авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Будапештский институт экономики Отделение внешней торговли Факультет международной коммуникации Дневное отделение Специализация Public ...»

-- [ Страница 2 ] --

Более того, здесь наблюдаются чрезвычайно негативные тенденции. Из млн. потерявших за период 1991-1998 гг. работу 8 млн. составили женщины, причем такой разрыв был особенно характерен для начала реформ41. Женщины были вытеснены в первую очередь из сферы квалифицированного труда - управления, приборостроения, электроники. Острейший кризис пережила отечественная легкая промышленность, а ведь квалификация ткачихи и прядильщицы сравнима с квалификацией работников машиностроения (будем надеяться, что признаки подъема здесь не останутся лишь признаками). Удельный вес занятых женщин в целом по всем отраслям экономики неуклонно сокращается (как видно из цифр, приведенных выше). Даже в традиционно «женских» отраслях, где удельный вес женщин всегда был велик, таких, как финансы, связь, торговля, жилищно коммунальное хозяйство, начался процесс замещения женщин мужчинами. Хотя после первого «женского» вала «волна» сокращений «накрыла» и «мужские» отрасли - строительство, добыча угля, оборонная промышленность, лесное хозяйство и т.д., и безработица стала приобретать мужские черты, процесс адаптации экономики к новым рыночным условиям оказался явно сегментированным в тендерном аспекте.

Российская экономика не стала фундаментом реального равноправия женщин, не предоставила женщинам равные с мужчинами возможности в выборе жизненных стратегий. В структуре занятости женщин произошли неблагоприятные, на мой взгляд, сдвиги. Так, в 90-х годах неуклонно снижалась доля индустриального труда:

в сфере промышленности, транспорта, строительства и других отраслях производства в 2000 г. трудились 37% женщин против 50% в 1990 г. В абсолютном исчислении значительно (почти в 2 раза) сократились рабочие места, занятые женщинами. А доля сферы обслуживания (главным образом торговля, а также услуги, жилищно-коммунальное хозяйство) увеличилась до 23% против 16% в г., здесь наблюдается не только относительный, но и абсолютный прирост занятости42. Доля социальных отраслей - здравоохранения, образования, культуры относительно возросла (30% против 24% в 1990 г.), но число рабочих мест, занятых женщинами, осталось прежним. Рекорд сокращений поставила наука: в ней в 1990 г.

насчитывалось 1,5 млн. женщин, в 2000 г. осталось всего 645 тыс. (справедливости ради отмечу, что мужчины пострадали в равной степени)43.

Профессионально-отраслевая структура занятости женщин служит еще одним подтверждением укрепления традиционных начал в социально-экономической сфере, которые в недавнем прошлом были довольно успешно потеснены. Даже на благополучных предприятиях сферой приложения женского труда остаются, как правило, должности, не требующие высокой квалификации - такие, как штам повщицы, упаковщицы, секретарши, в то время как мужчины занимают должности, требующие высокого уровня общего и профессионального образования - менеджеры, мастера, операторы станков с программным управлением, ремонтники.

Но в России возникли и новые современные сферы занятости, связанные с развитием информационной и рыночной инфраструктуры, где женщины в конкуренции с противоположным полом сумели отвоевать достойное место. Так, в организациях, обеспечивающих функционирование рынка, среди специалистов по рекламе, имиджмейкеров их -40-50%. Появились профессиональные группы женщин, обслуживающих избирательные кампании, 10% депутатов в Государственной думе женщины. Новой профессиональной областью стала, кроме того, армия, где они служат офицерами, прапорщиками и мичманами, солдатами, однако офицерские звания имеют всего 3% женщин-военнослужащих44.

Надолго ли задержатся женщины на периферии экономики, вернут ли они себе положение равноправного партнера на рынке труда, зависит не в последнюю очередь от того, сохранят ли они свое преимущество в образовательном уровне.

Женщины пока лидируют в области как высшего (24% занятых женщин имеют высшее образование против 19% мужчин), так и среднего профессионального образования (38% против 30%), но при этом они составляют большинство (73%) также и среди безработных с высшим и средним профессиональным образованием, зарегистрированных в службе занятости45. Такая ситуация свидетельствует о том, что женщинам придется осваивать начальное профессиональное образование с помощью краткосрочного переобучения, дополнительного овладения вторыми, менее фундаментальными профессиями в целях приспособления к конъюнктуре спроса.

Однако напомню, что в начале реформ активно дебатировался вопрос об объективности сложившегося в СССР высочайшего уровня занятости женщин в индустриальной сфере с позиций интересов общества и личности. Значительная часть самих женщин желали расширения возможностей больше быть дома, заниматься детьми. Что же сейчас, когда жизнь реально поставила их перед указанной дилеммой? Действительно, часть женщин ушли в домашнее хозяйство добровольно, но число тех, кто вынужденно остается дома и хочет найти рабочее место, в 2000 г. превысило число тех, кто не хочет этого (смотрите таблицу 3).

Таблица Женщины в домашнем хозяйстве (тысяч человек) В том числе Не хотят работать Хотят работать отчаялись найти работу 2853 2384 1997 г. октябрь 1850 3417 2000 г. август Источник: Обследование населения по проблемам занятости. Август 2000 г. С.82.

Объективная потребность в росте доходов семейного бюджета реализовалась в виде мощного сегмента неформальной занятости: по оценкам, это 5-6 млн. женщин – 1/5 численности женщин, занятых в легальном секторе (хотя, конечно, в секторе неформальной занятости преобладают мужчины). Получили распространение вынужденная неполная занятость, срочные контракты, договоры подряда и т.п.

Оценивая ситуацию в пореформенной России в целом, еще раз подчеркну, что масштабы применения женского труда в экономике по-прежнему велики - около половины занятых46. Почему же они остаются столь значительными? И здесь на передний план выдвигается еще одна важнейшая проблема - цена женской рабочей силы, даже квалифицированной, остается низкой. Это - наследие СССР, где цен трализованная тарифная политика, хотя официально и устанавливала единые в гендерном аспекте тарифы, но фактически отдавала предпочтение традиционно «мужским» отраслям - тяжелой и добывающей промышленности, строительно монтажным работам, транспорту. Существенно хуже оплачиваемыми оказались отрасли с меньшей народнохозяйственной значимостью – легкая и пищевая промышленность, образование, здравоохранение, где преобладала женская занятость.

В большей степени мужчинам выплачивались надбавки за тяжесть работ, северные надбавки, доплаты за сверхурочные. В пользу мужчин складывалась и должностная иерархия, а, следовательно, заработки мужчин практически на любом предприятии и организации были выше (в целом по народному хозяйству на 1/3).

На внутрифирменном уровне такая дифференциация сегодня постепенно сглаживается. Заработная плата женщин и мужчин одинаковой профессии, работающих в одной организации, достаточно близка (соответствующее соотношение для учителей школ равно в среднем 97%, врачей- 80, штукатуров- 104% и т.д.)47. Но гендерная дифференциация в отраслевом и межотраслевом аспектах, формирующая общенациональный показатель гендерной дифференциации, продолжает оставаться весомой. В 1999 г. Госкомстат России провел обследование заработной платы мужчин и женщин, занятых в ведущих отраслях народного хозяйства. Разброс значений средней заработной платы мужчин и женщин по отраслям составил от 10% в сельском хозяйстве и 17% в образовании до 41% в геологоразведке. Коэффициент дифференциации оплаты труда по полу в экономике России в целом составил 30%48.

В результате указанного обследования можно сделать неутешительные выводы:

1) заработная плата женщин меньше во всех отраслях, даже в тех, где преобладает женский труд;

2) дифференциация заработной платы женщин в отраслевом и межотраслевом аспектах существенно меньше, чем мужчин;

3) в принципе женская отраслевая дифференциация заработной платы аналогична мужской: если женщина работает в традиционно «мужской» отрасли, шансы получать больше у нее выше, чем у женщины такой же профессии, работающей в «женской» отрасли (смотрите таблицу 4).

Таблица Гендерные различия в оплате труда (1999 г.) По отношению к наименее Отраслевой Заработная плата оплачиваемой отрасли уровень (руб. в месяц) (раз) дифференциации оплаты труда (%) мужчины женщины мужчины женщины Промышленность 1456 1003 3,7 2,3 Транспорт 1664 1286 3,5 3,3 в том числе: морской 2489 1727 5,1 4,0 Связь 1804 1269 3,8 3,0 Строительство 1583 1257 3,3 2,9 Общекоммерческая 3512 3092 7,4 7,2 деятельность Операции с 2103 1605 4,4 3,7 недвижимостью Торговля, общепит 1284 941 2,7 2,2 Геологоразведка 2043 1206 4,3 2,8 Здравоохранение 871 684 1,8 1,6 Образование 752 642 1,6 1,5 Наука 1192 882 2,5 2,1 Финансы и кредит 2565 1986 5,4 4,6 Госуправление 1828 1546 3,9 3,6 Общественные 1141 1021 2,4 2,4 объединения Сельское хозяйство 474 429 1,0 1,0 Источник: Женщины и мужчины России. М.: Госкомстат России. 1999. С.71.

