авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

г.Орел 28 июня 2012г.

3-й окружной военный суд в

составе:

председательствующего – Кувшинникова Д.В.,

судей – Дарницына А.Г. и Томашевича В.В.,

при секретарях – Санфирове В.И. и Шаманаеве А.В.,

с участием государственных обвинителей – подполковников юстиции

Слепцова С.Н. и Кучерявенко А.А., подсудимых Луконина В.В., Гаврина А.В., Багрова И.А., Константинова Д.В., Жарких А.Е., Ромкина В.С., Мартынова Р.Ю., Шелаева И.А., Артамонова В.В., Кулагина А.А., Каленова Д.В. и Савоськина С.А., защитников – адвокатов Дмитровской Ж.Н., представившей удостоверение №0508 и ордер №3049 от 2.02.2012г., Ноздрина Н.Н., представившего удостоверение №0160 и ордер №55 от 2.02.2012г., Потапова И.И., представившего удостоверение №0435 и ордер №9 от 2.02.2012г., Олейникова А.В., представившего удостоверение №0418 и ордер №172 от 28.03.2012г., Меркуловой Л.В., представившей удостоверение №0137 и ордер №1 от 2.02.2012г., Солодухина О.В., представившего удостоверение №0297 и ордер №133 от 2.02.2012г., Комендантовой А.А., представившей удостоверение №0289 и ордер №041 от 3.05.2012г., Рудневой И.Ю., представившей удостоверение №0198 и ордер №3054 от 2.02.2012г., Гордеевой Д.В., представившей удостоверение №0641 и ордер №676 от 27.03.2012г., Борисовой Л.А., представившей удостоверение №0622 и ордер №3032-н от 2.02.2012г., Бычкова Д.А., представившего удостоверение №0500 и ордер №4-н от 22.02.2012г., Мирошниченко М.М., представившей удостоверение №0467 и ордер №4377 от 3.02.2012г., Бердникова В.Д., представившего удостоверение №0548 и ордер №54 от 30.01.2012г., Аниканова В.А., представившего удостоверение №0554 и ордер №205 от 2.02.2012г., Калифуловой Т.Б., представившей удостоверение №0396 и ордер №3961 от 30.01.2012г., Выходова И.А., представившего удостоверение №0639 и ордер №564 от 23.05.2012г., Климова А.В., представившего удостоверение №0338 и ордер №4618-н от 2.02.2012г., Костомарова А.В., представившего удостоверение №0477 и ордер №3083 от 2.02.2012г., защитника подсудимого Багрова И.А. – Багрова А.Н., защитника подсудимого Каленова Д.В. – Нардиной Е.В., законных представителей несовершеннолетних подсудимых – Жарких М.М.

и Ромкиной Н.П., потерпевших Г, Б, Н, Н2 и его законного представителя Н3, Г2, М, М2, С, А, Г3, представителей потерпевших М3, А2, Д, Б2, рассмотрел в судебном заседании, в помещении Орловского областного суда, уголовное дело в отношении военнослужащего войсковой части _ майора Луконина В.

В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. (двадцати деяний), ч. 1 ст. 209 (семи деяний), ч. 2 ст. 213 (шести деяний), ч. ст. 222 (пяти деяний), ч. 2 ст. 167 (четырех деяний), ч. 3 ст. 223 (трех деяний), ч. 1 ст. 222 (двух деяний), п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «е», «ж», «з», «л» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 280 УК РФ, бывшего военнослужащего войсковой части _ лейтенанта запаса Гаврина А.В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. (шестнадцати деяний), ч. 2 ст. 213 (шести деяний), ч. 3 ст. 222 (пяти деяний), ч. 2 ст. 167 (четырех деяний), ч. 3 ст. 223 (трех деяний), ч. 1 ст. 280 УК РФ;

бывшего военнослужащего войсковой части _ лейтенанта запаса Багрова И.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. (пяти деяний), ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 213, п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

бывшего военнослужащего войсковой части _ лейтенанта запаса Каленова Д.В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 и п.п.

«ж», «л» ч. 2 ст. 105;

ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст.30 и п.п. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также граждан Константинова Д.В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. (семи деяний), ч. 2 ст. 209 (пяти деяний), ч. 2 ст. 167 (двух деяний), ч. 2 ст.

213, ч. 3 ст. 222, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «е», «ж», «з», «л» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 280 УК РФ;

Жарких А.Е., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. (двадцати четырех деяний), ч. 2 ст. 213 (десяти деяний), ч. 2 ст. 209 (семи деяний), ч. 2 ст. 167 (пяти деяний), ч. 3 ст. 222 (двух деяний), ч. 1 ст. (двух деяний), ч. 3 ст. 223, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «е», «ж», «з», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Ромкина В.С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. (одиннадцати деяний), ч. 2 ст. 213 (шести деяний), ч. 2 ст. 167 (двух деяний), ч. 1 ст. 280 (двух деяний) УК РФ;

Мартынова Р.Ю., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. (десяти деяний), ч. 2 ст. 213 (шести деяний), ч. 2 ст. 167 (двух деяний), ч. 1 ст.

280 УК РФ;

Шелаева И.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. (четырех деяний), ч. 2 ст. 213 (двух деяний), ч. 2 ст. 167 УК РФ;

Артамонова В.В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. (девяти деяний), ч. 2 ст. 209 (шести деяний), ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст.

280, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 205, п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «е», «ж», «з», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Кулагина А.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. (четырех деяний) и ч. 3 ст. 222 (трех деяний) УК РФ;

Савоськина С.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 222, ч. ст. 167, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «е», «ж», «л» ч. 2 ст.

105 УК РФ.

Судебным следствием окружной военный суд установил:

В 2001 году Луконин без законных оснований стал хранить в своем жилище бездымный нитроцеллюлозный порох массой 59,3 гр., который был обнаружен 11 августа 2010г. в ходе обыска его квартиры «адрес 12».

В августе 2009г. гражданка С., уголовное дело в отношении которой выделено в отдельное производство в связи с е розыском, склонила Гаврина отомстить врачу за ненадлежащее, по мнению С., исполнение врачебного долга, путем повреждения личного автомобиля этого врача.

С указанной целью около 4 часов 16 августа 2009г. Гаврин прибыл к «адрес 13» с заранее приготовленной емкостью с бензином, которым облил и поджог припаркованный возле дома автомобиль «Мицубиси Лансер», ошибочно приняв его за принадлежащий тому врачу, которому он стремился отомстить по подстрекательству гражданки С.

В результате действий Гаврина произошли термические повреждения кузовных и иных деталей в передней и задней частях автомобиля «Мицубиси Лансер», принадлежащего гражданину Г, чем последнему был причинен значительный материальный ущерб на сумму 365 тыс.748 рублей.

В ноябре 2009г. Луконин и Гаврин, будучи недовольными работой правоохранительных органов и испытывая ненависть к сотрудникам милиции, решили бросить вызов представителям этой социальной группы и добиться общественного резонанса, грубо нарушив общественный порядок.

Для достижения указанной цели Луконин и Гаврин договорились использовать бутылки с зажигательной смесью, т.е. предметы со свойствами быстрого воспламенения и создания высокотемпературного очага горения, обладающие поражающими свойствами оружия.

С данными преступными намерениями Луконин и Гаврин в ночное время прибыли к зданию отдела милиции №3 (по Северному району) УВД по г.Орлу, где каждый из них бросил по одной бутылке с зажигательной смесью на крыльцо отдела милиции. Однако зажигательная смесь не воспламенилась и последние, опасаясь задержания, скрылись с места происшествия.

Поскольку их действия остались незамеченными сотрудниками милиции и гражданами, желаемый преступный результат не был достигнут по независящей от воли виновных причине.

В декабре 2009г. Луконин, Гаврин и Константинов договорились грубо нарушить общественный порядок, излив чувство ненависти к социальной группе – работникам прокуратуры, бросить им вызов путем поджога помещения прокуратуры Орловского района Орловской области с применением в качестве оружия бутылок с зажигательной смесью, чем вызвать обеспокоенность граждан и общественный резонанс.

С этой целью во 2-м часу 16 декабря 2009г. Луконин, Гаврин и Константинов с заранее приготовленными бутылками с зажигательной смесью прибыли к дому «адрес 14», на первом этаже которого расположена прокуратура Орловского района Орловской области, где, действуя согласно распределенным ролям, Луконин стал наблюдать за окружающей обстановкой, а Гаврин и Константинов поочередно бросили не менее четырех бутылок с зажигательной смесью в оконный проем одного из кабинетов прокуратуры. В результате их действий были разбито остекление внешней рамы, которая загорелась и обуглилась, чем был причинен имущественный ущерб в размере 16 тыс. 96 руб., не являющийся значительным для балансодержателя – прокуратуры Орловской области.

Примерно в декабре 2009г. Гаврин и Луконин договорились совместно хранить обрез охотничьего ружья ТОЗ-Б (БМ), а примерно в январе 2010г.

Гаврин незаконно приобрел у незнакомого лица сигнальный семизарядный револьвер МР-313 «Наган-07», кустарно переделанный под стрельбу патронами калибра 5,6 мм, и 22 охотничьих патрона этого же калибра, являющиеся оружием и боеприпасами, которые затем по предварительному сговору Гаврин и Луконин стали, вместе с обрезом, хранить в г.Орле вначале в жилище Луконина, а затем, с января 2010г., – в арендуемом последним гараже №Х, куда Гаврин имел свободный доступ до второй половины июля 2010г. В дальнейшем Луконин продолжал хранить эти предметы самостоятельно, до их изъятия в ходе обыска 8 августа 2010г.

В январе 2010г. Мартынов, несовершеннолетние Жарких и Ромкин, из чувства ненависти к любой религии, с целью продемонстрировать пренебрежение к верующим и доставить им беспокойство, явно нарушив общепринятые нормы поведения, договорились вызвать пожар в приходе православного храма св.Александра Невского, расположенном в «адрес 15», бросив в окно прихода бутылки с зажигательной смесью.

