить прежнюю неудачу, ночью с приготовленным к битве отрядом не ожиданно напал на сооруженную [сиракузянами] стену и, застав стражу из-за небрежности и пьянства спящей, пустил в ход заранее приготовленные лест ницы. (2)По ним сильнейшие из наемников поднялись на стену и, перебив стражу, открыли ворота. Когда воины ворвались в город, стратеги сиракузян пытались помочь гражданам, но, скованные в действиях вином, частью погиб ли, а частью бежали. Город был захвачен, и почти все воины из крепости на ходились внутри окружной стены, а сиракузяне были отброшены из-за неожи данности [нападения] и [вызванного им] беспорядка, причем многие были убиты. (3)Массе прекрасно организованных воинов тирана, которых было бо лее десяти тысяч, никто не мог противостоять, так как этому препятствовали замешательство и смятение, а также отсутствие командования у побежденных.

(4)Враги заняли агору, и победители тут же устремились к жилым домам, за хватив много ценного и обратив в рабство немало женщин и детей, а также домашней прислуги. В узких проходах и на разных других улицах возникали постоянные стычки с сопротивлявшимися сиракузянами, так что было много убитых и не меньше раненых. Всю ночь они провели во взаимных убийствах, насколько это позволяла наступившая темнота, и все окрестности были зава лены трупами84.

20 (1)Сиракузяне с наступлением дня обнаружили размер потерь и, одну только помощь Диона полагая [теперь] спасением, послали в Леонтины всад ников, умоляя не ждать, пока отечество будет взято [врагом] на копье, но про стить им несправедливость и, с состраданием отнесясь к их нынешним несча стьям, исправить причиненный родине ущерб. (2)Дион, человек благородной души, благодаря философскому воспитанию усовершенствовавший свои спо собности к суждению, не держал зла на сограждан и, убедив наемников [ока зать им помощь], сразу же выступил в путь и, быстро пройдя дорогу до Сира куз, подошел к Гексапилу85. (3)Выстроив здесь воинов, он стремительно дви нулся вперед и натолкнулся на детей, женщин и пожилых людей из города, числом свыше десяти тысяч. Все они, встретив его со слезами, умоляли защи тить обездоленных. Ведь наемники из крепости уже достигли своей цели и, разграбив дома вокруг агоры, подожгли [их], а теперь устремились к осталь ным, грабя находившееся в них имущество86. (4)В это самое время Дион всту пил в город с нескольких сторон сразу и, напав на занятого грабежами врага, убивал всех встречных, которые несли на плечах разные вещи. Из-за неожи данности прибытия и замешательства и смятения всех тех, кто был занят гра бежом, он без труда одолел их. Наконец, когда число убитых – частью в домах, частью на улице – превысило четыре тысячи, остальные бежали в крепость и, заперев ворота, избежали опасности.

(5)Сам же Дион, совершив деяние, превосходящее все прежние, спас го рящие здания, погасив пламя, а устроив наилучшим образом стену [отделяю щую город от крепости], одновременно и укрепил город, и отрезал стеной вра гам путь на сушу. Очистив город от трупов и воздвигнув трофей, он принес богам жертвы за спасение [отечества]. (6)На собрании благодарный народ из брал Диона поднятием рук87 стратегом-автократором88 и воздал ему почести, как герою, а Дион в соответствии со своим прежним образом действий снис ходительно освободил всех [своих] врагов от обвинений и, ободрив народ, привел к общему согласию. Сиракузяне почтили своего благодетеля всеобщим одобрением и великими похвалами как единственного спасителя отечества89.


23 (1)При афинском архонте Каллистрате римляне поставили консулами Марка Фабия и Гая Плавция90. В этот год началась знаменитая священная вой на, которая продолжалась девять лет91… 28 (1)При афинском архонте Диотиме римляне поставили консулами Гая Марция и Гнея Манлия92… 31 … (7)У римлян была война с фалисками, [в ходе которой] не было со вершено ничего значительного и достойного упоминания, имели место лишь набеги и разорение земли фалисков93. (8)На Сицилии стратег Дион был зако лот несколькими наемниками с Закинфа94, а [его] власть принял организовав ший их на убийство Каллипп и правил в течение тринадцати месяцев95.

