авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«(зместо предисловия Н астоящ а я м онограф ия историка-этнограф а П. В. Д е н и ­ сова об э тн о к у л ь т у р н ы х параллелях д у н а й с к и х болгар и чува ш ей является ...»

-- [ Страница 3 ] --

н а ко н е ц в третий раз, зацепив по кр ы ва л о с у ко м в е тки, стаскивает 3 См. А. Ф. Р и т т и х. Материалы для этнографии России|,. К а ­ занская губерния. Часть I I, Казань, 1870, стр. 95— 96.

38 Там же, стр. 114— 115.

3 А. А. Ф у к с. Записки о чувашах и черемисах Казанской гу ­ бернии. Казань, 1840, стр. 66;

«О чувашах. Этнографический очерк неизвестного автора X V I I I столетия». Казань, 1888, стр. 13;

В. М а г ­ н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чувашской веры, стр. 206;

К. I I. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш, стр. 28, и др.

его с невесты и на время в ы х о д и т с н и м из избы» 40. Вслед за этим, детализируется в работе А. Ф. Р и тти ха, «надевают на невесту м а с м а к и сарпан, т. е. головное полотенце, вде­ ваю т серьги и п о кр ы в а ю т х о ш п о ю (т. е. пр ин ад л еж н ости з а м у ж н е й ж е н щ и н ы.— 77. Д.)» 4I. В и с т о ч н и к а х нет подроб­ н ы х сведений об изготовл ении «хачм ак» — р о зви л ки для сн я ти я п о кр ы ва л а новобрачной. Т ол ько в исследовании В. К. М а гн и ц к о го есть небольшое упо м и нан ие, что он и зго ­ товлялся по п р и ка з а н и ю свахи из ве тки яблони с тремя с у ч к а м и и в ручал ся особо вы бранном у м а л ь ч и ку 42. Н адо предполагать, что с уко ва та я ветвь срезалась с почитаем ого дерева — со святил ищ а и л и ж е с деревца, по са ж е н но го спе­ циал ьно на ш и л и ке. Подобное предполож ение, по наш ем у м нению, н а хо д ит подтверждение в свадебны х обрядах д у ­ н а й с к и х болгар.

И з э тн о гр а ф иче ских о п исан ий свадьбы д у н а й с к и х бол­ га р м о ж н о установить, что до вступл ения в число з а м у ж ­ н и х ж е н щ и н новобрачная д о л ж н а была и спо л н ить ра зл и ч ­ ны е обрядовые действия, в частности обряд «разкриване» — сн я ти я п о кр ы ва л а невесты и надевания на гол ову убора з а м у ж н е й ж е н щ и н ы. В этом обряде, к а к свидетельствуют этнограф ические и с то ч н и к и, для сн я ти я по кр ы ва л а с гол о­ вы невесты т а к ж е пользовались в е тка м и деревьев. Венгер­ с к и й п уте ш е стве нн ик Ф. К а н и т ц, посетивш ий Д у н а й с к у ю Б ол гари ю в 6 0 — 70 гг. X I X века, писал, что в п р и д у н а й с к и х м естностях на дворе ж е н и х а утр ом по яв л яю тся м у з ы к а н т ы и и гр а ю т в честь м олоды х, потом п р и х о д я т крестн ая м ать с м атерью молодой и в сопрово ж д ении 20 ж е н щ и н и л и о к о ­ ло того «ведут м олодую чету, з а кр ы т у ю п о кры ва л ом, под молодое дерево, где после целования р у к и у кр е стн и ц ы она освобождается от п о кр ы ва л а м а л ь ч и ка м и, с та ски ва ю щ и м и его ветка м и. Затем оно вешается на дерево, в о кр у г котор ого 4 В. С б о е в. Исследования об инородцах Казанской губернии. За­ * метки о чувашах. Казань, 1856, стр. 36— 37.

41 А. Ф. Р и т т и х. Материалы для этнографии России. К азанская губерния, часть I I, стр. 116.

4а В. К. М а г н и ц к и й. Материалы к объяснению старой чуваш ­ ской веры, стр. 205. Кстати, необходимо указать, что Б. А. Л а т ы н и н к своей работе приводит множество примеров, свидетельствующих о по­ читании народами Поволжья яблони к а к священного дерева (См. его ргботу «Мировое дерево — древо жизни в орнаменте и фольклоре Вос­ точной. Европы»).

общество после этого на чи н а е т та нцовать». Здесь ж е на середине двора под деревом, у ка зы в а е т Ф. К а н и т ц, на голо­ ву новобрачной надевали головной убор з а м у ж н е й ж е н щ и ­ ны, п р и н я ты й в данной деревне 43. А н а л о ги ч н ы е сведения о данном обряде приведены в работе проф. М. А р н ауд ова, посвящ енной исследованию б о л га р с ки х свадебны х обрядов.

Н априм ер, он ука зы ва е т, что в Т ы р н о в ско м о кр у ге обряд сн я ти я п о кр ы ва л а с молодой пр оисход ил во в то р н и к после обряда х о ж д е н и я к и с т о ч н и к у за водой: «После этого де­ верь заводит невесту под м олодую яблоню и л и сливу (если нод ста р ую.— не будет счастья), и л и под к у с т розы и дв ум я св е ж и м и в етка м и от этого дерева сним ает п о кр ы ва л о и вешает его на дерево, а в это время невеста убегает, не п о ­ ворачиваясь, чтобы не видеть свое по кр ы ва л о (если ув ид и т, то м о ж е т сл учиться т а к, что она выйдет вторично з а м у ж )».

В С илистренском о кр у ге, по оп исан ию проф. М. А рн ауд ова, этот обряд предшествовал посещ ению новобрачной водного и с то ч н и ка, но по своему сод ерж ани ю он не имел сущ ествен­ н ы х о тл и ч и й от обряда, бытовавш его в Т ы р н о в ско м о к р у ге 44.

Интересные детали из этого обряда пр иводит Б о ги ш и ч пр и опи са н и и ю ри д и че ско го быта д у н а й с к и х болгар. Н а д р уго й день после свадьбы,— пиш ет о н,— «молодая д о л ж н а торж ественно и д ти за водою. П о возвращ ении ее происходит торжественное разбул аны (т. е. снятие п о кр ы ва л а невес­ т ы.— П. Д.);

деверь сламывает с зеленого дерева две в етки, сним ает с молодой по кр ы ва л о и забрасывает его на дерево.

Тогда то л ько молодая на чи на ет разговаривать со своими дом аш ним и» 45.

Вы ш еприведенные ф а кты из свадебной обрядности д у ­ н а й с к и х болгар, а и х м о ж н о привести еще больше, пр иво­ дя т к выводу, что и у д у н а й с к и х болгар сохранились ре­ л и к т ы былого п о ч и та н и я свящ енного дерева— древа ж и з н и.

4 Ф. К а н и т ц. Дунайская Болгария и Балканский полуостров.

] 860— 1875 гг. СПб., 1876, стр. 90— 91.

44 М. А р н а у д о в. Вългарските сватбени обреди. Егноложки и фолклорни студии. Част I. Преглед на обичаите у народа. «Годишник на Софийския университет. Историко-филологически факултет», книга X X V I I, 3, София, 1931, стр. 99— 100.

46 «Юридический быт болгар (по Б о г и ш и ч у)». Перевод Влади мира Майнова. СПб., 1871, стр. 14.

П р и этом обращает на себя вним ание то обстоятельство, что к не м у обращ ались гл а в н ы м образом ж е н щ и н ы, в первую очередь во время свадебны х церем оний. И з б о л га р ски х свадебны х обрядов явно видно, ч то вступление ж е н щ и н ы в новое семейно-социальное пол ож ение происходило непо­ средственно под деревом, от этого ж е дерева брали ветки д л я сн я ти я с нее по кр ы в а л а невесты — символа ее девст­ венности, а затем это по кр ы ва л о забрасы вали на дерево ж е.

Т а к и м образом, надо по л агать, что это дерево не обычное, а связано с древним и р е л и ги о зн ы м и представлениям и о свя­ щ енном дереве и богине-матери. Дерево представлялось м естопребы ванием богини-м атери — по кр о ви те л ь н и ц ы ж е н ­ щ и н, и обряд в ступ л е ни я д е в у ш ки в сем ейную ж и з н ь п р о ­ и сход ил под ее по кро вом, и м енно ей преподносилось в дар по кры ва л о, снятое с головы невесты.

Вера в м а ги ч е ски е силы свящ енного дерева п о л учи л а отраж ение и в обрядах н е ко то р ы х п р а зд н и ко в д у н а й с к и х болгар. В день пр азд н ова н ия но вого го д а,— отмечал Ф. К а ­ н и т ц,— болгары обм ениваю тся м е ж д у собою хо р о ш и м и п о ­ ж е л а н и я м и д р у г д р у гу, хо д я т с древесной веткой и л и веткой от яблони, к о то р ы м и п р и ка с а ю тс я к к а ж д о м у встречному с в о скл и ц а н и е м : «Survakam » (ж е л а ю счастья). Поверье гл а ­ сит, что эти п о ж е л а н и я очень по лезны для здоровья 46. Эти ф а кты с достаточной ясностью п о ка зы в а ю т, что обрядовые действия и поверья, и м ею щ ие отнош ение к к у л ь т у свящ ен­ но го дерева, я в л я ю тся п е р е ж и тко м весьма древних рели­ ги о з н ы х представлений.

В связи с по ста н о вкой вопроса о ку л ь те свящ енного де­ рева знач и те л ь н ы й интерес приобретает т а к ж е и зучение о т р а ж е н и я этого к у л ь т а в р а з л и ч н ы х отрасл ях народного изобразительного и скусства. Д л я этнограф ической н а у к и эта тема не нова, и ей посвящ ены м ногочисленны е иссле­ дования. И з э ти х исследований особо следует выделить тр уд В. А. Городцова, в ко то р ом впервые дан подробны й н а у ч н ы й анализ м ирового дерева — древа ж и з н и с распо­ л о ж е н н ы м и по бокам его ж е н с к и м и ф и гур а м и, в са д ни ка м и, п т и ц а м и и ж и в о т н ы м и 47. Разбирая сю ж е ты р усско й в ы ш и в ­,6 Ф. К а н и т ц. Дунайская Болгария и Балканский полуостров, стр. 73.

47 В. А. Г о р о д ц о в. Дако-сарматские религиозные элементы русском народном творчестве. «Труды Государственного исторического музея», вып. ‘I, М., 1926.

к и, В. А. Городцов установил, что центральной ф и гур о й северно-великорусских узоров является ж е н щ и н а — царица неба и земли. «Не тр уд н о т а к ж е реш ить вопрос о зна ч е ни и сопутствую щ его и часто зам ещ аю щ его богин ю древа. Это, очевидно, есть древо ж и з н и, и если б о ги н я т а к тесно свя­ зывается с ни м, то, зн а ч и т, в народном представлении она сама есть начало ж и з н и, м ать всего с ущ е го »,— писал В. А. Городцов 8. Далее он п р и х о д и т к вы воду о том, что «всадники, изображ енны е на эти х к о н я х, не я в л я ю тся су­ щ ествам и зем ны м и. Это боги, но боги, по д чиненны е в ел икой богине, к ко тор ой они возносят свои м олитвы, т а к к а к власть и х и сила в ее р у к а х, что н а гл я д н о представляется тем, ч то поводья (бразды правления) ко ней и х на ход ятся в р у к а х богини» 49.

