авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

AZRBAYCAN MLL ELMLR AKADEMYASI AZERBAIJAN NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНА

MEMARLIQ V NCSNT NSTTUTU INSTITUTE OF ARCHITECTURE AND ART ИНСТИТУТ

АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВА

ncsnt v mdniyyt

problemlri

Problems of Arts and Culture

Проблемы искусства и культуры

Bak - 2011 Ba redaktor RTEGN SALAMZAD, sntnaslq doktoru, professor (Azrbaycan) Ba redaktorun mavini GULNARA ABDRASLOVA, memarlq doktoru, professor (Qazaxstan) Msul katib SLTNT TAIYEVA, sntnaslq doktoru (Azrbaycan) Redaksiya heytinin zvlri:

AML FTULLAYEV – AMEA-nn mxbir zv (Azrbaycan) ZEMFRA SFROVA – AMEA-nn mxbir zv (Azrbaycan) RNA MMMDOVA – AMEA-nn mxbir zv (Azrbaycan) RNA ABDULLAYEVA – sntnaslq doktoru (Azrbaycan) SEVL FRHADOVA – sntnaslq doktoru (Azrbaycan) VLADMR PETROV – flsf elmlri doktoru, professor (Rusiya) KAMOLA AKLOVA – sntnaslq doktoru, professor (zbkistan) MEYSER KAYA – flsf doktoru (Trkiy) Editor-in-chief ERTEGIN SALAMZADE, Prof., Dr. (Azerbaijan) Deputy editor GULNARA ABDRASSILOVA, Prof., Dr. (Kazakhstan) Executive secretary SALTANAT TAGHIYEVA, Ass. Prof., Dr. (Azerbaijan) Members to editorial board:

SHAMIL FATULLAYEV – corresponding-member of ANAS (Azerbaijan) ZEMFIRA SAFAROVA – corresponding-member of ANAS (Azerbaijan) RANA MAMMADOVA – corresponding-member of ANAS (Azerbaijan) RANA ABDULLAYEVA – Prof., Dr. (Azerbaijan) SEVIL FARHADOVA – Prof., Dr. (Azerbaijan) VLADIMIR PETROV – Prof., Dr. (Russia) KAMOLA AKILOVA – Prof., Dr. (Uzbekistan) MEYSER KAYA – Ph.D. (Turkey) Главный редактор ЭРТЕГИН САЛАМЗАДЕ, доктор искусствоведения, профессор (Азербайджан) Зам. главного редактора ГУЛЬНАРА АБДРАСИЛОВА, доктор архитектуры, профессор (Казахстан) Ответственный секретарь САЛТАНАТ ТАГИЕВА, доктор искусствоведения (Азербайджан) Члены редакционной коллегии:

ШАМИЛЬ ФАТУЛЛАЕВ – член-корреспондент НАНА (Азербайджан) ЗЕМФИРА САФАРОВА – член-корреспондент НАНА (Азербайджан) РЕНА МАМЕДОВА – член-корреспондент НАНА (Азербайджан) РЕНА АБДУЛЛАЕВА – доктор искусствоведения (Азербайджан) СЕВИЛЬ ФАРХАДОВА – доктор искусствоведения (Азербайджан) ВЛАДИМИР ПЕТРОВ – доктор философских наук, профессор (Россия) КАМОЛА АКИЛОВА – доктор искусствоведения (Узбекистан) МЕЙСЕР КА – кандидат искусствоведения (Турция) www.artcult.com Tel.: +99412/539 35 ISBN AZRBAYCAN SNTNASLII MSTQLLK LLRND UOT 7:001. rtegin Salamzad, sntnaslq doktoru, professor (Azrbaycan) Sntnaslq Azrbaycan humanitar v ictimai elmlrin ayrlmaz trkib hisssidir. Hl orta srlrd mumu flsfi v estetik fikrin kontekstind ya ranmaa balam incsnt haqqndak elm sahsi XX yuzillikd pekar f aliyyt nvn evrilir.

lkmizin btn elm sahlrinin tkkl v inkiafnda taleykl xa rakteri dayan hadis - 1945-ci ild Azrbaycan Elmlr Akademiyasnn ya radlmas olmudur. Bu tarix sntnas alimlrin hyatnda da lamtdar rol oynamdr.

nki Azrbaycan EA-nn ilk trkibind Azrbaycan ncsnti Tarixi n stitutu da faliyyt balamdr. 1945-ci ild nstitutun tkil olunmasnn t bbskarlarndan biri onun ilk direktoru Azrbaycann dahi bstkar zeyir Hacbyli olmudur.

Azrbaycan Milli Elmlr Akademiyasnn Memarlq v ncsnt nstitutu unikal, oxsahli elmi-tdqiqat qurumudur. Onun sas tdqiqat istiqamti Azrbaycan memarlq v incsntinin tarixi v nzriyysi btn sahlri nin aradrmaqdr. Tdqiq ediln problemlr mvafiq olaraq nstitutun hazr ki strukturu 9 bdn ibartdir. Hr b nstitutun mumi problemlri rivsind z istiqamtin malikdir.

«Memarlq v hrsalma tarixi v nzriyysi» bsi Azrbaycan me marl v hrsalma tarixi v nzriyysinin sas tmayullrinin yrnilm si, Azrbaycan memarlq abidlri toplusunun yaradlmas il mul olur.

bnin tdqiqatlq istiqamti hl 1950-1960-c illrd formalar. Azr baycan incsnti tarixi tdqiqin pekar elmi yanama saslar mhz me marlqnaslq sahsind tkamml tapr. Bu yanama M..Hseynov, L.S.Bretanitski v.V.Salamzadnin «Azrbaycan memarlq tarixi» (1963) adl srind layiqli ksini tapd. Azrbaycan memarlq tarixinin qdim dv rndn ХХ srin vvlrin kimi inkiaf mnzrsini aqlayan «Azrbaycan memarlq tarixi» kitabnda memarlq tikillrinin tipologiyas myynldi N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры rilmi, memarlq tarixinin elmi baxmndan dvriyyldirilmsinin sas qo yulmudur. srd Azrbaycan memarlq abidlrinin stilistik xsusiyytlri akarlanm, regional mktblrinin Yaxn v Orta rq, Orta Asiya lklri memarlnn inkiaf proseslri il qarlql laqlri thlil olunmudur.

Mstqillik illrind Azrbaycan hrsalma v memarlnn mxtlif problemlri.Ftullayevin «Baknn memarlq ensiklopediyas» (1999), «Azr baycan mscidlrinin memarlq tipologiyas» (1996), «Aberon memarl» (2004), R.mnzadnin «Azrbaycan memarlnda batalar» (1995), «XI-XVIII srlr Azrbaycan monumental tikililrin kompozisiya qanunauyunluqlar» (2007), R.Salayevann «Naxvan – memarlq irsi» (2002), R.Babaovun «Memar Kr blayi Sfixan» (1995), S.Tanqudurun «amil Ftullayevin hyatnda memar lq» (2010) kitablarnda aradrlmdr.

«Memarlq abidlrin qorunmas v brpa problemlri» bsinin vzifsi Azrbaycan memarlq abidlrinin qorunmas, konservasiyas, brba v yenidnqurulmasnn elmi saslarnn hazrlanmasndan ibartdir. Memarlq irsinin qorunmas v ondan istifad problemlmlrin ynltmi elmi proqram hl 1970-1980-ci illrin ksimsind formalam, «Azrbaycan tarixi hrlrinin qorunmas v rekonstruksiya msllri» (1979) v «ri hr v onun reqenerasiya plannn sas» (1981) kollektiv tdqiqatlarn mhsulu olan srlrd byan edilmidir. Son iyirmi ild memarlq abidlri v qorularnn tdqiqatlar R.liyevann «Unikal Qala kndi» (2007), C.Qiyasinin «Nizami dvr memarlq abidlri» (1991), G.Mehmandarovann «Xnalq» adl kitab larnda mumildirilib.

«Heraldika v dizayn» bsinin planlar Azrbaycan dizayn sntinin yrnilmsi, onun tarixi oerklrinin yaradlmas, memarlq dizayn, snaye dizayn, poliqrafiya dizayn xsusiyytlrinin aradrlmasndan ibartdir. Di zayn sahsind tdqiqatlar nisbtn yeni v eyni zamanda olduqca perspektivli istiqamtlrdn biridir. Azrbaycan dvlt mstqilliyi ld olunandan sonra srtl inkiaf edn bu snt nv bir trfdn incsntl, digr trfdn is texnika v snaye il baldr. Bu gn dizayn lkmizin snaye v intellektual potensialnn dnya standartlar sviyysin atdrlmasnn vacib vasitlrin dndir. Buna gr dizayn sahsind tdqiqatlarn hm fundamental, hm d ttbiqi hmiyyt malikdir. Onlarn ilk nticlri «Masir memarlq v di zayn» (2003) kollektiv iind, R.fndizadnin «Memar Rhim Seyfullayev»

(2007),.Salamzadnin «Dizayn tarixi» (1995), «Vizual informasiya» (2003), «Dizayn v informasiya» (2006), E.liyevin «Dizayn v incsntind vizual ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) formann qavranlmas» (2010) adl srlrind z ksini tapmdr. Azrbay canda dizayn inkiafnn oerklrinin yaradlmas planladrlmdr.

«Tsviri v dekorativ-ttbiqi sntlr» bsi Azrbaycan tsviri v de korativ-ttbiqi sntlrinin tarixi, janr v nvlrinin yrnilmsi, blg v et nik znmxsusluu, masir mdniyytd xalq snti bdii nnlrinin tdqiqi il muldur.

Memarlq tarixi il yana, tsviri v dekorativ-ttbiqi sntlrinin tdqiqat lar sntnaslq elmimizin n inkiaf etmi sahlrdndir. Bu sahd artq klassik sntnaslq tdqiqatlar hmiyyti dayan srlr yaradlmdr. Onla rn arasnda N.Rzayevin «Qafqaz Albaniyasnn incsnti» (1976), A.Qazyevin «XIII-XVII Azrbaycan lyazma kitabnn bdii trtibat» (1977), K.Krimovun «Azrbaycan miniatrlri» (1980), R.fndiyevin «Da plastikas» (1984) N.Ab dullayevann «Azrbaycan xalalq snti» (1971), L.Krimovun «Azrbaycan xalas» (1983, II v III cild) fundamental srlri xsusil nzr arpr.

