авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«А.Г. КИРЬЯКО ЭЛЕКТРОННЫЙ МОЗГ (его работа и конструкция) г. Санкт-Петербург Альфарет 2007 ...»

-- [ Страница 9 ] --

Таким образом, нейрон приспособлен именно для такой временной и пространственной суммации [1] (отр.56), которая и является основой функционирования памяти е-нуса. Запись следа, хотя и совершается посредством сложного, не до конца выясненного механизма, заключается в понижении порога для данного синапса (подводящего пути) при сохранении порогов для других синапсов на независимо других уровнях. Или другими словами можно сказать, что цуг на данном синапсе как бы меняет свою частоту (на каждый импульс цуга выделяется определенное количество медиатора, диктуемое синапсом, что эквивалентно изменению частоты цуга, или эквивалентно снижению порога для данного синапса). В этом и заключается обучение, т.е. выработка следа.

Важно также, что такое суммирование импульсов совершается не от одного какого-либо отдельного синапса, но от всех синапсов, имеющихся на данном нейроне. Рассматривая весь цуг как единичный импульс (цуг-импульс), мы видим, что "его" амплитуда в теле нейрона зависит от следа: чем "сопротивление" следа выше, т.е. чем меньше выделяет синапс медиатора на каждый импульс действия цуга, тем ниже цуг-импульс в теле нейрона. С другой стороны, сумма двух импульсов в теле нейрона тем выше (т.е. надпороговое действие их тем больше), чем точнее они совпадут по времени, т.е. чем больше их перекрытие.

Таким образом, нейронные сети в мозге действуют именно так, как действуют электронные сети в е-нус’е при записи и воспроизведении информации. Хотя, строго говоря, это еще не является доказательством правильности предложенного нами принципа действия памяти, но должно рассматриваться как серьезный аргумент в его пользу, 2.1.4.3. Воспроизведение информации В заключение остановимся на проблеме воспроизведения изображений, записанных в памяти мозга. О том, что такое воспроизведение имеет место, свидетельствует каждодневная работа нашего мозга, Опыты Гайтона [13] и др.

дают возможность представить, как это происходит.

Процитируем следующую выдержку из книги Гайтона (по [12]):

"...Электрическое раздражение первичной области зрительной коры и полей 18 и 19 вызывает такие зрительные ощущения, как вспышки света, цветные вспышки или образы простой формы - звезды, круги, треугольники и т.д., но при этом человек никогда не видит сложных образов. Раздражение же височной зоны коры часто вызывает сложные зрительные ощущения, иногда приводя к тому, что человек "видит" сцену, которую он наблюдал много лет назад.

Обширные поражения полей 18 и 19 снижают способность человека воспринимать форму объектов, их размер или смысл и могут явиться причиной аномалии, известной под названием алексии: человек может прекрасно видеть слова, но не в состоянии идентифицировать их значение".

Подобные данные получены для зрительного и слухового отделов и другими исследователями [2,4,9]. Они могут быть просто и логично истолкованы на основе конструкции е-нуса. Раздражение отдельных нейронов системы анализа мозга может привести к воспроизведению только элементов информационного сообщения. Разрушение этих нейронов снижает способность воспринимать или воспроизводить эти элементы и связывать их друг с другом.

Но полные изображения (сцены, отрывки литературных и музыкальных произведений и т.п.) не содержатся в отдельных нейронах, а только в об-ячейках, т.е. в последовательностях нейронов. Для их воспроизведения необходимо раздражение Блока Управления, управляющего возбуждением связей, т.е.

созданием волны возбуждения. Судя по экспериментальным данным, части блока управления зрением и слухом находятся в лобно-височных отделах мозга. В них не содержится никакой информации, но без их участия информация не может быть воспроизведена, что и подтверждается клиническими наблюдениями.

