авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

729

«Я предсказываю неминуемый распад системы

мирового капитализма»

(Джордж Сорос)

Глава 9. Финансовая нестабильность.

Грядущий финансовый крах

П

еред тем, как начать рассмотрение проблем денежного обращения и дру-

гих вопросов, касающихся сферы финансов, хочу сразу честно сознать ся, что в данной области я – полнейший дилетант. К превеликому сожа лению, «мы академиев не кончали» и «диалектику учили не по Гегелю». Я окончил обыкновенный технический ВУЗ и в пору зелёной студенческой юности даже по мыслить не мог, что когда-нибудь стану заниматься столь высокими экономическими материями. Ни к философии, ни к политэкономии я тогда не проявлял ни малейшего интереса. Заняться этими науками меня заставила сама жизнь в окаянные девяно стые – уж очень хотелось мне разобраться, что же происходит с нашей несчастной страной. В итоге своих интеллектуальных исканий я и пришёл к марксизму. Но изу чал я экономику исключительно в порядке самообразования, почитывая между де лом «Капитал» и учебники советской поры. Естественно, вследствие отсутствия си стематического образования в моих экономических познаниях осталось немало «бе лых пятен». С вопросами производства я ещё кое-как разобрался, а вот с финансами – беда. Уж очень туго даётся мне понимание всех этих трансфертов и секвестров!

Здесь мне явно не по зубам тягаться с явлинскими-гайдарами и прочими пинзенны ками! Так что, дорогой мой читатель, рассматривайте всё, что написано в этой главе, как опус недоучки-дилетанта и не воспринимайте это слишком серьёзно.

Одно лишь меня радует и придаёт мне веру в свою правоту. Неожиданно я по лучил подтверждение верности моих взглядов на перспективы капитализма от чело века очень авторитетного, но, казалось бы, бесконечно далёкого от марксизма, – от самого Джорджа Сороса. В 1998 году в США вышла его книга под красноречивым названием «Кризис мирового капитализма». И в этой работе маститый финансовый зубр пишет порою вещи, прямо противоположные всему тому, что внушают нам наши идеологи рыночных реформ. Прежде всего, Сорос признаёт, что «Маркс и Эн гельс 150 лет назад дали очень хороший анализ капиталистической системы» 1. За тем он прямо говорит, что при капитализме производство всецело подчинено закону максимальной прибыли, и закон сей имеет для капитализма самые пагубные след ствия 2. Даже более того, Сорос подчёркивает, что никогда ещё раньше стремление к получению наибольшей наживы не играло в жизни буржуа столь большой роли, а истинные человеческие ценности не вытеснялись так цинично погоней за деньгами!

Отсюда Сорос делает совершенно правильный вывод, что капиталистическая система вовсе не является устойчивой и вечной, как нас уверяют её поборники, а, напротив, становится всё более нестабильной и неуклонно движется к своему само разрушению. «Вера в капитализм по модели свободного предпринимательства глу боко ошибочна», – говорит он. «Сама капиталистическая система не демонстриру ет тенденции к равновесию». «Рыночные силы, если им предоставить полную власть, даже в чисто экономических и финансовых вопросах, вызывают хаос и в ко нечном итоге могут привести к падению мировой системы капитализма».

А как вам нравятся взгляды Сороса на буржуазную демократию? «Существует широко распространённая вера в то, что капитализм определённым образом ассо циируется с демократией в политике. Историческим фактом является то, что страны, образующие центр системы мирового капитализма, являются демократи ческими, но этого нельзя утверждать в отношении всех капиталистических стран, находящихся на периферии системы. По существу, многие заявляют, что необходи ма некоторого рода диктатура, чтобы привести в движение экономическое разви тие [Sic! – К. Д.]. Экономическое развитие требует накопления капитала, а это, в Здесь и далее цитировано по: Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. // http://capitalizm.narod.ru/soroc/ 23.02.04. В Интернете, кстати, имеет место быть и обильная дискуссия по этой книге в форумах. Читайте также: Б. М. Шляхов. Современное социальное мифотворчество в свете откровений Джорджа Сороса. – Марксизм и современность, 2001, № 1–2 (18–19). – с. 153–168.

«Пока капитализм остаётся победителем, стремление к деньгам перекрывает все другие общественные соображения». «Сейчас я пока исхожу из того факта, что преобладающей ценностью в мировой капита листической системе выступает погоня за деньгами». Немного погодя Сорос написал новую книгу:

«Джордж Сорос о глобализации». Комментируя её в интервью «The International Herald Tribune», «…сам Сорос указал на несовершенство международного капитализма. Мировая капиталистическая система хо рошо приспособлена для накопления личного богатства, отметил американский финансист, но при этом не способствует процветанию мира в целом» [http://www.newsru.com/finance/14mar2002/ soros.html 23.02.04].

свою очередь, требует низких зарплат [!] и высоких уровней сбережений. Этого по ложения легче достичь автократическому правительству, способному навязать свою волю людям, чем демократическому, учитывающему пожелания электо рата [здесь и далее выделено мной – К. Д.]. …В утверждении, что капитализм ведёт к демократии, кроется некая фундаментальная проблема. В системе миро вого капитализма отсутствуют силы, которые могли бы толкать отдельные страны в направлении демократии. Международные банки и многонациональные корпорации зачастую чувствуют себя более комфортно с сильным, автократиче ским режимом [!]». Нам ежечасно всучивают мысль, будто капитализм (сиречь «ры ночная экономика») чуть ли не тождественен демократии. А Сорос возьми и назови одну из глав своей книги: «Капитализм versus [против] демократии»!

Разумеется, Сорос вовсе не прозрел в одночасье, как фанатичный иудей и ярый гонитель христиан Савл, ставший апостолом Павлом, и не заделался истовым ком мунистом. Напротив, он готов сделать всё возможное, чтобы сохранить капитализм и не допустить коммунистической революции. В книге Сорос предлагает свои рецеп ты спасения «открытого общества», состоящие в основном в усилении вмешатель ства государства и наднациональных структур мировой буржуазии в экономическую жизнь. Но при этом Сорос констатирует очевидный факт, что капитализм прогнил до самого основания и никакой исторической перспективы не имеет.

Я, безусловно, не могу испытывать симпатии к людям вроде Сороса. Он – пред ставитель того слоя паразитической финансово-спекулятивной буржуазии, который я ненавижу всеми фибрами своей души. Но этот человек заслуживает уважения – как умный и хитрый противник. Нельзя не признать при этом, что он проявил себя до бросовестным и честным мыслителем. В отличие от большинства наших высоко учёных либералов, вчерашних «верных марксистов-ленинцев», Сорос называет вещи своими именами, а не придумывает нелицеприятным словам трусливые эвфе мизмы. Когда он говорит о капитализме, он так и говорит: капитализм. И Сорос нашёл в себе немалое мужество признать, пусть даже не последовательно и с ого ворками, – мол, всё ещё можно поправить, всё ещё можно спасти путём чрезвычай ных мер, – что капитализм не вечен, не «бессмертен», что он неминуемо должен по гибнуть.

Для нас признания г-на Сороса важны по двум причинам. Во-первых, он – не коммунист, а насупротив – самый что ни есть махровейший антикоммунист. Поэто му его книгу никак не причислишь к «лживой коммунистической пропаганде», к тем «сказкам, которые распространяют коммунисты со времён Маркса». А во-вторых, кто как не Сорос лучше всего информирован о состоянии мирового капитализма, о состоянии финансового рынка и происходящих в этой системе процессах?

Я имею в виду осведомлённость об истинном положении дел, а не ту полуправ ду, что мы ежедневно получаем из газет и с телеэкрана. Это какой-нибудь старый коммунист Иван Петрович, живущий в глухой российской глубинке, понятия зелёно го не имеет, что же в действительности творится в Мире, за пределами его узкого мирка. И потому, когда он выступает на собрании или митинге, он, произнося, как заклинания, слова о неизбежности гибели капитализма и победы коммунизма, аргу ментирует их только лишь своею классовой ненавистью. В лучшем случае он может процитировать работы классиков, написанные, увы, не сегодня и даже не вчера… Некто К. Дымов, тоже живущий, в общем-то, в провинциальном городе, далёком от основных мировых центров, пытается, в отличие от Ивана Петровича, понять сегодняшний капитализм. Пытается анализировать современное положение дел холоднокровно, не поддаваясь на эмоции. Но и он вынужден довольствоваться только теми крохами информации, которые он может почерпнуть из телевизора или Internet’а. И потому К. Дымов, когда ему недостаёт «фактажа», тоже, очевидно, нет нет да и отходит от строгой науки и скатывается на эмоции. Ведь им тоже движет классовая ненависть и желание покончить скорее с распроклятым капитализмом!

А вот г-н Сорос знает о положении дел, так сказать, из самого первоисточника.

Для него не существует тайн, если вопрос касается состояния финансового рынка.

Он абсолютно точно ведает, насколько обеспечена та или иная валюта. Сорос пре красно осведомлён насчёт того, какова истинная цена «голубых фишек» и насколько платёжеспособно то или иное государство. И когда он говорит о «неминуемом рас паде капиталистической системы», он знает, о чём говорит. Сорос врать не станет!

И верить ему в этом вопросе можно «на все сто пудов», поскольку г-н Сорос на мировых финансах такую собаку съел – целого ротвейлера. …Или даже мастифа!

I.

