авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«Раздел 4. ПРОБЛЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США И ИХ ПОРТНЕРОВ 4.1. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США: ИСТОРИЯ, ПРИЧИНЫ, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Политика и роль США в Центральной Азии: Энергетика и не только США вряд ли станут единственной доминирующей силой в Центральной Азии: нет никаких предпосылок к тому, что это произойдет. Реальные цели — энергетическая безопасность, близость к главному театру войны с терроризмом (Афганистану и Пакистану), борьба с торговлей наркотиками, оружием и техно логиями производства оружия массового поражения, поощрение прозрачности социально-экономического развития — требуют твердых обязательств. Это имеет особое значение, поскольку США сосредотачивают свои ресурсы и внимание на другом месте, прежде всего на Ближнем Востоке.

Стратегическое расположение региона и активное глобальная конкуренция за его запасы энергоресурсов будут, до некоторой степени, удерживать здесь США.

Американские возможности стеснены натянутыми отношениями с центрально азиатскими режимами, авторитарные тенденции которых не волнуют никоим об разом Россию, Китай, Иран и даже Индию.

Даже если бы США имели возможность ограничить присутствие других «больших» стран в регионе, то это было бы неблагоразумно. Прежде всего, не существуют условий для достижения напрямую главных американских целей в регионе — достижения энергетической безопасности и близкого расположения к источникам террористических угроз. Ограничение возможностей других «мей джоров» в регионе не нужны, и даже было бы серьезной ошибкой для США, на пример, поддерживать эмбарго на поставки нефти и стали в Японию, сущест вующее еще с 1930-ых и связанное с японской экспансией на Тихом океане. США и другие великие державы разделяют цели по поддержанию стабильности, эконо мического развития и предотвращения религиозного радикализма и терроризма.

Вместо того чтобы открыто противодействовать Китаю, России или Индии, то есть их участию в центрально-азиатских делах, США должны получить выгоду от регионального сотрудничества.

Несмотря на непривлекательную природу авторитарных режимов Централь ной Азии, то, что Китай и Россия прикрывают их, вносит свой вклад в кратко срочную стабильность региона, предотвращая политические кризисы. Политиче ский хаос в любой из этих стран будет иметь серьезные последствия для регио нальной безопасности, потому что они бедны, недовольны, там проживает в ос новном мусульманское население, восприимчивое к вербовке фундаменталист скими исламскими группами. Более того, торговля героином — серьезная про блема для всей Центральной Азии, особенно Афганистана и Таджикистана, и крах любого из этих государств может привести к резкому росту контрабанды нарко тиков, торговли людьми и, возможно, даже компонентами ядерного оружия. Наи высшая стратегическая необходимость заключается в предпочтении «легких ша гов», пока регион не достигнет того уровня стабильности, при котором возможны изменения без хаоса.

Существует только один способ для США, чтобы играть более влиятельную роль в центрально-азиатском регионе — с помощью таких партнеров, как Индия.

Поскольку Индия является американским стратегическим партнером, устойчивая демократия и растущая экономическая мощь, расширение индийского присутст вия в регионе может быть выгодным для американских интересов. Индия отре монтировала бывшую советскую авиабазу в Таджикистане (Айни), чтобы внести свой вклад в стабильность в Афганистане и бороться против исламистского тер роризма в Центральной Азии. Соединенные Штаты разделяют обе цели.

Индия может также оказать поддержку увеличению количества вариантов экспорта центрально-азийской нефти и газа. В дополнение к помощи по уничто жению российской монополии на транзит газа, это стало бы вкладом в экономи ческий рост, стабильность и улучшение отношений между такими транзитными (для трубопроводов) странами, как Индия, Пакистан и Афганистан, на которые распространяются интересы США.

Жизненно важно, чтобы США поддерживали и расширяли свое многогранное присутствие в Центральной Азии. От американского присутствия и участия выга дают обе стороны: США смогут обеспечить свою безопасность, защитить воен ные, геополитические интересы и доступ к энергоносителям, помогая продвигать развитие демократии и гражданского общества в Центральной Азии. Развиваю щиеся страны Евразии могут получить доступ к весьма необходимым им амери канским инвестициям, помощи в обеспечении безопасности и глобальной инте грации. При этом предложения США должны быть привлекательней предложе ний России, Китая, Индии и Ирана.

Вызовы американским энергетическим интересам по всему миру Реальным вызовом продвижению энергетических интересов США во всем мире, включая Центральную Азию, является высокий уровень коррупции в управляемых государством энергетических секторах. В недавнем сообщении о га зовых торговых отношениях Туркмении и Украины, распространенном лондон ской организацией Global Witness, говорится, что они «представляются для ЕС и его соседей проблематичными» и задается вопрос: «Могут ли эти страны, постав ляющие или транспортирующие энергоносители, удовлетворить свои энергетиче ские интересы, не подкармливая коррупцию и не подрывая управление страной?»

Этот вопрос можно задать и по поводу других регионов, включая Ближний Восток.

Ответ на тот вопрос, касательно в одинаковой степени Центральной Азии и Ближнего Востока, таков: «Нет». Это относится и к коррупции, и к нарушениям прав человека. Некоторые утверждают, что было бы неблагоразумным жертво вать американскими интересами в энергетической безопасности из-за трудностей в отношениях с режимами, которые не разделяют американские ценности. В кон це концов, таких режимов большинство среди нефтяных производителей. Это — реальный вызов американским политикам.

Недавний американский опыт с критикой президента Узбекистана Ислама Каримова по поводу бойни в Андижане, где узбекские вооруженные силы откры ли огонь по вооруженным исламистам и гражданским участникам протеста, явля ется весьма важным моментом. Эта критика спровоцировала резкий узбекский от вет, который привел к потере и стратегических отношений, и американской авиа базы Карши-Ханабад. Этот инцидент можно рассматривать как ценный урок для американских политиков и высших чиновников. Непримиримость по отношению к проблеме демократического развития, кроме других американских националь ных интересов и приоритетов, сослужила Соединенным Штатам плохую службу в Узбекистане и привела к тому, что была пересмотрена (киргизским правительст вом) плата за размещение авиабазы в международном аэропорту «Манас», кото рая возросла примерно до 150 миллионов долларов в год.

Учитывая высокую стоимость приоритетов прав человека, в обстановке от сутствия стабильности на энергетических рынках, уместно было бы задаться та ким вопросом: «Как США могут успешно уравновесить проблемы своей безопас ности, энергетические проблемы и приоритеты прав человека для полного удов летворения американских интересов?». США должны оставаться в контакте с ли дерами большинства государств, с элитами, политическими партиями и отдель ными значимыми личностями в Центральной Азии. Только так США смогут на чать восстанавливать их прежний статус в качестве друга и образца для этих стран в противоположность статусу супердержавы, непреклонной в достижении цели свалить все режимы в регионе.

Политические цели Оставаясь в регионе на постоянной основе, США могут быть в состоянии до биться серьезных успехов в достижении своих целей в Центральной Азии, кото рые включают:

• решение внутрирегиональных конфликтов и поддержка политического, экономического сотрудничества, а также сотрудничества в сфере безопасности в интере сах создания региональной стабильности и экономической взаимозависимости;

• поощрение прозрачного, экономического развития на основе законов рынка;

• помощь в развитии коммуникаций, транспортной инфраструктуры, здра воохранения и социальной инфраструктуры;

• защита и поощрение американских фирм и инвестиций;

• поощрение независимого, прозрачного и дееспособного правительства в каждом государстве;

• развитие и защита прав человека, толерантности и плюрализма.

Что следует сделать Чтобы достичь этих целей Совет Национальной Безопасности должен скоор динировать действия Государственного департамента, министерства обороны, де партамента по энергетике и других департаментов для проведения соответствую щей политики:

1. Продолжить поощрение правительств Индии, Китая и Пакистана для соз дания альтернативы российской транзитной монополии, создавая новые маршру ты транзита (трубопроводы, судоходные линии и железные дороги) в западном направлении, а в некоторых случаях на восток и юг.

2. Поощрять многонациональные корпорации к диверсификации транзитных маршрутов транзита энергоносителей для снижения рисков. Это в общих интере сах США, членов ЕС и Китая.

3. Развивать более тесные связи с центрально-азиатскими государствами, об ращая их внимание на взаимную прибыль от западных инвестиций, военного при сутствия и сотрудничества в сфере безопасности, и, прежде всего: помогать в осуществлении экономических и законодательных реформ для привлечения и за щиты иностранных инвесторов и поощрения экономического роста. Координиро вать проведение реформ с участием международных финансовых институтов и программ, которые администрируются членами ЕС, типа британского Фонда Ноу Хау (British Know-How Fund). Развивать более тесные отношения в военной сфе ре, сфере безопасности, борьбы с терроризмом и в сфере правоприменительной деятельности;

усиленно развивать институты демократического и гражданского общества через программы, администрируемые НЕД (National Endowment of Democracy) и неправительственными организациями.

