авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Раздел 4. ПРОБЛЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

США И ИХ ПОРТНЕРОВ

4.1. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США:

ИСТОРИЯ, ПРИЧИНЫ,

ПОСЛЕДСТВИЯ

В конце января 2006 г. президент США в своей ежегодной речи в Конгрессе

изложил принципы Новейшей энергетической политики США. Почти каждый хо-

зяин Белого дома считал своим долгом воплотить в жизнь некие энергетические

инициативы, большинство из которых в итоге имело неоднозначные последствия как для местного, так и для мирового нефтяного рынка. Что же заставило прези дента США провозгласить очередные реформы энергетического сектора: дань традициям, непредсказуемость нынешних поставщиков или что-то еще?

Соединенные Штаты с энергетической точки зрения являются уникальной страной, одновременно будучи крупнейшим потребителем нефти и весьма значи тельным ее производителем. С потреблением нефти в 940 млн т, или почти 25% от мирового уровня в 2004 г., США занимают первое место в мире. Для сравне ния: на долю ЕС-25 совокупно приходится 18,4% мирового потребления. Америка с каждым годом становится все более зависимой от импорта нефти. Нарастив ее потребление до четверти от мирового показателя, США все меньше добывают нефть у себя. В США в 2004 г. было добыто 330 млн т, нефти, что составляет 8,5% от мировой добычи. Некогда крупнейший производитель «черного золота», Соединенные Штаты сначала в 1991 г. устойчиво переместились по размеру до бычи на второе место в мире, уступив Саудовской Аравии, а с 2002 г. и эту пози цию отдали России.

«Я согласен с теми американцами, которые понимают, что пребывание на крючке у иностранной нефти – это экономическая проблема и проблема нацио нальной безопасности». Об этом в январе 2006 г. заявил президент США, призвав сократить общее потребление нефти и ее производных, а также всерьез заняться поиском альтернативных источников энергии.

Проблема энергобезопасности Соединенных Штатов и связанной с ней дол госрочной сырьевой стратегии давно волнует американских руководителей. Наи более мощный импульс ее формированию дала Вторая мировая война. Доступ ко многим видам ресурсов был прерван из-за боевых действий, между тем Вашинг тону приходилось обеспечивать необходимыми материалами не только собствен ную военную машину, но и союзников, в первую очередь, Англию.

Война сыграла важную роль в формировании последующей сырьевой страте гии Вашингтона. Принятый в 1946 г. закон о государственных запасах стратеги ческого сырья и материалов был направлен на то, чтобы «уменьшить и по воз можности предотвратить опасную и дорогостоящую зависимость Соединенных Штатов от иностранных государств в снабжении важными с точки зрения нацио нальной обороны видами сырья в периоды чрезвычайных обстоятельств».

Война в Корее, вспыхнувшая в начале 1950-х, послужила дополнительным стимулом для расширения стратегических запасов сырья. Специально учрежден ная «комиссия Пейли» впервые осуществила всеобъемлющее исследование обес печенности США минеральными ресурсами на краткосрочную и среднесрочную перспективу. Основной вывод был обнадеживающим: в 1950-е - 1960-е годы страна не столкнется с нехваткой минеральных ресурсов. В то же время комиссия рекомендовала продолжать политику накопления стратегических материалов, а также активизировать освоение зарубежных источников сырья в государствах с благоприятным инвестиционным климатом.

На рубеже 1960-х годов появились оценки допустимой зависимости амери канской экономики от внешних поставок нефти, колебавшиеся в пределах 20-30% от общего объема потребления. В 1959 г. федеральное правительство приняло Обязательную программу по ограничению импорта нефти (Mandatory Oil Import Programm, MOIP), просуществовавшую 14 лет, согласно которой внешние постав ки нефти не должны были превышать уровень в 12% от годовой внутренней до бычи, также в ней вводились лимиты на ввоз нефтепродуктов. Поскольку обосно ванием программы служила необходимость обеспечить национальную безопас ность, приоритет отдавался импорту по суше из соседних Канады и Мексики.

MOIP приняли по просьбе внутренних производителей, однако внешние по ставщики нефти находили способы обойти введенные ограничения. Знаменитой схемой была так называемая «Браунсвилльская петля»: танкеры из Венесуэлы шли в пограничный город Браунсвилль, Техас;

оттуда нефть по суше перевозили в Мексику, а затем обратно грузили в танкеры и отправляли в северо-восточные районы США. Маршрут Браунсвилль – Мексика – Браунсвилль делал импорт «сухопутным», т. е. соответствующим требованиям MOIP.

На нефтяное эмбарго 1973 г. Правительство США ответило рядом непосле довательных шагов. Закон о чрезвычайных нефтяных ассигнованиях (Emergency Petroleum Allocation, 1973) был дополнен Законом об энергетической политике и энергосбережении (Energy Policy and Conservation Act, 1975), а тот в свою очередь – Законом о сбережении и производстве энергии (Energy Conservation and Produc tion Act, 1976). За свою недолгую жизнь все эти законы не раз исправлялись ради компенсирования тех или иных деформаций рынка. Эти попытки оказывались со вершенно бесплодными, поскольку основная цель прежнего законодательства со стояла именно в том, чтобы создать такие деформации – поощряя высокозатрат ные производства (малодебитные скважины, «новая нефть», мелкие компании) в ущерб низкозатратным источникам.

В 1974-1975 гг. американская сырая нефть стоила в среднем 7,27 долларов за баррель, в то время как внешние поставщики нефти для США получали 12, доллара. Внутренняя добыча продолжала падать, а двери для импорта из стран ОПЕК открывались все шире. Тем самым Соединенные Штаты наложили эмбарго на собственные нефтяные ресурсы.

Президент Джимми Картер был уверен, что управлять экономикой можно количественными методами. В 1977 г. Картер предложил создать Министерство энергетики (Department of Energy, DOE) и принять широкомасштабный государ ственный энергетический план, основанный на научных эконометрических моде лях. Главный упор в этом энергетическом плане делался на контроль за уровнем цен, синтетическое горючее и принудительную экономию энергии.

Когда в 1979 г. иранская революция вывела местную нефть с мирового рын ка, цены на нефть в США были отпущены, но полученный дополнительный доход изымался в пользу американского бюджета в виде налога на непредвиденную прибыль (впервые предложен Никсоном). Отмена регулирования совершила то, чего за десятилетие не смог добиться механизм принудительного энергосбереже ния: экономика США стала использовать энергию более эффективно. Энергоза траты на доллар валового внутреннего продукта оставались стабильными с 1959 го до 1978 года, а в 1978-1985 гг. этот показатель улучшился на 20% для энерго потребления в целом и на 30% для нефтепотребления.

В 1981 г., через восемь дней после вступления в должность, президент Ро нальд Рейган отменил контроль за ценами на нефть. В 1984 г. импорт нефти упал на 50% по сравнению с пиком в период контроля. Уменьшение потребности США в импорте и увеличение добычи в других странах привели к очередному энерге тическом кризису, на сей раз благоприятному для потребителей. Между ноябрем 1985 и февралем 1986 г. мировые цены на сырую нефть упали с 32 до 10 долларов за баррель, в то время как члены ОПЕК, в первую очередь Саудовская Аравия, боролись за долю рынка.

Налог на непредвиденную прибыль, бесполезный в условиях стремительного падения мировых цен, вскоре отменили. Администрация Рейгана сохранила Syn thetic Fuels Corporation и Стратегический нефтяной резерв (Strategic Petroleum Re serve, SPR), но отказалась от всех прочих начинаний энергетической политики Форда-Картера.

Эра Рейгана перевернула последнюю страницу истории регулирования аме риканским правительством дел в нефтегазовой промышленности. С тех пор ус тойчивые успехи отрасли служили основанием для практически полного невме шательства. Преемники Рональда Рейгана, порой вопреки собственным заявлени ям, осознали, что изобилие дешевой энергии – краеугольный камень сильной эко номики. По мнению ряда авторов, этот тезис позволяет объяснить самые разные события – от войны в Заливе при президенте Буше-старшем и Буше-младшем до гигантского слияния ВРAmoco и ExxonMobil при Клинтоне, не встретившего воз ражений со стороны антимонопольного ведомства.

Следующая администрация Клинтона изучала теоретическую возможность действий в интересах мелких производителей и последствия роста импорта для национальной безопасности, но ни о каких реальных действиях речь не шла.

Предпринятые шаги ограничились локальными указаниями по вопросу энерго сбережения и заявлениями о возможном переходе в будущем с нефти и газа на биомассу.

В середине 1999 г. сенат США принял законопроект о выделении 500 млн долларов под правительственные гарантии независимым производителям, сильно пострадавшим от падения цен на нефть в 1998 г. В обеих палатах против законо проекта голосовали представители нефтепро-изводящих штатов. Одновременно организация независимых производителей Оклахомы обратилась к правительству с призывом ввести санкции против Саудовской Аравии, Венесуэлы и Мексики за сбивание цен в США ниже себестоимости. Однако правительство не поддержало эту инициативу, против которой выступили крупные компании. Таким образом, обе попытки вмешательства провалились.