С указанной целью, заранее заготовив две бутылки с зажигательной смесью, во 2-м часу 31 января 2010г. Жарких, Ромкин и Мартынов прибыли к указанному приходу, где, согласно распределенным ролям, Мартынов стал вести видеосъемку происходящего, а Жарких и Ромкин бросили по бутылке с зажигательной смесью в окно храма, после чего все трое скрылись.

В связи с тем, что бутылки с зажигательной смесью, разбив стекла, целыми упали между рамами окна, воспламенения не произошло, а преступление стало очевидным для граждан на следующий день, когда настоятель прихода обнаружил его следы и вызвал милицию.

В феврале 2010г. Мартынов и несовершеннолетние Жарких и Ромкин договорились с использованием бутылок с зажигательной смесью поджечь участковый пункт милиции №7 отдела милиции №2 (по Заводскому району) УВД по г.Орлу (далее – УПМ №7), чем грубо нарушить общественный порядок, демонстративно выразить ненависть к социальной группе – работникам милиции и причинить вред их имуществу.

Заготовив три бутылки с зажигательной смесью, во 2-м часу 19 февраля 2010г. Жарких, Ромкин и Мартынов с указанной целью прибыли к дому 16, на первом этаже которого расположен УПМ №7, где каждый бросил по одной такой бутылке в окно первого этажа здания, чем разбили оконное стекло, после чего все скрылись.

При этом по ошибке Жарких, Ромкина и Мартынова бутылки с зажигательной смесью попали не в окно УПМ №7, а в расположенное рядом окно аптеки ООО «Доктор Столетов-центр».

В марте 2010г. Луконин и Гаврин на почве общности экстремистских идей, связанных с ненавистью к лицам неславянских национальностей, а также к представителям милиции и прокуратуры, которые, по их мнению, являются коррумпированными и способствуют засилью кавказцев на территории Российской Федерации, решили повысить эффективность совместной преступной деятельности, нацелить е на дестабилизацию общественного порядка в г.Орле, нарушение устоев общественной безопасности, за счет изготовления и применения, наряду с бутылками с зажигательной смесью, самодельных взрывных устройств. В связи с этим Луконин и Гаврин сплотились в организованную преступную группу для совершения преступлений экстремистской направленности.

Реализуя единый преступный умысел, Луконин и Гаврин изучили литературу по самодельному изготовлению взрывчатых веществ и взрывных устройств, приискали необходимые для их изготовления материалы и предметы, а в период с 7 по 12 марта 2010г. в арендуемом Лукониным гараже №Х совместно изготовили: перекись ацетона, являющуюся инициирующим взрывчатым веществом;

аммонал, относящийся к взрывчатым веществам типа «окислитель-горючее»;

соскобы воспламенительного состава спичечных головок для запалов заряда;

подготовили все необходимые компоненты для сбора взрывных устройств, провели их испытания, и вместе с изготовленными взрывчатыми веществами и имевшимся бездымным порохом стали хранить их для использования с преступной целью в указанном гараже: совместно – до второй половины июля 2010г., а в последующем единолично Лукониным, где 8 августа 2010г.

неизрасходованные взрывчатые вещества (перекись ацетона массой 18,3 гр., простейший аммонал массой 2,16 кг., воспламенительный состав спичечных головок весом 17,6 гр., бездымный порох весом 0,25 гр.) были обнаружены в ходе обыска и изъяты.

Действуя организованной группой, Гаврин и Луконин с 7 по 12 марта 2010г. в названном гараже изготовили самодельное взрывное устройство (далее – СВУ) бризантно-фугасного действия на основе заряда – аммонала массой около 0,4 кг. и исполнительного механизма, состоящего из мобильного телефонного аппарата «Alkatel ОТ-Е101» и самодельного электродетонатора. Данное СВУ, полностью пригодное к производству взрыва, Луконин и Гаврин организованной группой хранили до второй половины июля 2010г., затем до 5 августа 2010г. Луконин продолжал хранить СВУ единолично.

21 марта 2010г. Шелаев, Жарких, Мартынов и несовершеннолетний Ромкин, испытывая ненависть к сотрудникам милиции как к социальной группе, решили е продемонстрировать и грубо нарушить общественный порядок – поджогом повредить помещение участкового пункта милиции № отдела милиции №3 (по Северному району) УВД по г.Орлу, расположенного в «адрес 17» (далее – УПМ №4), чем доставить беспокойство гражданам и вызвать общественный резонанс.

Заготовив с этой целью бутылки с зажигательной смесью, около часов 22 марта 2010г. они прибыли к помещению УПМ №4, после чего, действуя по заранее согласованному плану, Шелаев, Жарких и Ромкин бросили по бутылке в окно и стену здания, а Мартынов снимал происходящее на видео, затем все скрылись.

В связи с тем, что бутылки хотя и разбились, но воспламенение зажигательной смеси не произошло, сотрудники милиции не связали повреждения в виде разбитых стекол окна с хулиганскими действиями, т.е.

желаемые преступные последствия не наступили помимо воли виновных.

24 марта 2010г. Шелаев, Жарких, Мартынов и несовершеннолетний Ромкин, из чувства национальной ненависти к выходцам с Кавказа, договорились грубо нарушить общепринятые правила поведения и общественный порядок, а также повредить имущество таких лиц путем поджога, с использованием бутылок с зажигательной смесью, помещения кафе «На Городской», принадлежащего уроженцу Республики Азербайджан Б.

С этой целью Шелаев и Жарких изготовили четыре бутылки с зажигательной смесью, а около 2 часов 25 марта 2010г. все четверо прибыли к «адрес 18», где, разбив стекла окна кафе «На Городской», Жарких, Шелаев и Ромкин забросили бутылки с зажигательной смесью внутрь помещения, вызвав пожар, а Мартынов вел видеосъемку происходящего, после чего все скрылись.

Эти действия повлекли термические повреждения оконной рамы, деревянных конструкций кровли, пластиковых потолочных панелей и предметов интерьера, повлекшие необходимость их замены и проведения ремонтно-восстановительных работ, в связи с чем владельцу кафе гражданину Б. был причинен значительный материальный ущерб в общем размере 73 тыс. 273 руб.

18 апреля 2010г. Багров, Артамонов и Каленов, испытывая ненависть к лицам национальностей Кавказа, договорились встретить и совместно применить насилие к таким лицам.

Реализуя задуманное, около 22 часов тех же суток Багров, Артамонов и Каленов прибыли в лесополосу между железнодорожными путями дороги Д и «адрес 28», где стали ожидать появления намеченных жертв, осознавая, что при применении насилия они будут действовать заодно, поддерживая друг друга. При этом Багров имел при себе травматический пистолет «Оса» и нож, а Артамонов и Каленов – ножи, о чем каждый был осведомлен и понимал, что в случае использования этих предметов в качестве оружия с высокой степенью вероятности может быть причинен вред здоровью человека любой тяжести.

Каленов, содействуя совершению запланированного преступления путем предоставления информации и устранения препятствий, периодически поднимался к железнодорожным путям с целью разведать обстановку и заранее оповестить соучастников о появлении ожидаемых лиц.

Около 22 часов 30 минут Багров, Артамонов и Каленов, заметив приближение двоих граждан, переговаривавшихся между собой не на русском языке (братьев Н4 и Н2), двинулись им навстречу.

Когда Н4 и Н2 прошли мимо, Багров и Артамонов, выйдя за рамки сговора с Каленовым об объеме насилия, реализуя общую цель причинить тяжкий вред здоровью человека, а Багров – тяжкий вред здоровью двух граждан, действуя группой лиц, используя имеющиеся у них травматический пистолет и нож, применили следующее физическое насилие.

Так, Багров произвел из пистолета «Оса», с использованием лазерного целеуказателя, три прицельных выстрела потерпевшим Н4 и Н2 в голову.

Увидев, что в результате выстрелов Н4 ранен и упал на землю, Артамонов, действуя заодно с Багровым с целью причинить тяжкий вред здоровью этого потерпевшего, нанес последнему два удара ножом в брюшную полость, в которой расположены жизненно-важные органы.

Этими совместными действиями Багрова и Артамонова потерпевшему Н4 было причинено огнестрельное пулевое проникающее слепое ранение левой височной области головы с открытым переломом височной кости, с повреждением мозговых оболочек и левой височной доли головного мозга, приведшее к продолжительному коматозному состоянию, отеку-дислокации головного мозга с последующим угнетением и прекращением функционирования органов и систем, а также две проникающие колото резанные раны с повреждениями правой доли печени, стенок двенадцатиперстной кишки, головки поджелудочной железы, желчного пузыря, которые, являясь опасными для жизни, усугубили тяжесть состояния потерпевшего и обусловили, наряду с вышеуказанным огнестрельным ранением, наступление смерти Н4 в лечебном учреждении 21 апреля года.

Помимо воли Багрова цель причинить тяжкий вред здоровью второго человека – потерпевшего Н2 – не была достигнута, т.к. последний был ранен в левую щеку только одним из двух произведенных в него выстрелов, что повлекло травматическую экстракцию 1, 2 и 3 зубов на верхней челюсти слева, т.е. кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня.

Когда потерпевший Н2 стал кричать, просить не убивать, Багров, Артамонов и Каленов скрылись с места происшествия.

21 апреля 2010г. Жарких, Мартынов и несовершеннолетний Ромкин договорились грубо нарушить общественный порядок и продемонстрировать свое неуважение к нормам общественного поведения, для чего с использованием в качестве оружия бутылок с зажигательной смесью поджечь помещение МУП ЖРЭП «Заказчик», расположенное в «адрес 19». С этой целью они заранее изготовили зажигательную смесь, которую разлили в несколько бутылок с прикрепленными к ним охотничьими спичками, и в 3-м часу 22 апреля 2010г. прибыли к указанному дому, где каждый из них бросил в окно помещения кассы МУП ЖРЭП «Заказчик» по 1-2 бутылки с зажигательной смесью, от попадания которых вовнутрь помещения возник пожар. После этого Жарких, Мартынов и Ромкин, опасаясь задержания, скрылись.