4. Применять осторожный и продуманный подход к государствам, лидеры которых не склонны к сотрудничеству с США, особенно Туркмении и Узбекиста на, при этом, прежде всего: подчеркивать общие интересы в сфере безопасности, особенно в борьбе с исламистским терроризмом, и продвигать военное сотрудни чество там, где есть американские интересы. Облегчить энергетическое сотрудни чество, включая проекты с участием частных инвестиций и проекты транзитных трубопроводов, которые увеличат объемы поставок углеводородов на мировые рынки. Поддерживать светские умеренные исламские демократические оппози ционные партии или личности (которые обязательно должны быть противниками организаций или государств, которые являются джихадистскими или оказывают спонсорскую поддержку террористам и экстремистам) открыто не преследуя за дачу изменения режима. Исследовать и поощрять возможности для развития ста бильного диалога между существующими режимами, демократическими и уме ренными оппозиционными группами и для установления открытой политической системы;

проводить, там, где необходимо, публичные информационные кампании для критики существующего руководства и доведения до общественности сведе ний о его злоупотреблениях;

принять меры против обратной реакции исламистов на поддержку диалога между существующими режимами и светскими оппозици онными группами и другими законными, “не дестабилизирующими”, политиче скими игроками.

Заключение Политические, экономические интересы и интересы безопасности США и Центральной Азии не исключают друг друга и могут быть лучше реализованы че рез сотрудничество, а не через конфронтацию. Развитие и безопасность поставок и транзита энергоносителей — один из таких общих интересов, который необхо димо культивировать. Отсутствие общего мнения по каждой проблеме не должно препятствовать сотрудничеству государств для достижения их собственных, от дельных друг от друга, целей. Даже если отношения между США и центрально азиатскими государствами или Россией в постсоветское время находятся на низ ком уровне, общие интересы, такие как развитие энергетики, борьба с террориз мом и ограничение распространения ядерного оружия, должны приветствоваться.

Американское участие и помощь вносят свой вклад в экономическое, поли тическое и социальное развитие государств Центральной Азии. Соединенные Штаты должны оставаться в регионе столько, сколько будет это возможно. Учи тывая недавние напряженные отношения, касающиеся предпочтения экономиче ских моделей и политических систем, выполнить это будет сложно. Непрерывный диалог с региональными игроками, а так же с Россией, Китаем, Европейским Союзом и его ключевыми членами, Японией и Индией должен скоординировать политику и предотвратить кризисы.

Потребуется компромисс от обеих сторон, и США могут столкнуться с тем, что для получения уступок потребуются уступки. Однако США, как самая влия тельная сила, могли бы со временем сделать первый шаг.

4.5. ЗАВИСИМОСТЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США И ЗАПАДА ОТ ПОСТАВЩИКОВ ЭНЕРГОНОСИТЕЛЕЙ Разрушения в северной части побережья Мексиканского залива от ураганов «Катрина» и «Рита», способствовавшие тому, что цена нефти выросла до 70 долл.

США за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л), а цена бензина превысила 3 долл. за галлон (1 галлон США = 3,78533 л) – сделали вопрос энергетической безопасности США объектом пристального внимания. Се годня американские газеты публикуют полностраничные объявления крупных нефтяных компаний, призывающие водителей уменьшить скорость движения и сократить поездки на автомобилях. Администрация Буша (George W. Bush), в прошлом не замеченная в консерватизме в вопросе расходования энергоносите лей, робко заговорила языком энергосбережения.

Но энергетическая безопасность США зависит не только от прихотей матери природы;

куда более важное, чем ураганы, значение имеют отличающиеся своей замкнутостью и политическими репрессиями богатые нефтью страны, от которых Соединенные Штаты и их западные союзники зависят в вопросе удовлетворения большей части своего спроса на энергоносители.

Эти богатые энергоносителями страны относятся к числу самых плохих в ми ре по части управления и демократического процесса. Анализ международной правозащитной организации «Freedom House» показывает тревожную корреля цию: страны, обладающие самыми крупными запасами сырой нефти и природно го газа, очень часто имеют самые плохие основы управления, в особенности сла бое главенство закона. Принимая во внимание полное отсутствие в этих странах отчетности и прозрачности, Западу следует быть готовым к тому, что в предстоя щие годы его энергетическая безопасность снизится.

Русская рулетка В этом отношении недавнее вмешательство государства в дела российского нефтяного гиганта «ЮКОС» является главным вещественным доказательством.

На проведенных в Москве в декабре прошлого года торгах, закрытых для кон курсного участия, контролируемая российским правительством нефтяная компа ния купила «Юганскнефтегаз», самое крупное и наиболее ценное добывающее предприятие «ЮКОСа». На этих торгах было, по существу, национализировано находящееся в Сибири нефтедобывающее предприятие, которое ежесуточно кача ет около 1 млн. баррелей нефти - 11% общего объема российской добычи.

«Юганскнефтегаз» и государственная компания «Роснефть» влились в газо вый гигант «Газпром», в результате чего образовалась государственная компания, объединенные резервы которой в 6 раз больше, чем у «Exxon Mobil». После при обретения «Газпромом» в октябре с.г. «Сибнефти», 5-го по величине в России По материалам публикаций Кристофера Уолкера – директора исследовательских программ в бесприбыльной организации «Freedom House» в городе Нью-Йорк. Он также является соредак тором ежегодного обзора «Freedom House» по проблемам управления под названием «Countries at the Crossroads» («Страны на перепутье»).

нефтедобытчика, Кремль теперь контролирует более 30% российской нефтяной индустрии.

А между тем бывший глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский отбывает 8 летний срок заключения после того, что, по мнению многих, было политически мотивированным осуждением. Хотя с «ЮКОСом», безусловно, обошлись бесстыдно, этот неуклюжий маневр не должен удивлять никого в сегодняшней России, где ограни чения для прессы, давление на независимые политические институты и манипуляции правосудием являются характеристиками повседневного бытия.

Парламентская ассамблея Совета Европы в прошедшем январе приняла резо люцию по уголовному преследованию «ЮКОСа», в которой было сказано сле дующее: «Действия государства в этих уголовных делах выходят за рамки про стого уголовного судопроизводства и включают в себя такие элементы, как по пытка ослабить открытого политического противника, устрашить других богатых людей и вернуть под свой контроль стратегические экономические активы».

Система, позволяющая российскому руководству пользоваться практически ничем не ограниченной властью, также создает исключительно своевольный кли мат в стране, где правительственные организации нарушают принцип главенства закона и очень сильно страдают от мелкой и крупной коррупции.

Если бы дело «ЮКОСа» было необычным, оно не вызвало бы столь большой озабоченности во внешнем мире. Но примененная в отношении «ЮКОСа» страте гия обычна для сегодняшней России, самыми неизменными чертами которой яв ляются отсутствие прозрачности, отчетности и здорового управления.

Глобальный взгляд В более широкой, глобальной энергетической картине, если бы жесткая рос сийская модель управления была исключением, США и их союзники на Западе могли бы дышать несколько более свободно. Однако, это не так. Краткий обзор главных поставщиков энергоносителей для Запада не дает оснований для розовой картины.

В Евразии Запад сделал ставку на автократические режимы Казахстана и Азербайджана, которые видят в нефти главный двигатель своей экономики и ко торые печально известны своей непроницаемостью.

На Ближнем Востоке самыми крупными поставщиками энергоносителей для Запада являются некоторые из хуже всего в мире управляющих, репрессивных и коррумпированных режимов. Во главе этого списка стоит Королевство Саудов ской Аравии. Когда-то восхваляемая за свою непоколебимую стабильность, за костеневающая династия Саудов сегодня сталкивается с внутренними вызовами со стороны воинствующих исламистов и населения в целом, разочаровавшегося в политическом устройстве страны. Ничем не отличаются от Саудовской Аравии и другие политически безответственные, богатые нефтью страны Персидского за лива, в частности, Оман и Объединенные Арабские Эмираты.

Страны Африки и Латинской Америки, в особенности Нигерия и Венесуэла, имеют собственные недостатки, несмотря даже на то, что Соединенные Штаты используют их как важных альтернативных ближневосточным поставщиков энер гоносителей. Правительство популистского Уго Чавеса (Hugo Chavez) в Венесу эле позиционирует себя как латиноамериканский центр антиамериканизма. Чавес осыпает нефтедолларами соседние страны в попытке купить их политическое расположение, нередко за счет Соединенных Штатов.

Нигерия, которая качает около 3% мирового объема добываемой нефти и ко торая стоит на 5-м месте в списке поставщиков Соединенных Штатов, разрушает ся ввиду этнических распрей из-за контроля над дельтой реки Нигер, где распо ложены основные предприятия нефтяной индустрии страны.

Страны, которые могли бы поставлять на мировые рынки основную массу природного газа (энергоносителя, который превозносится как потенциальная аль тернатива сырой нефти), тоже находятся в неважном положении, когда речь захо дит о демократии. Ожидается, что Россия вскоре будет поставлять 50% потребно го странам Европейского союза (ЕС) природного газа;

согласно некоторым про гнозам, через десятилетие Россия, Иран, Ангола, Азербайджан, Саудовская Ара вия и небольшое число других стран станут поставлять на мировые рынки около 80% всей нефти и природного газа.

