авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«(зместо предисловия Н астоящ а я м онограф ия историка-этнограф а П. В. Д е н и ­ сова об э тн о к у л ь т у р н ы х параллелях д у н а й с к и х болгар и чува ш ей является ...»

-- [ Страница 2 ] --

э ти х ко н ц о в ока й м л е н бисерной бахром ой... Н азы ваю тся эти пояса «сар» б0. Т а ки е ж е дл инны е пояса с в ы ш и ты м и ко н ц а м и бытовали в Ч е боксар ском и Ц и в и л ь с ко м уездах и завязы вались они т а к, ч то к о н ц ы и х висели с д в ух сторон на бедрах. Сара т а ко го ти п а отличались по орнам ентальны м м отивам в ы ш и в ки еще и тем, что в о д н их рай онах и х вы ­ ш и ты е к о н ц ы составляли единое целое с поясом, а в н е ко то ­ р ы х р а й о нах п р иш ив а л ись к не м у 61.

Среди всех э тн о гр аф ических гр у п п чува ш е й бытовал еще д р у го й ти п сар, ста ринны е э кзе м п л я р ы ко то р о го состояли из скр е пл е н н ы х м е ж д у собой д в у х лопастей. Сара этого т и ­ па носили сзади, п р и кр е п л я я к поясу. Н. И. Гаген-Т орн предполагает, что «переход сар, н о с и м ы х ч у в а ш к а м и на бедрах, в н а за д н и к, по-видим ом у, явление сравнительно недавнее и относится к к о н ц у X I X века» 62. О днако это предполож ение п о ч ти ни чем не обосновано, а если учесть на личие п о я с н ы х по д весок-назадников среди археологиче­ с к и х н а хо д о к, одновременное употребление сара на бедрах и сзади (наприм ер, в свадебном костю м е ч у в а ш с к и х ж е н ­ щ и н Я д р и н с ко го уезда) и ш и р окое бытование подобны х по я с н ы х укр а ш е н и й -н а за д н и ко в у соседних народов (н а п р и ­ мер, «п ул а га й » и л и «пулай» у м ордвы-эрзи), то древность пр о и схо ж д е н и я этого ти п а сара к а к будто бы не вы зы вает сом нений.

В ком пл е ксе сл а в ян ско й одеж ды м атерчаты е поясны е подвески превратились в по я с н у ю о д е ж д у (ю ж н о р у с с к а я понева, болгарские задние п р е сти л ки ), в одежде м о рд овски х ж е н щ и н заф икси рова ны переходные ф ормы этого разви ти я, а в п о я с н ы х укр а ш е н и я х -п о д в е с ка х у чува ш ей этот процесс л и ш ь нам ечался, а в последую щ ем пр оисход ил своеобраз­ н ы й «обратный» процесс: сар отделяется от пояса и ста­ но ви тся подвеской к по ясу. О дна ко и в Б о л га ри и не во всех областях исчезли пояса-подвески, ан ал о ги чны е ста рин ны м ч у в а ш с ки м сар. Весьма б л и зки, наприм ер, к ч у в а ш с ко м у сара пояса с в ы ш и ты м и к о н ц а м и и с кр а с н о й ш ерстяной 60 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 106.

6 В «Словаре чувашского языка» Н. И. А ш м а р и н а тоже есть упоминание о том, что сар «привязывали кругом всей талии несколько раз» (вып. X I, стр. 70).

62 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 109.

бахром ой, ко тор ы е носили болгарские ж е н щ и н ы в окрест­ но стя х О хрида и Б и то л я 63. В за кл ю ч е н и е следует отм етить, что сара ко гд а-то были обязательной п р ин ад л еж н остью одеж ды з а м у ж н и х ж е н щ и н и д евуш ек, особенно п р а зд н и ч ­ н о й и обрядовой одеж ды. Если д е в уш ка не носила сар, то считалось, что она не умеет вы ш ивать, поэтом у, боясь осуж д ени я, д ев о ч ку раньш е всего у ч и л и вы ш и вать сара, носить которое она н а чи на л а у ж е с девятилетнего возраста64.

Этнограф ические параллели м е ж д у болгарам и и народа­ м и П о в о л ж ь я наблю даю тся и в н а гр у д н ы х м ета л л и ч е ски х у к р а ш е н и я х и в способах и х но ш ения. Н априм ер, болгар­ ское на груд ное укр а ш е н и е н и зг р ъ д н и к (Н и к о п о л с ки й о к р у г) в форме п р я м о у го л ь н и ка из кр а с н о го с у кн а, заш и того м о­ нетам и, бисером и по зум е нтом, напом инает м атерчаты е н а гр у д н и к и к а з а н с к и х татар, м иш арей, б а ш ки р и т. д.65 И з м ета л л и ч е ски х у кр а ш е н и й им ею т а н а л о ги и болгарские и ч ув а ш ски е девичьи на гр уд н ы е у кр а ш е н и я в форме п о л у ­ к р у га, заш и ты е н е с ко л ь ки м и ряд ам и монет (у н и зо в ы х чува ш ей это укр а ш е н и е известно под названием «мй ы х хи » ). Такое укр а ш е н и е ш и р о ко бы тует в селениях болгар ка па н ц е в Р азгр а д ско го о к р у га, и носят его с п р а зд н и ч н ы м ко стю м о м у ж е с малолетнего возраста. В рай онах М а ке д о ­ н и и встречаю тся ж е н с ки е н а гр у д н и к и из монет, н а п о м и н а ­ ю щ ие «ама» ч у в а ш с к и х девуш ек, им ею щ ие пр одолговатую ф о р м у : на к о ж у н а ш и т ы в два ряда серебряные м онеты 66.

Б л и зко е сходство прослеж ивается к а к в м у ж с к и х, т а к и в ж е н с к и х го л о в н ы х уборах д у н а й с к и х болгар и народов П о в о л ж ья. А р х е о л о ги че ски е м атериалы свидетельствую т, что наиболее древним ти по м м у ж с к о г о головного убора у болгар являлась заостренная ш а п к а с з а гн у ты м и к р а я м и и оп уш енн а я м ехом. Т а к а я ш а п к а, ха р а кте р н а я для м н о ги х т ю р к с к и х племен, и зображ ена на к о н н и к е, вы резанном на ка м н е кре по стной стены Преславля, а т а к ж е на р и сун ке, 63 Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 252.

64 Н. В. Н и к о л ь с к и й. К р а тки й курс по этнографии чуваш.

Чебоксары, 1929, стр. 179.

65 См. М. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр.64;

Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 254.

66 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. 1, Казань, 1928, стр. 193.

найденном в П л и с ке. П о д о б ную ж е ш а п к у м о ж н о видеть на в ы ш и в ке X I V века, о б н а р уж е н н о й п р и р а с к о п к а х в г. Б у л ­ гаре 67. А н а л о ги ч н ы й гол овной убор бытовал в дореволю­ ционное время среди чува ш ей и к а з а н с к и х та та р 68. Проф.

Н. В. Н и к о л ь с к и й писал, что п о ж и л ы е м у ж ч и н ы -ч у в а ш и летом и весной носил и в о йл о чн ую ш л я п у сфероидальной ф ормы с з а гн у т ы м и к о р о т ки м и по л ям и 6. В «Словаре ч у ­ Э в а ш ско го я зы ка » Н. И. А ш м а р и н а под словом «лк» — ш а п ка — имеется ука за н и е, что «лк — островерхая ста­ р и н н а я ш а п к а, у ж е вы ш ед ш ая и з м оды (ны неш ние ш а п к и зовутся ка л п а к)» 70.

Исследователь кул ьтуры протоболгар Геза Ф ехер утверж дает, что пр отоболгары носил и одновременно два го л о в н ы х убо ра : один убор л е гк и й (н и ж н и й ), и з л ьня ной т к а н и, а в ер хни й убор — т я ж е л ы й, и зго то в л е н ны й и з к о ж и и л и об ш иты й к о ж е й. Он ж е у ка зы ва е т, что подобные л ь н я­ ны е ш а п о ч к и бы ли известны и венграм 7l.

Еще в пр ош лом столетии низовы е ч у в а ш и носили ш а п ­ к и, связанны е и з л ь н я н ы х н и т о к, но они у ж е вы ход и л и из м оды и поэтом у, на прим ер, чу в а ш и, ж и в у щ и е в Б а ш ки р и и, «йтн лк» (л ь н я н у ю ш а п к у ) на зы вал и ста рин ной ш а п ­ к о й 72. Ряд э тн огр а ф иче ских д а н н ы х свидетельствует, что конусообразны е вязаны е к о л п а к и явл ял ись необходим ой пр ин ад л е ж н о стью ку л ь то в о го ко с тю м а у ряда народов П о в о л ж ь я. Н априм ер, В. Н. Белицер, описы вая ри туальны е головны е уборы уд м урто в, отмечает, что ж р ецы -вбсяси во время р е л и ги о зн ы х м олений надевали к о л п а к и з белой т к а н и. «В к о л л е к ц и я х М узе я народов СССР,— пр одолж ает В. Н. Белицер,— им ею тся ч у в а ш с ки е, связанны е и з белых н и т о к головны е уборы в виде в ы с о к и х ко л п а ко в с к и с т о ч ­ 67 См. А. П. С м и р н о в. Волжские булгары. «Труды Государ­ ственного исторического музея», вып. X IX, М., 1951, таблица V I I I, рис. 21.

68 Н. И. В о р о б ь е в. Казанские татары, стр. 268.

69 Н. В. Н и к о л ь с к и й. К р а тки й курс по этнографии чуваш, стр. 128.

70 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I I. Че­ боксары, 1937, стр. 64. Запись сделана в д. Чертыганово.

7,1 Г е з а Ф е х е р. Ролята и културата на прабългарите. Софи 1940, стр. 147.

72 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I стр. 64.

ко й, которы е, н а с ко л ь ко удалось вы ясн ить, были т а к ж е р и туа л ь н ы м и уборам и. Р итуал ьны е головны е уборы в форме к о л п а к а известны и татарам » 73.

П о п у тн о следует отм етить и сходство обычаев чуваш ей и болгар в но ш ении го л о в н ы х уборов. У древних м онголов и у протобол гар сущ ествовал обы чай сни м ать ш а п к у и пояс в з н а к у в а ж е н и я. Об этом ж е обычае в о л ж с к и х болгар п и ­ сал А хм е д и б н -Ф а д л а н : «Все они (т. е. в о л ж ски е болга­ р ы.— П. Д.) носят ш а п к и. К о гд а царь едет верхом, он едет один, без отрока, и с н и м нет н и к о го. И т а к, ко гд а он пр о­ езж ает по базару, н и к т о не остается с и д я щ и м,— [к а ж д ы й ] сним ает с головы свою ш а п к у и кл ад е т ее себе под м ы ш к у.

К о гд а ж е он проедет м им о н и х, то они опять надевают свои ш а п к и себе на головы. И точно т а к ж е все, к т о входит к царю, мал и ве л ик, в кл ю ч и те л ь н о до его сыновей и брать­ ев, л и ш ь то л ько по см отрят на него, к а к тотчас сн и м а ю т свои ш а п к и и к л а д у т и х себе под м ы ш к у. П отом [они] к и в а ю т головам и в сторону царя, приседаю т, потом остаю т­ ся стоять, п о ка он не п р и гл а с и т и х сесть, пр ичем к а ж д ы й, к т о сидит перед н и м, право ж е, сидит, стоя на ко л е н я х, и не вы ним ает своей ш а п к и и не по ка зы в а е т ее, п о ка не вы йдет от него, надевая ее [то лько] в это время» 74.