Вопрос о том, где, в какой структуре восстанавливается изображение не менее важен. Для восстановления изображений необходимы пути, направленные параллельно прямым путям записи изображения, но в обратную сторону (т.н., реципрокные пути). Анатомически точно прослежены реципрокные связи коры мозга с ЛКТ. Имеются ли такие пути, связывающие ЛКТ с сетчаткой, с достоверностью не установлено.

Можно предполагать, что восстановление происходит именно в ЛКТ, а не в сетчатке. В пользу этого говорит тот факт, что именно в ЛКТ происходит совмещение изображений от глаз, т.е. имеется возможность появления там полноценного изображения. Кроме того, подверженность глаз травмам должна была «заставить» эволюцию сместить экран вглубь мозга. По-видимому, решающий аргумент в пользу ЛКТ-экрана может служить проверка, способны ли люди с разрушенной сетчаткой полноценно воссоздавать изображения при вспоминании. Как известно, такая способность сохраняется у людей, ослепших во взрослом состоянии, что оправдывает наше предположение.

Поскольку осуществимость реципрокных связей не может вызывать сомнения, отметим только, что простейшим способом для мозга было бы иметь между нейронами прямые и реципрокные аксоны. Это легко осуществимо, так как устройство нейронов позволяет им одинаково функционировать независимо от того, какая связь вызвала возбуждение. Реципрокные связи могут служить одновременно и обратными связями для коррекции процесса воспроизведения.

Осуществление реципрокных связей в электронной модели сложнее, так как ячейки е-нуса не столь универсальны, как нейроны, но тоже не представляет неразрешимых трудностей, 2.2. Слуховой отдел При рассмотрении слухового отдела мы не будем подробно останавливаться на его конструкции, поскольку она вряд ли существенно отличается от конструкции зрительного отдела. Остановимся лишь на некоторых особенностях слухового отдела по сравнению со зрительным.

2.2.1. Независимость музыкального и речевого подотделов Поскольку музыка и речь несут разные информационные нагрузки, то следует ожидать, что информация того и другого типа обрабатывается в разных отделах мозга. Это действительно подтверждается экспериментальными данными [9].

Таким образом, следует считать, что музыка и речь анализируются и запоминаются в разных и вполне независимых отделах мозга (независимых в том смысле, что они продолжают полноценно функционировать при сбоях в работе одного из отделов).

2.2.2. Детектор Несмотря на существование таких независимых отделов, имеется один детектор слуха - ухо. Это, разумеется, связано с тем, что и речь и музыка опосредуются в колебаниях воздуха и, следовательно, могут восприниматься одним и тем же устройством. Но из этого не следует, что музыка и речь воспринимаются одинаковым способом. По нашему предположению ухо делает это двумя несколько различными способами, о котором мы говорили в первой главе этого раздела.

2.2.3. Анализатор Согласно нашему предположению речь анализируется как «рисунок» или потенциальный рельеф возбуждений волосковых клеток мембраны. В этом случае, по-видимому, мозг анализирует картину изгиба мембраны точно так же, как это происходит в отделе зрения, поскольку возбуждение некоторого слоя клеток (в виде некоторого рельефа) всегда можно разложить на отрезки, углы и т.п. и зафиксировать в det -ячейках.

2.2.4. Организация блока памяти 2.2.4.1. Музыкальная память Относительно организации музыкальной памяти имеются совершенно определенные данные [9,10], которые исключают всякую дискуссию по этому поводу. Блок памяти музыки представляет собой строго упорядоченный массив det - ячеек, каждая из которых настроена (т.е. возбуждается от сигнала извне) на два параметра - силу звука (громкость) и частоту.

Следует отметить одну существенную особенность музыкального слуха человека, следующую из такой организации отдела памяти музыки. Как известно, музыкальная мелодия детерминируется тремя основными параметрами: высотой, силой (громкостью) и длительностью тона (т.е. с физической точки зрения частотой, амплитудой и периодом времени звучания тона). Именно эти параметры отражены в нотном письме. Но память не имеет детерминантов длительности звучания тона. Поэтому воспроизведение мелодии человеком почти однозначно в отношении высоты и громкости и неоднозначно в отношении длительности тонов:

разные исполнители по разному варьируют длительность тонов и однако мелодия считается не нарушенной. Этим объясняется и использование метронома для соблюдения одинаковой длительности нотных знаков в разных частях (тактах) нотного текста.

