авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

(зместо предисловия

Н астоящ а я м онограф ия историка-этнограф а П. В. Д е н и ­

сова об э тн о к у л ь т у р н ы х параллелях д у н а й с к и х болгар

и чува ш ей является

первы м серьезным н а у ч н ы м исследо­

ванием в этой области. Н а основе гл у б о ко го и зу ч е н и я ранее

о п уб л и ко в а н н ы х и с то ч н и ко в и привл ечения н о вы х м атери­

алов автор сумел разносторонне и ко м п л е ксн о обобщить,

н а у ч н о осм ы слить и представить читател ю интересное и об­ стоятельное освещение поставленной темы.

К а к отмечает сам автор, работа не претендует на исчер­ пание проблемы. М н о ги е вопросы по д няты впервые, и п о ка что исследователи не располагаю т д остаточны м м атериа­ лом для ка те го р и ч е с ки определенного и а р гу м ентиров ан­ ного и х разреш ения. Тем не менее работа П. В. Денисова является добрым, резул ьтативны м в кл ад ом в разработку темы, давно пр ивл екавш ей вним ание м н о ги х исследова­ телей.

Очевидно, что для дальнейш его плодотворного и зуч е н и я этого вопроса требуется творческое содруж ество ч у в а ш с к и х, б о л га р ски х и и н ы х гум а нита ри ев. Т у т х в а ти т работы не то л ько для и сто р и ко в р а зн ы х проф илей, но и для л и н гв и ­ стов, искусствоведов и др.

Н аучно-тео р етическую зна чим ость вы полненной и пред­ стоящ ей работы м о ж н о было бы к р а т к о ко н кр е ти зи р о ва ть в сл ед ую щ и х а с п е кта х :

1. В ы яснение э тн и ч е с ки х и социал ьно-исторических из д авни х связей, общ ений, к о н т а кто в м е ж д у народам и, свя­ зей не только и не сто лько военны х, с ко л ь ко м и р н ы х. Далее в а н та го н и с ти ч е с ки х обществах в ра зви ти и ци ви л и за ц и и по зи ти вно дом инировало мирное сож ительство, сосущ ество­ вание этн и че ски раздельны х общ ественны х ф орм ирований.

Если К. М а р кс, х а р а кте р и зу я человеческий прогресс в ан­ та го н и с т и ч е с ки х общ ествах, писал, ч то он был подобен «тому отвратительном у язы ч е с ко м у и д о л у, ко то р ы й не ж е ­ лал п и ть н е кта р иначе, к а к и з черепа убитого», то это не зн а ч и т, что ц и в и л и за ц и я п р о ш л ы х общ ественны х форма­ ц и й не н а ка п л и в а л а н и чего для р а зви ти я в последую щ ем к о м м у н и с т и ч е с ко й ц и ви л изац и и.

2. К л е р и ка л ьн ы е и д ругие реакци онн ы е ко н ц е п ц и и о безвозвратном распаде человечества в результате «стол­ потворения», о т ч у ж д е н и я людей по я з ы к а м и народностям настойчиво а кц е н т и р у ю т на враж дебности в л ю д с к и х отно­ ш е н и я х, волей б ож ией освещают зверины й п р и н ц и п homo hom ini lupus est (человек человеку — вол к). Н о и зучение по дл инной истории с к а ж д ы м днем все больше и больше раскры вает в р а зви ти и м атериальной и д уховной к у л ь т у р ы р а зл и ч н ы х народов сущ ественно общие, неразры вно св язы ­ ваю щ ие, более и л и менее развивш иеся сб л и ж аю щ и е, объе­ д и няю щ ие м ом енты в ш и р о к и х р егио нах и диапазонах.

3. Человечество идет к в озрож д ению на благотворной и нте рнаци онал ьной основе. В этом нарастаю щ е развива­ ю щ ем ся процессе несомненно сохраняется и имеет ж и в о ­ творное значение прогрессивное наследство, на копленное в м ноговековом общ ении и в за и м о вл и ян ии ге нетически род­ ственны х и неродственны х к у л ь т у р р а зл и ч н ы х народов.

Отбор и реализация и сто ри чески ценного и з м озаичного м ногообразия оттенков э ти х к у л ь т у р идет не по п у т и раз­ общ ения и л и э гоистиче ско го противопоставления н а ц и о ­ н а л ьн ы х к у л ь ту р, а по п у т и и нте рнаци онал ьной ко н со л и ­ дации, н е п р и м и р и м ой с к а к и м и бы то ни было стремления­ м и к р а згр а н и че н и ю и о тч у ж д е н и ю людей на племенной, ра­ совой, религиозной и т. п. основе.

В этом прогрессивном творческом процессе за сл уж е н н о И правомерно у ч а с тв у ю т м ногие народы, считавш иеся в прош лом «неисторическим и».

Если говорить в частности о пр отоболгарском наслед­ стве, то оно не м о ж е т не пр ивл е ка ть к себе н а у ч н о го иссле­ дователя и с т о ч к и зрения его роли, его зна ч е ни я в ф орми­ ровании западноевропейской ц и ви л и за ц и и. И зучени е про тобол га рско го наследства несомненно яви тся т а к ж е под­ спорьем к более угл уб л е н н о м у и обстоятельному и зу ч е н и ю естественно-исторического, по зи ти вн о го, х о тя и ступ е нча ­ того прогресса болгаро-славянской ко нсол и д а ц и и. В этом отнош ении работа П. В. Денисова является значител ьны м вкладом в этн о гр а ф ическую л и тер атуру и дает цен ны й м а­ териал для ш и р о ко го к р у г а исследователей, за н и м а ю щ и хся и зучением а н а л о ги ч н ы х проблем.

М ы приветствуем появление т а к и х н а у ч н ы х исследова­ н и й, способствую щ их усил ению и упр оче ни ю д р у ж б ы на­ родов. В ы хо д в свет этой к н и ги, конечн о, привлечет в н и м а ­ ние н а у ч н о й и ч и та тел ьско й общ ественности не то л ь ко СССР, но и братской нам Б ол га р ско й Н ародной Р е сп уб л и ки.

Профессор И. Д. К узн е ц о в.

введение « В раннем средневековье по л и ти ч е с ка я и этн и ч е ска я ка р та В осточной Е вропы подверглась значите л ьны м изм е­ н е н и я м : на ней по явил и сь ранее неизвестные н а звани я племен и и х в оенно-пол и ти чески х объединений, а ряд этн и ­ ч е с к и х им ен окончател ьно исчез. П р и ч и н о й столь р е зки х изм енений явилось переселение сюда в первы х ве ка х н. э.

т ю р к о я з ы ч н ы х ко ч е в ы х племен с востока, и з А з и и.

В составе эти х приш ельцев, и зве стн ы х в пи сьм е нны х ис­ т о ч н и к а х под общ им названием гу н н о в, находились, в ч и с­ ле д р у ги х, родственные по п р о и схо ж д е н и ю болгары и сувары. В V — V I ве ка х они вход ил и в состав Г у н н с ко й держ авы, а после ее распада в ы с ту п и л и самостоятельно и в V I I веке на территории П ри азовья и П р и к у б а н ь я обра­ зовали федерацию племен «В еликая Б о л гария».

О днако и эту д е р ж а в у по сти гл а уч а сть предш ествовав­ ш и х ей в оенно-пол и ти чески х объединений. Б еспреры вная м еж доусобица и борьба за власть, особенно обостривш аяся после смерти ха н а К у б р а та, на стол ько подорвали ее бое­ способность и и сто щ и л и силы, что В е л и ка я Б о л га р и я не вы держ ала н а ти с ка более м о гу че го п р о ти в н и ка — ха за р ­ с к и х племен — и во второй половине V I I века утр ати л а самостоятельное сущ ествование, подпала под власть х а з а р Б о л г а р о - с у в а р с к и е племена, прош едш ие довольно длительны й совместны й п у ть, после п о р а ж е н и я от наш ест­ вия ха за р распались на не ско л ько гр у п п, дальнейш ая ж и з н ь к о то р ы х протекал а у ж е на р а зн ы х те рритори ях и в разл ичн ой и сто ри че ской обстановке.

З начи тел ьна я часть болгар во главе с ханом А сп а р у хом уш л а на запад на берега Д у н а я. Д л я болгар область д у н а й с к и х земель,, не была «неизведанны м краем ». Еще задолго до появл ения а с п а р ухо в ы х болгар на Б а л ка н а х и х п р е д ки участвовали в р а з л и ч н ы х военны х походах против В и за н ти й с ко й и м п ер и и и оседали на за хвачен ной и м и тер­ р и то р и и : в V веке по явил ись болгарские ко л о н и и на тер­ ритории М езии и Ф р а к и и, а в середине V I века в и х под­ ч и н е н и и оказалась значител ьная часть П а н н о н и и. П оэтом у неудивительно, что асп ар ухо вы болгары последовали к Д у ­ на ю, где на ча л и борьбу с В и зантией, заве рш ивш ую ся не то л ько захватом б ы вш их ее владений, но и образованием Б о л га р ско го государства на базе объединенного союза «семи сл а в я н с ки х племен».

О пираясь на си л ьн ую военную ор га н и за ц и ю, болгар­ с ка я феодальная знать в течение д в у х столетий заним ала господствую щ ее по л ож ение в новом государственном обра­ зовании. В этническом ж е составе Б о л га р ско го государ­ ства явно преобладали славяне, сы гравш ие главе нствую ­ щ у ю роль в ко нсо л и д а ц и и бол гарского народа. Т ю р к о я з ы ч ­ ны е протоболгары, ока за вш ись в о к р у ж е н и и славян, пол­ ностью растворились среди н и х, передав образовавш ейся новой сл а вян оязы чной народности свое и м я и некоторы е элементы к у л ь т у р ы и быта.

П ротоболгарам не были ч у ж д ы и области П о в о л ж ья и П р и ка м ь я, заселенные у гр о -ф и н ски м и племенам и. Эти зем­ ли были изведаны пр е д п р и и м ч и в ы м и б о л гар ским и к у п ц а ­ м и, издавна вы вози вш им и отсюда м я гко е золото — п у ш н о й товар. С распадом В е л и ко й Б ол га ри и основная масса бол га р о -сув а р ски х племен направилась в район В ол го-К ам ья.

В о л ж с ко -ка м с ки е болгары, к а к и д ун а й ски е, им ея 1 Вопросы этнической и политической истории древних болгаро суварских племен освещены в монографиях М. И. А р т а м о н о в а «История хазар» (изд. Государственного Эрмитажа, JL, 1962), В. Ф. К а ховского «Происхождение чувашского народа. Основные этапы этнической истории» (Чебоксары, 1965).

Восточная Европа в V I — V I I вв. н. э.

твердую военную ор га н и за ц и ю, в V I I — I X ве ка х п о д ч и н и ­ ли своей власти местные племена и в начале X века созда­ ли первое на территории Среднего П о в о л ж ь я и П р и ка м ь я раннее феодальное государство — В о л ж с к у ю Б ол гари ю. Это государственное объединение сы грал о зн а ч и те л ь н ую роль в консол и д а ц и и племен, п о с л у ж и в ш и х базой ф ормирования современны х народов П о в о л ж ь я, в частности т ю р к о я з ы ч ­ н ы х к а з а н с к и х татар и чуваш ей. С клады вание э ти х д в ух народностей к а к т ю р к о я з ы ч н ы х, наследование и м и м н о ги х элементов м атериальной и д ухо в н о й к у л ь т у р ы в о л ж с к и х болгар — бесспорное свидетельство переселения на Сред­ н ю ю В о л гу большой и к о м п а к т н о й м ассы болгаро-сувар с к и х племен.

Т а часть б о л га р ски х племен, ко то р а я осталась на п р и ­ а зо в ски х зем лях, в последую щ ем вош ла в состав но вы х э тн и ч е с ки х образований К а в ка з а.