32 (1)При афинском архонте Фудеме римляне поставили консулами Марка Публия и Марка Фабия96… 36 … (4)Тиррены, воюя с римлянами, опустошили значительную часть вражеской территории и, дойдя до самого Тибра, вернулись домой97. (5)А в Сиракузах возникла смута, когда друзья Диона98 [выступили] против Каллип па99, но, оказавшись побежденными, они бежали в Леонтины. Спустя некото рое время Гиппарин, сын Дионисия100, приплыл в Сиракузы с войском, и Кал липп, потерпев поражение, потерял город101, а Гиппарин, приняв отеческую власть, правил два года.

37 (1)При афинском архонте Аристодеме римляне поставили консулами Гая Сульпиция и Марка Валерия и была проведена сто седьмая олимпиада, на которой в беге победил Смикрин из Тарента102… 40 (1)При афинском архонте Фессале римляне поставили консулами Марка Фабия и Тита Квинкция103… 45 … (8)В Италии римляне, заключив перемирие с пренестинцами и до говор с самнитами104, умертвили на площади двести шестьдесят тарквинийцев по решению народа105. (9)На Сицилии же сиракузяне Лептин и Каллипп106 с войском осадили Регий, охраняемый сторожевым отрядом тирана Дионисия Младшего, и, изгнав гарнизон, вернули регийцам автономию107.

46 (1)При афинском архонте Аполлодоре римляне поставили консулами Марка Валерия и Гая Сульпиция108… 52 (1)При афинском архонте Каллимахе римляне поставили консулами Гая Марция и Публия Валерия109… 53 (1) По завершении этого года архонтом в Афинах стал Феофил, а в Риме поставили консулами Гая Сульпиция и Гая Квинкция. Была проведена сто седьмая олимпиада, на которой в беге победил киренец Поликл110… 56 (1)При афинском архонте Фемистокле в Риме консульскую власть приняли Гай Корнелий и Марк Попилий111… 57112 (1)По общему мнению, истребление священных сокровищ было де лом фокидян, но в [их] захвате принимали участие и афиняне с лакедемоняна ми, которые были в союзе с фокидянами и получали плату вне зависимости от численности посланных [союзникам] воинов113. (2)Так афинянам в это время довелось совершить проступок перед божеством, как [случилось] и немногим ранее событий в Дельфах, в то время, когда Ификрат с флотом находился на Керкире114, а правитель сиракузян Дионисий отправил в Олимпию и Дельфы искусно выполненные из золота и слоновой кости статуи115, и Ификрат, слу чайно натолкнувшись на перевозившие эти статуи корабли и овладев ими, по слал [афинскому] народу запрос, что [ему] надлежит делать [с захваченным добром], а афиняне предписали ему не беспокоиться о делах богов, но поду мать над тем, как содержать воинов. (3)Тогда Ификрат, вняв предписанию родного города, продал украшения богов как добычу;

а тиран, придя в ярость, написал афинянам письмо следующего содержания: “Дионисий совету и наро ду афинян не может пожелать благополучия, так как вы на суше и на море по кусились на священное имущество и, захватив статуи, отосланные нами для посвящения богам, обратили их в деньги116, проявив нечестие в отношении величайших богов – Аполлона в Дельфах и Зевса Олимпийского”. (4)Такие дела совершили афиняне в отношении посвященного божеству117, утверждая [при этом], что Аполлон их покровитель и предок118. Лакедемоняне же, кото рые, получив [некогда] указание оракула в Дельфах, благодаря этому приобре ли государственное устройство, вызывавшее всеобщее изумление119, и поныне еще запрашивая бога о важнейших делах, дерзают [признать], что вместе с грабителями храма участвовали в этом преступлении120.