Принятое в 1990 г. решение использовать Стратегический нефтяной резерв стало почти единственным примером вмешательства государства в энергетиче ский сектор США и наглядной демонстрацией эффективности национальной энергетической политики. Спекуляция и паническая скупка нефти в канун воен ных действий в Персидском заливе подняли цены до 40 долларов за баррель, но когда через четыре часа после первой бомбардировки правительство объявило о немедленном начале изъятий из Стратегического резерва, цена сырой нефти за сутки упала до 20 долларов. Еще через две недели было объявлено о сокращении изъятий вдвое. Фактически из нефтяного резерва позаимствовали только 2,5%, но сама решимость и быстрота его использования вызвала мгновенный стабилизи рующий эффект. За исключением этого случая использования Стратегического резерва позицию правительства по отношению к нефтегазовой отрасли в конце 1990-х годов можно смело назвать политикой невмешательства.

Инициативы Президента США По инициативе Президента Дж. Буша в 2001 г. была создана Специальная комиссия по разработке новой энергетической политики США. Комитеты по энергии и природным ресурсам обеих палат Конгресса открыли слушания по раз работке всеобъемлющего законопроекта, касающегося развития всех отраслей то пливно-энергетического комплекса и мер по снижению зависимости США от им порта нефти с 56% в 2000 г. до 50% к 2011 г. В этом законопроекте гораздо мень ше внимания уделялось вопросам энергосбережения и использования возобновля емых источников энергии, нежели в предшествующих вариантах национальной энергетической стратегии Президента Клинтона. Он предполагал скорее обеспе чение роста предложения энергетического сырья за счет сознательного сокраще ния многих природоохранных ограничений и подъема внутренних цен на топливо.

Несмотря на активную поддержку Президента Дж. Буша и его администра ции в период первого президентского срока, парламентское обсуждение данного закона, затянувшееся на три года, закончилось безрезультатно. Основной причи ной сопротивления Конгресса стала нацеленность США не на увеличение собст венной добычи, а на импорт большего объема нефти из других стран, в том числе России. Противодействие же Конгресса развертыванию разведочных работ на перспективных с точки зрения залежей нефти и газа территориях США (в основ ном, на Аляске) обосновывалось главным образом экологическими мотивами.

Объективная реальность такова, что на фоне роста объемов потребления неф ти в США, значительно быстрее растет доля ее импорта: если объем потребления с 1978 по 2004 г. увеличился на 3,6%, то объем импорта за тот же период вырос на 54,6%. Доля импорта при этом изменилась с 40,2% в 1978 г. до 59,9% в 2004 г. В настоящее время прогнозируется дальнейшее ее увеличение до 68% к 2025 г.

Во время второго президентского срока, 8 августа 2005 г., Закон об энергети ческой политике (Energy Policy Act, 2005) все же был подписан. Его основные по ложения были направлены на стимулирование роста внутренней добычи топлив ного сырья, на постепенное снижение все более опасной для США зависимости от импорта нефти, а также на долгосрочное обеспечение национальной энергетиче ской безопасности. Документ предусматривает различные субсидии и льготы производителям и потребителям энергетических продуктов на общую сумму 14, млрд долл.

Отличительной чертой этого закона является его компромиссный характер.

Наряду с приоритетным стимулированием роста добычи традиционных видов минерального сырья и открытием для предпринимателей недоступных ранее ме сторождений на федеральных землях он предусматривает расширение использо вания атомной энергии, а также некоторые меры по активизации энергосбереже ния и увеличению масштабов применения экологически безопасных, возобнов ляемых источников энергии. Целевые налоговые субсидии предусмотрены, преж де всего, для строительства новых АЭС, экологически безопасных угольных ТЭС, а также в целях внедрения новейших технологий повышения продуктивности ис тощенных месторождений для стимулирования дополнительной внутренней до бычи нефти и природного газа. Закон освобождает нефтегазовые и горнодобы вающие корпорации от необходимости соблюдения ряда природоохранных огра ничений, упрощает процесс оформления лицензий на проведение буровых работ и прокладку линий электропередач, отменяет прежние экологические запреты, свя занные со строительством гидроэлектростанций.

Вместе с тем, по мнению большинства специалистов, несмотря на многопла новые меры, предусмотренные этим законом, тенденция к росту импорта нефти в США сохранится.

Справедливо считается, что пройдет много лет прежде чем предпринимаемые Администрацией меры окажут сколь-нибудь значительное влияние на баланс спроса и предложения нефти в стране. Между тем доказанных запасов в стране, по имеющимся прогнозам, хватит в лучше случае на 11 лет, если не удастся оста новить рост ее потребления.

За принятием этого закона последовало январское обращение Дж. Буша к Конгрессу, в котором американский президент признал, что Америка сильно за висит от поставок энергоносителей из нестабильных регионов мира.

В структуре импорта нефти в США немного более трети (35%) нефтяного импорта приходится на страны ОЭСР, а именно – на Канаду и Мексику, далее следуют поставки из стран Ближнего и Среднего Востока и Латинской Америки (22,7% и 21,4% соответственно). На долю стран бывшего СССР, в основном Рос сии, приходится чуть более 1% американского импорта нефти. Крупнейшими странами-экспортерами нефти в США являются Венесуэла, Канада, Мексика и Саудовская Аравия, совокупно они обеспечили 60% всего импорта нефти в США (табл. 4.1).

Таблица 4.1. Крупнейшие поставщики нефти в США Страны 2002 2003 млн т % от всего млн т % от всего млн т % от всего им импорта неф- импорта неф- порта нефти в ти в США ти в США США ОЭСР Канада 73,3 15,2 78,7 15,2 82,3 15, Мексика 76,5 15,8 80 15,5 81,7 15, Латинская Америка Венесуэла 75,3 15,6 76,5 14,8 84,4 15, Ближний и Средний Восток (БСВ) Ирак 24,6 5,1 24,4 4,7 33,1 6, Саудовская 76,5 15,8 86,4 16,7 75,5 14, Аравия Африка Нигерия 30 6,2 41,9 8,1 54,1 10, Примечательно, что политически нестабильная по отношении к США Вене суэла в 2004 г. стала крупнейшим экспортером нефти в страну (15,7 %), потеснив Саудовскую Аравию, занимавшую это место не один год. Из уст президента Ве несуэлы Уго Чавеса не раз звучали угрозы о прекращении поставок нефти в Со единенные Штаты. Так, 13 января 2006 г. он заявил: «Каждый день мы им отправ ляем 1,5 миллиона баррелей нефти, каждый день. Что бы произошло, если бы зав тра я, к примеру, приказал прекратить эти поставки? Что бы произошло, если бы мы приказали закрыть восемь наших нефтеперерабатывающих заводов, которые функционируют на территории США?» В то же время он заверил, что идея о пре кращении поставок нефти в США пока не стоит у него на повестке дня, однако если США не оставят попыток сместить его с поста президента, то будут приняты все меры к ее реализации. Ответ США прозвучал от лица американского посла в Венесуэле Уильяма Браунфилда, который заявил, что «Соединенные Штаты смо гут обойтись без поставок нефти из Венесуэлы», но в то же время он выразил на дежду, что Венесуэла не прекратит поставлять нефть в его страну, так как в про тивном случае обеим странам придется искать новые рынки. Действительно, те оретическая отмена торгового соглашения между США и Венесуэлой о поставках нефти может негативно сказаться на экономике обеих стран. США является круп нейшим потребителем венесуэльской нефти, закупая в свою очередь около поло вины всей нефти, которая идет из страны на экспорт.

Ключевыми моментами выступления президента США Дж. Буша перед Кон грессом США с ежегодным посланием к нации 31 января 2006 г. являются сле дующие заявления:

1) в мире растет напряженность, обусловленная кризисом отношений между двумя мировыми системами, контуры которых обозначены не только разными экономическими, но и фундаментальными духовными ценностями;

2) высокие темпы роста и большие объемы потребления одного из базовых энергоносителей – нефти – создают потенциальную угрозу обществу, если источ никами ее поступления являются страны Ближнего и Среднего Востока;

3) необходимо продолжать исследования по разработке более дешевых, эко логически приемлемых альтернативных источников энергии. С 2001 г. на эти це ли уже было потрачено более 10 млрд долл. США, ассигнования Министерству энергетики для продолжения этих исследований планируется увеличить на 22%.

Исследования должны охватить два направления прорыва: в обеспечении энерго носителями коммерческого и бытового секторов и транспортного сектора (авто транспортные нужды).

Из этого вытекают последующие выводы и соответствующие предложения о пересмотре развития систем энергообеспечения США на перспективу до 2025 г., которые, по сути, опираются на основные положения прогноза развития мировой энергетики, разработанного компанией ExxonMobil до 2030 г., за исключением одного момента – необходимости к 2025 г. снизить поставки нефти из стран Ближнего и Среднего Востока на 75%.

Анализ прогнозных данных по росту нефтедобычи в странах – традиционных поставщиках нефти в США (табл. 4.2) показывает, что наиболее вероятным кан дидатом на увеличение размера поставок при снижении зависимости от стран Ближнего Востока может стать Канада, прогнозируемый прирост добычи в кото рой в 2025 г. по сравнению с 2004 г. должен составить более 107 млн т. Эта цифра учитывает активное вовлечение в разработку нефти из нетрадиционных источни ков: битуминозные песчаники, горючие сланцы и пр. Северный сосед США пре тендует на эту роль еще по целому ряду показателей, важнейшими из которых яв ляются географическая близость и исторически налаженные торговые связи. Сле дуя той же логике, следующей интересной для США страной будет Мексика, где прирост добычи за тот же период прогнозируется в размере 140 млн т в год. Едва ли Америка станет в этом вопросе полагаться на Венесуэлу (по крайней мере, в период правления Уго Чавеса), несмотря на значительный прогнозируемый рост нефтедобычи в этой стране. Нигерия также не подходит на роль опоры нефтяной промышленности США из-за наблюдающейся в последние годы нестабильности на всем африканском континенте.