История денег в XVII–XX столетиях очень точно отражает общую эволюцию капиталистической формации. Пока капитализм был молодым прогрессивным строем, пока он проходил восходящую фазу своего развития, денежные системы буржуазных государств укреплялись. В те славные и столь уже отдалённые от нас времена шла эволюция от биметаллизма с параллельным обращением золотой и се ребряной монеты к биметаллизму с двойным обращением и далее – к монометаллиз му 3.

Двойственность меры стоимости противоречила её функции, требовавшей еди ного мерила стоимости, и это обуславливало преодоление биметаллизма, переход к монометаллизму. Данное противоречие особенно проявлялось при параллельном об ращении золота и серебра, когда всякое изменение соотношения стоимостей этих металлов меняло соотношение цен, выраженных одновременно и в золоте, и в сере бре. Неустойчивость цен вносила в денежное обращение хаос, вдобавок усугубляв шийся порчей монеты. На этом хаосе наживались торговцы и менялы, но теряли тру дящиеся массы, а также и государство, поэтому последнее вынуждено было перейти к биметаллизму с двойным обращением. Эта денежная система представляла собою компромисс между биметаллизмом и монометаллизмом, призванный спасти первый.

В более позднее время была вообще закрыта чеканка серебряной монеты, что факти чески поставило её в положение неполноценной (билонной) монеты.

Биметаллизм был обречён, и его противоречие было преодолено переходом к единому мерилу стоимости. Поначалу эту роль пыталось играть серебро – что было Биметаллизм – денежная система, при которой функцию меры стоимости одновременно и на равных основаниях выполняют и золото, и серебро. В этом случае денежная единица страны фиксируется в обоих металлах, и на оба металла распространяется режим открытой чеканки (возможна чеканка монеты из метал ла частных лиц). Существовал биметаллизм в двух формах. При параллельном обращении золотой и сере бряной монеты (XVII–XVIII века) соотношение между ними устанавливалось стихийно на основе соотно шения стоимостей благородных металлов. При двойном обращении, пришедшем на смену первой форме в XIX столетии, паритет между золотом и серебром фиксировался государством, т.е. устанавливался прину дительный курс золота относительно серебра. Монометаллизм – денежная система, при которой лишь один металл (серебро при серебряном монометаллизме, золото – при золотом) служит мерой стоимости.

обусловлено нехваткой в то время золота для нужд обращения. В середине позапро шлого столетия ряд стран (в т.ч. Россия в 1843–1852 годах) вводят серебряный моно металлизм. Но «с развитием богатства менее благородный металл вытесняется из своей функции меры стоимости более благородным: медь вытесняется серебром, серебро – золотом, как ни противоречит этот порядок поэтической хронологии зо лотого и серебряного веков» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 3]. Расшире ние товарного обращения вело к вытеснению из денежного обращения менее доро гого (и быстро дешевевшего) серебра более ценным золотом, а открытие обильных приисков в Сибири, Австралии и Калифорнии дало необходимую массу этого благо родного металла, способную покрыть возросшую потребность в нём. Во второй чет верти XIX века денежное обращение европейских стран, сильно нарушенное во вре мя наполеоновских войн (когда даже богатая Англия вынуждена была прибегнуть к эмиссии обесценившихся бумажных денег), стабилизировалось. Быстрое развитие производительных сил позволило перейти к полноценному металлическому обраще нию с одновременным обращением разменных на золото банкнот.

В пору перехода от домонополистического капитализма к капитализму монопо листическому, на рубеже XIX–XX веков, завершился и переход к золотому мономе таллизму. К началу XX века во всех основных капиталистических державах был установлен золотой стандарт – такая форма организации денежного обращения, при которой существовал размен банковских билетов на золото. В обращении нахо дились: золотая монета (причём была практически устранена её порча и введены стандартные пробы), разменные на золото банкноты (они и преобладали в обраще нии), а также билонная монета из серебра, меди и проч., обслуживавшая мелкий оборот 4. Золотой стандарт утвердился тогда в своей наиболее последовательной, «чистой» форме золотомонетного стандарта, когда банкноты размениваются на зо В Англии – самой передовой и богатой капиталистической стране, куда благодаря положительному саль до во внешней торговле притекало много золота, – золотой стандарт был установлен раньше всех – оконча тельно в 1816 году. Германия ввела его в 1871–73 годах, после военного разгрома Франции, чему способ ствовало получение от поверженного противника контрибуции в 5 млрд. франков золотом. Позже других золотой стандарт был установлен в России и Японии (1897) и в США (1900).

Золотой стандарт основывается на трёх принципах: 1) свободный размен банкнот на золото;

2) открытая чеканка золотой монеты (любой человек может принести своё золото в слитках на монетный двор, и из него там отчеканят, за определённую плату, монету);

3) свободный вывоз золота за границу.

лотые монеты. Золотомонетный стандарт – безусловно, вершина развития денежной системы капитализма. Это – наиболее устойчивая денежная система, какая только возможна при капитализме, и она в своё время немало поспособствовала развитию производительных сил, росту товарного обращения, кредита и международной тор говли, – хотя и эта система периодически, во время кризисов, испытывала серьёзные потрясения.

Однако «золотой век» капитализма – золотой в буквальном смысле! – продлился недолго. Во время Первой мировой войны произошёл крах золотого стандарта. Все воевавшие государства прибегли к эмиссии не обеспеченных бумажных денег, и их размен на золото был вскоре прекращён. После войны предпринимались попытки возродить золотой стандарт, но сделать это удалось лишь в суррогатных формах зо лотослиткового и золотодевизного стандартов (исключение: США, обогатившиеся на войне и потому сохранившие золотомонетный стандарт вплоть до 1933 года) 5.

Великий экономический кризис 1929–1933 годов, потрясший капиталистиче скую систему до самого её основания, поставил на золотом стандарте жирный крест.

Даже в Соединённых Штатах был фактически прекращён раз и навсегда размен банкнот на золото. Но дело, однако, вовсе не в мировой войне и не в одном, пусть даже и самом мощном, из циклических кризисов капитализма. Все эти события лишь ускорили, или спровоцировали, то, что и так должно было рано или поздно произойти. Золотой стандарт потерпел крах вследствие того, что капитализм прошёл наивысшую прогрессивную точку развития и перешёл в стадию импери ализма – загнивающего, деградирующего капитализма. Регрессивному развитию капиталистической формации, бесповоротно вступившей в полосу общего кризиса, соответствует столь же регрессивное развитие её денежной системы. Теперь это раз При золотослитковом стандарте банкноты размениваются не на монеты, а на золото в слитках. Ясно, что это означает ограничение размена – слиток тяжёлый, стоит дорого, и на него можно обменять только круп ную сумму в банкнотах. Слитки в денежном обращении не участвуют, а лишь используются буржуазией для тезаврации (попросту говоря, для накопления «на чёрный день»). При золотодевизном стандарте банк ноты размениваются даже и не на золото, а на т.н. девизы – иностранные валюты, разменные на золото. Зо лотослитковый стандарт был введён в Англии, Франции и нейтральных странах, нажившихся на военных поставках (Голландия, Дания). Золотодевизный стандарт был установлен в тех странах, что наиболее по страдали в ходе первой мировой империалистической бойни (Германия, Италия, Бельгия, Польша).

витие идёт не в сторону укрепления денежной системы, повышения её устойчиво сти, но, наоборот, в сторону нарастания неустойчивости, нестабильности.

Ближе к концу прошлого столетия было покончено с последними рудиментами золотого стандарта – в 1970-х годах перестали даже формально фиксировать золотое содержание валют;

золото было официально «демонетизировано» – оно утратило свои денежные функции 6. Единственное разумное оправдание отмены золотого стандарта, которое можно услышать от буржуазных экономистов, состоит в следую щем: мировой товарооборот достиг таких размеров, что золотодобывающая про мышленность уже не в состоянии дать достаточное для обеспечения товарного об ращения количество золота 7. В этом смысле действительно металлическое обраще ние уже не соответствует достигнутому уровню развития производительных сил, и оно вправду задерживало бы это развитие. Однако сложившуюся ситуацию можно интерпретировать иначе: развитие производительных сил зашло настолько далеко, что стало требовать уже смены производственных отношений – стало требовать сужения денежно-товарных отношений вообще. И, наверное, лучше говорить не о том, что отмена золотого стандарта продиктована необходимостью развития произ водительных сил, но о том, что их развитие привело к кризису капитализма и его де нежного обращения – что и выразилось в крахе золотого стандарта.

Современные деньги, лежащие в наших карманах и кошельках, имеют кредит но-бумажную природу, это – неразменные бумажные деньги в обличье банкнот. Они, понятное дело, – не деньги, а лишь знаки денег, или денежные знаки. Их обращение определяется законами бумажно-денежного обращения. По классическим представ «Распад МВФ, который ускорился с 1971 г., был официально утверждён соглашением, заключённым на Ямайке (Кингстон) 7–8 января 1976 г. между основными промышленными странами, которое в частно сти: 1) Легализовало плавающие (гибкие) курсы, разрешив странам – участникам устанавливать режим обмена по выбору, запретив при этом всякую привязку национальной валюты к золоту [здесь и далее выделено мной – К. Д.]. Это была вторая поправка к уставу МВФ… 2) Официально демонетаризовало зо лото. Официальная цена 42,2 доллара за унцию отменена с февраля 1973 г. Центральные банки могут сво бодно покупать и продавать золото, а также переоценивать свой золотой запас по цене свободного рын ка. Всякие ссылки на золото убраны из устава МВФ. Исчезновение официальных денежных функций золота делало бессмысленным сохранение запаса золота МВФ» [Бреттон-Вудские соглашения. // http://www.bolshe.ru/catalogs/unit/111,103,105/books/3/s 12.01.04].