Если не для ликвидации, то для существенного сокращения разрыва между заработной платой женщин и мужчин нужны десятилетия. Пока же рост заработков женщин носит всего лишь догоняющий характер, да в принципе он и не может быть иным.

Пропасть образовалась слишком давно, она - один из признаков структурно экономической отсталости России, когда обрабатывающие отрасли потеснены сырьевыми, а домашнее хозяйство преобладает над сферой услуг. Можно объяснить ее условиями производства, финансовыми причинами, традиционной «второсортностью» женского труда, национальным социокультурным фоном и многим другим, но для гендерного анализа здесь принципиально важно другое. При общем низком уровне жизни и цены рабочей силы в Российской Федерации оплата труда мужчин чаще позволяет содержать себя и семью на достойном (конечно, для нищей страны) уровне, а оплата труда женщин, как правило, ориентирована только на прожиточный минимум, без учета иждивенца. Сейчас зарплата учительницы, воспитательницы, медсестры, ткачихи, штамповщицы упаковщицы, лаборантки, уборщицы позволяет всего лишь не умереть с голоду.

Достаточно неблагоприятны и прогнозы на перспективу: возможный экономический рост, по оценкам, потребует увеличения в первую очередь числа мужских рабочих вакансий (в сырьевых и обрабатывающих отраслях). А, скажем, в образовании - традиционном «бастионе» женского труда - возможно даже сокращение вакансий вследствие демографического спада. Программа развития общественных работ Минтруда менее всего ориентирована на женщин:

строительство дорог, городские тяжелые работы, но не надзор за детьми, уход за больными и т.п. И даже президентская программа повышения квалификации управленческих кадров за рубежом практически полностью ориентирована на мужчин.

Одной из сфер, поддерживающих женскую занятость, может стать сфера социального обслуживания населения. По состоянию на начало 2001 г. в РФ действовали более 2,1 тыс. учреждений социального обслуживания семьи и детей, что позволило создать около 50 тысяч дополнительных рабочих мест в основном для женщин (14,9 тыс. человек на начало 1995 г. - 62,7 тыс. на начало 2001 г.)49.

Определенные надежды работниц связаны и с возрождением отечественной легкой, текстильной и пищевой промышленности.

Отдельные высокотехнологичные отрасли оборонной промышленности также способны предоставить женщинам дополнительные вакансии.

Сектор платных услуг, который в настоящее время выполняет не более 25% дореформенного объема работ, при реализации адекватных мер по стимулированию его развития может поглотить значительное количество свободной женской рабочей силы.

Большие надежды возлагаются и на развитие женского малого бизнеса и расширение сети некоммерческих организаций по производству социальных услуг.

Существенную роль могут сыграть женские неправительственные организации, в которых уже сейчас занято примерно 5-7 тыс. женщин.

Незащищенность социально-экономического положения женщин обусловлена также несовершенством правовой системы регулирования трудовых отношений, причем проблемы связаны не столько с отсутствием законодательных норм, сколько с несоблюдением трудового и социального законодательства. Судебная система слаба, возможности государственной трудовой инспекции ограничены, пространство действий профсоюзов постоянно сужается, поэтому женщины бессильны перед произволом работодателя.

Вектор происходящих в этой области изменений, к сожалению, предполагает снижение регулирующей роли государства и распространение договорных отношений - преимущественно индивидуальных вместо коллективных. Социально защитная направленность трудового законодательства замещается идеей «баланса интересов», справедливой только при реальном равенстве партнеров - работника и работодателя. Между тем неравенство сторон при найме очевидно, особенно, если одним из партнеров является работающая женщина, воспитывающая детей. Поэтому трудовое право, на мой взгляд, нуждается, скорее, в адаптации, чем в революционной ломке, имея в виду переходный характер социально-экономических отношений.

Таким образом, из вышесказанного следует, что реформы в России не принесли пока желаемого результата, даже наоборот, усугубили положение на рынке труда и занятости российских женщин (безработица, большой разрыв в зарплате мужчин и женщин, дискриминация женщин, отсутствие законодательных норм, несоблюдение трудового и социального законодательства). И в то же время необходимость приспосабливаться к новым экономическим условиям дает возможность женщине показать себя с совершенно другой, скрытой до этого времени, стороны, проявить свои бойцовские качества и доказать, что она ничуть не хуже, а иногда и лучше, мужчины.

4.1.2. Особенности женской безработицы и неформальной занятости в России Женская безработица в России качественно отличается от таковой в развитых западных странах. Принципиальное отличие в том, что на Западе безработица имманентное явление, сопутствующее развитию капиталистических отношений уже на протяжении нескольких сот лет. Соответственно, здесь выработана и апробирована жизнью политика социальной защиты различных групп безработных, переподготовки высвобождающихся трудовых ресурсов, социальной адаптации к условиям безработицы.

Россияне же столкнулись с безработицей в резкой, обвальной форме после многих десятилетий гарантированного права на труд и всеобщую занятость (смотрите приложение: таблица 3). Поэтому у нас принципиально разные по масштабу и силе действия социальные и социально-психологические последствия безработицы. Она сопровождается массовой социальной депрессией и фрустрацией, потерей уверенности в завтрашнем дне, резким ростом количества самоубийств.

Длительное, неуклонное обнищание большинства населения привело (как я уже упоминала выше) к социальной дискриминации женщин, их сегрегации в сфере труда.

Кроме того, надо учитывать, что ни в одной западной стране не было такого высокого уровня занятости женщин в народном хозяйстве, как в СССР. И лишение работы миллионов образованных, профессионально подготовленных женщин специалистов (а их уровень образования в СССР был выше, чем у мужчин) в конце 90-х гг. сопровождается массовым снижением их социального и профессионального статусов.

Еще одна отличительная особенность: женская безработица в России - самая высокообразованная в мире. Нигде больше нет среди безработных такого количества женщин с дипломами высших и средних специальных учебных заведений (смотрите приложение: таблица 2).

Изменился характер женской индивидуальной мобильности на рынке труда.

Значительная часть женщин, вынужденно ставших безработными, снизила свой профессиональный статус и перешла на непрестижную и низкооплачиваемую работу.

Не редкость, например, женщина-доцент, разносящая газеты по квартирам, женщина-инженер с 20-летним стажем работы, торгующая на рынке, или бывшая пе вица, поющая (точнее, зарабатывающая себе на жизнь) в метро. И именно в по следнее время резко снизилась численность высокостатусных групп среди женщин.

Следует заметить, что среди лиц, признанных безработными, женщины составили 64,6% (на конец 2000 г.)50. Это значит, что идет процесс последовательной феминизации бедности в России. Женская безработица имеет двухуровневую структуру: существует безработица открытая (статусная) и скрытая. Поэтому так резко расходятся данные российской официальной статистики и Международной организации труда (МОТ) о численности безработных в нашей стране. Согласно официальной статистике, в конце 2000 г. в России было признано безработными 1, млн. человек, тогда как по методологии МОТ - 8,9 млн., а к середине 2001 г. - уже млн. человек. Результаты социологических исследований подтверждают правильность международных оценок.

Первый уровень - так называемую статусную безработицу - образуют потерявшие работу женщины, официально зарегистрированные на бирже труда и получающие пособие по безработице. На данный момент число статусных, т.е.

официальных безработных возросло до 1,9 млн. человек, что составило 2,6% экономически активного населения (среди них 64,7% - женщины)51.

Второй уровень - скрытая женская безработица. Это самая многочисленная группа. В ее состав входят работницы, лишившиеся работы, но не зарегистрированные на биржах труда. Они либо уволены и сами ищут работу, либо находятся в неоплачиваемом вынужденном отпуске. К этой же группе относятся и женщины, имеющие сокращенную рабочую неделю или неполный рабочий день. К ним нередко применяется определение – «формально занятые работники». По данным всероссийских опросов общественного мнения, минимальный уровень скрытой безработицы составляет до 13% от общей численности работающих в стране52. Наиболее незащищенными на обоих уровнях безработицы являются именно женщины. По данным всероссийских опросов общественного мнения, среди женщин в 1,5 раза больше, чем среди мужчин, тех, кто опасается потерять работу53.

Конкуренция на рынке труда в конце 2000 г. составила 1 к 6 (т.е. на одного работающего приходилось 6 безработных, ищущих рабочее место.) Что же кроется за этими сухими цифрами?

Во-первых, между мужской и женской безработицей в России имеются качественные различия: большинство безработных мужчин достаточно быстро находят новую работу, в то время как основная масса женщин, вытесненных из общественного производства, теряют ее практически навсегда.

Во-вторых, государством не только не принимаются никакие меры по выравниванию прав и возможностей женщин на рынке труда, а, напротив, маскируются и замалчиваются проблемы женской занятости и безработицы. Анало гичные выводы были сделаны и Международной комиссией по наблюдению за правами человека (Human Rights Watch), изучавшей положение женщин в российской сфере труда. По мнению международных наблюдателей, «органы власти не просто далеки от того, чтобы бороться с дискриминацией по полу, они сами активно участвуют в дискриминационных действиях и не обеспечивают исполнение законов, запрещающих такую дискриминацию»54.