Hl 1977-ci ild nstitutun aparc alimlri.Salamzad, K.Krimov, R.fndiyev, N.Hbibov, N.Rzayev trfindn hazrlanm «Azrbaycan inc snti» adl kitabnda Azrbaycann qdim dvrlrindn balayaraq, masirliy qdrki plastik snt nvlrinin tarixi mnzrsi yaradlmdr. Tsviri v de korativ-ttbiqi sntlrin btn inkiaf mrhllri 1992-ci ild iq z gr m eyni adl kollektiv srd qlm verilmidir.

Sahnin btn janr v nvlri, onun tarixi, nzri v metodoloji problem lri K.Krimovun «Soltan Mhmmd v onun mktbi» (1993), N.Rzayevin «Azrbaycan incsntinin fuqi» (1993), K.liyevann «Tbriz xala mkt bi» (1998), C.Novruzovann «Heykltara Fuad bdrrhmanov» (2004),.Salamzadnin «Azrbaycan sntnasl. XX sr» (2001) v «Tofiq Rsu lov. bk» (2009), T.fndiyevin «Azrbaycan dekorativ-ttbiqi snti»

(2003) adl srlrind aradrlmdr.

Mstqillik illrind Azrbaycan tsviri v dekorativ-ttbiqi sntlr td qiqi sahsind nail olunmu n mhm nticlrin ksriyyti lkmizin apa rc sntnas-alim, 1996-2010-cu illrd Memarlq v ncsnt nstitutunun direktoru vzifsind alm akademik Rasim fndiyevin «Azrbaycan de korativ-ttbiqi snti» (1999), «Azrbaycan incsnti» (2001), «Art of Azer baijan» (2004), «Azrbaycan bzk snti»(2000), «Azrbaycan incsnti Dnya muzeylrind» (2009) adl kitablarnda z ksini tapmdr.

«Musiqi tarixi v nzriyysi» bsi klassik musiqi irsinin tdqiqi, Azr baycan musiqi tarixinin yaradlmas, Azrbaycan pekar musiqi mdniyyti N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры nin yrnilmsi zr faliyyt gstrir. Azrbaycan musiqi mdniyytinin y rnilmsi byk nny malikdir.. Hacbyovun «Azrbaycan xalq musiqi sinin saslar» (1945) fundamental srindn balayaraq, bu nn aparc musiqinas alimlrin diqqt mrkzinddir. Azrbaycan musiqi mdniyytinin tdqiqi zr mhsuldar faliyyt son illrd Z.Sfrovann «Sfiddin rmvi»

(1995), «bdlqdir Maraai» (1997), «Qdim Azrbaycan musiqi terminlri lti» (1997), «Azrbaycann musiqi elmi (XIII-XX srlr)» (1998), «zeyir Hacbyli v onun grkmli slflri» (2005), «rq musiqisini peymbri. Cab bar Qaryadolunun hyat v yaradcl» (2008), «zeyir Hacbyli» (serb v rb dillrind, 2010), «lmzlik» (2010), L.Kazmovann «Azrbaycan musi qisind Fzulinin qzllri» (1997), G.Vzirovann «Muam operalar: janrn ta rixi v masir durumu» (2005), S.Aayevann «Ruhprvr. Bir XVII yzil musiqi nzriyysi kitab» (2008) srlrin nri il nticlnib. Eyni zamanda Azrbay can pekar bstkarlq mktbinin formalamas v inkiaf, milli sinfonizmin v masir musiqinin digr janrlarnn yaranmas thlil obyekti olmudur. Hal-ha zrda musiqinaslar «Azrbaycan musiqi tarixi» cildliyi zrind alrlar.

«Azrbaycan xalq musiqisinin tarixi v nzriyysi» bsinin vzifsi Azrbaycan xalq musiqi tarixi v nzriyysinin sas istiqamtlrinin yr nilmsi, nnvi musiqi janrlarnn tdqiqi, ifahi musiqi folklorunun nota sa lnmasndan ibartdir. b iki spkid i aparr: Azrbaycan musiqi folklorunun toplanmas, yazlmas, nri v milli musiqinin btn janrlarnn tdqiqi. Son iyirmi il rzind S.Frhadovann «Azrbaycan mrasim musiqisi»

(1991), «Azrbaycan monodiya musiqisi» (2001),.Eldarovann «Aq s nti» (1996),.sazad v N.Mmmdovun «Azrbaycan xalq mahn v rqs lrinin melodiyalar», S.Barovann «Azrbaycan muam. Mqallr, mruzlr, tdqiqatlar» (2007),.Krlinin «Aq snti musiqili poetik janr»

(2010) kitablar, N.Mmmdovun hazrlad Azrbaycan muamlarnn yeddi toplusu milli musiqinaslmza byk pay gtirmidir. Hsusi qeyd etmk lazmdr ki, 2003-c ildn etibarn Azrbaycann birinci xanm, millt vkili, YUNESKO v SESKO-nun Xomraml Sfiri Mehriban xanm liyevann dstyi il kollektiv myin bhrsi olan «Azrbaycan xalq musiqisinin anto logiyas» oncildli fundamental srinin nri balamdr. Hal-hazrda antolo giyann yeddi cildi iq z grmdr.

«Teatr, kino v televiziya» bsinin sas istiqamti Azrbaycan teatr s nti tarixinin yrnilmsi, Azrbaycan kino v televiziya sntinin inkiaf mr hllrinin thlili, kino v shn ustalarnn yaradclnn tdqiqindn ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) ibartdir. Ken srin ortalarnda C.Cfrovun Azrbaycan teatrnn tarixin aid yazd fundamental sr Azrbaycan teatrnaslnn inkiafnda h miyytli rol oynam, onun demk olar ki, tml dan qoymudur.

Grkmli snt ustalarnn hyat v yaradclnn yrnilmsi, Azrbaycan rejissorlarnn yaradclnda milli v xarici dramaturgiyann tcssm, milli teatr sntinin sas stilistik meyllrinin thlili, sintetik snt olan teatrda ya radcln mxtlif nvlrinin qarlql laqsi kimi problemlr.Krimovun «Azrbaycan teatrnn yaranmas v inkiaf» (1991), «Azrbaycan Trkiy teatr laqlri» (2000), «ua-Adam teatr» (2001), «Azrbaycan teatr – 125»

(2002), «Heydr liyev. Snt, sntkarlar v sntkarlarlq haqqnda» (2005), N.Aayevann «Azrbaycan teatr tnqidi v teatrnaslnn inkiaf problemlri»

(1997), F.Rzayevin «Nizami Gncvi v teatr» (2008) monoqrafiyalarnda z ksini tapmdr. Teatr sntinin 125 illik inkiaf yolunu ks etdirn v kollektiv tdqiqatlar mumildirn «Azrbaycan teatr tarixi» adl cildliyin I-ci cildi (2008) nr olunmudur.

Kinonaslq milli incsnt elminin n gnc sahsidir. Bu sahd apar lan tdqiqatlarn nticsind Azrbaycan kinolentlrinin filmoqrafiyas, Azr baycan grkmli kinorejissorlarnn yaradclq portretlri yaradlb, bdii v sndli kinonun sas meylri izlnib. Kinomuzun bu problemlri R. Mmm dovun « Azrbaycan bdii dbiyyat v kino sntinin qarlql laq prob lemlri» (1997), «Kino v masirlik» (2007) monoqrafiyalarnda v kollektiv tdqiqatn mhsulu olan «Azrbaycan kinosu mdniyyt kontekstind»

(1995) adl srd z ksini tapmdr.

«ncsntin qarlql laqlri» bsi Azrbaycan incsntinin qonu xalqlarn bdii mdniyyti il qarlql tsir v laqlrinin tdqiqi il m uldur. Mvzu zrind alaraq, musiqi, xoreoqrafiya, teatr v digr bdii yaradclnn blli olan tip v formalar aradrlaraq, Azrbaycan mdniy ytinin sciyyvi xsusiyytlri aqlanr v bu mdniyytin Avrasiya xalq lar incsnti il mqayisli tdqiqi aparlr. Avrasiya tipli mdniyytlrin sivilizasiyaynl inteqrativ tmayllrin perspektivlrin nzr yetirilmidir.

Nticd R.Mmmdovann «Musiqi trkologiyas» (2002), S.Tayevann «Trk xalqlar mrasim mdniyyti v musiqi folkloru» (2007),.Qu liyevann «Azrbaycan folklor-etnoqrafik nnlrind tqvim-mrasim bay ramlar» (2008) kitablar iq z grmdr.

«Estetika v informasiya mdniyyti» bsi Azrbaycan incsntinin estetik prinsiplrini yrnir, informasiya cmiyyti raitind mdniyytin n N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры zri v metodoloji problemlrini aradrr. ncsntd semantik informasiya Azrbaycan tsviri snti, memarlq, dizayn, kino v kino musiqisi nmnlri materiallar sasnda tdqiq olunur. Thlil olunmu snt nvlri informasiya sistemlrinin bdii dilinin sciyvi xsusiyytlri akar edilir. Informasiyann mxtlif iar dayclar, o cmldn onlarn audio v vizual formalar dekod ladlr. Bu da milli mentalitetin xas olan dnyann bdii mnzrsinin my yn drcd brpa olunmasna imkan yaratmdr. Yeknda Azrbaycan incsntind forma v slubun bdii tfkkrn vahid kateqoriyas olduu ba rd ntic xarlr. Szgedn problemlr R.Abdullayevann «nformasiya mdniyytind bdii slub problemi» (2003), T.Bayramovun «nn proble mi kontekstind mdniyytlr dialoqu v incsnt tipologiyas» (2007) v «Bir zvq: incsntin virtual tipologiyas» (2009), A.Zeynalovann «Muzey ekspozisiyalarnn estetik saslar» (2007) kitablarnda z ksini tapmdr.

Btvlkd, altm ildn artq bir mddtd Azrbaycan MEA-nn Memar lq v ncsnt nstitutunun kollektivi trfindn Azrbaycan incsntinin btn nv v janrlarnn tarixini ks etdirn fundamental srlr yaradlb. Hl 1960-c illrin ortalarnda Memarlq v ncsnt nstitutunun kollektivinin syi ntic sind milli sntnasln tarixi mktbinin yaranma prosesi balayr.