Все авторы, писавш ие о б о л га р о -ч ув а ш ски х св язях, от­ м ечали ш ирокое распространение среди ч у в а ш с ко го населе­ н и я этого древнеболгарского обы чая п о чи та н и я. Ч ув а ш с ки е правила в ы р а ж е н и я б л а го по чи та н и я старш им требовали о б н аж ать гол о ву и д е рж ать ш а п к у под м ы ш ко й, ч то отра­ зилось и в пословице «Ваттисен см ахне лке пу (?) айне хур са итлеме ка л ан а, те» («Велено слова ста р ш и х сл у­ ш ать, держ а ш а п к у под м ы ш ко й » ) 75. Ч у в а ш с к и й краевед М. П. П етров писал, что «одной и з заповедей благоповеде н и я лет 5 0 — 60 то м у назад являлось требование: «сум л ы нна кур с а н, лкне х у л айне хур са сумла» — п р и виде почтенн ого человека п о ч ти его, держ а ш а п к у под м ы ш ко й » 76.

7 В. Н. Б е л и ц е р. Народная одежда удмуртов, стр. 98.

7 А. П. К о в а л е в с к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921— 922 гг. Харьков, 1956, стр. 136— 137.

75 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I I, стр. 64.

7 М. П. П е т р о в. О происхождении чуваш.

6 Чебоксары, 1925, стр. 39.

Ряд примеров соблю дения ч у в а ш а м и этого обы чая во время р е л и ги о зн ы х м олений приводил Н. И. А ш м а р и н в своей работе «Б олгары и ч у в а ш и ». «Замечательно,— писал о н,— что способ в ы р а ж е н и я по чтител ьности, з а кл ю ч а ю щ и й с я в д е р ж а н и и ш а п к и под м ы ш ко й, составляет непрем енную особенность ч у в а ш с к и х м олений, где последние н и п р о и с­ ход ил и, в поле и л и дома, в холодное и л и в теплое время года» 77.

Этот обы чай бы тует и у соврем енны х д у н а й с к и х болгар.

Н априм ер, в к а п а н с к и х селениях Р а згр а д ско го о к р у га по­ ж и л ы е м у ж ч и н ы постоянно, д а ж е летом и за п р а зд н и ч н ы м столом, носят меховые ш а п к и черного и л и коф ейного цвета и сни м аю т и х л и ш ь п р и встрече с д р узья м ц и п р и приходе н о в ы х гостей в дом.

И зуч е н и е ж е н с к и х го л о в н ы х уборов народов П о в о л ж ь я в сравнительно-историческом плане позволило этнограф ам осветить древние ку л ь ту р н ы е связи м е ж д у народам и, выде­ л и ть общие черты, связанны е с к у л ь т у р о й б о л га р ски х пле­ мен. Если учесть весьма богатое разнообразие типов де­ в и ч ь и х и ж е н с к и х го л о в н ы х уборов у народов П о в о л ж ь я, то м о ж н о предполагать, что м ногие из н и х были п р и с у щ и и древнейш им племенам к р а я. Н априм ер, и з пи сь м е н н ы х и с то ч н и ко в известно, ч то у в о л ж с к и х болгар д е в уш ки хо д и ­ л и «гологлавы », но вступление в брачны е отнош ения требо­ вало у ж е но ш ения гол овного п о кр ы ва л а. И спано-арабский путеш е стве нн ик А б у Х а м и д а л -А нд ал уси, л и чн о посетив­ ш и й в о л ж с к и х болгар в X I I веке, сообщает, ч то болгарские д е в уш ки вы ход я т и з дома с о ткр ы то й головой, т а к что к а ж д ы й м о ж е т и х видеть. Тот, к т о чувствуе т скл онн ость к одной и з н и х,— прод ол ж ает о н,— набрасывает ей на гол о­ ву по кр ы ва л о (головной убор), и она становится его с у п ­ р у го й 78.

К а к свидетельствую т этнограф ические данны е, ха р а кте р ­ н ы й для древних болгар обы чай выбора невесты, о п исан ны й А б у Х а м и д о м а л -А н д а л уси, бытовал до последнего времени у ряда народов Среднего П о в о л ж ь я, известен был он и среди д у н а й с к и х болгар и венгров. Среди д у н а й с к и х болгар этот 77 Н. И. А ш м а р и н. Болгары и чуваши. Казань, 1902, стр. 107.

78 А. Я. Г а р к а в и. Сказания мусульманских писателей о славя­ нах и русских (с половины V I I века до конца X века по р. х.). СПб., 1870.

обы чай более усто йчиво сохранил ся в северо-западных об­ л астях. И сследуя вопрос о смене девичьего головного убора ж е н с к и м, М. Велева сообщает, что « м о м и н с ки я т венец се преплита и в сватбените обичаи, предим но в предбрачното харесване. Той е един от същ ествените елементи в обичаите около даването на съгласие за ж е нитб а. Н айчесто то й се «открадва» — взема се от гл ава та на пу б л и ч н о м ясто, обикновено на хорото от м о м ъ ка в з н а к на предлож ение за ж е нитб а. В та къ в с л уч а й се к а з в а : «взел и венеца». В Си листренско п ъ к се ка зв а «дала м у венец» в смисъл, че мо м ата е дала в ъ зм о ж н о ст и повод на м о м ъ ка да и вземе венец на открито» 79.

Р итуальное за кр ы ва н и е волос з а м у ж н и х ж е н щ и н было распространено и у д ревних болгар, ж и в ш и х на Д унае. Сре­ ди вопросов, за д а н н ы х болгарам и р и м с ко м у папе Н и к о ­ лаю I, есть вопрос, свидетельствую щ ий о строгом соблюде­ н и и и м и в ы ш е у п о м я н у то го обряда. Вопрос, м о ж н о ли бол­ га р с к и м ж е н щ и н а м стоять в це р кв и с п о л о тн яно й п о в я зко й на голове, был не с л у ч а й н ы м и говор ит о пр очн ости этой тр а д и ц и и у болгар, поэтом у и м в а ж н о было вы ясн ить, к а к будет относиться к ней х р и с ти а н с ка я церковь 80.

Д а ж е на основе э ти х не м н о го чи сл е н н ы х ф актов м о ж н о сделать вывод, что у древних болгар, к а к и у м н о ги х наро­ дов Восточной Европы, ж е н с ки е головны е уборы пр оти во­ пол агал ись девичьим гол о вны м уборам и являлись свое­ образны м символом перехода женщ ины в брачное состояние 81.

И з ч у в а ш с к и х д евичьих го л о в н ы х уборов древнейшие черты более усто йчиво сохранились в празднично-обрядо вом уборе «тухъя». П ол усф ерическая девичья ш а п о ч ка с а н а л о ги ч н ы м названием известна среди м н о ги х т ю р к о ­ я з ы ч н ы х н а р од о в : у к а з а н с к и х та тар под терм ином «такъя»

разумеется ш а п о ч ка, ш и та я серебром 82;

т а ка я ж е ш а п о ч к а 7 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 69.

80 «Отговорите на папа Николай I по допитванията на бълга рите». София, 1940.

8 Мы здесь не касаемся причин закрывания волос женщины, они обстоятельно разобраны в статье Н. И. Г а г е н-Т о р н «Магиче­ ское значение волос и головного убора в свадебных обрядах Восточной Европы». «Советская этнография», 1933, № 5— 6, стр. 76— 88.

82 Н. И. В о р о б ь е в. Материальная культура казанских татар.

Казань, 1928, стр. 379— 381.

имеется у д е в у ш е к-ту р км е н о к, и она по форме и у к р а ш е ­ н и я м бл и зка к ч у в а ш с ко й ту х ь е и б а ш ки р с ко й «такые» 83.

« Б а ш ки р с ка я девичья такыя и ж е н с к и й к эл эп уш имею.т несомненное сходство с такыя и х у ш п у чуваш ей, а отчасти с подобны м и ж е уборам и м арийцев» 84,— отмечает С. И. Р у ­ денко. Т у х ь я к а к д евичий головной убор бытовал и среди ф иннов П о в о л ж ь я — м ари, уд м ур тов и бесермян, и м ев ш и х э тн о кул ь ту р н ы е связи с в о л ж с к и м и болгарам и 85. Н. И. Зо л о т н и ц ки й т а к объясняет название ч у в а ш с ко го девичьего головного убор а: «Слово это — арабское: татя — ш а п о ч ­ к а ;

по -та та р ски такья наз. ш а п о ч ка, Е ы ш итая серебром, а простая тубятэй;

тю р кс ко е такье з н а ч и т «шлем» 8б. Тер­ м и н «токия» ш и р о ко распространен для обозначения тюбе­ т е й к и у народов Средней А з и и. А н а л и з и р у я распростране­ ние этого терм ина среди народов Средней А зии, О. А. Сухарева предполагает, что слово «токия» (тахъ я) в прош лом обозначало гол овной убор вообще и л и ш ь п о зж е приобрело свое специальное современное значение» 87.

Весьма лю бопы тно отметить, что это слово встречается и в я з ы ке д у н а й с к и х болгар в зна чени и головного убора («т аке»— берет). В о зм о ж н о, что слово «таке» у болгар в прош лом обозначало не то л ь ко берет, а употреблялось и в отнош ении ж е н с к и х го л о в н ы х уборов. Н. И. Гаген-Торн, ссылаясь на б ол гарского этнограф а П. И. Детева, указы вае т, ч то в селах М ладово, Б и ко во и Б итово Н о во загорской о к о ­ л и и в состав ж е н с ко го гол овного убора търпоши входила червона такета — ш а п о ч ка, сделанная из ка р то н а и п о к р ы ­ та я кр а сн ы м бархатом. Далее, у ка зы в а я на н е точны й пере­ вод слова «таке» к а к «берет», Н. И. Га ген-Т орн пиш ет, ч то «слово таке, несомненно, то го ж е п р о и схо ж д е н и я, ч то и 83 О. А. С у х а р е в а. Древние черты в формах головных уборов народов Средней Азии. «Среднеазиатский этнографический сборник».

«Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-М аклая». Новая серия, т. X X I, М., 1954, стр. 311.

84 С. И. Р у д е н к о. Башкиры. Историко-этнографические очерки.

М., Изд-во А Н СССР, 1955, стр. 199.

85 См. В. Н. Б е л и ц е р. Народная одежда удмуртов, стр. 57— 58.

8 Н. И. 3 о л о т н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, фин­ ского и других племен. Казань, 1875, стр. 238.

87 О. А. С у х а р е в а. Древние черты в формах головных уборов народов Средней Азии, стр. 344.

теке, такъя, тухъя, обозначаю щ ее в т ю р к с к и х я з ы к а х м а ­ л е н ь ку ю по л усф ерическую ш а п о ч к у н а пл отно й по д кл а д ке, к а к и ш а п о ч к и ж е н с к о го гол овного убора Н овозагорской околии» 88.

Ж е н с к и й головной убор търпош был распространен и в д р у ги х областях Б о л га р и и : наприм ер, в П реславском о к р у ­ ге под т а к и м названием была известна ш а п к а в форме усе­ ч енного ко н у с а, остов ко тор о го сделан из в и н о гр а д н ы х веток и л и р ж а н о й соломы, а верх о б тян ут ш ерстяной и ли х л о п ч а то б у м а ж н о й т к а н ь ю белого ц в е т а 89. Этот головной убор, за кр ы в а ю щ и й волосы, носили и молодые з а м у ж н и е ж е н щ и н ы к а п а н с к и х селений Р а згр а д ско го о к р у га 90.

В северо-восточных областях Б о л га р и и в прош лом быто­ вал д евичий п р а зд н и ч н ы й гол овной убор, весьма б л и зки й к ч у в а ш с ко м у тухье, но ны не они встречаю тся ли ш ь в м у ­ зе й н ы х ко л л е к ц и я х (наприм ер, та ки е ш а п о ч к и с твердой основой, у кр а ш е н н ы е бисером и м онетам и, им ею тся в Раз гр а д ско м музее). Эти ш а п о ч к и известны под р а зны м и на з­ в а н и ям и (косат ник, челско герданче, с м и н е н и к) и уста но­ вить сейчас и х более древнее название тр у д н о.