В-третьих, большинство безработных россиянок не хотят становиться «счастливыми домашними хозяйками», хотя именно такое решение женского вопроса наиболее упорно пропагандируется средствами массовой информации (наверняка обращали внимание на то, что содержание большинства женских журналов сводится лишь к тому, что я бы назвала «инструкцией по созданию домашнего уюта», то есть приводятся рецепты тех или иных блюд, примеры дизайна квартир, советы по уходу за детьми и как вести себя с мужем). Подобное же решение предлагается частью политиков-мужчин, а в неявном виде поддерживается и государством, пытающимся тем самым разрешить проблемы безработицы и двойной занятости женщин.

Однако в условиях глубокого экономического кризиса и падения жизненного уровня большинства населения российские семьи не могут выжить без заработка женщины. Исследования, проведенные в 1997-1998 гг. в г. Рыбинске55, подтвердили:

женщины, указывающие в анкетах и других документах, что они являются до машними хозяйками, свое новое положение воспринимают как вынужденное, а их экономическое поведение ничем не отличается от тех, кто считает себя безработным, просто первые уже отчаялись найти новую работу в официальной сфере занятости.

В итоге при отсутствии эффективной государственной политики формируются механизмы саморегуляции, направленные на выживание семей, включая занятость в неформальном, в том числе и теневом секторе. Само по себе наличие неформальной занятости лишь подтверждает потребность и право граждан на труд. Однако негативные издержки подобного рода саморегуляции рынка труда для государства и цена, которую платят за нее женщины, вынужденно оказавшиеся в сфере полукриминальной неформальной экономики, непомерно высоки. Я разделяю позицию Т. Шанина, который отмечает: «Для России данную тему можно считать центральной, так как жизнь огромного большинства людей здесь невозможно понять, если не принимать во внимание их деятельность в неформальной экономике, и, тем не менее, мы знаем о ней удивительно мало»56.

Начиная с середины 90-х годов специалисты отмечают устойчивую тенденцию перетока рабочей силы, высвобожденной из официального сектора занятости, в сферу неформальной экономики. Особенно это наблюдается среди женщин, которых жесткая конкуренция за рабочие места буквально «выдавила» из офисов и производства на улицу: в ларьки, на рынки, в подземные переходы, на панель.

Под неформальной занятостью мы понимаем незарегистрированную в соответствии с законодательством экономическую деятельность, осуществляемую индивидуально или на малых предприятиях, которые не платят налоги, или платят не полностью. В работе Т. Шанина приводится множество понятий, с помощью которых описывается данное социально-экономическое явление. Из них наиболее значимыми для нашей темы являются: ориентация на выживание, а не на накопление капитала;

нацеленность на обеспечение рабочего места, а не на максимизацию средней прибыли;

гибкость и множественность способов заработать. Еще одним индикатором, не упомянутым в данном перечне, но наиболее точно позволяющим, по моему мнению, относить тот или иной вид трудовой деятельности к неформальной занятости, является оплата труда и услуг «черным налом».

Согласно результатам опросов специалистов, лица, учитываемые государственной статистикой как незанятые в экономике (учащиеся, пенсионеры, домохозяйки, безработные), в действительности нередко имеют работу, приносящую доход, в основном в неформальной экономике. По оценке специалистов, общая численность неформально занятых в настоящее время в стране составляет 25 млн.

человек, из них около 7 млн. (9% экономически активного населения) не имели другой работы и 18 млн. человек совмещали работу в формальном и неформальном секторах57.

Исследования в 1997-1998 гг. в г. Рыбинске показали значительную гендерную асимметрию и поляризацию сектора неформальной занятости. На одном полюсе находятся занятые с очень высоким уровнем нелегальных, а нередко и криминальных доходов (в подавляющем большинстве это мужчины, для которых неформальная занятость подчас является или прикрытием криминальной деятельно сти, или этапом для перехода в более крупный бизнес);

на другом - бедняки, безработные, мигранты-нелегалы, люди с пониженной трудоспособностью и люмпенизированные лица. Между этими полюсами находится основная часть занятых в неформальном секторе, дифференцированная как по степени тесноты связи с данным сектором, так и по уровню квалификации, доходов и т.п.

Наиболее типичными формами неформальной деятельности являются уличная и рыночная торговля, услуги населению по строительству, ремонту, пошиву, частный извоз, репетиторство и частные уроки, а также уборка квартир и офисов, приготовление пищи, присмотр за детьми, больными и престарелыми и др. При этом на таких работах, как ремонт квартир и автомобилей или частный извоз, то есть высокооплачиваемых, преобладают мужчины. Репетиторство, частные уроки, переводы, пошив одежды и т.п. могут быть отнесены к категории среднеоплачиваемой неформальной деятельности, где расценки за услуги зависят от уровня квалификации, спроса на тот или иной вид услуг и цен на них в данном регионе. В этой группе самозанятых неформалов большинство составляют женщины.

Если же речь идет о работе за гроши по найму на хозяина, то здесь практически всегда используется женский труд.

Ведь как рассуждают наниматели женской рабочей силы: женщины более работящие и серьезные, а мужчины часто пьют, прогуливают, и к тому же считают, что работать на рынке - не мужское дело.

Для понимания современных проблем женской безработицы и связанной с ней вынужденной занятости женщин в неформальном секторе экономики их следует рассматривать не только на уровне общественных издержек (деквалификация и снижение качества рабочей силы, сокращение ВВП и налоговых платежей, и т.п.). Не менее, а может быть, более важными являются личностный аспект данной проблемы и та цена (потеря здоровья, а нередко и семьи, обесценение образования и профессиональных навыков, деградация, унижение и т.п.), которую женщины платят за криминализацию нашей экономики.

Взаимоувязано проанализировать общественные и личные проблемы женщин, занятых в неформальной экономике, я постараюсь на примере наиболее типичной формы неформальной деятельности, а именно рыночной торговли. Помогут мне в этом письма читательниц журнала «Работница».

Представим типичный российский город, где на предприятиях месяцами задерживают выплату заработной платы, и женщину, пытающуюся прокормить себя и семью. Надо искать дополнительный, а в случае высвобождения с производства (есть в русском языке такой термин, по сути дела, маскирующий сокращение, увольнение) и постоянный заработок. В данной ситуации наиболее привлекательным для трудоустройства становится рынок, где платят за работу наличными деньгами.

Таким образом, практически для всех, кто устроился работать на рынке, это решение было вынужденным, а для тех, кто постарше, еще и болезненным с психологической точки зрения. Молодые девушки 18-22 лет свой приход на рынок воспринимают несколько проще женщин старших возрастных категорий.

В условиях дефицита рабочих мест устроиться на рынок можно только через знакомых. Спрос на труд удовлетворяется через сложные сети межличностных отношений (связи, рекомендации). Вот выдержка из письма читательницы в журнал «Работница». Прежде Ирина Алдаева из Липецка работала инженером на местном заводе, а ныне она продавщица на рынке:

«Я два года стояла на бирже труда, но так и не могла устроиться на работу. Вначале было стыдно, как это я буду стоять торговать овощами, вдруг кто-то из заводских подойдет, со стыда провалюсь. Но потом, когда уже и пособие по безработице перестали платить, и когда мы с сыном 8 месяцев на одной картошке и чае без сахара просидели, ничего не оставалось, как идти на рынок»58.

Среди работающих на рынке по найму есть две категории: для одних это единственное оплачиваемое занятие, для других - совмещение с работой в госсекторе или учебой. Как показывают социологические исследования, тех и других примерно поровну.

Трудовые отношения между хозяином и продавцом не перегружены излишней формальностью и полностью нарушают налоговое и трудовое законодательство.

Обычно, когда хозяин берет нового человека, он каждый день составляет на него новую доверенность - чтобы не платить налог с его зарплаты. Только когда человек проработает у него 3-4 месяца, и он видит, что тот хороший продавец, то оформляется предпринимательское удостоверение и лицензия. Тогда хозяин уже платит за продавца все налоги, улаживает все его проблемы с администрацией рынка и властями.

Такая форма работы очень выгодна для нанимателя. Если учесть, что на него работают 10-12 человек и, по словам многих работодателей, они не задерживаются более 8-12 месяцев, то становится ясным, что половину срока работы он не платит налоги с зарплаты продавцов.

Процедура увольнения тоже проста и незаконна, а часто и очень оскорбительна: хозяин выходит на рынок, покричит, поругается, что продавец торгует плохо, ворует, опаздывает, затем снижает заработную плату, и продавцу приходится уйти.

Женщины на рынке полностью бесправны и в случае трудовых споров или конфликтов, часто даже и беззащитны перед самодурством хозяев. Несмотря на высокий уровень образования, редко кто из них стремится отстаивать свои права.

Еще одна выдержка из письма читательницы в журнал «Работница»:

«А зачем пытаться? Пробовала я поговорить с хозяином о несправедливости его действий, когда он вдвое снизил мне заработную плату. И чего добилась? Он просто предложил мне уйти»59.

Тема отношений с хозяином часто фигурирует в письмах читательниц, из которых следует, что большинство женщин стараются не портить отношения с хозяином и всячески ему угождать. Попавшим в немилость меньше платят или увольняют.