Вопрос о роли б о л га р с ки х племен в по л и ти ч е ско й и этн и ч е ско й истории В о л го -К а м ья, Д у н а я, Северного К а в ­ к а за не одно десятилетие являлся предметом н а у ч н ы х исследований. Е м у посвящ ена м но го числ ен ная литера­ тур а — работы у ч е н ы х сам ы х р а зл и ч н ы х специальностей.

Г о рячие д и с ку с с и и вы зы вал сам вопрос п р о и схо ж д е н и я протоболгар, а сл ож ность разреш ения этой проблемы, в свою очередь, за тр уд н ял а р а зр аб отку этногенеза народов, и м ев ш и х этноге нетические связи с протоболгарам и.

П о у к а з а н н ы м проблемам сущ ествую т самые разл и ч ­ ны е теории и гип о тезы, м ногие из к о то р ы х давно отверг­ н у т ы н а у к о й и представляю т л и ш ь и с то р и о гр а ф и ч е ски й интерес 2. Слабым звеном м н о ги х те оретических по л о ж е н и й 2 Разбору этих теорий посвящены работы И. Д. Ш и ш м а н о в а «Критичен преглед на въпроса за произхода на прабългарите от езико во гледище и етимологиите на името «българин» («Сборник за народни умотворения, наука и кн иж н ин а», кн. X V I и X V I I, Научен отдъл, София, 1900, стр. 505— 753), Н. С. Д е р ж а в и н а «Происхождение бол­ гарского народа и образование первого Болгарского государства на Балканском полуострове» («Советская этнография», 1946, № 1, стр. 59— 83), В. Т. С и р о т е н к о «Основные теории происхождения древних булгар и письменные источники I V — V I I вв.* («Ученые запис­ ки» Пермского университета, т. X X, вып. 4, Исторические науки, Пермь, 1961, стр. 43 — 70), Ц в е т а н а Кристанова «Към въпроса за етногенезиса на българския народ» («Исторически преглед», год. X X II;

кн. 3, София, 1966, стр. 33— 50), В. Ф. К а х о в с к о г о «Происхождение чувашского народа», стр. 49 — 74 и других авторов.

9;

об этногенезе являлась н е н а у ч н а я по стан овка проблем ы :

стремление отож дествить современные народы с тем или и н ы м древним народом, т. е. п о и с к и «предков». П р и та ко м подходе \К вопросам этногенеза процесс ф орм ирования народа рассм атривался к а к о д н о кр а тн ы й а к т и совершенно игнориро вал ись последую щ ие изм енения э тн ического обли­ к а д анного народа.

Необходимо особо п о д че р кн уть, что подобны м прием ом разреш ения вопросов этногенеза пользовались ч ув а ш ски е б ур ж уа зн ы е нацио н ал исты, стремивш иеся использовать б ол гарскую теорию пр о и с х о ж д е н и я ч у в а ш с ко го народа в своих в р а ж д еб н ы х п о л и ти ч е с ки х целях.

В ряде работ, и зд а н н ы х и м и в 1920-х год ах, пропагандировалось у т в е р ж ­ дение о том, что ч у в а ш и явл я ю тся единственны м и, п р я м ы ­ ми и ч и сты м и п о то м ка м и в о л ж с к о -к а м с к и х болгар, д о п ус­ кал ась б у р ж у а зн о -н а ц и о н а л и с ти ч е с ка я идеализация эпохи государства В о л ж с ко й Б ол гарии. В работах Д. П. Петрова (Ю м ан), М. П. Петрова, А. П. П ро ко пье ва -М и л ли и д р у­ ги х краеведов * б о л га рский период изо бр аж а лся к а к «золо­ той век» в истори и ч у в а ш с ко го народа, игнорировал ись социально-классовы е противор ечия и на л ичие гнета эксплуататоро в в этом государстве. В эти ж е год ы бур­ ж у а зн ы е н а ц ион ал исты развернули ка м п а н и ю по переиме­ нованию чува ш е й в болгар, а Ч у в а ш с к у ю АССР предлага­ ли назвать «Б олгарской».

Тенденция ф альсиф ицировать историю древнеболгар­ с к и х племен проявлялась и в исследованиях б о л га р ски х и стори ко в б ур ж уа зн о -н а ц и о н а л и с ти ч е с ко го и проф аш ист­ с ко го направления. П реувел ичивая роль т ю р к о я з ы ч н ы х протоболгар в этногенезе д у н а й с к и х болгар и, наоборот, п р и н и ж а я значение с л а в я н с ки х племен в этом процессе, они пы та л и сь д ока за ть особое по л ож ение болгар в славян­ ском мире. П одобная тенденциозная ф альсиф икация этн и ­ ческой истории болгарского народа использовалась для идеологического оправдания п о л и т и к и р е а кц и о н н ы х пр а в я ­ щ и х кр у го в Б о л га ри и, которы е по д д ерж ивал и гитлеров­ с к у ю Герм а нию и стремились изолировать бол га р ски й н а ­ род от С оветского Союза.

М а р кс и с тс ко -л е н и н с ка я и сто ри че ская н а у к а и зучает не м етаф изический, раз навсегда уста но вивш и йся «этнос», а процессы этногенеза племен и народов, протекаю щ и е на основе р а зви ти я пр оизвод ител ьны х сил и производствен­ н ы х отнош ений, и сто р и че ски р а зви в аю щ ихся все более тесны х в за и м н ы х снош ений и объединений, скрещ ений и к у л ь т у р н ы х вл ия ни й.

И звестно, что не то л ько позднейш ие этн ические ф орми­ рования (наприм ер, р усские, болгары, чу в а ш и, та тары и пр.), но и более ранние этносы (наприм ер, славяне, ф инны, п р о то тю р ки и др.) не явл ял ись по своему п р о и схо ж д е н и ю «чисты м и», «однородны м и», а имели более и л и менее сме­ ш анное пр оисхож дение. П оэтом у совершенно прав проф.

С. А. Токарев, утв е р ж д а я, что « н и ко гд а нельзя безогово­ рочно сб л и ж а ть н и один соврем енный народ н и с одним древним» 3.

Д л я реш ения вопросов этногенеза народов, подчеркивает С. А. Токарев, зна ч и те л ь н ы й интерес представляет и зучение спе циф и че ских ку л ь ту р н о -б ы то в ы х черт. С пециф ические к у л ь ту р н ы е особенности этн и ч е ско й общ ности (народности, н а ц ии ) не остаю тся, ко нечн о, по сто я н н ы м и, а и зм е н я ю тся с течением времени в зависим ости от ур овня социально э ко н о м и че ско го р а зви ти я народа и от тех к о н к р е т н ы х хо ­ зяй ств е н н ы х форм, в ко то р ы х это развитие протекает в р а зл и ч н ы х естественно-географ ических усл овиях. Очень в а ж н у ю роль в ф орм ировании кул ь ту р н о -б ы то в ы х черт на ­ рода играет т а к ж е «этническая тр а д иц и я», т. е. длительное сохранение определенных н а вы ко в и представлений, сло­ ж и в ш и х с я в ж и з н и народа в преды дущ ие периоды его исто­ рии. К а к о в о пр оисхож д ени е эти х элементов, где и х истори ­ ческие ко р н и, к а к и в сил у к а к и х усл овий они сл ож и л и сь в некое целое, к а к видоизм енялись в ходе р а зви ти я наро­ да — вот к р у г вопросов, к разреш ению к о то р ы х д о л ж н а сводиться, по сущ еству, тр а кт о в ка проблем этногенеза по л и н и и этногр аф ической н а у к и,— та ко в подход советской этнограф ической н а у к и к проблемам этногенеза.

3 См. С. А. Т о к а р е в. К постановке проблем этногенеза. «Совет­ ская этнография», 1949, № 3.

В и стори ко-этнограф и ческо й литературе давно обраща лось вним ание на близость отдельны х элементов м атериаль­ ной и д ухо вной к у л ь т у р ы д у н а й с к и х болгар и чуваш ей.

С целью более детального и зу ч е н и я этой проблемы еще в 1897 го д у вид н ы й б ол га р ский у ч е н ы й И. Д. Ш и ш м а н о в пред принял специал ьную п о езд ку в Среднее П оволж ье и совместно с профессором К а з а н с к о го университета И. Н. С м ирновы м, специалистом по этнограф ии народов кр а я, побы вал в ряде ч у в а ш с к и х селений. П р и зна в а я, что в язы ко в о м отнош е нии ч у в а ш и яв л я ю тся н а сл ед ни кам и и сче зн ув ш и х т ю р к о я з ы ч н ы х болгар, И. Д. Ш и ш м а н о в ош ибочно утве рж д ал, что по м атериальной кул ь тур е, обы­ чаям и язы ч е с ко й м иф ологии чуваш ей следует рассм ат­ ривать к а к отю реченны х ф иннов, вероятнее, к а к черемис (т. е. м а р и )4. А н а л о ги ч н ы е т о ч к и зрения на вопрос ф орми­ рования ч у в а ш с ко й народности были в ы р а ж е н ы в после­ дую щ ем в работах ф и н с ки х этнограф ов, а и з советских исследователей подобной ж е ко н ц е п ц и и пр ид ерж ивал и сь сто р о н н и ки а в тохтонной теории пр о и с х о ж д е н и я чуваш ей.

О ш ибочность с у ж д е н и й исследователей— сто ронников а в то х­ то нной теории пр о и с х о ж д е н и я чува ш е й за кл ю чается гл а в ­ н ы м образом в том, что ф ормирование ч у в а ш с ко й народ­ ности они рассм атривали лиш ь к а к результат консол и д ац и и ф и н н о -у го р с ки х племен, и с п ы та в ш и х ку л ь тур н о -я зы ко в о е влияние со стороны б о л га р 5. Д л я доказательства своих по л о ж е н и й они оперировали в основном м атериалам и ф ин­ н о -уго р ско й этнограф ии, и гн о р и р у я данны е этнограф ии т ю р к с к и х народов. В результате т а ко го подхода к проблеме сравнительное и зучени е этнограф ии чува ш ей и д р у ги х т ю р к с к и х народов оказалось на заднем плане.

П рим ерно та ко е ж е по л ож ение создалось в области срав­ н и тельного и зу ч е н и я этнограф ии д у н а й с к и х болгар и на­ 4 И. Д. Ш и ш м а н о в. Критичен преглед на въпроса за произходл на прабългарите, стр. 506— 753.

5 Более развернуто эта концепция изложена в монографии коллек­ тива авторов — Н. И. В о р о б ь е в, А. Н. Л ь в о в а, Н. Р. Р о м а н о в, А. Р. С и м о н о в а. Чуваши (Этнографические исследования), ч. I, Материальная культура. Чебоксары, 1956. К ри ти ка этой концепции да­ на в материалах научной сессии в Чебоксарах (1956 г.), посвященной этногенезу чувашей (см. сборник «О происхождении чувашского наро­ да», Чебоксары, 1957) и упомянутой монографии В. Ф. К а х о в ­ ского.

родов П о в о л ж ья. Вероятно, после авторитетного заявления И. Д. Ш и ш м а н о в а о ф инно -уго р ско м пр о и с хо ж д е н и и ч у в а ­ шей эта тема перестала привл екать вним ание б о л га р ски х этнографов, и л и ш ь в исследованиях отдельны х авторов (наприм ер, Ст. К о с т о в а 6, Е. П е т е в о й 7) подчеркивалось сходство бол гарской в ы ш и в ки с в ы ш и в ко й народов Среднего П о в о л ж ья, у ка зы ва л и сь параллели в элементах н а ц ион ал ь­ ной одеж ды, го л о в ны х уборов и укр а ш е н и й.