В результате пожара, потушенного вызванными гражданами пожарными, было повреждено помещение МУП ЖРЭП «Заказчик», на ремонт которого затрачено 16 тыс. 992 руб., что для этой организации не является значительным ущербом.

В один из дней июня 2010г. Луконин и Гаврин, составляя организованную группу, из чувства ненависти к социальной группе – сотрудникам милиции, стремясь бросить им вызов, договорились грубо нарушить общественный порядок путем поджога участкового пункта милиции №6 УВД по г.Орлу (далее – УПМ №6), расположенного в «адрес 20». К их сговору присоединился Жарких.

Реализуя задуманное, Луконин, Гаврин и Жарких заготовили три бутылки с зажигательной смесью и в ночное время прибыли к намеченному зданию. Согласно распределенным ролям Гаврин стал наблюдать за окружающей обстановкой, а Луконин и Жарких бросили в окно УПМ № бутылки с зажигательной смесью, однако возгорания не произошло. После этого, опасаясь задержания, все трое скрылись.

Помимо воли виновных хулиганские действия остались незамеченными гражданами, а факт их совершения стал очевиден сотрудникам милиции лишь спустя время.

Преследуя ту же цель, выражая ненависть к социальной группе – сотрудникам милиции, Луконин и Гаврин, составлявшие организованную группу, в начале июля 2010г. договорились с Жарких и Багровым грубо нарушить общественный порядок – поджечь с применением бутылок, заполненных зажигательной смесью, помещение участкового пункта милиции №8 УВД по г.Орлу, расположенное в «адрес 21» (далее – УПМ №8).

С этими намерениями Луконин, Гаврин, Жарких и Багров в 4-м часу 7 июля 2010г. прибыли к УПМ №8, забросали его здание заранее заготовленными бутылками с зажигательной смесью, вызвав возгорание на его фасаде, и затем покинули место происшествия.

В первой половине июля 2010г. Луконин и Гаврин, сплоченные в организованную группу, по предварительному сговору с Жарких, имея общую идеологическую ненависть к лицам, торгующим эротической продукцией, решили продемонстрировать свое отрицательное отношение к таким лицам путем поджога магазина «Эрос», расположенного в «адрес 22», чем грубо нарушить общественный порядок.

С указанной целью Жарких, Луконин и Гаврин взяли несколько бутылок с зажигательной смесью, заранее заготовленных последними двумя, с которыми в 4-м часу 13 июля 2010г. прибыли к названному магазину, где Луконин и Жарких облили зажигательной смесью два окна магазина, а Гаврин зажег эту смесь, после чего все скрылись.

В результате действий Луконина, Гаврина и Жарких обгоранием были повреждены стекла и рамы двух окон магазина «Эрос», на восстановление которых было затрачено 6 тыс. руб.

В середине июля 2010г. Гаврин и Луконин с целью грубо нарушить общественный порядок, излить чувство ненависти к социальной группе – сотрудникам прокуратуры и бросить им вызов, создав общественный резонанс, решили устроить взрыв помещения прокуратуры Железнодорожного района г.Орла.

С этой целью 15 июля 2010г. Гаврин и Луконин, действуя организованной группой, в арендуемом последним гараже изготовили пригодное к взрыву СВУ фугасного действия с огневым способом инициирования на основе заряда массой 50-70 гр. взрывчатого вещества – перекиси ацетона и порохового запала. Стремясь причинить максимальный ущерб помещению прокуратуры, добавив к поражающим свойствам СВУ эффект распространения огня на большой площади, Луконин и Гаврин прикрепили к СВУ пластиковую бутылку емкостью 0,5 л., заполненную зажигательной смесью.

К реализации намеченного Луконин и Гаврин решили привлечь Артамонова и Жарких, разделявших их экстремистские побуждения, связанные с ненавистью к лицам неславянских национальностей, а также представителям органов милиции и прокуратуры, в связи с чем в разное время продемонстрировали каждому из них имеющиеся в распоряжении организованной группы взрывчатые вещества, емкости с зажигательной смесью и СВУ, сообщив при этом цель преступлений и способы е достижения. Артамонов, одобрив преступные намерения, отказался участвовать в подрыве прокуратуры ввиду бытовой занятости, а Жарких выразил желание участвовать в преступной деятельности организованной группы, которое затем реализовал.

Заранее произведя разведку местности, определив место закладки СВУ и пути отхода, в 4-м часу 16 июля 2010г. объединенные в организованную группу Гаврин, Жарких и Луконин на принадлежащем последнему автомобиле «Форд-Маверик» г.н. К099УУ57rus прибыли в район здания прокуратуры Железнодорожного района г.Орла, перевезя с собой на автомобиле СВУ, из предосторожности оставили автомобиль на некотором расстоянии, где Луконин остался наблюдать за окружающей обстановкой, а Гаврин и Жарких перенесли СВУ к месту подрыва, последний разместил СВУ в проме окна одного из кабинетов прокуратуры и зажег запал, инициировав взрыв, после чего все трое скрылись.

Несмотря на меры, предпринятые виновными в целях причинения максимального вреда имуществу прокуратуры путем взрыва и инициирования пожара на большой площади, желаемые последствия достигнуты не были, поскольку из-за несовершенства конструкции взрывного устройства воспламенения и развития горения распыленной взрывом горючей жидкости не последовало.

Фактически в результате действий Луконина, Гаврина и Жарких было уничтожено остекление и пластиковая основа окна, повреждены жалюзи и монитор, приведен в негодность принтер, а всего причинен ущерб на общую сумму 26 тыс. 169 руб. 50 коп., не оказавшийся значительным для балансодержателя – прокуратуры Орловской области.

Примерно 17 июля 2010г. Жарких заручился согласием Ромкина и Мартынова продолжить совершение поджогов участковых пунктов милиции, придав этим акциям более широкий общественный резонанс за счет оставления на месте поджога листовок с символикой праворадикального движения NS/WP и призывом следовать их примеру, т.е. осуществлять действия экстремистской направленности. По предложению Жарких для акции был избран участковый пункт милиции №4 отдела милиции №1 (по Железнодорожному району) УВД по г.Орлу, расположенный по «адрес 23»

(далее – УПМ №4).

В связи с подготовкой к преступлению Ромкин нашел в Интернете изображение листовки с текстом «ДЕЛАЙ КАК МЫ ДЕЛАЙ ЛУЧШЕ НАС NS/WP Центр… NS/WP CREW», содержащим призыв к осуществлению экстремистской деятельности, который распечатал на листах формата А4 в 12-ти экземплярах. Также Ромкин, Жарких и Мартынов совместно изготовили зажигательную смесь, которую разлили в 6 бутылок, к которым прикрепили охотничьи спички.

Воплощая задуманное, в 3-м часу 19 июля 2010г. Жарких, Ромкин и Мартынов прибыли к зданию УПМ №4, где забросали его окна бутылками с зажигательной смесью, вызвав пожар внутри помещения. На газоне рядом с окнами УПМ №4 Ромкин, реализуя общий умысел довести до неопределенного круга лиц призыв к осуществлению экстремистской деятельности, разбросал листовки с указанным выше текстом, после чего, опасаясь задержания, Жарких, Ромкин и Мартынов скрылись с места происшествия.

Во второй половине июля 2010г. Гаврин и Ромкин решили разместить в Интернете призывы к осуществлению экстремистской деятельности на основе текста, содержащего негативную оценку и высказывания уничижительного характера по отношению к лицам не титульной нации и сотрудникам правоохранительных органов, ранее полученного Гавриным от гражданки С. (уголовное дело в отношении С. органом предварительного следствия прекращено ввиду отсутствия элемента ст.280 УК РФ – активных действий по публичному призыву к экстремистской деятельности), дополнив текст изложением известных им преступлений, совершенных в г.Орле по экстремистским мотивам, обращенным к неопределенному кругу лиц призывом осуществлять подобные действия, и для убедительности подписать текст от имени несуществующего «командования объединенных групп сопротивления NS/WP Центр». С этой целью после совместного обсуждения Гаврин и Ромкин выработали текст, начинающийся словами «Мы, командование объединенных групп…» и заканчивающийся словами «…Обращение распространить везде».

Данный текст Ромкин скопировал на флеш-носитель, посредством которого, арендовав около 14 часов 25 июля 2010г. в салоне компьютерных игр «Вавилон» («адрес 24») компьютер с доступом в Интернет, разместил текст на сайте «news.nswap.info», тем самым обеспечил доступность содержащихся в нем призывов к осуществлению экстремистской деятельности для неограниченного круга лиц.

В конце июля - начале августа 2010г. Луконин и Константинов, испытывая нетерпимость к пребыванию в г.Орле лиц кавказских национальностей, договорились возбудить у населения национальную ненависть, выразив публичный призыв к осуществлению экстремистской деятельности. При этом Луконин сообщил Константинову о своем замысле распространить листовки с соответствующим призывом при взрыве в г.Орле кафе «Индира», владельцами и основными посетителями которого являлись граждане национальностей Кавказа.

Выполняя задуманное, Константинов сочинил текст, начинающийся словами «Вчера они убили Кирилла Калашникова…» и заканчивающийся словами «За Русскую Россию!», сохранил этот текст в электронном виде на флеш-носителе, который передал Луконину. Используя данный флеш носитель, Луконин распечатал на принтере 20 листовок с указанным текстом на листах формата А4.

В начале августа 2010г. Луконин заручился согласием Жарких и Артамонова, разделявших чувство национальной ненависти, ранее совершавших преступления по экстремистским мотивам, и осведомленных о наличии в распоряжении Луконина взрывчатых веществ и самодельного взрывного устройства, совместно осуществить взрыв в кафе «Индира» с целью причинить значительный имущественный ущерб его владельцам – лицам кавказской национальности, устрашить население г.Орла, дестабилизировать обстановку в обществе и добиться от органов власти решений об ужесточении миграционной политики применительно к выходцам с Кавказа. Осознавая, что совершение этого особо тяжкого преступления требует планирования, конспирации, применения технических средств и распределения функций, Артамонов вошел в состав организованной группы, уже включающей Луконина и Жарких.