Таблица 4.2. Прогноз роста добычи нефти в некоторых странах, млн т/год Страна Факт Прогноз Прирост к 2004 г., млн т 2004 2010 2015 2020 США 337,4 495,0 485,0 475,0 465,0 127, Канада (включая не- 147,6 175,0 240,0 245,0 255,0 107, традиционную нефть) Канада (только тра- 90,0 85,0 80,0 80,0 80, диционная нефть) Мексика 190,7 175,0 210,0 265,0 330,0 139, Венесуэла 153,5 175,0 205,0 235,0 280,0 126, Саудовская Аравия 505,9 700,0 725,0 770,0 815,0 309, Нигерия 122,2 130,0 150,0 170,0 195,0 72, Россия 458,7 515,0 540,0 565,0 565,0 106, При выборе поставщика помимо политических предпочтений необходимо учитывать также стоимость добычи и транспортировки нефти. В условиях огра ниченного спроса на нефть в Европе Россия, наращивающая нефтедобычу, может быть заинтересована в американском рынке. Но пока это направление российско го нефтяного экспорта оправдывает себя лишь на фоне высоких мировых цен: при существующих схемах транспортировки стоимость доставки нефти с месторож дений Западной Сибири до побережья США составляет не менее 4,4-4, долл./барр. Пока эти поставки не играют какой-либо существенной роли: в 2004 г.

они составили всего 7,3 млн т, или 4% суммарного российского нефтяного экс порта.

До 1999 г. поставки нефти и нефтепродуктов в США из России не превышали 3 млн т. В структуре поставок преобладали нефтепродукты, главным образом ма зут, который использовался как сырье для дальнейшей переработки. Увеличение поставок обычно отмечалось в критические периоды: первый нефтяной кризис 1973-1974 гг., вторжение Ирака в Кувейт в 1990 г., эмбарго на поставки нефти из Ирака в 1991-1995 гг., сокращение квот странами ОПЕК в 1998-2000 гг. 2003 г.

стал для российских нефтяников лучшим за всю историю двусторонних отноше ний: поставки нефти и нефтепродуктов из России в США достигли рекордных 12,5 млн т. Основной вклад в этот результат внесли «ТНК-BP» и «ЮКОС», в меньшей степени – «ЛУКойл» и «Роснефть».

В перспективе возможно значительное расширение поставок нефти и нефте продуктов из России как на Атлантическое, так и на Тихоокеанское побережье США. Вместе с тем, здесь наблюдается жесткая конкуренция со стороны тради ционных и новых поставщиков из Латинской Америки, Африки и Ближнего Вос тока. Приоритетным направлением поставок нефти из России на американский Атлантический рынок может стать маршрут Западная Сибирь- Тимано-Печора Арктические моря-Юго-Восточное побережье США. Поставки на этом направле нии могут быть доведены до 50-60 млн т в год.

Если следовать логике Президента США Джорджа Буша-младшего, который во время выступления 31 января 2006 г. поставил задачу: к 2025 г. сократить по требность США в ближневосточной нефти более чем на 75%, к 2025 г. импорт нефти из стран Ближнего и Среднего Востока должен составить лишь 30,5 млн т в год. По прогнозным оценкам Института геологии нефти и газа СО РАН (ИГНГ СО РАН), в перспективе до 2030 г. собственная добыча нефти в США будет неук лонно сокращаться, а потребность в ней – расти. В результате к 2025 г. импорт нефти в США вырастет более чем на 50% от достигнутого в 2004 г. уровня – до 810 млн т в год. Таким образом, при сохранении нынешней структуры потребле ния США понадобится дополнительная импортная нефть в объемах 365 млн т в год. Иными словами, будущим президентам США предстоит подыскать надежные источники получения нефти, потому как рассчитывать на кардинальные измене ния в структуре ее потребления вследствие развития альтернативных источников энергии за 20 лет, на наш взгляд, преждевременно.

4.2. МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИКА: ВЗГЛЯД ИЗ США Проблемы США в мировой энергетике: избежать нехватки транспортно го топлива Несмотря на растущие цены на нефть, производители нефти и газа во всем мире оказались не способны увеличить предложение энергоресурсов и удовле творить быстро растущий миро вой спрос на топливо. Основной сложностью для производителей является обеспечение доста точного предложения нефти для про изводства бензина и керосина, необходимого в основном для авиа- и автотранс порта. Энергия, необходимая для производства электричества, может быть полу чена как из нефти, так и из угля и энергии АЭС.

Борьба с терроризмом, операции в Ираке и Афганистане, высокие темпы эко номического роста в Китае и США стали причиной дополнительного дефицита транспортного топлива, и, как следствие, еще большего роста цен. Еще одним фактором, влияющим на рост цен на топливо, является прогноз большинства экс пертов, которые полагают, что глобальные нефтяные резервы истощаются. Хотя даже если это не так, проблема необходимости увеличения предложения энерго носителей остается нерешенной.

Неудовлетворительное состояние инфраструктуры. Нынешнее предло жение топлива ограничивается неудовлетворительным развитием транспортной инфраструктуры и нефтеперегонных мощностей. За последние три десятилетия в США не было построено ни одного нового нефтеперерабатывающего завода.

Объемы резервных нефтеперерабатывающих мощностей сокращаются, также со кращаются резервные мощности танкерного флота, играющие важную роль при транспортировке нефти из-за рубежа.

Низкое качество правовой базы. Национальные нефтяные компании кон тролируют 58% мировых нефтяных и газовых запасов. По законодательству мно гих нефтедобывающих стран, значительные пакеты акций нефтедобывающих компаний должны быть в собственности или контролироваться национальным правительством. Такое положение приводит к тому, что многомиллиардные дол ларовые инвестиции в нефтяные компании в богатых нефтью регионах являются очень рискованными из-за неопределенности действий правительства, недоста точного соблюдения правовых норм и плохой защищенности прав собственности.

Плохой инвестиционный климат. Во многих нефтедобывающих странах существующие законы достаточно условны, они характеризуются «выборочным»

налогообложением, противоречащим цивилизованным законам. Правительства этих стран часто отказываются от поддержания законного исполнения сущест вующих контрактов, ухудшая и так неблагоприятный инвестиционный климат.

Деятельность, связанная с национализацией нефтедобывающих компаний, оказы вает негативный эффект на инвесторов. Особенно показателен в этом отношении пример России: национализация нефтяной компании ЮКОС и иск со стороны го сударства компании BP в размере 790 млн долларов. Другим примером негатив ного воздействия властей на инвестиционный климат в стране можно назвать от каз Саудовской Аравии от запланированной приватизации газодобывающей от расли.

Непредсказуемость международных событий. На бесперебойное предло жение нефти сильное влияние могут оказывать политические и этнические кон фликты, особенно терроризм на Ближнем Востоке, в Африке, Каспийском регио не, а также Южной Америке. Реальность такова, что трубопроводы невозможно провести в обход нестабильных регионов, поэтому еще до этапа строительства необходимо тщательно прорабатывать международные соглашения по транзиту.

Важность последнего может быть подтверждена примером Саудовской Аравии.

Аналитики считают, что потенциальная тщательно спланированная террористи ческая атака на нефтезаводы в Саудовской Аравии может сократить производство нефти до 4 млн барр. в день более чем на 3 месяца, что будет иметь катастрофиче ские последствия для мировой экономики.

Слабость финансовых институтов. В большинстве нефтедобывающих стран развитие финансовых институтов находится на достаточно низком уровне, что при непомерно высоких налогах на нефтедобывающую отрасль не позволяет осуществлять какие-либо значимые инвестиции.

Как следствие, объем средств, которые компании могут направить на разра ботку новых месторождений и увеличение производства, весьма ограничены.

Перечисленные выше неэкономические барьеры мешают инвесторам обеспе чить рост предложения несмотря на постоянно растущий спрос.

Меры, которые Администрация США должна предпринять для обеспечения энергетической безопасности в ближайшем будущем, включают:

• разработку всеобъемлющей стратегии по изменению инвестиционного климата в нефтяной промышленности. В разработку такой стратегии под руково дством Совета по национальной безопасности должны быть вовлечены Государ ственный департамент США, министерства энергетики и финансов. Основные страны-потребители нефти, включая страны «Большой восьмерки», должны ис пользовать экономические и дипломатические средства для оказания давления на страны ОПЕК и другие страны-производители, не входящие в картель, для либе рализации законодательства в области иностранных инвестиций, разделения го сударственных монополий и свертывания чрезмерного государственного вмеша тельства. Усилия по проведению такой политики через международные финансо вые организации должны быть увеличены. Экономическая поддержка бедным странам-производителям и экспортерам должна быть направлена на развитие эко номической свободы и создание либерального инвестиционного климата в этих странах. Продажа оружия и жизненно необходимого оборудования должна быть связана с улучшением инвестиционного климата в энергетическом секторе. США должны также требовать, чтобы одним из условий по вступлению в ВТО стала политика по содействию иностранным инвестициям;

• строительство большего числа танкеров, трубопроводов, нефтеперегонных заводов. Государственный департамент и Министерство энергетики должны обеспечить экономическую помощь и техническое содействие странам производителям нефти в упрощении регулирования и ускорении процесса выдачи лицензий для расширения существующих и строительства новых трубопроводов и нефтеперегонных заводов, особенно в Мексике, Центральной Америке и стра нах Карибского бассейна. Необходимо поощрять основные судостроительные компании для расширения их танкерного флота. Торговый представитель США должен использовать ВТО, НАФТА и ЦАФТА для сокращения барьеров для ино странных инвестиций в развитие нефтяного сектора;

• отмена налогов на импортируемый этанол. С момента Арабского нефтяного эмбарго 1973 г. Бразилии удалось сократить более чем наполовину свою зависи мость от импорта нефти благодаря развитию «гибридных» автомобилей («fuel flexible» vehicles), которые используют в качестве топлива смесь бензина и этано ла. Сейчас по дорогам США ездят более 4 млн таких машин. Стоимость измене ний конструкций машины, позволяющих использовать этанол, составляет долл. США должны следовать примеру Бразилии, используя этанол как топливо заменитель. Однако для того чтобы производство таких автомобилей было эконо мически оправдано, необходимо снизить пошлину на импортируемый этанол (сейчас она составляет 54 цента за галлон). Пока химическая промышленность США использует в качестве сырья зерновые и просо, в чьих плодах удельное со держание этанола гораздо меньше, чем в сахарном тростнике.