Требование реформ в странах-поставщиках энергоносителей Правительствам западных стран и международным организациям следует с удвоенной силой настаивать на более здоровом управлении в странах, которые являются нашими главными поставщиками энергоносителей. Россия, уже насла ждающаяся престижем членства в Большой Восьмерке, страстно желает благо словения Запада для вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Но принимать Россию в эту организацию следует только после того, как эта страна будет удовлетворять всем требованиям и нормам ВТО. От репрессивного Азер байджана, который вступил в Совет Европы в 2001 году, нужно потребовать, что бы он выполнял все обязательства, налагаемые на него членством в этой органи зации.

В 2004 году комиссия во главе с бывшим президентом Всемирного банка Джеймсом Вулфенсоном (James Wolfensohn) пришла к выводу, что этому банку следует к 2008 году прекратить финансирование нефтяных проектов и нужно проводить политику поддержки добычи нефти и природного газа только в тех странах, в которых утвердилось главенство закона. Руководство Всемирного бан ка проигнорировало эти рекомендации. Но даже само предложение стандартов управления для финансируемых Всемирным банком энергетических проектов яв ляется признаком того, что западные правительства и энергетические интересы могут пересмотреть свое отношение к богатым энергоносителями странам.

В сегодняшнем взаимосвязанном мире глобальным рынкам и международ ным инвесторам следует поощрять прозрачность и хорошее управление. Даже наиболее сильные нефте- и газодобывающие страны сегодня более уязвимы для внешнего воздействия и критики в мире, где информация и капиталы перемеща ются через границы с постоянно возрастающей скоростью и легкостью.

Драматические перемены в отношении Запада к репрессивным правительст вам представляются в лучшем случае маловероятными. Но улучшенное управле ние, даже в самых трудных случаях, не является несбыточной мечтой. Это поли тическая добродетель, требующая политической воли. Практически в каждой из этих богатых энергоносителями земель рядовые граждане становятся все более недовольными отказом своего руководства поделиться богатствами. В настоящее время эти режимы существуют для того, чтобы отдавать богатства от экспорта энергоносителей в частные руки небольшого круга лиц.

Запад вопреки здравому смыслу надеялся, что репрессивные правительства сумеют обеспечить стабильность. Вместо этого Соединенные Штаты и их союз ники стали все более сильно привязаны к ряду государств-изгоев, являющихся поставщиками энергоносителей. Это не ведет к стабильной обстановке и не спо собствует установлению надежных отношений делового партнерства.

4.6. ГЛОБАЛЬНАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРИКАСПИЙСКИЙ РЕГИОН Энергетическая безопасность в мире напрямую связана с запасами и пер спективами добычи нефти в прикаспийских государствах. Об этом говорится в докладе Европейской Экономической Комиссии (ЕЭК) ООН «Глобальная энерге тическая безопасность и Прикаспийский регион».

Доклад был представлен на рассмотрение участников пятнадцатой сессии Комитета ЕЭК по устойчивой энергетике. Она проходила в Женеве с 28 по 30 ноября.

Представители государств-членов ЕЭК обсудили риски энергетической безо пасности в регионе и пути их снижения, а также перспективы инвестирования в электроэнергетику.

В докладе Комиссии прогнозируется увеличение добычи сырой нефти в Рос сии и других прикаспийских странах. На сегодняшний день на Россию приходит ся около 12% общей мировой добычи нефти или по 9,6 миллионов баррелей до бычи в сутки. Предполагается, что в среднесрочной перспективе этот показатель вырастет до 11 миллионов. Эксперты сообщаю о ожидаемых проектах по разра ботке новых месторождений в России – в регионе Каспийского моря, Восточной Сибири и на Сахалине.

В докладе отмечается, что огромными запасами нефти обладает Иран – триллионов баррелей или около 11,5% общих мировых запасов. В настоящее вре мя эта страна производит около 4 миллионов баррелей нефти в день – 5 % общего мирового производства. Ожидается, что в течение 15-30 лет Тегеран удвоит эти объемы.

Добыча нефти в других прикаспийских странах – в Азербайджане, Казахста не, Туркменистане и Узбекистане – составляет около 2,1 миллионов баррелей в сутки или 2,6% от общей мировой добычи. Они располагают значительными под твержденными запасами и ресурсами. По прогнозам экспертов, добыча нефти в этих странах будет увеличиваться и, возможно, в следующие пять-десять лет уд воится.

Большая часть экспортных поставок нефти из прикаспийского региона по ступает на рынки Западной Европы. Ее зависимость от импорта нефти, которая в настоящее время составляет около 55%, к 2010 году достигнет почти 65%, а к 2020 году возрастет до 80%. В странах Центральной и Восточной Европы, за ис ключением России, зависимость от импорта нефти к 2020 году может увеличиться с 80% до 90%. Дабы избежать столь сильной зависимости эксперты ООН предла гают этим странам подумать о переходе на альтернативные виды топлива.

В дополнение к экспортным поставкам в западном направлении прикаспий ские страны все больше внимания уделяют возможностям экспорта нефти в вос точном направлении: из России в Китай и Японию и из Казахстана и Туркмени стана в Китай. Спрос на нефть в странах Азии растет высокими темпами, особен но в Китае и, в определенной степени, в Индии.

Благоприятное географическое положение производителей нефти на восточ ном побережье Каспийского моря позволяет им воспользоваться возможностями новых рынков на Востоке при условии создания экономически оправданных маршрутов транспортировки, т.е. трубопроводов и, возможно, железных дорог.

Об этом сообщает «Служба новостей ООН».

ЕС настаивает на аверсном использовании нефтепровода «Одесса Броды»

Европейский союз считает, что Казахстан в будущем может стать ключевым поставщиком энергоносителей. Такое заявление сделал на Второй министерской конференции по экономическому сотрудничеству между ЕС и странами Каспий ско-Черноморского региона, которая проходила 30 ноября в Астане, комиссар ЕС по вопросам энергетики Андрис Пиебалгс.

По его словам, строительство нового транскаспийского трубопровода при родного газа может помочь странам ЕС диверсифицировать поставки энергоноси телей и снизить свою зависимость от российского газа. Эксперты считают, что та ким образом ЕС дает очередной сигнал Украине ускорить решение вопроса о за пуске нефтепровода «Одесса-Броды» в аверсном режиме.

В своем выступлении в Астане А. Пиебалгс также отметил, что ЕС и Казах стан уже работают над некоторыми реальными проектами, в частности изучают возможность транзита газа через Каспийское море, где находятся главные запасы газа и нефти страны. Казахстан стремится избежать зависимости от российских транспортных сетей и увеличить свое присутствие на мировом рынке энергоноси телей.

Как сообщалось, на этой неделе во время минского саммита СНГ президенты Украины, Белоруссии и Азербайджана договорились о сотрудничестве, в частно сти, по транспортировке каспийских энергоносителей на европейский рынок. По словам Президента Украины Виктора Ющенко, речь идет о возможности участия азербайджанских компаний и белорусских нефтеперерабатывающих предприятий в реализацию проекта Евроазиатского нефтетранспортного коридора с использо ванием нефтепровода Одесса-Броды. А 23 ноября т.г. Президент Белоруссии Александр Лукашенко призвал Украину выступать в энергетических отношениях с Россией единым фронтом и предложил Украине присоединиться к поставкам каспийской нефти в Белоруссию и Европу.

24 октября Украина предложила России отказаться от реверсного использо вания нефтепровода Одесса-Броды. Сейчас Одесса-Броды (пущенный с целью доставки каспийской нефти европейским потребителям и разгрузки проливов Босфор и Дарданеллы) загружен российской нефтью. С 2004 г. Тюменская нефтя ная компания совместно с ВР транспортируют сырье в реверсном (обратном) на правлении – из Брод в Одессу. Но возможность использовать Одесса-Броды в аверсном режиме у Украины остается.

В случае строительства транзитного нефтепровода и в литовском направле нии – до Вентспилса. Этот вариант запуска нефтепровода подразумевает дострой ку от украинских Брод до белорусского Мозыря (здесь имеется нефтеперерабаты вающий завод) и далее до Вентспилсского порта.

Вместе с тем, заместитель министра топлива и энергетики Украины Вадим Чупрун на конференции сказал, что переговоры с потенциальными поставщиками нефти для нефтепровода Одесса - Броды пока не принесли результатов.

Таким образом, сделанное в августе Азербайджаном для Украины предложе ние увеличить экспорт нефти пока не реализовано. Тогда азербайджанская сторо на предложила 2 пути: покупать нефть в Азербайджане по биржевой цене либо нарастить объемы нефти в Украину с использованием нефтепровода Одесса Броды. Однако, как отметили тогда по этому поводу эксперты, объемы нефтедо бычи в Азербайджане недостаточны и необходимо реализовать его договоренно сти с Казахстаном о прокачке сырья по нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан.

Об этом сообщает «РБК-Украина».

4.7. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ:

ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ НАТО В нефтяной промышленности началось обсуждение вопросов о том, как противодействовать террористическим актам. Джейми Шей рассматривает причины, по которым энергетическая безопасность является важным вопросом для Североатлантического союза.