П ро и схо ж д е ни е девичьего головного убора ти п а ту х ь и больш инство этнограф ов связывает со ш лемом — гол овны м убором средневековых воинов. В о зр а ж а я против та ко го пред полож ения, Н. И. Га ген -Т о рн пиш ет, что для этого нет достаточны х оснований, « та к к а к остаю тся не вы ясненны м и м отивы, вы звавш ие переход м у ж с к о го, военного головного убора к д е вуш кам... Т р уд н о предполагать бессмысленное заим ствование в уборе, имею щ ем ритуально е значение, к о ­ то ры й д ол ж ен в ы р а ж а ть к а к у ю -т о определенную мысль» 91.

О днако и з истори и одеж ды м о ж н о привести м ногочисл ен­ ны е прим еры превращ ения м у ж с к и х нарядов в ж е н ски е, военны х — в м ир н ы е и т. п. К то м у ж е в прош лом в бы ту чува ш ей был особый обряд но ш е ни я ж е н щ и н а м и м у ж с к о го головного убора. Н апр им е р, на утро после первой свадебной н о ч и молодая «бывает в ш а п ке м у ж а, в з н а к то го, ч то они 8 Н. И. Г а г е н-Т о р н. Болгарская одежда, стр. 257.

89 М. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 81.

90 И. К о е в. Облекло и жилищ а на старото българско население въ Разградско, стр. 80.

9 Н. Г а г е н-Т о р н.

1 Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 156.

• с м у ж е м б уд ут ж и т ь в м ире и согласии, к а к обы чай давать пр и венча ни и «теплоту». М у ж н и н у ш а п к у, т у сам ую, к о то ­ р у ю м у ж но сил пр и свадьбе, она надевает то тчас после с н я ­ т и я п р ке н ч к (т. е. п о кр ы ва л а невесты.— 77. Д.)» 92.

И з свадебны х го л о в н ы х уборов з а м у ж н и х ж е н щ и н м о ж ­ но сравнивать б ол гар ский «луб» и тверды й гол овной убор п о в о л ж с к и х народов ти п а « хуш п у». П о о п иса н ия м болгар­ с к и х этнограф ов, свадебный убор луб но сил и гл а в н ы м обра­ зом в селениях п о н и ж н е м у и среднему течению р. Л о м, но раньш е он был распространен на значител ьной ч асти терри­ то р и и северо-западной Б ол гар и и. Эта ш а п к а имеет ф орму усеченного ко н у с а, высота ее около 20 см, диаметр в н и зу 15— 18, вверху — 2 0 — 22 см, остов сделан и з к о р ы и л и ка р то н а и о б тя н ут белой тк а н ь ю. П ер едняя часть луба у к ­ раш ена п о л о ска м и кр а с н о й ленты, по зум ента, бисером и м онетам и. Сзади п р и кр е п л е н о белое п о кр ы ва л о в виде п о ­ лотенца — п о к о с н я к — с о рн ам е нтированны м и к р а я м и и бахром ой на к о н ц а х 93.

И з баш необразны х го л о в н ы х уборов ч у в а ш с к и х з а м у ж ­ н и х ж е н щ и н к бо л га р ско м у свадебному убору л уб у больше всего бл и зок х у ш п у ж е н щ и н анат енчи (средненизовы х).

Х у ш п у анат енчи имеет ряд о тл и ч и й от т а ко го ж е гол ов­ н о го убора д р у ги х этн о гр а ф и че ски х г р у п п : он довольно в ы со ки й, до 20 см, Симеет ф орму усеченного ко н уса, к о ж а ­ н ы й остов его у кр а ш е н бисерным узором и чеш уеобразно р а сп о л о ж е н н ы м и серебряны ми м онетам и, ол овян ны м и ж е ­ то на м и и т. д. Сзади к х у ш п у п р иш ив ал ся хвост из к у м а ч о ­ вой полосы ш и р и н о й 8 — 12 см, д л иной н и ж е та лии, у н и ­ за н н ы й разноцветны м бисером, м онетам и, у к р а ш е н н ы й по­ зум ентом и л ен точка м и.

А н а л и з и р у я формы х у ш п у ж е н щ и н остал ьны х этн огр а­ ф и че ски х г р у п п чува ш ей, Н. И. Га ген-Т орн указы вае т, что у верховы х ч у в а ш е к он имеет ф орму цил инд ра, а у н и зо ­ в ы х — пол усф ерическую ф орму с возвыш ением. П р и этом она уч и ты в а е т и то, ч то остов х у ш п у в р а зн ы х районах и з­ готовлялся из р а зл и ч н ы х материалов и у кр а ш а л ся по-раз­ 92 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V I. Че­ боксары, 1934, стр. 43.

93 См. М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 75.

н о м у 94. Н. И. Га ген-Т орн с кл о н н а считать, что под одним названием х у ш п у спр ята л ись разны е по п р о и схо ж д е н и ю головны е уборы. В закл ю ч е н и е она пиш ет, что « п о кр ы ты й м онетам и гол овной убор не м о г по явиться в обществе, не обладающ ем д остаточны м кол ичеством денег, он д ол ж ен был у ка зы в а ть на богатство но сител ьниц ы и ее п р и н а д л е ж ­ ность к определенному кл а ссу. Т а к и м образом, п о кр ы ты е чеш уей из серебра головны е уборы — несомненно гораздо более поздние, чем укр а ш е н н ы е у ж о в к а м и и бисером» 95.

В э ти х у тв е р ж д е н и я х Н. И. Гаген-Т орн содерж ится ряд интересны х по л о ж е н и й, котор ы е д о л ж н ы быть уч те н ы пр и дальнейш ей разработке вопроса о п р о и схо ж д е н и и и эволю­ ц и и ж е н с к и х го л о в н ы х уборов народов П о в о л ж ья.

Р азвивая п о л о ж е н и я, в ы д винуты е в работе Н. И. Гаген Торн, м о ж н о утве р ж д ать, что в р а зл и ч н ы х ф ормах х у ш п у ч у в а ш с к и х ж е н щ и н следует видеть результат взаи м овли я­ н и я к у л ь т у р ф и н н о -у го р с ки х племен — древних обитателей территории В о л го -К а м ья — и п р и ш л ы х т ю р к о я з ы ч н ы х бол­ га р с к и х племен. Д л я первой ха р а кте р н ы вы сокие ж е н с к и е головны е уборы конусооб разной формы из бересты и луба, п о кр ы ты е м атерией и укр а ш е н н ы е гл а в н ы м образом цвет­ н ы м бисером, р а ко в и н а м и -у ж о в ка м и, блесткам и и в м ень­ ш ей степени серебряны ми монетам и. Сюда относятся айш он у д м у р т с к и х ж е н щ и н, ш у р к а ж е н щ и н л у го в ы х м ари, панго м орд о в ски х ж е н щ и н. Головные уборы з а м у ж н и х ж е н щ и н т ю р к о я з ы ч н ы х народов и зготовл ял ись из холста, ш ерстя­ н ы х н и т о к, к о ж и, а в у к р а ш е н и я х и х преобладают серебря­ ны е м онеты. В эту г р у п п у входят х у ш п у ч у в а ш с к и х ж е н ­ щ и н, ка ш м а у — б а ш ки р, ка ш бау — та та р-кряш ен, к а ш п у — бесермян. Головной убор, б л и зки й по форме к х у ш п у, м о ж н о отм етить у м н о ги х народов Средней А з и и : ту р км е н, к а р а ­ к а л п а ко в, к и р ги зо в, п р и м е н я в ш и х его в качестве ж е н с к о го свадебного гол овного убора. О б л и зко й связи ч ув а ш с ко го х у ш п у с б а ш ки р с ки м го л овны м убором к а ш м а у сообщ ают Н. И. З о л о тн и ц ки й и С. И. Р уд енко. П о м нению Н. И. Зо л о тн и ц ко го, м е ж д у ч у в а ш с к и м и б а ш ки р с ки м гол овны м и уборам и устанавливается сходство и в са м их н а зв а н и я х 94 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 200— 205.

95 Там же, стр. 205.

э т и х уборов. Д осл овны й перевод слова х у ш п у, по Н. И. Зо л о т н и ц ко м у, «повязка бровей» (ка ш — брови, бау — завя з­ к а, те с ь м а )96. А н а л и з и р у я головны е уборы и у кр а ш е н и я б а ш ки р с к и х ж е н щ и н в сравнении с уборам и ж е н щ и н сосед­ н и х народов, С. И. Р уд е н ко п р и х о д и т к вы воду, что уборы и у кр а ш е н и я и з 'кораллов и серебряны х монет «были более ха р а кте р н ы для б а ш ки р с ч у в а ш а м и и сте пны х ко ч е в н и ко в, чем для северо-западных соседей б а ш ки р (уд м уртов, бесер м ян, отчасти м арийцев и др.)» 97.

Еще больше разновидностей имеет д р у го й головной убор ч у в а ш с к и х ж е н щ и н «сурпан» — по кр ы ва л о в форме поло­ тенца. В пр ош лом сур п а н был основной и по стоянно й ч а ­ стью головного убора з а м у ж н е й ч у в а ш к и и носился обяза­ тельно вместе с х у ш п у. В начале X X века его Стали носить и без х у ш п у, ибо последний вы ход ил из повседневного быта и употреблялся л и ш ь в качестве обрядово-свадебного убора.

Не останавливаясь на опи са н и и видов сурпа на и способов нош ения его у ч у в а ш с к и х ж е н щ и н р а зн ы х э тн о гр аф ических г р у п п 98, отм етим од ну и з осн о вн ы х особенностей в его у п о ­ треблении, а и м е н н о : верховые ч у в а ш к и но сил и у з к и й сур ­ п а н с в ы ш и ты м начелы ш ем — м а см аком, а с у р п а н ы н и зо ­ в ы х и средненизовы х ч у в а ш е к гораздо ш ире и длиннее и носились вместе с д о м о тка н ы м гол о в ны м п л а тко м «пу тутри».

П о кр ы в а л а в форме полотенец к а к головной убор рас­ пространены на зна чител ьной те рритории В осточной Евро­ п ы и известны под р а зн ы м и н а зв а н и я м и в среде сл авян­ ско го, тю р кс к о го, ф и нно -уго рско го народов. С урпан ч у в а ш ­ с к и х ж е н щ и н имеет м н о го а н а л о ги й с го л о в н ы м и уборам и соседних народов. « Ш арпан» — головны е полотенца з а м у ж ­ н и х ж е н щ и н л у го в ы х и го р н ы х, м ари — весьма бл и зок к «сурпану» верховы х ч у в а ш е к и носился т а к ж е с в ы ш и то й лентой — «м аш маком» и л и «наш маком » ". Н адо полагать, что полотенцеобразные головны е уборы ч у в а ш с к и х и м а ­ 96 Н. И. 3 о л о т н и д к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 237.

97 С. И. Р у д е н к о. Башкиры, стр. 199.

98 Этот вопрос подробно изложен в монографии Н. И. В о р о б ь е в а и др. Чуваши, стр. 298— 305, в книге Н. Г а г е н - Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 163— 179.

9 Т. А. К р ю к о в а. Материальная культура марийцев X I X века.

Йошкар-Ола, 1956, стр. 136— 138.

р и й с к и х ж е н щ и н им ею т в своем пр о и с х о ж д е н и и общие к о р ­ ни, что подтверж дается общ ностью на звани й этих уборов.

А н а л о ги ч н ы й головной убор в виде полотенца известен и среди з а м у ж н и х ж е н щ и н м ор д вы -м о кш и («пря-руц я» ), бесермян (« кы ш о н »), уд м урто в (« ча л м а» ) 1 °. С урпан очень на пом инает ста р и н н ы й головной убор «тас тар» к а з а н с к и х та та р о к 1 1 и бл изок к го л овны м п о в я зка м к а з а х с к и х ж е н щ и н. Ж е н щ и н а м -б а ш ки р ка м т а к ж е было и з­ вестно головное полотенце тастар. Б а ш к и р с к и й тастар, по описанию С. И. Р уд енко, имеет два в и д а : один — б л и зки й к та та р ско м у и ч у в а ш с к о м у су р п а н у, д р у го й т и п — простой белый ситцевы й п л а то к больш их размеров, ко то р ы м п о в я ­ зы вались с та р у х и 102.