Разумеется, идеального решения проблемы, как увеличить предложение неф ти и газа или избавить США от зависимости от импорта, не существует. В буду щем цены на нефть могут стать еще выше, в перспективе постоянное повышение нефтяных цен может вызвать глобальную рецессию, как это уже дважды случа лось в прошлом. Чтобы избежать тяжелого кризиса, правительство США в коопе рации с частным сектором должно увеличить мощности по транспортировке энергоносителей, пока не стало слишком поздно.

Проблемы США в мировой энергетике: зависимость от ближневосточ ной нефти Правительство США прогнозирует, что к 2025 г. страна будет импортировать 68% от потребляемой нефти. В лучшем случае зависимость от импорта, согласно докладу об энергетической политике 2005 г., будет увеличиваться не слишком быстрыми темпами.

Существует и другая неотложная проблема. Две трети мировых нефтяных за пасов сконцентрировано на все в большей степени нестабильном Ближнем Восто ке и контролируется квази-монополистической Организаций стран-экспортеров нефти (ОПЕК). За эти годы ОПЕК быстро сократила предложение и замедлила увеличение производства, способствуя вознесению цен на нефть на их высокий уровень. Большинство стран-членов ОПЕК и других основных производителей нефти имеют высокий уровень коррупции и государственного вмешательства в экономику. Таким образом, потребители фактически платят две цены за нефть:

одну за безопасность и еще одну за экономическую неэффективность и монопо листическое поведение производителей.

США – крупнейший импортер нефти в мире (табл. 4.3);

объем импорта – 13, млн баррелей в день, что составляет 63,5% ежедневного потребления США (20, млн баррелей в день). Доля импортируемой нефти из стран Ближнего Востока (в основном, из стран Персидского залива) составляет 17% от общего объема им порта США, причем эта зависимость только растет.

Таблица 4.3. Крупнейшие потребители и импортеры нефти, 2004 г.

Страны Потребление, Чистый импорт, млн млн барр. барр.

США 20,7 12, Китай 5,4 2, Япония 2,6 5, Германия - 2, Южная Корея - 2, В своем послании к Конгрессу президент США Дж. Буш сказал: «Америка сидит на нефтяной игле, которая тянется из нестабильных регионов». Конечно, признание существования проблемы похвально, однако к настоящему моменты немногое было сделано для ее решения.

Для ограничения влияния ближневосточной нефти на американскую эконо мику требуются нестандартный подход и настоящие усилия. Администрации США следует предпринять следующие шаги:

• быть готовой к случайностям, которые могут повлечь дестабилизацию в странах, богатых нефтью;

• оказывать всяческое содействие в улучшении обеспечения безопасности нефтеперерабатывающих мощностей дружественно настроенных режимов стран Персидского залива;

• диверсифицировать источники энергии и американский импорт, сокращая долю стран Персидского залива.

Помимо этих главных направлений очень важно предпринять следующие ме ры:

увеличить усилия по снижению идеологической, террористической и воен ной угроз, исходящих от Ирана;

диверсифицировать источники импорта энергоносителей;

диверсифицировать энергетическую корзину путем расширения внутрен него производства нефти и газа и снятия бюрократических барьеров, препятст вующих более широкому использованию атомной энергии;

поощрять увеличение производства метанола и этанола и их импорт;

увеличить стратегический запас нефти.

Стратегия трех целей (Implementing a Three-Pronged Strategy) США и их союзники должны следовать стратегии трех целей, готовясь к не ожиданностям, дестабилизирующих страны, богатые нефтью;

помогать дружест венно настроенным странам Персидского залива в обеспечении безопасности их нефтяных объектов и диверсифицировать источники энергии и импорт нефти, со кращая зависимость от стран Персидского залива.

Меры по реализации этих целей, предпринимаемые Администрацией США, должны включать:

• усиление деятельности по уменьшению идеологической, террористической и военной угрозы со стороны Ирана по отношению к Ираку и другим арабским странам Персидского залива. Чрезвычайно важно, чтобы, используя тесное взаи модействие с их правительствами, США сдерживали, ограничивали или обезору жили Иран через взаимодействие с их союзниками, особенно с теми нефтепроиз водящими государствами, которым Иран угрожает напрямую. Разведывательные и военные службы США должны закрепиться в Ираке, Турции и других гранича щих с Ираном государствах и помогать их спецслужбам с обеспечением надеж ными служащими;

• расширение военного присутствия и создание сил быстрого реагирования во взаимодействии с союзниками США в регионе для обеспечения безопасности и защиты нефтяной инфраструктуры стран Персидского залива, если террористы попытаются захватить или уничтожить ее. Такие силы должны быть полностью совместимы с силами Совета по взаимодействию войск Залива. Военные и разве дывательные службы США должны поддерживать страны и компании в регионе в их стремлении улучшить защиту нефтяных объектов от террористических атак.

Администрация также должна гарантировать, что разведывательные службы и правоохранительные органы США получат полную поддержку стран Персидского залива, в особенности Саудовской Аравии, в борьбе против терроризма. Для за щиты нефтегазовой инфраструктуры стран Залива необходим объединенный ком пьютеризированный центр, работающий в режиме реального времени и объеди няющий разведку и работу;

• США должны оказывать давление на страны Персидского залива, чтобы прекратить всякую финансовую поддержку Аль-Каеды и похожих организаций по всему миру. Эти усилия должны включать использование финансового контроля и улучшение прозрачности банковской системы, сокращение финансирования ан тиамерикански и антизападно настроенного духовенства, радикальных мусуль манских академий (медресе) и тех элементов государственных СМИ, которые подстрекают к терроризму;

• необходимо диверсифицировать источники энергетического импорта вне Ближнего Востока, импортируя больше нефти из Западной Африки и Евразии, больше природного газа из Канады и Мексики, и больше СПГ из России и Афри ки. Администрация Буша должна дать указания Государственному департаменту США и Министерству финансов обеспечить экономическую помощь и техниче ское содействие странам-производителям нефти, не расположенным на Ближнем и Среднем Востоке для упрощения регулирования и ускорения процесса выдачи лицензий для расширения и строительства новых трубопроводов и нефтепе регонных заводов;

• следует диверсифицировать американскую энергетическую корзину, увели чивая внутреннее производство нефти и газа и снимая бюрократические барьеры на пути более широкого использования атомной энергии. Белый дом и Министер ство энергетики США должны активно лоббировать в Конгрессе увеличение внутреннего производства нефти и газа. Необходимо разрешить штатам превы шать федеральные квоты (ограничения) на разработку континентального шельфа и добычу, а также ускорить процесс лицензирования и строительства СПГ терминалов;

• нужно поощрять увеличение производства метанола и этанола и их импор та. Конгресс должен работать с Министерством торговли США по повышению тарифов на импортируемый этанол, производимый из сахарного тростника. США должны также поощрять НИОКР в области альтернативных источников энергии и улучшения технологий, чтобы помочь сделать будущее нации не зависимым от импортной нефти;

• необходимо расширять стратегический нефтяной резерв и создать страте гический бензиновый резерв США. Сейчас запасов стратегического нефтяного резерва хватает на 90 дней. Необходимо его постепенное расширение и доведение до 180-250 дней. Министерство энергетики США должно взаимодействовать с Китаем, ЕС и Японией и поддерживать страны-импортеры нефти в желании соз дать, по крайней мере, шестимесячные стратегические резервы нефти.

При отсутствии этих мер энергетическая безопасность Америки, включая ее экономическое здоровье и оборонные возможности, будет находиться в опасности из-за растущей политической нестабильности, терроризма и возможного столкно вения на Ближнем Востоке. Ограничение зависимости США от ближневосточной нефти будет их главной стратегической проблемой в предстоящие десятилетия.

4.3. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО В современном мире, где рынки энергии и энергоносителей становятся все более интегрированными, страны могут обеспечить себе доступ к надежной, недорогой и экологически чистой энергии, лишь участвуя в различных междуна родных партнерствах.