Определенные сд виги в области сравнительного исследо­ вания этнограф ии болга рского народа и народов П о в о л ж ья, в том числе и чуваш ей, пр оизо ш л и за последние десятиле­ ти я. В результате у кр е п л е н и я н а у ч н о -ку л ь т у р н ы х связей СССР и Б о л га ри и установились и развиваю тся к о н т а к т ы м е ж д у этн огр а ф ическим и н а у ч н ы м и у ч р е ж д е н и я м и и уч е ­ н ы м и обеих стран. Д а нн ы е сравнительного и зуч е н и я одеж ­ д ы и народного изобразительного и с кусства д у н а й с к и х болгар и чува ш ей о п уб л и ко в а н ы в работах б о л га р ски х этно­ граф ов М. В елевой8, И. Коева 9 и д р у ги х, а и з советских исследователей плодотворно разрабатывает эту проблему л е н и н гр а д с ки й этнограф Н. И. Гаген-Т орн 10. За последние 6 См. Ст. JI. К о с т о в. Македонски убруси и сокаи. «Известия на народння Етнографски музей в София*, година V, кн. I — IV, София, 1925;

е г о ж е. Български народни шевици. Ч. I, София, 1929;

Ст. Л. К о с т о в, Е. П е т е в а. Български народни шевици, ч. I I, Со­ фия, 1928.

7 Е. П е т е в а. Шевични паралели. «Известия на народния Етно­ графски музей в София», година X — X I, София, 1932.

8 М. Г. В е л е в а. Български народни носии. София, 1957;

е е ж е.

Българската двупрестилчена носия. София, 1963;

е е ж е. Синтез на етническите елементи в българското народно облекло. «Известия на Етнографския институт и музей», т. V I I I, София, 1965, стр. 65— и др.

9 И. К о е в. Българската везбена орнаментика. Принос към исто рията на народния орнамент. «Трудове на Етнографския институт», кн. 1, София, 1951;

е г о ж е. Символичното значение на кръстовид ната пазва у чувашите и капанците. «Еэик и литература», 1946, кн. 1, стр. 37— 41 и др.

1 Н. Г а г е н - Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья (М а­ териалы к этногенезу). Чебоксары, 1960;

е ё ж е. Болгарская одежда (По коллекциям ленинградских музеев). «Сборник Музея антрополо­ гии и этнографии», т. X V I II, Л., 1958, стр. 208— 278;

е е ж е.

М. А. П о п с т е ф а н и е в а. Македонски народни вязови. Скоше, 1954 (Рецензия). «Советская этнография», 1957, № 4, стр. 177— и др.

годы б болгарской и ч у в а ш с ко й печати появилась целая серия н а у ч н о -п о п у л я р н ы х статей и очерков, посвящ енн ы х вопросам бо л га р о -ч ув а ш ски х и сто р и ч е с ки х, л и те р а тур н ы х и о б щ е ку л ь ту р н ы х связей 1 В н и х подчер кивалась необходи­ 1.

мость более гл у б о ко го и всестороннего исследования этой проблемы.

В настоящ ей работе и сделана п о п ы т к а обобщ ить ре­ зул ьта ты и стор и ко-этно гр аф и чески х исследований в области э тн о ку л ь т у р н ы х параллелей д у н а й с к и х болгар и чуваш ей, в ы яви ть по вы д в и н уто й проблеме новые ф а кты и з м а л о и зу­ ч е н н ы х разделов этнограф ии. Работа на писана гл а в н ы м образом на основе о п у б л и ко в а н н ы х и с то ч н и ко в, в ней ис­ пользованы т а к ж е м атер иалы полевы х э тн огр аф ических исследований автора в рай онах Ч у в а ш с к о й АССР и северо в осточны х областях Б ол га р ско й Н ародной Р е сп уб л ики (а в гу с т— сентябрь 1966 г.).

Н аш е исследование н и в коей мере не претендует на все­ стороннее и полное освещение всех вопросов э тн о ку л ь т у р ­ н ы х параллелей д у н а й с к и х болгар и чува ш ей, в нем рас­ см отрены л и ш ь отдельные стороны этой в а ж н о й и сл о ж н о й проблемы. Разумеется, и не все поставленны е вопросы освещены н а м и достаточно полно и в од и наковой мере убе­ дительно, а ряд п о л о ж е н и й работы носит д и скусси о н н ы й хар а кте р и л и ж е в ы д в и н ут в поряд ке и х по стан овки. Более полная н а у ч н а я разработка данной темы требует специаль­ н ы х исследований у ч е н ы х — истор и ков, археологов, э тн огр а­ фов, ли нгви стов, искусствоведов.

С читаю своим долгом вы разить благодарность р уко в о д ­ ству Э тнограф ическо го и н с ти ту та и м узея Б ол га р ско й А к а ­ демии н а у к и Р а згр а д ского О к р у ж н о го ко м итета Б ол га р ско й К о м м у н и с т и ч е с ко й па р ти и за внимательное и отзывчивое отнош ение и за содействие в м оих этн о гр а ф и че ски х исследо­ в а н и я х в северо-восточных областях Б ол гари и. П р и н о ш у,1 И х обзор дан, например, в статьях: Н. С. П а в л о в. Зарубеж ные связи чувашской художественной литературы. «Вопросы чуваш ­ ской литературы и языка». «Ученые записки» Научно-исследователь­ ского института при Совете Министров ЧАССР, вып. X X X I I, Чебок­ сары, 1966, стр. 3 — 24;

М. Н. И л ь и н (Ю х м а). О дружественных свя­ зях болгарской и чувашской литературной общественности. «Ученые записки» Научно-исследовательского института при Совете Министроз ЧАССР, вып. X X X IV, Чебоксары, 1967, стр. 217— 225.

благодарность со тр у д н и ка м Э тнограф ического и н сти тута и м узея Б ол га р ско й А к а д е м и и н а у к И в а н у К о е в у, М а р и и Ве левой, Х р и сто В а ка р е л ско м у, м у зы ко в е д у С тояну П етрову за ко н су л ь та ц и и в процессе работы над на стоящ им иссле­ д о в а н и е м. В ы р а ж а ю свою пр изнательность н а у ч н ы м сотруд н и ка м И н с ти ту та этнограф ии А ка д е м и и наук СССР Ё. Н. Белицер, Т. Д. З л а тко в с ко й, JI. В. М а рко в о й, в ы с ка ­ завш им ценные зам ечания по сод ерж анию и к о м п о зи ц и и дан ной работы.

Н а основе разностороннего и ко м п л е кс н о го этнограф и­ ч еского исследования установлено, что сходные элементы в м атериальной к у л ь ту р е д у н а й с к и х болгар и чува ш ей пр ослеж и ва ю тся преж де всего в ж е н с к о й одежде и пр и н а д ­ л е ж н о стя х свадебного наряда. К о н кр е тн о е и зучение н а ц и о ­ нальной ж е н с к о й од еж д ы и народной в ы ш и в ки позволило исследователям п р и с т у п и ть к определению б о л га р ски х и ч у в а ш с к и х этн о гр а ф и че ски х гр у п п, и м е ю щ и х сходные эле­ менты в м атериальной кул ь ту р е, л окал изовать районы и х распространения. Работа в этой области л и ш ь начата, и для ее заверш ения потребую тся совместные и зы с к а н и я болгар­ с к и х и ч у в а ш с к и х этнографов.

Б о л га рские этнограф ы уста новили, ч то сходство с одеж ­ дой ч у в а ш с к и х ж е н щ и н имеет б о л га рская ж е н с к а я одежда преим ущ ественно во сто ч н ы х районов Северной Б ол гарии, в особенности Р а згр а д ско го о к р у га, и районов М акед они и.

К ул ьтурн о-б ы то вы е особенности б ол гарского населения Р аз­ гр а д ско го о к р у га обстоятельно освещены в тр у д а х видного бол гарского этнограф а И. Коева '. Б у д у ч и еще студентом 1 И. К о е в — уроженец с. Топчии Разградского округа, в настоя­ щее время является научным руководителем секции материальной культуры и народного искусства Этнографического института и музея Болгарской Академии наук.

J.Софийского университета им. К л и м е н та О хри д ско го, И. Коев V о п уб л ико вал работу об особенностях одеж ды и ж и л и щ а \ста робол гар ско го населения Р азгр а д ско го о к р у га и выделил ^ г о в особую этн огр аф ическую г р у п п у «капанцев» (т а к им е­ нуе т себя само население). В « ка п а н с ку ю » г р у п п у он в к л ю ­ чает ж и те л е й селений Дреновец, Сеново, К р и в н я, Езерец, Борисово, Осенец, Садина, О па ка, П ал ам а р ц и, Ц арь К а л о я н (Т орл ак), Кам енево, Т о п ч и и и кв а р та л ы У ш и н ц и (К а б а -ку л а к) и Д о б ро ш ка та города Р а з гр а д а 2. В последую щ ем в м о­ нограф ии, посвящ енной и зу ч е н и ю орнамента болгарской народной в ы ш и в ки, И. К оев более детально анализирует ко м п л е кс одеж ды и в ы ш и в ки болгар-капанцев 3. Б о га ты й материал по одежде б ол гарского населения северо-восточ­ ной Б ол га ри и представлен в м онограф и ях М. Велевой и Е. И. Л епавцовой 4.

Сходство б олгарской ж е н с к о й р у б а ш ки из северо-восточ ной Б ол гар и и и рубаш ек ч у в а ш с к и х ж е н щ и н «анат енчи»

(этнограф ическая гр у п п а «средненизовых») прослеж ивается к а к в ти пе п о кр о я, т а к и в о ка н то в ке ш вов кр а сн о й полосой, устройстве ворота и характере вы ш и в о чн о го ш ва. П о п о ­ кр о ю эти р у б а ш ки относятся к тун и ко о б р а зн ы м (по те рм и ­ но л о ги и Б. А. К у ф ти н а 5) и им ею т не ско л ько подтипов, но р а зл и ч и я м е ж д у н и м и несущ ественные и на первы й взгл яд мало заметны. П о определению Н. И. Гаген-Торн, эта т у н и ­ кообразная р у б а ш ка имеет следую щ ие п р и з н а к и : к основ­ ной точе п е р п е н д и кул я р н о п р и ш и т ы пр ям ы е р у ка в а с ласто­ вицам и (на б о л га р ски х р у б а ш ка х они не обязательны).

Б оковы е то ч и ско ш ен ы, расш иряясь к н и з у. Все ш в ы обы чно п о д ч е р кн у ты в ы ш и в ко й, т к а н о й к р о м ко й д р уго го цвета и ли н а ш и то й сверху кр а с н о й полосой т к а н и. Ворот состоит 2 И. К о е в. Облекло и жилищ а на старото българско население въ Разградско. «Известия на семинара по славянска филология при университета св. Климент Охридски», книга V I I I, София, 1942, стр. 50.

3 И. К о е в. Българската везбена орнаментика. София, 1951.

4 М. Г. В е л е в а, Е в г. И л. Л е п а в ц о в а. Български народил носии в Северна България през X I X и началото на X X в. София, Изд-во на Българската Академия на науките, 1960, т. 1;

М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия. София, Изд-во на Българската Академия на науките, 1963.

5 Б. А. К у ф т и н. Материальная культура русской мещеры. М., 1926.

из пр я м о го гр у д н о го разреза по середине основной то чи и овального, сделанного по шее выреза. О рнамент, кром е ш вов, располагается по ко н ц а м р у ка в о в вверху, у н а п л е ч ь я / по гр у д н о м у разрезу и подолу. Р у б а ш ка обязательно подо поясы вается и носится с н а гр у д н и ко м, п р и кр ы в а ю щ и м гр у д н о й разрез 6.

Т ун и ко о б р а зн а я ж е н с к а я р у б а ш ка этого ти па распро­ странена гл а в н ы м образом среди населения северо-восточ­ ной Б о л га р и и : в П о п о в ско м, Р азгра д ском, Ш у м е н с ко м о к р у га х, отчасти среди ж и те л е й П ро ва д и й ско го плато и от­ дельны х селений восточной части С та ра-П ланины, т. е.