Все передовые современные экономические системы зависят от неограни ченного снабжения энергоносителями, как в плане гарантируемых поставок, так и устойчивых цен. На примере 70-х годов, когда в четыре раза возросла цена сырой нефти, мы уже убедились, что внезапное нарушение снабжения может иметь не только серьезные экономические, но и политические последствия для государств членов НАТО. В настоящее время в результате большой активности на глобаль ном нефтяном рынке и недавнего роста цен, не говоря уже об угрозе террористи ческих актов на важнейших объектах инфраструктуры, вопрос энергетической безопасности вновь приобрел стратегическое значение. Ряд последних событий повысил осознание странами НАТО своей потенциальной уязвимости в этой об ласти.

Одним из примеров такой уязвимости служат пути сообщения и транспорт ные средства. В настоящее время сорок процентов нефти поставляется транзитом через Ормузский пролив в Персидском заливе, а по расчетам экспертов через два дцать лет эта цифра увеличится до 60%. Определенные страны играют несораз мерно большую роль в поставках нефти и газа на глобальный рынок, что повыша Джейми Шей – директор подразделения по вопросам планирования политики в НАТО.

ет значимость их политики и внутренних событий для мировой экономики. На пример, 60% мировых запасов природного газа находятся лишь в двух странах – России и Иране.

Одновременно с этим мы все чаще слышим о трудностях, возникающих при увеличении поставок или поиске новых энергоресурсов для удовлетворения рас тущего спроса, особенно в Индии и Китае. В области общей добычи мы ежегодно теряем в эквивалентном измерении объемы Северного моря. Россия и Иран также сталкиваются с трудностями при увеличении добычи в связи с недостатком инве стиций и устаревающей инфраструктурой. Недавнее нарушение стабильности в дельте Нигера вызвало сокращение на одну четверть поставок из этого региона. В отличие от многих других секторов экономики большая часть всемирного произ водства нефти находится под контролем государства. В настоящее время только четыре процента разведанных нефтяных запасов контролируется ведущими мно гонациональными нефтяными компаниями, такими как «Эксон», «Шелл» или «Бритиш петролеум». После 2000 года Россия ренационализировала одну треть своих производственных мощностей по добыче нефти, что имеет существенное значение, если участь, что в последние годы за счет поставок из России общий объем сбыта нефти в мире увеличился на 40%. В настоящее время 80% всех неф тяных производственных мощностей находится в руках государств, а государства, извлекающие выгоду из современных высоких цен, не видят необходимости по вышать объемы добычи. Таким образом, с учетом высоких цен и современного дефицита на рынке энергоносителей при минимальных или нулевых запасах даже небольшое уменьшение поставок будет существенным, как для Северной Амери ки, так и Европы.

Одновременно с этим Северная Америка и Европа оказываются во все боль шей зависимости от импорта энергоносителей. Например, в настоящее время ЕС импортирует 44% природного газа, причем 50% от этого объема поступает из России. Изменение в потреблении с переходом с нефти на природный газ, в неко тором отношении, повысит нашу зависимость от определенных стран. Например, нефтяные запасы России составляют 6% от мировых, но запасы природного газа – 30%. Неудивительно, что современный дефицит на рынке вновь оживил дискус сию об альтернативных источниках энергии, таких как биологическое топливо или солнечная энергия, не говоря уже о возобновлении интереса к ядерной энер гии. Однако биологическое топливо в настоящее время составляют лишь 1% от объема горючего, используемого в транспортных средствах, а по мнению экспер тов в последующие двадцать лет эта цифра не превысит 5%. В настоящее время потребление угля составляет две трети от объема потребления энергии в Китае и Индии, а во всем мире спрос на ископаемые виды топлива составляют 90% от общего спроса на энергоносители. Ввиду главенствующего положения нефти в транспортном секторе в мире в целом спрос на нее по-прежнему составляет 40% от общего спроса на энергоносители. Достаточно привести один пример из стати стики, показывающий возможность экспоненциального роста спроса на нефть в предстоящие годы. В США автомашиной владеют 868 человек из 1000. В ЕС по статистике – 680 человек из 1000. Но в Китае – пока только 13. Представьте себе, что произойдет с поставками энергоносителей, если в последующие двадцать лет эта цифра в Китае повысится до величины близкой к показателям ЕС или США.

С учетом того факта, что на Ближнем Востоке в настоящее время находится 61% запасов нефти, он в будущем сохранит важнейшее значение для энергетиче ской безопасности. По расчетам Международного энергетического агентства за прошлые тридцать лет имело место 17 случаев перебоев в снабжении нефтью, что повлекло за собой потери при добыче, составившие больше 0,5 млн. баррелей в день. Четырнадцать таких случаев произошло на Ближнем Востоке. Одновремен но с этим, Ближний Восток - это регион мира, где по-прежнему имеется наиболь шее число неразработанных месторождений нефти. Поэтому политическая ста бильность в этом регионе будет иметь важнейшее значение для энергетической безопасности, а также и для разрешения других противоречий XXI века.

Этот краткий обзор глобальных тенденций в области снабжения энергоноси телями показывает, что энергоносители действительно являются реальной про блемой безопасности. При таком активном рынке и большой опоре на нефть и газ угрозы поставкам энергоносителей могут исходить из целого ряда различных ис точников: террористических актов, стихийных бедствий, политического запуги вания, шантажа, перебоев в снабжении в результате региональных конфликтов, напряженности и т.п. Это повышает потребность в разработке стратегии, позво ляющей предотвратить такие перебои, а также в создании механизмов минимиза ции последствий, влияющих на объемы поставок в случае крупномасштабного международного кризиса. Можно также сделать вывод о том, что при угрозах энергетической безопасности возможны крупномасштабные кризисы или, по крайней мере, что поиски путей обеспечения гарантированных поставок энерго носителей могут все в большей степени формировать внешнюю политику и при оритеты государств-членов НАТО и других стран мира.

Еще одним аспектом, вызывающим в настоящее время озабоченность про блемами энергетической безопасности, является увеличение числа стран, завися щих от снабжения энергоносителями, транспортируемыми на огромные расстоя ния по трубопроводам, пересекающим целые континенты, или танкерами, перево зящими сжиженный газ по протяженным океанским маршрутам. В следующем десятилетии ожидается увеличение не только числа таких супертанкеров, но и их вместимости. Для удовлетворения растущего спроса создается инфраструктура из новых систем трубопроводов или терминалов сжиженного газа, сложность и уяз вимость которых постоянно увеличивается. Этот аспект глобализации подчерки вает взаимозависимость потребителей и поставщиков, при которой они становят ся звеньями одной сложной цепи, требующей постоянного обеспечения безопас ности на суше и море.

Что касается терроризма, то в последние месяцы «Аль-Каида» уже выступила с неприкрытыми угрозами начать «экономический джихад» и нанести удары по энергетическим объектам. Были также случаи нападений на французский танкер в Персидском заливе и крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Саудовской Аравии. Хотя такие попытки пока не увенчались успехом, они все же могут при вести к дестабилизации рынка и увеличению страховых взносов. Они также сти мулировали дискуссию в нефтяных компаниях по вопросу о том, в какой степени возможно обеспечение безопасности своими силами, а также о необходимости обратиться к правительствам и международным организациям за помощью в пла нировании действий в особой обстановке и для обеспечения себе дополнительной поддержки в случае инцидента или кризиса.

Возможная роль НАТО Учитывая существование прямой связи между поставками энергоносителей и безопасностью союзников по НАТО, а также непосредственного характера неко торых из этих угроз, неудивительно, что энергетическая безопасность стала во просом, также обсуждаемым в НАТО. Североатлантический совет уже провел расширенное заседание по этому вопросу с участием экспертов из разных стран.

НАТО обязана обсуждать любой вопрос, касающийся союзников, и поскольку определенные союзники в большей степени, чем другие, зависят от импорта при родного газа, вполне естественно, что они хотят рассмотреть этот вопрос в струк турах НАТО.

Следует сразу ясно указать, что такие дискуссии и консультации не подразу мевают автоматическое соглашение о том, что НАТО перейдет к действиям, или что НАТО заявит, что она берет на себя ведущую роль в области энергетической безопасности. Очевидно, что защита важнейшей инфраструктуры или варианты кризисного реагирования, связанные с применением вооруженных сил, являются лишь частью комплекса инициатив, необходимых для гарантии безопасности по ставок энергоносителей. Например, уже имеется ряд инициатив государств «большой восьмерки», ЕС, Международного энергетического агентства и других организаций, направленный на повышение энергетической безопасности. Главное внимание в них уделяется всеобщему признанию Энергетической хартии, откры тию рынков для иностранных инвестиций и сокращению нашей зависимости от ископаемых видов топлива, как это недавно отметил президент Буш, говоря об уменьшении «наркотической зависимости Америки от нефти».

Поиски путей обеспечения гарантированных поставок энергоносителей мо гут все в большей степени формировать внешнюю политику и приоритеты госу дарств-членов НАТО и других стран мира Мы должны, в частности, развивать транспортную систему, которая не будет так сильно зависеть от нефти, и заняться промышленной разработкой альтерна тивных источников энергии. Мы должны также добиться диверсификации нашей сети терминалов сжиженного газа и трубопроводов. Кроме того, чтобы миними зировать последствия возможных нарушений поставок и повысить энергетиче скую безопасность, необходимо установить прочные связи с другими странами, добывающими энергоносители. Хорошие отношения с ними уменьшили бы со временную зависимость многих государств-потребителей от одной или двух стран, добывающих нефть или газ. Ввиду особой важности Ближнего Востока создание в этом регионе реального прочного мира также стало не только полити ческим приоритетом, но и первостепенной задачей энергетической безопасности.