Для наиболее эффективного достижения целей террористического акта Луконин, Жарких и Артамонов решили произвести взрыв в кафе «Индира» в праздничный для населения День города Орла, связанный с годовщиной освобождения г.Орла от фашистских захватчиков, – 5 августа.

Луконин, из тех же побуждений, то есть из чувства ненависти к лицам, относящимся к народностям Кавказа, зная, что именно они в основном являются посетителями и персоналом кафе «Индира», желая усилить общественно опасные последствия взрыва путем причинения смерти более чем двум лицам, решил начинить самодельное взрывное устройство, изготовленное им и Гавриным в марте 2010г., осколочными поражающими элементами в виде гвоздей. С этой целью Луконин приобрел три упаковки однотипных гвоздей каждый длиной по 20-21 мм и массой по 0,54 гр.

4 августа 2010г. для подготовки к приведению в действие пригодного к взрыву СВУ Луконин в арендуемом им гараже №Х произвел подзарядку мобильного телефона «Alkatel ОТ-Е101» – исполнительного механизма СВУ, поместил в этот телефон сим-карту, зарегистрированную на постороннее лицо, и скотчем прикрепил к контейнеру с взрывчатым веществом упаковки с гвоздями. В результате Луконин придал СВУ фугасного и бризантного действия, имеющему заряд взрывчатого вещества массой около 400 гр., общую массу около двух килограммов со свойствами поражения только осколочными элементами в радиусе не менее 19 метров. С целью обеспечения дистанционного подрыва СВУ Луконин сохранил абонентский номер присоединенного к СВУ телефона «Alkatel ОТ-Е101» в памяти другого мобильного телефона «Nokia» с сим-картой, абонентский номер которой также был зарегистрирован на постороннее лицо. Для маскировки Луконин поместил СВУ в заранее приобретенную с этой целью матерчатую сумку, а листовки с текстом, содержащим призывы к осуществлению экстремистской деятельности, – в карман приготовленной для этого спортивной куртки, поместив затем эти предметы в свой автомобиль «Форд-Маверик» г.н. К099УУ57rus.

Артамонов, которому планом преступления была отведена функция доставки и незаметного размещения СВУ непосредственно в кафе «Индира», решил привлечь к выполнению данной роли своего знакомого Савоськина.

При встрече с Савоськиным Артамонов рассказал о плане произвести в День города Орла взрыв в кафе «Индира», владельцами и посетителями которого являются выходцы с Кавказа, с целью причинить им вред. Савоськин согласился участвовать в предлагаемом преступлении, осознавая, что оно будет совершено несколькими лицами, а его последствия могут причинить вред, устрашить население и дестабилизировать общественный порядок, воздействовать тем самым на принимаемые органами власти решения. Затем Артамонов убедил Луконина в необходимости участия Савоськина в преступлении согласно отведенной ему роли.

Около 22 часов 5 августа 2010г., действуя согласно преступному плану, Луконин, Жарких, Артамонов и Савоськин встретились около «адрес 25», куда Луконин прибыл на своем автомобиле для доставки соучастников преступления, взрывного устройства и листовок экстремистского содержания к месту совершения террористического акта. После этого Луконин, Жарких, Артамонов, действуя организованной группой, совместно с Савоськиным, на автомобиле Луконина перевезли СВУ во двор домов в районе расположения кафе «Индира» в «адрес 26», где дополнительно обговорили роли и порядок действий соучастников. При этом о наличии в автомобиле Луконина СВУ и цели его применения всем названным лицам было заведомо известно, поскольку в их присутствии Луконин соединил замыкающиеся на электродетонатор СВУ провода. В целях маскировки внешности Луконин выдал Артамонову оптические очки, а Савоськину – бейсболку. Затем Артамонов взял сумку с СВУ, а Савоськин – спортивную куртку как средство маскировки СВУ, не зная, что в карман этой куртки Лукониным помещены листовки с призывом к осуществлению экстремистской деятельности. С указанными предметами Артамонов и Савоськин прошли от автомобиля Луконина в помещение кафе «Индира», где заняли один из столиков и для отвлечения внимания заказали себе пиво. При этом Артамонов повесил за ремешок сумку с СВУ на спинку стула, а Савоськин сверху прикрыл сумку с СВУ спортивной курткой. Выждав время и имитируя оставлением названных предметов свое временное отсутствие, Артамонов и Савоськин прибыли к ожидавшим их в автомобиле Луконину и Жарких, сообщив последним о доставке СВУ в кафе, и сели в автомобиль. Луконин, управляя автомобилем, отъехал на некоторое расстояние, отдаляясь от кафе «Индира», после чего передал Жарких телефонный аппарат «Nokia», с которого около 22 часов минут 5 августа 2010г. Жарких послал сигнал вызова на являющийся исполнительным механизмом СВУ телефон «Alkatel ОТ-Е101», тем самым дистанционно инициировав взрыв СВУ, размещенного в кафе «Индира», после чего все четверо скрылись на автомобиле Луконина.

В результате взрыва наступили желаемые Лукониным, Жарких, Артамоновым и Савоськиным последствия в виде устрашения населения г.Орла, а также причинения от уничтожения и повреждения мебели, бытовой техники, посуды, продуктов и напитков, интерьера помещения кафе, обусловившего замену этих товарно-материальных ценностей и длительные ремонтно-восстановительные работы, имущественного ущерба в общем размере 246 тыс. 268 руб. 42 коп., который для владельца кафе «Индира»

гражданки Г3 является значительным.

Кроме того, в результате действий Луконина, направленных на лишение жизни посетителей и персонала кафе «Индира», выразившихся в усилении поражающих факторов СВУ осколочными элементами – гвоздями, что заведомо создавало опасность для жизни и здоровья многих лиц, были причинены телесные повреждения, повлекшие по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее 21 дня легкий вред здоровью, в виде:

- С – множественных непроникающих слепых ранений гвоздями передней брюшной стенки, левой голени и правого бедра, проникающего ранения гвоздем в нижней трети левой голени;

- А – огнестрельных осколочных слепых ранений правого бедра с повреждением четырехглавой мышцы и лобной области слева;

- М – осколочных непроникающих слепых огнестрельных ранений грудной клетки, левого бедра, поясницы, правой подколенной области и левой стопы с наличием инородных тел - гвоздей;

- М2 – в виде осколочного ранения левой голени.

В связи с осмотром места происшествия 5-6 августа 2010г. в помещении кафе «Индира» были обнаружены обрывки листовок с призывом к осуществлению экстремистской деятельности, тем самым был реализован преступный замысел Константинова и Луконина распространить экстремистские призывы неограниченному кругу лиц, а также цель последнего довести до органов власти мотивы террористического акта с целью воздействия на принятие решений ужесточить миграционную политику в отношении выходцев с Кавказа.

В судебном заседании подсудимые Луконин, Гаврин, Жарких, Мартынов, Ромкин, Шелаев, Багров, Артамонов и Савоськин виновными себя в совершении вмененных преступлений признали частично и показали:

Луконин – что Гаврина и Багрова он знает по совместной службе в военно-учебном заведении, где последние были курсантами, а он преподавателем;

с ними его связывали спортивные интересы, а с Гавриным – и более доверительные отношения;

Константинова он впервые увидел в декабре 2009г. и впоследствии иногда общался с ним на почве спортивных занятий;

с весны 2010г. был знаком с Артамоновым и Шелаевым, которых видел эпизодически, равно как и Жарких, с которым стал общаться с летнего времени того же года;

Савоськина узнал только 5 августа 2010г., а всех остальных лиц, являющихся подсудимыми, он не знал до момента задержания.

Порох, изъятый у него в ходе обыска в жилище 11 августа 2010г., был привезен им в г.Орел примерно в 2001г.;

как этот порох у него появился и где находился – он забыл, в связи с чем не смог выдать его добровольно.

В конце 2009г. он и Гаврин спонтанно решили, желая получить острые ощущения, бросить бутылки с зажигательной смесью на крыльцо здания отдела милиции №3 (Северного РОВД) г.Орла. Такие стеклянные бутылки из-под минеральной воды со смесью, сделанной из бензина, ацетона и пенопласта, они тогда же вместе подготовили в количестве 6-7 штук в арендуемом им гараже. Приехав в ночное время к зданию указанного РОВД, он и Гаврин бросили на крыльцо по одной бутылке с зажженными спичками.

Бутылки разбились, но зажигательная смесь не воспламенилась, они не стали ее поджигать повторно и убежали.

В декабре 2009г. он, Гаврин и ранее ему не знакомый Константинов, решив так же спонтанно, из желания получить острые ощущения, забросать что-нибудь бутылками с зажигательной смесью, в ночное время приехали на автомобиле Гаврина к зданию прокуратуры Орловского района Орловской области, находящемуся на «адрес 14», где он остался ожидать на улице, а Гаврин и Константинов прошли во двор, взяв бутылки с горючей смесью.

Вскоре он услышал оттуда звон разбитых бутылок и увидел зарево огня, после чего они втроем скрылись.

Где-то зимой 2010г. Гаврин пришел к нему домой и попросил взять на хранение пакет, объяснив это проблемой с его хранением у себя дома. Через некоторое время Гаврин, объяснив свою просьбу аналогично, принес ему на хранение второй пакет;

оба пакета он оставил у себя в квартире и не интересовался их содержимым. Позже он случайно открыл эти пакеты и обнаружил в них разрозненные части какого-то ружья и револьвера, которые, во избежание недоразумений, отнес к себе в гараж, попросив Гаврина побыстрее их забрать. О том, что данные предметы продолжали храниться в его гараже, он не задумывался вплоть до изъятия их в ходе обыска 8 августа 2010г., при котором он не присутствовал и поэтому не смог эти предметы выдать добровольно.