Воспроизведение мелодии голосовым аппаратом становится возможным в процессе обучения (аналогично речи). В процессе случайных совпадений (опробований) det - ячейки музыкальной памяти связываются с теми det ячейками мышечного регулирования голосового аппарата, которые соответствуют данному тону. Оформление связи происходит тогда, когда возбуждение музыкальной ячейки сигналом от услышанного тона, который человек сам произвел, совпадает по времени с возбуждением det-ячейки мышечного воспроизведения рис. 1.6.

Рис. 1.6. Цифрами обозначены: 1 – детектор слуха, 2 – det-ячейки памяти слуха, 3 – det-ячейки памяти воспроизведения речи и музыки, 4 – голосовой аппарат, 5 – внешний канал звука, 6 – внутренний канал звука.

(Отметим, что det-ячейка - это не обязательно один нейрон;

вероятнее всего это совокупность связанных, т.е. возбуждающихся одновременно или строго последовательно нейронов;

по нашей терминологии - об-ячейка).

Т.о. "слышание" самого себя является одним из основных необходимых моментов формирования овладением речью и воспроизведением мелодий, В процессе обучения развивается также канал внутреннего воспроизведения музыки (или речи) без озвучивания ее голосовым аппаратом. Но процесс становления связей может происходить только путем внешнего воспроизведения.

Интересен вопрос: какие связи здесь сформированы генетически, а какие формируются в процессе обучения?

По-видимому, вполне возможно и не представляет особой сложности задать генетически анализ тонов по высоте и громкости (конечно не без известной свободы подстройки, уточнения). Действительно частота и амплитуда полностью определяют звук и все гармонические звуки никак не отличаются в какой бы точке земного шара они не были воспроизведены независимо от эпохи. Поэтому в процессе эволюции вполне мог появиться аппарат, являющийся по существу набором резонаторов, каждый из которых посылает сигнал только в свой ряд ячеек, а строка детерминируется величиной амплитуды. Об этом, во-первых, свидетельствует то, что чувство гармонии и ангармонизма у человека и животных почти врожденные. Во-вторых, музыкальный слух сильно варьирует от особи к особи. В-третьих, наблюдается совершенно определенная наследственная передача музыкальных способностей: существуют целые поколения выдающихся музыкантов. Генетическая определенность, как и в других случаях, не отвергает, разумеется, некоторой фенотипической вариабельности признака: в процессе тренировки можно улучшить свой слух. Эта особенность тоже свидетельствует о генетической обусловленности музыкального слуха.

Также вполне возможна генетическая обусловленность блока памяти воспроизведения музыкальных тонов (т.е. связи его det -ячеек с мышцами), но голосовой аппарат человека более индивидуален, т.е. изменчив, чем слуховой.

Поэтому здесь природа должна была предусмотреть более гибкую систему формирования (уточнения) связей. Об этом свидетельствует тот факт, что различение мелодий обусловлено генетически, а владению голосовым аппаратом приходится обучать. Очень часто человек хорошо различает на слух ошибки в мелодии, но не способен воспроизвести ее точно без длительного обучения, И последний в этом ряду вопрос: насколько генетически обусловлены связи между det -ячейками музыкальной памяти и det -ячейками памяти воспроизведения? Другими словами, не тождественны ли эти ячейки, т.е. не является ли блок памяти тонов ответственным за их воспроизведение?

Рассмотрим, насколько это возможно.

