авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«(зместо предисловия Н астоящ а я м онограф ия историка-этнограф а П. В. Д е н и ­ сова об э тн о к у л ь т у р н ы х параллелях д у н а й с к и х болгар и чува ш ей является ...»

-- [ Страница 5 ] --

М ол од е ж ны е празднества, проводим ы е в период древне­ ч у в а ш с ко го «хёр уйх» («девичий месяц»), совпадали с зем­ ледельческим п р а зд н и ко м «ине», и л и «канл вхт» (вре­ м я п о ко я от х о зя й с тв е н н ы х работ)26. Х а р а кте р н а я черта этого п р а зд н и ка — на л ож ение запрета на вы полнение раз­ л и ч н ы х сел ьско хозяйстве нны х и д о м а ш н и х работ. М ать земля в это время, к а к счита л и чу в а ш и, находилась в бе­ ременном состоянии, наступавш ем в результате и спол н ени я м а ги ч е с к и х обрядов в ходе п р е д ы д ущ и х пр а зд н и ко в — «акатуй» (буква л ьн о — «свадьба п л у га » ) и «ум р чук»

(«моление о дож де»). П о воззрениям чува ш ей, во врем я п р а зд н и ка «акатуй» происход ил а свадьба — бракосочета­ ние земли с п л у го м, во время «умр чу к» мать-земля п о ­ л уч а л а необходим ую оплод отворяю щ ую с и л у — воду. В ре­ зультате эти х обрядов земля становилась беременной и рож дала хлебные поля, что и отмечалось празднованием «ине». П о с к о л ь к у п р а зд н и к «ине» являлся олицетво­ 23 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V I I, стр. 61.

2 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I I, стр. 194.

25 А. Ф. Р и т т и х. Материалы для этнографии России. Казанская губерния, часть I I. Казань, 1870, стр. 107.

26 У некоторых групп чувашей этот праздник был известен под названием «р праник» («праздник земли») или ж е просто «уяв»

(«празднование»).

рением п о ч и та н и я земли к а к сущ ества ж е н с к о го пола, то обряды и празднества, проводим ы е в период «ине», в пр о­ ш лом соверш ались п р и а кти в н о м уч а с ти и ж е н щ и н. М оло­ д е ж н ы е п р а з д н и к и «хёр п о х х и » и свадьбы -браки, за кл ю ч а е ­ м ые в м есяц «хёр у й а х », на н а ш взгл яд, имели определен­ н у ю связь с ку л ь то м пл одородия земли, от ко то р о го до н а ­ ш его времени сохранились л и ш ь слабые о тго л о ски 27.

П р и ур о ч и в а н и е бракосочетаний к определенным ка л е н ­ д арны м датам было х а р а кте р н о и для бы та к а з а н с к и х та­ та р — т ю р к о я з ы ч н ы х соседей чува ш ей. В этнограф ической литературе им ею тся определенные у к а з а н и я на то, что сва­ дебные обряды к а з а н с к и х та та р в прош л ом были тесно свя­ заны с празднованием дж и е н а, а обрядовая сторона этого п р а зд н и ка им ела м но го общего с п р а зд н и ко м «хёр по ххи »

ч у в а ш с ко й м олодеж и. А н а л о ги и та та р с ко го п р а зд н и ка д ж и е н а и ч у в а ш с ко го «хёр по ххи » усм атри ваю тся и в сле­ д ую щ е м : они проводились, к а к правило, до н а ступл е ни я в а ж н ы х сел ьско хозяйстве нны х работ летнего сезона, моло­ д еж ны е г у л я н и я и и гр ы пр о исхо д и л и на л у га х и л и на лес­ н ы х о п у ш к а х. Т а та р с ки й советский этнограф Г. М. Х иса м утд и нов, весьма обстоятельно и зу ч а в ш и й происхож дение дж и ено в и и х значение в семейно-общественном б ы ту к а з а н ­ с к и х татар, особо подчер кивает, что «первое знаком ство м олоды х, по древнему обы чаю, д ол ж н о было завязаться и м енно во время д ж и е н а ;

хозяева считал и своим тр ад и ­ ц и о н н ы м долгом п о зн а ко м и ть м олоды х гостей с п а р н я м и и д е в уш ка м и своей деревни» 28. М усул ьм а нско е духовенство стремилось и ско р ени ть традиционное празднование дж иена, и в первую очередь подвергалось преследованию свободное общение парней и девуш ек, и х р азл ичны е и гр ы и увеселе­ н и я, к а к несовместимые с ш ариатом. Н есм отря на гонен ия ф анатиков рел и ги и, древние тр а д и ц и и д ж и е но в прочно сохранялись в бы ту к а з а н с к и х татар и, п о наблю дению т а та р с к и х этнограф ов, сущ ествовали вплоть до 30-х го 2 Волее подробно о земледельческих праздниках и обрядах чу­ вашей см. в наших работах «Религиозные верования чуваш. Истории ко-этнографические очерки» (Чебоксары, 1959) и «Тн пуланса кай ни» («Происхождение религии», на чувашском языке, Чебоксары, 1962).

2 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья». М., Изд-во «Н аука», 1967, стр. 214.

д о в 2. В статье А. Д у д к и н а, на прим ер, где описы вается празднование д ж и е н а та тар ам и К а з а н с к о го уезда в послед­ ние десятилетия пр ош л ого столетия, к а к о тл ичительная черта этого п р а зд н и ка отмечается свободное общение м о­ л о д е ж и : «Парень, н а к у п и в ш и й узел сластей, уводит свою п о д р у гу к л у гу, садится с ней на обрыве и /расточает любезности. О бы чай разрешает д евуш ке о т кр ы ть лицо своему возлю бленном у, что н и в к а к о м д р уго м месте, ни При к а к и х усл о в и я х не разреш ается ш а риатом, и, следует заметить, это запрещ ение еще до си х пор строго соблю­ дается деревней» 30.

Б л и зки е параллели ч у в а ш с к и х м о л о д е ж н ы х сборищ празднеств и та та р с ко го д ж и е н а о б н а р у ж и ва ю тся и в том, ч то они тесно связаны с бра чны м и отнош ениям и. К а к и в д ни ч у в а ш с к и х пр а зд н и ко в «ине» и «хёр п у х х и », во время празд нования та та р с ко го д ж и е н а пр оисходи л и п о ­ м ол вки, часто наблю дались п о х и щ е н и я невест, п р а к т и к о ­ вался обы чай ввода невесты в дом ж е н и х а. П о наблюде­ н и я м этнограф а Г. М. Х и са м утд и н о в а, само празднование д ж и е н а в ряде случаев назы валось килен тешеру атнасы (неделя ввода невест) и л и кодалар бэйрэме (п р а зд н и к сва­ тов), п о с ко л ь к у среди гостей большое место зани м али именно они 31. К с та т и, и пр едания о п р о и схо ж д е н и и пр азд ­ н и к а д ж и е н а содерж ат у к а з а н и я на связи с обрядом брако­ сочетания. В и сторико-этнограф ическом очерке « К а за н ски е татары » А. С перанского по д че р кн уто, что сабан является п р а зд н и ко м для м у ж ч и н, а д ж и е н установлен для ж е н щ и н.

Отметив эту о тл и ч и те л ь н ую ч е рту д ж и е на, автор очерка писал, что «по пр еданиям, начал о его пр иписы вается одно­ м у богатом у та та р и н у, им евш ем у м ного дочерей, которы е не м огл и н а й ти удобного сл учая в ы й ти з а м у ж. Тогда отец и х пр и гл а си л всех д о стойны х у в а ж е н и я ж и те л ей своей деревни на пир, устр ое нн ы й на поле, где, у го щ а я н а и л у ч ­ ш и м образом, п о ка за л гостя м своих дочерей. Д очери т а ки м образом стали известны и вскоре все вы ш л и з а м у ж. С того времени м ногие отцы еж егодно с дочерьми собирались на том месте с подобны м ж е намерением и им ели ж елаем ы й 29 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья*, стр. 307.

30 Там же, стр. 306.

3 Там же, стр. 215.

успех. Следовательно, цель д ж и е н а та, чтоб ж е н щ и н, уда­ л е н н ы х у та та р от в с я ко го общ ения с м у ж ч и н а м и, сделать и м известнее. П о этом у та та рски е д е в уш ки, собираясь на этот п р а зд н и к, н а р я ж а ю тс я и кр а ся тся т а к, чтобы свое п р и ­ гож ество по ка за ть во всем блеске» 32.

Если учесть сущ ествование у к а з а н с к и х татар и ч ув а ­ ш ей э кзо га м и и в отнош ении род ственны х сем ейны х гр у п п, то становится ясно, что проведение д ж и е н а и хёр п у х х и содействовало установлению б р а ч н ы х связей за пределами родного селения и л и ж е определенной гр у п п ы деревень, родственны х по пр о и схо ж д е ни ю. В историко-этнограф иче­ ско й литературе отмечалось, ч то для татар и чува ш ей х а ­ р а кте р н ы бы ли обы чаи, запрещ авш ие брачны е связи одно деревенцев в пределах семи по ко л е ни й. П одобные сведе­ н и я содерж атся, наприм ер, в ответах на а н ке ты В. Н. Т а ­ тищ ева (1737 г.) и в м атериалах пе реписны х к н и г третьей ревизии (1763 г. ) 33. А. А. Ф у к с в « З а п и ска х о ч ув а ш а х и черем исах К а з а н с к о й губернии» сообщ ала: «У ч ув а ш есть обы кновение брать ж е н и отдавать дочерей з а м у ж непре­ менно в д ругие деревни. Отдавать дочерей и л и ж е н и ть сыновей в своих деревнях у н и х считается грехом...» 34.

Ч у в а ш с к и й этнограф С. М. М и ха й л о в то ж е у ка зы в а л, что «чуваш и берут себе ж е н более и з д р у ги х деревень, считая за гр е х брать однодеревенскую девицу. Грех и м брать однодеревенку по том у, ч то к а ж д ы й ч у в а ш с к и й о кол од ок происход и т от одного родоначал ьника» 35.

Д л я восстановления более древнего зна чени я д ж иенов этнограф Г. М. Х и са м у тд и н о в провел специальные истори ко-этнограф ические и з ы с к а н и я, позволивш ие ем у вы д ви ­ н у т ь по л ож ение о том, ч то в далеком прош лом д ж и е н ы «составляли ко л л е кти в ы лю дей, с в я за н н ы х м е ж д у собой 32 А. С п е р а н с к и й. Казанские татары (Историко-этнографи­ ческий очерк). «Известия по Казанской епархии», № 16 от 22 апреля 1914 года, стр. 497— 498.

33 См. В. Д. Д и м и т р и е в. К вопросу о сложных общинах в Чувашии. «Ученые записки» Чувашского научно-исследователь­ ского института, вып. X X I I I. Чебоксары, 1963, стр. 213.

94 «Записки Александры Ф укс о чувашах и черемисах Казанской:

губернии». Казань, 1840, стр. 26.

36 С. М. ( М и х а й л о в. Чувашские свадьбы. «Казанские губер ские ведомости», 1852, № 43.

родственны ми уза м и, общ ностью территории и хозяйства».

Он ж е предполагает, ч то д ж и е н н ы е о к р у га сущ ествовали у ж е в Б о л га р ско м государстве и д ж и е н н ы й по р яд о к орга­ н и за ц и и населения пр иш ел в к р а й вместе с древним и т ю р к с к и м и племенам и, пр едставлявш им и то гд а кочевы е объединения 36.