Бреттон-Вудские соглашения. // http://www.bolshe.ru/catalogs/unit/111,103,105/books/3/s 12.01.04.

лениям, денежные знаки замещают в обращении подлинные деньги – золото 8. Так оно есть и сейчас. Однако после того как перестало фиксироваться золотое содержа ние и «исчезли официальные денежные функции золота», стало быть, оборвалась та пуповина, что ещё связывала бумажно-денежную массу с замещавшимся ею золо том, замещение золота его знаками стало «чем-то чисто теоретическим». Фактиче ски теперь золото существует само по себе, денежные знаки – сами по себе;

и если бы всё золото мира вдруг бесследно исчезло, бумажные деньги продолжали бы функционировать, представляя теперь уже не существующее в природе золото!

Так или иначе, полный крах золотого стандарта сделал денежную систему лю бого капиталистического государства имманентно неустойчивой. Теперь банкноты обеспечиваются только казначейскими долговыми обязательствами и прочими «бу магами» – фиктивным капиталом, а не реальными ценностями. Весьма сомнитель ное «обеспечение»! Ибо государство берёт эмитированные деньги в долг для лата ния «дыр» в бюджете, а коммерческие банки прибегают к кредитам центробанков всё больше для расширенного финансирования спекулятивных сделок. И оттого де нежная масса растёт быстрее потребности в ней, определяемой товарооборотом.

Беда, однако, не только в том, что буржуазное государство постоянно стоит перед соблазном выпустить в обращение излишнюю денежную массу и тем самым решить свои бюджетные проблемы. (И не может оно устоять перед таким соблазном, положительно не может!) И не в том даже дело, что инфляция – «в разумных преде лах», разумеется («ползучая инфляция»), – выгодна капиталистам. Ведь только на ивные дурачки могут верить буржуйским сказкам, будто инфляция – бедствие всего общества, и от неё проигрывают «все». Напротив, крупный капитал от неё выигры вает, ибо в периоды обесценивания денег рост зарплат отстаёт от роста цен, что даёт дополнительные барыши капиталистам за счёт ухудшения жизни рабочих. И никакая индексация зарплат и пенсий не может компенсировать потери их получателей, раз уж индексация всегда хоть немного, но запаздывает, отстаёт от роста цен! «Золото и серебро не суть по природе своей деньги, но деньги по своей природе суть золото и серебро»

[К. Маркс. К критике политической экономии;

Маркс приводит эту «цитату из себя» и в «Капитале» – кни га первая, глава 2].

Инфляция обусловлена рядом факторов, прежде всего – хроническим дефицитом госбюджета и засильем монополий. Многие люди склонны думать, будто от инфляции выигрывает только лишь «государство», как некое враждебное «обществу», паразитирующее на нём образование, как особая корпорация зловредных Нет, главное – не это. Важнее всего то, что в условиях капиталистической анархии производства денежное обращение также носит анархический, сти хийный, плохо предсказуемый и слабо контролируемый характер. Ведь невозмож но дать точный прогноз относительно темпов роста производства и потребления в стране, относительно динамики народных сбережений, предугадать наступление экономических спадов, предвидеть изменения цен на импортные товары и колебания мировых цен на продукты, составляющие экспорт страны, и т.д. – а как без такого прогноза определить требуемую денежную массу? Например, денежное обращение России можно наперёд рассчитать, лишь исходя из предполагаемых мировых цен на нефть, но как эти цены будут меняться – никакой Глоба сего не ведает!

И, таким образом, совпадение требуемой денежной массы и денежной массы, фактически находящейся в обращении, может быть только случайным. Нормальным же является как раз такое состояние денежного обращения капиталистической стра ны, когда денег в обращении или слишком много (что вызывает их обесценивание) или слишком мало (что вызывает дефицит на деньги, «денежный голод» – такого рода денежные кризисы тоже случаются). То есть: нормальным является состоя ние расстройства денежного обращения! И это, конечно же, усугубляет анархию капиталистического производства и обостряет все кризисные явления в экономике.

Всё было бы совсем по-другому, если бы сохранялся золотой стандарт, – ведь металлическое обращение регулируется естественным путём: лишняя монета пере плавляется в слитки и переходит из обращения в сокровище, а в случае нехватки мо неты слитки обратно перечеканиваются в монету. Устойчивость же банкнот обеспе чивается при системе золотого стандарта их свободным разменом на золото. Однако золотой стандарт потерпел крах, и вернуться к нему, а значит – вообще к устойчивой денежной системе, капитализм не может. Капитализм бесповоротно вступил в эпоху дармоедов-чиновников. Но ведь сегодняшнее государство – это буржуазное государство, классовый орган буржуазии, действующий в её интересах! Следовательно, паразитический доход буржуазного государства, приносимый эмиссией ничем не обеспеченных денег, это – доход всего класса буржуазии. Точнее даже и не всего этого класса, а лишь его олигархической верхушки, у которой государство покупает, щедро оплачивая госзаказы деньгами налогоплательщиков, вооружение и прочее. Так что бльшая часть денег, «нажитых»

государством путём применения печатного станка, всё равно оказывается в конечном итоге на банковских счетах корпораций и их владельцев! Потому-то кредитно-денежная политика «цивилизованных государств»

и направлена на то, чтоб умышленно поддерживать небольшую, «ползучую» инфляцию на уровне 3–3,5 %.

«стабильной нестабильности», и эта «стабильная нестабильность» находит яркое выражение в крайней неустойчивости всех без исключения денежных единиц, еже минутно рождающей «инфляционные ожидания», панику, шараханья и кризисы!

Социалистическое государство тоже отказывается от золотого стандарта. Но он теперь и не нужен! Потому что в условиях планового ведения хозяйства, в условиях контроля государства над товарным обращением, становится возможным точно определить необходимую для обращения денежную массу;

становится в полной мере возможным планирование денежного обращения. Как справедливо отмечал Сталин, «устойчивость советской валюты обеспечивается, прежде всего, громад ным количеством товарных масс в руках государства, пускаемых в товарооборот по устойчивым ценам [выделено мной – К. Д.]. Кто из экономистов может отри цать, что такое обеспечение, имеющее место только в СССР, является более ре альным обеспечением устойчивости валюты, чем любой золотой запас?» [И. В.

Сталин. Соч., т. 13, стр. 205]. Это обстоятельство делает размен банкнот на золото при социализме ненужным, совершенно излишним;

при этом замена монет банковскими билетами снижает общественные издержки обращения, позволяет, вследствие устранения снашивания монет, беречь золото, а тем самым идёт на поль зу обществу.

Не случайно ведь в сталинские времена советский рубль был самой твёрдой де нежной единицей в мире. Валюты капиталистических стран обесценивались, а поку пательная способность рубля неуклонно росла! Это потм, в пору рыночных шара ханий и расцвета «теневого сектора экономики», когда изрядные товарные массы стали «уходить из рук государства», начались проблемы и с денежным обращением.

Немаловажной тенденцией современности является быстрое развитие кредита, расширение безналичных расчётов и вытеснение традиционных дензнаков «пласти ковыми деньгами» – платёжными карточками. Безналичные деньги и карточки – это уже даже и не знаки денег, а «знаки знаков»! Деньги тоже приобретают, можно так сказать, выраженную «информационную природу». Денежные расчёты сводятся к операциям по обработке информации и её передаче на расстояние, что делает необ ходимым применение в банковском деле компьютерной техники и информационных технологий, и на этой технической основе достигается облегчение и ускорение банковских операций, убыстрение движения денег и снижение издержек обращения.

Именно развитие вычислительной техники и средств связи, необходимых для обработки и передачи больших массивов «информации о деньгах», вызвало столь бурное расширение безналичных расчётов и их массовое проникновение в сферу розничной торговли и услуг. Что до пластиковых карточек, то они – порождение на шего компьютерного века. Вообще, только с созданием компьютерных сетей банковское дело тоже было поставлено, наконец, на машинную, «индустриальную»

основу.

Спору нет, безналичные расчёты и «пластиковые деньги» очень удобны и эконо мят немало общественного труда, снижая издержки обращения, связанные с эмисси ей и инкассацией наличных денег. (Правда, возникают специфические издержки по обеспечению безопасности финансовой информации, но эти издержки меньше по величине, чем та экономия, что достигается путём внедрения электронных систем платежей.) Кое-кто даже склонен видеть в них панацею от всех недугов капитализма.

Но загвоздка в том, что при капитализме внедрение безналичных расчётов и эмиссия платёжных карточек производятся, опять же, стихийно, частным, анархическим по рядком. Это обстоятельство замедляет их внедрение, снижает его общественно-по лезный эффект, а также усложняет расчёт требуемой денежной массы и её структу ры. Только при социализме – при «высокотехнологичном» социализме, основанном на информационном способе производства, – безналичные расчёты, в плановом и централизованном порядке внедряемые в сферу розничной торговли и услуг, а также эмиссия пластиковых карточек будут служить интересам общества. Они будут ис пользованы для целенаправленного улучшения жизни трудящихся и искоренения ма хинаций, связанных с обращением «налички». «Пластиковые деньги» и безналичные расчёты станут шагом к устранению денег вообще. Вводить безналичные расчёты и выпускать платёжные карточки будет единая централизованная финансово-кредит ная система, на плановой основе, – что сделает денежную систему чрезвычайно устойчивой и намного снизит издержки обращения. При этом, опять же, социализм «примет на вооружение» всё лучшее, весь положительный опыт организации безна личных расчётов, который накоплен банковской системой капитализма.