В литературе под чер кивается т а к ж е общ ность ч у в а ш с к о ­ го сурпана с полотенцеобразны м и го л о в н ы м и уборам и вос­ то ч н ы х славян.

Т а к, наприм ер, Д. К. Зеленин отмечал для не ко то р ы х г р у п п белорусов и у кр а и н ц е в т а к у ю ф орм у и способ нош ения намитки, к а к ч у в а ш с ко го сурпана 103. Среди м но го ч и сл е н н ы х на зв а ни й для полотенчатого гол овного убо­ ра восточны х славян им ею тся и на звани я, близкие к ч у ­ в а ш с ко м у сур п а н (наприм ер, у у кр а и н ц е в — серпанок, у р у с с к и х — сарпанка ). С оветский этнограф Г. С. М аслова в труде, посвящ енном и зу ч е н и ю народной одеж ды восточ­ н ы х славян, по дчер кивает, что «вопрос о распространении терм ина «сарпанка», «серпанок» н у ж д а е тс я в и зуч е н и и », а в пр и м е ч а н и и у ка зы ва е т, что «некоторы е исследователи связы ваю т его с по л ьс ки м те рм ином serpienka — ки се я, я ко б ы заим ствованны м с В остока. И звестно это название и в П овол ж ье для п о л о тен ча ты х го л о в н ы х уборов м ари и чува ш ей (сарпан, ш арпан)» 104.

Если Г. С. М аслова п и ш е т о необходим ости исследовать вопрос о распространении этого терм ина, то Н. И. Га ген 1 0 В. Н. Б е л и ц е р. Народная одежда удмуртов, стр. 66 — 68.

1 1 Н. И. В о р о б ь е в. Материальная культура казанских татар.

Казань, 1928, стр. 367.

I1 2 С. И. Р у д е н к о. Башкиры, стр. 195.

103 Д. К. 3 е л е н и н. Ж енские головные уборы восточных (русских) славян. «Slavia*, 1926— 1927, т. V, № 2 — 3, стр. 317.

1 4 Г. С. М а с л о в а. Народная одежда русских, украинцев и бе­ лорусов. «Восточнославянский этнографический сборник». «Труды И н ­ ститута этнографии им. Н. I I. М иклухо-М аклая», Новая серия, т. X X X I.

М., 1956, стр. 661.

Торн предлагает более развернутое то л кование этого те р м и ­ на в этн о л и н гв и сти че ско м плане. «Корень «сор», «сар, «сур»,— указы вае т о н а,—...встречается не то л ько в назва­ н и и головного убора — «сорпан», «ш арпан», но и в назва­ н и и в ы ш и ты х к у с к о в т к а н и, п р и кр е п л я е м ы х к по ясу, «сара», и в одеж де— «сорочка», «сарафан». Рассмотрение этого к о р н я пр ивод ит нас к п о н я ти ю покр о ва, п л а тка, п о ­ кры в ал а, п о кр ы то го в ы ш и в ка м и и с л у ж а щ е го оберегом».

Н. И. Гаген-Т орн утверж дает, что все эти слова им ею т м е ж ­ д у собой несом ненную ге н е ти ч е скую связь, и считает, что с корнем «сар» увязы в аю тся и на зв ани я м ордовского ж е н ­ с ко го головного убора «ш олы ган», «ш лы ган», старинного р усско го головного убора « ш лы к», м а р и й с ко го головного убора «ш урка» и т. д. 105.

Установление генетической связи в н а зв а н и я х м н о ги х го л о в н ы х уборов, поясно й одеж ды и т. д., и м ещ щ их один корень, в данном случае «сор», «сар», «сур», пом огает разреш ению вопроса о связи м е ж д у одеж дой т ю р к с к и х, ф и н н о -уго р с ки х и с л а в я н с ки х народов. Н а на ш взгляд, п о ­ лож ение, вы двинутое в работе Н. И. Гаген-Т орн, з а с л у ж и ­ вает серьезного в н и м а н и я и требует д опол ни тельны х этно­ гр а ф и че ски х и л и н гв и с ти ч е с ки х р а зы с ка н и й. Считаем ум естны м привести здесь и в ы с ка зы в а н и я Н. И. Золотниц ко го, и м ею щ ие непосредственное отнош ение к вопросу о пр о и схо ж д е н и и терм ина сурпан. Н. И. З о л о тн и ц ки й, ссы ­ лаясь на JI. 3. Б уд агова («С равнительны й словарь т у р е ц к о ­ т а та р с к и х на речий», т. I I, СПб., 1871, стр. 623), название сурп ан возводит к пе рсид ско м у слову c iip -6'нд — гол ов­ на я п о в я зка (cap — голова, банд — п о вя зка ) и указы вае т, что в Б ухар е серапа и л и сарапай означает «полны й к о м ­ п л е кт пл атья, а в П ер сии почетное п л атье;

от этого слова произош ло и русское сараф ан» 106.

Ч то касается на зв а ни я сар — стар ин ного ч у в а ш с ко го поясного у кр а ш е н и я, то в «Э тим ологическом словаре ч у в а ш ­ ско го я зы ка » проф. В. Г. Егорова даны к нем у следую щ ие парал лели: «азерб. с а р ы к ’п о в я зка ’, п е р евя зка ’, б и нт’ ;

ч а л ­ м а’, обм отка’, тю р бан’ ;

сарры п о в я зк а ’, об м о тка ’ ;

тур. cap 1 5 Н. Г а г е н - Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр.

13 6, 196.

1 6 Н. И. З о л о т н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 239. ( охваты ва ть’ ;

обвязы вать’, опоясы вать’ ;

саргы о б н и м а т ь ’, п о в я з к а ’, п е р евя зка’, б и н т’ ;

с а р ы к тю р б а н’, ч ал м а’ ;

с а р кы к в и с я ч и й ’, св исаю щ и й ’ » 107.

Т а к и м образом, сравнительное этнограф ическое и зуч е ­ ние го л о в н ы х п о в я зо к ти п а сурпана у народов П о в о л ж ья и л и н гв и с ти ч е с ки й анал из этого н а зв а н и я свидетельствуют, что полотенцеобразны й убор п р о н и к на территорию Волго К а м ь я с В остока, а по сре д ни че скую роль в распространении его, вероятно, и гр а л и в о л ж с ки е болгары, имевш ие тесные к у л ь ту р н ы е и э ко н о м и че ски е связи с в осточны м и народам и.

Исследователь быта и к у л ь т у р ы среднеазиатских наро­ дов О. А. Сухарева полагает, что тр а д и ц и я но ш ения ж е н щ и ­ на м и го л о в н ы х п о кр ы ва л, з а кр ы в а ю щ и х волосы, ха р а кте р ­ на я для больш инства т ю р к с к и х народов, связана с древним обычаем предохранения ж е н щ и н ы от в озм о ж но сти в опреде­ ленные периоды ее ж и з н и (обы чно связанны е с деторожде­ нием и продолж ением рода) м а ги ч е с ки вредить ей чрез во­ лосы 108. Н о эта тр а д иц и я, к а к правил ьно ука зы ва л а Н. И. Га ген-Т орн в своей специальной работе на эту тем у, имеется не то л ько у т ю р к с к и х народов, а прослеж ивается у м н о ги х народов В осточной Европы 109. Э ти ж е тр а д и ц и и бы ли распространены в Б о л га р и и. «Волосы молодой з а м у ж ­ ней ж е н щ и н ы,— пи ш е т М. Велева,— пол ностью пр ята лись под п л а то к и л и ш ь в н е ко то р ы х за п а д н ы х рай онах д о п у с ка ­ лось, чтобы к о н ц ы запл е те нн ы х ко с вы давались из-под него.

В то ж е время в в осто чны х р а й о нах стр аны от молодой з а м у ж н е й ж е н щ и н ы требовалось, по обы чаю, чтобы в день свадьбы она у пр яты ва л а свои волосы в особый м еш очек и л и даж е остригала и х и кр а с и л а в ч е рны й цвет. С таринны й п л а то к для п о вя зы ва н и я гол овы был д л и н н ы м полотенча ты м убрусом» ио.

В этнограф ической литературе, по свящ енной и зуч е н и ю б о л га р ски х го л о в н ы х п о в я зо к т и п а убруса, отмечены и сход­ Л В. Г. Е г о р о в. Этимологический словарь чувашского языка, стр. 179.

108 О. А. С у х а р е в а. Древние черты в формах головных уборов народов Средней Азии, стр. 302— 312.

|1 9 См. Н. И. Г а г е н - Т о р н. Магическое значение волос и голов­ ного убора в свадебных обрядах Восточной Европы. «Советская этногра­ фия», 1933, № 5— 6, стр. 76— 88.

1 1 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 147.

ны е элементы с одеж дой народов П о в о л ж ь я. Т а к, например, б ол гарский этнограф Ст. JI. К о сто в установил, что к о н ц ы сокаев и убрусов из районов М а ке д о н и и п о х о ж и на мордов­ ские п ул а и ш, а Н. И. Га ген-Т орн утверж дает, что м акед он­ ские уб русы по о рнам е нту и х а р а кте р у в ы ш и в ки чрезвы ­ чайн о б л и зки со с та р и н н ы м и сур п а на м и чува ш е й анат енчи.

Она ж е пиш е т о б л и зко м сходстве «м еж д у т ю р и ко м м ари и сокаем м а ке д о н с ки х ж е н щ и н в самом характере и рас­ цветке орнамента» 112.

Полотенцеобразные п о в я зки з а м у ж н и х ж е н щ и н извест­ н ы не то л ько в рай о на х М акед о ни и, они и м е ю т более ш и р о ­ кое распространение и в д р у ги х областях Б ол га ри и. В ч а ст­ ности, в Н и ко п о л с ко м, С вищ овском, Р усенском, Силистрен ском областях и х на зы вал и месал, а в селениях Р азгр а д ско ­ го о к р у га они бытовали под названием м а храм а. Эти уборы представляю т собой полотенце ш и р и н о й окол о 35 см, д ли ­ на и х достигает 3 — 4 метров, к о н ц ы у кр а ш е н ы у з к и м и п о ­ л о ска м и хл о п ч а то б у м а ж н о й т к а н и кр а с н о го цвета и л и ж е т к а н ы м и узорам и. Гол овную п о в я з к у месал б о л га р ки н о ­ сили п о ч ти т а к ж е, к а к ж е н щ и н ы ни зо в ы х чуваш ей, с п у ­ с ка я укр а ш е н н ы е к о н ц ы по спине. Н ош ение этого убора связано со свадебны ми о б р я д н о с тя м и : в С вищ овском о кр уге д е в уш ки надевали месал первы й раз сразу ж е п р и п о ­ м олвке, а если д ев уш ка в ы ход ил а з а м у ж без согласия роди­ телей, то она надевала месал пр и первом въезде в дом ж е ­ н и х а пз.

Говоря о смысле и зна ч е ни и употребления го л о в н ы х уборов, з а кр ы в а ю щ и х волосы ж е н щ и н ы, М. Велева пиш ет, ч то в ряде свадебных песен, обычаев и обрядов, испол няе­ м ы х во время п о вя зы ва н и я головы, ж е н с к а я гол овная п о ­ в я з ка изображ ена к а к наряд, ко то р ы й у кр а ш а е т невесту.

«Но това отнош ение к ъ м забрадката трябва да се сметне ка то ново, от времето, ко га то т я действително започва да се схващ а ка то сватбен н а ки т. В основата си т я се счита к а то символ на подчиненото полож ение на ж е н а та в новото се­ мейство. Това пъ рвоначал но осмисляне на забрадката се I1 1 Ст. Л. К о с т о в. М акедонски убруси и сокаи. «Известия на Народния етнографски музей в София», година V, кн. I — IV. София, 1925, стр. 14— 15.

’i1 Н.

2 Гаген-Торн. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 176.

1,3 М. Г. В е л е в а. Българската двупрестилчена носия, стр. 73.