Т атарски е и ч у в а ш с ки е м олодеж ны е пр аздники-увеселе­ н и я, игравш и е в а ж н у ю роль в б р а ч н ы х о тнош е ни ях, нель­ зя рассм атривать к а к явление искл ю чи тел ьно е и х а р а к т е р ­ ное л и ш ь для т ю р к с к и х народов П о в о л ж ь я. Ещ е в дорево­ л ю ц и о нн о й этногр аф ической литературе бы ли в ы ска за н ы су ж д е н и я об ан ал оги и м е ж д у е ж е го д н ы м и б р ачны м и соб­ р а н и я м и м ол од еж и (т. н. базары и л и ярмарки, невест) народов Б а л ка н с ко го полуострова и сборищ ам и м олодеж и народов В о л г о -К а м ь я 37. З на чи те л ьны й перечень ф актов, свидетельствую щ их о сущ ествовании у народов Б а л ка н ­ с ко го полуострова по д обны х базаров невест, приведен в р а ­ ботах Ф. В олкова, ко то р ы й, в частности, писал, что у к а з а ­ н и я на базары д е вуш ек и м ею тся и в б о л га р ски х пе снях, и в качестве по д тверж д ения приводил след ую щ ий те кст из собраний Вас. Ч о л а ко в а :

«Да дойдеш, Н ено, да дойдеш Н а хубаве день В еликдень Голем се събор събира,— От девет села момите Десето село — нашего» 38.

О тмечая сущ ествование у народов Б а л ка н с ко го п о л у ­ острова м о л о д е ж н ы х празд ников-сборищ, и м е в ш и х х а р а к ­ тер я р м а р ки невест, Ф. В о л ко в подметил ряд общ их эле­ ментов в проведении э ти х тр а д и ц и о н н ы х празднеств у т ю р к с к и х и с л а в я н с ки х народов. Ф. В о л ко в у удалось в ы я ­ вить в э ти х празднествах ряд а р х а и ч е с ки х черт и на осно­ ве истори ко-этногр а ф и че ско го анализа и х сделать з а кл ю ­ чение: «Это не бы ли собрания м олодеж и для одного толь­ ко врем япровож д ения и выбора д р у г д р у га для вступления 36 См. «Татары Среднего Поволжья и Приуралья», стр. 199 и 202.

37 См., например, в сводной работе L. Niederle. SJovanske starozitnosti. Prase, 1911.

38 Ф. В о л к о в. Свадебные обряды в Болгарии. «Этнографическое обозрение», 1895, № 4, стр. 53.

в брак — это были пр ям о брачны е то рж ества, ко л л е кти в ­ ны е свадьбы,— и гр и щ а эти были им енно б рачны м установ­ лением, которое заменилось потом браком и н д и ви д уа л ь ­ н ы м и в о зн и кш е й из него п а три а рхал ьной семьей» зэ. Этот в згл яд Ф. В ол кова на пр о исхож д ени е м о л о д е ж н ы х празд ­ н и ко в в последую щ ем был в оспри ня т ч е ш с ки м учены м JI. Нидерле и и зл о ж е н в его ф ундам ентальном труде «Славянские древности» 40. В сборищ ах м ол одеж и, прово­ д и в ш и хся в поле м е ж д у селениями, JI. Нидерле усм а тр и ­ вает о ста тки сущ ествовавш его в древности п р о м и скуи те та м олодеж и. О свободном в половом отнош е нии образе ж и з ­ н и м олодеж и до вступл е ни я в б р а к,— у ка зы в а л о н,— «свидетельствую т древние известия о язы ч е ско м периоде славянства и ряд ц е р ко в н ы х проповедей и запретов пер­ вого периода христианства» 41. В числе соответствую щ их прим еров JI. Н идерле пр иводил и з р у с с к и х и с л а в я н ски х л е топи сны х и с то ч н и ко в опи са н и я м о л о д е ж н ы х «и гр и щ м е ж и селъ».

Х р и с ти а н с к а я церковь, к а к видно из по сл аний и по уче ­ н и й ц е р ко в н ы х руководителей, всяче ски о суж д ал а народ ­ ны е празднества-игрищ а на лоне пр ироды, за п уги в а л а «дьявольской силой», я ко б ы устраиваю щ ей эти «сатанин­ ские» и л и «бесовские» и гр и щ а. Н априм ер, «Слово св.

И оа нна З латоуста», п р о кл и н а я эти ночны е и гр и щ а, под­ черкивает, что «ж ена на и гр и щ а х есть лю бовница сатаны и ж е н а дьявола. Ибо п л я ш у щ а я ж е н а м н о ги м м у ж а м ж е н а есть. А что м у ж и ? После п и т и я н а ч и н а ю т плясание, а по п л яса н и и на чаш а блуд твори ти с ч ю ж и м и ж е н а м и и сестра­ м и, а девицы теряю т свою невинность. П отом все они п р и ­ носят ж е ртв ы идолам...» 4 А н а л о ги ч н ы е ж е обы чаи, д о п уска вш и е более свободное отнош ение м е ж д у полам и, вероятно, бы ли ха р а кте р н ы в от­ даленном прош лом и для м о л о д е ж н ы х гу л я н и й -п р а зд н и ко в народов П о в о л ж ь я. О тгол о ски э ти х обычаев упо м и н а ю тся, наприм ер, в пи сьм е нны х сообщ ениях в о спи тан ни ко в-чува 89 Ф. В о л к о в. Свадебные обряды в Болгарии. «Этнографическое обозрение», 1895, № 4, стр. 44.

’ См* L. N i е d е г 1е. Slovanske starozitnosti.

" 4 JI. Н и д е р л е. Славянские древности. М., Изд-во иностранной литературы, 1956, стр. 190.

42 Там же.

ш ей К а з а н с к о й у ч и те л ь с ко й сем инарии п р и о писании мо­ л о д е ж н ы х сборищ -увеселений во время ч у в а ш с к и х празд ­ н и ко в сем ика и ине. М олоды е лю ди в сем ик, говорится в одном из н и х, ход ят по но чам в лес, где и п и р у ю т :

пь ю т вино и пиво, вообще сильно резвятся. Во время ине, говорится в д р уго м сообщ ении, м олодеж ь — п а р н и с деви­ цам и водят хороводы. Более то рж ественно проводятся во время ине п я тн и ц а и воскресенье, ко гд а составляю тся хороводы и до обеда (а в остальные д ни то л ько вечером), и п р од ол ж а ю тся эти и гр ы до зари. П р и о ко н ч а н и и ине бывает общее моление с ж е р т в о п р и н о ш е н и я м и 43. О днако в эти х о п и с а н и я х не д аны подробности относительно з а кл ю ч и те л ь н о й части хоровода, назы ваем ой «хёр тыт ни» — п о и м ка девуш ек. В 1948 го д у д е в у ш ки из с. Я нти кова Я л ь ч и к с к о го района (Ч у в а ш с к а я АССР) сообщ или ч у в а ш с ко м у л и тератору-ф ольклористу И. С. Т у к т а ш у ряд подробны х сведений о с та р и н н ы х молодеясных празднествах, в том числе по поводу обы чая «хёр ты тн и»

они рассказы вал и, что он пр оисход и л в ко н ц е хороводны х и гр. П о словам я н т и к о в с к и х д евуш ек, в ходе тр ад иц и онн о­ го тр о е кр а тн о го д в и ж е н и я по к р у г у, своеобразного пред­ у п р е ж д е н и я о пр е кр а щ е н и и хоровода, происходило о ж и в ­ ление среди парней. О бходя последний раз хоровод, они ки д а л и сь к своим л ю б и м ы м д е в уш ка м и, вырвав и х из к р у г а, удалялись в о б н и м к у па р а м и в уединенны е места, где и проводили время до рассвета 44.

Н ам представляется, ч то вы ш еприведенны е ф а кты еще не позволяю т видеть в у к а з а н н ы х м о л о д е ж н ы х собраниях нечто большее, чем обы кновенны е собрания м олодеж и для увеселения. У ч и ты в а я, что в хо р овод ны х гу л я н и я х сохра­ н ял ся обы чай «хёр т ы т н и », ко гд а па рни и д е в уш ки после хоровода расходятся обязательно па рам и, м о ж н о было бы говорить о п е р е ж и т к а х те х отнош е ний м е ж д у полам и, которы е были свойственны па р н о м у б р а ку. О днако та кое предполож ение находилось бы, на первы й взгл яд, в явном противоречии с твердо уста но вивш и м ся мнением о цело­ м уд рии ч у в а ш с к и х д евуш ек и ж е н щ и н. Обобщая свидетель­ 43 «Остатки языческих обрядов и религиозных верований у чуваш ».

Изд. 2, Казань, 1910, стр. 17— 19.

44 «Чувашский фольклор». Составил И. Т у к т а ш. Н а чувашском языке. Чебоксары, 1949, стр. 6 1 — 62.

ства исследователей о м орал ьно-нравственны х качествах ч у в а ш с ко го народа, Г. Н. В ол ков пиш е т, что у чува ш ей «общественное мнение считало целомудрие невесты чем-то само собой р а зу м е ю щ и м с я ;

без этого преим ущ ества н и к а ­ к и е д р уги е достоинства д е в у ш ки не пр и н и м а л и сь во в н и ­ мание» 45. Т а кое ж е твердое мнение сл ож ил ось о целом уд­ ри и б о л га р с ки х ж е н щ и н и, по словам р у с с ко го этнограф а Ф. Волкова, «общераспространенное мнение о и х зам еча­ тельной верности м у ж ь я м не м о ж е т быть оспариваемо» 4с.

О днако этот ж е исследователь предлагает более к р и т и ­ ч е ски подходить к литературе по д ан ном у вопросу и у к а ­ зывает на то обстоятельство, ч то « к а к пр е ж н и е, т а к и н о ­ вейш ие писатели, говоря о целом удрии б о л га р ски х ж е н ­ щ и н, н и ко гд а не проводят ско л ько -н иб уд ь резко й черты м е ж д у поведением ж е н щ и н до за м уж е ств а и в з а м у ж е ­ стве». Проверив сообщ ения ряда авторов, в том числе и б о л га р ски х этнограф ов, Ф. В ол ков приш ел к за кл ю ч е н и ю, что относительно целом удрия б о л га р с ки х д е вуш ек в лите­ ратуре им ею тся весьма противоречивы е отзы вы. В сообще­ н и я х б о л га р ски х этнограф ов,— пи ш е т Ф. В о л ко в,— и м е ю т­ ся пр ям ы е у к а з а н и я на то, ч то в н е ко то р ы х м естностях Б ол гари и сохранял ись разного рода обы чаи и обряды, свидетельствую щ ие о л е гко сти нравов д е вуш е к и свободном отнош е ни и м е ж д у п о л а м и 47. П о словам болгарского этно­ графа Б. Боева, та ки е обы чаи встречались в Б ел гр а д ч и к ско м о кр у ге, в М а кед о ни и, в окр естностя х П рилепа, где они были известны под на званием п о б р а т и м с т в а и п о с е с т р и м с т в а. Л ю б о п ы тн о, что этот обряд п р оисхо­ дил в ц е р к в и : «Парень с д е в уш ко й отправл яю тся в празд­ н и к к обедне, во время ч те н и я евангелия стоят вместе около св ящ е н ни ка, затем после обедни ц ел ую тся и делают д р у г д р у гу по д а р ки ». Д а н н ы й ф акт, несомненно, свиде­ тельствует о стремлении ц е ркв и использовать древние тр ад иц и и, к о т о р ы х она не см огла л и кв и д и р о в а ть в ходе м ноговековой борьбы с «язычеством». Ч то касается основ­ 45 Г. Н. В о л к о в. Этнопедагогика чувашского народа (В связи с проблемой общности народных педагогических культур). Чебоксары.

1966, стр. 218.

46 Ф. В о л к о в. Свадебные обряды в Болгарии, стр. 32.

47 Там же.