При социализме денежная система может быть устойчивой даже при отказе от золотого стандарта. А вот нынешняя денежная система капитализма с её «плаваю щими» (скорее – барахтающимися!) валютными курсами устойчивой быть не может – она имманентно неустойчива. Нет сейчас стабильных, твёрдых валют. Даже те валюты, которые обыватель считает «твёрдыми», подвержены колебаниям;

они устойчивы лишь относительно других, ещё менее устойчивых валют. Их «устойчи вая неустойчивость» обусловлена и отсутствием у них твёрдого обеспечения – от сутствием под ними надёжной «золотой почвы», – и присущей капитализму анар хией производства и обращения, лишь усугубляющейся по мере глобализации и раз вития кредита, и ещё – в немалой степени – происками валютных спекулянтов 10.

Эти господа своею «полезной обществу» экономической деятельностью разду вают ажиотажный спрос на те или иные валюты, вызывают падения и взлёты курсов и наживают на этом огромные состояния, в то время как масса трудящихся и мелкой буржуазии теряет от этого свои скромные сбережения. Вложение сбережений в те или иные валюты – это игра, в которой можно выиграть, а можно и проиграть. Но «маленькие люди» – те же, скажем, представители «среднего класса», чьи доходы позволяют им регулярно откладывать достаточно крупные сбережения, – в этой игре почти всегда проигрывают, так как они не располагают достаточной и объективной информацией о состоянии рынка валют и экономики в целом. Проигрывают потому, что смотрят телевизор и прислушиваются к авторитетному мнению «экспертов», якобы ведающих что-то и желающих донести до широких масс «правду». Каждый из «По оценкам МВФ, всего полдюжины крупнейших спекулятивных фондов при помощи банков, которые, как показывает опыт, всегда рады этим клиентам, могут аккумулировать до 900 млрд. долларов для нападения на конкретную валюту. Мощь атак фондов Джорджа Сороса на фунт стерлингов в 1992 году и спекулятивных атак на валюты стран АСЕАН показала, что валютный рынок стал объектом манипу ляций» [Сергей Мальцев. Мир на излёте. // http://thewalls.ru/annals/dollar6.htm 07.07.04]. «Если с помощью жёсткого финансового контроля государство могло регулировать национальный валютный рынок, то в условиях либерализации финансовых рынков и смягчения валютного контроля транснациональный капи тал получил возможность при желании обрушить финансовые рынки практически любого государства.

…Дж. Сорос, объявив в 1992 г., что датская марка упадёт в цене, сделал ставку на 10 млрд. долл. и полу чил 2 млрд. долл. за две недели» [А. Г. Мовсесян, С. Б. Огнивцев. Транснациональный капитал и националь ные государства: противостояние или партнерство. // http://ebook.mpsf.org/books/68/91-2_chapter10.html – 16.10.2001 12.03.03].

«экспертов» говорит своё, убеждает держать сбережения или в долларах, или в евро, или в национальной валюте, но едва ли не каждый из них сам участвует в игре.

Участвует в качестве подручного одного из оных спекулянтов, заинтересованного в росте или снижении в данный конкретный момент спроса на ту или иную валюту 11.

Зато крупные игроки – валютные спекулянты – располагают необходимой ин формацией и могут более-менее определённо спрогнозировать конъюнктуру, кото рую сами во многом и создают своими интервенциями на рынке и при помощи под контрольных им СМИ. Уж они-то знают, когда нужно продавать и покупать те или иные валюты – продавать и покупать вовремя и с выгодой для себя! Для этих господ информация – тоже капитал, позволяющий дополнительно эксплуатировать массу «мелких людишек», отбирать у них даже и не прибавочный продукт, а часть продук та необходимого. И так будет всегда, пока существует капитализм! Не надо тешить себя иллюзиями, будто его можно исправить, сделать «честным» и «справедливым»!

Не вызывает сомнений, что «умеренная» неустойчивость денежной системы выгодна финансовой олигархии, правящей миром, так как является для неё источни ком добавочной наживы. И какой наживы – достаточно лишь вспомнить, каким со стоянием, «заработанным честным трудом на финансовой ниве», располагает тот же Сорос! С другой стороны, капитал заинтересован в поддержании финансовой ста бильности, вернее, в поддержании такого уровня «стабильной нестабильности», чтоб не создалась угроза его господству. Кроме того, высокие «валютные риски»

сильно мешают развитию мировой торговли. Поэтому буржуазное государство про водит политику недопущения полной дестабилизации, стараясь не выпускать ситуа цию на финансовом рынке из-под контроля, – вот только делать это всё сложнее!..

В любом случае, все существующие валюты, даже самые «твёрдые», ясно пока зывают тенденцию к обесцениванию, к снижению покупательной способности. До статочно лишь сопоставить покупательную способность доллара сегодня и 20–30– «Тот, кто первым начал менять доллары на евро, выиграл больше, чем тот, кто стал это делать сто первым. Возможно, тысяча первый уже не выиграл ничего. А поддавшийся стадному чувству последним и вовсе проиграет» [http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-716279 23.02.04]. Кто такой этот «первый»? Тот, кто знал, что падение курса доллара – это не разовое колебание, а, как выражается автор цитируемой ста тьи, «тренд», причём тренд долгосрочный. А те, кто не знал и не знает, не обладает знанием (вот оно, Бэко новское «Knowledge is Power»!), обречены ориентироваться на подконтрольное олигархам телевидение и поддаваться пагубному «стадному чувству».

лет назад, чтобы воочию увидеть это. А некоторые, казалось бы, вполне благополуч ные страны вроде Италии переживали за последние полвека периоды гиперинфля ции, катастрофического обесценения своих дензнаков и «сгорания» сбережений.

После краха золотого стандарта денежная система капитализма становится со временем всё более неустойчивой. И положение «маленького человечка» в этом неу стойчивом и враждебном ему мире становится всё более неуютным и трагическим.

Обостряется вечная проблема обывателя: во что вложить свои кровные сбережения, чтобы накопить что-то на старость или «на чёрный день» и не «прогореть»? В долла ры? В евро? В гривны или рубли? Может, в золото? Этот вопрос сейчас гложет мно гих, но, по сути, на него нет однозначно правильного ответа. В любом случае денеж ные потери неизбежны, в любом случае «маленький человечек» станет марионеткой валютных спекулянтов и объектом дополнительной эксплуатации 12.

Каждый человек, живущий собственным трудом, будь то рабочий, служащий или, скажем, мелкий торговец, должен понять, наконец, две следующие истины.

Первая: денежная система капитализма прогнила полностью и окончательно, и нет никакой надежды на её выздоровление. Безналичные расчёты и электронные системы платежей, кредитные карточки и банкоматы и т.п. нисколько не способству ют её стабилизации и оздоровлению, как нас пытаются убедить. И истина вторая:

денежная система капитализма служит не интересам «всего общества», а лишь интересам финансового капитала, служит ему инструментом дополни тельной эксплуатации масс. Надежды на то, что она «исправится», опять же, нет никакой, так как функционирование и развитие денежной системы при капитализме, снова-таки, определяется основным экономическим законом этой формации.

Денежная система капитализма становится – в силу действия объективных за кономерностей развития капиталистической экономики – всё более неустойчивой, погружается в пучину кризиса и, несмотря на все усилия МВФ, движется к своему развалу. Об этом лучше всего сигнализирует резкое увеличение тезаврации (накоп «Годовые долларовые вклады в этом году [2003-м – К. Д.] принесли своим владельцам около 7% убытков… А если доллары лежали не в банке, а, например, в тумбочке, то все 15% (так упала покупатель ная способность доллара с начала года)» [http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-716279 23.02.04]. Как это мило: те, кто положили свои «зелёные» на банковские счета, оказались в выигрыше перед теми, кто по ста ринке хранит «баксы» в тумбочке или банке из-под кофе, – первые потеряли меньше!

ления) золота буржуазией и «средним классом», обусловившее крутой взлёт цен на жёлтый металл, наблюдаемый в последние годы. Люди, видимо, «нутром чуют» при ближение катастрофы и пытаются поднакопить что-то к «ссудному» дню! Но единственно правильное решение проблемы состоит в следующем: Нужно поскорее покончить с капитализмом, со всевластием финансовой олигархии, обдирающей весь мир, как липку, и установить на Земле строй коммунизма – строй стабильно сти и твёрдой уверенности в завтрашнем дне, при котором отпадает вопрос во просов сегодняшнего обывателя: «Куда вложить свои кровные денежки?»

II.

Марксова теория денег, разработанная в третьей главе первой книги «Капитала», в целом совершенно правильна и сегодня, спустя 150 лет после её со здания. Однако глобализация вносит в эту теорию, – в частности, в учение о пяти функциях денег, а также в теорию бумажно-денежного обращения, – некоторые по правки.

Глобализация, медленно, но верно стирающая границы между странами, ведёт к постепенной ликвидации национальных валют и введению наднациональных денеж ных единиц. Такого рода наднациональные денежные единицы, обращающиеся в пределах нескольких стран, существовали, правда, и в эпоху «предглобализации» – как, например, франк КФА (общая денежная единица ряда бывших французских ко лоний в Африке) или восточно-карибский доллар. Но только теперь появилась дей ствительно серьёзная, авторитетная валюта, которая функционирует как единствен ное законное платёжное и покупательное средство на пространстве, дающем до чет верти мирового ВВП, и оттого имеет большущий вес во всём мире, – евро. И это только начало;

можно ожидать в перспективе появления аналогичных денежных еди ниц и в других регионах планеты – в Южной Америке, Восточной Азии и т.д.