Итак, приходят на рынок только по знакомству, а уходят сами. Подать в суд на хозяина за самодурство, клевету, недоплату или сексуальные домогательства пока никто не пытался. Бесправие работниц на рынке доведено до предела. Условия труда здесь известно какие: зимой - холодно, летом - жарко. К тому же практически все продавщицы жаловались на то, что работа тяжелая: таскать сумки, коробки, ящики приходится всем, но особенно тем, кто торгует продуктами, овощами и фруктами.

Проблемы вознаграждения за работу - наиболее острые и сложные. Ведь все наемные работники пришли на рынок именно из-за денег. На первый взгляд может показаться, что на рынке в оплате труда продавцов царит уравниловка. По крайней мере, об этом пишут многие читательницы, считая, что «они получают, как все». В действительности разрыв в оплате труда самых низкооплачиваемых и самых высо кооплачиваемых продавцов достигает 10 и более раз. Кроме того, по мнению хозяев, всегда еще есть возможность «подворовывать».

Вопрос о деньгах так же, как и о сексуальных домогательствах, относится к числу латентных, не все будут открыто говорить на эту тему, но пишут в «Работницу» об этом многие. В результате удалось выяснить, что расхождения в уровнях и формах оплаты труда продавцов значительно варьируются. У хозяев есть множество материальных и нематериальных рычагов усиления эксплуатации наемных работников - от простого принуждения работать за низкую плату («не хо чешь - не работай») до существенного материального стимулирования «хороших»

работников. Широко применяется на рынке система так называемых «скрытых контрактов», которая позволяет, начав с оплаты труда ниже среднего рыночного уровня, впоследствии его превысить.

Обычно на рынке используется как минимум четыре формы оплаты труда:

фиксированная ставка платы за день;

оплата в виде процента от дневной продажи (выручки);

два вида смешанной оплаты - когда до определенного уровня продаж выплачивается фиксированная сумма денег, а в случае превышения «дневной нормы» продаж начисляется процент от величины этого превышения, когда выплачивается фиксированная месячная зарплата, а к ней доплачивается процент с продаж. Все остальные варианты зависят от симпатий и антипатий хозяина к данной работнице, продолжительности и качества ее работы, выгодности и цены прода ваемого товара, а также покупательского спроса на него и т.п.

Минимальную дневную заработную плату в сумме 5 тыс. руб., то есть менее долл. (речь идет о 1997 г., поэтому суммы приводятся в неденоминированных рублях) в день могла получать продавщица электротоваров, у которой отношения с хозяином «не сложились». Максимальную заработную плату на рынке получали те, кто имел процент с выручки. Проценты платят тоже разные, но в основном 3-5%.

Например, продавщица моющих средств, которой платили 3% в день, получала ежедневно около 30 тыс. руб. (5,3 долл.), что по рыночным меркам достаточно высоко. Продавщицы одежды и обуви, а также продовольственных товаров, работающие за процент, имели зарплату выше. В сумме месячная зарплата большинства продавщиц колебалась от 200 тыс. до 300 тыс. руб. (35-53 долл. в месяц). Это, конечно, очень мало, но при большом притоке женской рабочей силы хозяева не намерены платить больше.

Таким образом, сверхэксплуатация женского труда на рынке сочетается со сверхнизкой его оплатой. Это полностью отвечает «неписаным правилам»

неформального рынка труда, где у хозяев нет никаких обязательств по отношению к нанимаемым работникам.

Посмотрим теперь на проблему занятости в неформальной сфере с позиций общества. Неформальный сектор сегодня - новое явление для российской экономики.

Хотя отдельные виды неформальной (cкрытой, теневой) занятости существовали в России и в дореформенный период, но в процессе перехода к рыночным отношениям состав, объемы, характер неформальной занятости и ее роль в экономике суще ственно изменились. За несколько последних лет этот вид занятости достиг значительных масштабов. К услугам неформального сектора в той или иной степени прибегают многие семьи россиян. В большинстве случаев это связано с продолжающимся падением доходов и ростом безработицы, которая в основном и «подпитывает» рассматриваемый сектор кадрами, ставший фактически самостоятельным сегментом рынка труда и оказывающий заметное влияние на состояние занятости и социально-экономическую ситуацию в стране целом.

Причины и факторы роста числа занятых в неформальной экономике в России аналогичны подобным процессам в других странах - сокращение рабочих мест в официальном секторе из-за кризиса экономики, рост миграционных процессов. Но наряду с общими чертами российский неформальный сектор имеет и кардинальное отличие: в развитых и развивающихся странах в этот сектор вовлечены в основном мигранты или малограмотные и неграмотные работники, а наши «неформалы»

нередко высокообразованны, многие из них имеют среднее и даже высшее образование (бывшие инженеры, конторские служащие, воспитатели детских садов и т.п.).

Специалисты во всем мире неоднозначно оценивают роль и значение неформального сектора для экономики, что в полной мере относится и к России. С одной стороны, очевидна положительная роль данного сектора в решении проблем занятости и доходов населения, расширении рынка товаров и услуг, создании базы для развития малого бизнеса. Это своего рода стихийные механизмы выживания. Но одновременно неформальный сектор порождает ряд острых социальных проблем, создавая условия для криминализации экономики. О соблюдении даже элементарных прав человека и социальных гарантий говорить не приходится. Помимо всего государство недополучает значительную часть средств в результате укрытия доходов от налогообложения и неуплаты обязательных страховых взносов. И все же, несмотря на негативные явления, связанные с развитием неформального сектора, запретительные меры здесь себя не оправдывают.

В связи с ростом занятости в неформальном секторе во многих странах активно обсуждаются принципы государственной политики и разрабатываются программы помощи «неформалам», предлагаются проекты перестройки банковской системы с учетом нужд микропредпринимателей. Во всем мире идут активные дебаты по вопросу об оценке и стратегиях развития неформального сектора. В России пока нет ни политики, ни программ, ни серьезных исследований, ни даже достоверной информации.

Женщины, попав однажды в зону нарушения прав, допущенного государством (гендерная асимметрия вытеснения из сферы занятости), в неформальном секторе экономики продолжают оставаться бесправными уже по воле частных лиц - хозяев. Российское правительство несет непосредственную ответственность за дискриминацию со стороны руководителей предприятий, незаконно увольняющих и ограничивающих прием женщин на работу.

Считаю, что параллельно с урегулированием политики в области занятости, средства массовой информации и общественное мнение обязаны уделять больше внимания проблемам женской безработицы и неформальной занятости в России, ведь они не однодневны и требуют самого серьезного к себе отношения.

4.1.3. Социально-профессиональная мобильность женщин России В течение многих десятилетий в нашей стране государство стремилось вовлечь женщин в общественное производство. В результате к концу 80-х годов уровень их занятости почти не отличался от уровня занятости мужчин: 90% женщин трудоспособного возраста работали или учились, что обусловило изменение образа жизни и социальных ориентации уже нескольких поколений женщин. Они не в меньшей степени, чем мужчины, старались получить образование и даже обогнали мужчин в этой области: по данным переписи населения 1989 г., высшее и среднее специальное образование имели 46% работающих женщин и только 34% работающих мужчин. Примерно такой же разрыв в 10-12% сохранился и в середине 90-х годов60.

Каковы же различия в социальной мобильности мужчин и женщин в 70-80-е годы и какие изменения в ее динамику внесли трансформационные процессы последнего десятилетия?

Социальная мобильность - довольно широкое понятие, которое может означать любые социальные или статусные изменения. Существуют различные критерии оценки социальных перемещений: критерий престижа, степень адаптированности к новым экономическим условиям или просто повышение должностного статуса61.

Для анализа степени и направления социально-профессиональной мобильности я использовала показатель «тип трудовой карьеры», который конструируется с учетом динамики уровня образования и квалификации мужчин и женщин в течение трудовой жизни, должностных перемещений и периодов незанятости. Были выделены четыре типа профессиональной карьеры: снижающаяся, горизонтальная, слабо растущая и восходящая. Позитивное направление движения определялось двумя основными критериями - ростом образовательно квалификационного уровня и должностными перемещениями, приводящими к расширению прав в принятии решений и одновременно к повышению ответственности за их результат.

К случаям «снижающейся карьеры» относятся потеря работы (безработица) и добровольный уход с работы (женщины-домохозяйки), а также переход специалиста высокой квалификации (например, инженера или врача) на работу, скажем, слесаря в автосервисе или продавца на рынке. Подобные нисходящие социальные перемещения, которые социологи трактуют как один из видов понижающейся адап тации, а точнее, вынужденного приспособления к реалиям сегодняшнего дня, указывают на тревожную тенденцию депрофессионализации наиболее образованных и квалифицированных слоев общества.

Второй тип карьеры – «горизонтальная» - охватывает все социально профессиональные перемещения, такие, как смена места работы или профессии, не связанные с ростом образования или квалификации или с получением более высокого должностного статуса. Сюда также включались случаи, когда в рассматриваемый период не происходило никаких изменений профессиональных характеристик работника.