При этом, однако, НАТО может также внести важный вклад в международ ные усилия в области повышения энергетической безопасности в ряде «незаня тых» областей и заняться решением конкретным задач в особой обстановке. Сле дует отметить четыре возможные области деятельности, в которой может принять участие НАТО.

Контроль и оценка обстановки в области энергетической безопасности НАТО может создать постоянный контрольно-оценочный механизм для на блюдения за событиями, связанными с энергетической безопасностью. Он может включать региональные политические консультации с союзниками и государст вами-партнерами, проводимые на основе совместных результатах анализа и раз ведсводок Международного секретариата и Международного военного штаба.

Важную роль могут также сыграть доклады, презентации и сотрудничество с уча стием специалистов, представляющих, например, МЭА и ведущие энергетические компании. Одному из уже существующих главных комитетов НАТО можно было бы поручить контроль за этой работой. Такая группа может готовить вопросы для рассмотрения на заседаниях Североатлантического совета, высшего руководяще го органа НАТО. Кроме того, ввиду существования прямых связей между тенден циями в области энергетической безопасности, экономики и рынка в поддержку этой инициативы могла бы быть задействована другая группа, занимающаяся преимущественно экономическими вопросами.

Кроме того, Североатлантический совет мог бы создать Группу по энергети ческой безопасности и анализу разведывательных данных. Аналогичное разведы вательное подразделение по вопросам борьбы с терроризмом уже создано и ус пешно работает. С другой стороны, мы могли бы расширить задачи разведподраз деления по вопросам терроризма и добавить к ним разведывательное направление по вопросам энергетической безопасности. Можно было бы организовать сбор разведданных, поступающих от союзников, государств-партнеров, промышлен ных кругов и из официальных источников. Специальный комитет может также сыграть роль в содействии обмену разведывательными данными между различ ными структурами в области энергетической безопасности.

В дополнение к совместному использованию союзниками данных нацио нальных разведок, в ходе морских операций НАТО можно было бы контролиро вать морские трассы, которые недостаточно охвачены национальными силами и средствами. Контроль над такими районами мог бы использоваться для получения данных об общей морской обстановке, которые затем можно было бы рассылать всем членам НАТО и, возможно, государствам-партнерствам. Это помогло бы по высить безопасность морских путей и определить степень риска или угрозы для отдельных судов. Эта инициатива морской разведки была бы связана с разведыва тельной сетью командования ОВС НАТО, скорее всего, через Центр объединения разведывательных данных.

НАТО могла бы также приглашать делегации различных государств и других международных организаций, таких как ООН и ЕС, которые могли бы на регу лярной основе информировать Североатлантический совет о своей деятельности в области энергетической безопасности. Энергетическая безопасность могла стать темой дискуссии на неофициальных сессиях САС-КПБ (совместных заседаниях Североатлантического совета НАТО и Политического комитета по безопасности ЕС). Энергетическая безопасность является также актуальной темой в ЕС. Этой теме во время председательствования Финляндии уделяется большое внимание.

Учитывая ведущую роль России в области энергетической безопасности, мы мог ли бы также сделать ее регулярной темой при наших консультациях в Совете Рос сия-НАТО, как это делается на уровне экспертов на наших встречах с представи телями Украины.

Многие из наших государств-партнеров являются важными поставщиками нефти и газа или ведущими странами транзита и активно участвуют в текущих дискуссиях о существующих и новых проектах маршрутов трубопроводов. Энер гетическая безопасность, таким образом, служит актуальной темой углубленных консультаций в Совете евроатлантического партнерства (консультации с участи ем всех 26 членов НАТО и 20 стран Партнерства ради мира). Часть участников нашего «Средиземноморского диалога» и партнеров по «Стамбульской инициа тиве о сотрудничестве» также входят в группу ведущих в мире поставщиков неф ти и природного газа. Поэтому имеет смысл также консультироваться с ними по вопросу энергетической безопасности. Специальные семинары, такие как прово дятся в Оборонном колледже НАТО в Риме, могли бы также быть посвящены анализу тенденций и вызовов в области энергетической безопасности, что будет способствовать развитию дополнительного экспертного потенциала в этой сфере и подготовке к будущим вызовам.

Помощь союзникам в обеспечении безопасности Вторая возможная роль для НАТО заключается в обеспечении помощи в обеспечении безопасности своих союзников. Это может предполагать меры, имеющие гибкий характер, начиная с помощи в обеспечении безопасности одно му или группе союзников и вплоть до операций НАТО с целью защиты, при необ ходимости, уязвимой энергетической инфраструктуры.

НАТО могла бы выразить готовность развертывать, предположительно, по ст. 4 Договора НАТО, специально сформированные «комплекты сил помощи в области безопасности» в поддержку одного или нескольких союзников. Это могло бы включать в себя усиление морского и воздушного патрулирования, нацио нальных сетей связи и разведки или даже помощь в ликвидации последствий сти хийных бедствий и катастроф, используя наш план на случай невоенной чрезвы чайной ситуации и механизмы евроатлантического центра реагирования на сти хийные бедствия и катастрофы. В случае необходимости, при чрезвычайной об становке защиту энергетических объектов можно было бы также обеспечить си лами быстрого реагирования, находящимися в состоянии постоянной боеготовно сти.

Механизмы боевого управления можно было создать по образцу тех, что ис пользовались в операции «Дисплей детерренс» (февраль 2003 г.), когда НАТО обеспечивала поддержку Турции при организации обороны в особой обстановке.

В качестве подходящей модели можно использовать различные миссии оказания помощи в обеспечении безопасности, такие как поддержка, оказанная НАТО в проведении Олимпийских игр в Афинах в 2004 году, и меры безопасности на предстоящей рижской встрече на высшем уровне в ноябре 2006 года. Эти миссии помощи в обеспечении безопасности могут также включать ситуации с ликвида цией последствий стихийных бедствий и катастроф.

Слежение за морской обстановкой и ответные меры на основе угрозы Третья возможная роль для НАТО может быть связана со слежением за мор ской обстановкой. Это представляется вполне вероятной возможностью ввиду не давней успешной деятельности в ходе операции «Этив индевор». Вообще говоря, государства-члены НАТО по-прежнему несут ответственность за защиту своих территориальных вод, но НАТО могла бы создать потенциал в невостребованной пока области обеспечения безопасности морских путей.

В этом отношении в качестве модели могла бы использоваться операция «Эк тив индевор» (контртеррористическая операция, направленная на повышение морской безопасности в Средиземноморье после 11 сентября 2001 года). Возмож но создание многонациональной морской целевой группы (с участием, по обстоя тельствам, государств-партнеров) для сдерживания нападений на важные энерге тические объекты, такие как танкеры, перевозящие сжиженный газ или нефть.

Однако в действительности невозможно на постоянной основе защищать большие пространства океана. НАТО могла бы обеспечить защиту определенных важней ших узких проходов в особой ситуации повышенной угрозы или конфликта. Это потребовало бы подхода, основанного на активном использовании разведыва тельных данных или реагировании на конкретную угрозу. Это также потребовало бы передислокации в кратчайшие сроки оперативных соединений ОВМС НАТО.

Для выполнения этой роли потребуется дополнительный анализ и соответствую щее изменение предназначения и базирования имеющихся соединений объеди ненных военно-морских сил НАТО.

Операции по пресечению нападений Четвертой возможной ролью для НАТО могла быть проведение операций по пресечению нападений. Они представляют собой военные операции, направлен ные непосредственно на обеспечение безопасного снабжения нефтью или газом в реальной ситуации кризиса или конфликта. Примером такой операции (хотя это и не была операция НАТО) может служить операция «Ернест вилл» (1987-88 гг.), которая была проведена для защиты кувейтских нефтяных танкеров во время войны между Ираком и Ираном. В ходе этой операции с участием международно го сообщества не только проводилось развертывание военно-морских сил, но также изменялись флаги, под которыми ходили танкеры (изменялись флаги ку вейтских танкеров, чтобы не допустить удары по ним). Операции НАТО по пре сечению нападений могли бы включать краткосрочные морские операции по со провождению судов, защите нефтяных платформ и терминалов, оказание помощи национальным органам власти в защите портовых погрузочно-разгрузочных средств и защите нефтеперерабатывающих заводов складов нефтепродуктов.

Роль НАТО в таких операциях потребовала бы сложного оперативного пла нирования, как правило, для конкретных сценариев, и также планирования учений многонациональных соединений военно-морских сил и других соответствующих сил участников. Эти операции потребовали бы проведения военных кампаний с одновременным участием воздушных, морских и наземных сил и средств.

Развитие роли НАТО в обеспечении энергетической безопасности связано с важными политическими аспектам, такими как развитие отношений с другими организациями и государствами-партнерами. Это также связано с разработкой во енных вариантов, таких как подход на основе активного использования разведы вательных данных, который не даст требуемых результатов при отдельном рас смотрении этого направления и отсутствии последовательности. Отсюда возника ет потребность увязать эти различные направления сотрудничества в единую комплексную военно-политическую концепцию энергетической безопасности.