Такова неумолимая логика глобализации: единый всемирный рынок товаров и услуг должен обслуживаться единой же валютой. Теоретически такая единая всемирная валюта, наверное, должна рано или поздно быть введена, хотя, конечно, существует слишком много факторов, противодействующих процессу унификации.

Но, несмотря на все препятствия и затруднения, процесс унификации денежного об ращения в мировом масштабе, несомненно, будет продвигаться вперёд, так как су ществование множества национальных валют мешает формированию единого, моно литного всемирного рынка. Нечто подобное, только в более узких, национальных масштабах, происходило на заре капитализма, когда был преодолён невероятный «разнобой» местных монет в границах формировавшихся национальных государств.

Складывавшиеся тогда национальные рынки требовали для своего развития единых национальных денежных единиц, упрощавших и облегчавших ведение коммерче ских операций, и такие денежные единицы в итоге вводились.

Так и сейчас: транснациональный капитал, который оперирует во множестве стран и воспринимает весь мир как один единый, неразделённый границами рынок, заинтересован и в единой общемировой валюте. Для корпораций, давно преодолев ших узкие национальные рамки, существование в каждой стране своей денежной единицы создаёт определённые технические затруднения, обусловливает дополни тельные издержки обращения, связанные с куплей-продажей национальных валют, пересчётом цен и т.п. Кроме того, промышленники и инвесторы несут «валютные риски». Наверное, введение общемировой валюты снизило бы эти издержки ТНК.

В общем-то, унификация денежного обращения как таковая выгодна обществу, отчего её можно рассматривать в принципе, но с оговорками, как прогрессивный процесс. С одной стороны, переход от национальных валют к наднациональным и затем к общемировой денежной единице снижает общественные издержки, связан ные с эмиссией денег (эмиссия централизуется), ведением учёта и статистики и т.д.

С другой стороны, от унификации денежного обращения выигрывают «простые»

граждане, так как они избавляются от необходимости обменивать деньги, скажем, во время заграничных путешествий, затрачивая на это время и силы и платя дань совре менным менялам. Так, введение евро в качестве денежной единицы объединённой Европы упростило жизнь европейцам, по крайней мере, на бытовом уровне.

Но, признавая полезность для всего общества и отдельных граждан междуна родной унификации денежного обращения, нельзя забывать, что процесс этот осу ществляется при капиталистическом строе отнюдь не ради интересов общества и этих самых «простых граждан», а всецело в интересах капитала. Нельзя также не принимать во внимание того, что при введении некоей валюты на территории нескольких стран, более сильные государства, входящие в создаваемую «валютную конфедерацию», неминуемо получают больший контроль над эмиссией, а это со здаёт основу для финансовых злоупотреблений и используется для подчинения и эксплуатации слабых наций. И только тогда, когда во всём мире или, по крайней мере, на большей его части, победит социализм, введение наднациональных де нежных единиц будет в полной мере служить интересам всего общества – всего человечества – и будет безо всяких оговорок прогрессивным процессом.

Впрочем, введение единой мировой валюты – дело очень отдалённого будуще го. Однако пока официальной международной денежной единицы не существует, не которые национальные и наднациональные валюты уже сейчас, в самом начале про цесса глобализации, получают статус международной валюты de facto. Причём этот статус проявляется двояко. С одной стороны, их международный характер проявляется в том, что они выступают как покупательное и платёжное сред ство в международных торговых сделках и расчётах. Они «…функционируют как всеобщее средство платежа, всеобщее покупательное средство и абсолютно общественная материализация богатства вообще…» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 3]. В общем, некоторые валюты приобретают функцию мировых денег.

Согласно классической точке зрения, мировыми деньгами могут служить ис ключительно золото и серебро в слитках, но никак не денежные знаки, заменяющие настоящие деньги – благородные металлы – лишь во внутреннем обращении. «Вы ходя за пределы внутренней сферы обращения, деньги сбрасывают с себя приоб ретённые ими в этой сфере локальные формы масштаба цен – формы монеты, раз менной монеты, знаков стоимости – и опять выступают в своей первоначальной форме слитков благородных металлов… Для последней роли [роли мировых денег – К. Д.] всегда требуется действительный денежный товар, золото и серебро во всей их телесности [выделено мной – К. Д.], вследствие чего Джемс Стюарт [эко номист XVIII века] характеризует золото и серебро в отличие от их локальных за местителей как money of the world» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 3].

Полный «отрыв бумажных денег от золота», произошедший во второй половине XX века и усиливший неустойчивость любых денежных знаков, казалось бы, должен был только усилить монополию золота в международных платежах. Однако вышло как раз наоборот. Сначала доллар США и, в меньшей мере, некоторые европейские валюты, а теперь вот евро стали энергично вытеснять золото из сферы международ ных платежей. То есть: эти «локальные заместители золота» становятся его «гло бальными заместителями» и выполняют функцию мировых денег вопреки класси ческим представлениям! В наше время образовавшееся после взаимозачётов отрица тельное сальдо платёжного баланса покрывается не столько путём вывоза золота в слитках, сколько путём вывоза международных валют, так сказать, «во всей их бу мажности». А золотой запас страны хранится не только в виде собственно золота, но и в виде оных валют, отчего и зовётся он нынче золотовалютным запасом 13.

Объяснение этому явлению, противоречащему классическим представлениям, следует искать прежде всего, опять же, в глобализации. Глобализация стирает не только лишь границы национальных товарных и финансовых рынков, интегрируя их в единый общемировой рынок, но она стирает и границы «внутренних сфер обраще ния». Эти границы тоже постепенно «растворяются», исчезают, становятся всё менее [Согласно Бреттон-Вудским соглашениям] «…странам приходилось хранить свои резервы в долларах, что считалось так же удобно, как хранить их в золоте, т.к. они обменивались на золото по фиксирован ному курсу. Более того, это было выгоднее, чем хранить резервы в золоте, т.к. авуары центральных банков, вложенные в США или на рынке евродолларов, приносят процент, в то время как золото в сейфах ничего не приносит» [Бреттон-Вудские соглашения. // http://www.bolshe.ru/cata logs/unit/111,103,105/books/3/s 12.01.04]. И даже после того, как доллар – «резервная валюта» – перестал обмениваться на золото по фиксированному курсу, превратившись в зелёную бумагу, «страны» продолжи ли хранить свои резервы в долларах – очевидно, им так выгоднее! Впрочем, «…эта система действовала, хотя бы частично, начиная с 19 века, т.к. многие страны осуществляли свои платежи в фунтах, а не в зо лоте, и хранили …свои резервы в фунтах, а не в золоте, как этого требует система золотого стандарта в чистом виде» [там же].

Для справки: в настоящее время (март 2006 года) в золотовалютном резерве РФ доля золота со ставляет всего лишь 3,8%! Россия, располагая третьим в мире (после КНР и Японии) золотовалютным ре зервом, занимает лишь 14-е место по размерам золотого запаса. Ей принадлежит менее 400 тонн из суммар ного мирового банковского запаса в 32000 тонн (т.е. чуть более 1%) [Золото. // Интернет-энциклопедия «Википедия». // http://www.ru.wikipedia.org/ 16.12.06]. И это – страна, входящая в пятёрку ведущих золо тодобывающих стран! «А где золотишко-то?» – спросите вы. А вот где. Его сосредоточили США (бол. т) и другие сильнейшие империалистические державы. Они иммобилизуют золото – подлинную матери альную ценность – в своих резервах, заменив его в международных платежах своими валютами и навязав остальному миру свои эфемерные «бумаги» в качестве «материала» для хранения резервов (авуары в ино странных банках, акции и облигации, чья цена выражена в соответствующих валютах, и т.д.). Понятно, что в случае крушения мировой финансовой системы наибольшие потери и понесут владельцы этих «бумажек»!

чёткими и непроницаемыми, и вследствие этого некоторые национальные валюты, «локальные заместители золота», выходят за пределы своих внутренних сфер об ращения. Исчезает вообще само разделение внутренней и внешней сфер обращения, а следовательно, и разделение денег на «внутренние», национальные, и «внешние», мировые. Международные расчёты, производимые, кстати, главным образом транс национальными банками, в эпоху глобализации остаются международными лишь по своей внешней форме, содержательно же и технически они уже мало чем отличают ся от расчётов внутри страны, а потому для их выполнения более не нужны какие-то особые, «мировые», деньги, отличные от денег «внутренних». В принципе, в аб страктном «абсолютно глобализованном мире» с единой общемировой валютой ис чезнет само понятие «мировые деньги». Тогда деньги вообще будут мировыми;

и пя тая функция денег уйдёт в прошлое, вернее – «сольётся» с остальными функциями.

Понятное дело, статус международной валюты de facto может получить только сильная валюта, валюта, обладающая достаточной твёрдостью, валюта, которой поэтому доверяют – в глобальном масштабе. Сила же и твёрдость валюты определя ются, очевидно, силой и «твёрдостью» государства (или объединения государств), её эмитирующего. И здесь надо различать два момента. Первый – это действительная экономическая, политическая и военная мощь страны, дающие всему миру уверен ность в том, что данная денежная единица не обвалится вместе с крушением той державы, визитной карточкой которой она выступает. Но существует и второй фак тор, начинающий играть в современном мире всё более важную, может, даже опре деляющую роль, фактор, к которому мы ещё вернёмся в дальнейшем. Я имею в виду информационную мощь страны, внушающую миру доверие к стране и её валюте, – даже если такое доверие и не имеет под собою особых объективных оснований!