Никаких взрывчатых веществ он не изготавливал и в арендуемом им гараже не хранил. Зимой или весной 2010г. Гаврин, которому он доверял ключ от гаража, сообщил об изготовлении им в гараже порошка (перекиси ацетона), взрывные свойства которого они вместе испытали за городом. О последующем хранении и использовании Гавриным оставшегося порошка ему известно не было. Периодически в гараже появлялись какие-то вещи и предметы, к которым он отношения не имел и не вникал в их предназначение;

изъятие в гараже перекиси ацетона, аммонала, пороха и воспламенительного состава спичечных головок для него явилось неожиданностью.

В тот же промежуток времени Гаврин в гараже самостоятельно изготовил взрывное устройство, состоящее из пластмассового контейнера с зарядом, электродетонатора на основе лампочки, заполненной воспламеняющимся веществом, и с дистанционным управлением за счет двух мобильных телефонов. Гаврин сообщил, что заряд устройства состоит из перекиси ацетона и селитры, в связи с чем он посчитал, что устройство обладает свойствами петарды с дымовым эффектом. Данное устройство затем хранилось в его гараже, но в это он не вникал, а 5 августа 2010г. оно было использовано для взрыва в кафе «Индира».

В начале лета 2010г. он с Гавриным, рассчитывая получить острые ощущения, решили бросить в опорный пункт милиции, находящийся на «адрес 20», бутылки с зажигательной смесью. Взяв две бутылки, которые оставались у него в гараже, они приехали туда в ночное время и бросили их в окно цокольного этажа здания, где располагалось помещение УПМ №6, однако возгорания не произошло.

В начале июля 2010г. он с Гавриным, действуя по тем же мотивам, от безделья, вновь решили бросить бутылки с горючей смесью в опорный пункт милиции. С этой целью они, заехав по предложению Гаврина за Жарких и взяв последнего с собой, приехали на «адрес 21», где в отдельно стоящем здании находился УПМ №8, оборудованный соответствующей вывеской.

Там они бросили в УПМ каждый по зажженной бутылке, вызвав возгорание на стене здания, после чего втроем скрылись.

В один из дней июля 2010г. он и Гаврин договорились совершить поджог магазина «Эрос», деятельность которого по распространению порнографической продукции ему не нравилась. Приехав вдвоем в ночное время к данному магазину, они облили его окна на торце здания бензином, взятым им в бутылках из своего гаража, и Гаврин поджег бензин, чем вызвали возгорание на стене под окнами, а затем скрылись. Распространение огня внутрь магазина при этом было исключено.

В июле же 2010г. он и Гаврин, желая нанести ущерб имуществу прокуратуры, договорились осуществить в здании прокуратуры Железнодорожного района г.Орла подрыв взрывного устройства, состоявшего из мыльницы, заполненной перекисью ацетона, с примотанной к ней пластиковой бутылкой с неким содержимым. Это устройство Гаврин изготовил единолично, не объясняя механизм его действия. Вслед за этим в ночное время они приехали к зданию названной прокуратуры, он поставил свой автомобиль поодаль и стал наблюдать за окружающей обстановкой, а Гаврин, все время державший взрывное устройство при себе, пошел с этим устройством к прокуратуре. Вскоре Гаврин прибежал обратно, и они уехали оттуда в момент, когда раздался хлопок взрыва;

огня при этом не было.

В 2010 году на фоне личных наблюдений и слухов у него сложилось впечатление, что кафе «Индира» – рассадник пьянства и наркоторговли. В начале августа 2010г. Артамонов рассказал, что его без повода избили посетители указанного кафе, в связи с чем у него созрело решение проучить владельцев кафе, повредив их имущество. О своем намерении 4 августа 2010г. он сообщил Артамонову, предложив последнему взорвать в кафе «хлопушку» с селитрой, получить эффект «дымовухи» и временно приостановить деятельность кафе, на что Артамонов согласился.

К воплощению задуманного он решил привлечь Жарких, которому в общих чертах сообщил существо плана, получив согласие на его участие.

Кроме того, желая повредить в кафе мебель, он единолично оснастил упомянутое взрывное устройство гвоздями, три пачки которых приобрел в магазине, о чем Жарких и Артамонов не знали. При этом он не желал причинения серьезных последствий, в том числе для жизни и здоровья людей.

5 августа 2010г., около 21 часа, в намеченном месте он встретился с Жарких и Артамоновым, куда последний привел с собой ранее не знакомого ему Савоськина. Поскольку Артамонов настоял на участии своего друга, то он поручил им двоим и зайти в кафе, где оставить устройство. В процессе дальнейшей поездки по городу на его автомобиле Артамонов с Савоськиным выходили в магазин, а он и Жарких съездили в его гараж, где он взял взрывное устройство, положив его в заранее приготовленную сумку с ремнем, о чем Жарких не знал. Приехав в район кафе «Индира», он остановил автомобиль во дворах, попросил Жарких передать ему в машине указанную сумку, и, для подготовки устройства к взрыву, соединил провода электродетонатора и прикрепленного к заряду мобильного телефона. Эту сумку он вручил Артамонову, по просьбе которого, для изменения внешности, также дал имевшиеся в автомобиле оптические очки;

с этой же целью он дал Савоськину кепку, а также куртку, обговорив с Артамоновым и Савоськиным необходимость накрыть в кафе сумку с устройством и, при покидании кафе, создать видимость временного отсутствия.

Зайдя в кафе «Индира», Артамонов и Савоськин провели там 10- минут, после чего вернулись в машину, при этом о наличии посетителей в кафе они не сообщали. При выезде из двора на улицу он передал сидящему сзади Жарких свой мобильный телефон с набранным номером телефона, установленного во взрывном устройстве, и попросил нажать вызов, так как самому это сделать было неудобно. Жарких нажал кнопку вызова, после чего из района кафе «Индира» раздался хлопок. Когда они проезжали мимо кафе, он увидел там много дыма. Затем он развез всех по домам;

в пути по его просьбе Жарких уничтожил сим-карту того телефона, с которого делался вызов, а сам этот телефон он потом потерял.

Что касается листовок экстремистского содержания, которые оказались на месте взрыва в кафе «Индира», будучи положенными в карман его куртки, то это произошло случайно, поскольку в действительности он хотел оставить на месте происшествия листовки с призывами к здоровому образу жизни, но перепутал их с теми бумагами, которые накануне, также по случайности, были распечатаны им с чьей-то флешки. Умысла призывать кого-либо к экстремистской деятельности, равно как и умысла на совершение акта терроризма, у него не было;

Гаврин – что в августе 2009г. его знакомая адвокат С. рассказала про факт ненадлежащего исполнения врачом-акушером врачебного долга, отчего пострадал новорожденный ребенок, сообщив район жительства, марку и цвет личного автомобиля этого врача. Он проникся жалостью к ребенку и решил повредить, путем поджога, автомобиль указанного С. врача. Около 4 часов августа 2009г. он приехал на своей машине по указанному адресу, нашел припаркованный во дворе дома автомобиль «Мицубиси Лансер» красного цвета, и, приняв его за автомобиль, названный С., облил его заднюю часть бензином из взятой с собой емкости и поджег, после чего скрылся.

В ноябре 2009г. он и Луконин, которого он знал по военной службе и с которым у него сложились доверительные отношения, желая получить острые ощущения, решили бросить бутылки с зажигательной смесью на крыльцо здания Северного РОВД г.Орла. В одну из ночей, чтобы не нарушить общественный порядок, не потревожить сотрудников милиции и граждан, они приехали к зданию этого РОВД и бросили на его крыльцо по одной такой бутылке с зажженными спичками. Бутылки разбились, но смесь не воспламенилась, они не стали ее поджигать повторно и уехали домой.

В середине декабря 2009г. он и Константинов, насмотревшись телевизионных сюжетов о поджогах и уличных беспорядках в Европе, от безделья и желания получить острые ощущения, решили забросать какое нибудь здание бутылками с зажигательной смесью. С этой целью они заехали за Лукониным, после чего втроем, проезжая по «адрес 14», наткнулись на здание прокуратуры Орловского района Орловской области. Поскольку была ночь, здание находилось в темном месте, в нем и вокруг не было людей, они решили осуществить задуманное здесь. Луконин стал смотреть за окружающей обстановкой, а он поджег и бросил две бутылки с горючей смесью в стену здания прокуратуры, отчего на ней возникло возгорание, которое быстро потухло. При этом Константинов от его предложения тоже бросить в здание прокуратуры бутылку с горючей смесью отказался.

В конце 2009г. он, испытывая интерес к оружию, купил по случаю у незнакомого мужчины в г.Орле обрез двуствольного охотничьего ружья, который вскоре, завернутым в тряпку и пакет, отдал Луконину для хранения, не сообщив о содержимом пакета, и считая оружие непригодным к стрельбе.

Примерно в тот же период времени в магазине он приобрел сигнальный револьвер «Наган», который затем самостоятельно, из интереса к оружию, переделал с применением обычных инструментов в оружие, пригодное для стрельбы малокалиберными патронами, которые у него имелись со времени, когда он занимался спортивной стрельбой. Через какое-то время он отдал этот револьвер и патроны, завернутые в пакет, на хранение Луконину, так как не хотел, чтобы оружие нашли дома его родители. Где впоследствии хранил обрез, револьвер и патроны Луконин – он не знал.

В конце 2009г. - начале 2010г. он, обладая полученной из Интернета информацией о способах изготовления взрывчатых веществ и самодельных взрывных устройств, испытывая интерес к пиротехнике, изготовил у Луконина в гараже перекись ацетона и аммонал, для чего использовал приобретенные им в магазинах компоненты и имевшиеся у него подручные средства и инструменты. Вместе с Лукониным он испытал полученную перекись ацетона за городом. Затем, сделав заряд из этих двух веществ, помещенных в пластиковый контейнер, он собрал взрывное устройство с самодельным электродетонатором в виде лампочки, которую заполнил порохом, и исполнительным механизмом на основе мобильного телефона.