Третий и четвертый типы карьеры отражают положительную статусную динамику, причем в последнем случае - заметную. Это: получение значительно более высокого образования или квалификации;

достижение должностного статуса, например, руководителя предприятия или его подразделения с большей ответственностью в принятии решений. Применительно к рабочим профессиям данный тип карьеры охватывает и работников, достигших максимального уровня квалификации (разряда) по своей профессии.

Выделенные типы карьеры и их критерии в определенной мере условны, но они дают возможность оценить динамику трудовой карьеры мужчин и женщин до реформ и сравнить ее с современными тенденциями социальных перемещений.

Базой для исследования послужили материалы нескольких социологических опросов городского населения, относящихся к разным периодам в истории нашей страны - 1989 и 1998 гг.62 В их программу входили вопросы об изменении профессии и образовательно-квалификационных характеристик респондентов с момента начала трудовой деятельности и до момента опроса. Таким образом, первая временная точка дает картину социальной мобильности в условиях стабильного, десятилетиями воспроизводящегося почти без изменений, экономического механизма функционирования всех отраслей народного хозяйства, к которому население привыкло. Вторая временная точка - конец 90-х годов, когда уже значительный отрезок трудовой жизни респондентов прошел в ситуации, при которой было необхо димо постоянно адаптироваться к изменяющимся социально-экономическим условиям и отсутствию стабильности и определенности даже на ближайшую перспективу.

Что же изменилось в социальной мобильности мужчин и женщин? Кому из них пришлось сложнее в переходное время?

И в дореформенный период по характеру социальной мобильности женщины существенно уступали мужчинам. У женщин преобладал горизонтальный тип карьеры, что было выражено в снижении профессионального статуса. Повышенная распространенность горизонтальных перемещений в определенной мере обусловлена характером отраслей основной занятости женщин (бюджетная сфера, сфера услуг, легкая и пищевая промышленность), которые никогда не входили в круг приоритетных для государства. С другой стороны, отсутствие развитой инфраструктуры при господстве патриархальных представлений о роли женщины в семье и обществе превращало женщин в большинстве своем в работников «второго сорта» несмотря на их относительно более высокий уровень образования. Особенно ярко данная тенденция проявляется в том, что доля женщин, достигших заметных успехов в карьере, невелика - различие с мужчинами составляет почти 4 раза. Но и здесь «потолок» профессионального роста женщины был значительно ниже - даже если она занимала руководящую должность, то, скорее, на уровне отдела или группы, но почти никогда женщина не возглавляла предприятие или учреждение.

Позитивная динамика социальной мобильности традиционно была связана с возрастом работника: и для мужчин, и для женщин зависимость положительна.

Однако с точки зрения трудовой карьеры для женщин наиболее проблемным оказывается первый период жизненного цикла - время появления детей и их воспитания, который в России приходится на очень ранние возраста матери по сравнению со странами Западной Европы. По данным демографов, средний возраст матери при рождении первого ребенка в 1965-1991 гг. снизился с 24,8 до 22,9 лет, приблизительно на таком же уровне этот показатель находится и сейчас (для сравнения, средний возраст матери при рождении первого ребенка во Франции составляет 27,9 лет)63.

Таким образом, для большинства российских женщин период получения профессиональных знаний и навыков совпадает с периодом выполнения ими функций матери, что не может не сказываться на их трудовой карьере.

Характер снижающейся карьеры у мужчин и женщин в условиях отсутствия безработицы различался: для женщин она была связана с поиском работы с менее жестким режимом труда для того, чтобы выполнять функции матери и хозяйки дома и приносить хотя бы минимальный доход в семью. Ради этой цели они покидали временно, а иногда и окончательно работу по специальности, переходя на должности, требующие меньшей квалификации и дающие возможность воспитывать детей (уборщица, комендант общежития, экспедитор и т.п.), или непосредственно в дошкольные учреждения.

Для мужчин снижение формального статуса было зачастую вызвано необходимостью больше зарабатывать или получать нелегальные доходы, особенно в период относительно низкой производственной активности жен. Например, переход квалифицированных рабочих в продавцы или на должности с более вредными условиями производства с понижением квалификации. Кроме того, причинами снижающейся карьеры становились, с одной стороны, пьянство и обусловленная этим депрофессионализация, а с другой - ухудшение состояния здоровья, особенно заметное в более старших возрастах.

Что нового внесли реформы 90-х годов в динамику трудовой карьеры мужчин и женщин, и какие соотношения остались стабильными?

У женщин на лицо снижение карьеры исключительно за счет уменьшения позитивных социальных перемещений при практически стабильной доле горизонтальной карьеры, тогда как мужчины даже несколько обогнали женщин по степени снижения социального статуса при росте доли горизонтальных перемещений и значительном убывании положительных тенденций в профессиональной карьере.

Таким образом, социально-экономические изменения в России в большей степени ухудшили социальную мобильность мужчин.

Что касается возрастных различий, то здесь позитивная динамика социальных перемещений в зависимости от возраста, присущая стабильной экономике, нарушена, и трудно найти объяснение полученным соотношениям: у женщин в относительно худшем положении оказалась возрастная группа 30-39 лет, в то время как у мужчин она лидирует64. Остается признать наличие другого, более важного фактора, определяющего социальную мобильность, которая не всегда связана с возрастом и, следовательно, с ростом квалификации и накоплением опыта.

Как влиял базовый уровень образования в момент начала трудовой деятельности на дальнейшие социальные перемещения и что изменилось сегодня?

Очевидно, чем больше возможностей для его повышения, тем при прочих равных условиях больше вероятность растущей карьеры. В то же время работники, ориентированные на более позитивную карьеру, начинают трудовую жизнь, как правило, уже имея базовое профессиональное образование.

В условиях стабильной дореформенной экономики широкие возможности получения среднего специального (и даже высшего) образования (пусть во многом формального и невысокого качества) без отрыва от производства обеспечивали преимущества группе работников, имевших в момент начала трудовой деятельности полное среднее образование. Базовое высшее и среднее специальное образование не давало преимуществ в карьере, а для мужчин, относящихся к данной группе, была характерна наиболее высокая доля снижающейся карьеры, что обусловлено в основном переходом ИТР (инженерно-технических работников) и служащих в рабочие, оплата труда которых была выше.

Существовавший «потолок» возможностей профессионального роста женщин, связанный как со сферой приложения труда, так и с условиями жизни семей, ограничивал позитивную тенденцию их социальной мобильности даже при равном уровне базового образования по сравнению с мужчинами: разрыв в доле восходящей карьеры по отдельным группам базового образования составлял от 4 до 7 раз65.

В последнее десятилетие резко изменились потенциальные возможности социального роста различных образовательно-квалификационных групп, к работникам стали предъявляться новые требования, зачастую выходящие за рамки традиционного образования. В таких условиях в наиболее сложной ситуации оказались работники с низким уровнем образования и даже имевшие первоначальное профессионально-техническое образование. Это стало следствием главным образом роста безработицы и деквалификации среди рабочих, вынужденных искать случайные заработки, теряя свой профессиональный статус. Особенно заметна снижающаяся тенденция среди женшин-рабочих.

Данные социологических исследований 1998 г. показывают относительно большую востребованность специалистов с высшим и средним специальным образованием. Именно они (как женщины, так и мужчины) лидируют по восходящей карьере, то есть образование сегодня является необходимым условием повышения статуса.

Анализ социальной мобильности женщин разных возрастов позволяет предположить зависимость их профессионального роста от семейного статуса, наличия детей, а также стадии жизненного цикла, когда проблемы женской занятости тесно связаны с ролевыми установками, преобладающими на каждом этапе жизни семьи.

Как влияет на социальную мобильность изменение семейного положения и, в частности, развод, который в большинстве случаев увеличивает число неполных семей с детьми (женщины-матери с детьми)? В западной социологии общепризнан тот факт, что развод ухудшает социально-экономическое положение бывших супругов и в результате создаются семьи с повышенным риском бедности. Поэтому проблема экономического положения семей после развода и особенно профессиональной карьеры женщин относится к приоритетным для стран, где уровень разводимости высок. По данному показателю Россия находится на одном из первых мест в мире - половина заключаемых браков заканчивается разводом66.

Исследования в западных странах показывают, что после развода женщины активнее включаются в профессиональную деятельность, начиная или возобновляя работу, пытаясь минимизировать потери в уровне жизни после распада семьи. В России, где занятость женщин и мужчин примерно одинакова независимо от семейного положения, речь идет о значительных изменениях в трудовой карьере после развода в условиях социально-экономических трансформаций 90-х годов и роста безработицы. Согласно данным социологических исследований, наблюдаются серьезные сдвиги в профессиональной мобильности в период брака в зависимости от времени его прекращения: если брак распался до 90-х годов, для трудовой карьеры супругов в период совместной жизни не характерны такие отрицательные показатели, как для недавно распавшихся браков. Так, доля снижающейся карьеры мужа увеличивается почти в 2,5 раза (с 8 до 19%)67. Та же тенденция присуща и социальной мобильности жен.