Основополагающая цель энергетической политики США заключается в том, чтобы обеспечить нашей экономике доступ к достаточным, недорогим и надеж ным поставкам энергии, способствуя таким образом экономическому росту и процветанию. Однако вследствие глобализации на рынке нефти и растущей инте грации на рынке природного газа события, которые оказывают негативное (или позитивное) влияние на энергетическую безопасность любой страны, могут также затрагивать энергетическую безопасность США, и наоборот. Атака на трубопро вод в Нигерии, напряженность в отношении ядерной программы Ирана, бурный экономический рост в Китае и Индии, стихийные бедствия, такие как ураган «Катрина», – все эти обстоятельства оказывают непосредственное влияние на глобальную энергетическую безопасность. Поэтому лучший способ укрепить энергетическую безопасность США заключается в том, чтобы принять меры по укреплению глобальной энергетической безопасности. Как этого можно достичь?

По материалам доклада Пола Э. Саймонса – ассистента заместителя государственного секре таря США по вопросам экономики и бизнеса.

Одним из важных элементов является активная разъяснительная работа и энерге тическая дипломатия, которую США проводят на протяжении более чем 30 лет.

Будучи крупнейшим в мире производителем и потребителем энергоресурсов, США должны играть ведущую роль в реагировании на мировые энергетические вызовы и обеспечении безопасного энергетического будущего. Обеспечение на шей национальной энергетической безопасности требует тщательно скоордини рованных международных усилий, учитывая все более интегрированный характер мировых энергетических рынков. Это также означает, что мировое сообщество несет ответственность за обеспечение достаточных, недорогих и надежных поста вок энергии, энергоносителей и энергетических услуг. Для достижения этой цели проводимая США политика международной энергетической безопасности при нимает во внимание четыре ключевых элемента:

• содействие диверсификации источников и поставок энергии и энергоноси телей во всем мире;

• сотрудничество с другими странами - импортерами нефти в реагировании на перебои с поставками, в частности - посредством использования стратегиче ских запасов нефти;

• диалог с ведущими нефтедобывающими странами в целях проведения от ветственной политики нефтедобычи для поддержки роста мировой экономики и уменьшения волатильности рыночных цен;

• сотрудничество с другими странами в снижении глобальной зависимости от нефти путем повышения энергоэффективности и освоения альтернативных ис точников поставок энергии и энергоносителей.

Диверсификация поставок энергии и энергоносителей В последние годы правительство США предприняло ряд шагов по содейст вию диверсификации поставок энергии и энергоносителей и маршрутов их тран зита. Хотя Ближний Восток доминирует - и будет продолжать доминировать – на мировом нефтяном рынке, освоение новых источников поставок в ряде других ре гионов мира является одной из важных целей. США импортируют энергию и энергоносители из различных стран-поставщиков, включая Канаду, Мексику, Саудовскую Аравию, Венесуэлу, Нигерию, Анголу, Россию и Великобританию.

Мы активно сотрудничаем с этими и целым рядом других стран для обеспечения диверсификации источников поставок и видов (маршрутов) транзита в целях уменьшения влияния перебоев с поставками, вызванными как естественными факторами, так и в результате человеческой деятельности.

Европа Мы осуществляем с Европейским союзом (Евросоюзом) широкое и глубокое сотрудничество в обеспечении энергетической безопасности, о котором было объявлено на Саммите США-Евросоюз 2006 года. Одним из ключевых элементов этого сотрудничества является работа по диверсификации источников и поставок энергии и энергоносителей. Мы также будем сотрудничать с ключевыми произ водителями и потребителями энергии и энергоносителей для поощрения их уси лий по диверсификации, координировать оказание технической помощи для улучшения нормативно-правовых баз энергетики в третьих странах, поддержи вать содержание и улучшение трубопроводной инфраструктуры для обеспечения способности доставки, поощрять инвестиции в энергетическую диверсификацию и анализировать геополитические изменения в ключевых странах, производящих и потребляющих энергию и энергоносители, а также координировать меры реаги рования. Кроме того, начиная с 2002 года, финансируемые США программы тех нической помощи обеспечили поддержку Договора энергетического сообщества для Юго-Восточной Европы, нацеленного на создание рынков электроэнергии и газа в странах транзита энергоносителей – Болгарии, Румынии, Сербии, Македонии, Боснии и Албании – при участии Греции, Италии, Австрии, Молдовы и Венгрии.

Каспийский регион Одним из главных приоритетов внешней политики США с середины девяно стых годов прошлого века является строительство разветвленной сети трубопро водов для обеспечения экспорта нефти и газа из каспийского региона в остальной мир. В последние годы Каспийский бассейн является одним из наиболее значи тельных новых источников нефти на территории стран, не являющихся членами ОПЕК, и в ближайшие годы рост добычи нефти должен продолжаться. Помимо повышения энергетической безопасности наша политика в регионе нацелена на укрепление суверенитета и экономической жизнеспособности новых националь ных государств, улучшение регионального сотрудничества и избежание потенци альных «узких мест» и конфликтов, которые могли бы возникнуть в результате роста экспорта нефти через проливы Босфор и Дарданеллы.

Латинская Америка США извлекают выгоду из прочных энергетических связей со странами за падного полушария. В 2004 году 3 из 4 из крупнейших поставщиков нефти в нашу страны были странами западного полушария - Мексика (15,9%), Канада (15,8%) и Венесуэла (12,9%). Канада является нашим крупнейшим поставщиком природно го газа, а Тринидад и Тобаго - нашим крупнейшим поставщиком сжиженного природного газа. США участвуют в регулярном диалоге с Мексикой и Канадой в целях интеграции североамериканского энергетического рынка. Мы также под держиваем Мезоамериканскую энергетическую инициативу Мексики, которая на правлена на интеграцию рынков энергоносителей Центральной Америки и Доми никанской Республики. Повсюду в регионе мы ведем работу, поощряя использования альтернативных и возобновляемых источников энергии, опираясь на позицию Бразилии как одного из мировых лидеров в области производства биотоплива.

Стратегические запасы нефти Вторым важнейшим направлением нашей политики международной энерге тической безопасности является многостороннее сотрудничество, которое мы ор ганизовали благодаря нашему членству в Международном энергетическом агент стве. Международное энергетическое агентство, которое было учреждено после введения в 1973 году эмбарго на поставки нефти из арабских стран, координирует отпуск нефти из стратегических запасов в случае, если происходят события, со трясающие глобальные рынки энергоносителей. Совокупные стратегические за пасы нефти стран-членов Международного энергетического агентства составляют 1,4 млрд. баррелей, что эквивалентно объему импортных поставок примерно за 115 дней. В Стратегическом нефтяном резерве США содержится почти 700 млн.

баррелей или примерно половина всех мировых стратегических запасов нефти. В 2005 году оперативный отпуск нефти из стратегических запасов 26 членов Меж дународного энергетического агентства после разрушительных последствий ура ганов «Катрина» и «Рита» позволил стабилизировать ситуацию на нефтяном рын ке и предотвратить еще больший экономический ущерб. Члены Международного энергетического агентства, вместе взятые, дополнительно поставили на рынок еще 60 млн. баррелей нефти. Это был всего второй случай в истории Междуна родного энергетического агентства, когда пришлось «распечатать» стратегиче ские запасы, однако эта мера возымела немедленное действие, успокоив ситуа цию на мировом рынке. Мы поощряем другие ведущие нефтепотребляющие стра ны, такие как Индия, Китай и государства-члены Ассоциации стран Юго Восточной Азии, создавать и поддерживать собственные стратегические запасы нефти и выступаем за более тесное сотрудничество Индии и Китая с Междуна родным энергетическим агентством как в плане краткосрочного реагирования на чрезвычайные ситуации, так и в плане более широких вопросов энергетической безопасности и технологической политики.

Диалог с нефтедобывающими странами Третьим направлением нашей политики международной энергетической безопасности является ведение активного диалога с ведущими нефте- и газодобы вающими странами. Наши цели заключаются не только в том, чтобы обменивать ся информацией о нефтяных рынках, но и поощрять производителей к проведе нию ответственной политики в области производства нефти, поддерживать рас тущую мировую экономику и снижать волатильность цен на нефтяном рынке. Мы ведем диалог с рядом ведущих нефтедобывающих государств, в частности, на Ближнем Востоке, на протяжении уже целого ряда лет, в некоторых случаях – с восьмидесятых годов прошлого века. Этот диалог включает в себя официальные двусторонние обмены с некоторыми странами и регулярные обсуждения между должностными лицами высокого уровня и через наши посольства в регионе.

О крепнущих отношениях между нефтедобывающими и нефтепотребляющи ми странами свидетельствует тот факт, что государства-члены Международного энергетического агентства и страны Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества сотрудничают с ключевыми нефтедобывающими странами членами Организации стран-экспортеров нефти в повышении эффективности и прозрачности нефтяных рынков во избежание сюрпризов подобных тем, которые привели к некоторым из тех дефицитов, которые мы наблюдаем сегодня. Начиная с девяностых годов прошлого века, США активно участвуют в глобальном энер гетическом диалоге между производителями и потребителями, который транс формировался в Международный энергетический форум. Этот форум представля ет собой неофициальную группу, состоящую из примерно 50 стран и междуна родных организаций, приверженных содействию улучшению понимания измене ний на международном рынке нефти и энергоносителей и политических проблем ее членов. Секретариат Международного энергетического форума, расположенно го в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), руководит усилиями по развитию Совмест ной инициативы по нефтяным данным, призванной повысить прозрачность и улучшить обмен информацией о глобальном нефтяном рынке.