Данное СВУ хранилось в том же гараже, и о его применении договоренности не было. Луконин, всегда дававший ему ключ от гаража, участия в изготовлении указанных взрывчатых веществ и СВУ не принимал. Остатки сделанной им перекиси ацетона, а возможно и аммонала, находились в гараже Луконина. Соскобы вещества спичечных головок он не изготавливал.

В июне 2010г. он с Лукониным, желая получить острые ощущения, решили бросить в какое-либо помещение бутылки с зажигательной смесью.

Приехав ночью на «адрес 20», они увидели там пункт милиции, оборудованный вывеской, и бросили в него две бутылки, которые не разбились и возгорания не было. Это происходило в темное время, людей вокруг не было, в соседних домах не горел свет, и шума они не причинили.

В начале июля 2010г. он и Луконин, также от безделья, вновь решили бросить куда-нибудь бутылки с горючей смесью. С этой целью они, заехав за Жарких (которого он знал с лета 2010г.) и взяв его с собой, приехали на «адрес 21», где в отдельно стоящем здании находился УПМ №8, оборудованный вывеской, и бросили в него каждый по зажженной бутылке, отчего на стене здания произошло возгорание, после чего все скрылись.

В июле 2010г. он и Луконин, приехав ночью к магазину «Эрос», беспричинно решили поджечь окна этого магазина, что и сделали, облив окна и подоконники привезенной с собой горючей жидкостью.

В один из вечеров июля 2010г. он и Луконин, решив снова побаловаться, заехали в гараж последнего, где была перекись ацетона, которую он засыпал в пластмассовую мыльницу, вставил в не найденную в гараже трубочку с каким-то воспламенительным составом, и прикрепил изолентой пластиковую бутылку с зажигательной смесью. После этого, уже ночью, взяв с собой данное устройство, они на автомобиле Луконина поехали по городу и увидели на «адрес 27» прокуратуру Железнодорожного района г.Орла. Поставив автомобиль неподалеку, Луконин остался примерно в метрах напротив здания прокуратуры, а он подошел к одному из его окон, положил взрывное устройство на подоконник за решетку, поджег зажигалкой фитиль и убежал к машине;

когда они отъезжали оттуда, раздался хлопок.

К опубликованию в Интернете так называемого «Воззвания Орловских партизан» он никакого отношения не имеет;

Жарких – что в январе 2010г. он, Мартынов и Ромкин, насмотревшись видеороликов о погромах и поджогах в Европе, договорились поджечь что нибудь. Для этого они совместно приготовили две бутылки с зажигательной смесью и ночью, проходя мимо часовни, решили поджечь е. Он и Ромкин кинули по бутылке с зажигательной смесью в окно часовни, а Мартынов снимал их действия на видео, после чего они скрылись.

Примерно через 1-2 недели после этого они решили еще что-нибудь поджечь, для чего приготовили одну бутылку с зажигательной смесью.

Ночью он, Мартынов и Ромкин в ходе прогулки остановились возле здания, в котором находились аптека и опорный пункт милиции;

Мартынов кинул бутылку в окно, а он и Ромкин смотрели, чтобы никто не видел этого, после чего они убежали. При этом лично он хотел повредить опорный пункт милиции, а не аптеку.

В марте 2010г., после того как Шелаев рассказал ему о торговле наркотиками в кафе «На Городской», они решили поджечь это кафе и вдвоем сделали 4 или 5 бутылок с зажигательной смесью. Ночью с этими бутылками он, Шелаев, Мартынов и Ромкин прибыли к кафе «На Городской», где он разбил стекло в окне, после чего Шелаев и Ромкин кинули внутрь помещения по бутылке с зажигательной смесью, а он – примерно две бутылки.

Мартынов стоял сзади и снимал эти действия на видео. После того, как кафе загорелось, они убежали.

Примерно в апреле 2010г. по телевидению он увидел репортаж, из которого следовало, что в поджоге кафе «На Городской» обвиняли других лиц, и в связи с этим они решили поджечь еще какое-нибудь здание. Ромкин и Мартынов сделали 3-5 бутылок с зажигательной смесью, которые положили в рюкзак Мартынову;

ночью они дошли до здания, где располагались ЖЭУ, опорный пункт милиции и офисы других организаций.

Решив поджечь помещение ЖЭУ, находящееся на первом этаже, они бросили каждый в его окно бутылки со смесью, вызвав возгорание, и убежали.

Опорный пункт милиции, который находится на другой стороне этого же здания, они поджигать не собирались.

В начале июня 2010г. Шелаев познакомил его с Гавриным, который в ходе общения предложил что-нибудь поджечь.

После этого Гаврин познакомил его с Лукониным, и они втроем ночью на автомобиле доехали до опорного пункта милиции, который находился на «адрес 21». С собой у Луконина и Гаврина были бутылки с зажигательной смесью. Кто-то из них достал две бутылки, которые он и Гаврин кинули в окно опорного пункта милиции, а Луконин стоял рядом. После того, как загорелась оконная рама, они уехали.

Участия в совершении других поджогов он не принимал, а о поджоге участкового пункта милиции №4 на «адрес 23» ему стало известно от Ромкина или Мартынова.

Также Жарких показал, что 4 августа 2010г. он вместе с Лукониным заезжал в гараж последнего, где по просьбе Луконина ставил на зарядку какой-то мобильный телефон;

сам Луконин в это время спускался в подвал гаража. Вечером того же дня при встрече Луконин предложил ему посетить кафе «Индира» с целью разобраться там (как он понял - физически) с какими то обидчиками его знакомого, на что он согласился;

при этом присутствовал Артамонов, которого он практически не знал. Вечером 5 августа 2010г. он встретился с Лукониным и Артамоновым, последний также привел с собой ему не знакомого Савоськина, и вчетвером они поехали по городу. По пути Артамонов и Савоськин зашли в магазин, а он с Лукониным приехал в гараж последнего, где тот положил в машину какие-то вещи. Забрав по дороге Артамонова и Савоськина, они приехали в какие-то дворы. По просьбе Луконина он передал для Артамонова какую-то сумку, а для Савоськина – куртку, которые были в машине. Получив от Луконина 200 рублей, Артамонов и Савоськин ушли;

через некоторое время они вернулись в машину, куртки при них не было. При выезде из двора на центральную улицу Луконин передал ему свой мобильный телефон и попросил позвонить, как он понял, для удобства обращения с телефоном. Он нажал кнопку вызова, после чего услышал хлопок с улицы, затем Луконин развез всех по домам;

по пути по просьбе Луконина он уничтожил сим-карту оператора «Мегафон» из того телефона, с которого ранее он посылал сигнал вызова. После произошедшего со слов Луконина он узнал, что данным звонком по телефону в кафе было приведено в действие устройство типа «дымовухи», о чем ему ранее никто не говорил. Об изготовлении взрывного устройства, его перевозке в автомобиле и переноске в кафе «Индира» он не знал;

Мартынов – что в январе 2010г., узнав через СМИ о происходящих в Европе протестных поджогах зданий, он, Жарких и Ромкин решили подобным способом повредить какое-нибудь имущество. С этой целью по найденному в Интернете рецепту они совместно приготовили зажигательную смесь, которую разлили в две бутылки и прикрепили к ним охотничьи спички.

31 января 2010г. после полуночи он, Жарких и Ромкин, чтобы не нарушать общественный порядок, нашли отдельно стоящее безлюдное здание – храм св.Александра Невского, в окно которого последние двое бросили по бутылке с зажигательной смесью, а он для себя снимал происходящее на видео, после чего все скрылись.

В феврале 2010г. он, Жарких и Ромкин без повода договорились поджечь какое-нибудь пустующее помещение. Для этого ночью они, приготовив одну бутылку с зажигательной смесью, пришли к «адрес 16», где он бросил бутылку в одно из окон, а Ромкин и Жарких в это время следили за обстановкой, затем все убежали.

В конце марта 2010г. Шелаев, Жарких и Ромкин попросили его снять на видео как они будут поджигать какое-нибудь здание, на что он согласился.

Ночью вместе с названными лицами он прибыл к кафе «На Городской», где последние стали кидать в окно кафе бутылки с зажигательной смесью, а он снимал их действия. Когда помещение кафе загорелось, они убежали.

В апреле 2010г. он, Ромкин и Жарких изготовили примерно три бутылки с зажигательной смесью и ночью подошли к какому-то зданию, выбрали окно помещения, где не было людей, после чего каждый бросил в это окно по бутылке с зажигательной смесью, а когда стекла окна разбились и воспламенилась рама, то все убежали.

В ночь на 19 июля 2010г. он и Ромкин гуляли по «адрес 23». Увидев здание с вывеской участкового пункта милиции, они решили бросить в его окно имеющиеся с собой бутылки с зажигательной смесью, что и сделали, в связи с чем в помещении начался пожар. Здесь Ромкин без его ведома раскидал по земле какие-то листы, после чего они скрылись.

В поджоге в марте 2010г. участкового пункта милиции на «адрес 17»

он не участвовал, оговорив себя в этом деянии на предварительном следствии.

Ромкин – что 31 января 2010г. он, Жарких и Мартынов решили просто так поджечь какое-нибудь здание. Для этого они заранее изготовили бутылки с зажигательной смесью, с которыми прибыли к часовне св.Александра Невского. Он и Жарких кинули в окно часовни по бутылке с зажигательной смесью, а Мартынов снимал их действия на видео, после чего все убежали.

В феврале 2010г. он, Жарких и Мартынов договорились бросить бутылки с «коктейлем Молотова» в окно здания на «адрес 16», где располагались опорный пункт милиции и аптека. Также ночью, заранее изготовив одну бутылку с зажигательной смесью, они прибыли к этому зданию, выбрали как цель пластиковое окно, в которое Мартынов бросил эту бутылку, затем все убежали.