Кроме того, к числу основных факторов трудовой карьеры относится длительность периода, в течение которого работник может изменить существующий статус. Названная закономерность в большей степени подтверждается дореформенной ситуацией, чем современным положением, когда положительная социальная мобильность слабо зависит от стажа. Особенно это заметно при анализе карьеры женщин - для них увеличение возраста семьи, а, следовательно, и их возраста приводит к негативным последствиям с точки зрения социальной мобильности.

Различия в профессиональной карьере супругов были довольно большими даже в наиболее благоприятные для карьеры женщин периоды жизни семьи, к которым можно отнести вторые десять лет брака.

Происходят ли изменения в трудовой активности мужчин и женщин в результате развода? Да, происходят, и самым интересным образом. Влияние развода на социальную мобильность женщин почти неощутимо, а в случае неполной семьи после развода профессиональная активность женщин оказывается даже несколько более высокой по сравнению с повторно вступившими в брак. Что касается мужчин, то здесь влияние развода проявляется довольно существенно: прошедщие через развод значительно теряют в карьере, особенно те из них, кто после развода не создал новой семьи. Можно предложить два объяснения полученного результата или эти мужчины оказываются без семьи потому, что неспособны к позитивной карьере, или отсутствие семьи не создает стимула к активному профессиональному росту.


Таким образом, результаты исследований социальной мобильности, проведенных в 80-90-е годы, показывают существенные изменения типа и направления социальных перемещений по полу. Несмотря на более благополучное положение в настоящее время мужчин по сравнению с женщинами с точки зрения профессиональной карьеры, падение здесь было ощутимее в силу их более высокого статусного уровня в прошлом. Женщины потеряли меньше, но сегодня случаев снижения их карьеры больше, чем повышения.

В числе факторов положительной социальной мобильности, имевших определяющее значение в прошлом, перестал присутствовать стаж работы (опосредованный возрастом), но возросла роль образования.

Что касается распада семей, то его влияние на карьеру женщин почти незаметно, тогда как для мужчин важным оказывается семейное положение после развода.

4.1.4. Женщина во главе фирмы (проблемы становления женского предпринимательства в России) Женщина-менеджер - общемировой феномен развития частного предпринимательства. Американские исследователи Р. Петерсон и К. Вермейер назвали этот феномен «тихой революцией в мировом масштабе»68. Интенсивность, с которой «волна» женского предпринимательства распространяется в мире, свидетельствуя о возможностях женщин создавать собственное дело, ставит вопрос о росте их вклада в мировую экономику.

Наиболее динамично процессы становления женского бизнеса идут в США, что позволил Дж. Нэсбиту назвать 90-е годы XX в. «десятилетием укрепления женщины в бизнесе»69. Действительно, женский бизнес в настоящее время является мощной экономической силой, способствующей процветанию американской экономики: свыше 30% объектов малого бизнеса находится в руках женщин.

Предполагается, что через пару лет эта доля составит 50% объектов70 при увеличении их стоимости.

В Европе высокая активность женского предпринимательства отмечается в Германии, где доля женского участия в создании новых предприятий возросла за период 1975-1984 гг. с 10 до 33%. По имеющимся оценкам, на рубеже 90-х годов женщины составили 26% общего числа немецких предпринимателей71.

В России на этапе перехода к рыночной экономике также возросло участие женщин в предпринимательской деятельности. К сожалению, пробелы в российской статистике не позволяют составить полное представление о значимости роли женщин в экономике. По данным Госкомстата РФ за 1996-1998 гг. по 14 регионам и 4400 малым предприятиям, женщины-руководители составляли 18% общего числа руководителей указанных предприятий. Об определенном прогрессе в рассматриваемой области свидетельствуют статистические исследования по занятости: в 2000 г. среди всех занятых не по найму на женщин приходилось свыше 40%. Оценивая эти показатели, отмечу, что на рубеже 90-х годов в составе директорского корпуса они составляли всего 6-7%72. Намечается, на мой взгляд, процесс постепенного проникновения женщин в новые сегменты рыночной экономики - перехода от руководства государственными предприятиями к руковод ству частными фирмами. То, что эта гипотеза строится на реальной динамике рынка труда, подтверждают данные социологов, проводивших анализ источников пополнения руководителей новых экономических предприятий. Так, по данным О.

Самарцевой и Ю. Татарниковой, около 40% женщин, возглавляющих в настоящее время частные фирмы в Самаре, до этого занимали посты высших и средних руко водителей на государственных предприятиях73.

Женщины-руководители, как правило, находятся в самом активном возрасте:

73% составляют женщины 30-50 лет;

13,7 - старше 50 лет, 12% - до 30 лет. По данным опроса, проведенного С. Барсуковой, самая высокая доля женщин руководителей отмечена в таких отраслях, как непроизводственные виды бытового обслуживания (60%), легкая промышленность (45), общественное питание (43), розничная торговля (40), образование, медицина, культура, наука (до 46%). В промышленности, сельском хозяйстве, оптовой торговле, деятельности по обеспе чению функционирования рынка, финансовой сфере их доля ниже - от 13 (в промышленности) до 20% (в финансовой сфере)74. Женское предпринимательство, таким образом, сконцентрировано в основном в отраслях, где сама технология не требует большого числа работников. Такие выводы согласуются с результатами других опросов.

Данные обследований Г. Силласте подтверждают наметившуюся тенденцию роста числа женщин-предпринимателей в общей численности предпринимательского слоя. В 1997 г. по всему обследованному контингенту женщины составили 1/ собственников предприятий и фирм среди лиц, профессионально занятых бизнесом.

При этом 40% женщин могут быть отнесены к категории «полупредпринимателей», которые сочетают собственное дело с работой по найму75.

Приход женщин в частный бизнес не случаен. Именно здесь женщинам менеджерам удается достичь заметных успехов. Сдерживающим фактором в завоевании женщинами высших руководящих постов на предприятиях и в фирмах являются особенности российской экономической жизни и деловой культуры.

В данном параграфе я попытаюсь проследить, действительно ли женщина руководитель демонстрирует антикризисные стратегии, отличные от мужских? Если это так, то в чем различия между ними? И всегда ли заниженные ожидания относительно возможностей женщин-менеджеров мешают им действовать опти мально в условиях кризиса. Ответить на эти вопросы мне помогут психологические и социологические исследования, проведенные А. Чириковой, кандидатом психологических наук76, и журналистами журнала «Работница», а также письма читательниц этого журнала.

Антикризисные стратегии Позиции женщин-директоров в отношении способов преодоления кризиса и обеспечения развития производства могут быть сгруппированы по ряду ключевых направлений.

Наведение финансовой и технологической дисциплины. Некоторые из директоров, вернувшихся на свои предприятия из частных структур, при первом ознакомлении с финансовой отчетностью испытали «управленческий шок». Поэтому постепенно они стали внедрять в сознание финансовых работников понимание необходимости перехода к компьютерному учету и автоматизации расчетов. У финансовых служб на базе новых заказов появилась возможность сократить размер задолженности предприятия перед работниками. Была поставлена задача повышения отдачи и трудовой дисциплины всех специалистов и работников. При этом каждому работнику предоставлялась возможность покинуть, предприятие, если его не устраивали новые принципы работы.

Поддержание финансовой дисциплины на своих предприятиях и порядок с отчетностью, по мнению всех опрошенных директоров, являются необходимыми составляющими управленческих стратегий. Причем наведение финансового порядка женщины-руководители не перепоручают никому и держат под своим собственным контролем.

Повышение необходимого технического уровня производства даже в условиях жестких финансовых ограничений является необходимой компонентой антикризисной стратегии новых директоров и директоров со стажем. Эти стратегии женщины-руководители реализуют при любом финансовом положении предприятия, преодолевая порой сопротивление команды и персонала и проявляя завидные волевые качества. Вот как считает Ирина Гуртовая, генеральный директор предприятия «Гарант» (г.Москва):

«Я лично считаю, что женщина и финансы – это очень органично.

Финансовую стратегию в семье всегда определяет женщина. Недаром западные производители ориентируются прежде всего на женщин – купит она такую-то вещь или нет (для дома, для себя, для семьи, для мужа). И вполне закономерно, что когда появилась возможность, женщина стала играть не последнюю роль в финансовом мире»77.

Борьба за качество продукции и ассортимент. Важную роль в обеспечении качества на обследованных предприятиях директора отводят идее справедливого поощрения. Наряду с этим большинство из них начали активно внедрять западные технологии, закупать импортное оборудование с целью производства конкуретоспособной продукции и расширения ее ассортимента и соответственно рынков сбыта. Очень часто женщины идут на риск, используют всевозможные ресурсы, побеждают страх перед неопределенностью.

«Безвыходных положений не бывает – убеждена Раиса Ким, директор Казанского хлебозавода, - победить можно любую ситуацию. И женщины умеют побеждать безысходность лучше мужчин. Они не отступятся пока не достигнут своего… Им отступать некуда…» Повышение инновационного потенциала предприятия. Все женщины предприниматели, участвовавшие в исследованиях, были ориентированы не только на поиск новых проектов, инвесторов, заказов, рынков сбыта, но и на использование новых возможностей развития предприятия в условиях рынка. Активная «под стройка» предприятия к сложившимся условиям, а не жалобы на невозможность преобразований - вот черты, характеризующие деловые стратегии женщин руководителей.