59 (1)При афинском архонте Архии римляне поставили консулами Мар ка Эмилия и Тита Квинкция121. При них … завершилась продолжавшаяся де сять лет фокейская война122… 61 (1)Нам кажется справедливым прежде написать о том, как боги пока рали участников беззакония в святилище123. [Говоря] в общем, неотвратимое возмездие божества преследовало не только самих грабителей храма, но и всех так или иначе затронутых этим преступлением. (2)Так, Филомел, вдохнови тель захвата святилища, оказавшись в трудном положении, бросился со скалы, а его брат Ономарх, приняв командование над отчаявшимися, погиб вместе со сражавшимися в Фессалии фокидянами и наемниками, и [его труп] был рас пят. (3)Третьим был Фаилл, перечеканивший в монету большую часть посвя тительных даров храму, которому долгая болезнь не позволила быстро изба виться от кары. После них Фалек, получив остатки награбленного, был прину жден довольно долгое время скитаться, терпя страхи и опасности, но не для того, чтобы стать счастливее соучастников святотатства, но чтобы, долгое время терпя мучения и став из-за своего несчастья известным многим, его злая судьба повсеместно приобрела печальную славу. (4)Ведь первое время после бегства от плена он вместе с наемниками пребывал в Пелопоннесе, содержа воинов на остатки от награбленного в храме, а после этого, наняв в Коринфе большие грузовые суда и имея в своем распоряжении четыре полуторных, го товился плыть в Сицилию и Италию, намереваясь в тех краях либо захватить какой-нибудь город, либо сделаться наемником: ведь у луканов была тогда война с тарентинцами124. Отправлявшимся вместе с ним он сказал, что плывет по приглашению жителей Италии и Сицилии125.

62 (1)Когда же он отплыл и оказался в море, некоторые воины, нахо дившиеся на самом большом корабле, на котором был и сам Фалек, заподоз рили и стали говорить друг другу, что никто не посылал за ними: не видно, что с ними плывут проводники от нанимателей, да и плавание предстоит долгое и трудное. (2)Не поверив поэтому тому, что им сказали, и, боясь заморской вой ны, они – особенно те, в чьих руках находилось командование, - восстали. На конец, обнажив мечи и угрожая Фалеку и кормчему, они заставили их повер нуть назад. Так как то же самое произошло и на остальных кораблях, они по плыли обратно в Пелопоннес. (3)Собравшись на Малейском мысе в Лаконике, застали там прибывшее с Крита кносское посольство для вербовки наемников.

Переговорив с Фалеком и командирами и предложив значительную плату, они отплыли вместе с ними. Высадившись в Кноссе на Крите, они с ходу заняли город Ликт. (4)Но жителям Ликта, лишившимся родины, неожиданно и быстро подали помощь. В это самое время тарентинцы, ведя войну с луканами, отпра вили послов к лакедемонянам, потомками которых были они сами, прося по мощи126. Спартанцы в силу родства охотно готовы были помочь [им] в войне и, быстро собрав морские и сухопутные силы, поставили во главе их царя Ар хидама127. Хотя это войско должно было отправиться в Италию, жители Ликта просили помочь прежде им. Лакедемоняне, которых убедили их речи, отпра вившись на Крит, победили наемников и возвратили ликтянам родной город.

63 (1)После этого Архидам, приплыв в Италию и воюя на стороне тарен тинцев, пал со славой в каком-то сражении128 – муж, чье военное искусство, да и вся жизнь, были достойно похвалы, запятнанный лишь союзом с фокидяна ми как главный виновник захвата Дельф129. (2)Архидам царствовал над лаке демонянами двадцать три года, а потом власть перешла к его сыну Агису, цар ствовавшему пятнадцать лет130. Итак, наемники Архидама, принимавшие уча стие в ограблении святилища, были перебиты луканами131, а Фалек, изгнанный из Ликта, попытался овладеть Кидонией. (3)Он соорудил осадные машины и подступил [с ними] к городу, когда [с неба на них] обрушилась молния и они были сожжены божественным огнем, [а вместе с ними] погибли от огня и мно гие наемники, бросившиеся спасать машины, а среди них и полководец Фалек.

Некоторые, однако, говорят, что его убил какой-то обиженный им наемник132.

(4)Уцелевших наемников, принятых на службу элейскими изгнанниками, при везли в Пелопоннес, где они вместе с изгнанниками вели войну против элей цев. (5)Аркадяне, сражавшиеся на стороне последних, одолели изгнанников в битве и перебили много наемников, а оставшихся в живых – числом около че тырех тысяч – взяли в плен. Аркадяне и элейцы разделили между собой плен ных, и аркадяне всех доставшихся им продали, а элейцы в отместку за совер шенное в святилище беззаконие перебили133.