Голосовой аппарат состоит из множества мышц: натягивающих и расслабляющих голосовые связки, языка, нижней челюсти, язычка, а также мышц диафрагмы и грудной клетки. Таким образом, каждая det - ячейка (или об-ячейка) памяти воспроизведения должна иннервировать сразу или поочередно все эти мышцы. По-видимому, это очень непросто сделать, если не предположить существование довольно сложной структуры, которая этому обучается и в которой возникают соответствующие об-ячейки, каждая из которых соответствует воспроизведению определенного тона. Такая об-ячейка может возбуждаться одной det -ячейкой музыкальной памяти, с которой устанавливается связь по принципу совпадений (рис.1.6).

(Следует подчеркнуть, что все ячейки мозга в той или иной мере являются det ячейками. Поэтому строгое отделение блоков памяти от других отделов весьма условно).

2.2.4.2. Память речи По-видимому, блоки анализа и памяти речи появились только на стадии перехода от древних человекообразных обезьян к человеку. Именно поэтому безрезультатными оказались попытки обучить обезьян понимать человеческую речь. (Вместе с тем обучение их зрительной речи глухонемых происходит гораздо успешнее).

О возможном устройстве этих блоков по образу и подобию зрительных (это и эволюционно гораздо проще) мы говорили. В остальном, схема связей подобна схеме для музыкального отдела. Существенное отличие заключается лишь в том, что никакие связи здесь не могут быть генетически детерминированы. Это не исключает множества генетически обусловленных связей, облегчающих функцио нирование системы. Например, поскольку базилярная мембрана расположена и функционирует у всех людей одинаково, то ее выгибной рисунок должен иметь характерные особенности, присущие всем особям. Наличие таких и им подобных особенностей ограничивает возможное количество степеней свободы системы и может быть использовано для введения некоторых генетически связей. В кон струкции мозга это должно проявляться сокращением количества ответвлений аксона с детектора на анализатор.

Канал внутренней речи играет гораздо большую роль в жизнедеятельности человека, чем канал внутреннего воспроизведения музыки. По существу только он и делает возможным мышление человека, 3.0. Отдел управления мозга Основная функция этого отдела возбуждать или тормозить отдельные части мозга по сигналам из них и из соседних частей.

В отношении управления организм, по-видимому, следует рассматривать в свете известных принципов построения саморегулируемых систем. Если какая либо из частей системы может регулироваться автономно, то эту функцию осуществляет автономная система управления. Только действия, отражающиеся на функционировании других частей, согласуются в центральной системе.

Возникает вопрос, какую часть системы управления мозга считать центральной, а какую периферической? Существует ли центральная система, или мозг - это совокупность автономных систем, так или иначе связанных друг с другом? Опыт подсказывает, что, скорее всего, верно последнее, но с некоторыми оговорками. Если у других животных нет никакого смысла выделять центральную систему управления (все блоки управления важны и необходимы для здорового функционирования организма), то у человека имеется в этом отношении особенность, связанная с появлением мышления. Потребовалось эволюционно, чтобы мышление оказалось способным корректировать многие функции орга низма и иногда в противовес даже жизненным интересам организма. У человека появляется новое качество - воля, опосредованное, вероятно, в блоке управления мышлением, которая может подавить большинство инстинктивных действий других блоков управления. Воспитывая человека, тренируя его блок управления мышлением, мы превращаем этот блок в некотором смысле в центральный (хотя не следует абсолютизировать волевые проявления жизнедеятельности человека).

Устройство управления большинством функций организма достаточно подробно известно. Устройство БУ мышления мы подробно рассматривать не будем по следующим причинам:

1) до сих пор нет почти никаких существенных экспериментальных данных о его устройстве;

2) устройство БУ может быть различным, поскольку функции возбуждения и торможения могут опосредоваться в весьма различных устройствах.

Можно предполагать, что БУ мышления мало, чем отличается от БУ отделов зрения и слуха, поскольку функции его ничем кроме сложности не отличаются:

основной обязанностью всех знаковых БУ является создание волны возбуждения при чтении следа (слова в семантическом смысле совершенно ничем не отличаются от других знаков, используемых в общении животных с природой и между собой) и сохранение во времени различных сигнальных возбуждений.