ного содерж ани я обы чая побратим ства, то оно, по сущ е­ ству, оказалось вне ко н тр о л я ц е р кв и. После обряда в ц еркв и, у то чн я е т Б. Боев, общение по добны х побратимов со своим и посестрим ам и происходило, к а к у м у ж а с ж е ­ ной, разница то л ько в том, что они ж и л и врозь и в церков­ н ы й б рак м е ж д у собою не вступал и. «Ц еломудренность в эти х м естах не составляет для д е в у ш ки необходим ого усл о­ вия п р и вступл е ни и в брак, но в за м уж естве эти ж е по сестримы строго соблю даю т с у п р у ж е с к у ю верность» 48,-— уто чн я е т этот исследователь. К а са я сь вопроса пр о и схо ж д е ­ н и я этого обы чая, за ф иксированного у ряда сл а в я н ски х народов, Ф. В ол ков пр и д е р ж и в а л ся т о ч к и зрения М. М. К о ­ валевского, ко то р ы й относил его к более ран ни м ступеням семейной и общ ественной ж и з н и, а им енно к эпохе мате­ р и н с ко го р о д а 49. В ы ш е уп о м я н уты е обы чаи побратим ства и посестрим ства представляю т собой этнограф ические явле­ н и я, свойственны е не то л ь ко сл а в ян ски м народам. И зве­ сти я об а н а л о ги ч н ы х о б ы ча я х встречаю тся и п р и описании сем ейно-брачны х отнош ений народов Средней А з и и, К а в ­ ка за и П о в о л ж ь я. У чува ш е й эти обы чаи были известны под названием «туслашу» — д руж б а. «Досом назы вает ч ува ш е н и н человека, ко то р о м у дал обет неразры вной д р у ж б ы,— писал этнограф В. А. Сбоев.— Н адобно дум ать, что первоначально досящ иеся, давая обет д р у ж б ы, дарили д р у г д р уга тем, что к а ж д ы й имел у себя л учш е го, и тем сим вол и чески в ы р а ж а л и свою готовность ж ертвовать для доса всем. Т а к и м образом взаим ны е дары составляли об­ ряд пр и з а кл ю ч е н и и д р уж б ы » 50.

В оп иса н ии В. А. Сбоева отсутств ую т подробности за кл ю ч е н и я д р у ж е ств е н н ы х согл аш ений среди м олодеж и, но в д р у ги х и с т о ч н и к а х м ы на хо д и м данны е о том, что подобные обряды пр и ур о ч и ва л и сь к весенним пр а зд н и ка м.

48 Б. Б о е в. К брачному праву болгар. «Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее», вып. I, М., 1885, стр. 3— 4.

49 Ф. В о л к о в. Свадебные обряды в Болгарии, стр. 32— 33;

М. М. К о в а л е в с к и й. Закон и обычай на Кавказе, т. I, М., 1890, стр. 21.

5 В. С б о е в.

0 Исследования об инородцах Казанской губернии, стр. 7.

З а кл ю чен ие д р у ж б ы м е ж д у парнем и д е в уш ко й п р оисхо­ дило в уед инении и, к а к правило, они м енялись д р у г с д ругом по д а р ка м и и давали к л я т в у совместно проводить время на м о л о д е ж н ы х празднествах и увеселениях 51. П а р ­ ней и девуш ек, состоявш их в т а к и х л ю бовны х отнош е ни ях, очень часто назы вал и «варл туссем». П о-видим ом у, в бо­ лее отдаленном прош лом м е ж д у т а к и м и па р а м и д о п у с ка ­ лись добрачные связи, о чем, наприм ер, свидетельствует обы чай совместного спа нья «Еарл туссем» после н о ч н ы х собраний м олодеж и «улах» (п о с и д е л к и )52. К с т а т и, следует особо по д че р кн у ть, что в о р га н и за ц и и и проведении поси­ делок у народов П о в о л ж ь я 53 им ею тся м ного общ и х черт с собраниям и м ол од еж и с л а в я н с ки х народов и, в частн о­ сти, д у н а й с к и х болгар, у ко т о р ы х они бытовали под им е­ нем седенок, поседенок, попрелок и пр. В отл ичие от м о­ л о д е ж н ы х собраний в форме посиделок у д р у ги х народов, в б о л га р с ки х седенках сохранились более архаи ческие элементы, и они были поставлены в строго определенные, п о ч т и обрядовые р а м к и 54. Детальное описание Г. С. Раков с ки м этого собрания б ол гарской м олодеж и имеет более чем столетнюю, д а в н о с т ь 55. Осенью, ко гд а еще погода стоит хорош ая, у ка зы в а л Г. С. Р а ко в с ки й, д е в уш ки в н а ­ р я д н ы х п л а ть я х отпр авл яю тся на гу м н о и л и ж е на сель­ с к у ю площ адь и ра скл а д ы ва ю т огонь, а в о к р у г него ста­ вят длинны е деревянные л а в ки. Д е в у ш к и за н и м а ю т одну по л о ви н у к р у г а и н а ч и н а ю т все вместе работать. Работа эта сопровождается беспреры вны м и пе сням и. Затем п о я в ­ л я ю тся п а р н и, всегда в со прово ж д ении ко го -н и б уд ь, ум е ю ­ щ его и гр а ть на ка ко м -н и б у д ь м у зы ка л ь н о м инструм енте.

П р и д я на место, где собраны у ж е д е в уш ки, п а р н и привет­ с тв ую т и х, а д е в уш ки, отвечая на это приветствие, встают 8 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X IV, стр. 176— 178.

52 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. I I, стр. 209.

53 У казанских татар посиделки известны в двух формах: аулак ой и урнаш ой. См. их описание в книге «Татары Среднего Поволжья н Приуралья*, стр. 308— 309.

5 См. «Българско народно творчество», т. 7 Под названием «Се мейно-битови песни». София, 1962, стр. 10— 13.

55 Г. С. Р а к о в с к и. Показалец или руководство, к а к да се из писват и издирет най-стари чърти нашего бита... Одеса, 1859.

и стоят до те х пор, п о ка все п а р н и не уся д утся на одной стороне кр уго о б р а зн о го седалищ а и не пр и гл а ся т сесть и и х, прося вместе с тем петь. Д е в у ш к и садятся п о л у кр у го м на д р уго й стороне к р у г а, образуемого с ка м ь я м и, в середине ко то р о го беспрерывно го р и т огонь, освещая большое про­ странство. Д е в у ш к и н а ч и н а ю т работать и петь песни, тогда к а к п а р н и сидят см ирно и сл уш а ю т пение, в ы р а ж а я при этом удовольствие. После этого п а р ни, со своей стороны, все встаю т и н а ч и н а ю т вести х о р о : к а ж д ы й и з н и х берег за р у к у т у д е в у ш ку, ко то р а я ем у нр авится, т а к что хоро­ вод составляется из д евуш ек и парней вместе. П о о ко н ч а ­ н и и п л я с к и д е в у ш ки даю т к а ж д а я своему л ю б о в н и ку в з н а к пр и в яза нн о сти к и т к у, т. е. б у к е т и к и з цветов, обви­ т ы й кр а сн о ю ш е л ковою н и т к о й. П а р н и, п р и н я в ш и б уке ты и поблагодаривш и за н и х девуш ек, равно к а к и за песни, пр ощ аю тся с' н и м и и отправл яю тся на д р у гу ю седенку...

Н а заре к а ж д ы й из парней идет на т у седенку, где н а хо ­ д ится его сестра и л и ж е его б уд ущ а я невеста, не им ею щ ая брата, и сопровож дает ее до д ом у 56.

С наступл ением пе рвы х морозов, ко гд а становилось не­ в о зм о ж н ы м проведение сборищ а м ол од еж и на лоне п р и ­ роды, на чи на л и сь тлъки (по м очи ) в з а кр ы то м помещ ении.

Последние отл ичал ись от седенок тем, что во время т л ъ к и д е в у ш ки и спо л н ял и работу на д ом охозяи на (чащ е всего п р я л и и л и били к у к у р у з у ), а на седенках они заним ались л и ш ь работой на себя. Т л ъ к и им ели ха ра ктер взаим ной по м ощ и, оказы ва ем о й без в о зн а гр а ж д е н и я, л и ш ь за одно угощ ение, сопровождаемое м у з ы ко й и песням и. О днако и п р и проведении т л ъ к и соблю дались все хар актерны е осо­ бенности седенки, что и заставило Ф. В о л ко в у вы ска за ть предполож ение о сл и я н и и вместе д в у х обычаев в силу о б ы кн о ве н н ы х усл овий сельской ж и з н и.

К а к и н а седенках, в т л ъ к и участвовали па р ни во главе с свирельщ иком, совместно с д е в у ш ка м и вели хоро, и сп о л н я ­ л и разны е песни и и гр ы. П о о ко н ч а н и и вел ича л ьны х песен, з а кл ю ч а в ш и х в себе н а м е ки на будущ ее соединение девуш ­ к и с лю бим ы м парнем, д е в у ш ки раздавали п а р н я м цветы.

56 Описание Г. С. Р а к о в с к и м болгарской седенки здесь дано в изложении Ф. В о л к о в а («Свадебные обряды в Болгарии», стр. 25— 26).

После этого « н ачи наю т расходиться по домам в со п рово ж ­ дении брата и л и р о д с тв е н н и ка ;

а тех, у к о то р ы х нет брата, сопровож д аю т и х л ю б о в н и ки. Если ж е число п р и с у тс тв у ю ­ щ и х д евуш ек превы ш ает число парней, и л и наоборот, то место недостаю щ их л и ц зам е н яю т малолетние дети, к о то ­ рые не п р и н и м а ю т н и к а к о го у ч а с ти я в т ъ л к е ;

это делает­ ся то л ь ко для того, чтобы числ о па рней равнялось ч и сл у д евуш ек и наоборот» 57.

Т рудовой х а р а кте р э ти х собраний м олодеж и п о д ч е р ки ­ вается и пе сням и д ан ного ц и кл а, м ногие и з н и х насы щ ены л иризм ом. Одна и з эти х песен рисует нам д е в у ш ку Р аду, ко то р у ю родители будят ото сна, ибо на ча л ся трудовой день: д е в у ш ки у ж е давно у ш л и за водой, овчари угн а л и свои стада на л уга, п а ха р и тр у д я тс я в поле, а Рада о тго ­ варивается :

«Недей ме, м амо, недей ме буди, снощ и съм я зи, мамо, ходяла, я зи ходяла на седянката, девят въртена я з и напредъ х, десето й било жълта коприна » 58.

Говоря о зна чени и седенок в общ ественной ж и з н и бол­ га р с ко го населения в прош лом, исследователи п о д ч е р ки ­ вали, что песни и хоро содействовали ф орм ированию у мо­ л од еж и м орал ьны х, эстетически х и п а тр и о ти ч е с ки х отно­ ш е ний к о бщ еприняты м но рм ам поведения. Б ратья М ила диновци, и зуча в ш и е устнопо этическое творчество болгар, рассм атривали м олодеж ны е хоро и седенки к а к в а ж н е й ­ ш ие общественные явления и назвали и х « училищ ем, где усовершенствовалась народная поэзия». С овременный бол­ га р с к и й уч е н ы й Д м и тр О синин, а н а л и зи р уя роль хоро, седенок и д р у ги х празднеств в ж и з н и м олодеж и, образно им енует и х «главните т ъ р ж и щ а за любовен избор», у к а ­ зывает, ч то они предоставляли ш и р о ки е возм ож ности к а к для и н т и м н ы х, т а к и для м ассовы х общ ений моло­ д е ж и 59.

57 Цитируем из работы Ф. В о л к о в а «Свадебные обряды в Бол­ гарии», стр. 29.

58 «Българско народно творчество», т. 7, стр. 11.

69 Д м и т ъ р О с и н и н. Битовите народни песни. В сборнике «Българско народно творчество», т. 7, стр. 10.