именно на то й территории, где расселились болгары А сп а р у х а и образовалось Б олгарское государство. Этот ф акт и данны е сравнительного и зу ч е н и я б ол гарской одеж ды с одеж дой народов П о в о л ж ь я позволили этнограф ам сделать вывод о том, что ту н и ко о б р а зн а я р у б а ш ка унаследована д у н а й с ки м и болгарам и от протоболгар и без значи те л ь н ы х изм енений сохранена до н а ш и х дней. «Д войная связь бол­ га р с ко й рубахи, с одной стороны, с восточно-славянской рубахой, а с д р у го й, с р уб аха м и народов П о в о л ж ья, д о л ж н а считаться к а к п р и з н а к ку л ь тур н о -и сто р и ч е ско й близости народов П о в о л ж ь я со сл а в я н с ки м и народам и. Н а это пред­ по лож ение наводит и м нение, что а спаруховы болгары, которы е первоначально осели в северо-восточной Б олгарии, и по последним язы ко в е д че ски м исследованиям родственны с чува ш а м и. Т а к, очень вероятно, что и ту н и ко о б р а зн а я рубаха с двупрестилочной одеж дой дош ла через сл а в я н скую к у л ь т у р у и воспринята от протоболгар» 7,— та ко в вывод М. Г. Велевой по вопросу пр о и с х о ж д е н и я тун и ко о б р а зн о й р у б а ш ки у д у н а й с к и х болгар.

Д л я под тверж д ения этого вывода нем аловаж ное значе­ ние им ею т ф акты, вы явленны е И. К ое вы м в ходе и зуч е н и я о р н а м е н ти ки б ол гарской в ы ш и в ки. Т а к, наприм ер, он д о ка ­ зал п о л н у ю а н а л оги ю м е ж д у н а гр у д н о й в ы ш и в ко й т у н и к о ­ образной ж е н с к о й р у б а ш ки капа н ц е в и н а гр уд н о й в ы ш и в ­ ко й «кск» на ж е н с к и х р у б а ш ка х чува ш ей. «Сходство этих д в ух рубаш е к и в ы ш и в о к на н и х,— пи ш е т И. К о е в,— под­ тверж дает, с одной стороны, си л у действия метода сравни 6 Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 215— 216.

7 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 131.

\ тельны х исследований, а с д р у го й стороны, подтверждает и сто р и ч е с ку ю и с ти н у, согласно кото р ой болгары принесли с собою на Б а л ка н ы свое собственное и скусство, которое то л ько п о зж е подпало под влияние ко р е н н ы х ж и те л ей — славян, а т а к ж е и В и за н ти и и В остока» 8. И. Коев, од нако, не указы ва е т, для к а к о й этнограф ической гр у п п ы чуваш ей была более всего х а р а кте р н а р у б а ш ка этого ти па. Этот вопрос затруднителен к а к для за р у б е ж н ы х, т а к и для совет­ с к и х этнограф ов, ибо в литературе о ч у в а ш а х сведения о тун и ко о б р а зн о й руб а ш ке с н а гр у д н о й в ы ш и в ко й «кск»

весьма с к у п ы да и противоречивы. И з о п исан ий дореволю­ ц и о н н ы х авторов тр уд но сделать вывод о времени и х ш и р о ­ к о го бы тования и рай о нах распространения п о отдельным этногр аф ическим гр у п п а м ч у в а ш с ко го населения. В совет­ ское время ряд исследователей (Н. И. Га ген-Т орн, Г. А. Н и ­ к и т и н, Т. А. К р ю к о в а, Н. И. Воробьев и др.), стремясь устр а н и ть этот пробел, и зу ч а л ч у в а ш с ки е этнограф ические ко л л е кц и и в м узе я х, собирал новые м атериалы в ч у в а ш с к и х селениях. О дна ко было у ж е тр уд н о воссоздать к а р т и н у бы ­ то ван ия этой р у б а ш ки с к ск, и авторы, за трагивавш и е в своих исследованиях этот вопрос, в ы ска зы ва л и весьма пр о­ тиворечивы е с уж д е н и я. В о п у б л и ко в а н н ы х работах по-раз­ н о м у датируется время ш и р о ко го пр им е нен ия орнам енталь­ ного м отива к ск, по -разном у объ ясняю тся и х предназна­ чение и осмысление в народном представлении. Н априм ер, Н. И. Гаген-Т орн, д а ти р у я ш и р о ко е распространение н а гр у д ­ но й в ы ш и в ки кск первой половиной X I X века, п и ш е т:

«Несмотря на больш ую пр ивлекательность видеть в кск древние сим волы ку л ь то в о го хара ктер а, то есть изображ е­ ние солнца, есть ф акты, говорящ ие пр отив древности кск в н а гр уд н о й в ы ш и в ке ч у в а ш с ко й р уб а ш ки » 9. У тв е р ж д а я это, она ссылается на отсутствие к ск на р у б а ш ка х ч у в а ш ­ с к и х ж е н щ и н анат енчи в X V I I I веке и считает, что у н и х этот орнам е нта л ьны й м отив п о л у ч и л распространение ли ш ь в X I X веке. Зам етим, что это утверж дение Н. И. Га ген -Т орн не совсем обоснованно, ибо на р у б а ш ка х X V I I I века и з селе­ н и й анат енчи среди спл ош ной н а гр у д н о й в ы ш и в ки ч е тко вы деляю тся р и с у н к и к ск, т. е. узо ры в ы ш и в ки, о к р у ж а ю 8 И. К о е в. Българската везбена орнаментика, стр. 121 — 126 и 161.

9 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 34.

/ щ ие кск, с л у ж а т л и ш ь своеобразным фоном его (см. рис. в альбоме-монограф ии Г. А. Н и к и т и н а и Т. А. К р ю ­ к о в о й «Ч уваш ское народное изобразительное искусство», Чебоксары, 1960, и э кзе м п л я р ы в м у зе й н ы х ко л л е кц и я х ).

Н а гр у д н а я в ы ш и в ка с орнам е нтальны м м отивом кёскё на ж е н с к и х р у б а ш ка х ни зо в ы х («анатри») и средненизовых («анат енчи») чува ш ей ф и гур и р уе т у ж е с X V I I I века, а если и схо д и ть и з н а л и ч и я орнам ента этой в ы ш и в ки у д у н а й с к и х болгар, то не пр и х о д и тс я сомневаться в его древности.

К то м у ж е следует учесть и тот ф акт, что орнаментальны е м отивы к с к ф и гу р и р у ю т и на м а р и й с к и х р у б а ш ка х, на в ы ш и ты х и зд ел и ях у д м у р т с к и х и б а ш ки р с к и х ж е н щ и н, т. е.

у народов, и м е в ш и х определенные этн о ку л ьтур н ы е связи с в о л ж с к и м и болгарам и.

В вопросе о смысловом зна че ни и к ск п о чти все этно­ граф ы сходятся во м нении, что она д о л ж н а по д чер ки вать возрастны е и половые о тл ичия. «Н а гр уд ны е в ы ш и в ки или ромбы делались р а зл и ч н ы м и, сообразно по л ож ен ию владе­ л и ц ы р у б а ш ки. Д ва к с к или два ромба вы ш ивались на р у б а ш ка х л и ш ь з а м у ж н и х ж е н щ и н. Н а р у б а ш ка х девуш ек к ск и л и ромб вы ш ивал ись то л ь ко на левой стороне гр уд и, Н а правой стороне гр у д и, на искось от бокового ш ва к гр у д ­ но м у разрезу, в н е ко то р ы х м естах наш ивалась полоска тесьм ы или к у м а ч а, а иногд а эта часть оставалась н е у кр а ­ ш енной. У вдов, чтобы п о д ч е р кн у ть и х особое по лож ение, в ряде мест сверх одного ромба и л и к с к наш ивалась диа­ гонал ьна я полоска» 10,— пи ш е т проф. Н. И. Воробьев на основе и зу ч е н и я ж е н с к и х рубаш е к ни зо в ы х чуваш ей гл а в ­ ны м образом середины X I X века. Н о тщ а те л ьны й просмотр ч у в а ш с к и х ко л л е кц и й в м узе я х по казы ва ет, что среди ста­ р и н н ы х ж е н с к и х р убаш е к встречаю тся экзем пл я ры, на к о ­ то р ы х в ы ш и ты не одна пара узора к ск, а две и ли даж е три. О тмечая этот ф акт, л е н ингр ад ски е этнограф ы Т. А. К р ю к о в а и Г. А. Н и к и т и н с чита ю т, что в увеличении числа н а гр у д н ы х розе ток «м о ж н о усм отреть стремление уси л ить плодовитость ж е н щ и н ы » ".

И зуч е н и е ф ол ькл ор ны х произведений и обычаев, связан­ н ы х со ста ринной ч у в а ш с ко й свадьбой, т а к ж е приводит 1 Н. И. В о р о б ь е в и др. Чуваши, стр. 270— 271.

11 Г. А. Н и к и т и н, Т. А. К р ю к о в а. Чувашское народное изоб­ разительное искусство. Чебоксары, 1960, стр. 22.

\ к м ы сли, что к ск предназначена определить половозраст­ ные о тл и ч и я ж е н щ и н. Т а к, наприм ер, в одной из свадеб­ н ы х песен, з а п и с а н н ы х П. П а з у х и н ы м у ни зо в ы х чуваш ей Б у и н с ко го уезда С им бирской губ е р ни и в начале X X века, го в о р и тс я : « К инм ех те, ч у н м а х ! TIu-сев кё ски кутёмёр, к к р и ине хут мр;

чатр сурпан ктмр, пу тавра яврм р» («Д обрая на ш а сно ш енька! Д оставили узорное кск, п о л о ж и л и ей на гр уд ь, доставили п о в я з к у сурпан, обвили ей голову») 12. В песне имеется в виду переодевание невесты в ко с тю м з а м у ж н е й ж е н щ и н ы, на ряд у с сурпа ном — го л о вны м полотенцем з а м у ж н е й ж е н щ и н ы, кёскё здесь сим вол изирует переход невесты в семейное полож ение.

В ч у в а ш с ко м селении Я нш ихово -Н о рва ш и Я н т и ко в с ко го района во время свадьбы невеста дарила д ев уш ка м — род­ ственницам ж е н и х а — в числе д р у ги х своих изделий, к а к правило, и кёскё, т. е. в ы р а ж а л а пож ел а н ие и и м вы й ти з а м у ж 13. В селениях этого ж е района по в ы ш и в ка м на р у ­ баш ке определяли по л ож ение ее вл аделицы : если на ней была р у б а ш ка с узорам и на р у ка в а х, но без н а гр уд н о й в ы ­ ш и в к и кёскё, то про нее говорили, что она н е з а м у ж н я я («хр ы нла мар» те)14. Т акое осмысление кё скё по д тв е р ж ­ дается и тем, что на д евичьих р у б а ш ка х н а гр уд н а я в ы ш и в ­ к а состоит л и ш ь и з одной р озетки, а если вы ш ивались две п а р ы кёскё, то и х орнамент представляет л и ш ь к а к бы п о ­ л о в и н у полной кё скё и назы вается «урл кск урри», т. е.

половина поперечной кёскё.

А н а л о ги ч н о е ж е предназначение имели на гр уд н ы е вы ­ ш и в к и и у кр а ш е н и я в виде тр е у го л ь н и ка и з кр а сн о го ситца и ли к у м а ч а на ж е н с к и х р у б а ш ка х соседних народов П о в о л ж ь я — м ари и уд м уртов. Н априм ер, Т. А. К р ю к о в а установила, что в М о р к и н с к о м районе М а р и й ско й АССР н а гр уд н ы е в ы ш и в ки им ею т половозрастные о т л и ч и я : на д етски х р у б а ш ка х н а гр у д н а я в ы ш и в ка отсутствовала;

у подростков, лет 13— 14, ино гд а по обеим сторонам гр уд н о го разреза были распол ож ены небольшие к р у ж о ч к и, кв а д р а ­ 12 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V II, Чебок­ сары, 1935, стр. 302.