1990-c illrdn etibarn AMEA Memarlq v ncsnt nstitutunun v b tvlkd Azrbaycan sntnaslnn keyfiyytc yeni inkiaf mrhlsi balayr. Csartl demk olar ki, mstqillik illrind sntnasln mqsd v vziflri, onun ncl istiqamtlri kkl srtd dyiir. Sovet dvrndn frqli olaraq, sntnaslq Azrbaycan razisind yerln snt abidlri de yil, mhz Azrbaycanllarn bdii mdniyyti, onlarn bdii tfkkr, xalq mza xas olan estetik proqramlar v Azrbaycan incsntinin tkrarolunmaz milli xsusiyytlrinin yrnilmsin istiqamtlnir. Eyni zamanda lk snt nas-alimlri diqqt mrkzin Azrbaycan incsntinin qonu v uzaq xalq lar bdii mdniyyti il qarlql laqlri, elc d sntimizin dnya informasiya mkanna inteqrasiya olunmas problemlri d daxil olur.

Azrbaycanllarn dnyagrn v Azrbaycan ictimai fikrind ba ver mi dyiikliklr ilk nvbd AMEA Memarlq v ncsnt nstitutunun tkilat strukturunda v elmi-tdqiqat ilrinin problem, mvzu v metodo logiyasnda z ksini tapr. Hl 1990-c illrin vvlrind burada yeni elmi tdqiqat blri tkil olunur. «ncsntin qarlql laqlri» (1990) v «Estetika v informasiya mdniyyti» (1994) blrinin yaranmas nsti tutda nzri v metodoloji tdqiqatlarn nisbi kisinin yukslmsin, onlarn ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) problem dairsinin genilnmsin sbb olmudur. Demk olar ki, mst qillik illrind nstitutun strukturunun tkmilldirilmsi prosesi mtmadixa rakter dayr. 2005-ci ild nstitutun blrdn birinin istiqamti dyidirilir v onun bazasnda «Heraldika v dizayn» bsi tkil olunur. Bu baxmdan nstitutun tarixind 2010-cu il d lamtdar olmudur. Vaxt il qrup hqu qunda faliyyt gstrmi «Memarlq abidlri qorunmas v brpa problem lri» tdqiqatlq kollektivin b statusu verilir. lin axrnda is «Qafqaz Albaniyas incsnti v memarl» bsinin yaradlmas haqqnda qrar qbul olunur.

Mstqillik illrind nstitutun beynlxalq faliyyti gclnir. Son iyirmi ild burada «Yaxn v Orta rq memarl v incsnti» (1992), «Byuk pk yolu: Avrasiya mdniyytlri dialoqu» (2002), «Azrbaycan xalas v xalq ttbiqi snti» (2003), «nformasiya mdniyyti problemlri» (2004), «Avrasiya informasiya mdniyyti» (2009), «Flsf v sntnaslq: fnn lraras qarlql laqlrinin metodologiyas» (2010), «Tarixi-mdni irsin qorunmas v tblii problemlri» (2010), «Trkoloji sntnaslq: problem lr v perspektivlr» (2011) beynlxalq elmi konfranslar keirilmidir.

Eyni zamanda nstitutun mkdalar Trkiy, zbkistan, Rusiya, taliya, Macarstan, spaniya, Fransa, Byuk Britaniya, AB, sver, Pola, Tunis, s rail, ordaniya v randa keiriln elmi v yaradclq forumlarda itirak etmilr.

Hl 1979-c ild Memarlq v ncsnt nstitutunun gnc alimlrinin ilk konfrans keirilmi v onun materiallar nr olunmudur. Vaxt kedikc kon frans nstitutun hdudlarn am, respublika miqyasn almdr. Onun ma teriallar is vvllr illik, sonralar rblk xan dvr jurnalna evrilmidir.

1994-c ildn etibarn «ncsnt v mdniyytin problemlri» ad il xan jurnal AAK trfindn tvsiyy edilmi nrlrin siyahsna daxil edilmidir.

Hal-hazrda «ncsnt v mdniyytin problemlri» jurnal beynlxalq statu suna malikdir, onun redaksiya heytinin 6 lkni tmsil edn nfuzlu alimlr zvdr, jurnaln shiflrind is Azrbaycanla yana Trkiy, zbkistan, Qazaxstan, Trkmnistan, Qrzstan, Macarstan, Rusiya, Ukrayna, Misir v randan olan mlliflrin aradrmalar drc olunur.

nnvi olaraq, nstitut MDB lklri elmi mrkzlri il fal mkdalq edir. Mstqillik illrind bu mkdalq beynlxalq hquqi normalara sasn qurulur. Hal-hazrda nstitutun Rusiya Dvlt Sntnaslq nstitutu v z bkistan Rssamlq Akademiyas il beynlxalq elmi mkdalq haqqnda mqavillr mvcddr.

N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры Elmi tdqiqatlarn yeni qbul edilmi ncl istiqamtlrin uyun olaraq trksoylu dvltlrl elmi mkdalq n plana xmdr. Trk dnyas inc snt v mdniyytin tdqiqi sahsind kollektiv trfindn kompleks ilr grlr. nstitutun tbbs il 2010-cu ilin may aynn 25-d Bakda «Tr koloji Sntnaslq zr Beynlxalq Problem uras» yaradlmdr. TSBP nn trkibin Azrbaycan, Trkiy, zbkistan, Qazaxstan, Trkmnistan v Qrzstan nmayndlri daxil olmudur. TSBP-nn birinci iclas keiril mi, onun Nizamnamsi qbul olunmudur. Nizamnamd qeyd olunduu ki mi, TSBP-s z mqsdini o cmldn mumtrk incsntinin tarixini yaratmaqda grr. TSBP-s faliyytinin ilk mhsulu 2010-cu ild Bakda «Tenqri v dama: Trk dnyasnn varislri» adl mqallr toplusunun n ri olmudur. Hal-hazrda is Dakndd «Trk mdniyytinin rmzlri» adl TSBP-nn ikinci mqallr toplusu nr hazrlanr.

Son illrd beynlxalq faliyyti rivsind aparlan mhm istiqamt lrdn biri YUNESKO htti il grln ilrdir. 2000-ci ildn etibarn nstitutun mkdalarnn bilavasit itirak il Azrbaycann bir sra tarix v mdniyyt abidlri YUNESKO-nun Dnya irsi siyahsna daxil edilmidir. Bu siyahda ilk Azrbaycan abidsi ri hr tarixi-memarlq qoruu olmudur. Sonra is Azrbaycann birinci xanm, millt vkili, YUNESKO v SESKO-nun Xomraml Sfiri Mehriban xanm liyevann tbbs il Azrbaycan qey ri-maddi irsin Reprezentativ siyahya tqdim olunmas prosesi balamdr. Be llikl 2000-2010-cu illrd szgedn siyahya muam, aq v xala sntlri daxil edilmi, hal-hazrda is bk sntinin Reprezentativ siyahya tqdim olunmas zr hazrlq ilri grlr.

Sntnaslq paradiqmasnn yenilmsinin n vacib gstricilrdn biri incsnt sahsind aparlan tdqiqatlarn ncl istiqamtlrin tyin edilmsi olmudur. Bu nsllrin mzakirlrin hsr edilmi seminar, konfrans, Elmi uralarda fal itirak etmi nstitutun mkdalarn, demk olar ki, hamsn sntnaslq elminin yeni horizontlarnn axtar prosesin clb etmidir. N ticd «Azrbaycan sntnaslnn ncl istiqamtlri» (1998) kollektiv s ri nr olunmu v «2001-2005-ci illr n memarlq v incsnt sahsind elmi-tdqiqat ilrinin sas istiqamtlri v 2010-cu il qdrki sntnasln inkiaf konsepsiyas» adl fundamental elmi snd qbul olunmudur.

Mlum olduu kimi, 2008-ci ilin aprel aynn 10-da Azrbaycan Respubli kas Prezidentinin «Azrbaycan elmind islahatlarn aparlmas il bal Dvlt Komissiyasnn yaradlmas haqqnda» Srncam qvvy minmidi. Bunun ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) sasnda 2009-2015-ci illr rzind lkd elmin inkiafnn Milli Strategiya v bu strategiyann hyata keirilmsi zr Dvlt Proqram yaradlmdr. Btn elm sahlrind gedn islahatlar prosesin uyun olaraq, AMEA Memarlq v ncsnt nstitutunda «2009-2015-ci illrd grlck elmi-tdqiqat ilrinin Proqram», elc d bu dvr aid konsepsiya v faliyyt plan qbul edilmidir.

Myyn edilmi ncl istiqamtlr mvafiq olaraq nzrd tutulur:

Azrbaycan incsntinin mumi tarixinin yaradlmas zr ii davam et dirmk, qdim dvrnn bdii mdniyytimizin inkiafndak a lklri dol durmaq, XIX-XX sr lk incsnt tarixinin hadis v faktlarn yenidn mnalandrmaq;

Sntnasln nzri-metodoloji, terminoloji v yeni elmi paradiqmann anlayi-mlumat apparatnn ilnmsi, sntnaslq elminin flsf, esteti ka, kulturologiya, sosiologiya v digr humanitar fnnlrl qarlql laqsini myynldirmk, lkmizin incsnt flsfsinin elmi sasn yaratmaq;

Bundan sonrak maddi v qeyri-maddi irsin qorunmasnn elmi sasn tk milldirmk, milli mdniyyt irsinin eynildirilmsinin dqiq sistemini ilmk;

Trkoloji sntnaslq sahsind tdqiqatlarn balca inkiafnn, trk et nik mdniyyt dnyasnn incsntind eynildirilmnin, mlumatn, in novasiyann v tfsirin kompleks yrnilm problemini nzrd tutan « Proqram»n hlli. Azrbaycan incsntinin trk xalqlarnn mdniyyt ir sind rolunu v yerini myynldirmk;

Azrbaycan incsntinin yrnilmsind dqiq metodlarn ttbiqi, «Azr baycan incsnti rqmlrd» proqramnn ilnmsi v hyata keirilmsi, lkmizin bdii irsini informasiya cmiyyti dilinin mna tbqsin trcm etmk, Azrbaycan incsnt tarixi zr klassik srlrin nternet versiyalarn hazrlamaq.

Zamanla ayalamaa alan sntnas-alimlrimiz son illrd cmiy yti dndrn aktual problemlrin hsr edilmi bir sra kollektiv tdqiqatlar hazrlamlar. Bunlardan «Heydr liyev v Azrbaycan incsnti» (1998), «Azrbaycan incsntinin Avropa mdniyyti il qarlql laqlri» (1999), «nn v bdii forma» (2003), «ri hrin qorunmas v inkiaf problem lri» (2004), «nformasiya mdniyyti problemlri» (2004), «Qaraba – irsi mizin bdi yadda» (2008) xsusil qeyd olunmaldr.