К а к и болгарские седенки и т л ъ к и, ч у в а ш с ки е «улахи»

и «хр сри» и гр а л и больш ую роль в дореволю ционном бы ту м олодеж и. В усл о в и я х старой деревни они, по сущ е­ ству, были единственны м местом, к у д а собиралась моло­ деж ь в осенне-зимние н о чи и сочетала ра зл ичн ого рода работы с пе сням и и развлечениям и. О ценивая значение у п о м я н у т ы х сборищ в ж и з н и ч у в а ш с ко й м олодеж и, с прл н ы м основанием м о ж н о на зы ва ть и х т а к ж е народными:

у ч и л и щ а м и, где д е в у ш ки и п а р н и усваивали от своих стар­ ш и х товарищ ей пр и е м ы м н о ги х р у ч н ы х работ, и скусство исполнения на р о д н ы х песен и танцев, пр авил а гостеп рии м ­ ства и т. д. А н а л и з и р у я воспитательное значение м олодеж ­ н ы х пр а зд н и ко в, Г. Н. В о л ков считает в о зм о ж н ы м рассм ат­ ривать «хёр сари», «кёш ерни», «ларма к а й н и », последний вечер ул а х а к а к остаточны е элементы обрядов «посвящ е­ ни я» во время церем оний передачи лю дей из одной воз­ растной г р у п п ы в д р у гу ю 60.

Д ействительно, в проведении ч у в а ш с к и х м о л о д е ж ны х праздников-сборищ пр осл е ж и ва ю тся та ки е элементы, ко то ­ рые позвол яю т считать и х своеобразной общественной органи за цие й м ол од еж и. В о-первы х, обращ ает на себя в н и ­ мание та ко й ф акт, что это не с л учайн ы е собрания девуш ек и парней, а ясно в ы р а ж е н н а я гр у п п а м олоды х людей, д о сти гш и х брачного возраста, на ч то ука зы в а е т и народное м нен ие: «Ты р в ы р а йм ан хёрсене хёр срине к а м яратъ!»

(« К т о ж е п у с т и т на д евичий п и р д евуш ек, котор ы е не м о­ г у т ж а т ь !» ) 61. Д л я у ч а с ти я в п р а зд н и ке «хёр сари», на­ прим ер, по м им о определенного возраста, требовалось внести взносы в общ ественную ка ссу, а у ч а с тн и ц ы празд ­ ни ка пользовались правом п р и гл а ш а ть на пирш ество б л и з к и х п о д р у г и з д р у ги х селений и своих л ю б и м ы х п а р ­ ней. Вы бор р уко в о д и те л ь н и ц ы празднества л и ш н и й раз подтверждает, что здесь на л ицо общ ественная о р га н и за ц и я м о л о д е ж и 62. Д е в о ч ки -п о д р о с тки проводили свой празд­ н и к — «кёш ерни», п р и этом они старались делать все т а к 60 Г. Н. В о л к о в. Этнопедагогика чувашского народа, стр. 76.

6 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V II, стр. 38.

6 Подробное описание праздника «хр срв» см. Н. И. З о л о т ­ н и ц к и й. Корневой чувашско-русский словарь. Приложение X I I I, Татарско-чувашские девичьи пиры, стр. 227— 235.

же, к а к взрослые д е в у ш ки пр и пр а зд н о ван ии «хёр сри» 63.

И, н а кон ец, та ки е м ом енты в проведении «улаха» и «хёр сри», к а к недопущ ение в эти сборищ а подростков, а в не ко то р ы х р а й о нах и л и ц, состоящ их в браке, соблю­ дение определенной то рж ественности, совместная трапеза м олоды х лю дей с р и ту а л ь н ы м и к у ш а н ь я м и, отгол оски совместного спа нья после праздников-сборищ, заставляю т предполагать, что эти м олодеж ны е о р га н и за ц и и з а кл ю ­ ч а л и в себе весьма древние элементы, восходящ ие к п р и ­ м и ти в н ы м формам брака. О д на ко для тверды х выводов по д ан ном у вопросу не обходим ы более обстоятельные иссле­ дования.

В этногр аф ической литературе, по свящ енной описанию свадебны х обрядов т ю р к с к и х народов, и м ею тся м н о го ч и с­ ленны е у к а з а н и я на то, ч то после свадьбы новобрачная не переселялась в дом м у ж а и пр од ол ж ал а ж и т ь у своих родителей. О бы чай требовал, чтобы м у ж переселялся в дом ж е н ы на определенное время и строил для нее временное свадебное ж и л и щ е, в больш инстве случаев ш а лаш. В среде н е ко то р ы х т ю р к с к и х народов этот обы чай имел и ны е фор­ м ы : наприм ер, м у ж после б р а ч н ы х церем оний систем ати­ ч е ски навещ ал ж е н у, ко то р а я пр о д ол ж а л а ж и т ь в роди­ тельском доме. В э ти х ф а кта х этнограф ы усм атриваю т отраж ение древнего вида брака, в о зн и кш е го еще пр и гос­ подстве м а тр и а р х а л ь н ы х отнош ений. У ряда народов, у к о ­ то р ы х б ра к и з м атр и л о ка л ь н о го превратился в патрило ка л ь н ы й, древние формы бр а ч н ы х обрядов постепенно исчезаю т и л и ж е со хр ан яю тся в виде п е р е ж и тко в и очень часто приобретаю т новое содерж ание, теряя первоначаль­ н ы й смысл. Т а к и м изм енениям подверглись, наприм ер, обряды и церем онии ч у в а ш с к о й и б ол гарской свадьбы, имевш ие элементы м а три л окал ьного брака.

В о п и са н и я х бол га р ско й и ч у в а ш с ко й свадьбы X I X ве­ к а нет сведений о переселении м у ж а на временное ж и те л ь ­ ство в дом своей ж е н ы и л и ж е о его т а й н ы х посещ ениях ее в доме ее родителей. О д нако ряд д а н н ы х свидетель­ ствует о сохранении остатков этого древнего вида брака в 63 Г. Н. В о л к о в. Чуваш ская народная педагогика. Чебоксары, 1958, стр. 84 — 86.

свадебны х обрядах и церем ониях, пр о во д и м ы х в доме родителей невесты. М ы имеем в в и д у церемониал прием а м у ж с к о го свадебного поезда в доме невесты. В ряде об­ ластей Д у н а й с к о й Б ол гар и и прием и угощ ение ж е н и х а, его родственников и д рузей в доме родителей невесты п р о ­ ходи л и, к а к правило, во дворе, где на кр ы в а л с я свадебный стол, у к р а ш е н н ы й в е тка м и деревьев, в ы ш и ты м и полотен­ цам и, п л а тка м и и пр. Этот обряд прием а м у ж с к о го сва­ дебного поезда в доме невесты известен у чува ш ей под названием «ш илёк». Х о т я под этим названием «ш илёк»

не во всех рай о нах в ы ступ а л один и тот ж е обряд, все ж е центральное место п р и всех с л у ч а я х отводилось сооруж е­ н и ю специального стола для у го щ е н и я у ч а с тн и ко в свадь­ бы. В «Словаре ч у в а ш с к о го язы ка » Н. И. А ш м а р и н а дано следующее описание устройства « ш и л ё к а » : «Берут три д линны е, ш и р о ки е и толстые д о ски и к л а д у т на ч ур б а н ы т а к, что с запад ной стороны остается совершенно о ткр ы то вместо двери. Впереди ставится стол, перед столом доволь­ но большое дерево (гл а вн ы м образом, липа), по угл а м «ш ы льак» т а к ж е ставятся в е тки деревьев. У страи ваю т обы кновенно в середине двора и л и под навесом. С охраняет­ ся в течение недели и д аж е больше» 64. В большинстве ч у в а ш с к и х селений ш и л ё к с о о р уж а л и у родителей невесты и за н и м са ж а л и по е зж а н, п р и е х а в ш и х за невестою. В не­ ко то р ы х р а й она х ш и л ё к устр аивал и к а к в доме невесты, т а к и у ж е н и х а. А. Ф. Р и тти х, ссылаясь на м атериалы первого ч у в а ш с ко го и с то р и ка и этнограф а С. М. М и х а й ­ лова, писал, что «в день свадьбы у ж е н и х а и невесты сам ы м оп р я тн ы м образом вы м етаю т и х обш ирны е дворы и по средине устр аиваю т амф итеатр и з л а в о к под названием ш и л и к, с п л о щ а д ко ю по середине. Н а этой пл ощ ад ке уста­ навливаю тся два стола, пр ичем к к о н ц у одного п р и к р е п ­ лена березка. Н а столе стоят разны е уго щ е н и я, пиво и вино» 65. Б ерезку у к р а ш а ю т полотенцем, в ы ш и ты м по к о н ­ цам, а на п л ощ а д ке ш и л ё ка пр о хо д ят угощ ение и п л я с ки, и ш и л ё к разбираю т л и ш ь в ко н ц е свадьбы. Ряд интерес­ н ы х деталей сообщает Н. И. А ш м а р и н пр и о п исан ии этого 64 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V II. Че­ боксары, 1950, стр. 188.

65 А. Ф. Р и т т и х. Материалы для этнографии России, ч. I I, стр. 109.

Рис. 1. Болгарка в традиционном костюме. Разградскии округ.

Рис. 2. Ж енская рубаха средненизовых чувашей анат енчи (Цивильский район Чувашской АССР): а) вид сзади, б) вид спереди.

Рис. 3. Ж енская рубаха дунайских болгар-капанцев (село Гецово Разградского округа. Вторая половина X I X века):

а) вид спереди, б) вид сзади.

Рис. 4. Болгарская девушка в народном костюме.

Разградский округ. Начало X X века.

Рис. 5. Девушка в традиционном костюме низовых чувашей анатрм.

Село Хормалы Ибресинского района Чувашской АССР. Начало X X векл.

С рисунка М. С. Спиридонова. Научный архив Ч Н И И, V I I I отдел, ннв. № 2007.

Рис. 6. Нагрудные вышивки на болгарской женской рубашке.

Село Гецово Разградского округа. Конец X I X века.

Рис. 7. Нагрудные вышивки «кёскё» на чувашской женской рубашке.

Ш емуршинский район Чувашской АССР. Середина X I X века.

Рис. 8. Нагрудные вышивки на болгарской женской рубашке.

Разградский округ. Вторая половина X I X века.

Рис. 9. Образцы узоров вышивки типа «сск». 1— 4— узоры вышивок на концах башкирского полотенца «тастарбаш». 5— 10 — узоры на­ грудной вышивки чувашских женских рубах. Конец X IX века.

Рис. 10. Образцы узоров вышивки типа «кёскё». 1 — вышивка на спине женской рубашки низовых чувашей. Дер. Вершинно-Чувашская Киреметь Аксубаевского района Татарской АССР. Середина X IX века.

По А. А. Трофимову. 2 — деталь этого орнамента. 3 — деталь орна­ мента «чипровского» ковра. Гор. Видин. X V II век. По Д. Станкову.

4 — вышитая болгарская свадебная подушка. Разградский округ.

Начало X X века.

Рис. 11. Болгарин в. летнем национальном костюме. Село Гецово Разградского округа. Вторая половина X IX века.

Рис. 12. 1— 2 — чувашский свадебный костюм жениха. Ядринский уезд Казанской губернии. Вторая половина X IX века. 3— 4 — болгар­ ский свадебный костюм жениха. Разградский округ. Первая половина X IX века.

Рис. 13. 1— 4 — болгарские женские пояса и колами. Конец X IX века.

5 — головной убор болгарской невесты «луб». Село Якимово (Прогоре лец) Ломского округа. Вторая половина X IX века.

Рис. 14. Болгарский женский пояс. Вторая половина X IX века.

Рис. 15. Головной убор болгарской невесты (вид сбоку и спереди).

Село Якимово (Прогорелец) Ломского округа. Середина X IX века.

Рис. 16. Чувашский женский головной убор «хушпу» (слева) и болгар­ ский женский головной убор (справа). Гор. Свищов.

Рис. 17. Чувашское старинное головное йолотенце «сурпан». Цивиль ский район Чувашской АССР (слева) и македонский «убрус» (справа).