64 (1)Таким вот образом участники ограбления святилища испытали возмездие со стороны божества, а наиболее известные города, связанные с этим преступлением, позже были побеждены Антипатром и вместе с господ ством [в Греции] лишились и свободы. (2)Жен же фокейских вождей, носив ших золотые ожерелья [похищенные] из Дельф, настигла особая кара за нечес тие: одна, носившая [ожерелье] принадлежавшее Елене, опустилась до позор ной жизни гетеры, предлагая свою красоту [всем], кто ни пожелает оскорбить ее, другая же, которой досталось ожерелье Эрифилы134, сгорела заживо вместе с домом, подожженным в безумии ее старшим сыном135. Такую, как было ука зано, кару богов заслужили дерзнувшие пренебрегать божеством. (3)Филипп же, пришедший на помощь святилищу136 и с того времени становившийся все более могущественным, наконец, благодаря почтительному отношению к бо жеству, оказался вождем всей Эллады и приобрел величайшее в Европе царст во. А мы, вполне достаточно изложив события и завершив [описание] священ ной войны, переходим к событиям другого рода.


65 (1)На Сицилии сиракузяне поднялись друг против друга и, вынуж денные рабствовать у многочисленных и разнообразных тиранов137, отправили послов в Коринф138, прося прислать им стратега, который позаботился бы о государстве и избавился бы от изобилия замышлявших сделаться тиранами.

(2)Те, посчитав справедливым помочь происходившим от них [сиракузянам], постановили отправить в качестве стратега Тимолеонта, сына Тименета139, первенствовавшего среди граждан в доблести и военном деле и вообще укра шенного всяческими достоинствами. Однако вышло так, что помог ему стать стратегом необычный случай. (3)Ведь Тимофан, его брат, превосходил [дру гих] коринфян богатством и смелостью. Некоторое время назад он, открыто покушаясь на тираническую власть, собрал бедноту, приготовил оружие и вместе с наиболее дурными стал обходить вокруг агоры, хотя и не называя се бя тираном, но действуя присущим тирании образом. (4)Тимолеонт же, осо бенно неприязненно относящийся к единоличной власти, сперва пытался убе дить брата отступить от его намерения, но поскольку тот не прислушался к его словам и, напротив, действовал с все большей дерзостью, будучи не в силах вразумить его словами, убил прогуливавшегося на агоре [брата]140.

(5)Возникло замешательство, и сбежались граждане, привлеченные неожидан ным и необычным случаем. [Между ними] начались разногласия, поскольку одни говорили, что Тимолеонта следует как убийцу родственника наказать по закону, другие же, напротив, утверждали, что нужно воздать хвалу этому че ловеку как тираноубийце. (6)На заседании герусии в булевтерии141 у совещав шихся поднялся спор вокруг этого дела: враждебно настроенные обвиняли Тимолеонта, более снисходительные защищали его, советуя пощадить этого человека. (7)Вопрос еще оставался нерешенным, когда прибыли послы из Си ракуз и, сообщив герусии о своих поручениях, просили как можно скорее при слать стратега142. (8)Тогда совет постановил отрядить Тимолеонта и для ус пешного осуществления поручения предоставил ему некоторое количество наемников143 и неожиданный выбор: ему пообещали, что если он окажется достойным предводителем сиракузян, считать его тираноубийцей, если же он в большей степени станет действовать из эгоистических побуждений, то убий цей брата144. (9)И Тимолеонт не столько из страха перед [решением] герусии, сколько благодаря собственной доблести достойно и успешно руководил де лами на Сицилии. Ведь он одолел на войне карфагенян, а разрушенные варва рами эллинские города восстановил, освободил всю Сицилию и, застав все во обще эллинские города опустевшими, добился, что они стали отличаться мно голюдством. Но об этом мы расскажем в надлежащее время по порядку, не много ниже, сейчас же перейдем к последовательному описанию событий.

66 При афинском архонте Эвбуле римляне поставили консулами Марка Фабия и Сервия Сульпиция145. В это время коринфянин Тимолеонт, назначен ный гражданами на должность стратега в Сиракузы146, подготовился к отплы тию на Сицилию. (2)Он навербовал семьсот наемников147 и, посадив воинов на четыре триеры и три быстроходных корабля, отбыл из Коринфа. Во время пла вания к нему присоединились три корабля с Левкады и Керкиры, и с десятью судами он поплыл через Ионийское море. (3)Удивительный и необычный слу чай произошел с Тимолеонтом во время путешествия, поскольку божество со действовало его намерению и предвещало ему славу и величие свершений:

всю ночь горящий в небе факел вел его, пока флот не достиг Италии.