р а зкр и в а съвърш ено ясно от т р и к р а т н и я о тка з на невестата да приеме венчалното по кр и в а л о и бялата забрадка» 1|4.

А н а л о ги ч н ы е обряды и м а ги ч е с ки е действия соверша­ лись в пр ош лом и у ч ува ш е й во время свадебного церемо­ ниала «пуд сы рни» и л и «сурпан сы р ни», ко гд а на невесту надевали сур п а н и вообще убор з а м у ж н е й ж е н щ и н ы. Н а ­ девание сур пана, к а к и нош ение б ол гарской забрад ки, сим ­ волизировало прощ ание д е в у ш ки с волей, ко то р у ю она те­ ряла, переходя в подневольное по л ож ение в ч у ж о й семье.

Этот м ом ент я р ко пр о явл ял ся в тр ад ици о нн ом тр оекратном отказе-сопротивлении невесты от головного убора з а м у ж ­ ней ж е н щ и н ы.

Первое надевание ж е н с к о го головного убора, в частности сур пана и х у ш п у, не у всех этн о гр а ф и че ски х гр у п п чува ш ей происходило одинаково. У н и зо в ы х чува ш е й ю ж н ы х райо­ нов обряд «пуд сы рни» («одевание гол овы ») совершался во второй части свадебного церемониала, н а ка н у н е встречи м у ж с к о г о и ж е н с к о го свадебны х поездов в доме родителей невесты. П ро щ а ни е невесты с девичьим нарядом пр оисход и ­ ло не в доме ее родителей, а у ко го -н и б уд ь из б л и зки х род­ н ы х, а надевали на нее головной убор з а м у ж н е й ж е н щ и н ы родственницы и л и п о д р у ги. «В ернувш ись к невесте в послед­ н и й раз (т. е. после д в у кр а тн о го ее о тка за от одевания с у р ­ п а н а.— П. Д.), д р у ж к и н а ч и н а ю т одевать невесту «бабой»,— писал К. П р о ко п ь е в.— С ним аю т с нее все п р ин ад л еж н ости девичьего туалета и надеваю т на нее сурбан и х у ш п у вместо т у х ь я. С этого времени она у ж е становится ж е ной, бабой, а до этого времени она считалась еще д евуш кой, х о тя бы д аж е хри сти а н ско е бракосочетание было совершено над ней с неделю то м у назад и л и соверш ится м н о го времени спустя после свадьбы, к а к это бывает п р и « кра д ен ы х свадьбах» 115.

В селениях верховы х чува ш ей обряд п о вя зы ва н и я сурпана происходил чащ е всего в за кл ю ч и те л ь н о й ч а сти свадьбы, а и м енно после приезда невесты в дом ж е н и х а П6.

В тех с л у ч а я х, ко гд а б ра ки совершались путем у м ы к а ­ I1 4 Там же.

115 К. П. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш. «Известия Общества архео­ логии, истории и этнографии при Казанском университете», Казань, 1903, т. X IX, вып. 1, стр. 23— 24.

116 См. «Чувашский фольклор». Составитель И. Т у к т а ш. Че­ боксары, 1949 (на чувашском языке), стр. 78.

н и я невесты по ее согласию, сур п а н передавался ж е н и х у заранее в з н а к пр о чн ости данного д е в уш ко й слова 117. П р и т а к о й свадьбе после и нсц е н и р о в ки к р а ж и д е в у ш ку везли куд а -н и б уд ь «непременно в д р у гу ю деревню к родственни­ к а м и л и зн а ко м ы м. Здесь в амбаре на ско ро совершается обряд одевания невесты и п р и у ч е н и я ее п р и ч и т а н и я м » 118.

О бы чай передачи д е в у ш ка м и сурпана с м а см ако м своим возлю бленны м в з н а к согласия в ступ и ть в б р ак п о л у ч и л от­ раж ени е и в свадебны х пе снях. Н априм ер, в пе снях д р у­ ж е к, з а п и с а н н ы х в селениях Я д р и н с ко го района, го в о р и т с я :

«Питех пы рас килет полсан, сорпан-м асм ак чиксе тох, уй х а п х и н е тохса тр, х а м р а х лартса кайпр » («Если очень хочеш ь вы хо д и ть з а м у ж, за хва ти с собой сур п а н-м а см а к, в ы й д и за о ко л и ц у, сам и ж е и увезем») 119.

Надевание на невесту ж е н с к о го гол овного убора было су­ щ ественны м м ом ентом ч у в а ш с ко й свадьбы. М ноги е древ­ ни е черты свадебной обрядности в ч у в а ш с к и х селениях бы л и давно забы ты и л и ж е уте ряно и х смысловое значение, н о обряд переодевания невесты в на ряд з а м у ж н е й ж е н щ и ­ н ы сохранялся вплоть до начала массовой ко л л е кти в и за ц и и крестьянства.

З начение сурпа на к а к символа семейного п о л о ж е н и я ж е н щ и н ы в пр ош лом проявлялось и в том, ч то з а м у ж н и е ч у в а ш к и обязаны были но сить его повседневно. П о ч у в а ш ­ с к и м поверьям, появление ж е н щ и н ы без гол овного полотен­ ц а приводило к несчастью. В «Словаре ч у в а ш с ко го язы ка »

Н. И. А ш м а р и н а дано следующее объяснение по стоянно м у нош ению с у р п а н а : «С урпан з а м у ж н и е ч у в а ш к и носили для то го, чтобы не п о ка зы в а ть волос свекр у и деверям, по том у ч то п о ка зы в а ть и м волосы и л и необуты е н о ги считалось в старом б ы ту н е пр и сто й ны м и д аж е грехом » 1 °. Т а ки е ж е поверья и запреты сущ ествовали в пр ош лом и у м н о ги х с л а в я н с ки х, т ю р к с к и х, ф и н н о -у го р с ки х народов.

От нош ения сур пана ч у в а ш с к а я ж е н щ и н а освобождалась л и ш ь в случае развода, и не последню ю роль п р и его офор­ 1 1 См. Н. В. Н и к о л ь с к и й. К р а тки й конспект по этнографии чуваш. Казань, 1911, стр. 61.

1 1 К. П. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш, стр. 32.

1 9 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I. Чебок­, сары, 1936, стр. 203.

12 Там же, стр. 202.

м лении игра л о ж е нско е по кры ва л о. Говоря о разводах в ч у ­ в а ш с к и х семьях, П. С. Д ал л ас у ка зы в а л, что п р и этом «наблюдается сие обы кновение, ч то м у ж разрезывает по по­ лам лопасть (сурбан) отверж енной от себя ж е н ы и одну п о л ови ну оставляет у себя, а д р у гу ю ей дает» т. В X V I I I столетии, ко гд а в б ы ту ч у в а ш с к и х селений были еще пр о ч ­ н ы з а ко н ы обы чного права, бракоразводны е вопросы, ве­ роятно, разреш ались повсеместно сим вол и чески разры вом сурпана, ибо об этом обычае упо м и н а щ т п о ч ти все авторы X V I I I века, писавш ие о ч у в а ш а х. Об этом обычае И. Г. Ге­ ор ги сообщает следую щ ее: «Если м у ж ж е н о й недоволен, то он разрывает ее по кр ы ва л о и тем у н и ч то ж а е т н а ве ки с у п р у ж е с к и й м е ж д у н и м и союз» 122. П о ч т и т а к и м и ж е сло­ вам и описы вает К. М и л ь к о в и ч обы чай развода чува ш ей С им бирской губ е р ни и, обращ ая п р и этом в ним ание на то, что «подобны м ж е образом разводятся и проч., п р и д е р ж и ­ ваю щ иеся язы ч е с ко го суеверия;

од н а ко ж е та ко в ы е сл учаи бы ваю т редко» 123. В последую щ ем, в связи с насаж дением среди чува ш е й обрядов х р и с ти а н с ко й ц е р кв и, этот обы чай развода постепенно исчез, но о тго л о ски его заф икси рова ны в ряде работ этнограф ов второй по л ови ны X I X века 124.

2 П. С. П а л л а с. Путешествие по разным провинциям Россий­ ской империи. Ч. I. Спб., 1773, стр. 144.

122 И. Г. Г е о р г и. Описание всех обитающих в Российском госу­ дарстве народов... Ч 1. СПб., 1799, стр. 41.

123 «О чувашах. Этнографический очерк неизвестного автора X V I I I столетия». С предисловием и примечаниями В. М а г н и ц к о г о. К а ­ зань, 1888, стр. 13— 14.

124 См., например, В. К. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чувашской веры. Казань, 1881, стр. 217— 218.

В и зу ч е н и и вопросов э т н о к у л ь т у р н ы х связей в а ж н у ю роль и грает анал из спе циф и че ских черт р е л и ги о зн ы х веро­ в а н и й и обрядов, в ко т о р ы х усто йчиво сохр ан яю тся древ­ нейш ие элементы д уховно й ку л ь т у р ы. В ы явление э ти х м о­ ментов весьма затруд нител ьно, ибо к а к д у н а й с ки е болгары, т а к и ч у в а ш и в своем и стор и че ско м ра зви ти и и спы ты в а л и влияние с а м ы х р а зл и ч н ы х р е л и ги й — хри сти анства, м ус у л ь ­ м анства, и уд а и зм а и пр. Д р у го е обстоятельство, у с л о ж н я ю ­ щее исследование в этой области, это отсутствие более и ли менее под робны х сведений о ре л и ги и протоболгар. В араб­ с к и х и в и з а н т и й с ки х письм енны х и с т о ч н и к а х им ею тся л и ш ь отры вочны е сведения о религиозном к у л ь те протобол­ га р. Д о п о л н я я эти данны е а р хе о л о ги ч е ски м и и этнограф и­ ч е с ки м и м атериалам и, м о ж н о р еконструировать наиболее ха р а кте р н ы е особенности р е л и ги о зн ы х верований и обрядов древних болгар.

П о ч т и во всех и с т о ч н и к а х, в ко то р ы х содерж атся све­ де н и я о р е л и ги и древних б о л гаро-суварских племен, гово­ рится, ч то гл а в н ы м богом у н и х являлся Т ен грихан, ко то ­ р о го они представляли в образе героя-исполина. В и д н ы й советский у ч е н ы й М. И. А р та м о но в, говоря о рел и ги и г у н ­ нов, этн и ч е с ки родственны х с б ол га р ски м и племенам и, п и ­ ш ет, что по и м ени «этот бог соответствует влады ке неба Т е н гр и, и звестном у еще у х у н н о в и тю р ку т о в, и явно зане­ сен на К а в к а з теми и л и д р у ги м и пр иш ел ьц ам и и з А зи и »

О п о ч и та н и и Т е н гр и х а н а древним и суварам и наиболее под­ робные сведения приведены в «И стории агван» а р м я н ско го м онаха X века М оисея К а га н к а т в а ц и 2. О писание я зы ч е ско й рел и ги и сувар дано здесь в связи с рассказом о м и сси и а л б ан ско го еп ископа И сра ила в стр а ну суваров в 682 год у.

П о сообщ ению «И стории агван», в результате проповедни­ ческой деятельности е п ископа И сра ила к н я з ь суваров А л п И литвер и его п р и б л и ж е н н ы е п р и н я л и хр истианство, хо тя сл уж и те л и я зы ч е с ко й р ел и ги и о ка зы ва л и упорное сопротив­ ление крещ ению.

И з этого ж е и с т о ч н и к а видно, ч то остальные к у л ь т ы и поверья суваров были связаны с представлением о Тенгри хане, ко то р о м у приписы вал ось управление силам и пр ироды.

Т е н гр и ха н а считал и «спасителем богов, жизнеподателем и дарователем всех благ». П окл онени е этом у гл а вн о м у б о гу было связано с п о чи та н ие м св ящ е н н ы х деревьев. Р авны м образом сувары обож ествляли солнце, л у н у, огонь, воду и т. п., ч ти л и богов путе й. Распространено было у н и х и п о ­ ч и тани е бога гром ов К у а р а, и в с л у ч а я х п о р а ж е н и я мол­ нией человека и л и предмета ум ил о стивл я л и К у а р а ж е р т ­ вами. З на чи те л ьная часть к у л ь т о в ы х действий со п рово ж ­ далась со стяза н и ям и — борьбой и битвой на м ечах, с к а ч к а м и на к о н я х, и гр а м и, п л я с ка м и под звон и гр о х о т барабанов.