1 Там же.

1 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IX. Чебок­, сары, 1935, стр. 29.

ти ки или кр е сти ки ;

на девичьей р уб а ш ке и х зам еняли небольшие острые у го л к и 15.

Н а гр уд н ы е в ы ш и в ки ти па к ск в ы р а ж а л и не то л ько половозрастные о тл и ч и я, а в ы ступ а л и еще в роли своеоб­ разного м а ги ч е с ко го оберега ж е н с к и х грудей. О днако в последую щ ем первоначальное м агическо-предохранительное осмысление н а гр у д н о й в ы ш и в ки было забыто, и этнограф ам удавалось заф иксировать л и ш ь отдельные его отголоски.

Т а к, л е н и н гр а д с ки й этнограф Г. А. Н и к и т и н, за н и м авш и й ся изучением ч у в а ш с ко го народного изобразительного и с к у с ­ ства в 1930-е год ы, записал другое название к ск — терм ин «чч карти» (т. е. ограда г р у д и ) 16. Г. А. Н и к и т и н, к с о ж а ­ лению, не ука зы ва е т, в к а к о м районе было записано это название. Н адо пол агать, в пр ош лом те рм ин «чч карти»

имел ш ирокое распространение, что подтверж дается м а р и й ­ с к и м заим ствованием этого тер_мцна и з -ч у в а ш ско го я з ы к а.

У м ари М о р к и н с к о го района н а гр у д н а я в ы ш и в ка назы вает­ ся «чызе орол», т. е. «сторож груд ей». Ссылаясь на этно­ граф ические запи си Н. В. Ш а б р у ко в а, Т. А. К р ю к о в а пиш ет, что в М о р к и н с к о м районе М а р и й с ко й АС С Р «вплоть до настоящ его времени сохранил ся те р м и н для обозначения в ы ш и в ки этого ти п а (т. е. н а гр у д н о й в ы ш и в ки ти п а «кёс­ к ё ».— П. Д.) — «чызе орол» — в буква л ьн о м переводе «сто­ р о ж грудей» 17.

Среди ни зо в ы х чува ш ей К а н а ш с к о го и У р м а р с ко го рай ­ онов Ч у в а ш с к о й АССР кё с кё была известна под названием «уйх карти» (т. е. к р у г, о бр азую щ и йся в о к р у г л ун ы ) 18.

Это не единственны й ф акт обозначения в ы ш и в ки названием небесного светила. Т а л а н тл и вы й исследователь ч у в а ш с ко го я з ы к а и этнограф ии Н. И. А ш м а р и н пиш ет, что «по словам ста ры х ч ува ш, р и с у н к и узоров (имеется в виду в ы ш и в ка «кёскё».— П. Д.) и зо б р а ж а ю т солнце, к а к подателя ж и з ­ ни» 19, и пр и этом ука зы ва е т, что инф орм ация пол учена в 5 Т. А. К р ю к о в а. М арийская вышивка. JL, 1951, стр. 21 и др.

V6 Г. А. Н и к и т и н, Т. А. К р ю к о в а. Чувашское народное изоб­ разительное искусство, стр. 21— 22.

17 Т. А. К р ю к о в а. М арийская вышивка, стр. 21.

1 См. Н. И. А ш м а р и н 8 Словарь чувашского языка, вып. I I I.

Чебоксары, 1929, стр. 187.

I19 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V II стр. 302.

д. И ю ш к а с а х Я н т и к о в с к о го района, т. е. в районе ш и р о ко го бы тования тун и ко о б р а зн о й р у б а ш ки с к ск. Обожествление солнца к а к подателя ж и з н и привело к то м у, что в ста рин у ч у в а ш и с целью пр иобщ е ния к чудодейственной силе свети­ ла вы ш и вал и на гр у д и р уб аш е к его и зо б ра ж ени я, носили его символы — ам улеты. Б р и га д и р Иосиф К о п ц я, наблю дав­ ш и й чува ш е й в конце X V I I I века, пиш ет, что ч у в а ш к и носили «на гр у д и отлиты е из серебра и зо б р а ж е ни я солн­ ц а » ^ 0. Осмысление ж е н с к и х н а гр у д н ы х в ы ш и в о к и нарядов к к символов небесных светил отразилось и в ф ол ьклорны х произвед ениях. Т а к, в ч у в а ш с ко й за га д ке «Пурт трринчг кёрчёллё кёскё выртать» («Н а кр ы ш е дома л е ж и т выш итое кёскё») «кёскё» означает звезду — «лтр» 21. В одной из ста р и н н ы х свадебных песен ж е н с ки е на р яд ы п р ирав ни в а­ ю тся небесным светилам :

«П ум тулли х у ш п у м пур, У й х карти. пултр-и!

в м тулли дут кёмёл, У й х утти пултр-и!»

(«Н а голове у м еня х у ш п у, П усть будет л у н н ы м к р у го м.

Вся гр у д ь моя в блестящем серебре— П у с ть будет л у н н ы м св е то м » )22.

20 «Записки бригадира Иосифа Копця...» «Исторический вестник», 1896, т. 66, стр. 239.

2 Н. И. А ш м а р и н.

1 Словарь чувашского языка, вып. V II, стр. 298.

22 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. I I I, стр. 187.

Болгарский этнограф Д. М а р и н о в указывал, что традиционная ру­ башка болгарских женщ ин сельской местности часто воспевается в на­ родных песнях и в тексте одной из таких песен, приведенном им в качестве примера, вышивки на женской рубашке, к а к и в чувашском фольклоре, сравниваются с небесными светилами:

По поли и ситни звезди, Н а гърди и ясно слънце, Н а плешки и ясен месяц, По пазви и земля, небо, Земля, небо, гора, вода Три планини сиво стадо».

См. Д. М а р и н о в. Градиво за вёществена култура на западна Вълга рия. «Сборник за народни умотворения, наука и книж нина», кн. X V I II, ч. I I. Материали, София, 1901, стр. 109.

Т а к и м образом, в ы ш и в ка кё скё в сочетании с н а гр у д н ы ­ м и м е тал л и че ским и у кр а ш е н и я м и д о л ж н а, по поверьям ч у ­ вашей, оберегать ж е н с ки е гр у д и — материнство, обеспечить благополучие ж е нщ и ны -м а те ри. Д е в у ш к и ж е еще не н у ж ­ даю тся в пр ед охранител ьны х м е ра х: и м не обязательны парны е кёскё, оберегающ ие гр уд ь, им не н у ж н ы м еталли­ ческие у кр а ш е н и я, полностью за кр ы ва ю щ и е гр уд ь (они об­ ход ятся перевязям и и на ш е й ны м и у к р а ш е н и я м и );

до сва­ товства они м о гу т ходить с о ткр ы то й головой, а «усватанны е ж'е не и наче м о гу т быть на л ю д я х, к а к то л ько в п л а тка х, которы е на зы ваю тся «кёру тутри » — ж е н и х о в пл аток» 23.

Подобная т р а кт о в ка на зна че н и я кё скё подкрепляется и прим енением ее узоров для у кр а ш е н и я свадебных н а р я ­ дов. Орнамент че ты рех-восьм игра нного медальона — кёскё вы ш ивался на « п р к е н ч к» — свадебном покр ы ва ле невесты, на свадебных п л а т к а х «улк», на н а в о л о ч ка х свадебной п о д у ш к и «кр минтерё», на п о я сн ы х у к р а ш е н и я х «саро и т. д. Все эти в ы ш и в ки созданы в одном стиле, б л и зки по те хн и ке вы по лнения. Д л я оформления эти х и з я щ н ы х вы ­ ш и в о к использовано богатое разнообразие узоров, н а ч и н а я от ге ом етр и че ски х (тр е у го л ь н и ки, ромбы, кв а д р а ты и т. д.) до сильно с ти л и зо в а н н ы х растител ьны х м отивов (деревца, цв е тки, л и с т и ки са м ы х р а зн ы х очертаний). Н а отдельны х экзе м п л я р а х кё скё пр осл еж и ва ю тся стилизованны е ф и гуры ж и в о т н ы х и п ти ц, а т а к ж е и зо б р а ж е ни я ж е н с к о й ф и гур ы и человеческой р у к и 24. В с. Алдиарове Я н т и ко в с ко го района последний о р нам ентал ьны й м отив был известен под назва­ нием «пилёк пурнеллё кёскё» (п я ти п а л а я к ё с к ё )25.

М н о ги е м оти вы орнам ента кё с кё ведут свое п р о и схо ж д е ­ ние от гл у б о ко й древности и связаны в своем разви ти и с х у ­ дож ественны м творчеством народов П о в о л ж ь я и У рала.

О рнаментальны е м отивы, а н а л оги чны е ч у в а ш с к о м у кёскё, и у соседних народов пр им енял ись гл а в н ы м образом для у кр а ш е н и я р у б а ш ки з а м у ж н и х ж е н щ и н и свадебных н а р я ­ дов. У м ари они использованы в в ы ш и в ке ж е н с к о й р у б а ш ки 23 М. П. П е т р о в. О происхождении чуваш. Чебоксары, 1925, стр. 41.

2 Более подробно вопрос об орнаментальных мотивах с древо* жизни изложен на стр. 70 — 82 настоящего исследования.

2 Н. И. А ш м а р и н.

5 Словарь чувашского языка, вып. V II, стр. 302.

(м о р к и н с ка я гр у п п а ), свадебны х пл а тко в, п о к р ы в а л 26, у уд м урто в м аленькие в о с ь м и гр а н н и ки вы ш ивал ись у гр у д ­ ного разреза ж е н с к и х руб аш ек 27, у б а ш ки р они у кр а ш а ю т к о н ц ы го л о в н ы х полотенец «тастар». Б а ш к и р с к и й этнограф Н. В. Б и кб ул ато в, а н а л и зи р у я орнам ентальны е м отивы баш ­ к и р с к о й в ы ш и в ки, п и ш е т: «По всей вероятности, б а ш ки р ­ с к а я гладевая в ы ш и в ка пр оисхож д ени е м связана с к у л ь т у ­ рой племен, на сел явш их У р а л о -В о л ж с ку ю зону, в озм ож но, и с к у л ь т у р о й в о л ж с к и х бул гар. В этом плане засл уж и вает в н и м а н и я близость узоров на го л о в н ы х полотенцах б а ш ки р с орнаментом на ч у в а ш с к и х в ы ш и в ка х. У зо р ы первой г р у п ­ п ы на б а ш ки р с к и х го л о в н ы х по л отенцах о б н а р уж и ва ю т и по м отивам узоров, и по и х ко м п о зи ц и и, и по манере и спол ­ не ния очень близкое родство с н а гр у д н ы м и в ы ш и в ка м и «кёскё» на п л а ть я х ч у в а ш с к и х ж е н щ и н » 28.

М ы у ж е отмечали б л и зкие параллели кё скё и в ы ш и в о к на ж е н с к и х р у б а ш ка х болгар-капанцев Р азгр а д ско го о к р у га Болгарии. О д нако сходство ч у в а ш с ко й и болгарской в ы ш и в ­ к и не ограничивается одним этим прим ером. Совершенно права В. Я. Я ковлева, утв е р ж д а я, что это сходство «выра­ ж а е тся в богатстве и общ ности м отивов, в те хни ческом и сп ол н ени и ш вам и «йпкн» и «хантсла» и л и «чрм ала», но гл а в н ы м образом в той зв у ч н о й расцветке, которая х а ­ р акте ризует свадебные изделия чуваш ей» 29.