(4)Тимолеонт и прежде слышал в Коринфе от жриц Деметры и Коры, будто богини возвестили им во сне, что они отправятся в плавание вместе с Тимоле онтом и его людьми на их священный остров148, (5)поэтому Тимолеонт и его спутники чрезвычайно радовались, что богини помогают им. Посвятив луч ший корабль богиням, Тимолеонт назвал его священным судном Деметры и Коры149. Благополучно прибыв к Метапонту в Италии, экспедиция повстреча лась с карфагенской триерой, на которой находились послы карфагенян.

(6)Обратившись к Тимолеонту, они в торжественных выражениях настойчиво призывали его не начинать войны и не высаживаться на Сицилии. Однако Ти молеонт, которого призывали жители Регия, обещая ему военный союз, тотчас отплыл из Метапонта, стремясь опередить слух о себе: (7)ведь он опасался, как бы господствующие на море карфагеняне не помешали ему переправиться на Сицилию.

Итак, он быстро приплыл в Регий.

67 (1)Карфагеняне, незадолго до этого времени узнавшие о масштабах готовившейся на Сицилии войны, стали милостиво обходиться с союзными городами и, прекратив раздоры с тиранами на острове, установили дружбу [с ними], особенно же с Гикетом150, владычествовавшим над сиракузянами151, поскольку он был наиболее могущественным, (2)а сами, подготовив большие морские и сухопутные силы, переправили их на Сицилию, поставив полковод цем над ними Ганнона152. В их распоряжении находилось сто пятьдесят боевых кораблей, пятьдесят тысяч пеших воинов, триста колесниц, более двух тысяч парных упряжек153, а сверх того в изобилии вооружения, всяческих метатель ных снарядов и осадных машин, а также провианта и прочих припасов неис числимое множество. (3)Город энтеллийцев154 был первым, подойдя к которо му, они выжгли округу и заключили окрестных жителей в осаду. Населявшие город кампанцы155, устрашенные величиной войска, послали за помощью в другие города, настроенные против карфагенян. Однако никто из них не от кликнулся, и только жители Галарии выслали им тысячу тяжеловооруженных воинов. Финикийцы156 выступили им навстречу и, окружив их превосходящи ми силами, всех перебили. (4)Кампанцы, жившие в Этне, сначала тоже соби рались послать отряд в Энтеллу из-за родства [с ее обитателями], но после то го, как узнали о постигшем жителей Галарии несчастье, решили не вмеши ваться в войну.

68 (1)В то время как Дионисий владел Сиракузами157, Гикет, располагая значительным войском, напал на Сиракузы и, выстроив укрепление близ Олимпиона158, повел войну с владевшим городом тираном. (2)Осада затягива лась, и Гикет, так как у него закончились припасы, отправился в Леонтины (ведь из этого города он и явился). Дионисий, последовав за ним, настиг его арьергард и завязал бой. (3)Но Гикет, развернув против Дионисия [все войско], вступил в сражение и, перебив более трех тысяч наемников, обратил осталь ных в бегство. Упорно преследуя беглецов, он вслед за ними ворвался в Сира кузы и захватил [весь] город, кроме Острова159.

В то время как у Гикета и Дионисия дела обстояли подобным образом, (4)Тимолеонт тремя днями позже [упомянутого] захвата Сиракуз, приплыл в Регий и пристал к берегу рядом с городом. (5)Когда [вслед за ним] прибыли также и карфагеняне на двадцати триерах, жители Регия, действуя заодно с Тимолеонтом, собрались в городе на общую сходку и повели речи о разреше нии [конфликта]. Карфагеняне решили, что Тимолеонта удастся склонить к возвращению в Коринф, и потому без должного внимания отнеслись к охране.