Статус международной валюты de facto проявляется, однако, не только в межго сударственных платежах. Валюта, вышедшая за пределы своей «внутренней сферы обращения» и начавшая выполнять функции мировых денег, в результате междуна родных платежей притекает в другие страны и входит в их «внутренние сферы об ращения».


И так как доверие к этой валюте, способной наравне с золотом обслужи вать международные платежи, выше, чем к собственным национальным дензнакам, она начинает исподволь выполнять функции внутренних национальных денег и замещать «валюты-аборигены» во внутреннем денежном обращении. Междуна родная валюта de facto становится и внутренней валютой de facto наравне с закон ной денежной единицей страны. Пусть даже и в нарушение законов страны, она на чинает функционировать как средство внутреннего обращения и средство платежа внутри страны. Более того, в наиболее «варварских» странах международные валю ты de facto умудряются даже замещать подлинные деньги – золото – в функции об разования сокровищ – опять же, вопреки канонам классической политэкономии!

Очевидно, в глазах «дикарей» доллары и евро представляются по отношению к на циональным денежным знакам примерно тем же, чем деньги являются по отноше нию к знакам денег! Представляются чуть ли не мерилом стоимости («квази-мерой стоимости») – опять же, вместо подлинной меры стоимости – золота!

В общем, международные валюты de facto, с одной стороны, выполняют функ цию мировых денег, а с другой – вытесняют национальные валюты в пределах их собственных «внутренних сфер обращения» в функциях средства обращения и сред ства платежа. Степень этого вытеснения определяется соотношением «сил» денеж ных единиц и доверия к ним со стороны жителей соответствующей страны.

И вот как раз этот факт функционирования некоторых валют в качестве между народных валют de facto заставляет нас внести коррективы в классическую теорию бумажно-денежного обращения. С одной стороны, если взять такую международную валюту de facto, то её денежная масса, требуемая для обеспечения нормального обращения, должна рассчитываться с учётом суммы цен товаров, проданных через её посредство за пределами её «родной» страны, и суммы платежей, осу ществлённых в данной валюте за пределами её страны. Ведь такая валюта отны не функционирует как средство обращения и средство платежа не только в границах её исконной и законной «внутренней сферы обращения»!

Это обстоятельство дополнительно усиливает нестабильность денежной систе мы капитализма. Если уж центральный банк или иной институт, осуществляющий эмиссию денег, не может точно спрогнозировать размеры товарооборота и платежей в своей стране, как тогда он может знать потребность в денежной массе вне пределов своей страны? Я полагаю, что никто из высокопоставленных чиновников Федераль ной резервной системы США, включая Алана Гринспена и его преемника Бена Бер нанке, не даст вам ответа на вопрос: какая товарная масса продаётся за пределами Штатов за доллары и какое вообще их количество обращается за пределами США? С какой скоростью оборачиваются «баксы-эмигранты»? Вообще, учреждение, эмити рующее международную валюту de facto, владеет весьма слабыми рычагами регули рования её обращения за пределами своей страны;

и это обстоятельство очень ослаб ляет устойчивость данной валюты, которая-то обязана быть устойчивой!

Положение усугубляется деятельностью фальшивомонетчиков, для которых международные валюты de facto являются излюбленным объектом «творчества». А ведь бороться с фальсификаторами дензнаков вне границ своей страны куда слож нее, чем со своими доморощенными «художниками» и «печатниками»: здесь необхо дима самая тесная координация действий с правоохранительными органами других стран. И в результате к не известной никому точно массе настоящих долларов при мешивается ещё и некоторое количество долларов поддельных.

С другой стороны, когда в некоторой стране местная национальная валюта ча стично вытеснена из обращения более сильными «пришельцами», то потребная де нежная масса (в национальной валюте) не может быть рассчитана по классической формуле, если в неё введена общая сумма цен товаров, продаваемых в стране, и об щая сумма платежей. При расчёте денежного обращения необходимо учитывать тот факт, что национальная валюта частично вытеснена из обращения, и рассматривать модель, в которой представлены на равных несколько денежных единиц. Надо точно ведать, какая масса товаров продана за национальную валюту, и какая – за валюту международную, а также с какой скоростью обращаются разные денежные единицы.

Однако сделать это совсем не просто, так как наличная иностранная валюта, как правило, функционирует незаконно и обслуживает преимущественно «теневой сек тор экономики», размеры которого, снова-таки, точно определить совершенно невоз можно, хоть убей. Короче, вследствие дополнительного хаоса, вносимого в денежное обращение данной страны вторжением иностранной валюты, определение правиль ных размеров эмиссии денег становится совершенно безнадёжным делом.

Даже более того, проникновение во внутреннее обращение сильной междуна родной валюты является мощнейшим фактором обесценивания национальных дензнаков, причём инфляция происходит даже в том случае, если излишняя эмиссия денег в стране не производится. К такому выводу можно прийти, рассмат ривая нашу «многовалютную» модель национального денежного обращения.

Итак, денежная масса в стране состоит из массы денежных знаков, по крайней мере, двух сортов: национальной валюты и некоей международной валюты de facto.

Общая наличная денежная масса равняется сумме масс денег этих двух сортов.

Необходимая денежная масса, вычисляемая исходя из размеров товарооборота и пла тежей, а также скорости оборота, тоже должна состоять из массы денег обоих сор тов. Предположим, что потребность в денежных знаках не изменяется и дополни тельной эмиссии национальной валюты не производится, но в страну каким-то об разом притекает международная валюта, и эта последняя всё больше замещает наци ональную валюту и накапливается в стране в избыточном количестве. Естественно, должна происходить инфляция, но будут ли обе денежные единицы обесцениваться в равной мере? Нет, так как люди больше доверяют международной валюте, и появ ление в обращении излишней денежной массы они воспринимают скорее именно как появление излишней массы национальной валюты. Вследствие этого националь ная валюта обесценивается быстрее международной, даже если центральный банк страны и не помышляет о запуске печатной машины на повышенных оборотах! Чтобы было понятней и наглядней, проиллюстрирую свою мысль полушутли вым примером. Представьте себе небольшую планету, на которой располагаются лишь две страны: Гринбакия и Лохоландия. Денежная единица первой именуется уебакс (у. е. – бакс), денежная единица второй – лохугрик. И так уж повелось, что жители Лохоландии безмерно доверяют только уебаксу, но не своему родному лох угрику. Допустим, что в данный момент времени обе валюты соотносятся как один к одному. В обращении Лохоландии находятся 9 млрд. лохугриков и 1 млрд. уебаксов – в сумме ровно столько, сколько необходимо для нормального денежного обращения.

«Это и есть экспорт инфляции [выделено мной – К. Д.]. Потому что в чужой стране количество бу мажных денег возрастает. И не важно, что они выглядят иначе, чем местные деньги. Важно, что на них можно там что-то купить…» [http://thewalls.ru/annals/dollar3.htm 07.07.04].

Никакой излишней эмиссии центральный банк Лохоландии не производит. Но пра вители Гринбакии смекнули, что они могут хорошо поживиться, выпустив в обраще ние лишний миллиард своих уебаксов и обменяв их на материальные ценности, со зданные трудолюбивыми, но наивными лохоландцами. (Нечто подобное и происхо дило в СССР в период распада и затем на его самостийных обломках, когда сырьё и прочие ценности массово вывозились «за бугор» и обменивались на зелёные бумаж ки, оседавшие в стране – в бумажниках, чулках и коробках из-под ксероксов.) В результате Гринбакия получила «на халяву» материальных ценностей на мил лиард уебаксов, а в обращении Лохоландии объявился, соответственно, миллиард этих самых лишних, ничем не обеспеченных «уголовных единиц». Вместо потреб ных 10 млрд. денежных единиц теперь в обращении 11 млрд. Если бы доверие лохо ландцев (а может, просто – лохов?) к обеим валютам было одинаковым, то и лох угрик, и уебакс обесценились бы, наверное, одинаково – на ((11 – 10)/10) 100% = 10%. Но доверие граждан Лохоландии к уебаксу абсолютно, эти бумажки там яв ляются объектами почти что религиозного поклонения и мерилом всех общечелове ческих ценностей. Поэтому уебакс не обесценивается, а вытеснение им из обраще ния лохугрика воспринимается лохоландцами именно как чрезмерная эмиссия по следнего, как дополнительная эмиссия не обеспеченных 1 млрд. лохугриков. Ре зультат: курс лохугрика относительно уебакса падает на ((10 – 9)/9) 100% = 11,1%.

И теперь две наши сказочные инопланетные валюты соотносятся не как 1:1, а как 1:0,89.