Н а общ ность элементов б о л га р ски х и ч у в а ш с к и х свадеб­ н ы х пр инад л еж ностей впервые обратил вним ание болгар­ с к и й этнограф И. Коев. В письм е от 26 м ая 1965 года он сообщил нам следую щ ее: «Н аш ите к а п а н ц и и м ат гл а го л «сувря» в смысле « у в а ж а м », «почитам», а вие чува ш ите (според «Э тим ол оги че ски й словарь ч у в а ш с ко го я з ы ка », стр. 192) им ате същ о «су», диал. «сав»;


«сума су» — ув а ­ ж а ть, по чи тать. Н а ш ите к а п а н ц и дори и м а т и специална 26 В. Я. Я к о в л е в а. О марийской вышивке. «Ученые записки»

Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, вып. IV, Йошкар-Ола, 1951, стр. 255;

Н. Г а г е н - Т о р н.

Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 215.

2 См. В. Н. Б е л и ц е р.

7 Народная одежда удмуртов. «Труды Института этнографии им. Н. Н. М иклухо-М аклая», Новая серия, т. X, М., 1961.

28 С. А. А в и ж а н с к а я, Н. В. Б и к б у л а т о в, Р. Г. К у з е е в.

Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа, 1964, стр. 106.

29 В. Я. Я к о в л е в а. Чуваш ская вышивка. Рукопись.

въ згл авни ца (п о д у ш ка ), наречена «суврена в ъ зг л а в н и ц а »,н и ко я то спят м л ад ож енците в първата брачна нощ ка то сим ­ вол на уваж ен ие, по чи та н ие и обич за целия и м съвместен семеен ж и в о т. Л ю б о п и тн о е, дали ч ува ш и те имате този оби чай — невестата да им а та ка в а специална въ зглавница».

Т а ки е интересные параллели нам удалось о б н а р у ж и ть в ходе этногр аф ической экспед и ц ии в северо-восточных областях Н ародной Р е сп уб л и ки Б ол га р и и (а в гу с т — сентябрь 1966 года). И з у ч а я образцы в ы ш и в о к и узорного ткачества болгар-капанцев Р а згр а д ско го о к р у га, в селениях Т о п ч и и Эзерче м ы вы яв и л и весьма о р и ги нал ьн ы е свадебные изде­ л ия, в у кр а ш е н и и к о то р ы х проявилось богатое дарование б о л га р ски х мастериц. Т р ад иционны е орнам ентальны е м о ти ­ вы и те хни че ски е прием ы ш ва болгарские ж е н щ и н ы до настоящ его времени пр и м е н я ю т в у кр а ш е н и и свадебных п л а тко в, полотенец, с у м о к д р у ж е к ж е н и х а, наволочек, сва­ дебных п о д уш е к и т. д. И з числа э ти х нарядов по своим орнам ентал ьны м м отивам и цветовой гам м е наиболее близ­ к и к ч у в а ш с к и м на в о л о ч ки свадебных по д уш ек. О сновным орнам ента льны м м отивом эти х в ы ш и в о к явл я ю тся сильно геом етризированны е ф и гур ы м ирового дерева — древа ж и з ­ ни, вкл ю ч е н н ы е в ромб и л и ква д р ат 30.

Н а бол гарской свадебной п о д уш ке в ы ш и в ка исполнена на черном фоне ш е р стя ны м и н и т к а м и кра сного, зеленого, черного и белого цветов, пр и этом последние два цвета я в л я ­ ю тся ведущ им и, а и зо б р а ж е н и я м ирового дерева в кл ю ч е н ы в ромбы, распол ож енны е рядам и на всей поверхности п о ­ д у ш к и. Т а к и м образом, и зо б р а ж е ни я м ирового дерева чер­ ного цвета отчетливо вы деляю тся на фоне белых и кр а с н ы х ромбов. К с та т и, следует отметить ф а кты бы тования этого орнам ентального м отива и в декоративном искусстве турец ного населения района Л у д о го р ь я («Д елиорм ан») в северо­ 30 Болгарский исследователь Д. С т а н к о в этот орнаментальны мотив обнаружил на болгарских коврах из района гор. Видин. Н апри­ мер, разбирая орнаментику ковра X V I I века из мечети Осман Пазван тоглу гор. Видин (ковры известны под названием «чипровски»), он утверждает, что данный орнаментальный мотив символизирует крылья птиц. Действительно, на первый взгляд узор напоминает изображение крыльев, но при тщательном рассмотрении можно заметить, что в центре композиции изображена фигура ромба — символа вселенной, а далее ромб окружен мировым деревом, включенным в свою очередь в больший ромб.

восточной ч а сти Б ол гар и и. К а к видно из э тн огр аф ических исследований И. Коева, в ы ш и в а л ь щ и ц ы -ту р ч а н ки использо­ вали этот орнам ентал ьны й мотив в оф ормлении п о д уш е к, а в и зд ел и ях т к а ц к о го и с кусства они представлены гл а вн ы м образом в ор нам е нтике ко в р и ко в («м индер»). Н а на ш взгляд, И. Коев правил ьно утверж дает, что ш и р о ко б ы тую щ а я д вусторонняя сим м етрично сть в ко м п о з и ц и и орнамента в ы ­ ш и в к и и узо р ного тка чества б о л га р с ки х и т у р е ц к и х ж е н щ и н связана с передачей древнего м отива «свящ енного дерева».

В резюме своей работы И. К оев, объ ясняя п р и ч и н ы сходства б о л га р ски х и т у р е ц к и х о рнам е нта л ьны х м отивов в ы ш и в ки и узорного тка чества, пиш ет, что « уж е м но го веков в райо­ не Л уд о го р ь я тур е ц ко е население н а хо д ится в тесном с о ж и ­ тельстве с болга рским. 1Это обстоятельство отраж ено во взаим ном скр е щ и ва н и и о р н а м е н ти ки в ы ш и в о к и тка н ь я » 31.

Ч у в а ш с к и й вариант этого весьма своеобразного изобра­ ж е н и я м ирового дерева вы явлен в орнаменте в ы ш и в ки на ж е н с ко й руб а ш ке ни зо в ы х чува ш ей. У ч и те л ь А. А. Троф и­ мов, стр астны й кол л е кц и о не р ч у в а ш с к и х в ы ш и ты х изделий, в 1967 го д у в дер. В е р ш и н н о -Ч у в а ш с ка я К ир ем еть (А к с у баевский район Т а та р ско й АССР) приобрел ж е н с к у ю р у ­ б а ш ку середины пр ош л ого столетия. П о словам м естны х старож илов, в прош лом р у б а ш ки т а ко го образца были в ш и р о ко м употреблении среди ж е н щ и н этой местности. Это р уб а ш ка з а м у ж н е й ж е н щ и н ы ту н и ко о б р а зн о го п о кр о я, изготовлена из дом аш него белого холста, отверстие для го ­ ловы имеет овальную ф орму, стороны гр у д н о го разреза скрепл ял и сь у ворота за в я зка м и.

К а к и на м н о ги х с та р и н н ы х ж е н с к и х р у б а ш ка х ни зо в ы х и средненизовы х чува ш е й, на данном экзем пляре в ы ш и в ка сочетается с н а ш и в ка м и и з по л осок к у м а ч а. Эти кум а чо в ы е н а ш и в к и распол о ж е н ы по обе стороны гр у д н о го разреза, на спине и по л о п а тка м, прим енены они и для у кр а ш е н и я подола и ко н ц о в р укав ов. П о обеим сторонам гр у д н о го разреза и з та ко й ж е кр а с н о й м атерии н а ш и ты ромбовидные а п п л и ка ц и и «сунтх», котор ы е, по сущ еству, зам енили в ы ш иты е н а гр уд н ы е р о зе тки «кёскё».

31 См. И в а н К о е в. Принос към изучаване на турската наро на везбена и тъканна орнаментика в Лудогорието. «Известия на Етно­ графския институт с музей», книга трета, София, 1958, стр. 65 — 115.

В отличие от а н а л о ги ч н ы х руб а ш е к этого типа, на р у ­ баш ке и з ко л л е кц и и А. А. Троф имова и скл ю ч и те л ь н о свое­ образно размещ ены звездообразные в ы ш иты е ф и гур ы, га р ­ м они рую щ и е с н а гр у д н о й в ы ш и в ко й «кёскё». О тличитель­ ной чертой орнам ентального у кр а ш е н и я этой р у б а ш ки я в ­ ляется то, что м едальоны -розетки в ы ш и ты не то л ько на пл ечах (т. н. в ы ш и в ка «хултрма», вы по лненная н и т к а м и кр а сн о го, ж е л то го и зеленого цветов), но и на сп и н ке р у ­ б а ш ки, где они с п у с ка ю т с я в четыре ряда от кум а ч о в о й по л оски, н а ш ито й по л опатке, до ш и р о ко й кр асной л енты на подоле. Все 34 розетки-медальона, вы ш иты е н а сп и н ке р у б а ш ки, а т а к ж е 4 медальона, располож енны е по парно на подоле переда, ко м п о зи ц и о н н о вы по лнены одинаково.

Свадебные п о д у ш к и, известные у ни зо вы х чуваш ей под названием «кёру минтерё» (п о д у ш ка ж е н и х а ) и у верховы х чуваш ей под названием «ытар», своими узорам и п о ч ти не отл ичаю тся от свадебны х п о д уш е к болгар-капанцев. В орна­ менте свадебных п о д у ш е к преобладают ква д р аты и л и ром ­ бы с восьм илепестковы м и розеткам и и звезд очкам и, весьма со звуч н ы м и с кёскё. К а к и у д у н а й с к и х болгар-капанцев, у чува ш ей свадебная п о д у ш ка входила в число обязатель­ н ы х предметов прид ан ого невесты. У ни зо в ы х чуваш ей ж е н и х по приезде в дом родителей невесты сидел на этой п о д уш ке, а затем один из д р у ж к о в ж е н и х а возил ее с собой до ко н ц а свадьбы, по д кл а д ы ва я на место, занимаемое ж е н и ­ хом. П р и этом ж е н и х, преж де чем садиться на п о д у ш к у, ударял по ней тр и раза н а га й ко й, чтобы согнать злые силы и отвратить по р чу. Ж е н и х и его д р у ж к и д о л ж н ы бы ли зор­ к о следить во время свадьбы за сохранностью вы ш и то й п о д у ш к и, н а га й к и и к о ж а н ы х пе р ча то к, ибо у ч а с т н и к и свадьбы со стороны невесты м о гл и и х «похитить», а чтобы н а й ти и вернуть « п р о п а ж у », ж е н и х обязан был ставить дополнительное угощ ение 32. В за кл ю ч и те л ь н о й части свадь­ бы в ы ш и ту ю п о д у ш к у кл а л и на бра чную постель, и этот обы чай отразился в песне:

«Тёрлё питл тшек инче Х ёрпе к р вй вылятъ» 32 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I. Чебок­ сары, 1936, стр. 28.

33 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V. Че­ боксары, 1941, стр. 77.

(« К л а с ть р а сш и тую пе р ин у Д л я веселья но вобра чны х».) В укр а ш е н и и брачной постели «к р минтерё» — п о д у ш к о й ж е н и х а — м о ж н о видеть прим ер соединительного обряда, пр и зва н но го уп р о ч и ть союз но вобра чны х и обеспечить и м сч астл и вую ж и зн ь.

И з ч у в а ш с к и х свадебных нарядов, и м е ю щ и х близкое сходство с б ол га р ски м и в ы ш и ты м и изделиям и, следует особо отм етить свадебные п л а т к и «улк» (в н е ко то р ы х рай онах и х на зы ва ю т «вид ктесл тутр» — тр е уго л ь н ы й п л а т о к )34 и п л а т к и ж е н и х а «кёру тутри». В оформлении свадебны х п л а тко в д е в у ш ки пр оявл ял и и скл ю чительное усердие и та л ант, ибо они предназначались в дар ж е н и х у и его б л и зки м д рузьям в день сватовства 35. В зависим ости от и х на зна че н и я ж е нихе вы е п л а т к и и зготовлялись д в ух ти п о в : если п л а то к пр едназначался для но ш ения на спине, то он имел чащ е всего односторонню ю в ы ш и в ку, пр и этом орнамент в ы ш и в ки н а п р о ти в о п о л о ж н ы х у гл а х был р а зл и ч ­ ны м. П л а т к и второго т и п а из ч е ты р ехуго л ьн ого холста укр а ш а л и с ь двусторонней в ы ш и в ко й, исполненной древни­ м и тр уд о е м ки м и ш вам и и счетной гладью. К т а ко м у п л а т к у приш ивалось кольцо, за которое ж е н и х д ерж ал его во время свадьбы 36.