Энергоэффективность и альтернативные источники энергии Нефтяной кризис семидесятых годов прошлого века также вызвал новый прогресс в области энергосбережения и энергоэффективности. За период с года энергоемкость экономики США - количество энергии, потребляемой нашей страной, в расчете на один доллар валового внутреннего продукта (ВВП), - снизи лась почти на 50% благодаря усилиям по энергосбережению. Мы поддерживаем программы, которые предусматривают стимулы к повышению энергоэффектив ности, улучшению энергосбережения и сокращению выбросов парниковых газов.


Например, в США программа маркировки «Энерджи стар», которая является знаком высокой эффективности использования энергии в офисных зданиях и электробытовых приборах, была первоначально разработана для бытового применения, но оказалась настолько успешной, что была принята во многих других странах.

Альтернативные источники энергии США также участвуют в многосторонних усилиях по освоению альтернатив ных источников энергии. Ряд стран уже присоединились к нам в рамках много стороннего партнерства, известного как Международный форум «Поколение IV».

Участники этого партнерства ведут исследования и разработки более безопасных, дешевых и защищенных от распространения ядерных энергетических систем но вого поколения. Мы также сотрудничаем с рядом стран в осуществлении инициа тивы «ФьючеДжен» по строительству первой в мире комплексной эксперимен тальной энергетической установки для связывания углерода и производства водо рода. Этот проект стоимостью в 1 млрд. долл. нацелен на создание первой в мире электростанции, работающей на ископаемом топливе и не создающей вредных выбросов.

Недавно США предложили смелое новое видение будущего ядерной энерге тики – Глобальное ядерное энергетическое партнерство. В рамках этой структуры США будут сотрудничать с другими странами, обладающими высокоразвитыми ядерными технологиями, в разработке новых, защищенных от распространения технологий переработки ядерного топлива для усиления энергетической безопас ности США и всего мира, расширения использования экономичной, безуглерод ной ядерной энергии, сведения к минимуму ядерных отходов и уменьшения оза боченности по поводу проблемы распространения. Кроме того, эти страны партнеры будут развивать программу топливных услуг для предоставления ядер ного топлива развивающимся странам, что позволит им получить затратоэффек тивный доступ к источникам обильных поставок экологически чистой и безопас ной ядерной энергии в обмен на обязательство воздерживаться от осуществления деятельности по обогащению и переработке ядерного топлива, тем самым, уменьшая озабоченность проблемой распространения.

США выступили инициатором создания или соучредителем ряда междуна родных технологических партнерств по обмену данными и передовым опытом между странами при одновременном сокращении времени и расходов, необходи мых для достижения технологических прорывов. Например, для содействия гло бальному переходу к водородной экономике было создано Международное парт нерство в поддержку водородной экономики, целью которого является организа ция промышленного производства автомобилей на топливных элементах к году. Участники Партнерства «Метан на рынок» тесно сотрудничают с частным сектором в разработке методов улавливания метана, выделяющегося из мусорных свалок, плохо обслуживаемых нефтяных и газовых систем и подземных угольных шахт. Для укрепления энергетической безопасности, уменьшения загрязнения ок ружающей среды и решения долгосрочной проблемы изменения климата США наряду с Китаем, Индией, Японией, Австралией и Республикой Корея недавно создали Азиатско-Тихоокеанское партнерство по чистому развитию и климату.

Участники этого партнерства будут акцентировать свое внимание на доброволь ных практических мерах по созданию новых возможностей для инвестиций, на ращиванию местных потенциалов и устранению барьеров для внедрения экологи чески чистых и более эффективных технологий.

Ранее в 2006 году президент Буш объявил о крупной новой инициативе – Инициативе «Передовая энергетика», направленной на инвестирование в новые технологии, которые, по нашему мнению, могут изменить наш подход к энерго снабжению наших домов, предприятий и автомобилей. Разрабатывая новые энер гетические технологии, такие как биотопливные, водородные и солнечные, мы сможем разрядить обстановку на рынках, повысить устойчивость драгоценных природных ресурсов и удержать цены на энергоносители на доступном уровне.

Решительная поддержка президентом исследований в области потенциального использования целлюлозного этанола как источника топлива и аккумуляторных технологий для подзаряжаемых от сети гибридных автомобилей особенно важна для уменьшения нашей зависимости от транспортного топлива на основе нефти.

И хотя мы можем быть уверены в том, что весь мир будет продолжать испыты вать большую потребность в нефти и газе, разработка альтернатив и возобнов ляемых источников энергии в настоящее время отвечает долгосрочным интересам всех. Многие из этих видов топлива представляют собой более экологически чис тые формы энергии, которые также дополняют наши природоохранные цели, со кращая атмосферные выбросы.

Работа в рамках глобального партнерства Как отметили президент Буш и государственный секретарь Кондолиза Райс, мы по-прежнему озабочены потенциальными экономическими рисками, связан ными с зависимостью США от импортной нефти и нестабильностью на Ближнем Востоке, где добывается основная часть мировой нефти. В то же время нефть - это глобальный товар, и перебои с поставками нефти в любой точке земного шара бу дут оказывать непосредственное влияние на все страны-импортеры нефти незави симо от того, где они закупают нефть.

Энергетическая безопасность является одним из главных приоритетов для правительства США. Однако энергетическая безопасность может быть достигнута лишь при условии работы в рамках глобального партнерства с другими странами.

Средством достижения энергетической безопасности США являются наши дву сторонние и многосторонние отношения. Национальный интерес США состоит в том, чтобы работать с другими странами для обеспечения доступности надежной, недорогой и экологически чистой энергии во имя процветания США и всего мира.

4.4. ИНТЕРЕСЫ США И ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Американские интересы в Средней Азии можно выразить в трех про стых словах: безопасность, энергия и демократия.

За последние пять лет реальные угрозы для американской национальной безопасности, исламистский терроризм и поставки энергоносителей, нависли над американской политикой в Центральной Азии. Энергетический потенциал регио на велик и имеет стратегическую важность, но он не имеет выхода к морю, что усложняет Соединенным Штатам доступ к нему и возможность активного уча стия в региональных делах.

Соединенные Штаты применяют различные методы для того, чтобы отстоять свои интересы в Центральной Азии. Регион, который включает в себя пять пост советских государств — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения и Уз бекистан, а также Афганистан и Каспийский бассейн — играет важную роль в американской глобальной стратегии в силу его близости к России, Китаю, Индии, Пакистану, Ирану и другим ключевым региональным игрокам. Особую важность представляют этноконфессиональный состав региона и богатые запасы нефти, га за, угля и урана.

Американские интересы в Средней Азии можно выразить в трех простых словах: безопасность, энергия и демократия. Соединенные Штаты ведут настой чивую борьбу, чтобы оградить Запад вообще и Америку в частности не только от террористических угроз, исходящих из Афганистана, а также по причине неуве ренности в стабильности источников углеводородов на Ближнем Востоке. Необ ходимо отдельно отметить, что американская внешняя политика не отдает при оритет одному из направлений в ущерб другого.

Ключевым моментом в американской национальной безопасности, вызы вающим тревогу, является диверсификация источников энергии, а также Каспий ский регион — важный альтернативный источник ископаемого топлива. Однако чтобы более полно представить ситуацию, необходимо сказать об объеме добычи на Каспии, который сопоставим с общей добычей Ирака и Кувейта, но намного меньше добычи всех стран-экспортеров нефти (ОПЕК).

Объем добычи, как ожидается, в 2015 году достигнет 4 миллионов баррелей в день. Для сравнения: страны ОПЕК в этом году добудут до 45 миллионов барре лей. Центральная Азия не самый крупный в мире источник нефти и газа, вдобавок их добыча затруднена. Доступу на рынки препятствуют политические и геогра фические условия, включая продолжающееся российское влияние, ограниченный доступ к водным путям, за исключением Каспийского моря, и плохо развита экс портная инфраструктура.

Однако это регион весьма важен с геополитической и геоэкономической то чек зрения. Россия контролирует большинство нефтяных экспортных маршрутов из Центральной Азии и Каспийского бассейна. Однако прежние и нынешние уси По публикациям Ариэля Коэна, доктора философии, специалиста по российской, евразийской и международной энергетической безопасности лия основных западных нефтяных компаний (стоит упомянуть трубопровод Баку Тбилиси-Джейхан, так же как сегодняшние запланированные инвестиции Индии и Китая в центрально-азиатский нефтяной сектор) привели к тому, что появилось множество вариантов нероссийских экспортных маршрутов и богатый выбор кли ентов. Эти события могут помочь нарушить российскую монополию на транзит энергоносителей, но они также способствуют (вторжению в регион) и усилению борьбы других экономических систем, испытывающих энергетический голод.

Китай демонстрирует устойчивый интерес к энергосектору, как показывает приобретение нефтяной компании PetroKazakhstan у канадской компании Nations Energy китайской компанией China Internаtional Trust and Investment Corporation (CITIC) осенью 2006 года и подписание нескольких важных соглашений по строительству трубопроводов. Россия и Китай скооперировались, чтобы ослабить американское влияние в регионе, и теперь, поскольку они аккумулируют боль шинство энергетических активов Центральной Азии, будут иметь больше рычагов для предотвращения американского вторжения в их потенциальные сферы влияния.


Соединенным Штатам необходимо проводить в Центральной Азии политику, которая позволит им продолжать увеличивать количество вариантов поставок энергоносителей, размещать их военные силы в непосредственной близости к районам, где существует реальная угроза (их интересам), создавать условия для долгосрочного и глубокого воздействия на продвижение демократических ценно стей свободного рынка в политически и экономически неразвитой области. Поли тики и законодатели (США) должны рассмотреть вопрос, как энергетические проблемы вписываются в широкую систему американских стратегических инте ресов в регионе и влияют на развитие уравновешенной, выверенной политики, ко торая позволяет Соединенным Штатам оставаться там, где им необходимо, но дистанцироваться от некоторых моментов, касающихся этих режимов.