Заф иксировано т а к ж е н а л ичие у н и х спе циал ьн ы х с л у ж и ­ телей кул ь то в — ж р ец ов, ко л д уно в, чародеев, знахарей и особы х хранителей св ящ е н н ы х деревьев и к а п и щ 3. М. И. А р ­ тамонов полагает, ч то формы р е л и ги о зн ы х кул ь то в, отме­ ченны е у сувар, бы ли свойственны р е л и ги и т ю р о к, хазар и б о л га р ски х п л е м е н 4. Д л я по д тверж д ения своего по л о ж е ­ н и я он пр ивод ит и з «Истории» Ф еоф ил акта С и м о ка тты ( V I I в.) х а р а к т е р и с т и к у ре л и ги и д ревних т ю р к о я з ы ч н ы х пл ем ен: « Т ю р ки превы ш е всего ч т у т огонь, п о чи та ю т воз­ 1 М. И. А р т а м о н о в. История хазар. Изд-во Государственного Эрмитажа, Л., 1962, стр. 187.

2 «История агван Моисея Каганкатваци». Перевод и предисловие К. П а т к а н ь я н а. СПб., 1861.

3 См. «История агван Моисея К аганкатваци», стр. 193— 206.

4 М. И. А р т а м о н о в. История хазар, стр. 188.

д у х и воду, по ю т ги м н ы земле, п о кл о н я ю тс я ж е единствен­ но то м у, к т о создал небо и землю, и н а зы ваю т его богом.

Е м у в ж е р тв у они п р ин осят лош адей, бы ков и м е л ки й ско т и своим и ж р е ц а м и ставят тех, которы е, по и х м нению, м о гут дать и м предсказание о будущ ем» 5.

М. И. А р та м о но в полагает, что п р и н я ти е христи анства к н я зе м А л п -И л итве ро м и его в ел ьм ож ам и, несмотря на л и кв и д а ц и ю объектов язы ч е с ко го к у л ь т а (разруш ение к а ­ п и щ, в ы ж и га н и е св ящ е н н ы х рощ и т. д.) и на ж е с то к у ю расправу со с л у ж и те л я м и старой ре л и ги и, «было всего тол ь­ к о эпизодом, не сы гр а в ш и м ско л ько -н иб уд ь заметной роли в религиозной ж и з н и стр аны гу н н о в, х о тя распространение хри сти анства в ней, начавш ееся ранее этого эпизода, несом­ ненно, продолж алось и после него» 6.

Говоря о пр о н и кн о в е н и и хри сти а нства в среду протобол­ га р в преды дущ ие эпохи, в период пребы вания и х в районе Северного К а в ка з а, М. И. А рта м о н о в имеет в вид у п р и н яти е крещ ен ия вож дем б о л га р с ки х племен Гродом, ко то р ы й в 528 го д у специально с этой целью прибы л в К о н с т а н т и н о ­ поль. П о возвращ ении оттуд а Грод п р и ка за л у н и ч т о ж и т ь серебряные и зоб р аж ени я идолов и по пы та л ся ввести х р и ­ стианство среди подвластного ем у населения, но болгары взбунтовались, и Грод был убит. У в и з а н т и й с ки х авторов (напр., Н и ки ф о р, Феофан) есть у к а з а н и я на то, что один из предш ественников болга рского х а н а К у б р а т а (по за кл ю ч е ­ н и ю JI. Н. Гум ил ева и М. И. А ртам онова, О ргана-М оход у, дядя К у б р а т а по л и н и и его м атери 7) в 619 го д у приехал в К о н ста н ти н о п о л ь вместе со своей д р у ж и н о й, причем и х сопровож дал и и ж е н щ и н ы, и здесь он и его свита были окрещ ены. П о словам Н и ки ф о р а, «ромейские а р хо н ты были в о спр и е м н и ка м и г у н н с к и х архонтов, а и х ж е н ы — г у н н с к и х ж е н» 8. Ч то касается ха н а К у б р а та, то он был окрещ ен еще в детстве и вырос пр и им пер атор ско м дворце в Ц арьграде.

И сторико-этнограф иче ские и с т о ч н и к и свидетельствуют, 5 Ф е о ф и л а к т С и м о к а т т а. История. Изд-во А Н СССР, М., 1957, стр. 161.

6 М. И. А р т а м о н о в. История хазар, стр. 191.

7 Там ж е, стр. 162.

8 «Никифора патриарха Константинопольского кр аткая история со времени после царствования Маврикия». Перев. Е. Э. Л и п ш и ц.

-«Византийский временник», I I I, 1950, стр. 354.

что у б о л га р с ки х и с у в а р с ки х племен, несмотря на м н о го ­ кр а тн ы е кр е щ е н и я представителей и х господствовавш ей в е р х у ш к и и п р о по вед ни че скую деятельность х р и с т и а н с к и х м иссионеров, усто йчиво сохранялась древняя рел и ги я — язы чество, в частности к у л ь т Т е нгр и. П о ч и та н и е верховного божества Т е н гр и х а н а бытовало у д ревни х болгар и после переселения на Д у н а й. Н априм ер, в древнеболгарской на д ­ пи си ха н а О м уртага, найд енной в разва л ина х М адары, есть упо м и н а н и е верховного божества в форме Т а н г р а 9. В. Бе шевлиев, а н а л и зи р у я по гр е ч е ски м и с то ч н и ка м культовы е обряды протоболгар на Д унае, ука зы ва е т на ф а кты пр и н о ­ ш е н и я в ж е р тв у ж и в о т н ы х, пр е д назначе н ны х, по-видимо м у, древнеболгарском у богу Т а н гр и 10.

П р и ж е р тв о п р и н о ш е н и я х богу Т е н гр и необходимо было строго соблюдать, чтобы ж ертвенны е ж и в о тн ы е были опре­ деленной м асти. Н а основе и зу ч е н и я и сто р и ко -археол огиче­ с к и х д а н н ы х советский археолог С. А. Плетнева у т в е р ж ­ дает, что у д ревних т ю р к с к и х племен «белый и си н и й цвета были св ящ е н ны м и цветам и неба, т. е. бога Т е нгри -хана, гл а вн о го в тю р к с к о м пантеоне» и. Она ж е отмечает ш и рокое распространение в пределах Х а за р с ко го к а га н а т а «солнеч­ н ы х амулетов» 12, символов Т е н гр и х а н а. В последую щ ем ан ал оги чны е ам улеты и д ругие сим волы верховного небес­ ного бога об н а р уж е н ы в а р хе о л о ги ч е ски х п а м я т н и к а х Д у ­ н а й с ко й Б о л га р и и и В о л ж с ко й Б о л га р и и, а т а к ж е в этно­ гр а ф и ч е ски х м атериалах чува ш е й и к а з а н с к и х татар, у н а ­ следовавш их к у л ь т у р у к а м с к о -в о л ж с к и х болгар.

П е р е ж и т к и обож ествления неба и веры в его сверхъес­ тественные силы отчетливо п р о сл еж и ва ю тся в я з ы ч е с к и х верованиях чуваш ей. И зуч е н и е э ти х п е р е ж и тко в дает воз­ м о ж н о сть не то л ь ко составить п о нятие о древнем п о ч и та н и и неба, но и до не которой степени разобраться в п р о и с х о ж ­ дении сам ого ч у в а ш с ко го н а зв а н и я бога — «тура». Н а ос­ нове м н о ги х л и н гв и с ти ч е с ки х прим еров и д а н н ы х сравни­ 9 См. Г е з а Ф е х е р. Културата на прабългарите. София, 1929* етр. 46 ;

В. Б е ш е в л и е в. Верата на първобългарите. София, 1939»

стр. 34.

1 См. В. Б е ш е в л и е в. Нъколко бележки към българската исто­ рия. София, 1936, стр. 19— 27.

1 С. А. П л е т н е в а. От кочевий к городам. Салтово-Маяцкая культура. М., Изд-во «Н аука», 1967, стр. 43.

1 Там же, стр. 178.

тельного и зу ч е н и я древних р е л и ги о зн ы х верований т ю р к ­ с к и х народов исследователями установлено, ч то чува ш ское наим енование ту р а соответствует д р е в н е тю р кско м у тен­ гр и — небо. Вслед за В. А. Сбоевым, ко то р ы й п р о и схо ж д е ­ ние ч у в а ш с ко го ту р связы вал с т ю р кс ко -м о н го л ь с ки м Т е н ­ гри, Т ари 1, Н. И. З о л о тн и ц ки й на основе этн о л ин гв и сти че­ с к и х материалов подтвердил правильность его в ы ска зы в а ­ н и й и привел соответствую щ ие ф а кты (т ю р к с к. Таре, м он­ гол., ту р км е н., у й гу р, и татар. Т ш г р е, Тенгри, Тенгер, к и р г.

Т ангри, я к у т. Тангара и т. д.) и.

Вопрос о п о ч и та н и и ч у в а ш а м и неба к а к особого бож е­ ства н а м и и зл о ж е н в пр е д ы д ущ и х работах 15, поэтом у, не останавливаясь на этом подробно, приведем здесь некоторы е вновь вы явленны е ф акты, им ею щ ие связь с этим ку л ь то м.

Н априм ер, у н и зо в ы х чува ш ей ю ж н ы х районов Ч у в а ш и и в прош лом был известен к у л ь т Ш е н к е р п и — гл а вн о й пред­ водительницы знахарей всего м ира. Не то л ь ко и м я этой м огущ ественной з н а х а р к и (ч у в. ш енкер — голубой цвет, цвет неба;

наприм ер, тёнче м а ч ч и шенкерленет — небо­ свод становится го л у б ы м ;

п и, п и ке — кр а с а в и ц а,— т. е.

гол уб ая небесная кр а са в и ц а ), но и ее о б л и к к а к бы под­ черкивает связь с небом. В наговоре «Псташ тасатни («О чищ ение от п о р чи »), за пи са нн о м в селении Больш ие А р а б у з и Б у и н с к о го уезда С им бирской губ е р ни и (ны не с. П ервом айское Б аты ре вско го района Ч у в а ш с к о й АССР), Ш е н к е р п и выведена к а к с та р у ш ка, обладаю щ ая м а ги ч е ­ с к и м и ка ч е с тв а м и : Атл ур л Ш е н к е р п и к а р ч к килет:

лтр кул, ылтн л, кмл ш лл, лен члхелл, калта чрелл, см ах каламассерен варнчен вут-хлхем тухатъ, т («Через В о л гу идет ста р уха Ш е н к е р п и :

ет со звездны м и гл а за м и, золотоволосая, с серебряны ми зубам и, со зм еины м ж а л о м, с сердцем -ящ ерицей;

с к а ж е т слово — изо рта и с к р ы сы пл ю тся») 16.

1 В. А. С б о е в. Исследования об инородцах Казанской губернии.

Казань, 1856, стр. 101.

1 Н. И. З о л о т н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 142 и др.

15 См. П. В. Д е н и с о в. Религиозные верования чуваш. Чебокса­ ры, 1959,_стр. 12— 20;

е г о ж е. Тэн пуланса кайни (Происхождение религии). Ш упаш кар, 1962, стр. 32— 42 (на чувашском языке).

1 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V II, стр. 160.

О тгол оски обож ествления неба под названием «тур», «тенгри» п р о сл еж и ва ю тся и в ч у в а ш с к и х м о л итвословиях.

Н а п р и м е р, в тексте, запи санном X. Паасоненом, го в о р и т с я :

«Уярать-и пр тур, а х турм, тур. Ы р кур а с пулсассн, ш енкер у я р п у л, тура» (П р о ясн и тся ли бог, а х б о ж е н ь ка, м ой бог. Если с уж д е н о увидеть добро, то стань, бог, безоб­ л ачно я с н ы м )» 17.