В марте 2010г. он и Жарких рассказали об изложенных событиях Шелаеву, который пожелал сделать то же самое. Он и Жарких во время прогулки увидели на «адрес 17» участковый пункт милиции, наметили его поджечь, о чем сообщили Шелаеву, который дал согласие. Ночью с подготовленной бутылкой с зажигательной смесью он и Шелаев вдвоем прибыли к намеченному зданию, Шелаев бросил в здание бутылку, но она, не разбившись, упала на землю, затем они скрылись.


Спустя некоторое время, в марте 2010г., Шелаев рассказал ему, Мартынову и Жарких о том, что в кафе «На Городской» лица «неславянской внешности» торгуют наркотиками. Они договорились поджечь это кафе, для чего изготовили несколько бутылок с зажигательной смесью, ночью прибыли к указанному кафе и через окно забросили в помещение эти бутылки, отчего возник пожар;

после этого они убежали.

В апреле 2010г. он, Жарких и Мартынов тем же способом решили поджечь помещение ЖЭУ на «адрес 19», что и выполнили вместе в ночь на 22 апреля, забросав окно намеченного помещения бутылками с зажигательной смесью, вызвав пожар, затем все скрылись.

В июле 2010г. он и Мартынов решили поджечь участковый пункт милиции по «адрес 23», для чего изготовили 4 бутылки с зажигательной смесью. Ранее он нашел в Интернете изображение листовки с надписью «NS/WP Центр. Делай как мы, делай лучше нас», которое ему понравилось и было распечатано им на 12 листовках. Эти листовки он по собственной инициативе решил разбросать в месте запланированного поджога. Также он и Мартынов изготовили 4 бутылки с зажигательной смесью, которыми, в ночное время, они забросали окно участкового пункта милиции, вызвав пожар. Здесь он разбросал по земле принесенные с собой листовки.

К совершению других преступлений он не причастен.

Шелаев – что в середине марта 2010г. он встретился с Ромкиным, который рассказал ему о совершенных вместе с Жарких и Мартыновым поджогах часовни и аптеки. Он захотел попробовать то же самое и «получить адреналин».

Примерно через неделю он и Ромкин встретились, приобрели бензин, машинное масло и приготовили бутылку с зажигательной смесью, о составе которой он узнал ранее из Интернета, после чего глубокой ночью они прибыли к зданию на «адрес 17», где он поджег бутылку и кинул ее в окно опорного пункта милиции №4. Бутылка отлетела от решетки и разбилась, возгорания не произошло, после чего они убежали.

Спустя несколько дней, при встрече он рассказал Ромкину и Жарких о том, что в кафе «На Городской» торгуют наркотиками. Они решили поджечь это кафе, для чего он с Ромкиным днем осмотрели обстановку возле кафе и пути отхода. Встретившись с Жарких, они приготовили из бензина, ацетона и пенопласта 4 бутылки с зажигательной смесью, которые позже нес Жарких.

Затем к ним присоединились Ромкин с Мартыновым, и все вместе в ночное время прибыли к кафе «На Городской», убедились, что вокруг никого нет, после чего подожгли бутылки, бросили их в окна кафе, в том числе он бросил одну бутылку. Мартынов при этом бутылки не бросал, так как находился через дорогу и снимал происходящее на видео. Затем они убежали.

Багров – что в начале апреля 2010г. от Шелаева он узнал о дерзком поведении братьев Н4 и Н2 по отношению к подросткам района, где они проживали. Через некоторое время он и Шелаев стали очевидцами конфликта между братьями Н4 и Н2 и подростками-школьниками, в связи с чем в нем укрепилась решимость физической силой в безлюдном месте проучить братьев Н4 и Н2. При этом другие методы он считал неэффективными, полагая, что сотрудники милиции «стоят на довольствии этой диаспоры». С просьбой помочь в драке с Н4 и Н2 он обратился к Артамонову и Каленову, каждый из которых ответил согласием. Вечером апреля 2010г. он, Артамонов и Каленов встретились и прибыли в район, где проживали братья Н4 и Н2. При себе он имел нож, а также свой 14-ти зарядный травматический пистолет «Стример» калибра 9мм и травматический пистолет «Оса», который на время попросил у Гаврина. Так он вооружился из опасения того, что у братьев Н4 и Н2 могли быть ножи, а реально предполагал применить пистолет «Оса» с целью получить эффект «нокаута» – мгновенно вывести из строя противника в случае драки. Этот выбор определялся тем, что пистолет «Оса» не выстреливает гильз, по которым можно опознать оружие, и имеет меньшую скорость полета пули, чем его пистолет «Стример». Также он знал, что нож всегда имеет при себе Каленов. Предполагая, что братья Н4 и Н2 могут возвращаться домой по дорожке, расположенной в лесополосе между железнодорожными путями и «адрес 28», около 22 часов он привез Артамонова и Каленова в указанное место, где они втроем стали ожидать Н4 и Н2. Услышав нерусскую речь, он, Артамонов и Каленов двинулись навстречу. Когда двое лиц, в которых он узнал братьев Н4 и Н2, проходили по дорожке мимо, один из братьев толкнул его плечом, провоцируя, как он расценил, драку. От этого он пришел в ярость, выхватил пистолет «Оса» из кармана и выстрелил по силуэтам братьев Н4 и Н2 (один раз – в одного, дважды – в другого). При этом один из братьев находился от него на расстоянии 3-4 метра, рядом с Каленовым, а второй немного дальше. После выстрелов один из братьев (Н4) упал, к упавшему нагнулся Артамонов и нанес парню удары. Он нацелил пистолет на второго (Н2), а тот стал просить его не стрелять. После этого Артамонов подбежал к нему, схватил за руку и предложил убегать, что они и сделали. В последующем он вернул пистолет «Оса» Гаврину.

Других преступлений он не совершал.

Артамонов – что утром 18 апреля 2010г. его знакомый Багров рассказал о двоих братьях, которые плохо себя ведут с молодежью, и выразил стремление с ними «разобраться». Он согласился помочь Багрову, предполагая драку с указанными лицами. Багров сказал, что возьмет с собой еще одного товарища. По договоренности с Багровым они встретились около 21 часа, затем заехали за товарищем Багрова – Каленовым, которого он увидел впервые. По дороге Багров и Каленов показали ему свои ножи. У него при себе также был туристический нож с длиной клинка около 15 см, который он взял для предотвращения своего избиения более сильным противником, но об этом ноже он Багрову и Каленову не сообщил. Багров на автомашине привез их в район ДК «Дормаш», откуда они пешком прибыли в примыкающую к «адрес 28» лесополосу, где находились около 30 минут. В этот период Багров показал ему и Каленову пистолет «Оса» и объяснил, что это травматическое оружие. Когда послышались голоса, звучащие на нерусском языке, Багров сказал: «…вроде они, если не те, то пройдем мимо…». В этот момент он понял, что к ним приближаются лица кавказской национальности, и, направившись вслед за Багровым навстречу им, неосознанно положил руку на рукоять своего ножа. После встречного расхождения на дорожке с двумя лицами он увидел, что Багров споткнулся, потерял равновесие, в руках у Багрова оказался пистолет «Оса», из которого тот вдруг стал стрелять. От шока он присел и каким-то образом, неосознанно, с ножом в руке оказался перед одним из парней, пораженным выстрелами Багрова и лежащим на земле, которому с целью предотвратить драку нанес удары ножом в туловище. Второй из парней стал что-то кричать. Он развернулся и подошел к Багрову, который застыл в одной позе, взял последнего за руку и сказал:«очнись, убегаем», после чего сам побежал, а через несколько шагов отшвырнул нож в кусты. Багров и Каленов тоже побежали и вскоре он потерял их из виду.

В 20-х числах июля 2010г. он впервые зашел в кафе «Индира» и там у него произошел инцидент с несколькими завсегдатаями кафе, которые беспричинно применили к нему насилие, что сформировало у него негативное отношение к данному заведению. 4 августа 2010г. при встрече с Лукониным, которого он знал с апреля того же года, он рассказал ему об этом;

поскольку Луконин тоже был обижен на кафе «Индира», в ходе разговора они договорились взорвать в кафе устройство, подобное использованному ранее в прокуратуре Железнодорожного района, о чем ему было известно со слов Луконина и из СМИ. Обсуждая этот вопрос, Луконин сказал ему, что устройство будет содержать селитру для придания его действию эффекта «дымовухи». Соглашаясь с Лукониным подорвать такое устройство в «Индире», он руководствовался желанием повредить имущество и приостановить работу кафе, не предполагая более серьезных последствий.

5 августа 2010г., около 21 часа, он в намеченном месте встретился с Лукониным, приведя с собой друга Савоськина, которому утром этого дня в общих чертах объяснил их план по подрыву устройства в кафе «Индира»;

на эту встречу также прибыл ранее не знакомый ему Жарких, который, со слов Луконина, должен был участвовать в задуманной ими акции. Луконин был недоволен приходом Савоськина, но он настоял на присутствии последнего, в связи с чем Луконин поручил им двоим зайти в кафе и оставить там устройство. Вчетвером они поехали на автомобиле Луконина по городу в сторону его гаража, по пути он с Савоськиным зашел в магазин, а Луконин и Жарких съездили в гараж и вскоре вернулись, забрав их с собой. Приехав в район кафе «Индира», Луконин остановил автомобиль во дворах, попросил Жарких передать ему в машине сумку с ремнем, из которой затем достал провода и присоединил к ним мобильный телефон. Он догадался, что в сумке находится взрывное устройство, хотя ранее само устройство не видел.

Данную сумку Луконин вручил ему, выдав также 200 рублей на пиво. По его просьбе Луконин дал ему для маскировки оптические очки;

с той же целью Савоськину была выдана бейсболка, а также, после совместного обсуждения, куртка, необходимая для того, чтобы накрыть в кафе сумку с устройством.

После этого они с Савоськиным зашли в кафе «Индира», в котором находилось несколько человек посетителей и обслуживающего персонала, и заняли место за столом, при этом он повесил сумку на спинку свободного стула так, что она свисала на ремне до пола, а Савоськин накрыл е курткой.