Рис. 18. Способ ношения болгарского женского головного убора, «месал». Село Кривня Провадийского округа. Начало X X века.

Рис. 19. Ж енщ ина низовых чувашей «анатри» в сурпане. Село Хор малы Ибресинского района Чувашской АССР. Начало X X века.

С рисунка М. С. Спиридонова. Научный архив ЧНИИ, V III отдел, инв. № 2008.

Рис. 20. Чувашские «етенк» — рудимент сюльгама на нагрудном украшении «сурпан акки» (сверху). Нагрудное украшение болгарских женщ ин (снизу). Гор. Свищов.

Рис. 21. 1 — 2 — детали чувашских ворот, украшенных резьбой.

По М. С. Спиридонову. 3 — пол с керамической инструкцией.

Преслав. I X — X вв.

Рис. 22. Надгробные памятники дунайских болгар. Район Русенский Лом. По К. Ш корпилу (сверху). Чувашские надгробные памятники (снизу).

Рис. 23. Чувашские резные ковши для пива. По М. С. Спиридонову.

Рис. 24. Болгарская свадьба. Отъезд невесты из родительского дома.

Гор. Вяла, Северо-Восточная Болгария.

Рис. 25. Чувашская свадьба. Отъезд невесты из родительского дома.

Ядринский уезд Казанской губернии. Вторая половина X IX века.

Рис. 26. Болгарская свадьба. Обряд хождения новобрачной за водой.

Дебрский округ.

Рис 27. Болгарская свадьба. Гор. Бяла, Северо-Восточная Болгария.

Рис. 28. Болгарский народный праздник «сбор». Разградский округ.

свадебного обряда у верховы х чува ш ей Ч ебоксарского района. П о д че р кн у в, что «ш ы льк» — обряд после свадьбы, он п и ш е т: «П ривезли невесту, заперли ее с ж е н и х о м в ам ­ бар. Ч аса через 3 — 4 после этого собираю тся то л ько род­ ств е н н и ки ж е н и х а в особо устроенное место (ш ы л ь а к) для п о л уче н и я от м олоды х подарков. М олодая впервые п о ка з ы ­ вается с о ткр ы то й головой, к а к ж е н щ и н а. Перед пол уче­ нием под арков в честь молодой п о ч и н а ю т б о ч к у с пивом.

П о по л уче н и и под арков на чи нае тся пир, В это время гл а в н ы м образом уго щ а е т молодая. В ся процедура продол­ ж а е тся часа 3 — 4. Вот все это назы вается « ш ы л ьк». Особое загорож енное во дворе место, где устраивалась свадьба у невесты» 66.

В больш инстве этн о гр а ф и че ски х и с то ч н и ко в у ка зы в а е т­ ся, что ш и л ё к строили гл а в н ы м образом у родителей неве­ сты. В более отдаленные времена он представлял собой не столько п р а зд н и ч н ы й стол для гостей, с ко л ь ко ж и л и щ е — ш а лаш, пр ед назна че н ны й для но вобрачны х. Об этом свиде­ тельствует и обы чай ставить по к р а я м ш и л ё к столбы («ш и л ё к ю п и » ), а в селениях В у р н а р с ко го района Ч у в а ш ­ с ко й АС С Р до настоящ его времени во время свадьбы со о р уж а ю т и з больш их веток деревьев ш ал аш, в котором и проводится значител ьная часть свадебны х торж еств.

В связи с этим пр ивл екает в ним ание и у ка за н и е Н. И. А ш ­ м ари на о том, ч то молодая впервые по казы вается в ш илёке к а к ж е н щ и н а, т. е. к а к х о з я й ка своего дома. Ряд интерес­ н ы х сведений об устройстве и пр ед назначении «ш илёка»

приведен в м атериалах Я. Я тм анова, представленны х ч у ­ в а ш ско м у этнограф у проф. Н. В. Н и ко л ь с к о м у в качестве дополнения к его к н и ге « К р а т к и й ко н с п е к т по этнограф ии чува ш » (К а за н ь, 1911). В Я д р и н с ко м уезде, у ка зы в а л он, «ш илёк» устр а ива ю т в середине двора невесты для прием а ж е н и х а с его гостя м и. З апад ная сторона этого свадебного с о о р уж е н и я оставляется о ткр ы то й, в одном у г л у ставят стол, а окол о него на д о с ку б о ч к у с пивом. У гл о в ы е столбы ш и л ё ка у кр а ш а ю т с я деревьями, и это сооруж ение назы вает­ ся «асл ш и л ё к » (т. е. гл а в н ы й ш и л ё к). В этим ш илёке, 66 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X V I тр. 188.

10. П. В. Денисов уто чн я е т Я. Я тм анов, « д о л ж н ы пр ебы вать-гулять то л ько со стороны ж е н и х а, а со стороны невесты не им ею т права сюда входить и пл ясать, т а к к а к и м устроено ш и л ё к под сараем и дано т а к ж е пиво. Н есм отр я на эти правила, п а р н и со сто­ роны невесты ста раю тся силой пробраться в ш и л ё к, что в середине двора, а со стороны ж е н и х а не п у с ка ю т. Из-за этого (ж е л а н и я с одной стороны по пасть в гл а в н ы й ш и л ё к и пр епя тстви я с д р у го й стороны ) пр оисход ят та ки е д р а ки и побои, ч то дело доход ит до волостного суда» 67.

Считаем ум е стн ы м здесь ж е п о п у тн о отметить, что в ы ­ ш еприведенны й ф а кт враж дебного отнош е ни я к свите ж е ­ н и х а в доме невесты является не единственны м в ч у в а ш ­ ско й свадебной обрядности. П о м и м о этого обы чая, имеется целы й ряд обрядовы х действий, в к о т о р ы х обн аруж и ва ется враждебное отнош ение м е ж д у сторонам и ж е н и х а и невесты.

Сюда ж е относятся обы чаи употребления на свадьбе о р у ­ ж и я, стрельба, обы кновение за кр ы в а ть перед свадебным поездом ж е н и х а ворота дома невесты, на падать на с п у т ­ н и ко в ж е н и х а со стороны м ол од еж и и з селения невесты, ч и н и т ь прочие всевозм ож ны е пр е пя тстви я ж е н и х у, его род­ ств е н н и ка м и то вар и щ ам во врем я свадьбы в доме ново­ брачной и п р и её отъезде в дом ж е н и х а.

В этногр аф ической литературе подобные обрядовые дей­ ствия, к а к правило, объяснялись и сход я и з теории брака у м ы ка н и е м. П р и этом форма б рака по хищ ением п р и зн а ­ валась в качестве первой всеобщей ф ормы брака, восходя­ щ ей к р а н н и м ступ е ня м человеческой истории.

Советские этнограф ы в своих исследованиях, по свящ ен­ н ы х и зу ч е н и ю свадебных обрядов, а р гум ентированно опро­ вергаю т универсальность у м ы к а н и я в качестве определен­ н о й ф ормы бр а ка и д аю т совершенно иное объяснение обы чаям враж д ебного о тнош е ни я м е ж д у сторонам и, всту­ па в ш и м и в брачны е связи. В работах М. О. Косвена, Е. Г. К а га р о в а, Н. А. К и с л я к о в а и д р у ги х этнограф ов м н о ­ гие эти обы чаи объ ясняю тся реа кци ей на переход от м а тр и а р х а л ь н ы х отнош е ний к отнош ениям па тр и а р ха л ь ­ 67 Я. Я т м а н о в. Дополнение к «Краткому конспекту по этногр фии чуваш» Н. В. Никольского. Рукопись. Научный архив Ч Н И И.

ф. Н. В. Никольского, т. 287, л. 368 об.

н ы м, точнее на переход от м атр и л о ка л ь н о го поселения к п а тр и л о ка л ь н о м у 68.

Возвращ аясь к свадебным обрядам, связанн ы м с ш и ­ л ё к, следует отметить, что они во м ногом н а п о м и н а ю т об­ ряд ы а л т а й с к и х т ю р ко в — сооруж ение свадебного ж и л и щ а.

В. И. В ер б и ц кий, х а р а кте р и зу я свадебные обряды ал тай­ с к и х тю р ко в (кум а н д и н ц е в, ш орцев и др.), у ка зы в а л, что свадебный ш ал аш у н и х делается и з девяти березок и по кры ва ется берестой и л и деревянны м и пл а ха м и. «За устройство врем енного ш ал аш а полагается дарить что нибудь;

п о ка м у ж вы секает огонь и разводит костер, м олодуха, стоя у двери, раздает медные ко л ь ц а всем п р и ­ н и м а в ш и м участие в со о р уж е н и и ш алаш а и д р у ги м п р и ­ с у тс т в у ю щ и м »,— писал В. И. В е р б и ц ки й е9.

П р и м а тр и л о ка л ьно м браке значител ьна я часть свадеб­ н ы х обрядов совершалась в доме невесты, там ж е н а ч и н а ­ лась с у п р у ж е с к а я ж и з н ь но воб ра чны х, и ж и л ьем и м, ве­ роятно, с л у ж и л «ш илёк». О днако с течением времени м атр и л о ка л ь ны е отнош е ния стали вы те сняться патрило ка л ь н ы м и, в связи с этим неизбеж но д ол ж ен был изм е­ н и ть ся и б рачны й церемониал. П р и па тр и л о ка л ьн о м браке больш ая часть свадебны х обрядов посвящ ается т а к и м в а ж ­ н ы м м ом ентам, к а к увоз невесты в дом м у ж а, появление ее в новой семье, первая брачная ночь, о ткр ы ти е л и ца молодой и приобщ ение ее к дом аш нем у хо зя й ств у. В связи с этим и обряд со о р уж е н и я брачного ж и л и щ а «ш илёк» теряет П ервоначальны й см ысл и со временем превращ ается в сва­ дебный стол для у го щ е н и я по е зж а н, п р и е х а в ш и х с ж е ни хом ^ а затем становится л и ш ь местом свадебного увесе­ л ения.

Сейчас у ж е тр уд но установить, ко гд а у чува ш ей н а ч и ­ нает исчезать обы чай ставить временное свадебное ж и л и ­ ще. Б ы ть м о ж е т, здесь сказал ось и преследование право­ славной це рко вью древних ч у в а ш с к и х обрядов и обычаев, которы е, на в згл яд ц е р ко в н и ко в, противоречили предписа­ н и я м христи анства. О д на ко отдельные о тго л о ски этого 68 Данный вопрос подробно изложен, например, в монографии Н. А. К и с л я к о в а «Семья и брак у таджиков». «Труды Института этнографии им. Н. Н. М иклухо-М аклая», Новая серия, т. X L IV, Изд-во А Н СССР, М.—Л., 1959, стр. 181— 229.

69 В. И. В е р б и ц к и й. Алтайские инородцы. М., 1898, стр. 85.

обы чая уд ер ж а л ись в б ы ту ч у в а ш с ко й деревни вплоть до н а ш и х дней. Р е л и кты свадебного ж и л и щ а за ф иксированы у ряда т ю р к с к и х народов. Н апр им е р, Н. П. Д ы р е н ко ва считает, что занавес, ко то р ы й делался у алтайцев и телеу тов к а ж д о й ж е н щ и н е в приданое и за ко то р ы й скры валась невеста во врем я свадебного обряда, является к а к бы свое­ образной заменой свадебного ж и л и щ а 70. А н а л о ги ч н о е явле­ ние наблю дается и в свадебной обрядности чуваш ей. В ходе свадьбы невеста зна ч и те л ь н ую часть времени проводила за занавесью -пологом «чарш ав» и в о к р у ж е н и и п о д р уг и спол няла песни п р о щ анья с родителям и и б л и зки м и. Этот ж е занавес использовался затем в убранстве брачной посте­ ли м олоды х.