К а к п о ка за л и исследования советских этнограф ов, древ­ ние рел игиозны е сю ж е ты в р у с с ко й в ы ш и в ке, и зуч е н н ы е В. А. Городцовы м, за ни м а л и видное место в изобразитель­ ном и скусстве м н о ги х народов В осточной Е вропы и Средней А з и и. Н априм ер, Б. А. Л а т ы н и н в работе, посвящ енной и зуч е н и ю о тр а ж е н и я м ирового дерева в орнаменте и фоль­ клоре В осточной Е вропы, отмечал, что образ м ирового де­ рева был одним и з це н тр а л ь н ы х в в ы ш и в ке и резьбе по де­ реву у чува ш ей, карел, м ордвы 50. О днако в данной работе Б. А. Л а т ы н и н исследовал гл а вн ы м образом ф олькл орны й м атериал, а м ы сль об о тр а ж е н и и сю ж е та м ирового дерева и ж е н с к о го божества в в ы ш и в к а х м ордвы и чува ш ей вы ­ сказал ли ш ь в тезисной форме. В по сл е д ую щ их э тн огр а­ ф и че ски х исследованиях изобразительного и с кусства на ро­ дов П о в о л ж ья эта тема не затрагивалась, за и скл ю чен ием работы Г. С. М асловой «Н ародны й орнамент верхневол ж ­ с к и х карел», в ко тор ой приведен и ряд параллелей в ы ш и ­ в о к п о в о л ж с к и х народов 51. Этнограф ам, с п е ц и а л и зи р ую ­ 48 В. А. Г о р о д ц о в. Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве, стр. 18, 19.

,9 Там же.

5 Б. А. Л а т ы н и н. Мировое дерево — древо жизни в орнаменте и фольклоре Восточной Европы.

5 Г. С. М а с л о в а. Народный орнамент верхневолжских карел.

, «Труды Института этнографии им. Н. Н. М иклухо-М аклая. Новая серия», т. X I. М., Изд-во А Н СССР, 1951.

щ и м ся в области и зу ч е н и я м атериальной к у л ь т у р ы народов П о в о л ж ья, предстоит еще кр о п о тл и ва я работа по исследо­ в ани ю орна м е нта л ьн ы х мотивов на родного изобразительно­ го и скусства, что по звол ит в ы яви ть сам обы тны е черты и х и скусства, а т а к ж е этн ические и ку л ь ту р н ы е связи с о к р у ­ ж а ю щ и м и народам и.

Не вдаваясь в анал из орнам ентального и скусства ч у ­ в а ш ско го народа в сравнительном плане с орнам ентам и д р у ги х народов, излагаем здесь л и ш ь некоторы е н а ш и пред­ по л о ж е н и я по вопросу м отива м ирового дерева — древа ж и з н и с образами ж е н щ и н, коней, п т и ц и т. д., я р ко вы ра­ ж е н н о го в ч у в а ш с ко й в ы ш и в ке.

П ро см атри вая значительное кол ичество ч у в а ш с к и х вы ­ ш и т ы х изделий, п р и хо д и тся констати ровать, что м отив древа ж и з н и, по сторонам ко тор о го распол о ж ен ы стил изо­ ванны е ж и в о тн ы е, п т и ц ы, ф и гу р ы ж е н щ и н и всадников, в основном преобладает в н а гр у д н о й в ы ш и в ке «кёскё» ж е н ­ с к и х руб а ш е к и в ы ш и в ка х свадебны х изделий. В ч у в а ш с ко й в ы ш и в ке изображ ение м ирового дерева имеет значительны е разновидности. Н а н е ко то р ы х в ы ш и ты х изд ел иях, несмотря на си л ьн ую геом етризацию форм, и зо б ра ж е ни я этого си м ­ вола узн а ю тся довольно л егко, а в ряде случаев и х тр уд но выделить из общей ко м п о з и ц и и в ы ш и в ки, ибо деревья сильно геом етризированы и л и ж е приобрели антропоморф ­ ны е черты, и н о гд а даны лиш ь р уд и м е нты дерева в виде ко р не й и л и кр о н ы.

Наиболее богатое разнообразие и зо б ра ж ени я древа ж и з н и представлено в орнаменте кёскё. К а к правило, в д а н ­ ной вы ш и в ке изображ ение дерева заним ает центральное место, а по бокам его сим м етрично располагаю тся ф и гур ы с к а ч у щ и х коней, п т и ц с п ы ш н ы м и хвостам и и т. д. Весь орнамент кё скё на пом инает в о сьм и гр анны й, реж е четы рех­ гр а н н ы й м едальон-розетку. И з-за геом етризации орнамен­ та л ь н ы х м отивов тр уд но представить, к а ко е дерево д ол ж н а и зо б р а ж а ть ф игура с косо о тхо д ящ и м и от ствола ветвями, но иногд а по очертаниям листьев все ж е удается опреде­ лить березу и дуб. Если п р и этом еще учесть, что среди на зв ани й узоров кё скё чащ е всего встречаю тся «хурн влчи — кск» («березовый л и с т— кё скё» ) и «юман дул и — кск» («дубовы й л и ст — к с к » ) 52, то м о ж н о считать, ч то и в в ы ш и в ка х дается предпочтение деревьям, по чи тае­ м ы м в ч у в а ш с ко й р е л и ги и к а к свящ енны е. В р е л и ги о зн ы х представлениях чува ш ей, к а к м ы у ж е отмечали, обожест­ вл яю тся пр еж де всего эти деревья, к а к обиталищ а богини м атери и к а к древо ж и з н и. Т а к и м образом, изображ ение древа ж и з н и — ж е н с к о го божества пл од ород ия— и ее с п у т ­ н и к о в (коне й, п т и ц и т. д.) в ч у в а ш с ко й в ы ш и в ке т а к ж е связаны с к у л ь то в ы м осмыслением, т. е. стремлением обес­ пе чи ть ж е н щ и н е покровительство со стороны великой б о ги н и 53.

В этн о гр а ф и че ски х исследованиях и м ею тся м н о го ч и с­ ленные су ж д е н и я и пр е д по л ож ени я о смысловом значени и орнам е нта л ьн ы х м отивов в ы ш и в ки м едальонов-розеток ти па ч у в а ш с к и х «кёскё». Н есм отря на с л о ж н у ю сти л и зац и ю фи­ г у р, в кл ю ч е н н ы х в орнамент этой в ы ш и в ки, исследователям удалось определить, что в основе его л е ж и т изображ ение древа ж и з н и, по сторонам ко то р о го распо л о ж ен ы ф и гур ы ж и в о т н ы х, п т и ц и л и ко н е й со вса д ни ка м и. О днако ряд ц е н трал ьны х ф и гур этого орнамента остается необъяснен н ы м до настоящ его времени, в первую очередь требует рас­ ш и ф ровки изображ ение ч е ты р е х у го л ь н и ка, располож енного в центре п о ч т и всех в ы ш и в о к ти п а «кёскё». Следует п о д ч е р к­ н уть, ч то этот вопрос в ы д в и н у т и в работе Н. И. Гаген-Торн « Ж е н ска я одеж да народов П о в о л ж ь я (М ате риалы к этноге­ незу)». И зл а га я м атериал о бы товании м отива древа ж и з н и в орнаменте народов П о в о л ж ь я, она пи ш е т о необходим ости «не то л ько уста новить и х сущ ествование, но и л о ка л и зо ­ вать, к а к по л учи л а сь четы рехсторонность та ко го изображ е­ н и я и имеет ли она ка ко е -н и б уд ь специальное значение?» Н. И. Г а ген -Т о рн вы сказы вае т та кое предполож ение по дан­ н о м у в опр о су: «Всм атриваясь в последовательное измене­ ние м атериала в ы ш и в ки, м ы м о ж е м отм етить, что на место и д у щ и х спл ош но й продольной полосой, р и тм и ч е с ки по вто­ р я ю щ и х с я м отивов, р а с п о л о ж е н н ы х вдоль р у ка в а на м а­ р и й с к и х, у д м у р т с к и х, ч у в а ш с к и х и м ор д ов ски х р у б а ш ка х, 52 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V I, Чебоксары, 1941, стр. 224.

53 Более подробно о нагрудной вышивке «кск» мы говорим на стр. 18— 29 настоящей работы.

54 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 216.

п р и х о д и т ко м п о зи ц и о н н а я перестройка ее в орнамент, рас­ п о л о ж е н н ы й у предплечья и по н и з у р ука в а. П р и та ко й перестройке в ы ш и в ка и з продольно п о вто р я ю щ и хся м отивов превращ ается в медальон, разносторонне направл енны й» 5л.

Д о п у с к а я возм о ж но сть создания орнам ента в ы ш и в ки м едальона-розетки путе м с л и ян и я р и тм и ч е с ки по вторяю ­ щ и х с я м отивов в едины й ко м п л е кс, Н. И. Гаген-Торн не прослеж ивает этот процесс на ко н кр е т н о м этнограф ическом материале и в ы н у ж д е н а пр изнать, что в р а сп оряж ени и исследователей «нет достаточно ч е т к и х материалов, чтобы уста новить этот процесс» 56.

Н а наш взгляд, для объяснения вопроса о пр о и схо ж д е ­ н и и четы рех-во сьм игранной формы орнамента в ы ш и в ки «кёскё» следует привлечь р ел и ги озно-м иф о л оги ческий м а­ териал народов П о в о л ж ь я. В э тн огр а ф иче ских и ф ольклор­ н ы х за п и с я х прош л ого столетия заф икси ро ва ны материалы, которы е по звол яю т суд ить о м ировоззрении и м и р о по н и м а ­ н и и древних чува ш ей. И з ч у в а ш с к и х ф ольклорио-этногра­ ф и че ски х и с то ч н и ко в, о т р а ж а ю щ и х народны е воззрения на о к р у ж а ю щ и й м ир, м о ж н о установить, что древние ч ув а ш и представляли мировое пространство — вселенную в виде ч е ты р е хуго л ь н и ка. Н апр им е р, во время семейного ж е р тв о ­ пр и н о ш е н и я «ача чкч» («ребячьего сыра») по случаю р о ж д е н и я ребенка ч у в а ш и до недавнего времени м олились 55 Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр.

2 1 6 — 217.

56 Н. Г а г е н-Т о р н. Ж енская одежда народов Поволжья, стр. 217.

Следует отметить, что в научных публикациях Чувашского научно исследовательского института за последние годы опубликованы статьи, б которых высказываются суждения о смысловом значении орнамента кск» (см., например, сообщения Е. Я. О р л о в о й «Наблюдения над символикой украшений и орнаментов у верховых чувашей* и А. А. Т р о ф и м о в а «О чувашском орнаменте», помещенные в «Уче­ ных записках» Научно-исследовательского института при Совете М и ­ нистров Чувашской АССР, вып. X X X I (искусствоведение), Чебоксары, 1967, стр. 110— 124). Высказывания обоих авторов о смысловом значе­ нии орнамента «кск» изложены лишь в тезисной форме и без привле­ чения конкретных материалов, подтверждающих выдвинутые ими поло­ жения. Основной их вывод сводится к тому, что мотив круга и восьми­ гранника в орнаменте кск символизирует светила, прежде всего солнце. Е. Я. Орлова и А. А. Трофимов совершенно не учитывают сложность орнамента нагрудной вышивки, наличие в нем разнообраз­ ных мотивов, составляющих единый комплекс и взаимосвязанных по смысловому значению. Материалы этих статей, по существу, повторяют лишь положения, высказанные в предыдущих публикациях.

т а к : « А ч а н а ы р л х-сы влх пар, ку н л - у л л ту, раскалл тивлетл ту. К у ача тват ктесл анталка сарлтр»

(«П одай м лад енц у здоровья, д олгой ж и з н и и счастья. П у с т ь этот ребенок будет обитателем всего че ты р е хуго л ьн о го м и ­ ра»). Такое ж е представление о вселенной дается в свадеб­ н ы х п р и ч и т а н и я х невесты :

«А а хр п у л и ч ч е н, А а им пулас-мн, Тват ктесл анталка Автса исе рес-мн.

А м а хр п у л и ч ч е н, мрт к а й к пулас-мн, Тват ктесл анталка Сарлса все урес-мн».

(«Ч ем быть дочерью отчим а, Л у ч ш е бы мне м олнией быть, В четы р е хугол ьн ом пространстве Греметь и сверкать.