AMEA Memarlq v ncsnt nstitutunun sahd aparc rolu tbii ola raq onun hm d sntnaslq elmind laqlndirici funksiyasn tmin edir.

Baqa sahlrd olduu kimi, burada respublikada elmi tdqiqatlarn tkili N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры v laqlndirilmsi mqsdil Memarlq v ncsnt zr Problem uras faliyyt gstrir. nstitutunun aparc mtxssislrl yana urann trkibin Azrbaycan Memarlq v naat Universiteti, Azrbaycan Dvlt Rssamlq Akademiyas, Azrbaycan Mdniyyt v ncsnt Universiteti, Azrbaycan Milli Konservatoriyas, Bak Musiqi Akademiyasnn nmayndlri daxildir.

nstitutun aparc sntnas-alimlri Azrbaycan incsntinin qdim za mandan masir dvr qdrki inkiaf tarixini v problematikasn hat edn onlarla monoqrafiya, yuzlrl kitab v mqallr ap etdiriblr. Tdqiqat larmzn srlrind Azrbaycan milltin mxsus estetik dnyagrnn formalamasnn bdii nnlrindn, Azrbaycan incsntinin qonu lklrin mdniyytlri il qarlql laqsindn, xalqmzn dnya m dniyyt xzinsin verdiyi yaradclq thflrindn bhs olunur.

Эртегин Саламзаде (Азербайджан) Искусствознание Азербайджана в годы независимости В статье рассматривается развитие отечественного искусствознания за последние 20 лет, раскрывается лидирующая роль Института архитек туры и искусства НАН Азербайджана в этом процессе. Проанализиро ваны структура, проблематика, издательская, координационная и международная деятельность, программные документы Института, пред ложены приоритетные направления научно-исследовательских работ в области искусствознания.

Ertegin Salamzade (Azerbaijan) The art science of Azerbaijan in the years of independence In the article development of the home art science in the course of the last 20 years is considered and there is thrown light on the leading role of the Institute of architecture and art of ANAS in this process. The structure, problems, publishing, co-ordinating and international activity, program documents of the Institute are analysed, the prior directions of scientific research works in the sphere of art science are proposed.

Aar szlr: sntnaslq, Azrbaycan incsnti, tkilatlanma, nrlr, beynlxalq faliyyt МЕТОДОЛОГИЯ СРАВНЕНИЯ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ:

СИСТЕМНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД UОТ 008 «312». Владимир Петров, профессор Лидия Мажуль, кандидат билогических наук (Россия) Кто может сравниться с Матильдой моей, Сверкающей искрами черных очей… Мнение влюбленного Роберто о сравнительных достоинствах различных красавиц (П.И.Чайковский, Иоланта) … как сказал знаменитый историк, … стили бывают разных Луев. Вот это Луи Каторз Четырнадцатый, … вот это Луи Жакоп, и … как наиболее современное, Луи Мове Гу. … Все три Луя приблизительно в одну цену.

Мнение художника И.Бельведонского об итоговых качествах мебели разных стилей.

(В.В.Маяковский, Баня).

Два приведенных суждения символизируют противоположные взгля ды на проблему сопоставления, сравнения объектов (либо явлений). В первом – никакого сомнения по поводу того, что сравнение явлений не только возможно, но и что результат его: превосходство какого-то объекта над прочими – может быть очевиден (данная красавица превосходит всех других – по совокупности своих качеств, параметров, в частности, по сверканию очей, неге во взоре, etc.). Во втором же суждении – кон статация результирующей (коммерческой), интегральной равноценности сопоставляемых явлений, несмотря на их очевидные различия (образцы мебели отличны по стилевым параметрам). В сущности, именно к борьбе между такими полярными взглядами (а также к поиску возможных ком промиссов – промежуточных зон между этими двумя полюсами) и сво дятся все споры, относящиеся к проблемам сопоставления различных культур и/или культурных явлений, степени их развитости, etc.

N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры Здесь полемика может относиться (и обычно действительно относит ся) к явлениям самых различных уровней, масштабов: от сравнения от дельных художественных произведений (например, конкретных поэ тических произведений, принадлежащих разным национальным лите ратурам) – до сопоставления целых видов искусства (скажем, музыки разных народов) или даже до выстраивания в иерархию национальных культур (как целостностей). В последних случаях осуществляемые срав нения могут иметь далеко идущие, важные практические выводы, значимые с социальной точки зрения. Так, на уровне государственной национальной культурной политики могут быть сделаны заключения о желательности (или даже необходимости) ориентации какого-то вида искусства на инонациональные образцы (либо, наоборот, на образцы собственные и на ограждение от чужеземных влияний). А на уровне международных отношений (либо отношений межнациональных) мож но придти к выводам (и увы, такое в истории бывало) о признании ка ких-либо национальных культур (либо субкультур данной культуры) «неполноценными», а каких-то – более развитыми, «продвинутыми», а затем – и к соответствующим организационным решениям: о притеснении либо ликвидации одних (суб)культур – и о стимулировании других.

Спектр позиций, существующих сейчас в данной области, чрезвычайно широк. К сожалению, на весь этот спектр оказывают сильнейшее влияние вненаучные, сугубо эмоциональные факторы, что, впрочем, неудивительно:

ведь проблемы эти чрезвычайно близки к собственным интересам исследо вателей, к их менталитету, духовному миру в целом, etc. [Следует принять во внимание хотя бы то, что любой исследователь принадлежит, в той или иной степени, к какой-то национальной культуре. И очень редко учитываются те особенности национального менталитета, которые проявляются в научном творчестве, а сами ученые лишь в исключительных случаях подчеркивают свою принадлежность к той либо иной национальной школе – скажем, так, как говорил о своей принадлежности к парижской науке Г.Башляр (1987, с.

291 и др.).] А такая близость обычно приводит к всевозможным искажениям взглядов на научную проблему, к эмоциональным аберрациям и т.д. В ре зультате появляется масса теоретических концепций, а то и просто эссе истских суждений, которые трудно отнести к числу научных;

как правило, это чрезвычайно путаные, легковесные подходы к данной проблематике (далее некоторые из таких подходов мы рассмотрим подробнее).

ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) Между тем если, пожалуй, и можно относиться снисходительно к таким легковесным подходам, когда речь идет о сопоставлении отдельных кон кретных явлений (скажем, конкретных произведений искусства), – то на уровне национальных культур это уже совершенно недопустимо, – хотя бы из-за вышеупомянутой практической, социальной значимости (а быть может, и опасности) возможных здесь результатов. Тут необходимы под ходы достаточно строгие, имеющие серьезный методологический фун дамент. Среди них нам представляется наиболее перспективным системно информационный подход (о его перспективности см.: Петров, 1998).

Основу этого подхода (Маслов, 1983;

Голицын, 1997;

Голицын и Пет ров, 2005, 2007;

Golitsyn & Petrov, 1995) составляет тезис о стремлении любой системы (в том числе человека и всевозможных коллективов чело веческого сообщества) повысить степень своей адаптации к среде, в ко торой функционирует данная система. Это стремление описывается математически как максимизация «взаимной информации» между систе мой и средой: знаменитый «принцип максимума информации». В рамках системно-информационного подхода удалось теоретически дедуцировать (и затем проверить эмпирически) целый ряд важных закономерностей поведения самых разных систем, в том числе и системы культуры, а так же некоторых ее подсистем, включая языковую деятельность, художе ственную и др. Далее мы будем вести изложение, исходя именно из этой парадигмы (хотя и не пользуясь ее математическим аппаратом).

Но сначала – об общих контурах рассматриваемой проблематики.

1. «Красная нить» сравнений – суждено ли ей оборваться?

Вообще процедура сравнения объектов (либо явлений) – весьма фун даментальна, она свойственна любому человеку, а не только исследовате лю, – и притом выступает в самых разных обличиях. [Впрочем, ее корни лежат еще в до-человеческой стадии эволюции.] Она проходит «красной нитью» сквозь все ступени развития человека и культуры, присуща самым разнообразным видам деятельности, индивидуальной и социальной. При ведем лишь отдельные примеры процедуры сравнения – некоторые харак терные («опорные») точки этой «штрих-пунктирной линии». Мы выбрали четыре таких точки, эскизно очерчивающие разные облики интересующей нас процедуры в свете теоретико-информационного подхода.

10. Наша первая «опорная точка» лежит в сфере индивидуальной, непо средственно-адаптационной («низовой») деятельности человека – в области N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры восприятия. Как известно, индивид, стремясь наилучшим образом освоить («понять») среду, формирует (и в онтогенезе, и в филогенезе) некие призна ки тех объектов, которые ему приходится воспринимать. Признаки нужны ему для того, чтобы каким-то образом классифицировать объекты. В свою очередь, классификация может быть ему выгодна для задач двух типов:

а) для разделения объектов по степени их полезности при удовлетворе нии каких-либо непосредственно-практических нужд;

например, такой при знак, как цвет яблок, может быть использован при различении тех из них, которые съедобны (красные), в отличие от несъедобных (другие цвета);

по добные классификации называют «мотивированными» (Сухотин, 1983);

б) для более экономичного хранения информации об объектах, безот носительно к непосредственно-практическому использованию этих объ ектов;

так, описав всех встречающихся в данному лесу животных с помощью набора признаков: размера, способности карабкаться по де ревьям, издаваемых звуков и т.п., – можно очень компактно хранить в памяти индивида «готовые наборы» этих признаков, – тем самым осу ществляя многократную экономию объема памяти – по сравнению с про стым хранением образов этих животных (Голицын и Петров, 2007, с.

122–139);

подобные классификации называются «немотивированными», или произвольными.

Мы видим, что в обоих случаях ключевая роль при формировании признаков принадлежит процедуре сравнения объектов. Причем уже в такой простейшей ситуации могут иметь место два варианта сравнения:

* сравнения, имеющие оценочный характер, т.е. разделяющие все объ екты на «хорошие» и «плохие», «важные» и «неважные» (для индивида) и т.п., – либо же выстраивающие объекты в некую иерархию по их оценке;

сюда следует отнести некоторые (хотя и не все) из сравнений, осуществляемых для задач типа (а);

в частности, сравнение яблок по цвету может привести к построению оценочной иерархии этих плодов по степени их съедобности;

** сравнения оценочно-нейтральные, «бескорыстные», не касаю щиеся непосредственно-практического к ним отношения, важности этих объектов для индивида и т.п.;

в частности, сравнение животных по та кому их признаку, как характер издаваемых ими звуков, само по себе может не нести какой-либо информации о степени полезности или важ ности животных.

ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) По-видимому, роль «мотора», движущей силы, способствующей (по крайней мере в некоторых случаях) протеканию сравнительной про цедуры, должны играть сравнения, имеющие оценочный характер (*), – ибо именно они приводят к быстрым и ощутимым результатам. А на их почве уже могут развиваться другие, «бескорыстные» сравнения (**).

Таким образом, оценочные сравнения (связанные с «корыстной» заинте ресованностью индивида) находятся у самых корней познавательного процесса, – но им сопутствуют и сравнения безоценочные («бескорыст ные»), идя с ними рука об руку.

20. Нашу вторую «опорную точку» составит уже деятельность в сфере социальной, в такой специфической социокультурной области, как эсте тико-эротические установки. Здесь сравнению подлежат (по крайней мере в обществах с явным доминированием патриархата, т.е. господством мужского пола в большинстве сфер социально значимой деятельности) некие «особые объекты» – женщины. Они выступают в качестве «награ ды» для обладающих ими мужчин, в соответствии с их социальным ста тусом (таков вывод теоретико-информационного подхода;

подробнее см.:

Мажуль и Петров, 1998). Иначе говоря, женщины, достойные более вы сокой эстетико-эротической оценки (по совокупности ряда признаков, о которых см.: Петров, 1997), должны вызывать более интенсивную поло жительную эмоцию у мужчин (иногда – даже чувство восторга), приво дить к большему сексуальному удовлетворению, а следовательно, должны принадлежать наиболее «высокостатусным» представителям мужского пола. [Данный социально-сексуально-эротический феномен имел место еще в первобытных племенах – см. Эфроимсон, 1995.] Стало быть, общество должно выставлять этим «особым объектам» некие ин тегральные оценки, сравнивать их по оценочной шкале «лучше – хуже».

Однако и здесь, все же, находится место и для безоценочных сравне ний. Дело в том, что по мере развития культуры, т.е. отхода от первобыт ного, «чисто природного» состояния, – происходит все более явное «расщепление» эстетико-эротического «идеала» (бывшего ранее единым для сравнения всех женщин). Появляется целый набор «суб-идеалов», формирующихся по разным признакам, например, по росту, цвету волос и т.п., – и вот именно эти суб-идеалы служат критериями при сравнении разных «особых объектов». Иными словами, в этой специфической со циокультурной области происходит «демократизация»: вместо одного N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры идеала, близкими к которому способны быть лишь очень немногие «осо бые объекты», – функционируют много разных суб-идеалов, и близкими к ним могут оказаться многие объекты, формирующие набор «класте ров». Каждый кластер отвечает разным индивидуальным вкусам мужчин (скажем, это могут быть блондинки либо брюнетки). Поэтому важнейшая роль принадлежит безоценочному сопоставлению объектов – отнесению их к тому либо иному кластеру. [A propos, появление вместо одной иерар хии – нескольких, отвечает общему стремлению социокультурных си стем к их «возвышению», прогрессивному движению «вверх», подъему по общесистемной «вертикали прогресса» – см. Мажуль, 2006.] 30. Переходя к еще более социальным феноменам, остановимся на такой «опорной точке», как формирование цветового языка живописи.

Это – один из важных моментов развития культуры, придающий ей пол ноту охвата Универсума духовной жизни.

Согласно теоретико-информационной модели (Грибков и Петров, 1997), решающую роль в возникновении цветового языка изобразитель ного искусства (в любой культуре) играет возможность сопоставления различных цветовых элементов – по такому их признаку, как основная спектральная характеристика (т.е. длина волны, отвечающая макси мальной отражающей способности данного фрагмента поверхности). Ра зумеется, это – безоценочная процедура, ибо от нее не требуется характеризовать один спектральный цвет (скажем, красный) как более предпочтительный, чем другой (допустим, голубой): достаточно лишь уверенно различать цветовые элементы по данному признаку. Для этого желательно выровнять сопоставляемые цветовые элементы по другим воспринимаемым признакам, и в первую очередь – по светлоте, т.е. по количеству белого (ибо различия по светлоте способны стать препят ствием при восприятии спектральной характеристики как главной). И такое «светлотное выравнивание» действительно происходит, раньше или позже, в любой развивающейся изобразительной системе.

Например, в европейском изобразительном искусстве это выравнивание (цветовых элементов по светлоте) было осуществлено на материале фрески:

в русской церкви – в XII в., в итальянской – в XIV в. Фресковая живопись пришла на смену предыдущей стадии «блеска и сверкания» (витраж, мозаи ка), когда элементы приходилось сопоставлять сразу по многим признакам.

Теперь же, в стадии фрески, стало возможным, играя на сопоставлении ос ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) новных спектральных характеристик элементов, строить из них «цветовую конструкцию» изображения. Затем, «набравшись сил» в этом занятии, изоб ражение приобретает возможность самостоятельного социального функ ционирования и отделяется от церковных стен: возникает станковая живопись, в которой цветовые элементы вступают во взаимоотношения уже на базе собственного спектрального языка (каковой потом обогащается мо дальностями, связанными с другими параметрами цвета: светлотой и насы щенностью – см. Грибков и Петров, 1976). Совершенно аналогично протекало развитие цветового языка в японском изобразительном искус стве: после первоначального периода «блеска и сверкания», материализо вавшегося на такой поверхности, как шелк, – произошел переход к матовой, светлотно выравнивающей среде – бумаге, на которой и началось настоящее сопоставление спектральных характеристик цветовых элементов.

Таким образом, при наличии одного и того же инварианта (вытекаю щего из теоретической модели), анализируемый эволюционный феномен способен принимать – в разных национальных культурах – самые разные конкретные «обличия». Что же касается интересующей нас процедуры сравнения, – то она с равным успехом протекает в разных культурах, при чем в своем не-оценочном варианте. Тем не менее оценочного варианта также не удается избежать, он так или иначе (явно или неявно) присут ствует: ведь даже сам переход от «сверкающих» цветовых композиций – к тонально выровненным цветовым структурам, не мог бы протекать без систематического отбора неких «лучших» структур – в ущерб структурам «худшим». [Точно такой же отбор был неизбежен и на последующих ста диях эволюции цветовых структур.] 40. Наконец, сравнение целых культур или даже цивилизаций. Здесь в нашем распоряжении нет особенно большого материала, наработанного в рамках теоретико-информационного подхода, – но зато наличествует боль шой исторический опыт подобных сравнений, причем как в их оценочном варианте, так и в не-оценочном. В европейской науке о культуре начало таких сравнений принято связывать с именем И.Г.Гердера (1744–1803), ко торый утверждал «равенство культур различных народов и эпох. Одновре менно появляется почва для развития европоцентризма. … возникает потребность сопоставить культуры как равные, но «свое» в культурном те заурусе неизбежно важнее «чужого». Европоцентризм, возникающий в этих условиях, свидетельствует о более высокой стадии осмысления мира, N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры требующей как знания культур других народов, так и признания их сопо ставимости с европейской культурой…» (Культурология…, 2003, с. 292).

Значит, все же главным является тезис о равноценности культур, и только для этого нужны все их сопоставления, – разумеется, не-оценоч ные. Впоследствии было высказано много суждений подобного рода.

Итак, мы видим, как «красной нитью» повсюду проходит процедура сравнения, реализуясь в самых разных видах деятельности (индивиду альной и социальной), притом обычно одновременно в обоих своих вари антах – оценочном и не-оценочном. Правда, эта нить несколько «неуверенно видна» как раз там, где фокусируются наши интересы: при сопоставлении разных культур по их развитости. Тут аргументация пе рестает быть строгой. Но все же, если уж нам придерживаться (пока!) не столь строгой аргументации, – то картина в целом оказывается весьма впечатляющей: кажется почти невероятным, чтобы процедура сравнения (в обоих своих вариантах), пронизывающая множество самых разных классов объектов и явлений, – внезапно остановилась бы у «последней черты», столкнувшись с сопоставлением культур.

Но почему же почти всегда тут-то tutti (все) исследователи стройным хором уверяют, что прецеденты утрачивают силу, и нельзя сравнивать ис кусство и культуру различных народов, – тем более в оценочном варианте?

2. Эмоциональные препятствия на пути анализа:

разноликость культурных феноменов (кажущаяся либо реальная?) Итак, мы завершили art-подготовку, т.е. приготовления к анализу яв лений искусства и культуры, принадлежащих разным национальным со обществам, с точки зрения сопоставимости этих явлений и их оценки.

С какими основными трудностями сталкивается исследователь, пытаю щийся сравнивать феномены, которые принадлежат разным национальным культурам? Эти трудности можно разнести по двум компонентам, с кото рыми приходится всегда (в той или иной степени) иметь дело:

– компоненте эмоциональной;

– компоненте рациональной.

Основной чертой эмоционального восприятия принято считать его непосредственность (кстати, связанная с преимущественной деятель ностью правого полушария). Здесь исследователь иногда бывает просто ошеломлен колоссальной “разноликостью” наблюдаемых культурных феноменов. Так, высшие достижения изобразительного искусства разных ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) народов могут отличаться настолько резко, что сопоставление их пред ставляется невозможным: скажем, картины французских импрессиони стов – и эскимосская резьба по кости! Что выше? Что лучше? В подобных случаях у многих исследователей (а точнее, у наблюдателей) сам собой рождается вывод: эти явления нельзя сопоставлять друг с другом, для их сравнения невозможно найти какое-либо основание!

Но мы не будем спешить с выводом: ведь отрицательный результат поиска (“невозможно найти”) отнюдь не равномощен результату поло жительному! Фактически такой отрицательный результат эквивалентен апелляции к незнанию (что, в принципе, нечестно), часто встречающейся в обывательских рассуждениях: когда говорящему бывает что-то не известно, что-то не удается узнать, – то на этом основании он заявляет о принципиальной невозможности каких-то явлений, иногда обращается к прибежищу пара-научных взглядов и т.д. [Подобным же образом горе грибник может вернуться из леса, не найдя там ничего, кроме поганок, – хотя на самом деле грибы там есть, и настоящий-то грибник способен найти в том же лесу кое-что получше…] Во всяком случае, уже самые первые впечатления провоцируют, пожалуй, любого наблюдателя занять подобную купитулянтскую позицию: растерявшись перед захлестываю щим колоссальным разнообразием культурных феноменов, отказаться в принципе от их сравнения (а уж тем более – от сравнения оценочного – какие из них лучше, а какие хуже).