Сам Тимолеонт, никак не проявляя [стремления] к бегству, оставался вблизи от ораторской трибуны, но тайно отдал приказ девяти кораблям отплыть как можно скорее. (6)Когда же регийцы нарочито длинными речами отвлекли внимание карфагенян, Тимолеонт скрылся и, бежав на остававшийся корабль, быстро отплыл. Обманутые карфагеняне кинулись преследовать флот Тимоле онта, (7)но те уже достаточно опередили их, и, когда ночь прервала [погоню], отплывшие вместе с Тимолеонтом достигли Тавромения. (8)Стоявший во гла ве этого города Андромах, который всегда сочувственно относился к заботам сиракузян, благосклонно принял преследуемых и многим содействовал их спа сению.

(9)Между тем Гикет, отобрав пять тысяч лучших воинов, напал на вы ступивших против него адранитов и встал лагерем близ [их] города. Тимоле онт выступил из Тавромения, присоединив [к своим] воинов из числа жителей этого города и имея при себе в общей сложности не более тысячи человек160.

(10)Отправившись с наступлением ночи и прибыв к Адрану на второй день, он неожиданно напал на обедавших воинов Гикета, ворвался в лагерь и, перебив более трехсот [врагов] и захватив около шестисот, овладел им. (11)Прибавив к одной хитрости другую, он тотчас двинулся к Сиракузам и, быстро совершив переход, неожиданно прибыл к городу, опередив обращенных в бегство [вои нов Гикета]161.

Такие события произошли в этот год.

69(1)При афинском архонте Ликиске римляне поставили консулами Марка Валерия и Марка Попилия и была проведена сто девятая олимпиада162, на которой в беге победил афинянин Аристолох. В этот год римляне впервые заключили с карфагенянами договор163. (2)В Карии умер династ карийцев Ид рией, правивший семь лет, а власть перешла к его сестре и жене Аде, которая правила четыре года.

(3)На Сицилии Тимолеонт, присоединив к союзу адранитов и тиндари тов, получил у них немало воинов, а в Сиракузах царило полное замешатель ство, поскольку Дионисий владел Островом, Гикет – Ахрадиной и Неапо лем164, Тимолеонт же занял остальную часть города165, а карфагеняне на ста пятидесяти триерах вошли в Большую гавань, расположив лагерем пятьдесят тысяч пеших воинов166. Ввиду этого приверженцы Тимолеонта были напуганы многочисленностью врагов, но обстоятельства неожиданно изменились самым непредсказуемым образом: (4)сначала тиран Катаны Марк167, располагавший значительным войском, присоединился к Тимолеонту, вслед за тем он склонил на свою сторону многие стремившиеся к свободе крепости и, наконец, корин фяне, снарядив десять кораблей и собрав необходимые средства, отправили их в Сиракузы168. (5)Случившееся приободрило Тимолеонта, карфагеняне же, на против, неожиданно в страхе покинули гавань и со всей армией вернулись в свою область169. (6) Гикет оказался в одиночестве, и Тимолеонт, одолев врага, овладел Сиракузами170. И тут же он возвратил Мессену, которая прежде пере шла на сторону карфагенян171.

(7)В таком положении находились дела на Сицилии… 70 (1) При афинском архонте Пифодоте римляне поставили консулами Гая Плавция и Тита Манлия172. В этот год Тимолеонт убедил перепуганного тирана Дионисия сдать акрополь и, сложив с себя власть, удалиться в Пело поннес, сохранив в соответствии с договором при себе свое имущество173.

(2)Так он из-за недостатка мужества и душевной низости указанным образом утратил прославленную тиранию, которая, как говорили, была скована ада мантом, и прожил остаток жизни бедняком в Коринфе174, явив превратностью своей судьбы пример для тех, кто неразумно хвалится своим счастьем. (3)Ведь он, располагая [прежде] четырьмя сотнями триер, спустя недолгое время при был в Коринф на небольшом купеческом суденышке175, наглядно продемонст рировав возможность перемены [в судьбе]176. (4)Тимолеонт же, получив в свои руки Остров и укрепления, которыми прежде распоряжался Дионисий, прика зал разрушить акрополи Острова и дворец тирана, а крепостям предоставил свободу. (5)Он также немедленно приступил к созданию свода законов, введя демократические порядки и установив справедливость в отношении частных сделок, и действуя во всех прочих делах с большой тщательностью, более все го заботясь об [общем] равенстве177. (6)Он учредил и ежегодную должность, пользовавшуюся особым почетом, которую сиракузяне называют амфиполией Зевса Олимпийского178. Первым амфиполом был избран Каллимен, сын Алка да, и в дальнейшем сиракузяне постоянно отмечали годы по этим должност ным лицам вплоть до времени составления этой истории и перемены в госу дарственном устройстве: ведь после того, как римляне предоставили сицилий цам гражданские права, власть амфиполов, существовавшая на протяжении более чем трехсот лет, утратила значение. В таком состоянии были дела на Сицилии.