Ч ем па дчер ицей мне быть, Л у ч ш е быть бы орлицей, В четы ре хуго л ьн о м пространстве Н епрестанно па р и ть и летать»)57.

Представление древних чува ш е й о вселенной в виде че­ т ы р е х у го л ь н и ка отразилось и в и х орнам ентальном и с к у с ­ стве: м отив ч е ты р е х у го л ь н и ка в центре в ы ш и в ки «кёскё»

и а н а л о ги ч н ы х ей образцах следует п о н и м а ть к а к изобра­ ж е ние м ирового пространства. Н а м н о ги х экзе м п л я р а х в ы ­ ш и в к и «кёскё» дается усл ож ненное изображ ение четы рех­ у го л ь н и к а : вы ш ивается двойной ч е ты р е х у го л ь н и к, пересе­ ка е м ы й перекрестны м и л и н и я м и. В данном случае, вероят­ но, прослеж ивается стремление к более то чн ой передаче народного м и р о п о н и м а н и я : по древним воззрениям чува 67 См. «Чваш халах юррисем» («Чувашские народные песни*).

Составитель Н. И. I I в а н о в. Чебоксары, 1962, стр. 164. Текст песни записан в 1896 — 1903 гг. Г. Т. Т и м о ф е е в ы м в Буинском уезде Симбирской губернии и впервые опубликован в сборнике «Образцы мотивов чуваш ских народных песен и тексты к ним». Симбирск, 1908.

шей, «тнче» (м ир, свет, вселенная) состоит из в идим ого м и ­ р а — света «дут тёнче» и л и «ку тёнче» и невидим ого м и р а — «леш тёнче» («тот свет», «загробны й м ир» ), а перекрестные л и н и и в н у тр и ч е ты р е х у го л ь н и ка, разделяя его на четыре части, обозначаю т световые стороны. П о п у тн о следует отме­ ти ть и та ко й интересны й ф а к т: си м вол и ческое четьтех угольное изображ ение «тёнче»-— вселенной наносилось и на лепеш ки, приготовленны е для ж е р твопри нош е ни я^ О ж и в у ­ чести этой траДИДййГговорит и то, что ч у в а ш с ки е ж е н щ и н ы вплоть до 1?аш й х дней, по старой п р и в ы ч ке, ставя хлебы в печь, : аносят на н и х крестообразное изображ ение — сим н вол вселенной! " ~ Исходя~йз“ рел иги о зно-м иф о л о ги ческих воззрений ч у в а ­ ш ей, м о ж н о определить, что в роли созидательницы вселен­ но й в ы ступает «ама» — м ать. И м енно о та ко й ф у н кц и и ама — богини, породивш ей всю вселенную, говорится в тексте язы ч е с ко й м о л и тв ы : «Эй, пётём тнчене уратн ам а! С анран п у л н и пурте услл, пурте аван, авнпа сана эп и р я л а н а х тивёдлипе чуклетпёр!» («О м ать, сотворивш ая всю вселенную ! Все, ч то от тебя произош ло, полезно и х о ­ ро ш о ;

поэтом у м ы всегда п о -д о л ж н о м у пр ин осим тебе ж е р тв ы !» ) 58.

В этн о гр а ф и че ски х исследованиях о ч у в а ш а х не раз подчеркивалось, ч то в и х д о х р и с ти а н с ки х р е л и ги о зн ы х верованиях одно из ц е н тр ал ьны х мест зани м ал к у л ь т м ате­ ринства — «ама». П о воззрениям чува ш ей, все в природе приобрело свое ж и зн е нн ое начало от ама, без нее не м ы сл и ­ лось н и к а к о го р а зв и ти я,— отсюда в ч у в а ш с ко м я з ы ке слово «амалан» имеет ряд з н а ч е н и й : у м н о ж а ть с я, возрастать, кр е п н у ть, разгораться и т. д. А. Ф у к с, описы вая быт и ве­ рования чува ш ей К а з а н с к о й губ е р н и и первой половины X I X века, отмечала, что «чуваш енин не м о ж е т иметь п о н я ­ ти я о пр о и с х о ж д е н и и вещей, не придав своим божествам мать, т. е., по-наш ем у, природу» 59. У стойчиво е сохранение ку л ь т а материнства в б ы ту и р ел и ги и чува ш е й пр ивлекло в ним ание и венгерского путеш ественника-этнограф а Г. Вам бери, ко то р ы й по этом у поводу писал, что «эти нравы гос­ 5 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. 1, Казань, 3928, стр. 186.

5 А. А. Ф у к с. Записки о чувашах и черемисах Казанскбл губер­ нии. Казань, 1840.

подствовали у этого народа довольно давно, т а к к а к в тео­ л о ги и и м иф ологии оста л ьн ы х тю р ко в встречались то лько божества м у ж с к о го пола, ч у в а ш и по чи та л и во времена своего язы чества и ж е н с ки е б ож ества;

ж е н щ и н ы и во всех и гр а х и о б ы ча я х за н и м а ю т господствую щ ее полож ение» 6. Э Если в орнаменте в ы ш и в ки чуваш ей вселенная и зо б р а ж а ­ лась в виде ч е ты р е х у го л ь н и ка, то образ вел икой богини «ама» — созидательницы всего сущ его — передавался путем и зоб раж ени я ее символа — м ирового дерева, которое я в л я ­ лось ее обиталищ ем. Д а ж е п р и беглом знаком стве с орна­ м ентом в ы ш и в о к ти п а «кск» сразу ж е бросается в глаза месторасполож ение ф и гу р свящ енного дерева: символы вел икой бо гин и — под ател ьницы ж и з н и и зоб раж ены си м ­ м етрично р а сп о л о ж е н н ы м и на всех сторонах центрального че ты р е хуго л ьн и ка, и создается впечатление, что они своими ко р н я м и к а к бы у х о д я т в него. Т а к и м образом, в орнаменте вполне реалистично воспроизведена к а р ти н а м и р о по н и м а ­ н и я древних чуваш ей.

Н есм отря н а ш и ро кое прим енение м отивов древа ж и з н и и вселенной в народном орнам ентальном искусстве, во м н о ­ г и х с л у ч а я х весьма затруднительно в ы яви ть и х в общей к о м п о зи ц и и в ы ш и в ки и л и узорного т ка н ь я. В процессе м ноговекового р а зви ти я эти древние м о тивы утр а ти л и свои детали и свое тр адиционное м есторасположение, к то м у ж е подверглись сильной геом етризации. Все эти изм енения пр оисходил и в больш инстве случаев по то й п р ичин е, что мастерицы, в ы по л няя древние узоры, по сущ еству у ж е не знал и и х см ыслового значения.

В этнограф ической литературе установилось твердое мнение, что изображ ение ко н е й и п т и ц с деревом посереди­ не является наиболее древним орнам ентальны м мотивом в искусстве народов В осточной Европы. Советские этн о гр а ­ фы, вслед за В. А. Городцовы м, с читаю т, что его и с то ки л е ж а т в и скусстве скиф о -са р м а тских племен. М ы вправе предполагать, что сю ж е ты в ы ш и в о к с древом ж и з н и пр ин е­ сены в Среднее П ов ол ж ье тю р ко я з ы ч н ы м и бол гарским и племенам и, тесные связи ко то р ы х с сарм атам и подтвер­ ж д а ю тся а р х е о л о ги ч е ски м и да н ны м и. В частности, проф.

60 Н. Vambery. Das Tiirkenvolk in seinen ethnologischen und ethno raphischen Bezlehungen. Leipzig, 1885, T. I ll, S. 451— 452.

А. П. С мирнов в результате м но го л е тн и х исследований б о л га р ски х п а м я тн и ко в П о в о л ж ь я приш ел к вы воду об а кти в н о й роли сарматов в ф орм ировании сал товской и бол­ га р с ко й к у л ь т у р 61.

З начител ьно труднее определить п у т и п р о н и кн о в е н и я и распространения м отивов древа ж и з н и и его не изм ен ны х с п у т н и ко в в в ы ш и в ка х д у н а й с к и х болгар. Исследованием этой проблемы за последние го д ы плодотворно заним ается б ол гарский этнограф И. Коев. Предварительны е и т о ги своих и зы с к а н и й в этой области он сообщ ил в докладе «Специ­ ф ичны е черты в народной те ксти л ь н о й о р нам ентике в Б ал­ к а н с к и х странах», д ол ож енном на заседании этнограф иче ско й се кц и и П ервого м е ж д ун а ро д но го конгресса б а л ка н и ­ с т и к и (София, а в гу с т— сентябрь 1966 г.). В этом докладе И. Коев утверж дает, что распространение орнам ентального сю ж е та «дерево ж и зн и » с ж и в о т н ы м и и п ти ц а м и по обеим его сторонам в народной орнам е нтике б а л к а н с к и х стран, в частности Д у н а й с к о й Б о л гар и и, связывается с орнаментом средневековых тка н е й В и за н ти и и П ерсии (от V I до X I I вв.).

«Х а р а кте р ны м субстратом в б а л ка н с ко й те ксти л ь н о й орна­ м е н ти ке,— пиш е т он далее в тезисах своего д окл а д а,— явл я ю тся стилизованны е с больш им и скусство м человече­ ские ф и гуры, олицетворяю щ ие, вероятно, ф р а ки й с ку ю боги­ ню Селену, образ кото р ой вплетен в древню ю ко м п о зи ц и ю «свящ енного дерева». С охраненные до н а ш и х дней в ы ш и в ки и тка н ы е узор ы с человеческим и образами превратились в чередую щ иеся ф и гур ы, которы е б о л га р ки уподобляю т н а ­ родном у т а н ц у хоро» 62.

Н а на ш взгляд, И. Коев, х а р а кт е р и з у я п у т и распростра­ нения орнам ентального сю ж е та «древо ж и зн и » в народном и скусстве б а л ка н с ки х стран, уч и ты в а е т не все возм ож ны е п у т и и э тн о ку л ь ту р н ы е связи, в частности он у п у с ка е т и з вид у на личие этого орнам ентального м отива в ку л ь ту р е сл а в я н ски х народов, а т а к ж е возм ож ность привнесения и х на Б а л ка н ы п р о тоб о л га рски м и племенами.

61 См. А. П. С м и р н о в. Волжские булгары. «Труды Государствен ного исторического музея», вып. X I X, М., 1951;

е г о ж е. Железный век Чувашского Поволжья. «Материалы и исследования по археологии СССР», № 95, Изд-во А Н СССР, М., 1961, стр. 135— 136 и др.

62 См. cResumes des Communications. Ethnographie et Arts. I-er Con­ gress -International des Etudes Balkaniques et Sud-Est Europeenes». Sofia, 1966, S. 39.

В этом плане за с л у ж и в а ю т в н и м а н и я у тв е р ж д е н и я бол­ га р с ко й исследовательницы В. И вановой-М авродиновой о вкладе протоболгар в древню ю б о л га р скую к у л ь т у р у. Она считает, что у славян и протоболгар соприкосновение со средизем номорской к у л ь т у р о й пр оисход ит еще в т у эпоху, «когда они еще н а хо д ятся на своих ста р ы х местах обита­ н и я, к северо-востоку и к северу от Д у н а я и Ч ерн ого м оря, где они и воспри ни м а ю т элементы а н ти ч н о й и древней скиф ско -са р м а тско й к у л ь т у р ы ». И м енно эти племена, по определению В. И вановой-М авродиновой, бы ли одним из проводн иков восточны х форм и м отивов в к у л ь ту р е европей­ с к и х стран 63.