Конкретных примеров таких – уйма, и мы не будем их приводить.

[Такие же конкретные примеры можно было бы привести применительно к сопоставлению культурных феноменов и картин мира различных суб культур, входящих в единую национальную культуру.] Мы приведем лишь три примера несколько менее конкретных, обобщающих, свиде тельствующих о том, что иногда, даже поднимаясь над конкретикой, ока зывается невозможным найти основу для сопоставления культурных феноменов (по крайней мере оставаясь погруженным в мир этих фено менов, – но об этом речь пойдет позднее).

Первый пример относится к одной из культурных подсистем – живо писи, а точнее – к цветовым структурам различных национальных школ.

Даже на первый взгляд, эти структуры порой различаются очень сильно:

скажем, в итальянской и французской живописи часто используются жел тый и оранжевый цвета, в живописи английской – серебристо-белый, в N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры испанской – красный, белый и черный. В рамках эмпирической эстетики эти наблюдения были подтверждены количественно. Так, были изучены 822 картины XVI–XX вв., созданных в четырех национальных школах живописи: русской, французской, итальянской и испанской (Грибков и Петров, 1995). В каждой картине экспертами было зафиксировано нали чие определенных цветовых элементов: спектральных (относящихся к семи основным участкам спектра – красному, оранжевому, желтому, зе леному, голубому, синему и фиолетовому цвету) и не-спектральных (белый и черный цвет). Кроме того, применительно к каждой картине были выделены те три (из названной девятки) «основных цвета», кото рые составляют ядро, костяк цветовой структуры данной картины.

Таблица 1. Пример национально-культурной СПЕЦИФИКИ: цветовые структуры четырех ев ропейских школ живописи – процентная доля картин, использующих в качестве «главных» спек тральные цвета (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) и неспектральные цвета (белый, черный) (Грибков и Петров, 1995) Национальная к о ж з г с ф б ч школа Русская 50 14 47 40 11 35 34 44 Французская 37 51 55 30 19 25 33 29 Итальянская 46 42 63 17 39 23 22 21 Испанская 55 5 58 4 14 19 25 55 Результаты этих измерений приведены в Табл. 1: распределения кар тин по выделенным “основным цветам” в русской, французской, италь янской и испанской живописи. Как нетрудно видеть, распределения эти – сугубо специфические для каждой национальной школы. (Не обнару живается существенных различий лишь между французской и итальян ской национальными школами, но такая их общность как раз и следует из теоретической модели.) Можно ли считать при этом, что одна из школ лучше другой? – Конечно же, нет! А как вообще можно сопоставлять эти цветовые структуры? – Очевидно, надо найти какие-то инварианты (в рамках некоей модели цветовой структуры живописи вообще), – но об этом речь пойдет позднее, при обсуждении адаптационных аспектов культуры. Пока же мы вынуждены удовлетвориться констатацией оче видной несопоставимости национальных школ живописи по их цвето вым структурам.

ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) Второй пример – типология культур, трактуемая в свете (а точнее – в тени, т.е. под сенью) одной из ветвей теоретико-информационного под хода: модели асимметрии когнитивных механизмов (связанной с функ циональной асимметрией полушарий человеческого мозга – см. Маслов, 1983). Уже более 20 лет назад было показано, что в любой сложной раз вивающейся системе (а к числу таких систем относятся и человек, и об щество, и культура) рано или поздно происходит выделение двух типов информационных процедур:

А. Переработка информации на данном уровне той структуры, которая занимается информационной деятельностью. [Принято считать, что сложная структура переработки информации принимает оптимальную форму: ста новится многоуровневой пирамидой, в которой на каждом уровне происхо дит переработка поступившей на него информации, а также передача наиболее существенной части этой информации – на следующий, вышеле жащий уровень. Одновременно каждый уровень вырабатывает свои крите рии отбора: какую именно информацию следует требовать от нижележащего уровня, что именно считать «наиболее существенной частью» информации на данном уровне?] Так вот информационная деятельность на любом данном уровне – это последовательная переработка небольших объемов информа ции, осуществляемая с высокой точностью (хотя и с невысокой скоростью), в рамках неизменной парадигмы, т.е. имеющейся системы правил.


Б. Передача информации на следующий уровень. Для этого вида деятель ности характерна работа с большими объемами информации, передаваемой с высокой скоростью, почти мгновенно (хотя и с невысокой точностью), с изменением рабочей парадигмы, – ибо на вышележащем уровне функцио нируют уже другие правила информационной деятельности.

В случае такой системы, как человек, эти два типа процедур тесно свя заны с функциональной специализацией мозговых полушарий. Информа ционные процедуры первого (А) типа локализованы преимущественно в левом полушарии и характеризуются рациональностью, логичностью, осо знанностью, вербализуемостью и т.п. А второму типу процедур (Б), лока лизованному главным образом в правом полушарии, свойственны, наоборот, эмоциональность, интуитивность, неосознанность, невербализуемость, etc. Каждому индивиду присуща определенная степень доминирования лево- либо правополушарных процессов. [Были разработаны методы из мерения этой степени, в частности, применительно к художникам (поэтам, N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры композиторам, архитекторам и т.п.) – на базе анализа стилевых параметров их творчества – см., например: Петров, 2004;

Петров и Бояджиева, 1996.] К проблематике данной асимметрии нам еще предстоит возвращаться в дальнейшем. Сейчас же для нас будет важным такое ее социальное по следствие, как целостная ориентация культуры на первый (А) либо на второй (Б) тип информационных процессов, т.е. доминирование в куль туре лево- либо правополушарного стиля. В Табл. 1 приведены некоторые из особенностей обоих типов, теоретически выведенные С.Ю.Масловым (1983) и проверенные им (а затем и другими исследователями) на богатом историко-культурном материале. [Оба типа неоднократно встречались в развитии различных национальных культур, – хотя порой и не в «чистом виде», – но при несомненном тяготении к одному из названных полюсов.] Таблица 2. Пример коренных РАЗЛИЧИЙ между культурами: несводимость разных типов по лушарной ориентации (Маслов, 1983) Левополушарная Правополушарная Характеристики ориентация ориентация Познавательные механизмы:

Локальность Глобальность Основной принцип работы с информацией Внешние проявления Конструктивная “Сосредоточенное бездей активность, движение ствие”, неподвижность Степень осознанности Почти полная Заведомо неполная Гносеологические предпочтения:

Стремление к естественно Отношение Хорошее отношение сти, первичности к “природности” к “придуманному”, искусственному Теоретические установки Склонность к схематизации, Интерес к индивидуальным к выявлению общего особенностям, отклоняю щимся от схемы Отношение к времени Нацеленность в будущее Ахронность или обращен ность в прошлое Роль инструментальности Нацеленность на поиск средств Интерес к уяснению целей Коллективность мышления Поиск истины в диалоге Индивидуализм творчества Парадигматика:

Роль текстов Культура грамматик Культура текстов Отношения между жизнью и Рассмотрение Рассмотрение текстами мира как текста мира как нетекста ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) Судя по приведенным характеристикам, эти типы несводимы друг к другу. А уж тем более нельзя сказать, какой из них “лучше”, а какой – “хуже”.

Так что мы снова, вроде бы, имеем дело с невозможностью сравнения!

Наш третий пример будет снова относиться к одной из культурных под систем – языку, а конкретно – к фонетическим (звуковым) структурам раз ных языков. Как свидетельствует лингвистика, существующие ныне на земном шаре языки (а их насчитывается более 5000) порой очень сильно от личаются друг от друга по целому ряду фонетических характеристик: в од них языках преобладают согласные (например, современный немецкий язык характеризуется высокой консонантной насыщенностью), другие – состоят почти целиком из гласных (высокая вокальность, характерная для большин ства полинезийских языков), существуют языки лишь с одной гласной (аба зинский язык), в некоторых языках очень немного фонем (элементарных звуковых единиц), а в некоторых их довольно много. [Диапазон фонемной номенклатуры в современных языках – от 10 до примерно 80 – см. Панов, 1983, с. 56. Кстати, русский язык находится вблизи середины этого диапазо на: согласно одному из описаний, он состоит из 42 фонем – см. Панов, 1967.] Недавно для звуковой структуры языка была построена – в рамках ин формационного подхода – теоретическая модель (Голицын и Петров, 2007, с. 178–185), исходящая из стремления фонетической системы к совершен ствованию, достижению максимального количества морфем (элементар ных единиц смысла), создаваемых посредством комбинации нескольких фонем. [При этом должно соблюдаться требование высокого быстродей ствия языковой системы, заключающееся в использовании лишь кратко временной ступени памяти, которая обладает объемом до 8 единиц.] Оказалось, что таких оптимальных фонетических структур может быть много! Основные параметры этих разных вариантов приведены в Табл. 3.

Таблица 3. Пример результирующей ИДЕНТИЧНОСТИ внешне «разноликих» культурных фе номенов: предельное теоретически возможное фонетическое и лексическое богатство, реализую щееся в звуковых языках разных типов (Голицын и Петров, 2007;

Golitsyn & Petrov, 1995) Версия – состав морфемы (слова) Звуковая номенклатура Лексическая номенклатура 1 2 Двухфонемная От 14 до 130 фонем 256 морфем Трехфонемная От 20 до 68 фонем 256 морфем Четырехфонемная От 14 до 38 фонем 256 морфем Пятифонемная От 16 до 24 фонем 256 морфем N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры 1 2 Шестифонемная 16 или 18 фонем 256 морфем Семифонемная 16 фонем 256 морфем Восьмифонемная 16 фонем 256 морфем Как нетрудно видеть, действительно свойства звуковых структур могут отличаться чрезвычайным разнообразием. Так, число используемых фонем может изменяться от 14 до 130. Кроме того, оптимальные фонетические структуры могут отличаться друг от друга и по иным параметрам, и прежде всего по сложности морфемной структуры: ведь морфема может состоять из одной фонемы, двух, трех и т.д. [Мы оставляем в стороне проблему по вышения надежности речевой коммуникации, решаемую, главным образом, за счет требования к довольно существенным различиям между фонемами;

из-за этого несколько уменьшается и номенклатура возможных фонем, и объем морфемного словаря.] Казалось бы, огромное море разнообразия! А разве можно что-то сравнивать в таком почти безбрежном море?