Легко увидеть, что эмиссионные учреждения наиболее сильных империали стических держав или их конгломератов (типа ЕС) могут без особой опаски пе чатать не обеспеченные бумажные деньги, создавая «из ничего» дополнитель ные поступления в бюджеты своих стран – за счёт дополнительного ограбле ния остального мира. Сильные державы имеют чудесную возможность частично покрывать внешнеторговый дефицит, расплачиваясь за реальные товары бумажками, как это делают Соединённые Штаты, чей импорт на несколько сотен миллиардов долларов превышает экспорт! А почему бы и не покрывать импорт товаров экспор том инфляции, если находятся такие себе Буратино, которым зелёная бумага пред ставляется столь же «твёрдой» ценностью, сколь и ярко-жёлтый мягкий металл, – и которые предъявляют на этот особый «бумажный товар» высокий спрос? А ежели кто-то шибко умный отказывается принимать бумагу, так на него можно надавить, его можно припугнуть или же подкупить …той же самой бумагой! Вот так и дей ствует сей механизм грабежа и паразитизма – бедные страны дают богатым беспро центный, бессрочный и беззалоговый кредит, ослабляя при этом свои валюты! Самое интересное то, что функционирование валюты некоторой страны или группы стран в качестве международной валюты de facto естественно предполагает отрицательный внешнеторговый баланс данной страны или группы стран! Ведь в противном случае просто не было бы поступления этой валюты на мировой рынок в необходимом количестве. Более того, рост мировой торговли делает необходимым увеличение массы всемирных денег, будь то золото или международные валюты de facto;


золота, как мы знаем, не хватает, и его к тому же концентрируют как воен но-стратегический резерв наиболее сильные империалистические державы, – соот ветственно, возрастает масса циркулирующих международных бумажных денег. От сюда казус: при нынешнем в высшей мере «справедливом» миропорядке расшире ние международной торговли требует роста внешнеторгового дефицита стра ны, эмитирующей международные деньги, иначе говоря: рост мировой торговли должен основываться на растущем паразитизме одного из её субъектов! Дж. Сорос по этому вопросу высказывается более обтекаемо: «Выпуск денег в обращение – это прерога тива страны, а те страны, чью валюту охотно признают в международных финансовых операциях, нахо дятся в намного лучшем положении, чем страны, которым трудно осуществлять заимствования в соб ственной валюте. В этом – одно из основных преимуществ центра по сравнению с периферией» [Дж. Со рос. Кризис мирового капитализма. // http://capitalizm.narod.ru/soroc6 23.02.04].

«В той мере, в которой в возрастающих количествах необходима международная денежная масса, производство золота не может обеспечить эту потребность. Её может удовлетворить только ключе вая валюта (доллар), что вызывает (предположим) дефицит внешнеторгового баланса страны. Таким об разом, внешний баланс США должен был иметь дефицит [здесь и далее выделено мной – К. Д.], во-пер вых, чтобы обеспечить расширение международной торговли и, во-вторых, чтобы финансировать рост.

…[Инвестиции] направлялись на помощь странам, экономика которых была разрушена в годы второй мировой войны, а также на военные расходы на содержание американской армии в западных странах для обеспечения их защиты и на военные расходы (Корея, Вьетнам) и, несомненно, вклады предприятий США в иностранную экономику. Всё это не имело неблагоприятных последствий для США, т.к. финансиро валось за счет эмиссии долларов. …между странами была дисгармония [Дисгармония? Грабёж!] – одна страна, валюта которой была ключевой, может (и должна) иметь известный дефицит внешнего балан са, в то время как у других он может быть только временным, и в случае дефицита они должны принять меры для восстановления равновесия (сокращение импорта, расходов и капиталовложений за границу, борьба с инфляцией и т. д.). Это побуждает многих утверждать, что система несправедлива, т. к.

предоставляет “выходящие за всякие пределы” привилегии стране, обладающей ключевой валютой и поз воляет ей урегулировать свой собственный дефицит за счёт своих денег, она может также увеличить Если в «классические» времена «золотого века» мировая торговля обеспечива лась тем, что страны, добывавшие благородные металлы, обменивали этот свой про дукт труда на эквивалентный продукт других стран, и таким путём золото и серебро поступали в международный оборот, то сейчас таким же манером на реальные това ры обмениваются не имеющие стоимости бумажки. Соединённые Штаты, а теперь вот и Евросоюз благодетельствуют весь мир, делая возможными рост торговли и процветание земной цивилизации, и за эту услугу взимают особого рода подать!

Самим же державам-паразитам, подчеркну снова, усиленная инфляция вслед ствие чрезмерной эмиссии денег не грозит;

инфляция «экспортируется» – перекла дывается на плечи слабых стран, что усугубляет все их и без того наболевшие фи нансовые проблемы! Излишняя денежная масса утекает из стран, эмитирующих международные валюты de facto, и притекает в те страны, население которых слепо доверяет иноземным дензнакам, а власти находятся в полной зависимости от запад ных хозяев. И от этого ускоренно обесцениваются национальные валюты вместо ва лют-паразитов. Таким образом, в эру капиталистической глобализации междуна родные валюты de facto приобретают специфическую «шестую функцию» денег – средства дополнительной эксплуатации и ограбления остального мира.

По мере дальнейшего развития глобализационных процессов будет, наверное, происходить всё большее вытеснение национальных валют из их внутренних сфер обращения сильными международными валютами de facto. Этому способствует це лый ряд тенденций в мировой экономике. Во-первых, это – увеличение масштабов трудовой миграции в мире. Люди, приезжающие на заработки в богатые страны, вы возят обратно или отсылают своим родным миллиарды долларов и евро наличными.

Во-вторых, развивается международный туризм, и туристы из благополучных стран, опять же, вывозят в слаборазвитые страны массу валюты, расплачиваясь ею – бума гой! – за реальные товары и услуги. В том же направлении действуют и западные вояки-миротворцы, расквартированные по всему земному шарику и имеющие при свою промышленную мощь, экономическую власть на мировом уровне (прямые капиталовложения за гра ницу). Эта система порождает удвоение кредитов и многократное увеличение международной де нежной массы. …золотой запас США служит залогом под выпущенные доллары [служил при Бреттон Вудской системе – К. Д.], внутренние и внешние, они, в свою очередь, служат залогом для многочисленного выпуска денег других стран» [Бреттон-Вудские соглашения. // http://www.bolshe.ru/catalogs/unit/ 111,103,105/books/3/s 12.01.04].

вычку «оттягиваться» после ратной службы в барах и борделях, рассчитываясь столь любимой туземцами и туземками «зеленью». В-третьих, сильный поток междуна родных дензнаков связан с развитием в нашу эпоху загнивания капитализма различ ных форм полузаконной и незаконной торговли – мелкой «челночной» торговлишки, контрабанды наркотиков и творений искусства, «трафика» секс-рабынь и т.д. Обслу живается весь этот товарооборот по преимуществу наличными долларами и евро;

и навстречу потоку «наркоты», человеческих органов, женщин и прочих «колониаль ных товаров», текущему на «цивилизованный» Запад, движется нарастающий поток международной валюты. Выше перечислены те каналы, по которым международная валюта de facto поступает не просто в те или иные страны, но массово и бес контрольно поступает именно в их внутренние сферы обращения. Всеми этими пу тями бумажки с портретами американских президентов и изображениями элементов архитектурных стилей всё больше отливают в слаборазвитые страны, переполняя там обращение и вытесняя из него национальные валюты, а также осаждаясь в ту земных «сокровищницах». А буржуазия Запада пользуется этим, дополнительно экс плуатируя и без того бедные – и при этом забитые и удивительно наивные – народы.

Вот так работает этот дьявольский механизм «цивилизованного» ограбления!

Капиталистическая глобализация ведёт ко всё более чёткому разделению валют на сильные, лучше сказать – относительно сильные валюты, валюты-эксплуататоры, валюты-паразиты с фактическим международным статусом – и слабые, хиреющие на глазах валюты-жертвы. Надо ещё раз подчеркнуть, что даже первые не являются «твёрдыми», устойчивыми, ибо в эпоху окончательного упадка капитализма его де нежная система просто не может быть надёжной;

но валюты слабых стран не устой чивы особенно. Они совершенно беззащитны против агрессии со стороны сильных международных валют и перед атаками валютных спекулянтов, этих акул, нет, не акул – касаток, пираний, тираннозавров – мне очень трудно подобрать подходящую метафору! – короче, этих безжалостных хищников валютного рынка.

Вполне вероятно, что уже в ближайшее время начнётся процесс полной капиту ляции ряда слабых валют перед международными валютами de facto. «Первой ла сточкой» стали, видимо, события 2000 года в Эквадоре, где местный президент отме нил национальную денежную единицу сукре и ввёл вместо неё в официальное об ращение доллар. Правда, тамошнее население проявило недюжинную националь ную сознательность (наши «патриотически-настроенные» обыватели только обрадо вались бы такой метаморфозе!) и прогнало прочь президента-«баксофила». К сожа лению, мне неведома дальнейшая судьба сукре, но, думается, эквадорские события – только начало важного мирового процесса – процесса постепенного превращения международных валют de facto в международные валюты де-юре. Во всяком случае, этот процесс является очень логичным для эры глобализации, и происходить он дол жен, обусловливая рост прибылей финансовой олигархии, углубление финансовой и политической зависимости большей части мира и усиление её эксплуатации.

III.

Итак, одним из ключевых глобализационных процессов является постепенное утверждение единой международной валюты, которая обслуживала бы единый, мо нолитный всемирный рынок. Но при капитализме этот в целом прогрессивный про цесс необходимо протекает в крайне противоречивых формах;

он используется фи нансовой олигархией для своего обогащения, для подчинения и ограбления слабо развитого мира. Этот процесс также усиливает анархию производства и обращения во всём капиталистическом мире, усугубляет паразитизм империалистических стран, углубляет противоречия капитализма, обостряет его кризис.

Первой в истории международной валютой de facto стал доллар США – этот статус утвердился за ним ещё в середине XX столетия после знаменитых Бреттон Вудских соглашений. Тогда, в результате Второй мировой войны, весь капиталисти ческий мир, за исключением США, был экономически разорён и политически ослаб лен;

и Соединённые Штаты, подняв на войне свою экономику и скупив в подчинён ных странах немало золота по грабительски заниженным ценам (в ряде случаев – в полцены!), сконцентрировали у себя более 2/3 мирового золотого запаса. Только эта страна могла в то время обеспечить, хотя бы теоретически, конвертируемость своей валюты в золото, что оставляло надежду на возврат к системе золотого стандарта 17.