Отказ от поиска виноватых дал возможность этим директорам действовать в рамках заданных ограничений, осуществлять инновации в отдельных точках роста предприятия и распространять их на все большие «пространства внутри предприятий». В этом смысле женщины-менеджеры настроены на постепенные преобразования без ориентации на моментальный прорыв, что делает их стратегии весьма эффективными в ситуации неопределенности. Борьба с трудностями на пред приятии при использовании стратегии «маленьких шагов» дает необходимые результаты и выгодно отличает эти стратегии от мужских.


Взаимодействие с внешним миром и властью. Большинство женщин директоров обследованных предприятий рискнули искать заказчиков на зарубежном рынке, некоторым из них это удалось, в частности, за счет эффективно организованной рекламной кампании, которая, по их мнению, может принести реальный успех предприятию и обеспечить поддержку потенциальных инвесторов.

Это позволяет рассматривать рекламную кампанию как ключевой элемент антикризисной стратегии.

Безусловно, не все директора могли позволить себе затраты на формирование деловой репутации и продвижение торговой марки, но важно то, что все они осознали необходимость активного продвижения своей продукции на рынок несмотря на стратегию минимизации затрат. Это свидетельствует о серьезной переориентации деловой культуры руководителей российских предприятий на нормы цивилизованного внешнего взаимодействия. Женщины-менеджеры - весьма гибкие партнеры и умеют неплохо договариваться с иностранными партнерами, идя порой ради получения иностранного заказа на кардинальные перемены в организации работы предприятия.

Женщины-руководители поддерживают конструктивные отношения с центром, с местными и областными администрациями своих регионов. Со стороны последних поддержка предприятий, по оценкам женщин-директоров, осуществляется по разным направлениям: налоговые льготы - 40%;

реконструкция - 30;

предоставление дополнительных помещений - 49;

размещение городских заказов 50;

помощь в поиске партнеров - 20%79.

Характерно, что если на уровне первых лиц власти, как правило, удается достигнуть взаимопонимания, то отношения с налоговыми и другими контролирующими структурами могут оставаться весьма напряженными. По оценкам директоров, число проверок их предприятий разными структурами достигает в месяц 12-18, что свидетельствует о существенном недоверни региональных органов своим предприятиям.

Стремление женщин-директоров акционерных обществ (АО) искать поддержку у власти и находить ее, а главное сложившийся относительно высокий уровень доверия власти заметно отличают женщин-директоров от руководителей частных фирм. Это свидетельствует о сохранившейся модели патронирования со стороны властей некоторых предприятий в российских регионах. Но главное, как считает Ирина Петрова, ведущий менеджер программы VacSy компании «Цептер Интернациональ», это «умение общаться с очень разными людьми»80.

Организационные и управленческие изменения на предприятии. Пришедшие на работу в АО женщины-предприниматели начинают, с одной стороны, серьезно модернизировать организационную структуру предприятия, создавая новые службы, позволяющие «вписываться в рынок», с другой - укреплять ключевые службы предприятий профессионалами. Необходимость подобной работы обусловлена изменением задач, стоящих сегодня перед управленцами. Большинство женщин начинают свою деятельность с укрепления управленческой команды и перестройки принципов ее работы.

Те женщины-директора, которые и до реформ были руководителями своих предприятий, отмечают, что в новых условиях им пришлось научиться «делегировать свои полномочия» на более низкие уровни управления. Все опрошенные женщины сторонницы жесткого контроля при условии принятия коллективных решений внутри своей команды. Весьма продуктивно женщины используют элементы планирования, однако они склонны, скорее, к тактическому, а не к стратегическому планированию из-за страха «стать заложником собственных планов».

Перестройка принципов работы с персоналом. Все опрошенные директора отмечают, что управляемость персоналом в ходе рыночных реформ повышается при условии хорошего вознаграждения за труд и стабильной работы предприятия. Среди факторов, способствующих росту управляемости, директора отмечают возросший страх работников перед потерей работы.

Отличительной особенностью работы женщин-директоров с персоналом является не только и не столько стремление к жестким санкциям, сколько желание обеспечить необходимые условия для работников с целью минимизации санкций.

Однако я бы не стала бы утверждать, что женщины-директора не способны реализовывать жесткие стратегии по отношению к тем, кто не справляется с поставленными задачами. По мнению Нелли Меркуловой, управляющей «Единой транспортной биржей», «сотрудники всегда должны чувствовать, что у них есть тот, на кого можно рассчитывать – опытный и умелый руководитель, который, однако, может быть и жестким, если это касается интересов общего дела»81.

Мотивы и ценностные ориентации женщин-директоров Женщины-директора демонстрируют высокий мотивационный уровень своей деятельности. Их самоидентификацию можно определить формулой: «трудоголики, несущие свой крест». Они, как, впрочем, и частные предпринимательницы, не демонстрируют выраженной ориентации на материальные выгоды. Достаток дает им возможность удовлетворять личные потребности и тратить деньги на «представительский вид», но не более того. В этой ситуации для них важнее всего доказать себе, что они способны управлять предприятием в условиях жесткого финансового кризиса. Не менее важная задача - сохранить предприятие и его технологии.

Анализ результатов исследований позволяет отнести этих женщин к психологическому типу с подвижной мотивационной структурой82. Женщины директора не имеют ценностей карьерного роста вне своих предприятий, как правило, не склонны делать политическую или какую-либо иную карьеру, кроме директорской. Несмотря на негативную оценку сложившейся практики проведения реформ в российских регионах, они оптимистично оценивают влияние реформ на будущее России, надеясь на постепенную стабилизацию ситуации при условии «взве шенных шагов» со стороны политиков и власти.

Набор антикризисных стратегий женщин-управляющих принципиально не отличается от мужских. Однако женщины-директора больше ориентированы на хорошие отношения с персоналом и строят свои стратегии выхода предприятий из кризиса на высоких мотивациях сотрудников. Склонность к воспитательному поведению и сопережеванию достаточно часто выступает ограничителем женского менеджмента, но женщины учатся компенсировать свои особенности управления и даже извлекать выгоду из них. Жестче по сравнению с мужчинами женщины директора ведут себя с партнерами, демонстрируя тем самым меньшее доверие им по сравнению с мужчинами.

Несмотря на большую «ситуативность» женского менеджмента по сравнению с мужским, женщина-директор эффективно реализует стратегии не только выживания, но и развития, выстраивая более осторожные отношения со своими партнерами. Процедуры принятия решений ими в основном проводятся с ориентацией на активное обсуждение предлагаемых решений совместно с подчиненными.

Способ организации труда в женском варианте в большинстве случаев выглядит как четкое распределение функций в реализации решений, и в случае необходимости руководитель может помочь в исполнении какого-либо задания. При организации текущего контроля за ходом исполнения решений женщины руководители предпочитают использовать бюрократический стиль поведения, предполагающий регулярные текущие проверки. Ответственность за работу ус танавливается в соответствии с четким распределением обязанностей. Характерно возложение конечной ответственности за определенный участок работы на конкретного исполнителя независимо от того, содействовали ему при выполнении задания или нет.

В целом полученные в ходе исследований данные показывают, что свыше 70% женщин оценивают свои менеджерские качества не ниже мужских, а 30% убеждены в своих преимуществах перед мужчинами в умении управлять людьми83.

Вот слова Ирины Гуртовой, генерального директора предприятия «Гарант» (г.

Москва):

«Женский характер может отлично работать на пользу дела. Женская интуиция, аккуратность, умение найти компромисс – все это делает нас незаменимыми в бизнесе, особенно российском, где слово партнера мало что значит и из 50 предложений 45 оказываются фиктивными»84.

Около 70% женщин-лидеров предпринимательства в своих регионах считают, что женские технологии управления более адаптированы к современным условиям85.

Женщина-менеджер в частной фирме:

специфика управленческих моделей Анализ стилей управления женщин-руководителей частных фирм свидетельствует о преобладании фратернализма (лидер) и партнерства (координатор), которые характеризуются меньшей дистанцией от власти, нежели при патернализме (хозяин) и бюрократизме (начальник). Но партнерству в женском варианте больше присущи формальные отношения, фратернализму - неформальные.

Интересным отличием женского стиля управления от мужского является то, что женщины-менеджеры в деловом поведении гораздо чаще (в половине случаев) используют смешанные стратегии, мужчины - лишь в одном случае из десяти.

Результаты анализа с использованием «управленческой решетки» Блейка и Моутона показывают, что вопреки сложившемуся стереотипу о сосредоточенности женщин руководителей на достижении взаимопонимания между сотрудниками соотношение между ориентацией на задание (60%) и ориентацией на человека (40%) то же самое, что и среди мужчин86. Следовательно, распространенное мнение о меньшей эффективности деятельности женщин-директоров, чем мужчин, якобы вследствие сосредоточения усилий на создании гармоничной атмосферы, приводящей к ослаблению внимания к работе организации, не подтверждается.