Но вдруг выясняется, что разнообразие это – кажущееся: об этом го ворит крайний правый столбец Табл. 3. Оказывается, что все эти опти мальные фонетические структуры обладают одним и тем же «морфемным богатством», т.е. одинаковым объемом морфемного сло варя: он составляет 256 единиц. [A propos, «сердцевина» современного русского языка как раз такова: ее составляют 228 наиболее продуктивных корней, образующих около половины всех слов – Кузнецова и Ефремова, 1986, с. 1122.] А ведь именно объем морфемного словаря и служит той важнейшей, итоговой характеристикой, к которой сводится работоспо собность языка! Значит, все эти фонетические структуры разных языков, кажущиеся столь разнообразными, – на самом деле равномощны, равно сильны по своим информационным способностям! Иначе говоря, степень совершенства разных языков – одна и та же!

Вот тут-то tutti (все) сторонники «культурного релятивизма», – т.е. те, кто прокламируют принципиальное равенство всех культур, несмотря на их внешние различия, – могли бы возликовать! Но мы снова не будем спешить с выводами: не будем базироваться на данном конкретном при мере, – а подождем более фундаментального теоретического анализа, который смог бы охватить широкий круг культурных феноменов (и, воз можно, включил бы в себя такой частный – хотя и важный – случай, как языковые структуры).

ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) Мы намеренно приберегли этот пример «на десерт», дали этот случай «под занавес» раздела – как намек на то, что в эмпирической реальности мы иногда сможем встретить и такую ситуацию (эквивалентности разных культурных феноменов, кажущихся столь непохожими). А вообще-то, ду мается, пафос данного раздела уже ясен: наблюдаемое огромное разно образие культурных феноменов вполне способно смутить исследователя, тем самым затруднив научный анализ проблематики, связанной с куль турным развитием.

3. Препятствия на пути рационального анализа:

блуждания в море критериев Строго говоря, мысль исследователя обычно не знает четкой границы между рациональной компонентой – и компонентой эмоциональной. По этому представляется логичным сначала остановиться на тех затрудне ниях рационального анализа, которые можно считать «смежными» с затруднениями эмоциональными. Речь пойдет о весьма распространенной ситуации – переплетения различных оснований сравнения, их путаницы.

К сожалению, очень часто «все смешивается», – но не в пресловутом доме Облонских, т.е. в реальности, – а в головах исследователей (наблю дателей этой реальности). Причем огромную роль здесь играют много численные заблуждения массового сознания, муссирующиеся легенды и мифы, etc.;

ко всем подобным веяниям, пожалуй, ни один исследователь не в состоянии оставаться безразличным. В результате образуется нечто вроде «дымовой завесы», в тумане которой очень трудно проложить ло гически стройную («струйную») траекторию. [А точнее, такую ситуацию можно было бы уподобить выбросу атакующей ракетой – множества «ложных мишеней», среди которых противовоздушной обороне трудно найти истинную цель.] Для оценки культурных феноменов, пожалуй, показателен пример с почти единодушным мнением наших соотечественников (как исследова телей, так и рядовых обывателей) о духовной жизни современной Амери ки. На это мнение, как правило, оказывает существенное влияние общее негативное (эмоциональное) отношение к США – как несомненному ли деру общемирового научно-технического и экономического прогресса.


[Впрочем, подобная негативная реакция вполне объяснима – она обуслов лена, во многом, тривиальной завистью, а также таким распространенным трюизмом, как потребность в некоей «компенсации» наблюдаемых пре N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры имуществ, высоких достижений: «зато у них духовность низкая»!] Снис ходительное отношение к «глупым американцам» существует не только в обывательском мире. Оно имеет давние корни: еще в 1930-е годы советским людям казались смешными всевозможные американские технические «за морочки», и даже талантливые советские писатели, побывавшие в загран командироках за океаном, издевались над тем, что американцы «даже пищу охлаждают с помощью электричества». [Это сейчас бытовые холо дильники уже не рассматриваются как признак придурковатости хозяев.] И сегодня также очень много желающих «подудеть в антиамериканскую дудку», присоединиться к модному «антизападному хору».

Быть может, известная доля (дуля?) истины здесь есть: имеются, на пример, некоторые основания для подобных суждений об американской культурной жизни – как лишенной давних корней. [При этом, конечно, забывается оборотная сторона этой медали – фактор, быть может, пере вешивающий названный: отсутствие жестких традиций способно стиму лировать творческую смелость!] Однако для нас сейчас важно другое:

налицо перепутанные, явно инвертированные взаимоотношения между причинами и следствиями, этикой и эстетикой и т.п. В частности, в дан ном случае совершенно не учитывается своеобразный выбор, сделанный американской социокультурной системой: концентрация всех сил (инте ресов, внимания, etc.) на технико-экономических достижениях, а также на поддержании мирового военно-политического баланса, – и неизбеж ной платой за это стало то, что пришлось принести определенные (види мо, временные) «духовные жертвы», и именно такой следовало бы быть истинно этической оценке эстетико-культурной жизни Америки. Ведь фактически как раз за счет такой жертвы и осуществляется, в значитель ной степени, нынешнее более гармоничное экономическое и культурное развитие многих других стран. Недаром еще А.Д.Сахаров (1991, с. 37) уподоблял американское развитие – лыжнику, прокладывающему лыжню по глубокому снегу, а уже за ним по проложенному пути устремляются социокультурные системы других стран. Однако вместо благодарности – наблюдается пренебрежение и отвержение.

Идя далее, т.е. поднимаясь чуть выше над переплетением вненаучных мотивов с научными, – мы наблюдаем почти такой же “компот”, – но уже состоящий непосредственно из соображений научного характера. Так, зачастую исследователи исходят из каких-либо аналогий (обычно – ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) весьма туманных), из неких общенаучных (либо квазинаучных) парал лелей, etc. Например, стремясь обосновать необходимость сохранить от исчезновения те или иные национальные языки либо культуры (и с эти ческой точки зрения это выглядит благородно), – исследователи апелли руют к кибернетическому «принципу необходимого разнообразия» или же просто к аналогиям с биологическими экосистемами. А затем на по добных основаниях прокламируется «равноправие» и даже фактическое равенство различных культур и/или культурных феноменов.

Однако в подобном «аналогическом мышлении», помимо его логиче ской зыбкости, имеется также и другой дефект – этический (о чем мы имеем право говорить, раз уж эти исследователи привлекают этическую аргументацию). Ведь нынешние носители тех или иных языков либо культур – это живые люди, обладающие собственными интересами, ка ковые отнюдь не сводятся к «этнографическим» устремлениям исследо вателей. Носителям иногда бывает предпочтительнее переключиться на другой образ жизни, либо на другой язык, либо на иную культуру, и было бы негуманно препятствовать такому их выбору. [В 1980-х годах автору этих строк довелось бывать в Монголии, и там он стал свидетелем пере мен в жилищных предпочтениях населения: если до того монголы игно рировали многоэтажные каменные дома, предпочитая жить в юртах, и порой построенные новые дома пустовали, – то вскоре дома эти стали энергично заселяться, и даже возник дефицит. Аналогичным образом в XIX в. североамериканские индейцы стали охотно прибегать к строи тельству уже не вигвамов, – но больших домов европейского типа.] Часто выбор в пользу, например, иного языка делают культурные лидеры, – на пример, национальные поэты. Недаром крупный казахский поэт О.Су лейменов пишет стихи только на русском языке (и многократно подчеркивал принципиальность своего выбора). Исследователям следо вало бы по крайней мере учесть подобные феномены, занимаясь эклек тичными переплетениями разноплановых критериев!

Далее, порой даже избрав для себя какую-то определенную парадигму, исследователь оказывается в растерянности перед множественностью ее трактовок. К числу одной из самых современных – и весьма фунда ментальных – системных концепций относится адаптационная пара дигма. Поэтому представляется вполне оправданным сравнивать культурные феномены по их адаптационным потенциям, т.е. по их спо N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры собности улучшать приспособляемость социальной системы – к усло виям внешней среды. [А в рамках теоретико-информационного подхода это означает рост взаимной информации между системой и средой, что достигается как за счет «пассивной» адаптации к среде, так и «активной»

ассимиляции этой среды, ее изменения.] Это, в принципе, – весьма ра зумный критерий. Однако при его конкретизации возникает ряд трудно стей, которые кажутся, сначала, легко преодолимыми, – но потом выясняется их серьезность.

Прежде всего, неясно, адаптацию к какой именно среде следует иметь в виду: той ли среде, что окружает данную изучаемую систему в настоя щий момент, – либо же к среде, каковая будет окружать систему в буду щем (и в каком именно будущем? насколько отдаленном? – это тоже непонятно). Иллюстрацией подобной неопределенности может служить такой феномен, свойственный многим биологическим видам, как разде ление на два пола, со специализацией информационных функций каж дого пола. Как известно, особи женского пола выполняют функцию хранения основной видовой информации («видового стандарта»). Особи же мужского пола, наоборот, служат носителями другой компоненты – изменчивости (отклонений от «видового стандарта»). Благодаря такой специализации, популяция оказывается хорошо адаптированной не только к нынешнему, текущему состоянию среды, – но и к возможным будущим ее состояниям. Однако иногда между этими двумя вариантами адаптации могут приключиться противоречия, и как быть в таких ситуа циях? [Пожалуй, самое актуальное из подобных противоречий наблюда ется сегодня, когда имеется конфликт между требованиями «природного»

фактора – и упоминавшегося фактора социального, связанного с соци альным доминированием мужского пола. Для разрешения, – хотя бы ча стичного, – этого конфликта культура «изобрела» довольно хитрые способы – см. Мажуль и Петров, 1998.] В целом конкретизация среды, к которой должна происходить адаптация, остается проблемой непростой.

Не менее трудной является и задача конкретного измерения интере сующих нас адаптационных потенций культурных феноменов, т.е. раз мера их вклада в приспособление социокультурной системы – к внешней среде. Ведь вообще количественное измерение подобных вкладов ослож няется многими обстоятельствами, и прежде всего – многочисленными взаимосвязями между переменными (характеристиками целостной со ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) циокультурной системы и «влияющих» на нее компонентов – ее подси стем – см. Петров, 1997а).