4.0. Анализ нейропсихологических особенностей памяти Накоплено довольно много экспериментальных фактов (см. например, [9]), традиционно считающихся психологическими, относящихся к работе зрения, слуха, осязания и др. органов восприятия, а также характеризующих мыслительный процесс во всех его проявлениях. Особенно много данных, объясненных или требующих объяснения, получено из наблюдения различных патологических состояний организма (различные формы алексии, афазии, глухоты, немоты, эпилепсии и т.п.). Часть из них, вероятно, связана с физиологическими особенностями строения организма и поэтому не может быть объяснена посредством анализа работы е-нуса. Другие поддаются объяснению без труда, но это потребует для своего описания много места. Поэтому, мы остановимся только на психологических особенностях памяти.

4.1. Объяснение наблюдаемых психологических особенностей памяти человека Мы будем, не ссылаясь на источники, приводить широко известные факты психологии обучения и функционирования памяти, поскольку любой человек неоднократно наблюдал и может проверить их при желании на себе.

1. Память обладает очень большим объемом. Некоторые индивидуумы способны запомнить огромное количество текста (например, сказители эпосов).

Мы видели, что комбинаторная память способна зафиксировать гигантское количество следов, организовать 10100-10150 об-ячеек, каждая из которых содержит слово или образ.


2. Выборка информации совершается практически мгновенно по получении вопроса.

Именно такой способностью обладает память е-нуса: воспринятые слова вопроса после анализа возбуждают только совершенно определенные об-ячейки, которые по принципу устройства мозга тут же возбуждают другие об-ячейки, связанные с ними при записи информации (запоминании) и на выход подается вся информация, которая связана с вопросным следом.

3. Память обладает ассоциативностью: мгновенно воспроизводит все понятия и образы, связанные с данным образом или понятием.

Этим свойством память е-нуса обладает в силу своего строения и принципа записи информации (см. предыдущий пункт).

4. При многократном повторении слова теряется его смысл.

При повторении слова мы многократно повышаем возбуждение его следа, так что происходит как бы обрыв связи с другими ячейками - волна возбуждения не может быть организована, так как есть только равное возбуждение всех нейронов, а, значит, теряется связь этого слова с другими словами. "Потеря смысла" с точки зрения устройства мозга есть потеря, нарушение связей данной об-ячейки с другими, 5. При случайном прослушивании фраз, входящих а состав известных стихотворений, пословиц, поговорок и т.п. мозг автоматически заканчивает предложение. Например, услышав фразу "скажи-ка…" мы продолжаем мысленно (иногда и вслух) «…дядя, ведь недаром Москва» и т.д.".

Это относится только к строкам хорошо заученных предложений, т.е. таких, след от которых очень прочен. Волна возбуждения от первой фразы продолжается автоматически (хотим мы того или нет) по этому следу (если мы не заняты усиленным вспоминанием чего-то другого), а, значит, мы воспроизводим и дальнейшее продолжение фразы, хотя она никакого отношения может не иметь к данным обстоятельствам.

6. Если требуется вспомнить что-то забытое, мы начинаем вспоминать все обстоятельства (т.е. слова, образы, запахи и пр.), предшествующие ему или как либо с ним связанные, и, наконец, можем воспроизвести забытое.

Забывается обычно та информация, чей след неглубок. Волна возбуждения может при вспоминании проходить другими путями и не воспроизводить необходимое в данный момент. В этом случае необходимо ее направить точно по тому следу, который осуществлялся при записи этой информации. Мы вспоминаем предшествующие и окружающие обстоятельства, позволяющие возбудить нужные ячейки сильнее, и тогда находим тот след, который соответствует искомой информации.

7. При чтении стихов детьми часто требуется подсказка в начале или в других местах стиха при перерыве чтения, а остальное воспроизводится ими очень хорошо.

Для того, чтобы начать или продолжать стих после перерыва необходимо наладить волну возбуждения. Если ее нет вначале, ее не может быть и далее.