В опрос об общ ности образов в и скусстве скиф о-сарм ат­ с к и х племен и д у н а й с к и х болгар, разумеется, д олж ен ре­ ш а ться на всестороннем и зу ч е н и и а рхе о л о ги ч е ски х и этно­ гр а ф и че ски х и с то ч н и ко в. Н а на ш взгляд, пр и реш ении этого вопроса, н а р я д у с ф акта м и древних э тн и ч е с ки х и к у л ь т у р ­ н ы х связей с л а в я н с ки х племен со скиф а м и, следует у ч и ­ ты вать и генетические связи к у л ь т у р ы протоболгар с к у л ь ­ тур о й са р м а тс ки х племен. О необходимости и зы с ка н и й в этом направлении к а к бы си гн а л и зи р уе т поразительное сходство в ы ш и в о к чува ш е й с б ол гар ским и. Это сходство в ы раж ается не то л ько в общ ности и зоб раж ени я свящ енного дерева — символа вел икой богини ж и з н и и пл о­ дородия, но и в те хн и че ско м испол нении э ти х орнам енталь­ н ы х м отивов ш вам и «хантсла» (ко са я м ел кая с те ж к а с односторонней в ы ш и в ко й ), «й п к н » (к о н т у р н ы й ш ов) и «чрмалла» (гладевой пр ям ой ш ов, с л у ж а щ и й для заполне­ н и я ко н т у р н о го узора). П о м и м о этого, к а к в болгарской, т а к и в ч у в а ш с ко й в ы ш и в ке этот мотив более всего прим енялся для у кр а ш е н и я ж е н с к и х р уб а ш е к и свадебны х изделий, в ы ш и в ка ко то р ы х в особенности отличалась своеобразной з в уч н о й расцветкой.

М оти в м ирового дерева наш ел отраж ение и в и скусстве резьбы народов В осточной Европы, в том числе и народов П о в о л ж ья. В истор и ко-этногра ф и че ско й литературе им ею тся м ногочисл енны е у к а з а н и я на то, что древнейш им и и лк\би м ейш им и и зо б р а ж е н и я м и в народном и скусстве резьбы по 63 См. В е р а И в а н о в а- М а в р о д и н о в а. Искусство и культур Первого Болгарского царства. София, 1967, стр. 7 — 8.

дереву в П овол ж ье явл ял ись «солярные розетки» и веревоч­ н ы й орнамент. П ер вы й м отив — к р у г с радиально расходя­ щ и м и ся л у ч а м и — встречаемся в р а зн ы х к о м б и н а ц и я х из цел ы х к р у го в, п о л у кр у го в и сегментов в четверть к р у г а.

И скусствоведы и этнограф ы, говоря о смысловом значени и этого орнам ентального м отива, единогласно симтяют его олицетворением солнца. В т о р о й м отив — верево ч н ы й орн а­ мент — выпезался рельефно в одну и л и две пол о с к и ^ со четан ии с д р у ги м и у з о р а м и ;

в д опол нительны х узорах, к а к правило, преобладали ко м б и н а ц и и первого м отива. Ос­ мысление этого м отива а р х и те кт у р н о й резьбы народов П о ­ в о л ж ь я до последнего времени не освещено в литературе.

В ы д в и га я вопрос о сим вол ике этого орнам ентального м отива, необходимо, на на ш взгляд, у ч и ты в а ть область его пр им енения в народном зодчестве, а т а к ж е определить соче­ таю щ иеся с н и м и орнам ентальны е м отивы.

М оти в веревочного орнам ента рельефной резьбы на тер­ ри тори и В о л го -К а м ь я имеет очень больш ую древность и прослеж ивается на а р х и т е к т у р н ы х п а м я т н и к а х В о л ж с ко й Б ол гари и (наприм ер, этим орнаментом в сочетании с рас­ ти тельны м узором был обрамлен вход в М а л ы й м инарет в городе Болгаре, X I V в. ) 64. Проф. А. П. С мирнов утвер­ ж дает, что этот орнам е нта л ьны й м отив, распространенны й в ку л ь ту р е в о л ж с к и х болгар, характерен и для п р и к л а д ­ ного и скусства чува ш е й 65.

В старинном деревянном зодчестве чува ш е й веревочный орнамент наибольшее прим енение на ход ил в у кр а ш е н и и столбов ворот. Проф. Н. И. Воробьев в специальной статье «Резьба по дереву у чуваш ей» отмечал, что веревочно-со­ л я р н ы м орнаментом спл ош ь по кр ы ва л и сь гр а н и солидны х дубовы х столбов, обращ енные на у л и ц у. «Сверху р и с у н о к на чи нал ся, к а к правило, более и л и менее с л о ж н о й резной розеткой, далее вниз от нее до земли часто тя н у л и с ь две по л о ски рельефно вы резанной веревочки, распол ож енной бл иж е к гр а н я м. И н о гд а веревочка пр о тяги ва лась и посе­ редине столба. В т а к и х случаях ор н а м е нти ка большей частью огра ни чива л ась эти м и веревочкам и. Если веревочек было то л ько две, пространство м е ж д у н и м и запол н ял и к о м ­ 64 К. А. С м и р н о в. Великие Болгары (Путеводитель по городи­ щ у). Изд-во А Н СССР, М., 1960, стр. 23 — 24.

65 А. П. С м и р н о в. Волжские булгары, стр. 77 и 86.

бинацией ра зл и чн о го вида вр езн ы х п р я м ы х л и н и й, созда­ в а вш и х то т и л и и н о й р и с у н о к »,— т а к описы вал проф.

Н. И. Воробьев с та р и н н ую ч у в а ш с к у ю резьбу на столбах ворот 66. И з данного оп иса н ия у кр а ш е н и й столбов ворот и П ри л ож енны х к не м у р и с у н ко в видно, что на всех образцах в верхней части столбов вырезывалась ф игура, сим вол изи­ р ую щ а я солнце. О дна ко в статье Н. И. Воробьева описаны не все вариан ты веревочного орнамента, прим енявш иеся ч у в а ш с к и м и ре зч и ка м и. Во время этн о гр а ф и че ски х поездок по ч у в а ш с к и м.селениям на м не раз приходилось видеть на весьма с та р и н н ы х столбах в о р о т веревочны й орнамент д о вольно” интересной ко м б и н а ц и и, а и м е н н о : по бокам резной веревочки всГвсю д л и н у столба изо бр аж ены переплетаю щ ие­ ся ветви и л истья, в больш инстве случаев дуба, иногд а эта ж е ко м п о з и ц и я ф игурировала на ф ризах ворот. Н а наш взгляд, сочетание веревочного орнамента с и зо б р а ж е н и ям и ветвей и листьев позволяет уверенно говорить о том, что м отив веревочного орнамента д ол ж ен и зо б р а ж а ть дерево.

С лияние орнам ентального м отива, и зоб ра ж а ю щ его солнце, с веревочным орнаментом не оставляет сом нения, что в бо­ лее отдаленную эп о х у через эти орнам ентальны е м отивы передавалось изображ ение м ирового дерева. Д л я та ко го вывода некоторы е основания даю т и религиозны е обряды, поверья, связанны е со столбами ворот. Еще в прош лом сто­ летии некрещ ены е ч у в а ш и во время сем ейны х обрядовых м олений часть ри туа л ьно й п и щ и обязательно оставляли возле столбов ворот 67. Здесь ж е соверш али воздаяние в день похорон после возвращ ения с кл ад би щ а, а в день свадьбы и в «ул праник» — тр о и ц ы — столбы ворот у к р а ш а ­ лись св е ж и м и в еткам и деревьев, специально принесенны ­ м и и з леса. Все эти ф а кты заставл яю т предполагать, что в ста рин у узо р ы резьбы ворот были тесно связаны с рели­ ги о з н ы м и представлениям и чува ш ей. Вероятно, и м п р и п и ­ сы вали м а ги ч е с ки й см ысл о х р а н но го значения.

В ы ш е ука за н н ы е орнаментальны е м отивы п р о сл е ж и ­ ваю тся и в а р х и т е к т у р н ы х п а м я т н и к а х П ервого Б ол га р ско го царства. В частности, на с о хр а н и в ш и хся о б л ом ках ка м е н ­ 66 Н. И. В о р о б ь е в. Резьба по дереву у чувашей. «Советская этнография», 1956, № 4, стр. 145.

67 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V I, стр. 56.

н ы х ка р н и зо в из Преслава видна резьба в стиле веревочного орнамента, а сол ярны й ор нам ента л ьны й м отив богато пред­ ставлен на к е р а м и ч е с ки х п л и та х и з Преслава, пр им еня в ­ ш и хся для о бл и цо вки стен, ка р н и зо в и т. д.68.

Веревочно-солярны й орнам ента л ьны й мотив ш и р о ко прим енялся и в у к р а ш е н и я х б ол гарского деревянного зод­ чества и гл а вн ы м образом то ж е для у кр а ш е н и я столбов ворот 6Э О дна ко в литературе, ко то р а я была в наш ем рас­.

п о р я ж е н и и, не удалось встретить освещ ения вопроса об осм ы слении этого орнам ентального м отива в среде болгар­ с ко го населения. Вполне возм ож но, что обрядово-магическое значение э ти х м отивов давно у ж е забыто, и ны не в болгар­ с к и х селениях, к а к и на территории В о л го -К а м ья, они и м ею т и с кл ю ч и те л ь н о декоративное значение. Забвение древней си м в о л и ки о рн ам е нта л ьны х узоров народного и с ­ кусств а является за ко н о м е р ны м процессом : древние рели гиозно-м иф ол огические представления, связанны е с орна­ м е н ти ко й, постепенно исчезаю т из на родного сознания, хо тя ее трад ици о нн ы е элементы пр о д о л ж а ю т сохраняться. И с­ чезновение старой си м в о л и ки и з народного орнам енталь­ ного и скусства ил л ю стри р ует известное полож ение К. М а р к ­ са о том, что « всяка я м иф ология преодолевает, по дчи няет и ф ормирует силы пр ирод ы в воображ ении и при пом ощ и во о б р а ж е н и я;

она исчезает, следовательно, с действитель­ ны м господством над этим и силам и природы » 70.

Д л я и зу ч е н и я р ел и ги и и быта протоболгар ц ен ны м и с­ то ч н и к о м я в л я ю тся вопросы о «таинствах веры», заданны е д у н а й с к и м и болгарам и р и м с ко м у папе Н и ко л а ю I в связи с обсуж дением вопроса о п р и н я ти и ка то л и ч е ско й веры (866 год). В б ол гарской и стори ко-этнограф и ческо й литера­ туре этот в а ж н ы й д о ку м е н т достаточно ш и р о ко п р о ко м м е н ­ 68 См. Н. М а в р о д и н о в. Старобългарското изкуство. Изкуството на първото Българско царство. София, 1959, раздел «Преславската керамика».

69 См., например, Х р и с т о В а к а р е л с к и. Битовата веществен!

култура в Добруджа и промените в нея през последните десетилетия.

Отделен отпечатък от комплексна научна Добруджанска експедиция през 1954 година. София, 1956, стр. 48.

70 К. М а р к с. К критике политической экономии. Введение. 1938, стр. 156.

тирован, но без привл ечения этн о гр а ф и че ски х м атериалов в о л ж с к и х болгар и п о в о л ж с к и х народов. Д а н н ы е этногра­ фии т ю р к с к и х народов П о в о л ж ь я по зво л яю т еще ш ире рас­ к р ы т ь содерж ание материалов в ы ш е названного и с то ч н и ка и у гл у б и ть зн а н и я о ку л ь ту р е протоболгар. Ч то б ы д оказать необходимость т а ко го исследования, достаточно привести ряд сравнител ьны х д а н ны х.