Ж е н и хо в ы е п л а тк и по орнам ентальны м м отивам и к о ­ л о р и ту в ы ш и в ки им ею т м н о го общ их черт с д р у ги м и свадеб­ н ы м и наряд ам и, в частности угл овы е медальоны на середи­ не п л а тка по ко м п о з и ц и и и по узорам в ы ш и в ки чре звы ча й ­ но н а п о м и н а ю т орнам ент «кёскё» 37, ф и гу р и р у ю щ и й на ж е н с к и х р у б а ш ка х, свадебных п о кр ы в а л а х «п р к е н ч к », свадебных п о д у ш к а х и т. д.

34 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I. Че­ боксары, 1937, стр. 224.

35 В. К. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чуваш­ ской веры. Казань, 1881, стр. 200.

36 В. Я. Я к о в л е в а. Художественные особенности чувашской вышивки. «Записки» Чувашского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, вып. V I, Чебоксары, 1952, стр. 128.

37 Г. А. Н и к и т и н, Т. А. К р ю к о в а. Чувашское народное изобразительное искусство, таблицы X X I I, X X I I I, X X IV.

29* Способ нош ения ж е н и х о в о го п л а тка « у л к » чуваш ей следует сравнивать с в ы ш и ты м во р о тн и ко м «огырляк» ста­ р и н н о й р у б а ш ки ж е н и х а и м ол од ы х па рней у болгар-ка пан дев Р азгр а д ско го о к р у га. У чува ш ей п л а то к ж е н и х а чащ е носил и на спине, скл а д ы в ая пополам в виде тр е уго л ь н и ка, а у б олгар-капанцев в ы ш и ты й «огы рляк» располагался на спине ч е ты р е х у го л ь н и ко м наподобие м атро сского воротни­ к а 38. Среди орнам е нта л ьн ы х м отивов «огы рл як» встречаю т­ ся удлиненны е ш е с ти у го л ь н и ки с о тхо д ящ и м и от боков отростаам и. Этот м отив, и зо б р а ж а в ш и й че репаху — «тимёр ш апа», с л у ж и л своеобразным символом вечности, п о ж е л а ­ н и я долголетия и ш и р о ко пр им енял ся в в ы ш и в ка х чуваш ей и д р у ги х т ю р к с к и х народов.

Сравнительное этнограф ическое изучени е ко м п л е кса ж е н с к о й одеж ды д у н а й с к и х болгар и народов П о в о л ж ь я позволило уста новить еще ряд с х о д н ы х элементов, у к а з ы ­ ва ю щ и х на древние этноге нетические связи. В м онограф ии М. Велевой « Б ъ л га рска та двупрестилчена носия» дана свод­ к а ж е н с к и х нарядов болгар и чува ш е й, и м е ю щ и х сущ ествен­ ные п р и з н а к и сходства. Сюда в кл ю ч е н ы престилки— перед­ н и к и, м ногоцветны е ко л а н и — пояса и поясны е подвески, вы полненны е те х н и ко й т к а н ь я и л и укр а ш е н н ы е в ы ш и в ко й, на гр уд н ы е м еталлические у кр а ш е н и я, головны е п о в я зки забрад ки и сурп а н ы, твердые головны е уборы — стыпа и х у ш п у (ж е н с ки е ), гребен и тухъя (д е в и ч ь и )зэ.

К а к у д у н а й с к и х болгар, т а к и у народов П о в о л ж ь я — чуваш ей, уд м ур то в, м ари — более старинны е пе редни ки изготовл ял ись и з к у с к о в вы ш и то й т к а н и и л и узорного т к а н ь я в виде п л а тка и по вязы вал ись на та л и и п р и пом ощ и за вя зо к. В этногр аф ической литературе им ею тся сведения, что та ко го ти па пе ред ни ки и поясны е подвески первона­ чал ьно вы по л нял и ф у н кц и и по кро ва, оберега, а вы ш иты е и л и в ы тка н н ы е на н и х орнам ентальны е узоры бы ли свое­ образны м и си м в ол и чески м и з н а ка м и, быть м о ж ет, зн а ка м и тотема 40. П равил ьность т а ко го пр е д пол ож е ни я на ход ит, на 38 См. «Капанские национальные костюмы», София, Государствен­ ное издательство «Н аука и искусство», 1966;

М. Г. В е л е в а, Е в г. И л. Л е п а в ц о в а. Български народни носии в Северна Бъл гария..., т. 1, таблица 73.

39 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 140.

40 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 116.

наш взгляд, подтверждение в ч ув а ш с ко м на звании перед­ н и ка «чритти» (от слова «чёр» — колено, верхняя сторона бедер от та за до колена, и «дитти» — п о кр ы в а л о,— т. е.

'«покрывало колен»).

С та ринны м передникам «чёрдитти» ч у в а ш с к и х ж е н щ и н анатри (ни зо вы х) и анат енчи (средненизовы х) очень б л и зки «престилки» б о л га р ски х ж е н щ и н из северо-восточных об­ ластей Б ол га ри и. Это — пе ред ни ки, к а к правило, без на­ гр у д н и ка, подол и кр а я в ы ш и ты крестом и гладью. В орна­ менте в ы ш и в о к весьма распростра ненны м и м отивам и я в л я ­ ю тся человеческая ф и гур а с п о д н я ты м и вверх р у к а м и, изображ ение черепахи. Н а б о л га р ски х п р е сти л ка х преобла­ дает геом е три че ски й орнамент, очень б л и зки й к орнаментам на узорном тка н ь е народностей П о в о л ж ь я 41. В связи с этим следует у к а за т ь и на ф акт, что в пр ош лом ч у в а ш ски е ж е н ­ щ и н ы анатри и анат енчи носили пе ре д ни ки и з узорного тк а н ь я и л и ж е использовали для передников к о н ц ы ста ры х сурпанов — го л о в н ы х полотенец, и зго то в л е н ны х те х н и ко й браного т к а н ь я 42.

В отличие от т ю р к с к и х народов кр а я — к а з а н с к и х татар и б а ш ки р, котор ы е нател ьную од еж д у носили без пояса, у чуваш ей пояс и поясны е у кр а ш е н и я являлись обязатель­ ной частью одеж ды. Н ош ение пояса, к а к указы вае т Н. И. Гаген-Т орн, связано с особенностями п р оизвод ства:

«К о ч е в н и ки -ско то в о д ы на нательной одежде, и в особенно­ сти на ж е н с ко й одежде, не им ею т пояса, и он и м не н у ж е н.

Д л я земледелия и л и собирательства и охо ты в лесу — пояс необходим и неизбеж но употреблялся всеми на родам и»43. И з этого п о л о ж е н и я м о ж н о было бы з а кл ю ч и ть, что обы чай подпоясы вать о д е ж д у и носить ра зл и чн о го рода поясны е подвески был заим ствован ч у в а ш а м и у ф и н н о -уго р ски х пле­ мен — и с к о н н ы х ж и те л е й кр а я. О д на ко есть ряд д р у ги х д а н н ы х, по зв о л яю щ и х утв е р ж д а ть о б о л гар о -тю ркском пр о­ и схо ж д е н и и эти х предметов. Обращает на себя внимание, во-первых, то т ф акт, ч то ч у в а ш с ки е н а зва ни я пояса «пидих хи» и поясного у кр а ш е н и я «сар» — т ю р к с к о го п р о и с х о ж ­,1 См. М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия стр. 49— 51.

4 Н. И. В о р о б ь е в и др. Чуваши, стр. 277.

45 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья стр. 113— 114.

дения и н а хо д ят соответствую щ ие параллели в я з ы к а х д р у ги х т ю р к с к и х народов 44. Если к то м у ж е учесть нал ичие пояса, п о я с н ы х у кр а ш е н и й у в о л ж с к и х и а с п а р ухо в ы х бол­ га р на Д унае, что засвидетельствовано а р хеол о ги чески м и м атериалам и и у п о м и н а н и я м и в пи сь м е н н ы х и с то ч н и ка х, то м о ж н о предполагать употребление и х еще протоболгара­ м и. И м енно этим, вероятно, объясняется большое сходство п о я с н ы х п р я ж е к и н а кл а д о к из пр о то б о л га р ски х погребений на Северном К а в ка з е, на Д унае и на территории В о л ж с ко й Б ол гари и, на что не раз обращ алось в ним ание в археологи­ ч е ской литературе. Ч лен-корреспондент Б о л га р ско й А к а д е ­ м и и н а у к проф. Н. М авродинов, д о ка зы в а я протоболгарское происхож д ени е м е та л л и че ских п о я с н ы х п р я ж е к и у кр а ш е ­ н и й д у н а й с к и х болгар, отмечает, что по форме и орнам ен­ та л ьн ы м м отивам они им ею т параллели с н а х о д ка м и из Северного К а в к а з а и В о л го -К а м ья 45.

П оясны е п р я ж к и — «коланен накит» — праболгар, и зго ­ товленные и з золота, серебра и бронзы, о тл ичаю тся то н ­ костью худ о ж е стве нн ой обработки и гово р ят о значительном разви ти и ю велирного и скусства. Эти вы сокохуд ож ественн ы е изделия с л у ж и л и у кра ш е н ие м костю м о в зн а ти — хан а, его п р и б л и ж е н н ы х, военачал ьников и т. д. Ссылаясь на работы советского археолога а ка д е м и ка Б. А. Р ы б акова, Н. М авро­ динов предполагает, что м еталлические п р я ж к и и поясны е у кр а ш е н и я когд а-то м о гл и иметь значение м а ги ч е ско го оберега и в качестве амулетов д о л ж н ы были предохранять и х владельцев от ко зн е й з л ы х сил. Это предполож ение, п и ­ ш ет он, н а хо д ит основание в вопросах, за д а н н ы х р и м с ко м у папе Н и ко л а ю I в 866 го д у в связи с вы яснением содерж а­ н и я закон ов и обрядов х р и с ти а н с ко й це ркви. И з вопросов болгар вы ясняется, ч то греческое духовенство запрещ ало и м п р и н и м а ть пр ичастие по д поя санн ы м и. Этот запрет, по м нен ию Н. М авродинова, был связан не то л ько с богатством п о я с н ы х у к р а ш е н и й, что говорило бы о не скром ности во время п р и ч а щ е н и я, но и с м а ги ч е с ки м по чи тан ие м и х по я зы ч е ски м поверьям, что явно не соответствовало д у х у 44 См. В. Г. Е г о р о в. Этимологический словарь чувашского язы­ ка, Стр. 162 и 179.

I5 Н. М а в р о л и н о в. Старобългарскато изкуство. Изкуство на първато Б’&т'ггртгйсГцарство София, Изд-во «Наука и изкуство», 1959, стр. 11, 12, 77 — 80.

х р и с ти а н с ко й це р кв и 4б. П о п у тн о зам етим, что у чуваш ей я з ы ч н и к о в во время я з ы ч е с к и х м олений к а к с л уж и те л и ку л ь та, т а к и рядовые у ч а с т н и к и обряда д о л ж н ы были непременно подпоясы вать одеж ду.

Ч то касается д ревнейш их ти по в пл етены х и т к а н ы х п о я­ сов, то изуче ни е и х значительно затруднено из-за пл охой сохранности и х в земле. П оэто м у скуд н ы е археологические сведения о н и х п р и хо д и тся дополнять д а н н ы м и этнограф ии X V I I I — X I X веков.

Более ш и ро ко е распространение им ели пояса разл ичн ого ти п а среди верховы х и средненизовы х чува ш ей, а у ни зо вы х чува ш ей они более одн о ти пн ы, что объясняется и х пред­ назначением.