Взрослые подсказкой инициируют волну, а в дальнейшем (если она не прерывается чем-либо посторонним или непрочностью самого следа) ребенок справляется сам.

8. Забыв слово и прервавшись при чтении стихотворения, дети очень часто начинают чтение сначала или с фразы, которая им хорошо памятна, и "с разгона" преодолевают трудное место - вспоминают забытое слово или фразу.

Так называемый "разгон" и повторение усиливают волну возбуждения и, если слово не совсем забыто, т.е. если след его «стерся» не очень сильно, такая усиленная волна способна пройти по нужному следу и воспроизвести слово.

9. При выучивании стихов (или отрывков прозы) детьми требуется многократное прочтение родителями вслух или ими самими этого стихотворения прежде, чем оно будет хорошо запомнено.


Очевидно, это связано с необходимостью упрочнения следа при повторении записи.

10. Характерно, что при непрочном запоминании стиха ребенок останавливается перед словами, которые при чтении расположены на большом временном расстоянии от других слов: а) при переходе от слова к слову, б) от строки к строке, в) от стиха к стиху. Причем, чем больше временной разрыв при чтении, тем труднее ребенку вспомнить продолжение: трудность возрастает в порядке а), б), в).

Поскольку запись следа обусловлена временным наложением импульсов, которое тем сильнее, чем ближе сигналы по времени друг к другу, и тем слабее, чем больше разрыв между ними во времени, то отмеченные особенности памяти хорошо подтверждают указанный механизм запоминания, 11. Еще одним аргументом в пользу обоснования предлагаемого устройства е нуса может служить следующая особенность языка человека.

Достаточно развитый язык (и чем развитее, тем это сильнее выражено) на данном (существующем) наборе слов, который он содержит, фактически, строит несколько смысловых уровней. Другими словами, каждый язык, фактически, содержит в смысловом отношении несколько языков, никак не связанных друг с другом, кроме формальных символов речи - слов. Поясним более конкретно.

Используя один и тот же набор слов, с небольшой добавкой специальных терминов, портной, горшечник, токарь, физик, философ и т.д., говорят совершенно о разных объектах. Эта особенность языка особенно хорошо отражается в хороших словарях перевода с одного языка на другой, в которых отмечается к какой категории-специальности относится тот или иной перевод данного слова.

Возьмем для примера карманный немецко-русский (и обратно) словарь издания Лангеншейдта (издания 1969 г.). В нем в отношении всех грамматических категорий слов (и существительных, и глаголов, и прилагательных, и т.д.) имеются следующие знаки, отмечающие принадлежность перевода к той или иной деятельности: торговля, судоходство, военное дело, техника, горное дело, железнодорожное дело, авиация, почта, музыка, земледелие и садоводство, ботаника, архитектура, математика, химия, электротехника, медицина, юриспруденция, наука (разумеется, здесь не разграничиваются еще сотни других категорий значений, поскольку этот словарь – общего типа). Значительное число слов имеют переводы, относящиеся к нескольким категориям, которые сильно различаются по смыслу (именно поэтому – в данном случае - в русском переводе значение передается далеко не родственными словами).

Например (произвольно выбирая), немецкий глагол abgehen в транспортном деле означает «отправление», в покрасочном деле – «сойти» (о краске, слое).

Существительное Aufsatz означает в гидравлике «насадка, наконечник», в военном деле – «прицел». Существительное Deck означает в морском деле «палуба», а в ботанике – «прицветник»;

и т.д., и т.п.. Как видим, значения эти часто никак не совпадают;

например, что общего между «палубой» и «прицветником».

Как известно, неспециалист в какой-либо отрасли, слыша или читая сообщение о данной отрасли в устах или статье специалиста, ничего не понимает, хотя эти слова он ежедневно употребляет в разговоре, освещая какие-то события или явления, с которыми он хорошо знаком.