Стул с сумкой он задвинул под стол. Посидев некоторое время в кафе, и выпив пива, они вернулись в машину Луконина. При выезде из двора на улицу Луконин передал назад Жарких свой мобильный телефон и о чем-то его попросил;

как он понял, Жарких нажал кнопку вызова, после чего из района кафе «Индира» раздался хлопок взрыва. Когда они затем проехали мимо кафе, он видел там много дыма, что подтвердило его предположение о дымовых свойствах устройства;

Савоськин – что он давно дружит с Артамоновым, с которым утром 5 августа 2010г. совместно распивал спиртное. В разговоре Артамонов рассказал, что вечером у него есть «маленькое дельце» – сходить в одно кафе и занести туда устройство, которое «хлопнет и подымит», позвал его составить компанию, на что он согласился. Вечером Артамонов представил его ранее не знакомым Луконину и Жарких. На автомашине Луконина они проехали по городу, где-то останавливались, но где – он не запомнил, т.к.

пребывал в состоянии опьянения. Затем они приехали в какой-то двор.

Луконин дал Артамонову оптические очки и небольшую сумку на ремне. Он попросил у Луконина бейсболку с тем, чтобы в кафе «не бросаться в глаза».

Также ему дали спортивную куртку, чтобы оставить е в кафе и тем самым создать видимость временного покидания кафе. Зайдя в кафе, Артамонов повесил сумку за ремень на спинку стула, а он набросил сверху спортивную куртку. Артамонов заказал пиво, они посидели некоторое время, после чего вышли из кафе, оставив в помещении сумку и куртку, и вернулись в автомобиль Луконина. После этого Луконин, управляя машиной, проехал некоторое расстояние и передал Жарких мобильный телефон, на котором последний нажал кнопку вызова. Раздался звук хлопка, из чего он заключил, что сработало занесенное в кафе устройство. Далее Луконин, не комментируя произошедшее, развез их по домам.

Подсудимые Каленов и Константинов не признали себя виновными в совершении уголовно-наказуемых действий, показав:

Каленов – что вечером 18 апреля 2010г. его встретил Багров и попросил позже оказать помощь, не конкретизируя какую, на что он дал согласие. Около 21 часа Багров заехал на машине сначала за ним, а затем за Артамоновым, с которым ранее он знаком не был. В пути Артамонов заинтересовался ножами, поэтому Багров и он показали последнему свои ножи. Затем Багров припарковал машину возле ДК «Дормаш» и повел его и Артамонова в лесополосу около «адрес 28». По дороге Багров рассказал, что намерен «разобраться» с двумя парнями, которые «терроризируют» весь район. Он согласился поддержать Багрова в случае драки, но не намеревался причинять вред чьему-либо здоровью. Когда они пришли на тропинку в лесополосе и стали ждать, Багров показал ему и Артамонову травматический пистолет «Оса», однако не говорил о готовности применить пистолет. По прошествии около 30 минут он заметил приближение двоих лиц, переговаривающихся не по-русски. Навстречу этим лицам двинулись Багров и Артамонов, и он пошел следом. В момент, когда второй из этих лиц проходил мимо него, находящийся впереди примерно в 3 метрах Багров неожиданно развернулся, он увидел, что по силуэту находящегося рядом с ним парня мелькнул луч лазерного прицела, после чего раздались три выстрела подряд. Вспышки выстрелов его ослепили, он переместился в сторону Багрова, а когда обернулся, то увидел Артамонова, который, склонившись над лежащим на дорожке человеком, делал рукой движения, похожие на удары ножом. Второй парень что-то закричал, Багров и Артамонов стали убегать, и он бросился следом. Сделав несколько шагов, он увидел, что Артамонов выбросил на землю нож, по форме и размерам клинка напоминающий кухонный;

Константинов – что в середине декабря 2009г. в вечернее время он и его товарищ Гаврин, увидев телевизионный сюжет о поджогах и уличных беспорядках в Европе, от безделья и желания получить острые ощущения, решили забросать какое-нибудь здание бутылками с зажигательной смесью.

С этой целью они заехали за знакомым Гаврина Лукониным (с которым он тогда и познакомился), после чего втроем, проезжая по «адрес 14», увидели здание прокуратуры Орловского района Орловской области и остановились недалеко от него во дворе. Кто-то достал из машины бутылки с зажигательной смесью, они подошли к прокуратуре, где Луконин стал смотреть по сторонам, а Гаврин предложил ему бросить бутылки. Он, оробев, отказался сделать предложенное, после чего Гаврин поджег спички на двух бутылках и бросил их в здание прокуратуры, отчего на стене возникло возгорание;

затем они скрылись. В последующем он решил для себя никогда не участвовать в подобных развлечениях, осознав их противоправность.

Также Константинов показал, что автором текста листовки, обнаруженной на месте взрыва в кафе «Индира», он не являлся и подобный текст никому не передавал.

Подсудимый Кулагин показал суду, что вмененных ему деяний он не совершал;

не причастен к действиям по подбору оружия для какого-либо сообщества;

в сговор на приобретение и хранение оружия ни с кем не вступал и не предоставлял Гаврину информацию о каналах приобретения оружия. Он имел в личном пользовании только травматический пистолет «Оса», купленный летом 2010г. для самообороны, внешне схожий с тем, который предъявлялся как вещественное доказательство по данному делу.

Ранее он был давно знаком с Константиновым и Багровым, с Гавриным познакомился зимой 2010г., а других лиц из числа подсудимых не знал вообще.

Несмотря на частичное признание Гаврина, Луконина, Жарких, Мартынова, Ромкина, Шелаева, Багрова, Артамонова и Савоськина в совершении преступлений и отрицание Каленовым и Константиновым причастности к инкриминируемым им деяниям, виновность названных подсудимых в совершении действий, изложенных выше в приговоре, подтверждается нижеследующими доказательствами.

Оценка заявлений подсудимых о применении к ним незаконных методов ведения следствия.

В судебном заседании подсудимые заявляли о применении к ним на стадии предварительного следствия незаконных методов воздействия, влекущих, по утверждениям стороны защиты, недопустимость полученных показаний. Существо этих заявлений подсудимых сводится к следующему:

Луконина – что в день задержания 8 августа 2010г. в управлении уголовного розыска сотрудниками правоохранительных органов к нему с целью добиться признательных показаний применялось изощренное физическое насилие;

с жалобами на эти действия он никуда не обращался, поскольку рассчитывал на заключение обещанного ему досудебного соглашения о сотрудничестве. Стремясь быть в рамках такого соглашения, чтобы смягчить свою участь, и, будучи при этом обманутым сотрудниками ФСБ и следователями относительно последствий дачи признательных показаний, содержание которых с ним каждый раз обговаривалось перед допросом, он всячески оговаривал себя и других обвиняемых по делу и подтверждал все, что ему внушали сотрудники правоохранительных органов, что правдой в действительности не являлось;

Гаврина – что в процессе его фактического задержания и доставления из г.Ярославля в г.Орел 12-13 августа 2010г. сотрудниками милиции (в частности, Д1) к нему применялось физическое насилие и психологическое давление с целью получения признательных показаний, а затем при его опросе сотрудник милиции Б3 с той же целью хлопал его ежедневником по голове. В дальнейшем он вынужден был давать следствию показания, навязанные ему сотрудниками правоохранительных органов, содержание которых он в настоящее время в основном не подтверждает;

Багрова – что в день его доставления 13 августа 2010г. в помещение управления уголовного розыска в г.Орле сотрудники милиции (в частности, Б3) при опросах оказывали на него моральное давление, а затем применили физическое насилие и пытки, добившись его готовности дать любые показания. Вслед за этим, и после беседы с сотрудником ФСБ, он был представлен на допрос следователю. Дав показания в качестве подозреваемого, он затем сам согласился с той редакцией показаний, которую следователь, обещавший ему содействие в плане смягчения юридических последствий содеянного, внес в протокол допроса, и, не читая, подписал его вместе с прибывшим на допрос адвокатом;

Каленова – что в процессе его фактического задержания и доставления из г.Москвы в г.Орел 17 августа 2010г. сотрудниками милиции и ФСБ к нему применялось физическое и психологическое насилие для принуждения к даче показаний о причастности к убийству, затем, до проведения допросов у следователя, с ним проводились беседы оперативниками с целью получения таких же показаний, при этом к нему также применялось насилие, а позже, в период содержания его в ИВС, сотрудник милиции П угрожал ему расправой. Давая же следователю показания в качестве подозреваемого, он самостоятельно и добровольно сообщал все известное ему по делу, однако следователем его показания были изменены в отдельных деталях, с чем он согласился и подписал протокол допроса, причем защитник в допросе фактически не участвовал;

аналогичные показания им повторялись и в ходе последующих следственных действий. Впоследствии, осознав, что данные им показания о националистических мотивах содеянного для него вредны, он заявил следствию об отказе от указанной части своих показаний. Кроме того, показывая об обстоятельствах содеянного Артамоновым, он частично оговаривал последнего из мести за то, что тот неверно сообщил следствию о его роли в нападении на братьев Н2 и Н4;

Жарких, Ромкина и Мартынова – что 8 августа 2010г. они все были задержаны с применением физической силы и принудительно доставлены в управление уголовного розыска, где подверглись избиениям, пыткам и иному воздействию со стороны сотрудников милиции (в частности, Д1, П, С1 и других), добивавшихся от них признательных показаний;

это вынудило Мартынова и Ромкина написать требуемые от них явки с повинной, после чего дать показания, которые не соответствовали действительности, а Жарких – дать первичные недостоверные показания, соответствующие полученным признаниям Мартынова и Ромкина. Жарких, кроме того, утверждал, что 8 августа 2010г. он допрашивался в качестве подозреваемого фактически в отсутствие адвоката, и эти его показания были дословно перенесены следователем из незаконно полученного перед этим протокола допроса его в качестве свидетеля;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.