Сразу ж е необходимо отм етить, что содерж ание вопро­ сов, за д а н н ы х представителям и цар я Б ориса р и м с ко м у папе Н и ко л а ю I, свидетельствует о сохранении в семейно-обще­ ственном бы ту и рел игии Б о л га р с ко го государства на Д унае в о с то ч н о тю р кс ки х, или, точнее, пр о то б о л га р ски х, элементов (ри туал прием а гостей, употребление к о н с к о го хвоста в к а ­ честве военного знам ени, кл я т в а на мече, нош ение ам уле­ тов, запрет ж е н щ и н а м по явл яться без головного убора и т. д.). И з вопросов болгар главе р и м ско -ка то л и ч е ско й церкви видно т а к ж е, ч то спорно-судебные дела у н и х в большинстве случаев разреш ались на основе обы чного права. И з этого ж е и с то ч н и ка узнаем, что п р и разреш ении ю р и д и ч е с ки х вопросов они п р ид ер ж ивал и сь древнего обы чая, наприм ер, п р и к а к о й бы то н и было кл я тве ставили перед собой меч и кл я л и сь и м 71. В п и с ь м е н н ы х и с т о ч н и к а х имеется ряд у к а з а н и й о пр им енении этого обы чая древним и болгарам и п р и з а кл ю ч е н и и согл аш ений с д р у ги м и государствам и, в частности есть у п о м и н а н и е о том, что х а н О м уртаг 72 при з а кл ю ч е н и и договора с в и з а н т и й с ки м им ператором Л ьв ом V в 815 го д у давал к л я т в у по х р и с ти а н с ко м у обы­ ч аю 73, а в и з а н т и й с ки й и м п е ра то р — по я зы ч е с ко м у обычаю.

П оэтом у м о ж н о считать, что вывод С. А. П летневой об от­ сутствии к а ки х -л и б о пи сь м е н н ы х свидетельств о сущ ество­ вании у т ю р к о я з ы ч н ы х ко ч е в ы х племен р и ту а л ь н ы х обря­ дов, св я за н н ы х с саблей, требует уто чн е н и я 74.

7 «Отговорите на папа Николай I по допитианията на българите».

Текст и превод от Дим. Дечев. Второ издание. София, 1940.

72 Интересно отметить, что в литературе встречаются указания о том, что имя болгарского хана Омуртага означает «Орел», и при этом исследователи ссылаются на данные чувашского языка (чув.

«мрт» или «мрткайк» — орел. См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV. Чебоксары, 1929, стр. 41).

73 В. Б е ш е в л и е в. Няколко бележки към българската история, стр. 23— 24.

74 См. С. А. П л е т н е в а. От кочевий к городам, стр. 157.

8: Об употреблении меча-сабли к а к обязательного предмета п р и кл я т в а х го вор ится в сообщ ениях М енандра о т ю р к о ­ я з ы ч н ы х плем енах аварах. О бы чай пр им е ня ть меч пр и к л я т в а х связан с воззрениям и на металл — на железо, на изделия из н и х — к а к на нечто волшебное, чудесное, спо­ собное за щ ищ ать лю дей от з л ы х д ухов. В е л и ки й переворот в эко н о м и ке, произвед енны й железом, привел к божествен­ н о м у п о ч и та н и ю не то л ько изделий и з него, но и ремесла кузн е ц о в в целом.

Судя по истор и ко-этногр а ф и чески м и с то ч н и ка м, м о ж н о утверж д а ть, что обы чай пр им енения м еталлического ору­ ж и я п р и к л я т в а х, о к р у ж е н и е его м а ги ч е с ки м по читанием был распространен и среди в о л ж с к и х болгар. П о интересую ­ щ ем у нас вопросу у А х м е д а ибн-Ф адлана имеется следую ­ щее сообщ ение: «Если они (т. е. в о л ж с ки е б о лгары.— 77. Д.) едут в дороге и один и з н и х захочет по м о чи ться и п о м о ч и т­ ся, им ея пр и себе о р уж и е, то его обберут — в озьм ут его о р уж и е, его одеж ды и все, что с ни м имеется. Это и х пр а­ вило. А к т о сл о ж и т с себя о р уж и е, п о л о ж и т его в сторону и [тогда] по м о чи тся, то они не пр е пя тствую т ем у»75. Р а зу­ меется, ар абски й п утеш е ственн ик не см ог осветить все стороны быта в о л ж с к и х болгар, в частности и х ю р и д и ч е ­ ски е обы чаи. О днако м атериалы ч у в а ш с ко го ю ри д и ч е ско го быта, привод им ы е н а м и н и ж е, по звол яю т сделать з а к л ю ­ чение о пр им енении и х пр е д ка м и болгарам и пр и кл я т в а х м етал лического о р у ж и я.

Сообщая ряд инте ресны х сведений об обрядах и обы чаях чуваш ей, Г. Ф. М иллер, у ч а с т н и к С ибирской экспеди ции А к а д е м и и н а у к (1 7 3 3 — 1743 гг.), у ка зы ва е т, что к пр исяге язы ч е ств у ю щ и х чува ш е й привод ил и в судах следую щ им образом : «посолив и в о ткн у в на н о ж к у с о к хлеба, йом ся кл а л его в рот пр и с я га ю щ е м у, ко то р ы й, съедая хлеб, гово­ р и л : «чтобы мне н и ко гд а этого не видать, если я л гу, или если не и спол ню своего слова». В с ту п а ю щ и м в военную с л у ж б у вместо п р и с я ги давали посоленные к у с к и хлеба к о н ­ ц а м и д в у х палаш ей, с л о ж е н н ы х крестообразно»76.

7 А. П. К о в а л е в с к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путе­ шествии на Волгу в 921— 922 гг., стр. 137.

76 Цитируем из книги В. С б о е в а. Исследования об инородца Казанской губернии, стр. 73— 74.

М Бы тование этого обы чая среди чува ш е й отмечено в про­ изведениях и д р у ги х этнограф ов. Его о тго л о ски наблю да­ лись еще и в начале X X века. Н априм ер, в н е ко то р ы х ч у в а ш с к и х селениях пр и раздорах, чтобы рассеять подозре­ ни я, обвиняем ого заставляли д е рж а ть топор (т. е. давать к л я т в у ) через с п и н у л о ш а д и 77.

У древних т ю р к с к и х племен сущ ествовало и поверье, что волш ебно-м агической силой обладают то л ько в ы нуты е из н о ж е н меч и л и сабля. Б ы тование этого поверья заф икси ро­ вано С. А. Плетневой на м атер иал ах а р хе о л о ги ч е ски х п а ­ м я т н и ко в салто во -м а яцкой к у л ь т у р ы 78. В связи с этим засл уж и ва ет в н и м а н и я бытование а н а л о ги ч н ы х поверий среди чува ш ей вплоть до н а ш и х дней. Н апр им ер, с целью п о д че р кн у ть опасность и гр ы с н о ж о м и предупредить, что м еталлическое о р у ж и е с о б н а ж е н н ы м лезвием обладает м а ги ч е ско й силой, ч у в а ш и го в о р я т : «пе ан. хм сар, ап вы л я — вал х й тршш и к к чслатъ» («Не разм а хи в а й ­ ся, не и гр а й с н о ж о м — он уд л и няе тся в два раза»).

П о м и м о в ы ш е уп о м я н уто го обряда к л я т в ы, у д у н а й с к и х болгар в древности сущ ествовали и д ругие виды кл я тв ы.

Н а основе и зу ч е н и я пи сь м е н н ы х и с то ч н и ко в в и з а н т и й с ки х и б о л га р ски х авторов, отн о ся щ и хся к о времени до офи­ циал ьного п р и н я ти я болгарам и хри сти анства, В. Бешевлиев установил, что п р и за кл ю ч е н и и м и р н ы х договоров с д р у ги ­ м и государствам и у болгар пр им енял ись и и ны е виды к л я т ­ вы, а и м е н н о : во-первых, з а ж и га л и костер, затем прин осили в ж е р тв у собак, к р у п н ы й р о га ты й ско т и овец 79. И сход я из по л о ж е н и я о т ю р к с к о м п р о и схо ж д е н и и протоболгар, В. Бешевлиев приводит ф а кты п о ч и та н и я древним и т ю р к а ­ м и о гня, в частности ссылается на сообщение в и за н ти й ско го и сто р и ка Ф еоф илакта С и м о ка тты о том, ч то т ю р к и превыш е всего ч т у т огонь 80, и привод ит данны е М енандра об обраще­ н и и аварского ка га н а Б аяна к бож ественном у небесному 77 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V I I I, Чебоксары, 1935, стр. 64.

78 С. А. П л е т н е в а. От кочевий к городам, стр. 157.

7 Имеем в виду работу В. Б е ш е в л и е в а 9 «Няколко бележки към българската история» («Годишник на Софийския университет.

Историко-филологически факултет», книга X X X I I, 9, София, 1936), где дан раздел «Един нов извор за вярата на първобългарите», стр. 19— 27.

80 См. Ф е о ф и л а к т С и м о к а т т а. История, стр. 161.

о гн ю с просьбой н а ка за ть кл я т в о о тс ту п н и ка, подчеркивает, что к у л ь т о гн я зани м а л почетное место в ш а м а н ско й рели­ ги и т ю р к с к и х народов Сибири.

Разумеется, ф а кты бож ественного п о ч и та н и я о гн я т ю р к ­ с к и м и народам и м о ж н о значител ьно увел ичить, в итоге все они будут по д твер ж д ать м ы сл ь В. Бешевлиева о том, что «значението на запал ения о гъ н пр и полагане клетва е ясно.

К ъ л н я щ и я т се е обричал на о гне н ия бог, т. е. на огнена см ърт, а к о н а р у ш и кл етвата си» 8‘. О дна ко в плане тем ы наш его исследования ум естно привести данны е, подтвер­ ж д а ю щ и е преемственность в области обож ествления о гня у чуваш ей от бол гаро-суварских предков. В этнограФиче-~ ско и литературе о ч у в а ш а х этот вопрос п о л у ч и л освещение в работе со ветских и сто ри ко в А. Б. Б улатова и В. Д. Д и м и т ­ риева. В своем исследовании они обратили вни м ани е на описание Моисеем К а га н к а т в а ц и к у л ь т а о гн я у с ув а р ски х племен В его «И стории агван» есть у ка за н и е о том, что сувары по чи та л и бога К у а р, ко то р ы й производил «и скр ы гр о м о н о сн ы х м ол ни й и эф ирные о гн и. К о гд а м о л н и я пора­ ж а л а человека и л и д ругое вещество, они п р ин осил и ем у жертвы » 82.

Далее у п о м я н у ты е авторы в тезисной форме приводят соответству ю щ ие параллели этом у к у л ь т у и з р е л и ги о зн ы х верований ч у в а ш е й : «С уварском у б огу м ол ни и и громя К у а р у соответствует ч у в а ш с к и й бог А слати типа, (от осла атте « в е л и к и й ^ с т а р ш и й отец», «дед»). У древних ч у в а ш е й.

этот бог п о чи та л ся к а к один из с а м ы х м о гущ е ств е нн ы х богов. Н ас привл екает полное совпадение с у в а р ско го слова К у а р с ч у в а ш с к и м словом к в а р «горящ ие у г о л ь я », «огонь».

5десь м ы имеем д о ка за тельство я зы ко в о й общ ности суваров и чуваш ей» 83.

П о ч и та н и е о гн я и м о л н и и было распространено и у п л ж с к и х болгар, об этн ическом родстве к о то р ы х с суварам и м ы у ж е говорили. В р е л и ги о зн ы х представлениях бол гар 8 В. Б е ш е в л и е в. Няколко бележки към българската история, стр. 25.

82 «История агван Моисея К аганкатваци», стр. 193.

83 А. Б. Б у л а т о в, В. Д. Д и м и т р и е в. Параллели в верованиях древних суваров и чувашей. «Ученые записки» Научно-исследователь­ ского института языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров Чувашской АССР, вып. X X I, Чебоксары, 1962, стр. 233.

м ол ни я вы ступа л а к а к караю щ ее божество, о чем весьма я р ко рассказал а рабский п утеш е стве нн ик А хм е д ибн Ф а д л а н : «Я не видел [нигде] большего кол ичества м олний, чем в и х стране. Если м о л н и я уд а р и т в дом, то они не п р и ­ бл и ж а ю тся к не м у и оставл яю т его т а ки м, к а к и м он есть, и [та кж е ] все, что в нем [н а х о д и тс я ],— человека и и м ущ е ­ ство и все прочее,— п о ка не у н и ч т о ж и т его время. И они го в о р я т: «Это дом [тех], на ко то р ы х л е ж и т гнев» 84.