71 … (3)Из историков Феопомп с Хиоса поместил в “Истории деяний Филиппа” три книги, охватывающие сицилийские события: начав с [установ ления] тирании Дионисия Старшего, он изложил события пятидесяти лет и закончил изгнанием Дионисия Младшего. Это книги с сорок первой по сорок третью179.

72 (1)При афинском архонте Сосигене римляне поставили консулами Марка Валерия и Гнея Петелия180. В этот год умер Аримба181, царь молоссов, процарствовав десять лет182, оставив сына Эакида, отца Пирра183. Власть же, при поддержке македонянина Филиппа, перешла к Александру, брату Олим пиады184.

(2)На Сицилии Тимолеонт напал на Леонтины, поскольку в этом городе укрылся Гикет со значительными силами. Прежде всего он атаковал так назы ваемый Неаполь185. Впоследствии он, ничего не добившись, прекратил осаду, так как в городе оставалось много воинов, которые без труда отражали со стен [его атаки]. (3)Подступив к городу Энгиону, которым правил тиран Лептин186, он совершал на него непрерывные нападения, решив изгнать Лептина из горо да и вернуть жителям свободу. (4)Пока Тимолеонт был занят этими делами, Гикет, выступив из Леонтин всеми силами, осадил Сиракузы, но вскоре, поте ряв много воинов, возвратился в Леонтины. (5)А Тимолеонт, внушив ужас Лептину, отправил его в соответствии с [заключенным между ними] соглаше нием в Пелопоннес, продемонстрировав эллинам изгнание побежденных тира нов. Поскольку под властью Лептина находился и город аполлониатов, [Тимо леонт], овладев Аполлонией, вернул автономию и ей, и городу энгионян187.

73 (1)Испытывая затруднение с деньгами для выплаты наемникам, он отправил тысячу воинов с лучшими начальниками в подвластные карфагеня нам земли188. Они, опустошив большую территорию и принеся много добычи, передали ее Тимолеонту. Распродав ее и выручив много денег, он выдал наем никам плату за длительное время. (2)Он овладел Энтеллой и, убив самое большее пятнадцать человек из числа главных приверженцев карфагенян, вер нул остальным жителям свободу189. Тимолеонт возвеличился благодаря своему могуществу и славе талантливого полководца, так что все эллинские города на Сицилии охотно подчинялись ему, поскольку он всем возвращал автономию, а многие города сиканов и сикулов и прочие, подвластные карфагенянам, отпра вили послов с целью заключить с ним союз. (3)Карфагеняне, видя, что их пол ководцы на Сицилии ведут войну пассивно, решили отправить [вместо них] других с большим войском. Они немедленно начали вносить в военные списки лучших из числа граждан, а также зачисляли [воинами] и наиболее пригодных [к военной службе] среди ливийцев. Кроме того, собрав большие средства, они вербовали наемников у иберов, кельтов и лигуров. Было построено много бое вых кораблей и транспортных судов и прочих припасов заготовлено с избыт ком190.

74 (1)При афинском архонте Никомахе римляне поставили консулами Гая Марция и Тита Манлия Торквата191… 76... (5)Из историков кимеец Эфор192 завершил свое сочинение описани ем осады Перинфа, изложив дела эллинов и варваров от возвращения Геракли дов: написав тридцать книг, каждой из которых было предпослано введение, он охватил период времени почти в семьсот пятьдесят лет. (6)Афинянин Ди илл193 начал вторую часть [своего труда] с того места, на котором окончил свою историю Эфор, и последовательно изложил деяния эллинов и варваров вплоть до смерти Филиппа.