В работах, по свя щ е нн ы х а н а л и зу д о х р и с ти а н с ки х рели­ ги о з н ы х воззрений народов Среднего П о в о л ж ья, не раз об­ ращ алось вним ание на то, что в и х к у л ь то в ы х церем ониях одно и з ц е н тр а л ьны х мест заним ало по чи та н ие свящ енного дерева. П р и этом исследователи (наприм ер, П. И. М е л ьни ко в П еч е р ски й, К. М о ш и н ь с ки й, С. А. Т окарев и др.) п о д ч е р ки ­ вали, что у п о в о л ж с к и х народов к у л ь т деревьев о б н а р у ж и ­ вается более отчетливо, у в о сто чны х славян он вы ступает гораздо слабее,8. Роль свящ енного дерева в религиозном кул ь те ф и н н о -у го р с ки х и т ю р К с й й к народов П о в о л ж ь я была настол ько з п а ч и т е л ь н а /что его образ п о л у ч и л я р ко е вы ра:


ж е ние и в произведениях устн о по этиче ско го народного твор­ чества. й "в орнам ентальном и скусстве ‘Д Р азбирая~вопрос о ф орм ировании к у л ь т а свящ енного дерева в ре л и ги и чува ш е й, по-вид им ом у, следует уч и ты в а ть н а л ичие элементов п о ч и та н и я деревьев не то л ь ко у ф инно у го р с к и х пл ем ен— древнейш их обитателей В о л го -К а м ья, но и у п р и ш л о го тю р ко я зы ч н о го населения, в частности у древ­ н и х болгар и сувар. Н априм ер, к у л ь т свящ енного дерева у древних сувар, о п и са н н ы й в к н и ге а р м я н с ко го и сто р и ка М оисея К а га н к а т в а ц и, во м н о ги х д еталях напом инает об­ ряд ы и поверья чува ш ей, связанны е с п о чи та н ие м свящ ен­ н ы х деревьев. С равнительны й анал из р е л и ги о зн ы х воззре­ н и й б ол гаро-суварских племен и чува ш е й пр иводит нас к вы воду, что в н и х свящ енное дерево о казы вается непосред­ ственно связа нн ы м с ку л ь то м Т е н гр и х а н а, т. е. свящ енного 17 См. Н. И. А ш м а р и н. Введение в курс чувашской народной словесности. Рукопись. Научны й архив Ч Н И И, инв. № 1070, л. 19.

1 См. С. А. Т о к а р е в. Религиозные верования восточнославян­, ских народов X I X — начала X X века. Изд-во А Н СССР, М.— Л., 1957, стр. 60— 61.

1 9 Более подробно этот вопрос изложен в работе Б. А. Л а т ы н и н а «Мировое дерево — древо жизни в орнаменте и фольклоре Восточной Европы. К вопросу о пережитках». «Известия Государственной академии истории материальной культуры», вып. 69, Л., 1933.

неба. П о описа н ию М оисея К а га н к а т в а ц и, у сувар особым по чи та н и е м пользовались дубовые рощ и — кул ьто в ы е цент­ ры Т а н гр и х а н а, в к о то р ы х все основные обрядовые действия пр оисход и л и возле сам ого гр ом а д ного и з деревьев. В т а к и х рощ а х распол агал и к а п и щ а с к у м и р а м и и идолам и, п р и н о ­ сили в ж е р тв у лош адей, «кровь и х по л ивал и в о к р у г дерев, а го л о в у и к о ж у веш али на с у ч ь я деревьев», здесь ж е у ч а с т н и к и обряда «ели и п и л и тело и кр о в ь ж е р тв е н н ы х ж и в о тн ы х ». Деревья на с у в а р с ки х св я ти л и щ а х считались не при косн о венн ы м и, а те х л и ц, котор ы е брали от свящ ен­ ного дерева «падшИё ветви Или с у ч ь я для своих н у ж д,...оно н а ка зы в а ло и х ~ стра ш н ы м и м у к а м и, бешенством, д аж е ске р ть ю. и истреоляло дом и род их» 2и'.

Все эти м ом енты, ха р а кте р ны е для к у л ь т а св ящ е н н ы х деревьев у древних сувар, на ход им в этн о гр а ф и че ски х о п и ­ с а н и я х д о х р и с ти а н с ки х р е л и ги о зн ы х верований чува ш ей X V I I I и X I X веков. 1 рел игиозном п о ч и та н и и ч ув а ш а м и свящ е н н ы х рощ и устройстве в н и х я з ы ч е с к и х святил и щ — ки ре м етищ — пи са л и п о ч т и все исследователи этнограф ии ч у в а ш с ко го народа. П р и этом в ряде о пи са н и й указы вал ось, ч то народы П о в о л ж ь я устр аивал и свои кире м е ти в лесу не из-за боязни преследования со стороны православной ц е р к ­ ви и м естн ы х властей, а по то м у, что они п о ч и та ю т деревья, к а к нечто священное. Не вдаваясь в подробны й анализ роли дерева в ч у в а ш с ко м кул ь те, приведем здесь л и ш ь некоторы е м атериалы, в ко то р ы х отчетливо вы р а ж е н а связь свящ енно­ го дерева с д р у ги м и к у л ь та м и, в частности с ку л ь то м неба.

П р и выборе мест для общ ественного м оления ч у в а ш и, к а к и древние сувары, предпочтение отдавали дубовым рощ ам, в ряде местностей д уб ы -вел и ка ны п о л уча л и назва­ ние «йывсен патши» («царь деревьев»), а в м олитвословиях, на р я д у с д р у ги м и бож ествам и, уп о м и н а л ся «юман-йыв» — дуб. Н априм е р, в тексте м оленья по поводу ж е р тв о п р и н о ­ ш е н и я го в о р и тс я : «Ы р уйх-хвел, р-шыв, ю м ан-йы в, пурте ы рлахр!» («Добры е месяц-солнце, земля-воды, дуб дерево, все, п о м и л уйте !») 21. Т е кс ты м олений с а н а л о ги ч н ы м содерж анием бы ли за пи са н ы в р а зн ы х р а й о н а х Ч у в а ш и и, 20 «История агван Моисея К аганкатваци», стр. 200— 201.

2 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV. Че­ боксары, 1929, стр. 323.

что безусловно свидетельствует о ш и р о ко м распространении п о ч и та н и я дуба к а к свящ енного дерева. О к у л ь те свящ ен­ но го дуба весьма интересные сведения содерж атся в этно­ граф и ческо й запи си, сделанной в селении Я нш ихово-Н орва ш и Я н т и к о в с к о го р а й о н а : «На той о п у ш ке леса,— сообщает­ ся в не й,— на хо д и тся стары й д у б -в е л и ка н ;

около этого дуба ж и те л и н а ш и х селений еж егодно спр авл яю т у й ч у к (общее полевое моленье), по этом у этот дуб н а зы в а ю т «уй ч у к юма нё» (ж е р тв е н н ы й дуб)... Н а ш и сельчане весьма п о чи та ю т этот д уб : пр оход я м им о него, особенно п о ж и л ы е лю ди, об­ ращ аясь к этом у д убу, го вор ят следую щ ие слова: т ы царь деревьев всей местности, вспом и ная тебя еж егодно, ум о ­ л я е м : п о м и л у й нас. В случае болезни детворы, они спеш но и зго то в л я ю т восковы е свечи и м ол ятся возле этого дуба»22.

П о ч и та н и е дуба отразилось и в обряде п р о в о ж а н и я ново бранцев-рекрутов в а р м и ю : перед выездом из родного селе­ н и я р е кр у т ы обходили в о к р у г векового дуба, чтобы счаст­ ливо воротиться домой. И з этого обряда видно, что ч у в а ш и п р и п и сы ва л и д уб у способность покровительствовать челове­ к у, на ход ящ е м уся вдали от родного к р а я, и обеспечить ем у благополучное возвращ ение.

Р елигиозны е представления чува ш ей о с в язях свящ ен­ н ы х деревьев с бож ествам и отчетливо о тразились в поверьях о березе — свящ енном дереве. В отл ичие от к у л ь та свящ ен­ н о го дуба, в к у л ь те березы дана своеобразная ко н к р е т и з а ­ ц и я, что это дерево является обиталищ ем бо гин и — м атери Солнца («Хвел ам ш хурн»), по д ател ьницы плодородия и по кр о ви те л ь н и ц ы ж е н щ и н. В ч у в а ш с к и х р е л и ги о зн ы х обрядах и м о л итв а х береза в ы ступ а л а под н а зв а н и ям и « хурн турри» («бог березы»), «уратан х урн» («береза родильница»), а чащ е всего она ф игурировал а к а к «Хёвел ам ш хурн» («береза м атери С о л н ц а » )23. В ку л ь то в ы х дей ствиях и м ол итвах, обращ енны х к этой богине, в весьма р е а л и сти ч н ы х образах п о д че р кн уто, ч то им енно она являет­ ся и с то ч н и ко м плодородия и р ож д ени я. П о наблю дению этнограф а В. К. М а гн и ц к о го, в деревне М асловой Ч ебоксар­ 22 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV, стр. 324.

23 В. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чувашской веры, стр. 82 — 83 ;

Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып.

X V I, стр. 224, 280.

€ с ко го уезда беременные ж е н щ и н ы хо д и л и м олиться об облегчении родов к березе-родильнице и пр и н о си л и ей ж е р т ­ вы 24. Обращение к березе в ц е л я х избавления от бесплодия наблюдалось и в б ы ту к а з а н с к и х татар. Этнограф Г. В. Ю с у ­ пов, описы вая д о м усул ьм а нские верования к а з а н с к и х та та р, подчеркивает, что береза была у та та р особо по чи тае м ы м деревом. П р и этом он привод ит интересное сообщение и з «И стории Б ул га р и н » Х и с а м у т д и н а Ш араф -ад-дина об исце­ лении дочери болга р ско го царя Т у й б и ке пропариванием в бане березовым в е ни ко м 25.

В ч у в а ш с к и х селениях сущ ествовал обы чай са ж а ть березы, посвящ енны е богине — м атери Солнца. Эти свящ ен­ ны е деревья бы ли н е пр и ко сн о ве нн ы м и, повредить, а тем более руби ть и х считалось в е л ича й ш и м преступл ением, ибо это м огло привести к гибели в и н о в н и ка и л и его близ­ к и х. Сущ ествовало и поверье о том, что если увидеть во сне по вр е ж д е нн ую и л и срубл енную березу, то это предвещает болезнь и л и смерть ж е н щ и н ы.

И зл а га я материал о п о ч и та н и и ч у в а ш а м и св ящ е н н ы х деревьев, Б. А. Л а т ы н и н в своей работе пр иво д ит следую ­ щ и й ф а к т : «Д а ж е в 1925 г. у ч у в а ш пр иш л ось слы ш ать рассказ о то м, к а к и е за тр уд н е ни я у ж е в наш е врем я вы зва­ ла одна старая береза, росш ая у деревни Сорма на том месте, где л окализировалось местопребывание, правда, од­ н о й и з са м ы х гр о зн ы х кереметей — Sorm -Kerem et. В по ряд ­ ке борьбы с р е л и ги о зн ы м и пр ед рассуд кам и, эту березу после го р я ч е й внутридеревенской борьбы срубили, но от использо­ в а н и я ее на дрова пр иш л ось о т ка з а ть с я : от этого у к л о н и ­ лись все домохозяева. Раньш е та ко е дерево и н о гд а отдавали ц е р к в и ;

теперь его взяла бы ш ко л а, но н и к т о не соглаш ался везти» 26.

П о ч и та н и е березы, си м во л и зи р ую щ е й образ ж е н щ и н ы богин и, отразилось в ряде ч у в а ш с к и х обрядов и в произве­ д е н и я х устн о по этиче ско го творчества. Во время чукл ем е — обрядового м оленья в честь о к о н ч а н и я полевы х работ — 24 В. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чувашской веры, стр. 82— 83.

25 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья». М., «Наука», 1967, стр. 354— 355.