Ч то ж е касается вопроса пр о и с х о ж д е н и я н а зв а н и я ч у ­ в а ш ско го свадебного ж и л и щ а «ш илёк», то п о ка он в л и н г­ в истической литературе не п о л у ч и л удовлетворительного разреш ения. В «Э тим ологическом словаре ч у в а ш с ко го я зы ­ ка» проф. В. Г. Егорова это слово сравнивается с б а ш ки р ­ с ки м «ш ирлек» — с ка м ь я и ста р о тур е ц ки м «ш илян» — ц а р ­ с к и й пи р, а в ко н ц е приводится следую щ ая в ы д е р ж ка и з работы В. А. Го рдлевского «Государство с е л ь д ж уки д о в М ал ой А з и и » : « К о гд а о гу зы собирались в поход, сул та н устраивал для н и х тр а д и ц и о н н ы й п и р — родовое военное торж ество ш и л я н, на кото р о м резались бараны» 71.


Н а на ш взгл яд, более прием лем ы м является эти м о л о ги ­ ч е с ки й анализ д а нного слова, п р е д л о ж ен ны й бол гарским ориенталистом Е. Боевым. Он считает, что слово «шиле»

в я з ы ке д у н а й с к и х болгар унаследовано от протоболгар, у к о то р ы х оно имело ф орм у «ш илек». Сущ ествование в про тоболгарско м я з ы ке слова ш и л е к, по м нению этого иссле­ дователя, подтверж дается древнеболгарским и заим ствова­ н и я м и в сербо-хорватском (s ilie k ) и албанском (shilek) я з ы ­ к а х, в к о то р ы х это слово означает «молодая овца». Слово «шиле» в б ол гарском я зы ке означает овцу от одного до д в у х лет, и в т а к о м ж е зна ч е ни и оно употребляется и в д р у ги х т ю р к с к и х я з ы к а х : азерб. ш Гш ак, ба ш к. ш эш эк, га г.

ц п ш э к, к и р г. 1 Ш Ш Э К, тат. (диал.) ш э ш а к, узб. (диал.) н п ш а к.

70 Н. П. Д ы р е н к о в а. П ереж итки материнского рода у алтайских тюрков. «Советская этнография», 1937, № 4, стр. 39.

7 См. В. Г. Е г о р о в. Этимологический словарь чувашского языка, стр. 340— 341.

«В прабол гарском слове ш иле пр оявил ся х а р а кте р н ы й для пр абол га рского и ч у в а ш с ко го я з ы ко в лам бд аизм »,— пиш ет Е. Боев 72. К б ол гар ско м у ш и лек —ш иле в работе Е. Боева не дано соответствую щ его слова и з ч у в а ш с ко го я з ы ка, ибо сре­ ди ч у в а ш с к и х н а зв а н и й д о м а ш н и х ж и в о т н ы х это слово не встречается. О днако данны е этнограф ии свидетельствую т, ч то в более древние времена в ч у в а ш с ко м я з ы ке то ж е им е­ лось слово «ш илек» в зн а ч е н и и овцы и л и м олодого барана, но в последую щ ем его пе рвоначал ьны й см ысл был утерян, и ш и л е к стал означать свадебное ж и л и щ е но вобра чны х, сва­ дебны й стол.

В о п и са н и я х ста ринной ч у в а ш с ко й свадьбы имеется ряд у к а за н и й, что во и м я б л а го по л учи я ново бр а чн ы х соверша­ лись религиозны е м оления с ж е р тв о пр и н о ш е н и ям и овцы и л и барана бож еству «валле». В тексте м олитвы, пр о и зно ­ сивш ейся во время ж е р тв о пр и но ш е ни я «валле», го в о р и тся :

«Малтан. турра ын илн трх валле килш пе тврм, вал­ ле хы н така тваттг таса турра ы н илн трх, ыр л ах!» («С начала с род н ы м и соверш или за новобрачную «валле» в честь бога, вслед за «валле» п р и н о ш у богу в ж е р тв у барана за но вобра чную, п о м и л у й !» )73.

В свадебном церемониале чува ш е й этот обряд в ряде районов был известен под названием «ын илн трх така ч у к туни» (ж ер твопринош ение барана по поводу в зя ти я че ­ ловека, т. е. в честь н о в о б р а ч н о й )74.

О днако та ки е сведения весьма о тры вочны и с к у д н ы, и и з н и х тр уд но уста новить, где им енно происходило ж е р тв о ­ принош ение валле. Вероятно, п р и м а тр и л о ка л ьно м браке этот обряд совершался в доме невесты, а местом проведения его, очевидно, с л у ж и л свадебный ш а л а ш — временное ж и ­ лищ е новобра чны х. Д остоверность т а ко го пр ед полож ени я под крепл яется, по н а ш е м у м нению, словами песен, и спол ­ н я в ш и х с я у ч а с т н и к а м и свадьбы со стороны ж е н и х а. Н а п р и ­ мер, у ч а с т н и к и свадебного поезда ж е н и х а у верховы х ч у в а ­ 72 Е м иг л Б о е в. За предтурското тюркско влияние в българския език, стр. 12.

73 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. V, Чебок­ сары, 1930, стр. 163.

74 Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I, Че­ боксары, 1937, стр. 104.

145»

ш ей К о зь м о д е м ь ян ско го уезда пр ям о заявл яли в своей п е сн е :

«ак я л н хрсем П и р н ял а пы раш ш н Торра така парн, тех» [Ч то бы попасть (з а м у ж ) в н а ш у деревню, д е в уш ки этой де­ ревни принесли в ж е р тв у барана]75.

П ри вл е кае т в ним ание и тот ф акт, ч то в доме невесты во врем я свадьбы резали барана и л и овцу специально для у го щ е н и я лю дей со стороны ж е н и х а. И, к а к правило, это угощ ени е пр оисходило в ш илёке, сооруж аем ом во дворе.

О пригото вл ен ии родителям и невесты обрядового уго щ е н и я и з баранины говорится и в речи («т акмак») м н к р — старш его д р у ж к а ж е н и х а (церемониймейстера м у ж с к о го свадебного поезда), пр оизносим ой перед въездом свадебной свиты ж е н и х а в дом невесты :

«ак хтанн ви у л х и таки п у р и кке н.

В и ул чче н ви рас ктве ка й м а н, ав Атл ул хнче урен.

К а л х и ул а к туй хатрне Тытн, пусн, пин, хун, ак хтаран ирк пулсассн, П ы м а л л а та имелле к н а и кке н » 76.

(« У свата, оказы вается, бараш ек тр е хл е тн и й :

За т р и года и трех раз в стаде не ходил, Н а в о л ж с к и х л у га х пасся.

В этом го д у, ради этой свадьбы — П о й м а л и, за кол ол и, сварили, пр иготови л и, Е сли будет на то позволение свата — Н адо п р и й т и сесть и поесть только»).

Обряды, а н а л оги чны е ч у в а ш с к о м у ш и л ё к, бы товали и среди соседних народов. Н е то л ько по своему на звани ю, но 75 Н. И. А ш м а р и н. Сборник чувашских песен, записанных в гу ­ берниях Казанской, Симбирской и Уфимской. Казань, 1900, стр. 82* 76 См. Д. М е с с а р о ш. П ам ятники старой чувашской веры, стр. 448.

и по содерж анию весьма бл и зо к к не м у м а р и й с ки й ш и л и к.

Проф. И. Н. С мирнов, х а р а кте р и зу я свадебные обы чаи м ари второй по л о ви ны X I X века, писал, что «все поведение поез­ ж а н в доме невесты ука зы ва е т на то, что они ч ув ств ую т себя в нем завоевателями, гл ава поезда устраивает на дворе столы для своей ко м а н д ы (ш и л и к ), р аспоряж ается вином, пивом, к у ш а н ь я м и ;

отец невесты сидит во время пира в куде» 11. Д ум ае тся, ч то дело здесь не в воинственном по­ ведении лю дей со стороны ж е н и х а, подобное и х поведение в доме невесты пр о д и кто ва н о тем, ч то они и нсц е н и р ую т бы л ую действительную обстановку, а и м е н н о : за н я ты соору­ ж е ние м временного ж и л ь я для но вобра чны х и уго щ а ю тся в честь своего сородича. Ч то касается и зо л я ц и и отца неве­ сты во время испо л н е ни я этого обряда, то п р и ч и н а ее кро ется в том, что «действие происходит» п р и м атрило ка л ь н о м браке, п р и ко тор ом отец невесты не играет н и к а ­ к о й роли. И д е нти чность н а зв а н и я и значите л ьной части содерж ани я этого свадебного обряда у чува ш е й и м ари, по вид и м о м у, объясняется Тем, ч то он унаследован и м и от в о л ж с к и х болгар.

От в о л ж с к и х болгар воспринял и этот обряд и ка за н с ки е татары, но под влиянием м ус у л ь м а н с ко й р ел и ги и он был вытеснен из и х свадебной обрядности и оказа л ся перенесен­ н ы м в обряды «сабантуя», п р а зд н и ка, связанного с весенни­ м и полевы м и работам и. Более усто йчиво он сохранил ся у к р я ш е н под названием ш и й л ы к ;

у та та р -м усул ь м а н вос­ т о ч н ы х районов Т а та р и и он известен к а к ш о л о к ;

а у та тар З а ка м ь я он не бытовал. В день ш и й л ы к а та та р ы -кр я ш е н ы «совершали ж е р тв о при но ш е ни я, м оления, устр аивали обря­ довую Трапезу под предводительством п о ж и л ы х », а в вос­ то ч н ы х рай о на х Т а та р и и у та тар -м усул ьм а н ш о л о к в ы сту­ пал к а к «обряд м оления о дож де с ж е р тв о пр и н о ш е н и ям и (ко р о в ы и овцы) и поеданием обрядовой к а ш и ш и й л ы к боткасы» 78. Н ад о пол а гать, ч то у татар Среднего П о в о л ж ь я в проведении данного обряда центральное место заним ало ж ертвопринош ение овцы, что отразилось и на названи и об­ ряда в целом.

77 И. Н. С м и р н о в. Черемисы. Историко-этнографический очерк.

И О А И Э, т. V II, Казань, 1889, стр. 104.

78 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья», стр. 305 и 370.

В рай онах северо-восточной Б ол га ри и, в частности в ка п а н с к и х селениях Р а згр а д ско го о к р у га, во время свадьбы в составе свиты ж е н и х а бывает его п о м о щ н и к, вы бираем ы й и з числ а б л и ж а й ш и х друзей. Это лицо вы ступает в роли учредителя по р я д ка и неизм енно сопровождает ж е н и х а в течение всей свадебной обрядности. П о одеянию и по действиям во время свадебны х церем оний он напом инает «иртмак», и л и «кн кр» ч у в а ш с ко й свадьбы. К а к и ч у в а ш с к и й у р тм а к, п о м о щ н и к ж е н и х а у болгар-капанцев подпоясы вается в ы ш и ты м к у ш а к о м, через плечо носит п о ­ лотенце с в ы ш и ты м и ко н ц а м и, а самое главное — он в ы сту­ пает в роли хр ан ител я и н о с и л ь щ и ка с у м к и со съестны ми пр ип асам и. О писы вая свадьбу н и зо в ы х чува ш ей Симбир­ с ко й губ е рни и, К. П ро коп ье в у ка зы в а л, что «уртак»

в к а ж д о м доме, где бывает свадебный поезд, «берет со стола по нем ном у сыра, ж а ре ного и засуш енного м яса (ш арттан) и хлеба. К о гд а поезд переезжает и з одной деревни в д р у гу ю, н а ч а л ь н и к в поле останавливает поезд и спраш ивает, не угод но л и к о м у за ку с и ть. Ж ел аю щ ие и адресую тся тогда к ур та к. В К а з а н с к о й губ е р н и и у р т а к назы вается «кн к р ». К р о м е но ш е ни я с у м о к, на нем л е ж и т обязанность вести за повод лош адь м у з ы ка н т а п р и переезде поезда из дома в дом, Т а к к а к м у з ы к а н т д о л ж е н и во время переез­ дов, сидя верхом на лош ади, и гр а ть на своем и н стр ум е н ­ те» 79. У чува ш ей «уртмах», и л и «уртмак»,— с у м к у для съ естны х припасов, и зго то в л я л и из к о ж и в виде д в ух пере­ м е тн ы х сум и во время свадьбы но сил и и х через правое плечо. В Р а згр а д ском о кр у ге свадебные с у м к и сделаны из черной ш ерстяной т к а н и дом аш него изготовл ения и на н и х в ы ш и ты разноцветны м и н и т к а м и геом етрические и расти ­ тельные узоры. Х а р а кте р н о, ч то орнам ент в ы ш и в ки на обе­ и х сторонах с у м к и одинаков. А н а л о ги ч н ы е узоры у ч у в а ­ ш ей встречаю тся в в ы ш и в ка х свадебны х по д уш ек. Вероятно, переметные к о ж а н ы е с у м к и бытовали в прош лом и у бол­ га р -ка п а н ц е в, ибо э кзе м п л я р ы т а к и х с у м о к встречаю тся в м узе й н ы х к о л л е к ц и я х б о л га р с ки х бы товы х предметов.