А н а л о ги ч н ы е поверья бы л и ш и р о ко распространены сре­ ди т ю р к с к и х народов П о в о л ж ь я. Н априм ер, ч у в а ш и в п р о ш ­ лом верили, что бог будто бы преследует гро м ом и м олнией чертей и п р о ч у ю н е чи с ту ю сил у, убивает и х гром овы м и к а м н я м и — стрелами, а черти, спасаясь от преследования бога, влетаю т в п е ч н у ю тр уб у, п р я ч у тс я в деревьях и ли в волосах человека. Н о бог на стигает и х везде и, ж е л а я поразить чертей, м олнией п о д ж и га е т дома, п о раж ает де­ ревья, убивает людей. П о этом у во врем я гр о зы суеверные лю ди п р и н и м а л и ряд пр ед о хра ни те л ьн ы х м ер: за кр ы ва л и тр убы, о кн а и двери, не сни м а л и головны е уборы, избегали стоять под деревьями, сидеть у о кн а и пр. 85. У чуваш ей, к а к и у в о л ж с к и х болгар, дом, в ко то р ы й ударила м олния, считался не пр и го д н ы м для ж и л ь я, ибо в нем «черти н а х о ­ дили себе убеж ищ е».

Вера в к а р а ю щ у ю си л у м ол нии и гр о м а на ш ла в ы р а ж е ­ ние в м а ги ч е с к и х з а кл и н а н и я х. Т а к, наприм ер, в словесны х ф орм улах з а кл и н а н и й нередко встречается угроза-обращ е­ ние к м а ги ч е с ко й силе гр о м а : «Ы р у я р ада аптр на!»

(« П усть его разразит гр о м в совсем ведренную п о го д у!» ), «Ада апм ан п уд н а » («Ч то бы тебя гр ом ом поразило») и т. п. 86.

О пираясь на сообщ ения в и з а н т и й с ки х авторов об обряде к л я т в ы у д ревних болгар на Д унае, В. Бешевлиев пр и хо д и т к вы воду, что во второй ч а сти д анного обряда централь­ ное место отводилось ж ертвопринош ению, ж и в о т н ы х, а в к а ­ честве основной ж е р тв ы ф игурировал а собака. Здесь ж е он 84 А. П. К о в а л е в о к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путе шествии на Волгу в 921— 922 гг., стр. 137.

f5 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I, стр. 173.

86 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. И стр. 118, 123.

р аскры вает см ысл этого ж е р тв о п р и н о ш е н и я : «П ървоначал ното значение на пр инасянето в ж е р тв а к у ч е та е било приобщ аването и л и още по-добре създаването на м а ги ч е ска та в р ъ зка м е ж д у този, ко й то се къ л н е, и за кл а н о то к у ч е чрез кр ъ в та ка то седалище на ж и в о ти н с к а та свръхестествена сила» 87. П р и этом В. Бешевлиев ссылается на у ка за н и е Теоф илакта О хр и д ско го о рел и ги о зно -м а гиче ском п о ч и та ­ н и и собаки д у н а й с к и м и болгарам и 88.

И м ею тся м ного числ е н ны е свидетельства того, ч то ре­ л и ги озн о-м аги ческое по чи та н и е собаки восходит к древним эпохам ж и з н и т ю р к с к и х племен. В ста р и н н ы х к и т а й с к и х и с т о ч н и к а х не раз встречается у ка за н и е о пр и н о ш е н и и в ж е р тв у собак во время р е л и ги о зн ы х церем оний древни х тю р о к. Н апр им е р, пр и о писании похоронны х обрядов ухуа н ьц е в отмечается, что «берут од ну о тко р м л е н н ую со­ б а ку и ведут ее на цветном с н у р к е ;

т а к ж е берут лош адь, на ко то р о й п о к о й н и к ездил, его одеяние и вещи и все это с о ж и га ю т, и несут за гробом для п р е по р учен ия собаке, ч т о ­ бы она охра н ял а д у ш у ум ерш его до го р ы Ч и-ш ань» 89.

В о л ж с ки е болгары п р и п и сы ва л и собаке способность предвещ ать благополучие в ж и з н и : «Я видел,— утв ерж д ал А хм ед и б н-Ф ад л а н,— ч то они (т. е. в о л ж с ки е б олгары.— П. Д.) счи та ю т очень хо р о ш и м предзнам енованием для себя завы вание собак, рад ую тся ем у и го во р я т о годе изобилия, благословения и б л а го по л учи я» 90. У н и х ж е сущ ествовало представление, что собака м о ж е т п р о го н я ть н е чи стую сил у и беречь ж и л ы е с о о р уж е н и я от пр о н и кн о в е н и я зл ы х духов.

С последним и поверьям и связан обы чай в о л ж с к и х болгар зары вать соба ку под угл о м дома и л и под валов! оборони­ те л ьн ы х со о р уж е ни й. Этот обы чай отмечен археологам и в процессе и зу ч е н и я м н о ги х п а м я тн и ко в, относя щ ихся к эпо­ хе В о л ж с ко й Б ол гар и и, заф иксирова н он, наприм ер, и в х о ­ де р а с к о п ки Т и га ш е в с ко го городищ а и д р у ги х б о л га р ски х 87 В. Б е ш е в л и е в. Няколко бележки към българската история, стр. 26.

88 Там же.

89 Н. Я. Б и ч у р и н (И а к и н ф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древнейшие времена. Т. 1, Изд-во А Н СССР, М.— Л., 1950, стр. 143— 144.

90 А. П. К о в а л е в с к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921— 922 гг., стр. 135.

поселений на территории Ч у в а ш и и 91. В ходе р а ско п о к бол­ г а р с к и х п а м я тн и ко в нередко о б н а р у ж и в а ю т ам улеты, и зо ­ браж аю щ ие соб аку. С удя по ар хео л о ги чески м н а хо д ка м в Саркеле,— пиш е т С. А. П летнева,— собака была основны м ж е р тв е н н ы м ж и в о т н ы м 92. Она ж е отмечает ш ирокое распро­ странение и зо б р а ж е ни й со б а ки — ам улетов— в пределах Х а ­ за р ско го к а г а н а т а 93.

Этнограф Г. В. Ю супов привод ит интересные ф акты кул ь то в о го п о ч и та н и я собаки к а з а н с к и м и та тар ам и (н а п р и ­ мер, крещ ены е татары на н а р д у га н гад ал и по лаю со б а к;

сохранилась та та р с ка я легенда о том, ч то п р и за кл а д ке К а з а н и в основание города была зары та ж и в а я собака и т. д.) 94.

Следы р ел и ги о зно -м а гического п о ч и та н и я собаки сохра­ нились и в ч у в а ш с к и х верованиях. Поверье о том, что п о ­ к о й н и к и во время п о м и н а н и я и х я в л я ю тся н а п о м и н к и на собачьих м ордах, заставляет д ум ать, что в более отдален­ н у ю э п о х у ч у в а ш и во время похорон, по д ре в нетю ркско м у обы чаю, пр и н о си л и в ж е р тв у с о б а к 95. П о д о х р и сти а н ски м р е л и ги о зн ы м верованиям чува ш ей, д у ш и п о ко й н и к о в во время соверш ения п о м и н о к вход ят в собак и все, что п о ж и ­ рается этим и ж и в о тн ы м и, поедается, собственно, усо п ш и ­ м и. О писы вая р е л и ги озны й бы т чуваш ей середины X I X ве­ к а, этнограф В. А. Сбоев свидетельствует, ч то собаки во время ч у в а ш с к и х п о м и н о к не п р и ко с н о в е н н ы : «ни один ч у в аш енин не осмелится отогн ать от м о ги л ы собаку, отнять у нее л а ко м ы й к у с о к и л и уд арить ее, х о тя бы она очень невеж ливо стала рвать хлеб и л и м ясо из его р у к » ;

бросая и м к у с к и от р а зн ы х яств п о м и нал ьн о го стола, обращ ались к н и м к а к к своим у со п ш и м родичам со словами «ешь, пей, б а тю ш ка, и л и м а ту ш ка, и л и братец, и л и сестрица» и т. п.» 9й.

Бы товало поверье, ч то если собаки и к о ш к и в доме не ж и ­ 9 См. А. П. С м и р н о в. Железный век Чувашского Поволжья.

«Материалы и исследования по археологии СССР», № 95, Изд-во А Н СССР, М., 1961, стр. 144, 145, 167.

92 С. А. П л е т н е в а. От кочевий к городам, стр. 97.

93 Там же, стр. 172.

94 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья». Изд-во «Н аука», М., 1967, стр. 353.

95 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV, стр. 300.

96 В. С б о е в. Исследования об инородцах Казанской губернии. К а ­ зань, 1856, стр. 136— 137, вут, то это предвещает человеку м учение 97. В этнограф и­ ч е с ки х о п и са н и я х прош л ого столетия им ею тся сведения об обычае ч у в а ш с к и х кр е стья н кл а с ть под ф ундамент нового дома т р у п собаки в качестве оберега от не чистой силы.

П оч и та н и е собаки, к а к ж и в о тн о го, способного вы лечивать больные члены тела, войти в та и н ств е н н ую связь с бож е­ ствам и и о хр а н ять человека от на пад ения з л ы х духов от­ разилось и в ч у в а ш с ко й по говорке «Йыттн тулаш таса м а р та, ш таса» («Внеш ность собаки не чиста, но в н у т­ ренность (душ а) её чи ста » )98.

Среди произведений устн о по эти че ско го творчества ч ув а ­ шей и д у н а й с к и х болгар и м ею тся с ка за н и я, в к о то р ы х даны разъяснения п р и ч и н п о ч и та н и я собаки. Б о л га р ска я легенда «Защо е м ъ н е ч о к кл асо на ж и то то » гл асит, что в ста рин у хлебные кол осья были от сам ого к о р н я и до верш ины, но од­ н а ж д ы ж е н щ и н а, уби ра вш а я хлеб, осквернила его, обтерев кол осьям и обмаравш егося ребенка. Р ассерж енны й бог за я­ в и л : «Ведь она осквернила хлеб, ко то р ы й и м я дал. Вот от­ беру колос, и м оставлю л и ш ь солому, а с нее нечего брать».

И бог стал и спол н ять свою у гр о зу, а собака, увидев, к а к исчезает колос, попросила бога оставить для нее х о тя бы м а л е н ь ки й ко л о со к. И бог оставил собаке м а л е н ь ки й колос, а м ы, гово р ится в легенде, едим хлеб, ко то р ы й предназна­ чен собаке ".

В ч у в а ш с ко м варианте этого с ка за н и я говор ится, что к о ­ гд а бог давал чел овеку р о ж ь, колос шел от самого ко р н я.

Н о человек на вопрос бога, н у ж е н ли ем у хлеб, ответил от­ рицательно. Т огд а бог стал постепенно у ко р а ч и в а ть колос, а человек на его вопросы все отвечал о тказом. К о гд а колос стал совсем у ж е к о р о т ки м, а человек о п я ть -та ки собирался отказы ваться, залаяла собака — и бог оставил для нее не­ больш ой колос ш0.

Разумеется, п р и ч и н ы п о ч и та н и я собаки связаны с в а ж ­ ной ролью ее к а к верного п о м о щ н и ка человека на охоте,, к а к сто рож а его стад.

97 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV, стр. 304.


98 М. П. П е т р о в. О происхождении чуваш, стр. 40.

99 «Българско народно творчество». Т. X I, «Народни предания и легенди», София, 1963, стр. 261, 480— 481.

1 0 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. IV, Чебок­, сары, 1929, стр. 302— 303.