Чтобы достигнуть этих целей США должны:

• поддержать проекты по увеличению количества нероссийских маршрутов транзита энергоносителей нефти и газа Центральной Азии;

• продолжать развивать связи США с центрально-азиатскими государствами для развития торговли и обеспечения безопасности;

• продолжить поощрение хорошего управления, современных институтов и законодательных реформ в Центральной Азии;

• применять осторожный подход к режимам, с которыми США в настоящее время в не очень хороших отношениях, учитывая обязательства, адресованные к таким главным национальным приоритетам, как энергобезопасность и глобальная война с терроризмом.

Краткий обзор Запасы углеводородов Центральной Азии сконцентрированы в районе Кас пия. Поэтому Азербайджан является основным игроком, несмотря на то, что он находится на Кавказе. Эта страна владеет значительными нефтяными и газовыми ресурсами и является центральным звеном нероссийского энергетического тран зитного маршрута из Центральной Азии на Запад. Большая часть углеводородов Центральной Азии и Каспия находится в Казахстане, Азербайджане, Узбекистане и Туркмении. Таджикистан и Киргизия имеют ограниченные запасы нефти и газа, которые на данный момент не привлекательны для иностранных инвесторов. Са мые крупные месторождения нефти, как и три самых крупных нефтяных проекта, находятся в Казахстане и Азербайджане, а именно месторождения Тенгиз и Кара чаганак в Казахстане и месторождение Азери-Чираг-Гюнешли (подводное) в Азербайджане. В каждом проекте участвуют основные западные нефтяные ком пании в качестве акционеров.

Тенгиз: TengizChevroil (50 процентов — Chevron Texaco, 25 процентов — ExxonMobil, 20 процентов — Казахское правительство);

Карачаганак: Консорциум Karachaganak (по 32,5 процента Agip и British Gas, 20 процентов Texaco, 15 процентов — LUKoil;

Азери-Чираг-Гюнешли: Azerbaijan International Oil Company (управляемая ВР;

другие акционеры — Unocal, LUKoil, Statoil, ExxonMobil, TPAO, Devon Energy, Itochu, Delta Hess и SOCAR).

Потенциальные запасы нефти Туркмении в прибрежной зоне на Каспийском море еще не исследованы и не могут разрабатываться из-за споров между Турк менией, Азербайджаном и Ираном по поводу разграничения южной части моря.

Транзит нефти Нефтепроводы Центральной Азии:

• трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), пропускной способностью бо лее 1 миллиона баррелей в день, идет от азербайджанского побережья Каспийско го моря к средиземноморскому побережью Турции. Его главные акционеры фор мируют консорциум, который включает British Petroleum, SOCAR, Chevron, Statoil, Total, ENI, Itochu, ConocoкPhillips и ExxonMobil;

• «Северный» (Баку-Новороссийск) и «Западный» (Баку-Супса) нефтепрово ды, с пропускной способностью от 100 до 115 тысяч баррелей в день соответст венно. Они начинаются на азербайджанском побережье Каспийского моря и идут к российскому порту Новороссийск и грузинскому порту на Черном море в Супсе;

• недавно подписано соглашение о маршруте (баржи) между Казахстаном и Азербайджаном по поставкам 10 миллионов тонн (приблизительно 733 миллиона баррелей) казахстанской нефти ежегодно для трубопровода БТД;

• российский трубопровод Атырау-Самара, который идет из Атырау в Казах стане к Самаре в России. Его пропускная способность составляет 300 тысяч бар релей в день, но Россия обязалась увеличивать ее вместимость до 500 тысяч;

• казахско-китайский трубопровод, первая часть которого соединяет казах ские месторождения нефти Актобе с казахским нефтяным центром Атыптау, ко торый уже готов. Вторая часть, которая еще строится, будет идти от Атасу (Севе ро-Западный Казахстан) к Алашканоу (Синьцзян, Китай) и будет стоить прибли зительно 850 миллионов долларов, начальная пропускная способность составит 200 тысяч баррелей в день, а максимальная 400 тысяч;

• Каспийский Трубопроводный Консорциум (Caspian Pipeline Consortium — CPC), который соединяет казахские нефтяные месторождения с российским пор том Новороссийск. Им владеют и управляют западные частные компании и госу дарственные компании России, Казахстана и Омана, пропускная способность со ставляет 560 тысяч баррелей в день;

• трубопровод от Shymkent в Казахстане к Чарджоу в Туркмении (через Уз бекистан);

• соглашение между Туркменией и Ираном, по которому туркменская нефть поставляется в иранский порт Нека баржами.

По различным оценкам, месторождения нефти Центральной Азии к 2015 году будут давать приблизительно около 4 миллионов баррелей в день, что примерно эквивалентно сегодняшней ежедневной добыче Ирака и Кувейта вместе взятых. В будущем возможна реализация следующих проектов: Центрально-Азиатского Нефтепровода и нефтепровода Казахстан-Китай, строительство которого уже идет.

Наконец, в декабре 2002 года правительства Туркмении, Афганистана и Па кистана подписали Меморандум о намерениях по строительству Центрально Азиатского Нефтепровода, который будет качать узбекскую и туркменскую нефть в Гвадар (Gwadar), пакистанский порт на Аравийском море. Однако этот проект был отложен по причине продолжающейся нестабильной обстановки в Афганистане.

Природный газ Самые большие запасы газа среди центрально-азиатских стран у Туркмении и Узбекистана, хотя довольно богатые месторождения есть и в Казахстане (особен но на Карачаганаке в Западном Казахстане) и Азербайджане (Шах Дениз). Воз можности центрально-азиатских маршрутов транзита газа, которые не контроли руются Россией, пока ограничены еще незаконченным трубопроводом БТД от Азербайджана до Турции и коротким трубопроводом Корпедже-Курт-Куй (Korpedzhe-Kurt-Kui), который идет из Туркмении в Иран. Будущие проекты ха рактеризуются повышенным политическим риском и неблагоприятным инвести ционным климатом.

Кроме трубопровода Корпедже-Курт-Куй, весь туркменский и узбекский экспорт природного газа контролируется Газпромом, и почти весь туркменский газ экспортируется в Россию через Узбекистан или на Украину через Россию.

Существующие газопроводы:

Центральная Азия — Центр, трубопровод перекачивает туркменский газ в Россию через Казахстан в систему газопроводов Газпрома, восточная и западная ветви которого имеют пропускную способность 3,53 триллионов кубических фу тов в год, в будущем есть планы ее увеличения к 2009 году;

Корпедже-Курт-Куй — объединенный проект туркменского и иранского правительств по доставке туркменского газа в Иран. Этот первый нероссийский газопровод в Центральной Азии имеет ежегодную пропускную способность около 300 миллиардов кубических футов;

Ташкент-Бишкек-Алматы — трубопровод, который принадлежит России и транспортирует узбекский газ в Южный Казахстан. Это главный экспортный га зопровод Узбекистана, он также используется для поставок газа Кыргызстану.

Пропускная способность — приблизительно 777 миллиардов кубических футов.

Будущие газовые транзитные проекты: Трансафганский Трубопровод (ТАФ) и Южнокавказский трубопровод (Баку-Тбилиси-Эрзерум — БТЭ). ТАФ предна значен для транспортировки газа из Туркмении через Афганистан до Фазилика (Fazilk), порта на индийско-пакистанской границе. Правительства Туркмении, Афганистана и Пакистана подписали меморандум о намерениях в феврале года начать строительство трубопровода, заинтересованность в котором проявля ет и Индия. Американские чиновники продвигают ТАФ, который будет переиме нован в ТАПИ, когда Индия подпишется под меморандумом, отказавшись от идеи альтернативного ирано-индийского трубопровода. Однако, нестабильная обста новка в Афганистане и вопросы, касающиеся коммерческой жизнеспособности проекта (запланированная пропускная способность трубопровода 1,1 миллиарда кубических футов) надолго отложили его реализацию.

БТЭ в настоящее время еще строится. Он будет идти параллельно нефтепро воду БТД от месторождения газа Шаха Дениз в Азербайджане к Греции, и будет тогда связан с Nabucco, планируемым газопроводом по транспортировке цен трально-азиатского и каспийского газа в Грецию, Италию и Австрию. Запланиро ванная пропускная способность БТЭ — 1,5 миллиарда кубических футов — мо жет быть увеличена до 3 миллиардов в 2007 году. Главные акционеры — ВР Statoil, SOCAR, LukAgip, Nico (Иран) и Total.

Дальнейшие Инвестиции Некогда ручьи западных инвестиций в нефтедобывающую промышленность Центральной Азии давно превратились в поток, но то же самое нельзя сказать о газовом секторе. Лидеры крупных газодобывающих стран, Туркмении и Узбеки стана, не являются дружественными по отношению к США, а инвестиционный климат неблагоприятен.

В целом, в большинстве стран Центральной Азии местные экономические системы характеризуются чрезмерным государственным участием, коррупцией, слабым корпоративным управлением, неразвитыми законодательными базами, некомпетентностью, коррумпированной судебной системой. Существует систем ный отказ по защите прав собственности.