Ядро этой концепции сформировали бы четыре возможных роли Североатланти ческого союза.

Заключение Хотя энергетическая безопасность – это относительно новая тема в междуна родной повестке дня, она важна и будет сохранять свою актуальность в течение многих лет. Ввиду увеличения спроса на энергоносители в мире и усиления про цесса глобализации, любое уменьшение объемов снабжения энергоносителями может привести к международному кризису. Хотя накануне ноябрьского саммита в Риге в повестке дня НАТО имеется много важных тем, в стратегическом плане энергетическая безопасность будет вызывать все большую озабоченность в Севе роатлантическом союзе. Однако пока еще слишком рано определять роли, кото рые может и должна играть НАТО. Для надлежащего определения роли и вклада НАТО потребуется дальнейшая дискуссия по этим вопросам между союзниками.

4.8. НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США И ГЛОБАЛЬНАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Решение мировых энергетических проблем потребует решительных, после довательных глобальных усилий в течение десятилетий, указывает Абрахам. Со единенные Штаты должны уравновешивать растущее производство энергии и ее чистое и эффективное потребление, развивая международные партнерства, рас ширяя и диверсифицируя свои поставки, поощряя рыночную конкуренцию и обоснованную государственную политику. Центральное место в этих усилиях за нимают новые технологии, которые могут изменить характер производства и по требления энергии.

Решение мировых энергетических проблем потребует последовательных гло бальных усилий в течение многих десятилетий. Будучи крупнейшим единым рынком в мировой энергетической системе, интеграция которой постоянно по вышается, Соединенные Штаты влияют на процессы, происходящие во всем ми ре, и сами испытывают их воздействие. В результате энергетическая политика США оказывает влияние на обеспечение глобальной энергетической безопасности.

Осознавая в момент своего вступления в должность растущую нагрузку на энер госhttp://elephant.fotostrana.ru/banner/click/?bid=755&adv_id=34194&ref_id=509628946&pl ace=300x95истемы, Президент Буш стремился выработать всестороннюю и сба По материалам доклада Спенсера Абрахама, министра энергетики США лансированную энергетическую политику, которая могла бы помочь частному сектору, властям штатов и органам местного самоуправления «продвигать надеж ное, доступное по затратам и экологически чистое производство и распределение энергии на будущее». В итоге был подготовлен доклад «Национальная энергети ческая политика» (НЭП), который с момента его публикации в мае 2001 года оп ределяет энергетическую политику США.

Перспективы энергетики Последний прогноз Управления энергетической информации (УЭИ) рисует четкую картину проблем в области энергетики, с которыми столкнутся Соединен ные Штаты в будущем. Несмотря на продолжающийся технологический прогресс, общее потребление энергии в США, по прогнозу, возрастет с 98 квадриллионов британских тепловых единиц (БТЕ) в 2002 году до 136 квадриллионов БТЕ в 2025. Из-за медленного роста энергетики внутри страны чистый импорт энерго носителей предположительно увеличится примерно с одной четверти до чуть бо лее одной трети потребностей США в 2025 году.

Значительную часть ввозимых энергоносителей составляет импортная нефть, и Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), как ожидается, будет главным источником основных поставок для удовлетворения растущего спроса на нефть. К 2025 году добыча нефти в странах ОПЕК, как ожидается, возрастет почти вдвое, а прогнозируемый рост спроса указывает на мировую цену около 27 долларов за баррель в реальных долларах 2002 года.

Если предположить, что валовой внутренний продукт за тот же период будет увеличиваться примерно на 3 процента в год, общая потребность США в нефти может увеличиться с 20 млн. до 28 млн. баррелей в день. В результате чистый им порт нефти в Соединенные Штаты может подскочить с 53 процентов до 70 про центов, причем значительная часть этой нефти будет поступать из стран Персид ского залива. А поскольку рост нефтеперерабатывающих мощностей сдерживает ся нормативными актами и экономическими факторами, очищенные нефтепро дукты, по прогнозу, будут составлять растущую долю этого импорта, которая к 2025 году достигнет примерно 20 процентов общего нетто-импорта нефти.

Хотя основная часть природного газа в Соединенных Штатах в настоящее время может поставляться североамериканскими производителями, здесь также налицо тенденция к увеличению доли газа, импортируемого из-за пределов За падного полушария. Даже при ускоренном росте эффективности использования энергии Соединенные Штаты все же будут сильно зависеть от импорта энергоно сителей при удовлетворении будущих потребностей.

Национальная энергетическая политика Президента Буша Эти тенденции ясно указывают на необходимость долгосрочного плана по обеспечению энергетической безопасности. НЭП представляет собой смелый план, который приведет в действие разнообразный спектр источников энергии, чтобы укрепить энергетическую безопасность, экономическую конкурентоспо собность и экологическое благополучие США. С американской точки зрения, энергетическая безопасность – это не только вопрос обеспечения краткосрочных поставок. Для экономического роста и развития необходим также надежный дос туп к дешевым, чистым и эффективным энергетическим службам.

Наш подход к своей энергетической безопасности исходит из следующих принципов. Во-первых, мы должны уравновешивать рост производства постоян ным упором на чистое и эффективное потребление энергии. Во-вторых, мы долж ны расширять международное взаимодействие с потребляющими и производя щими энергоносители странами. В-третьих, мы должны расширять и диверсифи цировать наши источники снабжения. И, наконец, мы должны поощрять энерге тические решения, определяемые рыночной конкуренцией и государственной по литикой, стимулирующей эффективные результаты.

Реализация идеи безопасного и устойчивого снабжения энергией потребует перехода к передовым энергетическим системам. Поэтому ключевым аспектом энергетической политики США является портфель «технологий прорыва», кото рые обещают принципиально изменить характер нашего производства и потреб ления энергии. На пользу нашим усилиям также идут государственно-частные партнерства, укрепляющие рынок политические инструменты и международное сотрудничество.

Преодоление разрыва между спросом и предложением Сбалансированная, комплексная энергетическая политика необходима для долгосрочной прочности экономической и национальной безопасности США.

Увеличение внутреннего производства традиционных энергоносителей, в том числе нефти и газа, безусловно, является важным аспектом американского подхо да к сокращению импорта. Но Соединенные Штаты также осознают, что они должны в большей мере пользоваться разнообразным спектром других внутрен них источников энергии.

Именно такую перспективу открывает президентская инициатива «Фридом КАР и водородное топливо». Водород можно производить из широкого круга внутренних источников – от возобновляемых до ископаемых и ядерных видов то плива. И он способен освободить нас от опоры на импорт иностранных энергоно сителей. Президентская инициатива по водородному топливу предполагает при верженность будущей водородной экономике, и она уже породила огромный эн тузиазм в энергетике и автомобильной промышленности. В течение ближайших пяти лет Соединенные Штаты планируют выделить 1,7 млрд. долларов на пре одоление нескольких существенных технических и экономических препятствий на пути развития и расширенного использования водорода, тепловых элементов и передовых автомобильных технологий. О первых грантах на общую сумму млн. долларов для достижения этой цели было объявлено в конце апреля.

Если мы добьемся успеха, промышленное внедрение автомобилей на тепло вых элементах, производство водорода и заправочной инфраструктуры может произойти к 2015 году, а в автомобильных салонах машины на водородном топ ливе появятся к 2020 году. К 2040 году водород мог бы заменить свыше 11 млн.

баррелей нефти в день, что почти равно нынешнему нефтяному импорту США.

Как и многие другие страны, Соединенные Штаты обладают богатыми ресур сами угля, но его использование создает проблемы для окружающей среды. Вы двинутый администрацией проект «ФьючерДжен» представляет собой инициати ву по проектированию, строительству и эксплуатации первой в мире электростан ции на угольном топливе, работающей без выбросов. Сотрудничая с частным сек тором, участники этого проекта стоимостью 1 млрд. долларов применят новейшие технологии выработки электроэнергии, производства водорода и отделения угле родных выбросов от угля. «ФьючерДжен» одновременно поддерживает несколько экологических и энергетических целей администрации, и благодаря этим иссле дованиям уголь сможет еще многие годы оставаться составной частью разнооб разного энергетического портфеля.

Увеличение разнообразия поставок Чтобы поддерживать энергетическую безопасность, Соединенные Штаты также расширяют и диверсифицируют типы и источники импортируемой энергии.

Направлять эти усилия помогают новые возможности для роста инвестиций, тор говли, освоения и разработки месторождений, которые выходят далеко за преде лы традиционных энергетических рынков. Задачи США – диверсифицировать поставки энергоносителей и осваивать новые ресурсы в Западном полушарии, России, Каспийском регионе и Африке, налаживать диалог с ключевыми произ водящими и потребляющими странами для предотвращения энергетических сбо ев, прежде чем они перерастут в кризисы.

Соединенные Штаты, Канада и Мексика вместе работают над тем, чтобы еще более интегрировать и укрепить североамериканский энергетический рынок, пре одолевая политические и технические препятствия росту производства и поставок энергоносителей. Соединенные Штаты также взаимодействуют с другими стра нами Западного полушария. В настоящее время Западное полушарие поставляет половину всего американского импорта нефти, а Тринидад и Тобаго является крупнейшим поставщиком сжиженного природного газа (СПГ) в Соединенные Штаты.