И з обрядов, соверш авш ихся в за кл ю че н ие свадебных церем оний, привлекает в ним ание обряд х о ж д е н и я ново­ 79 К. П. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш, стр. 13;

См. та кж е П. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. I I I, стр. 288— 289.

брачной за водой 80. У чува ш ей, к а к правило, он проводил­ ся после первой брачной н о чи и с н я ти я с молодой п о к р ы ­ вала. В н е ко то р ы х селениях н и зо в ы х чува ш е й во время и спол нения этого обряда на м олодую надевали ш а п к у м у ­ ж а 81. За водой она ш л а в сопровож д ении зол о вки и л и бли­ ж а й ш е й родственницы м у ж а и в а та ги детворы. У к л ю ч а и ли р е ч ки, о т ку д а ж и те л и селения брали п и ть е в у ю воду, новобрачная, пр еж д е чем набрать воды, становилась лицом на восток и тр и раза кл а ня л а сь со л н цу и и с т о ч н и к у. В это врем я золовка, за че рпн ув полны е ведра, ставила и х перед ней, но молодая оп ро кид ы ва л а и х. Эта церем ония по вторя­ лась до тр ех раз. О тм ечая не которы е о тл и ч и я этого обряда у р а зн ы х г р у п п ч ува ш ей, К. П. П ро ко п ье в сделал следую ­ щее правильное зам еча н ие: «Эта церем ония в р а з л и ч н ы х местах делается разл ично... в н е ко то р ы х м естах золовка черпает воду, а молодая проливает, а в д р у ги х м естах — наоборот: м олодая черпает, а зол овка проливает» 82. После этого молодая дарила золовке д еньги и л и что-нибудь из ж е н с к и х у кр а ш е н и й и, вновь тр е х кр а тн о п о кл о н и в ш и сь н а в осточную сторону, направлялась с п о л н ы м и ведрами до­ м ой. Встречая по п у т и лю дей старш его возраста, молодая, не сни м ая кором ы сл а, приседала, т. е. в ы р а ж а л а свое п о ч ­ тение к ни м. В ответ на это ж е л а л и ей быть хорош им чело­ веком. П о м и м о по чтите л ьно го отнош е ния к старш им, от молодой требовалось уменье и с ку с н о обходиться с детьми, толпа к о то р ы х требовала в н и м а н и я к себе, а в случае пре­ небреж ения к и х запросам они м огл и пом еш ать ей донести воду до дома. В ернувш ись домой, м олодая тр и раза делала реверано-в середине избы, в ы р а ж а я свое почтение к родите­ лям м у ж а и го стя м, сидевш им за свадебным столом. П о л у ­ ч и в и х благословенье, но вобра чная с пом ощ ью зол о вки пр и ступа л а к приготовл е н ию у го щ е н и я для гостей 83. «П ока варится я ш к а (т. е. с у п.— П. Д.) и п о ка д р у гу ю часть воды 80 В этнографических описаниях этого обряда чувашской свадьбы существенных отличий не имеется, большинство авторов повторяет све­ дения, изложенные в книге В. С б о е в а «Исследования об инородцах Казанской губернии», стр. 87.

8 К. П. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш, стр. 29.

82 Там же.

83 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X I I I, Чебоксары, 1937, стр. 75— 76.

под носят гостя м, молодая стоит окол о п е ч к и, приседая на одном колене и приставив ладонь к руке» 84.

Х о ж д е н и е новобрачной за водой в за кл ю ч и те л ь н о й части свадьбы бытовало у ряда народов П о в о л ж ь я — т а т а р 85, м ордвы 86. В отличие от чува ш ей, у м ордвы невеста за водой ш л а в сопрово ж дении всех у ч а с тн и ко в свадьбы, и на бе­ ре гу ре ки устраивалось моление «Ведь аве»— хра н и те л ь ни ­ це воды. После м оления молодая черпала ведро воды, но по езж ане вы ливали ее. Это повторялось до трех раз. Вер­ нув ш и сь домой, м о л о д уш ка н а чи н а л а обносить принесенной водой гостей. У м о р д вы -м о кш и м о л о д уш ка, отправляясь за водой, оставляла на род н ике в дар «Ведь аве» полотенце.

Обряд х о ж д е н и я молодой к и с т о ч н и к у воды п р а к т и к о ­ вался п о ч ти во всех областях Д у н а й с к о й Б ол гари и. Этно­ граф ические о п исан ия свадебной обрядности болгар свиде­ тельствую т, что этот обряд предшествовал церем онии «раз криване» и л и «отбулването», т. е. сн я ти я с молодой п о к р ы ­ вала. В в осточны х р а й она х Б о л га ри и новобрачная на прав­ лялась за водой в сопрово ж д ении п о д р у ж е к и у ч а с тн и ко в свадебного то рж ества. В од у доставал деверь и на пол н ял ко те л о к, а невеста до тр е х раз о п р окид ы вал а по суд у с во­ дой. Торж ественно возвративш ись домой, м олодая ставила котел с водой под дерево на дворе и у го щ а л а гостей, за что п о л учал а от н и х п о д а р ки, а некоторы е у ч а с т н и к и этой це­ рем онии ради ш у т к и п у с к а л и в воду пепел и прочие со р и н­ к и. После этого н а чи н а л ся обряд сн и м а н и я по кр ы в а л а с не­ весты 87.

И с т о к и данного обряда, по-видим ом у, восходят к древ­ н и м временам. К а к видно из оп иса н ия м ордовского обряда х о ж д е н и я новобрачной за водой, исполнение данного обря­ да связано с п о чи тан ие м бож еств— хозяев воды, и во вре­ м я ж е ртв о при но ш е ни я пр оисходило первое представление— приобщ ение невесты этим божествам. П о м и м о этого, дан­ н ы й обряд явл ял ся своеобразным «светским» вы ходом моло­ дой в но вы й ко л л е кти в людей, во время ко то р о го п р оисхо­ 84 К. П. П р о к о п ь е в. Брак у чуваш, стр. 29.

85 «Татары Среднего Поволжья и Приуралья», стр. 244, 256.

8 М. Е в с е в ь е в. Мордовская свадьба. Изд. 2-е, Саранск, 1959, стр. 236— 237.

87 См. М. А р н а у д о в. Българските сватбени обреди, ч. 1, стр. 99— 100.

дила проверка м орал ьно-этических качеств нового члена общества.

И з отдельны х моментов данного обряда привлекает т а к ж е то, что невеста д о л ж н а была стоять кол енопреклонен­ н о й у печи, т. е. вблизи того места, где, по древним пове­ рьям, находилась богиня-покро ви тел ьн иц а дома. Стремле­ ние и с ка т ь по кровительства у бо гин и очага обнаруж ивается и пр и о р и ги на л ьн ом виде б р а ка — «пристанке». У д у н а й с к и х болгар п р и браке с «пристанкой» д е в уш ка сама пр иходи ла к ж е н и х у в дом его родителей. П р и д я в дом ж е н и х а, де­ в у ш к а в пе рвую очередь п р иб л и ж а л ась к о гн ю на очаге и мешала его, п о ка зы в а я тем сам ы м, что пр и ш л а под за­ щ и т у очага новой семьи. П о словам б о л га р ски х этнографов, п р и н я ти е д е в у ш ки в дом в ы раж ал ось тем, ч то ее п р и гл а ш а ­ л и сесть к о гню. В б ол гарской этногр аф ической литературе сообщается, что брак с п р и с т а н ко й п р а кт и ко в а л с я в тех с л уч а я х, ко гд а родители невесты не соглаш ались на ее брак с и зб р а н ны м ею ж е н и х о м, и л и ж е и з эко н о м и и, ко гд а ж е ­ н и х и его семья не бы ли в состоянии за пл атить ага р л ы к и нести свадебные расходы, в частности к у п и т ь по д а р ки.

Этнограф Ф. В ол ков считал, что э ко ном и че ски е п р и ч и н ы оформления б рака с п р и с т а н ко й имели позднейш ее пр оис­ хож д ени е, а первая п р и ч и н а — вступление д е в уш ки в брак без согласия родителей — имела более естественный и бо­ лее древний хар а кте р. П р и ко с н у в ш и с ь к о гн ю дом аш него очага в ч у ж о м роде, писал Ф. В олков, «девуш ка, с одной стороны, ставит родителей своего ж е н и х а в невозм ож ность п р о гн а ть ее,а тем сам ы м и снимает с н и х и с ж е н и х а, равно к а к и о всего его рода, в с я к у ю ответственность перед своим родом, с д р у го й ж е стороны, по ставивш и себя под за щ и ту очага новой семьи, она разрывает связь с своей семьей и л иш ает ее права забрать ее силой» 88.

Этот обы чай бытовал в прош лом и у народов Д а ге с та н а ;

известен был он и среди чува ш ей, обычное право ко т о р ы х признавал о этот вид брака и в тех с л у ч а я х, ко гд а д ев уш ка оказы валась обм анутой и имела право силой войти в дом своего соблазнителя и п р и н у д и ть его взять ее себе в ж е н ы.

К а к правило, в эти х с л у ч а я х д е в уш ка в пе рвую очередь ста­ новилась под о х р а н у семейного очага.

88 Ф. В о л к о в. Свадебные обряды в Болгарии, стр. 18.

В болгарской и ч у в а ш с ко й свадебной обрядности привле­ ка е т вним ание и церемониал у го щ е н и я у ч а с тн и ко в свадьбы и з единой серебряной и л и м едной ч а ш и, п о кр ы то й узорам и, У болгар-капанцев Р а згр а д ско го о к р у га с этой чаш ей, на­ пол ненной сл а д ки м вином, х о з я и н дома подним ает тост, а затем чаш а передается по к р у г у, и к а ж д ы й гость, вы ра­ ж а я добрые п о ж е л а н и я но вобра чны м, пьет и з ч а ш и. В бы ­ т у чува ш ей подобная ч а ш а была известна под названием «туй хура н » (слово «туй» в д анном случае означает ж е л ту ю медь 89) — м едны й котел, и в ста р и н у во время свадебного п и р а в нем подавали по д огре ты й медовый н а п и то к, обходя гостей, к а к и у болгар-капанцев, по к р у г у.

Воссоздать к а р т и н у р и туал а прием а гостей у древних болгар отчасти п о м о га ю т вопросы, предлож енны е болгара­ м и р и м с ко м у папе Н и ко л а ю I. Т а к, например, один из вопросов, за д а н н ы х болгарам и, гл а с и т : « К о гд а на ш го с у ­ дарь по обы чаю сидит для в ку ш е н и я п и щ и на кресле за столом (in selidi ad mensam), н и к т о не садится с ни м, даж е ж е н а его, м ы ж е садимся поодаль (in sellis) (на седлах?) и едим на полу» 90.