Кроме того, эти страны имеют неразви тую транспортную инфраструктуру, которая не контролируется Россией. Но Рос сия все же прилагает усилия, чтобы предотвратить приобретение иностранными фирмами долей в газовых сетях или строительство конкурирующих трубопровод ных сетей. Если будут построены многочисленные газопроводы, соединяющие Центральную Азию с внешними рынками, конкурентоспособные цены, предло женные компаниями из энергопотребляющих стран, наряду с увеличением добы чи и спроса, могут повысить цены на центрально-азиатский газ. И инвесторы, и потребители газа и нефти Центральной Азии и Каспия могли бы извлечь больше выгоды от увеличения добычи и производства, расширения разведки, дальнейше го развития нефтегазовой отрасли, которые последуют за увеличением иностран ных прямых инвестиций в регион.

Эти выгоды все же должны быть замечены, потому что центрально-азиатский газовый сектор до сих пор испытывает недостаток внешних инвестиций. Россия, через Газпром, продолжает получать прибыль как самый крупный потребитель газового экспорта из Центральной Азии. Газпром покупает центрально-азиатский газ по низким ценам, которые составляют от одной четверти до одной трети ры ночных цен в Европе, а затем перепродает газ по рыночному курсу. В 2003 году Туркмения подписала соглашение, по которому начнет продавать почти весь свой газ России, начиная с 2009 года.

Однако недавно Китай также проявил интерес к туркменскому газу. 3 апреля 2006 года лидеры этих двух стран подписали договор, по которому экспортный трубопровод будет построен от Туркмении до Китая, и Китай будет покупать миллиардов кубометров туркменского газа каждый год в течение 30 лет, начиная с 2009 года. На первый взгляд, этот китайско-туркменский договор, кажется, слу жит хорошим предзнаменованием для иностранных инвестиций в Центральной Азии. Однако есть большие сомнения в том, что Туркмения реально оценила объ ем своих запасов природного газа. Таким образом, есть предположение, что Туркмения, подписывая договор с Китаем, дважды продала свои запасы газа. Та кая вероятность выдвигает на первый план отсутствие прозрачности нефтяных и газовых рынков Центральной Азии.

Те же самые трудности имеются в большом количестве и в Узбекистане. Хо тя иностранные фирмы проявили интерес к бизнесу в этой стране, ее газовый сек тор остается в значительной степени закрытым для всех, за исключением России.

Узбекнефтегаз имел договор о разделе продукции с британской компанией Trinity Energy, но разорвал его в 2005 году, утверждая, что филиал компании, созданный для реализации проекта, не выполняет свои условия контракта.

С тех пор Узбекистан тесно сотрудничает с Газпромом, подписав договор о ежегодных поставках в Россию до 350 миллиардов кубических футов газа, пре доставив Газпрому доступ к месторождениям газа на плато Устюрт и отремонти ровав обветшавшие газопроводы.

В январе 2006 года глава Газпрома Алексей Миллер подписал контракт с уз бекским президентом Исламом Каримовым о передаче трех самых крупных газо вых месторождений Узбекистана — Урга, Куаныш и Акчалак — Газпрому, кото рый, реально, получает монопольное право на экспорт узбекского газа. Некоторые аналитики предполагают, что Каримов взамен хочет получить российскую по мощь в обеспечении безопасности своего режима.

Туркмения и Узбекистан не являются главными целями для большинства иностранных инвесторов. Ни одна из этих стран не провела существенных эконо мических реформ, а ситуация с главенством закона и прозрачностью может быть описана как плачевная. Американский госдепартамент предупреждает, что «в ис тории (независимой) Туркмении немало случаев конфискации собственности ме стных бизнесменов, включая иностранных инвесторов, без всяких объяснений».

Кроме того, плохие отношения между Узбекистаном и Западом, с Соединенными Штатами в частности, устраняют возможность крупных инвестиций для западных компаний.

Жизненно важно, чтобы США поддерживали и расширяли свое многогранное присутствие в Центральной Азии. От американского присутствия и участия выга дают обе стороны.

Инвестиционные магниты: Казахстан и Азербайджан В отличие от Узбекистана, американские контакты с Казахстаном и Азербай джаном были более успешны. В обеих странах западные инвестиции не только допускаются, но и имеют поддержку со стороны местных органов власти, что благотворно сказывается на увеличении валового внутреннего продукта и повы шении уровня жизни. И теперь обе страны экономически конкурентоспособны на международных энергетических рынках.

За время независимости Казахстан получил больше прямых иностранных ин вестиций в перерасчете на душу населения, чем любое другой член Содружества Независимых государств. В 2003-2004 годах инвестиции в Азербайджан повыси лись более чем на 30 процентов. Обе страны получают только пользу от поступа тельного роста уровня жизни и прямых иностранных инвестиций, они имеют больше доступа к маршрутам экспорта углеводородов, которые не проходят через территорию России и не контролируются ею. Хотя Азербайджану и Казахстану надо пройти долгий путь до зрелой демократии, бесспорно, у них есть большой потенциал, видно их позитивное отношение к демократии, гражданскому общест ву и Западу, если сравнивать их с Туркменистаном и Узбекистаном.

Успех Азербайджана и Казахстана в привлечении прямых иностранных инве стиций в их нефтяные и газовые отрасли является следствием проведенных ре форм, так же как и открытость перед крупными западными нефтяными компа ниями, хотя можно с уверенностью сказать, что квоты на привлечение иностран ных служащих продолжают сдерживать инвестиций. Расширяя количество воз можных инвесторов и усиливая конкурентную борьбу на энергетических рынках, обе страны служат эффективным противовесом против давления России и Китая, и оба используют этот противовес для получения экономического преимущества.

Очарование Центральной Азии Есть много политических рисков для бизнеса в Центральной Азии. Как было уже сказано, права собственности, прозрачность и правоприменительная деятель ность находятся все еще в стадии развития во всех странах региона. Коррупция носит характер эпидемии, как и нарушения прав человека. Ни одна из этих про блем не является препятствием для российских или китайских инвестиций, что создает трудности для конкуренции со стороны западных компаний, которые ищут гарантии для своих вложений. Кроме того, Россия прилагает все усилия, чтобы поставить преграду для западных инвестиций в регион, который являлся ее бывшей сферой влияния.

Нынешнее положение с проблемой безопасности, особенно если говорить об исламском терроризме и радикализме (Исламское Движение Туркестана, Хизб ут Тахрир, Акромийа и другие организации), является одной из самых главных про блем для всех правительств Центральной Азии и серьезной угрозой для потенци альных инвесторов и уязвимой инфраструктуры энергетики.

Несмотря на эту политическую уязвимость, инвесторы и правительства в США, Великобритании, Франции, Италии, России, Китае и на Ближнем Востоке все еще с нетерпением ожидают возможности предъявить права на ресурсы угле водородов Центральной Азии. Одной из основных причин привлекательности нефти и газа Центральной Азии является то, что существуют месторождения, ко торые все еще требуют исследований и подготовки к эксплуатации. Националь ные правительства рассчитывают на иностранных инвесторов, чтобы получить капитал для таких дорогостоящих проектов.

Геополитический фактор является еще одним ключевым моментом для бес покойства, поскольку Центральная Азия продолжает оставаться весьма важным стратегическим регионом, особенно для США, России, Китая, Ирана и Индии.

Отсутствие политической стабильности в других главных нефтегазодобывающих регионах планеты — на Ближнем Востоке, в Венесуэле и Нигерии — и усиление экономического национализма в России подталкивают заинтересованные страны к тому, чтобы потребовать своей доли центрально-азиатских ресурсов.

Доминирование Газпрома России доступ к центрально-азийскому природному газу (особенно туркмен скому) необходим для ее доминирования на европейском рынке газа, прежде все го из-за проблем, как внутри, так и за пределами России, так как активов Газпро ма не будет достаточно для выполнения экспортных контрактов. Сейчас создается ощущение, что экспортные обязательства Газпрома по природному газу не могут быть выполнены только за счет российской добычи, и в будущем, включая кон тракт по поставкам в Китай 80 миллиардам кубометров голубого топлива, России понадобится большая часть добычи Узбекистана и Туркмении. Как говорилось выше, это может быть особенно проблематичным в свете недавнего контракта Туркмении с Китаем, который, по-видимому, пообещал поставить газа в два раза больше того, что может.

Недавнее исследование российской газовой промышленности дает следую щие цифры: российская газовая промышленность будет добывать ежегодно миллиардов кубометров, внутренний спрос составит примерно 479 миллиардов кубометров, экспорт в Европейский Союз приблизительно 161 миллиардов, экс порт в страны СНГ составит 80 миллиардов и экспорт в Азию спланирован в рай оне 24 миллиардов кубометров. Чтобы выполнить свои экспортные обязательства, Россия должна будет импортировать 79 миллиардов кубометров газа от произво дителей в Центральной Азии. Поэтому у России есть стимул поддерживать тес ные политические и торговые связи с Казахстаном, Туркменией и Узбекистаном в ближайшем будущем.

Однако Казахстан был и, вероятно, останется открытым для инвесторов, в то же время Туркмения уже начала увеличивать цену на газ. Так как экспортные возможности центрально-азиатских государств расширяются, и вдобавок повы шаются цены, то и направления поставок могут измениться в сторону других стран-потребителей, которые не будут предлагать столь низкие цены, как Россия.

В 2005 году Россия платила 44 доллара за тысячу кубометров туркменского газа, то есть в пять раз ниже европейских рыночных цен, которые колебались в районе 220-250 долларов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.