За пределами Западного полушария Соединенные Штаты продолжают укреп лять свои энергетические связи с Россией, ныне занимающей второе место в мире по добыче и экспорту сырой нефти. В 2002 году администрация Буша иницииро вала совместные проекты по улучшению условий регулирования и инвестиций, необходимых для ускорения развития энергетики и инфраструктуры в России.

Соединенные Штаты также твердо поддерживают освоение нефти и газа в Каспийском регионе и призвали правительства создать необходимые юридиче ские, финансовые и нормативно-правовые условия для защиты крупных инвести ций, которые требуются для разработки этих новых ресурсов. Оценки запасов предполагают, что к 2010 году Каспийский бассейн мог бы производить 3,5- млн. баррелей в день, и администрация выступает за строительство новых трубо проводов для привязки этих ресурсов к мировым рынкам.

Все более важную роль в энергетической безопасности США играют энерго носители из Африки, на долю которых приходится более 10 процентов нефтяного импорта США, а для континента они являются ключевым двигателем экономики.

Эффективное управление и стабильные регулирующие структуры – необходимые предпосылки для частных инвестиций в энергетическом секторе. Основные афри канские страны, производящие энергоносители, и Соединенные Штаты продол жают вместе работать, содействуя устойчивому энергетическому и экономиче скому развитию.

В дополнение к этим усилиям Соединенные Штаты укрепляют свой диалог с основными производящими и потребляющими энергоносители странами, чтобы отслеживать конъюнктуру рынка и реагировать на сбои в поставках. Соединен ные Штаты продолжают участвовать в Международном энергетическом форуме многостороннем форуме стран-производителей и потребителей нефти, где основ ное внимание уделяется усилиям по улучшению своевременности и точности данных, на которые ориентируются нефтяные рынки.

Соединенные Штаты также тесно сотрудничают с основными странами потребителями, чтобы решать наши общие энергетические проблемы. В 2002 году министры энергетики стран «Большой восьмерки» встретились в Детройте и под твердили важность поддержания неприкосновенных запасов нефти и координа ции их использования, а также договорились вместе работать над стимулировани ем роста инвестиций в энергетику. В 2003 году лидеры форума Азиатско тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) одобрили предложенный Соединенными Штатами план – выявлять передовые методы торговли СПГ и соз дания стратегических запасов нефти, финансировать чистую энергетику, создавать осно ву для водородной экономики и сотрудничать в области гидратов метана.

Соединенные Штаты также активизировали совместные усилия по вопросам использования природного газа. В декабре прошлого года Соединенные Штаты провели Саммит по проблемам сжиженного природного газа на уровне минист ров, где встретились представители 24 стран, чтобы бросить свежий взгляд на ми ровой рынок СПГ. Саммит позволил изучить все аспекты глобальной системы до бычи и распределения природного газа.

Укрепление международного технологического сотрудничества Международное сотрудничество также является важнейшим аспектом техно логической стратегии США. Американский опыт показывает, что правильно вы строенные международные партнерства могут существенно пополнять копилку человеческих знаний и стимулировать разработку и промышленное внедрение но вых технологий. Соединенные Штаты работают со многими другими странами над созданием новых технологий и источников энергии для укрепления энергети ческой безопасности. Эти международные партнерства помогают привлекать ре сурсы, увеличивать базу знаний и расширять рынки передовых энергетических технологий.

Например, США возглавляли усилия по созданию Международного партнер ства по водородной экономике (МПВЭ) для координации и использования много национальных научно-исследовательских программ по водороду. МПВЭ позволит устранить технологические, финансовые и институциональные барьеры на пути к промышленному применению водорода и разработать международно признанные технологические стандарты для ускорения выхода новых технологий на рынок.

Многосторонний Форум лидерства по углеродному секвестру, созданный по инициативе Президента в июне 2003 года, создаст основу для международного сотрудничества по секвестровым технологиям. 16 партнеров по форуму также вправе участвовать в проекте «ФьючерДжен».

Соединенные Штаты также развивают атомную энергетику как один из спо собов решения возникающих проблем, который предлагает безопасное и чистое использование энергии. Программа Министерства энергетики США «Междуна родный форум четвертого поколения», в которой участвуют 10 международных партнеров, работает над проектами новых ядерных реакторов на основе реакции деления атомного ядра – надежных, экономичных, безопасных и способных про изводить новые продукты, в том числе водород. А в 2003 году Президент Буш объявил, что Соединенные Штаты вновь присоединятся к проекту «Международ ный термоядерный экспериментальный реактор» по разработке ядерного синтеза как будущего источника энергии. Хотя технические преграды на пути термоядер ной энергетики огромны, перспектива этой технологии просто слишком велика, чтобы ее игнорировать.

Чрезвычайные стратегии: реагирование на сбои в поставках Вся эта деятельность направлена на обеспечение надежного и относительно дешевого снабжения энергией, но Соединенные Штаты также осознают важность защиты от возможных резких сбоев в поставках. Администрация с самого начала подтвердила важность поддержания прочного Стратегического запаса нефти (СЗН). В ноябре 2001 года Президент поручил нам начать восполнять СЗН до его предельного объема – 700 млн. баррелей. Сегодня он содержит рекордное количе ство нефти – 640 млн. баррелей.

Соединенные Штаты также играют активную роль в Международном энерге тическом агентстве (МЭА), чьи 26 стран-членов твердо настроены поддерживать неприкосновенные запасы нефти и принимать общие эффективные меры по пре одолению чрезвычайных ситуаций с поставками нефти. В совокупности нефтяные запасы членов МЭА составляют почти 4 млрд. баррелей, из которых 1,4 млрд.

баррелей находятся под прямым контролем их правительств, а остальное – в ком мерческих хранилищах.

Заключение Нынешние проблемы энергетики возникли давно, и для их преодоления по требуются решительные, последовательные глобальные усилия в течение десяти летий. Соединенные Штаты по-прежнему твердо настроены укреплять энергети ческую безопасность в стране и за рубежом, и мы разработали долгосрочную стратегию, предусматривающую ключевую роль науки и технологии в комплекс ной энергетической, экологической и экономической политике.

Администрация Буша убеждена, что намеченный нами подход поставит нас на путь к обеспечению безопасной, надежной, недорогой и чистой энергетики, стимулирующей экономический рост по всему миру. Хотя трудности, с которыми мы сталкиваемся, существенны, Соединенные Штаты по-прежнему твердо на строены прокладывать путь к светлому энергетическому будущему.

4.9. СИСТЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВАШИНГТОНА Cтремление государств мира установить надежный контроль над нефтяными ресурсами до недавнего прошлого подталкивало их к территориальным экспанси ям, попыткам явочным порядком захватить жизненно важные районы, что стало причиной многочисленных вооруженных конфликтов и войн различного масштаба Так, не одно десятилетие длится спор между Ираком и Ираном в отношении режима использования пограничного водного пути Шатт-аль-Араб. Он периоди чески порождал кризисы, и даже вооруженные конфликты между этими страна ми. В конце концов, давний спор стал поводом для кровопролитной восьмилетней войны (1980-1988). Но поводом лишь внешним. Куда более значимой для Ирака задачей являлось установление контроля над богатейшими нефтеносными рай онами иранской провинции Хузестан, населенной по большей части арабами, где сосредоточено около 90% всех иранских нефтяных запасов. Именно на Хузестан был направлен главный удар иракской армии в сентябре 1980 г. Багдад намере вался создать на территории провинции Республику Арабистан.

«Нефтяной» вопрос прятался за кулисами и эфиопо-сомалийского столкнове ния в 1960 г., и вьетнамо-китайского конфликта 1979 г. В последнем случае стра сти разыгрались вокруг архипелага Спратли и Парасельских островов, где, по прогнозам, располагались крупные нефтяные месторождения.

На нефти замешивались и ожесточенные внутренние конфликты. В Нигерии, Анголе, наконец, в Индонезии, где в 1999-2000 гг. сепаратисты вели активные боевые действия именно в провинциях, богатых нефтью.

Не избежал этой участи и Ирак. Именно в Курдистане, где традиционно раз ворачивались самые ожесточенные столкновения иракской армии и курдских формирований, добывается свыше 60 процентов иракской нефти – около 5 про центов мировой добычи. Причем издержки при ее добыче самые низкие в мире.

На некоторых месторождениях они не превышают 60-90 центов за баррель.

Нефтяной вопрос занимает не последнее место в чеченской драме. Общие за пасы нефти здесь невелики, но вполне достаточны для обогащения местной эли ты. Но главное – в широтном направлении через Чечню следует мощный коридор сухопутных коммуникаций, придающий целостность всей транспортной системе Кавказа. Через Грозный проходили магистральные газо- и нефтепроводы. Потре бовались десятилетия, чтобы понять – лобовой, таранный, то есть военный путь решения нефтяной проблемы себя не оправдывает. Слишком велики затраты как финансовых, так и человеческих ресурсов.