Этот обы чай, д и к т у ю щ и й определенные места для гостей во время прием а п и щ и, без сом нения, унаследован от протоболгар, ибо этот ж е ри туал, но более подробно, описан у в о л ж с к и х болгар. М ы имеем в вид у описание, которое содерж ится в сочинении А х м е д а и бн -Ф а д л а н а :

«По прош ествии ка ко го -н и б у д ь часа он (т. е. б ол гарский ц а р ь.— П. Д.) прислал за на м и, и м ы вош ли к нем у, в то время к а к он [находился] в своей па л атке. Ц ари [сидели] с правой его стороны, а нас он п р и гл а с и л сесть слева от него, в то время к а к сы новья его сидели перед н и м, а он один [сидел] на троне, п о кр ы то м в и за н ти й с ко й па рчой. Он велел пр ин ести стол [с яствам и], и он был подан ему. Н а нем было одно то л ько жареное мясо. И т а к, он н а ч а л,— взял н о ж, отрезал к у с о ч е к и съел его, и второй, и третий. П отом он отрезал к у с о к и дал его С усану послу. К о гд а ж е он его п о л у ч и л, ем у был принесен м а л е н ь ки й стол и поставлен 8 См. Н. И. А ш м а р и н. Словарь чувашского языка, вып. X IV, стр. 94.

90 «Отговорите на папа Николай I по допитванията на българите»;

А. Г и л ь ф е р д и н г. История сербов и болгар. «Собрание сочинений», т. 1, СПб., 1868, стр. 68.

перед ним. И таково правило, что н и к т о не протягивает своей р у к и к еде, п о ка царь не в р у ч и т ем у к у с о ч е к. И то т­ час, к а к то л ь ко он его п о л у ч и т, то у ж е принесен ему стол» 91.

Этот прием у го щ е н и я был, вероятно, тр а д и ц и о н н ы м не только в среде господ ствую щ ей в е р х у ш ки, но и среди ш и ­ р о к и х масс бо л га рского населения. О тгол о ски этого обы чая держ ались в семейном б ы ту д у н а й с к и х болгар и чуваш ей весьма пр о чн о, но больше всего заф икси ро ва ны они в обрядовой трапезе по сл уч а ю пом иновения усо п ш и х, во время язы ческих р е л и ги о зн ы х ж ер твопри нош ени й.

К. М и л ь ко в и ч, бытописатель чува ш ей X V I I I века, ха р а кте ­ р и зу я полевое общественное ж ертвопринош ение вы сш им богам, у ка зы в а е т: «По пр иго то вл е н ии ж е ртвенного и по расстановлении блюд в два ряда, ж р е ц, проходя м е ж д у н и м и, считает б л ю д ы ;

потом, п р и ка за в изрезать и зго то в ­ ленное на части, сам кладет и з н и х по одной на ка ж д о е блюдо и наливает по к о в ш и к у отвару, после сего о тпус­ ка е т блю ды по домам. Н арод ж е, разделяясь на к у ч к и, садится» 92.

П о ч т и та ко й ж е р и туа л соблюдался у чува ш ей и в н а ­ чале X X века пр и исполнении обрядового м оленья по о к о н ­ ч а н и и полевы х работ и по м иновении усо п ш и х. У ч а с т н и к и п о м и нал ьн о й тр апезы садились возле двери и один за д р у­ ги м по ста рш и нств у отделяли р у к а м и, без по м ощ и н о ж а, от одного пред л ож енного к у ш а н ь я по к у с о ч к у и кл а л и в п у с т у ю посуд у, п о м и н а я к а ж д о го ум ерш его о т д е л ь н о 93.

В этнограф ической литературе у ка зы ва е тся т а к ж е и на обы чай предлагать угощ ение на отдельном столе в виде особого п о ч и та й и я, но этот обряд п р а кт и ко в а л с я гл а вн ы м образом в з а ж и т о ч н ы х с е м ь я х 94. А н а л о ги ч н ы й обряд со­ верш ался в б огаты х сем ьях д у н а й с к и х бо л гар: п р и по м и ­ новении у с о п ш и х на 40-й день они дарили бедным род­ ств е н н и ка м стол с ку в ш и н о м вина, та р е л кам и, ста каном, сол он ко й и полотенцем.

9 А. П. К о в а л е в с к и й. К н и га Ахмеда ибн-Фадлана о его путе­ шествии на Волгу в 921— 922 гг., стр. 132.

92 «О чувашах. Этнографический очерк неизвестного автора X V I I I столетия», стр. 29.

93 М. П. П е т р о в. О происхождении чуваш, стр. 38.

94 Там же, стр. 38— 39.

Н екото ры е элементы древнего церемониала у го щ е н и я пр осл еж и ва ю тся и в об ы ча я х, соблю давш ихся во время проведения «соборов». Н априм ер, в о п иса н ии ю р и д и ч е ско ­ го быта болгар, данном Б о ги ш и ч е м, есть указан ие, ч то «на соборах все п р и сутств ую щ и е разделяю тся во время еды на к у ч к и, и з ко то р о го к а ж д а я состоит и з одной семьи, дядо занимает п р и этом самое почетное место (точно т а к ж е, к а к и у себя дома), по пр а вую р у к у от него р а сса ж и ­ ваю тся м у ж ч и н ы, а по левую — ж е н щ и н ы, все рядом по возрасту» 95.

В ни м а ни е исследователей было обращено и на выявле­ ние параллелей в болгарском и ч у в а ш с ко м я з ы к а х, что, естественно, д о л ж н о содействовать разреш ению проблемы ку л ь т у р н о го наследия а с п а р ухо в ы х болгар в современном болгарском я зы ке. О днако изуче ни е этой проблемы было затруднено рядом обстоятельств. П ро тоболгары, б уд учи сравнительно м ал очисл енны м и, чем восточнославянские племена, быстро растворились в сл а в ян ско й этн ической среде и не оставили сущ ественны х следов в я зы ке д ун а й ­ с к и х болгар, а это, в свою очередь, потребовало м н о го у с и ­ л и й и времени для определения я зы ко в о й п р и н ад л еж н ости протоболгар. В н а у ч н о й литературе, посвящ енной п р о то ­ болгарам, вы д вигал ись разл ичны е и противоречивы е тео­ рии об и х этн и ч е ско й и я зы ко в о й п р ин а д л еж н ости. О дни исследователи пр оисхо ж д е ни е протоболгар пы тал и сь свя­ зы вать с угр о -ф и н с ки м и племенам и, ряд у ч е н ы х д оказы вал славянское п р оисхо ж д е ни е и х, немало сто р о нн иков имела теория т ю р к с к о го пр о и с х о ж д е н и я асп а р ухо в ы х болгар, а некоторы е исследователи были с кл о н н ы видеть в древних болгарах э тн и ч е с ку ю смесь из с л а в я н с ки х, ф и н с ки х и т ю р к с к и х племен. В настоящ ее время твердо установлена пр и н ад л еж н о сть пр отобол гарского я з ы к а к т ю р к с к и м я з ы ­ к а м а л та й ско й семьи. Н о д аж е после установления этого ф акта исследователям не т а к л е гко в ы яв и ть д ревнетю рк­ ские — протоболгарские — элементы в я зы ке д у н а й с к и х болгар, ибо в своем исто р и ческо м разви ти и этот я з ы к под­ вергался в л и я н и ю р а зн ы х т ю р к с к и х племен. П р о н и кн о в е ­ 95 «Юридический быт болгар (по Б о г и ш и ч у)». СПб., 1871, стр. 6.

ние т ю р к с к и х элементов в б о л га р ски й я з ы к началось с V I I века и продолж алось в течение 12 веков, т. е. вплоть До X I X века. П р и этом следует отметить, ч то т ю р кс ки е я з ы к и Д у н а й с к о й Б о л гар и и пр и н а д л е ж а л и к трем разл и ч ­ н ы м гр у п п а м западной ветви т ю р к с к о го я з ы к а : протобол га р с к и й — бол гарской гр у п п е ( к этой ж е гр у п п е относится и ч у в а ш с к и й я з ы к ), к у м а н с к и й и та та р с ки й — к ы п ч а к с к о й гр у п п е, п е че н е гски й, га га у з с к и й и т у р е ц к и й — о гу зс ко й гр у п п е 96.

Если раньш е исследователи у тв е р ж д ал и, что в язы ке д у н а й с к и х болгар не сохранилось н и к а к и х следов от про то б ол гарского я з ы к а, и л и ж е п р изнава л и его вероятны е и м ни м ы е о ста тки, то за последние десятилетия в современ­ ном болгарском я з ы ке выявлено н е ско л ь ко десятков слов, в осход ящ и х к я з ы к у протоболгар. Б о л га р с ки й филолог Е. Боев, обобщ ая результаты н а у ч н ы х и зы с к а н и й о насле­ дии п р ото б ол га рски х слов в кн и ж н о -л и те р а ту р н о м я зы ке и н а род ны х говор ах д у н а й с к и х болгар, собрал эти уцелев­ ш ие слова в особые гр у п п ы (всего 10 гр у п п ). Зам етим, ч то подавляю щ ее больш инство эти х слов совершенно одина­ ково по значе ни ю с соответствую щ им и ч у в а ш с к и м и сло­ вами.

В первую г р у п п у с о х р а н и в ш и хся пр о то б о л га р ски х слов в кл ю ч е н ы следую щ ие народны е и л и чн ы е и м е н а : бълга р и н (чув. п л хар, п ул х р ), Борис (чув. П у р и с ), Б о ян (чув.

П у я н ), К у з м а н (чув. К у з м а н ), Курт и (чув. Курттин, Курт тан, Курт и, Корти), Ч авдар (чув. Чавтар), Ч а ко (чув. Ч ак ка). И м ею тся достаточны е основания, чтобы к этой ж е гр у п п е отнести им ена д ревнеболгарских кн я зе й, заф икси ­ рованны е в т. if. « И м е н ни ке б о л га р ски х кня зей » и в а н­ т и ч н ы х пи сь м е нны х и с то ч н и к а х. М но ги е им ена древнебол­ г а р с к и х правителей встречаю тся в числе ч у в а ш с к и х до­ х р и с т и а н с к и х имен. В ч у в а ш с ко й историограф ии имеется ряд работ, в к о то р ы х проведено сопоставление древнебол­ г а р с к и х им ен с ч у в а ш с к и м и. Н а на ш взгл яд, и з н и х н а у ч н о более ар гум е нти р о в а ны и з ы с к а н и я Н. И. А ш м а р и н а, а в См. Е. Б о е в. За предтурското тюркско влияние в български език, стр. 5.

работе М. П. П етрова д опущ ены и малоубедительные срав­ не ния 97.

Во в то р ую г р у п п у д ревнеболгарских слов Е. Боев объе­ диняет те рм ины, связанны е с общ ественной ж и з н ь ю и упр авл ен ие м : болярин, сан, сам чи, хан. Ч у в а ш с ки е парал­ лели к последним трем словам приведены с соответствую ­ щ и м и прим ерам и в работе Н. И. А ш м а р и н а 98. Н екоторы е исследователи к этой гр у п п е относят слова тархан, чигот (в зна че ни и «дворцовый человек, гвардеец»).

Д р е в н е тю р кски е религиозны е и кул ьтовы е те рм и ны в ы ­ делены в третью г р у п п у : к а п, капищ е, ку м и р. И з н и х ка п (капищ е ) сохранился и в ч у в а ш с ко м я з ы к е : ка п — форма, ф игура, силуэт, в неш ний вид, подобие.

И з слов четвертой гр у п п ы, обозначаю щ и х ч асти чело­ веческого тела (бъбрек, корем), имеет соответствующее слово в ч у в а ш с ко м я зы ке корем — ч у в. хы р м — ж е л у д о к, ж и в о т, нутро.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.