Высокая самооценка женщинами своих лидерских качеств практически совпадает с оценками, которые дают им подчиненные - мужчины. Опрос вице президентов фирм среди мужчин показал, что они высоко оценивают тактику женщин-менеджеров. Особенно успешно, по мнению мужчин, они действуют в кризисных ситуациях, стратегия женского делового поведения отличается меньшей амбициозностью и большей предсказуемостью87. Свыше 60% вице-президентов высказались против смены женщины-лидера на мужчину-руководителя при тех или иных обстоятельствах88.

По оценке мужчин, женщины-менеджеры отличаются важными качествами:

они умеют управлять командой и персоналом, опираясь на технологию «знаков внимания»;

сочетают в себе качества директивного и инструктивного лидера;

владеют мягкими конфликтными технологиями. Свыше 30% мужчин, находящихся в подчинении женщин-руководителей, к недостаткам женского менеджмента относят склонность к коллективным решениям и сниженный потенциал риска89.

Одновременно достаточно высоко женщин-лидеров оценивают мужчины партнеры по бизнесу: 60% отмечают высокий уровень ответственности и исполнительской дисциплины;

30% - неожиданное для женщин бесстрашие и умение гибко действовать в непредсказуемых ситуациях. Вместе с тем, по мнению 40% опрощенных мужчин, женщины уступают в честолюбии, что не позволяет им достигать больших высот в бизнесе. Убежденность мужчин (40%) в преимуществах жесткого менеджмента перед мягким менеджментом также базируется на уверен ности в том, что женщины - худшие стратеги и не умеют принимать необходимые решения столь быстро, как того требует ситуация90.

Весьма остро в этом заочном споре свою позицию о возможностях женского менеджмента высказала предпринимательница из г. Владимира Дина Смекалина:

«Если женщина умна и видит, что она один раз опоздала с решением, то во второй раз она стоит перед дилеммой: или ей надо уйти, или взять риск решения на себя. Учатся в России быстро. Я сама люблю коллективные решения. Но хорошо чувствую время, которое отдано для решения»91.

Традиционное представление об ограниченности возможностей женского менеджмента сегодня уже не разделяется ни дальним, ни ближним окружением, ни в большинстве своем самими женщинами-предпринимателями. Это хороший повод разобраться в том, почему женщины уверены в своих способностях и в чем заключаются ограничения их в бизнесе.

Женщина-руководитель:

самовосприятие преимуществ и ограничений Анализ женского менеджмента на основе оценок самих предпринимателей позволяет выделить некоторые его специфические черты.

«В женщине-руководителе больше интуиции, больше эмоциональности, больше эмпатии, - считает психолог, руководитель фирмы Вероника Моисеева, вице президент российской ассоциации Public Relations. У женщины более детальный и ответственный подход, она имеет вкус к мелочам и умеет доводить до результата мужские фантазии. Необходимо постоянное лавирование между человеческими эмоциями и задачами управления. Женщина справляется с этим лучше мужчин»92.

Важное преимущество женского менеджмента перед мужским в своем интервью корреспонденту журнала «Работница» выделила Татьяна Собко:

«Женский бизнес по сравнению с мужским всегда более стабилен. И этому есть простое объяснение. У женщины более развито внутреннее чутье. Женщина анализирует, чтобы чувствовать»93.

Женщины-руководители фирм по сравнению с мужчинами имеют более высокие этические стандарты, на основе которых строят бизнес. Региональное женское предпринимательство в большей степени, чем московское, вынуждено следовать данным нормам в условиях замкнутого поселения и иной дистанции общения с людьми.

Женщины-предприниматели демонстрируют относительно мягкие конфликтные стратегии во взаимодействии с местной властью по сравнению с мужчинами. Около 30% из них уверены, что установление конструктивного взаимодействия с властью - вполне выполнимая задача, но всего 10% женщин бизнесменов в регионах знают о программах поддержки малого и среднего бизнеса94.

Одновременно исследования вскрыли «феномен давления» региональной власти на женщин-предпринимателей с целью «выбивания» средств на проведение избирательных кампаний, реализацию социальных программ и проведение благотворительных акций.

Взаимодействие с женщинами-предпринимателями и многочасовые контакты «лицом к лицу» показывают, что в нынешней ситуации женщины ориентированы не только на финансовую, но и на информационную, а также правовую поддержку со стороны властей на фоне укрепления статуса женского предпринимательства в регионах.

Женское предпринимательство в российских регионах растет динамичнее мужского и превышает последнее по темпам роста в 1,3-1,5 раза, что вполне соответствует общемировым закономерностям. Данная тенденция, по оценкам экспертов, сохранится на ближайшие 3-5 лет95. Это означает, что в 2001-2005 гг.

около 30-35% фирм будут возглавлять женщины, имеющие более низкие стартовые условия по сравнению с мужчинами, но действующие значительно активнее, занимая низкоконкурентные ниши в малом и среднем бизнесе России.

Успехов в бизнесе женщина достигает не в результате приближения к мужскому стилю управления, а посредством творческого использования своего менталитета и присущих ей стереотипов поведения, еще недавно считавшихся недопустимыми в руководстве. Сегодня нетрадиционный стиль управления способствует переходу к новой управленческой парадигме. Суть ее - отход от управленческого рационализма в сторону большей открытости и гибкости по отношению к постоянно меняющимся требованиям внешней среды. Именно с этой задачей женщина способна справляться наиболее продуктивно.

Ограничения же, снижающие эффективность управления фирмой, по оценкам женщин, следующие: мягкость характера, трудность применения санкций за ошибки - 50%;

длительные переживания событий, эмоциональность - 40;

сниженный потенциал риска, отсутствие авантюризма - 25%. Вместе с тем наряду с выделением чисто женских ограничений около 50% опрошенных женщин настаивают на ограни чениях, которые свойственны им, как и всем менеджерам вообще, независимо от пола96. Это свидетельствует о нецелесообразности жесткого разграничения в менеджменте мужских и женских составляющих.

Таким образом, активное участие женщин в бизнесе началось с проникновения в новые экономические структуры. Они не только не потерпели пора жения, но и смогли добиться успехов в своих начинаниях. Несмотря на то, что женское предпринимательство в России плохо контролируется и учитывается, с достаточно высокой степенью вероятности можно утверждать: постепенное внедрение мягкого менеджмента в сферу российского предпринимательства открывает новые возможности для экономического развития страны.

4.1.5. Социальная защита женщин и семейная политика в современной России Реформирование системы экономических отношений в Российской Федерации в последние годы требует выработки адекватной социальной политики.

Ухудшение социально-экономической ситуации, обострение политических, демографических, межнациональных противоречий оказывают существенное влияние на качество жизни всех граждан и в первую очередь женщин, имеющих малолетних детей и детей-инвалидов, одиноких родителей.

За период экономических реформ состав малоимущего населения изменился:

значительно снизился удельный вес лиц старших возрастов и возросла доля населения трудоспособного возраста. В настоящее время, помимо нуждающихся в особой социальной защите групп населения - многодетные, неполные семьи, инвалиды, пенсионеры, учащиеся и т.д., - в категорию бедных попадают новые группы экономически активного населения.

В условиях кризиса обостряется конфликт между социальными ролями женщин. Работающая женщина увеличивает совокупный семейный доход более чем в полтора раза, поэтому отказ ее от работы в пользу семьи, ведения домашнего хозяйства приводит к существенному его падению. В то же время высокая занятость женщин в общественном производстве становится одним из основных факторов снижения рождаемости.

Проводимая в последние два года работа по реформированию системы социальной защиты населения направлена на создание равных возможностей для реализации прав всех граждан независимо от пола. В их числе: обеспечение условий для совмещения семейных и профессиональных обязанностей;

развитие активных форм социальной поддержки, ориентирующих население на самостоятельное реше ние своих проблем;

формирование новой отрасли - социального обслуживания населения, помогающей гражданам адаптироваться к изменяющейся социально экономической среде и ослабляющей социальную напряженность в обществе.

Учитывается и специфика конкретных жизненных ситуаций: все женщины могут воспользоваться своими правами на помощь государства, но в первую очередь менее конкурентоспособные и социально уязвимые по факторам иждивения, здоровья, дееспособности, одиночества, девиантности и т.п.

Социально-экономические преобразования обусловили усиление дифференциации российских женщин по степени свободы, возможностям и стилю поведения в зависимости от доступа к финансовым и кредитным институтам, приватизации собственности, земле, от положения на рынке труда.

Как я уже упоминала выше, растущая безработица среди женщин, откидывающая их за черту бедности, сокращение доли женщин среди проходящих профессиональное обучение и повышающих свою квалификацию, в результате чего они становятся менее конкурентоспособными на рынке труда, дифференциация в заработной плате мужчин и женщин – все это делает женщин наименее защищенной социальной группой, нуждающейся в конкретных формах социальной поддержки.

Особую озабоченность вызывает разрушение социальной инфраструктуры, помогающей работникам, выполняющим семейные обязанности, совмещать профессиональную деятельность с работой по дому. Сокращается строительство детских дошкольных учреждений, уменьшается число детей, посещающих детские сады и ясли. Если в 1988 г. 70% детей в РФ соответствующего возраста посещали детские сады и ясли, то в 2000 г. - только 54%97.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.