26 Б. А. Л а т ы н и н. Мировое дерево — древо ж и зни в орнаменте и фольклоре Восточной Европы, стр. 16.

63.

распорядитель обряда, предлагая в ы п и ть пива за б ож ью матерь, обращ ался к ж е н щ и н а м -у ч а с тн и ц а м обряда, вели­ ч а я и х «хурнсурсем », «хурнсар кассисем », «хур н ш ур кассисем », т. е. «березнянкам и» 27. В работе Н. И. Золотниц к о го дано описание этого обряда для чува ш е й ю го-восточной части Я д р и н с ко го уезда и приведены те кс т ы почтительного обращ ения к ж е н щ и н а м : «Тпелти х у р н са р кассисем ! Х у ­ да калать к у н ч у л рмр-ирмр, тур ам ш не аснмар м р ;

тур ам ш не аснсан, у н ячпе чонтан ко р к а ёдме поласа ярас, тет, эср килшетр-и, килшместр-и? »

(«В тюбели * си д ящ и Б е р е зн и ко в ки ! Х о з я и н го в о р и т : до сей поры м ы пили-ели, а б о ж ью матерь не в о спо м и нал и ;

поэто­ м у во воспом инание бож ьей м атери он хочет от д уш и пред­ л о ж и т ь в ы п и ть ко в ш во и м я ее;

вы на это согласны или н е т ? » )28. Во врем я этого обрядового у го щ е н и я распоряди­ тель-церемониймейстер, предлагая пи в а и спр аш ивая удов­ летворенность гостей угощ ением, не раз обращ ался специ­ ально к ж е н щ и н а м, величая и х «березнянкам и». А н а л о ги ч ­ ны е этикетны е ф ормы обращ ения к ж е н щ и н а м у чуваш ей зам ечены и во время обрядовы х м олений «синсе» и празд­ н и ч н ы х уго щ е н и й. В «Словаре чу в а ш с ко го я зы ка » Н. И. А ш ­ м ари на приведен, на прим ер, те кс т обращ ения распорядите­ л я семейного п и р а к ж е н с к о м у общ еству во время р и туа л ь ­ но го тоста «савш к у р к и » («заздравны й ко вш » ) (записан в с. М и к у ш к и н о Б у гу р у с л а н с к о го уезда С ам арской губер­ н и и ), в котор ом го в о р и тс я : «Хурнсурн. кассисем, тёрлё минтер динчисем !» («Б е ре зня нки, сидящ ие на в ы ш и ты х п о д у ш к а х !» ) 29.

П р о и схо ж д е н и е «ком плим ента» «березнянки» в адрес ж е н щ и н, уч а ств ов авш их в р и ту а л ь н ы х пирш ествах, Н. И. Зо 27 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V I, стр. 222— 225.

* Слову « т п е л т е » Н. И. З о л о т н и ц к и й дал следующее объяснение: «...на нарах, идущих от двери до переднего угла и по пе­ редней стене, во время пира мужчины сидят до тюбели, которая начи­ нается против очага или угла печи;

эту часть избы (у русских отде­ ляемую перегородкою) занимают женщ ины ». См. Н. И. З о л о т н и ц ­ к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 220.

28 Н. И. З о л о т н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 219— 220.

29 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V I, стр. 223.

л о т н и ц ки й объяснял предпочтением ч у в а ш а м и березы перед д р у ги м и деревьями из-за ее кр асо ты, бы строго роста и спо­ собности к р а з м н о ж е н и ю : « Х ор ы н час съидънэтъ, ном ай хо нав хожать» («Береза скоро растет, м но го отпры сков дает»),— говор ил и ч у в а ш и 30. Н адо по л агать, что эти к а ч е ­ ства березы действительно м огл и сы гр ать определенную роль в в о зн и кн о в е н и и к у л ь та п о ч и та н и я ее к а к свящ енного дерева, тесно связанного с ку л ь то м ж е н с к о го божества — богини-м атери Солнца — п о кр о ви те л ь н и ц ы ж е н щ и н. И з-за боязни к а р ы п о ж и л ы е л ю д и не пользовались березовыми посохам и. Запрещ алось гн а т ь с к о т и н у березовыми п р у т ь я ­ м и, подметать березовыми м етлам и к о н ю ш н и и ко р о в н и ки, ибо из-за н а р уш е н и я э ти х запретов, по поверьям чуваш ей, прекращ алось р азм нож ение ско та 31.

В этн о гр а ф и че ски х м атер иалах, собранны х.врттгрргиитут исследователем Д. М ессарош ем в начале X X века среди некрещ е н ы х чува ш ей, содерж атся интересные данны е о свя­ з я х ку л ь т а свящ енной березы с~ кул ьтом «иерех». В своей работе, посвящ енной и зу ч е н и ю р е л и ги о зн ы х верований ч у ­ ваш ей, м ы подробно анал изировал и в о зникновение этого к у л ь т а и у ка зы в а л и, что ф ормирование к у л ь т а йрха — семейно-родовых божеств относится к эпохе м а тер инского рода 32. И з материалов Д. М ессарош а видно, что под ко р о ­ бо к — л у к о ш к о, в к о т о р о м хр а н и л и сь к у к л ы — и зоб раж ени я йрха, ч у в а ш с ки е ж е н щ и н ы привеш ивали березовый в е н и к череном вни з, т а к, чтобы ветви его смотрели вверх, а во время ж е р тв о пр и н о ш е н и я п р и кр е п л я л и к веткам м е л кие оловянны е м о н е тки — нухрат ки. В ы хо д я з а м у ж, д е в уш ки уноси л и с собой и кТфобку с йерехом, затем он а передава лтсЕ~~любимым дочерям 33. Т а к и м ~ббразоivf, и эти данны е свидетельствую т, что богиня-береза вы ступает в первую очередь к а к по кр о ви те л ьни ца ж е н щ и н.

И з р е л и ги о зн ы х обрядов чува ш ей видно, что им енно ж е н щ и н ы и д е в у ш ки добивались бл агоскл онн ого отнош ения 30 Н. И. З о л о т н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь, стр. 259— 260.

3 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка» вып. X V I, стр. 221— 222.

32 П. В. Д е н и с о в. Религиозные верования чуваш, стр. 33— 38.

33 M e s z a r o s G y u l a. A csuvas dsvallas eralekei. Budapest, (Далее: Д. М е с с а р о ш. Памятники старой чувашской веры), стр. 24—27.

к себе богини-березы — богини-м атери. Т а к, например, у верховы х чуваш ей в день «ул п р аник» (« п р а зд н и ка листьев») (совпадает с р ус с ко й троицей) д е в уш ки ход и л и в лес за березовыми в е тка м и, а затем у кр а ш а л и и м и избы, плели себе березовые в е н ки и бросали и х в воду, ж е л а я п р едугад ать свою суд ь б у: если в е н ки п о пл ы в ут, то это озна­ чало, что и х х о з я й к и скоро в ы й д ут з а м у ж. В день сем ика м олодеж ь у кр а ш а л а березовыми в еткам и избы и л и саж ал а березки перед о кн а м и. Ссылаясь на сообщ ения ч у в а ш с к и х старож илов, В. К. М а г н и ц к и й писал, что деревья са ж а л и перед избам и для того, чтобы д у ш и ум ер ш и х, вернувш иеся с кладби щ а к ж и в ы м сородичам, м о гл и на н и х сидеть.

В ином случае они м о гу т п р и ко с н у т ь с я к ж и в ы м и тем вы звать среди н и х болезнь и л и д аж е смерть. В целях избе­ ж а н и я п р и ко сн о в е н и я ж и в ы х и д у ш ум е р ш и х, пр одолж ает далее В. К. М а гн и ц к и й, и на телегах свадебного поезда ста­ вятся п у ч к и ветвей и л и деревца 34. О дна ко та ко е объяснение обычаев у к р а ш а т ь в е тка м и деревьев избы в день сем ика и свадебные п о в о зки не раскры вает см ы сла ку л ь т а дерева.

Н а ош ибочное то л ко ва н ие В. К. М а гн и ц к и м у к а з а н н ы х обы­ чаев обратил вним ание еще Б. А. Л а т ы н и н, ко то р ы й считал, что п о м и н а л ь н ы й х а р а кте р березок в се м и к и на свадьбе у чува ш е й вы зы вает сом нения, ч то и эти обряды с деревом н а ход ятся в теснейш ей связи с ку л ь то м ж е н с к о го бож е­ ства — богини-м атери Солнца 35. О дна ко в работе Б. А. Л а ­ ты н и н а не приведены ко н кр е тн ы е м атериалы и з области ч у в а ш с ко й этнограф ии, по д тверж д аю щ ие его р ассуж д ени я.

П оэтом у считаем не обходим ы м привести здесь этот м ате­ риал. И з дореволю ционной этногр аф ической л и тературы известно, что у чува ш е й во врем я свадьбы в е тка м и деревьев у кр а ш а л и с ь не то л ько те л еги свадебного поезда, но и места, где пр оисход и л и прием и угощ ение у ч а с тн и ко в свадьбы.

Свадьба обы чно устраивалась в летнее время и, к а к п р а ­ вило, во дворе, где для этой цели соо р уж а л ись специальны е столы — «ш и л к и » 36. «Ш и л ёк» — центральное место сва­ 84 В. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чувашской веры, стр. 186.

35 Б. А. Л а т ы н и н. Мировое дерево — древо йсизни в орнаменте и фольклоре Восточной Европы, стр. 17.

36 Об обычае сооружения «шилёк» более подробно говорится на стр. 148— 151 настоящей работы.

дебны х церем оний — обязательно у кр а ш а л с я деревом, п р и этом предпочтение отдавалось березе и л и липе. Во время свадьбы невеста и ее п о д р у ги на березку ш и л ё ка вешали вы ш и ты е полотенца и д ругие изделия с в ы ш и в ко й своей работы. П о п у тн о отметим, что ж е н щ и н ы, в особенности невесты, у к р а ш а л и в ы ш и ты м и сур п а нам и — го л ов ны м и п о ­ лотенцам и и д р у ги м и предметам и своего и зготовления де­ ревья на ки р е м е ти щ а х во время общ ественны х ж е р тв о п р и ­ нош ений 37. Н ет сом нения, что эти предметы явл ялись дар­ ственны м и пр и н о ш е н и я м и ж е н щ и н богине-матери с целью добиться ее покровительства. В свадебной обрядности ч у в а ­ ш е й был ряд моментов, ко гд а новобрачные обращ ались к свящ енном у дереву — богине-м атери. Н априм ер, преж де чем п о к и н у т ь дом родителей невесты новобрачные садились на лош адь и объезж али ш и л ё к по течению солнца, т. е.

прощ ались с богиней — подательницей ж и з н и 38. Н а н а ш взгляд, в е тки и деревца, ко тор ы е ставились на свадебных по в о зка х, предназначались не д уш а м ум ер ш и х, а имели непосредственную связь с по чи та н ие м свящ енного дереза, си м вол и зи р ую щ его богиню -м ать Солнце. И в за кл ю ч и те л ь ­ н о й части ч у в а ш с ко й свадьбы были обрядовые действия, имевш ие отнош ение к свящ енном у дереву. Во всех этно­ гр а ф и че ски х о п и с а н и я х свадьбы чува ш ей указы вае тся, что для сня ти я с молодой свадебного п о кр ы ва л а п р к е н ч к пользовались суко ва то й ве тко й и л и тр е хзуб чатой па л оч­ к о й 39. Во время церемониала с н я ти я с молодой п о кр ы в а л а,— писал этнограф В. А. Сбоев,— « б л и ж а й ш и й родственник новобрачного берет в р у к и с у ко в а ту ю ветвь и с нею пр и м у зы ке, п р и единогласном всех гостей га й ка н ь е и хлопанье в ладош и, пл яш е т от порога до передних на р в п р и с я д ку и, подошед к молодой, дотрагивается этой веткой до ее п о к р ы ­ в ал а;

повторяет т у ж е операцию в д р у го й р а з;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.