И з сорок первого вопроса, заданного болгарам и главе р и м ско -ка то л и ч е с ко й ц ер кви, видно, ч то среди н и х были еще пр и в е р ж е н ц ы древней ре л и ги и — и д о л о п о кл о н н и ки (« Ч то делать с теми, котор ы е не перестаю т ж ертвовать и кл а н я ть с я и д ол ам ?»)101. П о кл о н ени е протоболгар идолам — и зо б р а ж е н и ям я з ы ч е с к и х божеств — засвидетельствовано в ряде и сто ч н и ко в. Известно, что некоторы е болгарские х а ­ н ы еще в э п о х у пребы вания болгар на Северном К а в ка зе пы тал и сь л и кв ид ир ов ать «язычество» и ввести среди своего народа христианство. В 528 го д у в о ж д ь сою за б о л га р ски х племен Грод после п р и н я т и я и м кре щ ен ия распорядился расплавить серебряные и железны е идолы и обменял и х в г. Боспоре на серебряные в и за н ти й с ки е монеты.

О п о ч и та н и и идолов древним и тю р ко я з ы ч н ы м и племе­ на м и говор ится и в «И стории агван» М оисея К а га н к а т в а ц и.

Э ти сведения и зл о ж е н ы в о п иса н ии м иссии ал бан ско го епи­ с ко п а И сра ила к савирам ( V I I I в.), э тн и ч е с ки родственны м с д р у ги м и бо л га р ски м и племенам и. С л уж и те л и к у л ь т а са в и р, по словам И сраила, го в о р и л и : «Вся страна наш а по кл он ял ась... и по л учал а благие дары от идолов, к а п и щ и от п о кл о н я е м ы х деревьев...»102. В результате м иссионер­ ско й деятельности е пископа И сраила к н я з ь савиров А л п И литвер и его пр и б л и ж е н н ы е п р и н я л и христианство, что, в свою очередь, привело к борьбе за л и кв и д а ц и ю к у л ь то в ы х центров и обрядов старой веры. Х р и с ти а н с ки е м иссионеры р а зр уш и л и ка п и щ а, срубили свящ енны е рощ и, с о ж гл и на ко стр а х сл уж и те л е й ку л ь та, а взамен и х на са ж д а л и к у л ь ­ т ы хр и с ти а н с ко й церкви.

И среди в о л ж с к и х болгар до ш и р о ко го распространения ислам а бытовал обы чай п о кл о н е н и я идолам. А рхеол о г К. А. С мирнов, исследуя на археологическом материале вопрос о б о л га р ски х св я ти л и щ а х — ж е р тв е н н и ка х, считает в о зм о ж н ы м описание к у л ь то в ы х соо р уж е н и й русов, данное в «З аписках» И бн-Ф адлана, отнести и к болгарам !03. В сооб­ Ю «Отговорите на папа Николай I по допитванията на бълга рите».

1 2 «История агван Моисея К аганкатваци», стр. 200— 202, 206.

Ш I1 3 К. А. С м и р н о в. Святилище в урочище Ага-Базар. В кн.

«Материалы и исследования по археологии СССР», № 61, «Труды К у й ­ бышевской археологической экспедиции», т. II, М., 1958, стр. 456.

щ ении этого путе ш е ственн ика говорится, что жертвенное место состояло и з в о ткн у т о го в землю бревна, «у котор ого [имеется] лицо, по хо ж е е на лицо человека, а в о к р у г него м аленькие и зо б ра ж е ни я, а позади э ти х и зоб р аж ени й д л и н ­ ны е бревна, в о ткн у ты е в землю ». Н а это святилищ е, к а к свобщает И б н -Ф а д л а н, п о кл о н я ю щ и й с я приводит для ж е р т ­ вы идолам «некоторое числ о овец и л и рогато го скота, уби ­ вает и х, раздает часть м яса, а оставшееся несет и оставляет м е ж д у тем больш им бревном и сто ящ и м и в о к р у г него м ал еньким и и вешает головы рогато го ско та и ли овец на это в откнутое [сзади] в землю дерево» 104.

За последние год ы археологам и исследован ряд святи­ л и щ в о л ж с к и х болгар, о тно ся щ ихся к д о м усул ь м а н ско м у периоду. Н априм ер, исследования, проведенные на Ш ол о ме, А га-Б азаре, Бабьем Б угр е (К у й б ы ш е в с к и й район Т атар­ с ко й АССР), Х ул а ш е (Т е тю ш с ки й район Т а та р ско й АССР), Т игаш ево (Б аты ре в ский район Ч у в а ш с к о й АССР), дали весьма це н ны й м атериал для и зу ч е н и я р и туал а ж е р тв о п р и ­ но ш ени й в о л ж с к и х б о л га р 105. З а сл уж и ва е т в н и м а н и я тот ф акт, что на всех св я ти л и щ а х имелись деревянные строе­ н и я, в к о то р ы х на ход ил и сь и зо б р а ж е н и я богов — идолы.

Свидетельства пи сь м е н н ы х и а р х е о л о ги ч е ски х и с то ч н и ­ ко в о по кл о н е н и и б о л га р с ки х племен идолам по д тв е р ж ­ дается и л и н гв и с ти ч е с ки м и д ан ны м и. Я зы ковед ы у тв е р ж ­ дают, что слово «кап» в я з ы ке д у н а й с к и х болгар ведет свое происхо ж д е ни е от древнеболгарского кеп, означавш его идол, статуя, ка р ти н а. П р и этом они ссы лаю тся на данны е ч у в а ш с ко го и ве нгерского я з ы к о в : в ч у в а ш с ко м я зы ке слово «кап» означает ф и гу р у, ф орму, ко р п у с, в неш ний вид, а в венгерском я з ы ке «кепъ »— ста туя, ка р ти н а, отраж ение, лнцо, образ. Это слово на сто л ько пр очн о вошло в я з ы ко в ы й обиход д у н а й с к и х болгар, что оно оказалось использован­ ны м и пр и переводах с гре ческого я з ы к а слова «икона» на болгаро-славянский л и те р а тур н ы й я з ы к. В зна ч е ни и идол, изображ ение слово ка п ь вошло в словарны й состав древне­ 1 4 А. П. К о в а л е в с к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путе­, шествии на Волгу в 921— 922 гг., стр. 142— 143.

1 5 См., например, А. П. С м и р н о в. Железный век Чувашского Поволжья, стр. 141, 142, 145;

«Труды Куйбышевской археологической экспедиции», т. I I, М., 1958.

р у с с ко го я з ы к а 106. От этого ж е слова ведут свое п р о и с х о ж ­ дение болгарское и древнерусское «капищ е» в зна ч е ни и я зы ч е ско го храм а-святил и щ а, где стояли идолы.

Детальное этнограф ическое изуче ни е и зо б р а ж е ни й я з ы ­ ч е с к и х божеств в о л ж с к и х и д у н а й с к и х болгар весьма за­ труднено из-за отсутствия эти х и зв а я н и й на территории и х обитаний. П исьм енны е и с т о ч н и к и и данны е археологиче­ с к и х исследований п о ка зы в а ю т, что кул ь то в ы е и зв а я н и я на св я ти л и щ а х в о л ж с к и х болгар были изготовлены из дере­ ва, и дош едшие до нас э кзе м п л я р ы очень пл охой сохран­ ности. К аза л о сь бы, в эту проблем у внесут ясность н а х о д ки к а м е н н ы х и зв а я н и й пр и с. Златна Н ива (бывш. с. Е ндж е) в Ш у м е н с ко м о кр у ге, недалеко от П л и с к и — древней столи­ ц ы Д у н а й с к о й Б ол гарии. Б о л га р с ки й у ч е н ы й Н. М авроди нов и в енге рский археолог Г. Ф ехер считаю т, что кам енны е «бабы» и з района П л и с к и пр и н а д л е ж а т древним болгарам и для доказательства своих тезисов ссы лаю тся на сходство деталей одеж ды, го л о в н ы х уборов и п р и ч е с ки на и зв а я н и я х и на и зо б р а ж е н и я х болгар в м и н и а тю р а х « Х р о н и к и М анас сии» и т. д.107. Н екоторы е советские археологи оспариваю т правильность этого вывода и с кл о н н ы э тн и ч е с ку ю пр ин ад ­ леж ность к а м е н н ы х и зв а я н и й и з района А б о б а -П л и ски п р и ­ писы вать п о л о в ц а м -кы п ч а ка м 108.

Не вдаваясь п о ка в детали спора по вопросу об этниче­ ско й пр и н а д л е ж н о сти к а м е н н ы х и зв а я н и й с территории Д у ­ н а й с ко й Б ол гар и и, считаем, ч то для вы ясн ени я данной проблемы нем аловаж ное значение им ею т позднейш ие этно­ граф ические материалы с территории В о л го -К а м ья и П оду навья. Ц енность па раллельного испол ьзования д а н н ы х архео­ л о ги и и этнограф ии для освещ ения вопроса о ка м е н н ы х 1 0 См. Н. И. А ш м а р и н. Болгары и чуваши, стр. 113;

16 Геза Ф е х е р. Културата на прабългарите. София, 1929, стр. 59— 69;

Е м и л Б о е в. За предтурското тюркско влияние в българския език — още няколко прабългарски думи. «Български език», год. X V, 1965, кн. 1, стр. 3 — 17.

1 7 См. Н. М а в р о д и н о в.

0 Старобългарското изкуство. София, 1959, стр. 14;

Г е з а Ф е х е р. Ролята и културата на прабългарите.

Значението на прабългарската и старомаджарската култура в из граждането на цивилизацията на Източна Европа. София, 1940, стр. 152.

1 8 См. Г. А. Ф е д о р о в-Д а в ы д о в. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. Археологические памятники.

Изд-во М Г У, 1966, гл. IV.

«бабах», на на ш взгл яд, убедительно д оказана в работе Т. С. П а ссе к и Б. А. Л а т ы н и н а 109.

В исследовании Т. С. П ассе к и Б. А. Л а т ы н и н а наиболее интересны м является ф а кт установления параллелей м е ж д у на дгроб ны м и п а м я т н и к а м и чува ш е й и д у н а й с к и х болгар.

Д л я сравнения авторам и привлечены м атериалы с ч у в а ш ­ с к и х я з ы ч е с к и х кл а д б и щ и д ревних кл а д б и щ д у н а й с ки х болгар района Р ус е н с ки й Л о м по. К а к ч ув а ш с ки е на д гроб­ ны е п а м я т н и к и, т а к и б ол гарские в основе своей являю тся антропом орф ичны м и, отм ечаю т исследователи. А нтро­ поморф изм э ти х п а м я тн и ко в по д черкивается и х формой, изображ ением человеческого л ица, а т а к ж е деталям и гол ов­ но го убора и ко стю м а. Более ч е тко антропоморф ичны е черты в ы р а ж е н ы на ж е н с к и х н а д гр о б н ы х п а м я т н и к а х.

Н априм ер, на ч у в а ш с к и х ж е н с к и х «юпа», по м и м о тр е уго л ь ­ н о й в ы е м ки у верхнего основания (сим волическое и зображ е­ ние ли ца усопш ей), вырезались гл аза, нос, рот и изображ е­ н и я гол овного полотенца «сурпана», ж е н с к и х н а гр у д н ы х у кр а ш е н и й «сурпан да кки» и л и д евичьих н а ш е й н ы х у к р а ­ ш е ний «мй д ы ххи », на н е ко то р ы х экзе м п л я р а х нанесен и д евичий гол овной убор «тухъя».