Какими особенностями должен обладать мозг, чтобы на одном и том же словарном массиве быть способным разговаривать на «различных» языках? Как он понимает слова в нескольких различных значениях, не путаясь, к какому из них в данном случае нужно отнести это слово?

Такой возможностью обладает мозг по концепции е-нуса. В е-нусе в процессе воспоминания происходит возбуждение множества det-ячеек, но для воспроизведения отбираются только те, которые в данный момент имеют наибольшее суммарное возбуждение. Хотя слово не соответствует одной det ячейке, мы для упрощения картины предположим, что это имеет место. Тогда можно сказать, что данное слово вспоминается, как в данный момент наиболее возбужденное. Поскольку его возбуждение зависит от множества других слов, то именно их набор определяет, будет ли возбуждено именно это слово, или другое.

Если мы рассуждаем в данный момент о военном деле, то у нас возбуждается (или находится в полу-возбужденном состоянии) множество слов, связанных с этой отраслью деятельности человека. Слово Aufsatz при своем возбуждении действительно даст сигналы на все другие слова, с ним связанные (т.е. на все свои значения). Но из всех этих значений будет отобран (сильнее всего возбудится) «перевод», связанный с военным делом – «прицел». Если бы речь шла до этого о гидравлике, то из всего множества значений слова Aufsatz было отобрано (максимально возбуждено) слово «насадка».

Способность человека использовать одно и то же слово в различных значениях в зависимости от контекста, также объясняется вышеописанным образом.

Таким образом, е-нус действительно позволяет нам пользоваться одним и тем же словом в нескольких значениях.

12. Способность человека овладевать и владеть различными языками, причем так, что языки не мешают друг другу, также легко объясняется указанными особенностями строения е-нус.

Множество и других наблюдений психологов в отношении функционирования памяти могут быть объяснены устройством памяти е-нуса.

Приведенные нейрофизиологические и психологические опытные данные, по-видимому, однозначно свидетельствуют в пользу е-нуса. В свою очередь устройство е-нуса позволяет просто и убедительно объяснить многие особенности строения мозга и феномены его поведения.

Литература:

1. Мозг. Под ред. П.В. Симонова. Пер. с англ., М., Мир, 1982.

2. Вулдридж, Д. Механизмы мозга. М., Мир, 1965.

3. Куффлер С, Николс Дж. От нейрона к мозгу. И., Мир, 1979, 4. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. М., Мир, 1974.

5. Коут А. В поисках роботов. М., Мир, 1970.

6. Физическая энциклопедия, тт.1-5, М., СЭ, 1965.

7. Справочник радиолюбителя, под ред. Куликовского А.А., М., 1963.

8. Подвигин Н.Ф. Динамические свойства нейронных структур зрительной системы. Л., Наука, 1979.

9. Бехтерев В. Основы учения о функциях мозга. Выпуск УII С-П., 1907.

10. Tunturi, A.R. The Auditory Cortex of the Dog. Am. J. Phisiolog., 168, 712-727, March, 1952.

11. Кравков С.В. Глаз и его работа. М-Л., 1950.

12. Дейч С. Модели нервной системы 13. Guyton, A. R. Textbook of Medical Physiology. 3rd., Philadelphia, Saunders, 1966.

Научное издание Кирьяко Александр Георгиевич Электронный мозг (его работа и конструкция) Издание выпущено в рамках проекта «Книга по требованию»

Печатается в авторской редакции Оригинал-макет автора Подписано в печать 08.01.08. Формат 70х90/16.

Печать цифровая. Усл. печ. л. 16,29. Заказ № 8523.

Издательство «Альфарет»

197342, Россия, Санкт-Петербург, ул. Белоостровская, д. 22:

Тел./факс: +7 (812)499-21-46;

449-21- info@альфарет.ru www.альфарет.ru.

Отпечатано в типографии «Printissa»

197342, Россия, Санкт-Петербург, ул. Белоостровская, д. Тел./факс: +7 (812)499-23-90;

449-23- www.printissa.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.