Наконец, трудной является и задача «агрегирования» культурных фе номенов, – когда в какой-то культуре имеется ряд явлений (скажем, му зыкальная культура), явно превосходящих аналогичные явления в какой-то другой культуре, – но, одновременно, и ряд явлений (например, поэтическая культура), несомненно «не дотягивающих» до соответствую щих явлений в другой культуре. Возможно ли в таких ситуациях сравни вать эти две культуры в целом, «агрегировано»? [А ведь задачу эту можно поставить и более «детализированно» – допустим, ведя речь о различных жанрах музыкального искусства, – чтобы потом «агрегированно» сопо ставить музыку двух народов.] Итак, вроде бы повсюду мы сталкиваемся со «стеной», с труднопре одолимыми проблемами (как теоретическими, так и практическими), ста вящими под сомнение возможность соразмерения культурных феноменов. Но, быть может, в этой «стене» есть какие-то «бреши», т.е.

ситуации, когда соразмерения оказываются реальными? – Да, имеются два таких «просвета в тучах», и сквозь эти просветы видна очевидная ис тина реальных сравнений.

4. Просвет первый: финитная адаптация и ее границы Просветы эти соответствуют двум диаметрально противоположным ситуациям:

– когда нет нужды в измерении адаптации;

– когда нужда такая есть, но имеется и база для соответствующих измерений.

Отсутствовать нужда в измерениях может лишь тогда, когда резуль тат измерений предопределен, очевиден.

Об одной из ситуаций такого рода мы уже говорили, – когда речь шла о сопоставлении фонетических структур разных языков. В чем тут дело, почему все языки оказались равноправными, – во всяком случае если ру ководствоваться критерием объема морфемного словаря? Как эти разные языки «дошли до жизни такой»? – А вот как: для каждого из них его ны нешнее состояние уже давным-давно стало конечной точкой эволюцион ной траектории! Мы наблюдаем в чистом виде ситуацию «финитности», завершенного развития! (Логику нашего последующего изложения ил люстрирует схема Рис.

1.) N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры Рис. 1. Логическая схема анализа: возможности сопоставления культурных подсистем ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) Вообще стадия финитности наблюдается во многих сферах. (О про блеме финитности с точки зрения информационного подхода см.: Петров и Мажуль, 2009.) Так, этой стадии достигла чувствительность человече ского глаза, способного регистрировать один квант света (и дальнейшее улучшение чувствительности было бы просто бессмысленным). Чувстви тельность уха также достигла предела, соответствующего тепловым флуктуациям воздушной среды (и дальше улучшать чувствительность не нужно). Многие области культурной деятельности (т.е. культурные под системы) уже подошли – или сейчас подходят – к финишу своей траек тории. По крайней мере, существует мнение об уже наступившем (или наступающем) “конце истории” (Фукуяма, 2004), конце физики (Lindley, 1993), конце всех наук (Stent, 1969;

Rescher, 1984;

Хорган, 2001).

Применительно к искусству широко распространено мнение (восходя щее еще к П.А.Флоренскому, 1996) о масляной краске как уже достигнутом идеальном средстве для красочного слоя живописи, а также о фортепиано как «идеальном инструменте» для музыки. [Впрочем, в истории уже не однократно встречались идеи исчерпанности развития, конца познания, etc. Так, еще более трех тысячелетий назад в Египте было модным мнение, что наступает «закат мира», «конец эры», etc. – Waltari, 1979, p. 366.] У языковых фонетических структур, очевидно, такая финитность на ступила очень давно – видимо, много тысячелетий назад. Дело в том, что, во-первых, современный человек произносит в день от 8000 до слов (Караулов, 1994, с. 192), т.е. порядка 10 миллионов словоупотреб лений в год. Конечно, в другие времена ситуация могла быть несколько иной, – но все же примерно такой по порядку величины. А во-вторых, устройство речевого аппарата (полости рта и смежных областей, а также, видимо, и нейронных структур, занятых переработкой речевой информа ции) оставалось, по крайней мере на протяжении многих последних ты сячелетий, практически неизменным. [Об этом свидетельствуют многочисленные реконструктивные исследования.] Так что накопленный любой культурой – притом практически в неизменных условиях – опыт речевой деятельности был колоссален: допустим, у народа, имевшего среднюю численность около миллиона человек, на протяжении тысячи лет мог накопиться опыт порядка 10 000 000 1 000 000 1 000 = словоупотреблений! Такая колоссальная «шлифовка» неизбежно должна была привести к тому, что достигалось абсолютное совершенство, вы N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры сочайшая эффективность, оптимальность фонетической структуры лю бого языка, – разумеется, в рамках каждого данного, избранного струк турного типа (sic!), – т.е. финитная точка его развития. [Конечно, на фоне этого совершенства язык иногда пытался опробовать какие-то ин новации, – но они все равно не могли привести к структуре более эффек тивной, чем уже достигнутая оптимальная.] Конечно, в такой «финитной» ситуации неминуемо достигается оди наковая высокая эффективность структур, занятых – в рамках каждой культуры – одним и тем же видом деятельности. Рассмотренная выше речевая деятельность была, пожалуй, идеальным примером подобных ситуаций, когда уже достигнута оптимальная адаптация (языковой си стемы к ея функциям). И тут мы вправе говорить о языковом равенстве разных национальных культур.

[Но это фонетическое равенство ни в коей мере нельзя автоматически распространять на языковое равенство вообще! Ведь семантика каждого языка развивается в соответствии с развитостью соответствующих деятель ностных потребностей, а они могут различаться, и очень сильно! Поэтому некоторые языки могут быть семантически более развиты, отшлифованы, чем другие. Более того, каждый язык может «специализироваться» в своей определенной области. Известно, например, что языки некоторых северных народов очень изощренны в передаче тонкостей, связанных с качествами снега. В очень архаическом языке африканского племени эве имеется более 90 терминов для обозначения качеств походки человека, и т.д. (Жинкин, 1982;

Панов, 1983;

Оленев, 2004). А в соответствии с известным высказы ванием М.В.Ломоносова, французский язык хорош для объяснений в любви, немецкий – для разговоров с врагами, etc. И совсем не очевидно, что «итоговый баланс» этих специализаций (их агрегирование по многим разновидностям) приведет, каким-то «волшебным образом», к результи рующему семантическому равенству всех языков. Даже наверняка это не так, – ибо разные национальные культуры очень сильно отличаются друг от друга по степени дифференцированности видов деятельности, разрабо танности коммуникативных потребностей и т.д.] Однако в реальной, многообразной деятельности (характерной для любой национальной культуры) ситуации такого равенства, видимо, – скорее исключения, чем правило. Ведь чаще всего приходится иметь дело с не-финитными состояниями культурных подсистем.

ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры N1 (35) А вообще – почему нельзя априорно считать равными все культуры (либо все культурные подсистемы, например, музыкальное искусство разных народов)? – Две причины оказываются способными привести к неравенству, которое может быть присуще даже одному и тому же виду деятельности, – но протекающему в различных национальных культурах (достигших стадии финитности – либо не достигших таковой).

Первую причину можно назвать «качественной»: она относится к выбо ру того структурного типа, в рамках коего развивается изучаемый конкрет ный вид культурной деятельности – либо даже вся культурная деятельность как целостность. В самом деле, иногда избранный структур ный тип может оказаться столь «жестким», что невозможно его покинуть, перейдя к другому типу. А между тем мена может порой быть нужной: либо вследствие происходящих сдвигов в условиях внешней среды (к каковым надо адаптироваться за счет изменений в поведении системы), либо просто из-за ограниченных возможностей данного, избранного структурного типа.

[В сфере биологии действуют, разумеется, те же мотивы. В частности, по следний мотив – ограниченных возможностей избранного типа – считают главной причиной того, почему из насекомых не получилось разумных су ществ: присущая им жесткая хитиновая оболочка не дала возможности мно гим из них увеличить размеры органов, занятых перереботкой информации.] Вот пример «сковывающего» влияния избранного структурного типа конкретного вида культурной деятельности. Как известно, живо пись (по крайней мере фигуративная) может прибегать к разным спосо бам для передачи пространственных конфигураций, для изображения фрагментов реального внешнего мира. Так, для европейского искусства (западного и русского, средневекового и современного) характерна «центральная проекция»: в последние несколько столетий это – так на зываемая «прямая перспектива», а раньше была перспектива «обратная».

[Эти две версии различаются положением точки схода параллельных линий, удаляющихся от зрителя: они сходятся либо в его глазу, либо, на оборот, очень далеко от него, в бесконечности – см. подробнее: Раушен бах, 1980]. Между тем для многих видов традиционного японского искусства характерна проекция нецентральная;

как правило, это – плоско-параллельная система, типа хорошо известной инженерной аксо нометрии (в которой удаляющиеся от зрителя параллели – таковыми и остаются;

см., например: Петров и Прянишников, 1970).

N1 (35) ncsnt v mdniyyt problemlri / Problems of Arts and Culture / Проблемы искусства и культуры Выбор каждой культурой одного из названных контрастных струк турных типов объясняется просто: ведь выбор этот детерминирован кон кретными социально-психологическими условиями того момента, когда зарождается данный вид культурной деятельности. Поэтому обратная перспектива хорошо согласовалась с господствовавшей христианской картиной мира, в центре которой находился Бог (см. Флоренский, 1967);

прямая же перспектива стала согласовываться с картиной мира эпохи Возрождения, когда в центре разместился Человек. И в той, и в другой версии где-то имелся некий «центральный пункт», что отвечает античной традиции (никогда не прекращавшей своего влияния) стройности миро здания. А нецентральная проективная система (аксонометрического типа) прекрасно гармонировала с традиционным для Японии антропо морфным мировоззрением, предполагающим растворенность божествен ного начала во всех точках пространства, их равноправие. Переход же от европейской системы к японской (либо наоборот) представляется невоз можным, – во всяком случае без катастрофического разрушения одной из этих пространственных конфигураций.

Между тем каждой из названных конфигураций присущи ограниче ния, способные препятствовать адаптивному развитию живописи, в особенности тогда, когда соответствующие изменения нужны из-за про исшедших изменений в картине мира, которая господствует в данной культуре. [Впрочем, такие же ограничения могут воспрепятствовать и «имманентным» изменениям живописи, т.е. процессу ее саморазвития.] Так, плоско-параллелльная система прекрасно подходила для изображе ния малых пространств (к каковым вообще всегда тяготела традиционная японская культура – см. Культурология…, 2003, с. 161–162), а также не которых больших пространств, – однако фабульно не слишком нуждаю щихся в пространственной интерпретации.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.