С. И. Р уд ен ко, детально и з у ч и в ш и й надгроб ны е п а м я т н и к и ч у в а ш е й -я зы ч н и ко в, утверж дает, что эти ко н ту р н ы е и зо б р а ж е ни я д о л ж н ы были п о д ч е р кн уть п р и н ад л е ж н о сть «юпа» з а м у ж н е й ж е н щ и н е и л и д е в у ш к е 111. Н а б о л га р с ки х ж е н с к и х на д гр о б и я х им е­ лись те ж е элем енты : на лицевой стороне вы резаны глаза, брови, рот и нос, ч а с ти ч н о отмечены детали гол овного убора в форме п о в я з к и и л и специального « ко ко ш н и ка » с подвес­ к а м и. «Если стать на т о ч к у зрения ч у в а ш с ко -б о л га р с ки х связей, эти параллели б уд ут означать не то л ько ти п о л о ги ­ ч е ски связанны е ф а кты, но и яв я тся звеньям и одного гене­ ти ч е с ко го рода»,112— утв е р ж д а ю т Т. С. П ассе к и Б. А. Л а ­ ты н и н.

109 См. Б. А. Л а т ы н и н и Т. С. П а с с е к. Sur la guestion de kamennye baby. ESA, IV Г. II. Les Joba Tschuvaches, Helsinki.

110 Болгарский материал авторами заимствован у археолога К. Ш к о р п и л а.

11 С. Р у д е н к о. Чувашские надгробные памятники. «Материалы по этнографии России», т. 1, СПб., 1910, стр. 87.

112 Б. А. Л а т ы н и н и Т. С. П а с с е к. Sur la guestion de kamennye baby.

А н а л и з и р у я ф ормы на д гр о б ны х п а м я тн и ко в у чуваш ей и д у н а й с к и х болгар, исследователи отмечали и сущ ествен­ ны е о тл и ч и я в ф ормах м у ж с к и х и ж е н с к и х надгробий. Ч е ш ­ с к и й уч е н ы й К. Ш к о р п и л, специалист в области и зу ч е н и я архе о л о ги ч е ски х п а м я тн и ко в П ервого Б о л га р с ко го царства, и зу ч и в болгарские надгробны е п а м я т н и к и на д ревних кл а д ­ бищ ах района р е ки Р ус е н с ки й Л о м, установил, что столбы надгроб ия на м у ж с к и х м о ги л а х о тл ичаю тся от столбов с ж е н с к и х м о ги л : ве рхня я часть пе рвы х расш ирена и имеет две лицевые стороны, н а п о м и н а я тр апецию, а в е р хуш ка ж е н с к и х столбов за кр у гл е н а. П р и этом К. Ш к о р п и л считал, что эти п а м я т н и к и были со о р уж е н ы задолго до установле­ н и я в Б о л га р и и ту р е ц ко го владычества.

Н адгробны е столбы — «юпа» на кл а д б и щ а х некрещ ены х чуваш ей т а к ж е им ею т р азл ичны е варианты. В этнограф и­ ч е с к и х о п и с а н и я х ука зы ва е тся, ч то верш ины «юпа» на м у ж с к и х м о ги л а х делались н е ско л ь ко заостренны м и, что дол ж но было и зо б р а ж а ть ш а п к у, а верх ж е н с к и х «юпа в больш инстве случаев был за кр у гл е н.

В о зм о ж н о, что некоторы е элементы оф ормления нам о­ ги л ь н ы х п а м я тн и ко в у соврем енны х д у н а й с к и х болгар я в ­ л я ю тся п е р е ж и тка м и более древних тр а д и ц и й. В обстоятель­ но й статье С. Д. П опова, посвящ енной ре л и ги озны м веро­ в ани ям и обрядам б ол гар-капанцев с. Осенец Р а згр а д ско го о к р у га, имеется ука за н и е, что в недавнем прош лом на зад­ ней стороне на дгробного п а м я т н и к а вы далбливали изобра­ ж е н и я тех и нструм ентов, ко то р ы м и пользовались ум ерш ие пр и ж и з н и : у земледельца — п л у г, у по р тн о го — н о ж н и ц ы и т. д. Н а н а ш взгляд, за сл уж и ва е т в н и м а н и я и следую щ ий ф акт, отм еченны й С. Д. П о п о в ы м : к а м н и — п а м я т н и к и на м у ж с к и х м о ги л а х,— пи ш е т о н,— в верхней ч асти им ею т заостренную ф орму, а на ж е н с к и х м о ги л а х сооруж ал ись п а м я т н и к и п о л у кр у гл о й ф ормы ш.

Судя по сообщ ениям б о л га р с ки х исследователей, ста рин­ ны е на дгроб ия с элементами антропом орф изм а встречаю тся на значител ьной части территории современной Б олгарии.

Б о л га р с ки й м узы ко ве д С тоян Петров, б уд уч и в январе * 1 С. Д. П о п о в. Верования, обичаи и религиозни обряди. В сб.

статей «100 годишнината на църквата св. апостоли Петър и Павел и училището с. Осенец Разградско. 1836— 1936», стр. 260.

1969 года в С оветской Ч у в а ш и и, о зн а ко м и л ся с ф о то ко пи я­ м и н а д гр о б н ы х п а м я тн и ко в «юпа» н е кре щ е ны х чуваш ей и любезно сообщил нам, что а н а л оги чны е п а м я т н и к и он встре­ ч ал и на с та р и н н ы х кл а д б и щ а х ю ж н ы х и северо-западных областей Д у н а й с к о й Б ол га ри и. В частности, он у ка зы ва л, что те на д гро б ия, кото р ы е он заф иксировал в районе селе­ н и й Големо М алов, М ало М алов, Д р а го м а н, А л д ом и ровц и и д р у ги х населенны х п у н к т о в северо-западной части Б ол­ га р и и, по сущ еству не им ею т н и к а к о й р а зн и ц ы от ч у в а ш ­ с к и х «юпа» (высота и х, прим ерно, от 60 до 90 см, а ш и р и н а в верхней з а кр у гл е н н о й части — от 25 до 60 см).

В связи с разбором зна ч е ни я и зо б р а ж е н и й на ч у в а ш ­ с к и х н а м о ги л ь н ы х п а м я т н и к а х следует обратить вним ание и на то, ч то в н е ко то р ы х р а й о н а х Ч у в а ш и и на «юпа» на но­ сились т а м ги — родовые з н а к и. У ка з а н и е на этот ф акт имеется в работе К. М и л ь ко в и ч а, автора X V I I I столетия.

Ч у в а ш и на своих кл а д б и щ а х, писал он, «ставят столб, в ы ш и н о ю в рост человека, и делают на столбе, о тступ я от верху его на четверть, прод о л го ватую ж е л о б и н у до самой м о ги л ы. И н ы е ж е к л а д у т на м о ги л а х к а м н и и во время пом иновения ставят на н и х з а ж ж е н н ы е с в е ч ки ;

на си х к а м н я х они и зсе ка ю т некоторы е з н а к и, назы ваем ы е и м и тур а, означаю щ ие к а к ум ерш его, т а к и его родственников, чтобы и х п о то м ки м о гл и знать, к т о та ко й и чей родствен­ н и к схоронен» ш.

О бы чай вырезать родовые з н а к и — тум х а — на на м о­ ги л ь н ы х сто л б а х -п а м я тн и ка х бытовал и в более поздню ю э п о ху. В частности, сведения об этом м ы п о л уча л и во время этн огр аф ических поездок в ю ж н ы е районы Ч у в а ш с ко й АС С Р. В селениях н е кр е щ ены х ч у в а ш е й -я зы ч н и ко в с та р и ки, сообщая об этом обычае, вспо м и на л и свои родовые т у м х а и давали и х изоб ра ж ени я.

С уверенностью м о ж н о утве рж д ать, что обы чай наносить родовые з н а к и на н а м о ги л ь н ы х п а м я т н и к а х, о р уд и я х п р о и з­ водства, бы товы х предм етах и т. п. тю р кс к и е народы П о ­ в о л ж ь я унаследовали от своих пр ед ков — в о л ж с к и х болгар.

В н а у ч н о й литературе, посвящ енной и зу ч е н и ю эпиграф и­ ч е с к и х п а м я тн и ко в в о л ж с к и х болгар, отмечается и д е н ти ч ­ 1 4 «О чувашах. Этнографический 1 очерк неизвестного автора X V I I I столетия», стр. 15.

ность та м г чува ш ей и к а з а н с к и х та тар с н а че р та н и ям и зн а ­ к о в древнеболгарской письм енности, а т а к ж е с пи сьм енны ­ м и з н а ка м и о рхоно-енисейских тю р о к 115. Это полож ение подтверж дается сравнением ч у в а ш с к и х и та т а р с к и х та м г с орхоно-енисейским и, в е нгер ским и и б о л га р ски м и р ун и ч е ­ с к и м и зн а ка м и. А н а л о ги ч н ы е письм енны е з н а к и обнару­ ж е н ы на к а м н я х, ке р а м и ч е с ки х и зд е л и ях с территории П л и с к и, М адары, Преславля (Д у н а й с к а я Б ол га ри я). У чен ы е специалисты в области восточной э п и гр а ф и ки на основе и зу ч е н и я ш и р о ко го к р у г а и с то ч н и ко в д о ка зы в а ю т сущ ество­ вание письм енности у протоболгар. В последую щ ем эта письм енность постепенно исче зл а: в В о л ж с ко й Б о л га р и и в связи с пр и н яти е м ислам а (X в.) появляется арабская п и сь ­ м енность, а в Д у н а й с к о й Б ол гар и и в ко н ц е I X в. оф ициаль­ н ы м пи сьм енны м я з ы ко м становится с л а в я н с ки й я з ы к бол­ г а р с к и х славян. Н овая письм енность в первую очередь рас­ пространилась в среде феодальной зна ти, а народны е массы по тр а д и ц и и п р о д ол ж а л и пользоваться древнеболгарской письм енностью еще в течение ряда столетий, ч то и способ­ ствовало сохранению рел иктов древней письм енности вплоть до н а ш и х дней. Р е л и кты р у н и ч е с ко го письм а древних тю р о к следует и с ка т ь не то л ь ко в та м га х, но и в у зорах в ы ш и в о к народов П о в о л ж ь я и д у н а й с к и х болгар. В с та р и н н ы х экзем ­ п л я р а х в ы ш и ты х изделий, в особенности свадебны х н а р я ­ дов, встречается больш инство зн а ко в р у н и ч е с ко го письм а т ю р к с к и х племен. Сравнительное изуче ни е э п и гр а ф и ч е ски х п а м я тн и ко в с те рритории П о в о л ж ь я и Д у н а й с к о й Б ол гари и с целью вы яснения генезиса и р а зви ти я пр отобол гарской письм енно сти то л ько на чинается. Н ет сом нения, что пр и ш и р о ко м привл ечении богатейш его этногр аф ического м ате­ риала его результаты б уд ут еще более пл одотворны м и.

В погреб ал ьны х обрядах древних болгар обращает на себя вни м а н ие посвящ ение к о н я п о ко й н о м у. Вопрос о вре­ м ени возн и кн о в е н и я этого обряда у д ревнеболгарских пле­ мен п о ка детально не и зуч е н. С оветский этнограф Б. А. К а ­ лоев утверж дает, что среди т ю р к с к и х народов погребения с конем по явил ись под влиянием скиф о -са рм а тских и 1 5 В. Ф. К а х о в с к и й.

,1 Происхождение чувашского народа, стр. 306;

Г. В. Ю с у п о в. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику.

Изд-во А Н СССР, М.— JL, 1960, стр. 43— 44;

Г е з а Ф е х е р. Културата на прабългарите, София, 1929, стр. 50.

а л а н с ки х племен и отм ечаю тся то л ько с V I века н. э. П6.

Если учесть на л ичие к у л ь т а к о н я у г у н н с к и х племен, в ча ­ стности захоронения с ко нем в и х м но го ч и с л е н н ы х к у р г а н ­ н ы х погребениях, то хр о н о л о ги ч е ска я дата возн и кн о в е н и я этого обряда среди т ю р к с к и х племен требует уто чн е н и я.

Н а территории В о л го -К а м ья к у л ь т к о н я был ш и р о ко рас­ пространен у ф и н н о -у го р с ки х племен еще задолго до п о я в ­ ления т ю р к о я з ы ч н ы х болгар. С оветский археолог проф.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.