Оказалось, что контроль над богатствами другой страны куда проще устано вить без орудийных залпов и авиационных налетов - всего-навсего опутав ее фи нансово-экономической паутиной. Наступило время стратегии «непрямых дейст вий», когда на первый план выдвинулись политико-психологические и экономи ческие методы «работы» со страной-клиентом.

По материалам «Обзора военной дипломатии Вашингтона в районе Ближнего Востока и Центральной Азии». С. Парфенова.

На смену прямому вооруженному вторжению пришла «гуманитарная интер венция» в дела «несостоятельного» государства с целью стабилизации (формиро вания) выгодной для себя внутриполитической обстановки, создающей условия для доступа к сырьевым ресурсам. Гуманитарную интервенцию в случае необхо димости может дополнить другая рабочая концепция – «ограниченного суверени тета». Военная сила по-прежнему играет важную, но уже как бы вспомогательную роль – для устрашения или нанесения селективных, хирургических ударов и, в конечном счете, снова для устрашения.

На Западе обсуждаются различные варианты долгосрочного выхода из сырь евого кризиса. Среди них – переоснащение промышленности менее энергоемким оборудованием или перенос в условиях нарастающей глобализации мировой эко номики энергоемких производств в страны, обладающие крупными запасами энергоносителей.

Но сегодня наиболее реальным и дешевым является распространение контро ля над сырьевыми потоками. По возможности над теми, что находятся вне сферы влияния проявляющей строптивость Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) или хронически кризисной России.

Только диверсификация маршрутов доставки энергоносителей из мест их до бычи к потребителям может, если не избавить полностью, то существенно сни зить уровень зависимости США и других промышленных лидеров от поставщи ков нефти и газа.

Контроль над сырьевыми потоками Методика «диверсификации региональной клиентуры» уже неоднократно оп робована американцами, в т.ч. в ближневосточном регионе. Она подразумевает одновременное использование в интересах США как можно большего числа раз нообразных политических режимов с целью создания региональной системы аме риканского влияния.

Контроль над сырьевыми ресурсами американцы намерены осуществлять с помощью своего передового военного базирования. Повод для размещения новых баз в нефтеносных регионах, отличающихся повышенной конфликтогенностью, найти не трудно.

Неотразимым аргументом для будущих стран-клиентов является, например, предложение им «зонтика» безопасности - защиты от потенциальных агрессоров.

Именно таким образом, после выдворения иракской армии из Кувейта, США ут вердились в Персидском заливе и в настоящее время оказывают едва ли не ре шающее влияние на политический климат в этом субрегионе. Американские во енные базы в настоящее время рассеяны по всему свету. Они контролируют мор ские и воздушные пути через Атлантику на Азорских островах. Эти базы можно обнаружить в Средиземноморье: в Испании, Италии, Греции, Марокко, Турции. В Индийском океане расположена крупнейшая американская база на о. Диего Гарсия. Немало их и в Карибском бассейне: в Пуэрто-Рико, в Гуантанамо на Кубе, в зоне Панамского канала и даже на пользующихся дурной славой Бермудах. В Тихоокеанском поясе американские базы дислоцированы на Филиппинах, о. Гу ам, Тайване, в Японии и Австралии.

И, конечно, они появились в зоне Персидского залива. Представленная схема дает некоторое представление о масштабах передового позиционирования США.

На центральноазийских рубежах Глобальная борьба с терроризмом, развернутая после событий 11 сентября, потребовала от США размещения своих баз уже в странах Центральной Азии. С целью разгрома лагерей боевиков на территории Афганистана. И хотя Вашингтон официально заявил о временном статусе своих баз, нельзя забывать, что в этом мире нет ничего более постоянного, чем временное. Этот постулат применитель но к нашему случаю тем более справедлив, если учесть, что местные правительст ва остро нуждаются в деньгах.

Но еще задолго до начала осенней (2001 г.) кампании против Талибана, США объявили Центральную Азию зоной своих геостратегических интересов.

Еще в годы существования СССР за Прикаспийским регионом закрепилось название «шкатулка с драгоценностями, запертая в центре континента». По ряду экспертных оценок, он по своим запасам нефти и газа занимает второе место в мире, уступая только Ближнему Востоку. Его запасы углеводородов в 10 раз пре восходят запасы этого ценного сырья на Аляске.

В свое время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев привел совсем уж ошеломляющие цифры: запасы разведанного углеводородного сырья на шельфе Каспийского моря, по его словам, составляют от 6 до 12 млрд. т, а по перспектив ным запасам Казахстан занимает второе место в мире после Саудовской Аравии.

Большинство экспертов склоняется к мнению, что эти оценки, мягко говоря, завышены. Тем не менее в Вашингтоне всерьез настроились на то, чтобы разба вить т.н. нефтяную корзину (условная смесь) центральноазиатскими энергоресур сами. По стоимости нефтедобыча на Каспии уступает лишь наиболее рентабель ным месторождением Персидского залива. В перечне уже заключенных контрак тов на проведение разведки и разработку нефтяных месторождений в этом регио не за компаниями США – явное лидерство. Россия же не обладает достаточными финансовыми ресурсами, современными технологиями и опытом работы на больших морских глубинах.

Острую борьбу вызвал не только до сих пор не согласованный порядок ос воения прикаспийского шельфа. Ожесточенная конкуренция развернулась вокруг планов вывода нефтепроводов на западные рынки.

С середины 90-х годов дебатируются около десятка вариантов. Но реальны, в силу своей геополитической и экономической привлекательности, лишь некото рые из них.

В конце 1997 г. началась транспортировка нефти с азербайджанских морских месторождений по нефтепроводу Баку-Махачкала-Грозный-Новороссийск, т.н.

«северному маршруту». В начале 2000 г. вошел в строй новый участок трубопро вода, минующий территорию мятежной Чечни.

В 1999 г. начались работы по сооружению системы трубопровода Каспийско го трубопроводного консорциума (КТК), которая должна соединить нефтяные ме сторождения в районе Тенгиза (Казахстан) с Новороссийском. Это, если можно так выразиться, «пророссийские» маршруты.

Однако в Вашингтоне прекрасно понимают – контроль над путями вывода закавказско-азиатской нефти позволяет влиять на политику экспортеров конкурентов – России, Ирана, арабских стран. Потребителями центральноазиат ских нефти и газа становятся Афганистан, Пакистан и частично Индия. Постсо ветские государства Центральной Азии пристегиваются к доходам от экспорта и транзита энергоносителей. Для тех и других единственно реальным гарантом функционирования маршрутов являются Соединенные Штаты Америки. Тем са мым США усиливают свое политическое влияние в огромном регионе: от Закас пия до южного побережья Аравийского моря.

Единственным маршрутом, удовлетворяющим поставленной цели, является т.н. южный (азербайджано-грузино-турецкий_ - Баку-Тбилиси-Джейхан. Далее – Генуя. Хотя использование территории Грузии связано с большими финансовыми рисками – нестабильность в стране и ее ближнем окружении, но в целом южный маршрут отвечает долгосрочной стратегии каспийского сценария: альтернатив ность по отношению к транспортной политике России и нефте-экспортеров Ближнего и Среднего Востока. Параллельно рассматривается проект прокладки транскаспийского нефтепровода по дну Каспия из Западного Казахстана и в Азербайджан.

Перспектива строительства нефтепровода Баку-Джейхан тесно связана с воз можностью пуска украинского нефтепровода Одесса-Броды. Если на рынки Евро пы через него хлынет легкая каспийская нефть, то российская еще более упадет в цене.

Туркменские и узбекские энергоносители предполагается направить по мар шруту Каракумы – Афганистан – Пакистан, далее Индия.

Для России проигрыш борьбы за выбор маршрута транспортировки каспий ской нефти означает не только экономические потери, но и утрату контроля над центральноазиатским и закавказским регионами. Если в начале 90-х гг. государ ства Центральной Азии были активными сторонниками военной интеграции с Россией, то после 1995г. большинство соглашений о сотрудничестве утратили свою силу. Канули в прошлое и дискуссии средины 90-х гг. относительно разра ботки общей российско-казахстанской военной доктрины.

А американцы к настоящему времени в ходе реализации своей глобальной антитеррористической операции закрепились на бывших советских авиабазах Ха набад и Кокайды (Узбекистан), Душанбе и Куляб (Таджикистан), Манас (Кирги зия). Обладание этими ключевыми аэродромами, в случае необходимости, позво ляет взять под контроль весь Центрально-азиатский регион.

Договор о коллективной безопасности, подписанный странами СНГ, запре щает размещение на их территории воинских контингентов третьих стран. Для то го чтобы обойти эти препятствия, американцы придали своим военнослужащим статус административно-технического персонала посольств. Слабое утешение для Москвы. В переоборудование авиабаз под американские стандарты уже вложены немалые средства, которые, конечно, не вкладывались бы без перспективы их долговременного использования в том или ином качестве.

4.10. О СОВМЕСТНОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ Снова Южный Кавказ становится частью Ближнего Востока, как это пред ставлялось во времена Британской Империи. Исчезновение различия эпохи хо лодной войны между Средней и юго-восточной Азией обусловливает и предопре деляет проблему безопасности в регионе. Действительно, «Юго-Восточная Азия»



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.