У з к и м и пл етены м и по ясам и в виде тесьмы верховые ч у в а ш к и т у го подпоясы вали дл инны е р уб а ш ки, затем, поддернув р у б а ш ку, делали больш ой н а п у с к, и на костю м е пояс совершенно не был заметен. Т ка н ы е пояса были значительно ш ире и у кр а ш е н ы более б огато: они н о ­ сились поверх н а п у с к а и поверх пе редника, т. е. д екоратив­ на я роль и х в ко стю м е совершенно очевидна. У ни зо вы х ч у в а ш е к не было необходим ости в употреблении н е с ко л ь ки х поясов одновременно, по то м у что они но сил и р у б а ш ку не стя ги в а я т у го и не создавая п ы ш н о го н а п у с ка, к а к верховые ч у в а ш ки. П о я с у н и х с л у ж и л пр еж де всего для пр и кр е п л е ­ н и я п о я с н ы х у кр а ш е н и й, а допол нител ьны й пояс из узо р ­ но го т к а н ь я носил и сверх перед ника л и ш ь в д ни больш их п р а зд н и ч н ы х т о р ж е с т в 47.

О бы чай но ш е ни я д в у х поясов одновременно отмечен и для н е ко то р ы х э тн о гр аф ических гр у п п населения Б ол га­ рии. П р и этом, к а к и у ч у в а ш с к и х ж е н щ и н, б о л га р ки у з к и м поясом подпоясы вали р у б а ш ку, а ш и р о ки е пояса, в ы т к а н ­ ны е из разно цветны х ните й гео м е три чески м и узорам и, носили над «престилкой» и «завеской» 48. В Р азгра дском о кр уге з а м у ж н и е ж е н щ и н ы, по д поясы вая р у б а ш ку, поддер­ ги в а ю т ее и делаю т та ко й ж е больш ой н а п у с к, к а к и ж е н ­ щ и н ы верховы х чува ш ей 49. И з-за этого н а п у с к а пояса совер­ ш енно не видно. В н е ко то р ы х селениях этого о к р у г а ж е н ­ 46 Н. М а в р о д и н о в. Старобългарскато изкуство, стр. 78.

47 Н. И. В о р о б ь е в. ' и др. Чуваши, стр. 277.

48 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 53— 54.

49 И. К о е в. Облекло и ж илищ а на старото българско населе­ ние в Разградско, стр. 74.

щ и н ы -к а п а н к и перестали надевать пояс, а р у б а ш ку с т я ги ­ ваю т з а в я зка м и «престилок» — передников. Д е в у ш к и и м о­ лодые ж е н щ и н ы -к а п а н к и носят ш и р о ки е пояса с кр а с и ­ вы м т к а н ы м и л и в ы ш и ты м орнаментом, т у го с тя ги в а я и х поверх пе редника. В пр а зд н и ч н ы е дни к этом у п о я су п р и кр е п л яе тся на правом б о ку в ы ш и ты й пл а то к, орнамен­ та л ьн ы й м отив угл ово й в ы ш и в ки ко то р о го п о ч ти не отли­ чается от н а гр у д н о й в ы ш и в ки кё скё на р у б а ш ка х ч у в а ш ­ ски х женщ ин.

Б о л гарские ж е н с ки е пояса «коланы» пр истеги ваю тся м е тал л и ческим и п р я ж к а м и «павти», у кр а ш е н н ы м и геом ет­ р и ч е с ки м и растительны м орнаментом. М н о ги е э кзе м пл я р ы п а в ти у кр а ш е н ы ф и л игра нью и л и ч е ка н о м с больш им к о л и ­ чеством ка м н е й, р а с п о л о ж е н н ы х овалом по к р у г у павти, и с розетка м и в центре.

П о м нению б о л га р с ки х этнограф ов, па вти имеет восточ­ ное происхо ж д е ни е и обнар уж и ва е т бл изкие ан а л о ги и с п о ясн ы м и за с те ж ка м и народов Передней А з и и и К а в к а з а 50.

А н а л о ги ч н ы е м еталлические з а с т е ж ки известны к а з а н с к и м та тарам, б а ш ки р а м и чува ш а м под общ им названием «кап тырма», но у последних они вы ш л и и з употребления еще в прош лом столетии. И зго то в л я л и и х гл а в н ы м образом тата­ ры -ю велиры, унаследовавш ие богатое ювелирное и скусство в о л ж с к и х болгар 5'.

В этн о гр а ф и ч е ски х исследованиях им ею тся т а к ж е у к а з а ­ н и я на общ ность в п о я с н ы х по д ве ска х у болгар и народов П о в о л ж ь я. В работе « Ш е в и ч н и паралели» матерчаты е под­ вески, прикре пл яем ы е сзади к ш и р о к о м у к о л а н у болгар­ с к и х ж е н щ и н, Е. Петева сравнивает с п о я с н ы м и у к р а ш е н и я ­ м и ф и н н о -у го р с ки х народов (ф иннов, эстонцев, м ордвы) 52.

Д а н н ы е о п о я с н ы х под весках ч у в а ш с к и х ж е н щ и н в этой работе о тсутствую т, вероятно, Е. Петева не располагала и м и. Н а на ш взгляд, совершенно права Н. И. Гаген-Т орн, утв е р ж д а я, что поясны е подвески б ол га ро к гораздо б л и ж е к ч у в а ш с к и м по ясны м у кр а ш е н и я м сар и хуре 53.

50 См. Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 250.

5 Н. И. В о р о б ь е в. Казанские татары (Этнографическое иссле­ дование материальной культуры дооктябрьского периода). Казань* 1953, стр. 127.

52 Е. П е т е в а. Ш евични паралели, стр. 115— 116.

53 Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 251.

Р азличны е т и п ы ч у в а ш с к и х п о я с н ы х у кр а ш е н и й и под­ весок (сар, я р к ч, хре, шра чалм а и др.) в литературе описаны достаточно подробно, но нет еще полной ясности в вопросе и х пр о и с х о ж д е н и я и эволю ции. И з советских этнограф ов, и зу ч а в ш и х о д е ж д у народов П о в о л ж ь я, более углубленно и в сравнительно-этнограф ическом плане этот вопрос исследовала Н. И. Га ген-Т орн 54, а н а л изу п о я сн ы х подвесок, бы товавш их среди р ус с ко го населения, посвящ ена работа Н. П. Г р и н ко в о й 55.

Д л я доказательства древности п р о и схо ж д е н и я п о я сн ы х подвесок оба автора ссы лаю тся н а археол о гические исследо­ в а н и я А. А. С пицы на, В. А. Городцова и П. П. Еф именко в В ол го-Д онско м, В о л го -К а м с ко м и О кс ко м р ай онах, где обна­ р у ж е н ы «богатые м атериалы по по ясн ы м пр ивескам и одно­ лопастного, т. е. носивш егося сзади, и д вухл опастного, но­ сивш егося на бедрах, ти па » 56. Разумеется, что на та ко й обш ирной территории, населенной весьма р а зл и ч н ы м и этн и ­ ч е с ки м и объединениям и, нельзя предполагать, на наш взгл яд, пр ин а д л еж н ость п о я с н ы х подвесок одной кул ь тур е (если д аж е п р ип исы ва ть и х племенам ф атьяновской к у л ь т у ­ ры, то последние имели ряд э тн о к у л ь т у р н ы х областны х осо­ бенностей). В последую щ ем ж е эти л о кал ьны е особенности еще более усил ил ись и приобрели х а р а кте р самостоятельного разви ти я, сохр ан яя пр и этом ряд сущ ественны х п р и зн а ко в, унасл едованны х от пр ед ш е ствую щ и х эпох. У р усско го насе­ ления, к а к это д оказано в работе Н. П. Г р и н ко в о й, поясны е подвески переросли в п о я с н у ю о д еж д у понёву, весьма х а ­ р а кте р н у ю для ю ж н о р у с с к о го ж е н с к о го ко стю м а. « Ю ж н а я понева данного ти п а развилась и з отдельны х полос, позднее п о л у ч и в ш и х соответствую щ ие у к р а ш е н и я : эти полосы я в ­ лялись подвескам и к по ясу. Т а к и м образом, у п о м я н у т ы й т и п поневы в о зм о ж но связать с то й гр у п п о й вы ш еописан­ н ы х п о я с н ы х подвесок, котор ы е п р и кр е п л я ю тс я в виде па р­ 64 См. Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 102— 116.

55 См. Н. П. Г р и н к о в а. Очерки по истории русской одежды.

Поясные украшения. «Советская этнография», 1934, № 1 — 2.

5 Н. Г а г е н-Т о р н.

6 Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 112.

н ы х на поясе» 67. У народов П о в о л ж ь я (мордвы, м ари и ч у ­ вашей) поясны е подвески п о л у ч и л и не ско л ько иное р азви ­ тие и со хр ан ил и больше древнейш их элементов, ч то позво­ ляет более ч е тко определить связи п о я с н ы х подвесок с поясом. П ом и м о этн о гр а ф и че ски х д а н н ы х, об эти х св язях свидетельствую т и л и н гви сти ч е ски е м атериалы, в частности, Н. И. Гаген-Т орн установила, ч то у мордвы-эрзи пояс и поясны е у кр а ш е н и я им ею т одинаковое название «каркс» 5tt.

Вним ательное и зуче ни е поясов и п о я с н ы х подвесок, упо требл явш ихся ч у в а ш с к и м и ж е н щ и н а м и в прош лы е сто­ летия, т о ж е заставляет делать вывод о том, что поясны е подвески «сара» раньш е составляли одно целое с поясом.

Э тнограф ы, и зуч а в ш и е м атер иал ьную к у л ь т у р у ч у в а ш с ко го народа, не обращ али в н и м а н и я на этот ф акт и давали о п и ­ сание ти по в п о я с н ы х у кр а ш е н и й и подвесок ко н ц а X I X — н ачала X X веков без учета и х эво лю ции в п р о ш л о м 59.

С совершенно и н ы х п о зи ц и й к и зу ч е н и ю п о я с н ы х у кр а ш е ­ н и й, да и ж е н с к о й одеж ды народов П о в о л ж ь я в целом, подош ла Н. И. Га ген-Т орн. Стремясь вы яви ть старинны е т и п ы п о я с н ы х у кр а ш е н и й чува ш ей, она сопоставляет мате­ ри а л ы м у зе й н ы х ко л л е к ц и й с д а н н ы м и своих полевы х исследований, пр ивлекает для сравнения м атериалы д р у ги х народов.

И зучени е с та р и н н ы х поясов верховы х и средненизовы х ч ува ш ей и з к о л л е к ц и и ГМ Э в Л ен ин гра д е и л и чн ы е наблю ­ дения во время экс п е д и ц и о н н ы х работ в Ч у в а ш и и позвол и­ ли ей з а кл ю ч и ть, что под названием «сара» были и звестны не поясны е подвески, а сам и пояса и з д о м откан ой ш е рстя­ ной м атерии и л и и з белого холста с в ы ш и ты м и ко н ц а м и.

У верховы х чува ш е й бывш. Я д р и н с ко го уезда та ки е пояса и зготовлял ись «из синей ш ерстяной м атерии, 10 см ш и р и н ы и от 2 до 2 '/г метров д л ины. Оба ко н ц а э ти х с и н и х полос на 3 5 — 38 см в ы ш и ты по перечны м и в ы ш и в ка м и, отделен­ н ы м и д р у г от д р у га ал ы м и ш е л ко в ы м и л е н то ч ка м и. Н и з 57 Н. П. Г р и н к о в а. Очерки по истории русской одежды, стр. 74.

58 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 103 и 113.

69 См., например, монографии Н. И. В о р о б ь е в и др. Чуваши стр. 276— 277, 330— 334;

Г. А. Н и к и т и н, Т. А. К р ю к о в а. Чуваш ­ ское народное изобразительное искусство, стр. 28 — 33.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.