Бреттон-Вудские соглашения. // http://www.bolshe.ru/catalogs/unit/111,103,105/books/3/s 12.01.04.

Поэтому доллар США стал резервной валютой – как бы стержнем денежной систе мы мирового капитализма, к которому намертво привязаны все остальные валюты.

До самого последнего времени американский доллар удерживал это своё моно польное положение. За счёт печатания «баксов» янки успешно обкрадывали весь мир, за исключением той его части, что располагалась за непроницаемым «же лезным занавесом» и чьи власти столь жестоко и беспощадно – тоталитарно! – пре пятствовали проникновению зелёной нечисти и ограблению своих народов.

Разумеется, от американского печатного станка в какой-то мере страдали и стра тегические союзники США по империалистическому блоку, но они мирились с этим, ибо благодаря эмиссии американцы получали дополнительные средства на содержа ние своей могучей военной машины и борьбу с «мировым коммунизмом» 18. Немало важную роль сыграл «зелёный дьявол» также и в последнем акте драмы под назва нием «Разрушение СССР», став орудием морально-политического разложения его граждан и средством экономического ограбления «постсоветского пространства», наводнив его при этом «под самую завязку». Заметим ещё, что, несмотря на свои преимущества международной валюты de facto, доллар всё равно неуклонно обесце нивался, и довольно быстро: сегодняшний «зелёный» по своей покупательной способности в несколько раз уступает доллару пятидесятилетней давности 19.

Никто точно не знает, какая долларовая масса накопилась на земном шаре, – данные насчёт этого приводятся в прессе самые разные, резко отличные друг от дру га. Но почти все специалисты, за исключением разве что тех, что с потрохами прода лись Дяде Сэму, сходятся во мнении, что доллар ничем не обеспечен, в смысле – не обеспечен какими-либо материальными ценностями, и рано или поздно должен об Только лишь Франция, всегда отличавшаяся строптивым нравом, однажды попыталась возмутиться.

«Стит вспомнить любопытный прецедент в 60-е годы, когда генерал де Голль, будучи президентом Франции, сказал, что соберёт все бумажные доллары, погрузит в самолёт и отправит в США, чтобы об менять их на золото, как на них и написано. И президент Джон Кеннеди на это ответил, что самолёт собьёт. И де Голль поверил. Понятно, почему. Если бы все начали возвращать доллары и требовать по со ответствующей покупательной способности либо золото, либо собственность, то очень быстро от Штатов не осталось бы ничего» [http://rinfo.nm.ru/komissarov.dhtml – 04.10.2003 24.11.03].

Так, только «с 1984 до 1994 г. стоимость доллара в реальном торговом выражении упала на 33%» [Ле стер Туроу. Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир. / Пер. с английского А. И. Фёдорова. // http://www.patriotica.ru/actual/thurow_future_.html 08.12.04].

валиться 20. Причём разговоры о крахе главной мировой резервной валюты ведутся уже давно, и сей катаклизм неоднократно предсказывался как событие буквально завтрашнего дня 21. Но пока что доллар не завалился… В общем-то, как мне кажется, не правы, каждый по-своему, и те, кто пророчат скорое падение доллара, и те, кто с пеной у рта отстаивает его вечность и абсолют ную надёжность. Разумеется, с классической точки зрения доллар действительно ни чем не обеспечен – ни золотом, ни товарными массами, обращающимися с опре делённой скоростью на территории США. Но нужно ли ему такое обеспечение?

Люди, которые говорят о необеспеченности доллара, упускают из виду важней ший момент, а именно: будучи международной валютой de facto, доллар не должен обеспечиваться товарной массой, обращающейся только лишь на территории США.

(Про золотое обеспечение говорить не будем, так как с золотым обеспечением валют покончено раз и навсегда.) Потребная долларовая масса должна рассчитываться, ис ходя из суммы цен товаров, продаваемых за доллары во всём мире. И если даже во всемирное обращение поступают излишние доллары, то они скорее вытесняют из внутренних сфер обращения другие денежные единицы и вызывают их обесценение.

«Доверие к доллару подкрепляется военной и экономической мощью, что позволяет и дальше печатать бумагу и вбрасывать её на мировые рынки. В настоящее время в мире находится в обращении 460 млрд.

долларов США (США – 150, Россия – 150, Франция – 3)» [Доллар: мы его или он нас? Завершающий этап манёвра. – газета «Знание – власть!», 2000, № 2 (109). – с. 3]. «В США в обращение выпущено 450 миллиар дов наличных долларов. Две трети из них находятся в банках, кассах и частных карманах вне территории Штатов, в том числе и в России. И эта доля увеличивается ежегодно на 15–20 %» [Жанна Касьяненко.

«Пирамида Клинтона». – «Советская Россия» от 11.03.99. // http://thewalls.ru/annals/dollar4.htm 07.07.04].

«…сегодня на земном шаре в наличном обращении находится 460 млрд. долларов США, а в самих Штатах – 150 млрд.» [http://thewalls.ru/annals/dollar3.htm 07.07.04]. «…разнообразные оценки обеспеченности американского доллара национальным богатством США – от менее 45% (один из специалистов ФРС [Фе деральная резервная система США – К. Д.]) до 9–10 (аналитик министерства финансов Японии) и 2–3 % (некоторые американские интеллектуалы). При этом они едины в том, что столь низкий уровень обеспе ченности рано или поздно будет осознан общественностью, что приведёт к его катастрофическому обесценению, которое ввергнет человечество в глобальный экономический кризис» [Михаил Делягин. Ин формационная революция, глобализация и кризис мировой экономики. // http://www.PTPU.ru/issues/1_01/ 9_1_01.htm – 26.03.2001 12.03.03]. «…в США денежная масса составляет примерно 130% от нацио нального ВВП, т. е. почти наполовину превышает потребности страны. А избыточная, ничем не обеспе ченная в США, часть американской денежной массы находится в зарубежных спецкомандировках, на ха ляву завлекая в Соединённые Штаты товары и капиталы из других стран» [М. Гельман. Заокеанский необольшевизм, многоликая глобализация и Россия. // http://www.pv.derrick.ru/june_2003_03.shtm 07.11.05].

Так, «заместитель министра финансов Японии Сакакибара в июле 1999 г. ушёл в отставку, так как по лагал, что в течение ближайшего года рухнет Уолл-Стрит» [Сценарий 2000. Вероятный вариант развития событий в России в наступившем году. – газ. «Знание – власть!», 2000, № 1 (108). – с. 1].

Даже более того, огромная масса долларов вообще постоянно находится вне сферы обращения, длительно отлагаясь в сокровище – вместо золота! Вот если бы доллар вдруг потерял статус международной валюты de facto, утра тив при этом функции «квази-меры стоимости» и средства образования «псевдо-со кровищ», и вся накопившаяся в мире колоссальная масса долларов стремительно «рванула» на свою историческую родину, тогда бы доллар обрушился в мгновение ока. Потому что тогда бы вся долларовая масса стала предъявляться на территории США, где, конечно, нет и быть не может того количества товаров, на которое предъ явили бы спрос владельцы «баксов». Тогда бы от доллара потребовалась обеспечен ность товарными массами исключительно на территории США, а поскольку такого обеспечения нет, произошло бы катастрофическое обесценение доллара.

Ясно также, что описанный выше вариант развития событий невозможен до тех пор, пока подавляющее большинство жителей Земли сохраняет доверие к Соединён ным Штатам и их валюте, пока оно хранит зелёные бумажки в матрасах и сейфах, приравнивая эти бумажки к золоту! Вот если бы такое доверие было враз подорвано, многие люди и государства стали бы избавляться от своих долларов, и возник бы обратный отлив «баксов» в США. Вера землян в непоколебимое могущество Амери ки, в её «вечность», в нескончаемое «процветание» американской экономики есть тот «постамент», на котором покоится доллар как международная валюта de facto.

А отсюда следует, что доллару прежде всего необходимо иное, не материальное обеспечение – ему в первую голову требуется информационное обеспечение. Если даже дела у США идут не совсем хорошо, если даже экономику этой страны мучают проблемы, государственный долг стремительно растёт, а политическую жизнь лихо радит из-за становящихся всё более частыми скандалов, то можно и нужно внушать всему человечеству, что дела идут O.K., very well, что все проблемы – временные, и переживать за судьбу своих «баксов» не стит. Мол, Америка вечна, и её деньги столь же вечны и непоколебимы, как Скалистые горы! Мощнейшая информационно пропагандистская машина этой страны, работающая на полных оборотах круглые «На доллары можно купить что угодно и почти где угодно, и фактически доллар обеспечивается то варной массой, выпускаемой во всём мире. И пока весь мир работает и пользуется для платежей доллара ми, курс доллара особенно не падает» [http://thewalls.ru/parshev/euro.htm 07.07.04].

сутки, способна внушать веру во всемогущество США чуть ли не всему человече ству и поддерживать такую веру очень долго, причём до определённого момента даже независимо от фактического положения дел в США 23. Если же эта вера начи нает колебаться, Штаты могут подкрепить её небольшой победоносной войной с применением суперсовременного высокотехнологичного оружия, как это бывало в Югославии, – напомнив всем, кто на Земле Хозяин.

Кроме того, надо учитывать то архиважное обстоятельство, что правительства стран, в которых осела основная масса долларовой наличности (и, прежде всего, – правительство РФ), боятся обвала доллара, наверное, ещё больше, чем власти самих Штатов! Боятся, ибо население этих стран держит свои сбережения в «баксах»;



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.