77 (1)При афинском архонте Феофрасте римляне поставили консулами Марка Валерия и Авла Корнелия, проведена также была сто десятая олимпиа да, на которой афинянин Антикл победил в беге194… (4)На Сицилии карфагеняне, завершив обширные приготовления к вой не, переправили войска на Сицилию. Вместе с прежними войсками, распола гавшимися на острове, в их распоряжении было более семидесяти тысяч пе ших воинов, а конных, колесниц и парных упряжек не менее десяти тысяч, боевых кораблей двести, грузовых же с лошадьми, оружием, продовольствием и прочим необходимым не менее тысячи195. (5)Тимолеонт, зная о размерах вражеского войска, не испугался варваров, хотя и собрал небольшое число воинов. Войну с Гикетом он завершил миром и, приняв к себе его воинов, су щественно увеличил собственные силы196.

78 (1)Он решил дать бой финикийцам в карфагенских владениях, чтобы сохранить невредимыми земли союзников, а варварские разорить. (2)Он тут же призвал наемников, сиракузян и прочих союзников и на общей сходке подо бающими [случаю] речами побуждал собравшихся к борьбе, в которой им предстоит отстаивать все свое достояние. Когда, выслушав его слова, все за кричали, чтобы он скорее вел [их] против варваров, Тимолеонт выступил в по ход, имея в общей сложности не более двенадцати тысяч человек197. (3)Когда войско находилось уже в области Акраганта, [среди воинов] неожиданно воз никло замешательство и начался раздор198. Один из наемников, по имени Фра сий199, участвовавший вместе с фокидянами в ограблении Дельф, человек бе зумно дерзкий, совершил то, что вполне соответствовало его прежним отчаян ным предприятиям. (4)Ведь едва ли не из всех прочих, причастных к святотат ству в Дельфах и претерпевших от божества заслуженную кару, о чем мы рас сказали немного раньше200, он один, избегнув возмездия, [теперь] начал скло нять наемников к измене. (5)[Этот Фрасий] утверждал, что Тимолеонт, поме шавшись, ведет воинов на верную гибель, обещая [при этом] одержать верх над шестикратно превосходящими их числом карфагенянами, которые к тому же обладают неодолимым превосходством во всех имеющихся военных сред ствах, что он играет жизнями воинов, [а сам] долгое время не выплачивает [им] положенные суммы из-за недостатка средств. (6)Поэтому он советовал вернуться в Сиракузы и потребовать плату, а не идти в безнадежный поход201.

79 (1)Поскольку наемники слушали его с одобрением и уже готовы были возмутиться, Тимолеонт едва сумел остановить волнение, долго увещевая их и суля подарки. Однако наказание тысячи [воинов], которые все же последовали за Фрасием202, он отложил до другого раза и написал друзьям в Сиракузы, что бы они приняли их хорошо и выдали плату, уняв окончательно всякое недо вольство, но лишил не подчинившихся ему [воинов] почестей, которые несла победа. (2)Сам же Тимолеонт, вернув благодаря мягкому обхождению преж нее расположение остальных [воинов], двинулся на врагов, которые встали лагерем неподалеку. Созвав воинов на сходку, он, стремясь речами203 внушить собравшимся мужество, рассказал о малодушии финикийцев и напомнил об успехе Гелона204. (3)Когда же все в один голос потребовали идти на варваров и начинать битву, случайно появились вьючные животные, нагруженные сель дереем для подстилок, и Тимолеонт объявил, что принимает это за знамение победы, ведь и венки, которыми награждают победителей на Истмийских иг рах, делают из сельдерея. (4)По приказу Тимолеонта воины, сплетя из сельде рея венки и украсив ими головы, весело двинулись вперед, полагая, что сами боги предопределили их победу205, и это действительно было так: (5)ведь во преки всякой надежде они победили врагов не только благодаря своему муже ству, но и при поддержке богов. Тимолеонт, выстроив войско, стал спускаться с высот к реке Кримису206 и с ходу ударил на те десять тысяч [карфагенян], которые уже переправились через нее207, причем сам он находился в центре фаланги208. (6)Завязалось упорное сражение, и, когда эллины благодаря своей доблести и военному искусству стали одолевать, началось избиение перепра вившихся варваров, которые уже начали обращаться в бегство, но тут и все [остальное] войско карфагенян, перейдя через реку, оказало поддержку своим в затруднительном положении.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.