авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Оглавление

Куда дрейфуют континенты?, В.А. КРЮКОВ.......................................................................................... 2

Стратегии развития или освоения: что остается?, Л.В. МЕЛЬНИКОВА............................................... 4

Миграционные настроения на Дальнем Востоке: жить нельзя уехать, В. К. ЗАУСАЕВ, М. Г.

САФРОНОВ, Н. А. КРУЧАК, А. И. ВОРОБЬЕВА.......................................................................................24 Перспективы развития АПК Сибири связаны с наукой, И. В. ЩЕТИНИНА........................................38 Мегапроект "Урал промышленный - Урал Полярный": инерция советской эпохи в сравнительной перспективе, В. П. ТИМОШЕНКО..........................................................................................................53 Еще раз о цене Байкала, А.К. ТУЛОХОНОВ.......................................................................................... Как расти томскому "лесу"?, А.Н. ТОКАРЕВ......................................................................................... Национальные компании: отражение глобального кризиса корпоративного управления, Л. А.

ИВАНОВ.................................................................................................................................................. Перспективы децентрализации налоговых полномочий в России, В. А. НИКОЛАЕВ................... Влияние международного рынка капитала на формирование инвестиционных ресурсов российской экономики, О. М. ТУРЫГИН............................................................................................ Дропшиппинг - новая торговая революция, М. Л. КАЛУЖСКИЙ......................................................... Налог на имущество физических лиц как база ожидаемого налога на недвижимость, Т.Н.

ГАВРИЛЬЕВА......................................................................................................................................... Технологии обработки неструктурированных массивов информации, используемые для анализа, выявления неявных и аномальных связей между субъектами политической и экономической деятельности, Т.В. ИГНАТОВА, В. А. ИВИЧЕВ......................................................... Технологии выявления и очистки персональных данных открытых источников, В. А. ИВИЧЕВ, Т.

В. ИГНАТОВА......................................................................................................................................... Гостиничный бизнес нуждается в сертификации, В.В ОКРЕПИЛОВ.................................................... Жить и работать по-норвежски, Е. ВРОНСКАЯ.................................................................................. SUMMARY................................................................................................................................................. Заглавие статьи Куда дрейфуют континенты?

Автор(ы) В. А. КРЮКОВ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 2- Место издания Новосибирск, Россия Объем 7.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Куда дрейфуют континенты?, В.А. КРЮКОВ Теория дрейфа континентов в свое время произвела подлинную научную революцию - выяснилось, что Земля меняет свой облик под воздействием не только космической среды, но и внутренних процессов, непрерывно происходящих в ее недрах. Эти процессы "созревают" в течение длительного времени и лишь периодически отдельные катаклизмы - землетрясения, извержения вулканов или цунами - дают о них представление. Не менее интересно и то, что не только наша планета движется вокруг своей оси и по космической траектории, но и все ее основные части также движутся. Когда-то материки составляли единое целое - часто приводится пример соответствия очертаний восточного берега Латинской Америки западному побережью Африки.

Благодаря современным методам ученые знают, с какой скоростью и в каком направлении дрейфуют материки. Где-то процессы идут быстрее, где-то медленнее, но всё равно мир не стоит на месте.

Любопытно заметить, что геологический дрейф материков сопровождается и дрейфом... экономическим. Например, Бразилия "дрейфует" в сторону Африки, которая для нее становится все более важным экономическим партнером, а Северная Африка - сторону Европы, и "недалек" тот год, когда плита черного континента "вытеснит" воды Средиземного моря, и на север можно будет пройти, "аки по суху".

Эти аналогии вспоминаются при знакомстве с экономической географией современной России. Не так давно экономическое пространство и России, и ныне суверенных государств (в прошлом союзных республик) представляло собой единый "континент", и о "рифтовых зонах" и границах расхождения "тектонических плит" можно было только догадываться.

Единство и целостность "мегаконтинента" обеспечивались как транспортной и технологической инфраструктурой, так и бесчисленным множеством кооперационных связей экономических и административных структур и агентов.

Тем не менее тектонические процессы набирали силу - большинству субъектов союзного государства представлялось, что их не совсем благополучное экономическое положение является следствием экономической близости с неблагополучным соседом (соседями).

стр. В результате "континент" распался, но сохранилась его опорная часть - Россия.

К счастью, в России опыт "жизни на вулкане" в самом начале 1990-х, а также наличие уникальных природных ресурсов - нефти, газа, леса, земли воспрепятствовали дальнейшим разрушительным процессам и ускорению "дрейфа континентов".

Но законы природы никто не отменял - и "континенты" все так же "дрейфуют" медленно, но верно. Попытка сдержать эти процессы за счет реализации крупных инфраструктурных объектов (таких как ВСТО или уникальный мост на о. Русский), а также проектов в сфере добычи полезных ископаемых (повторный "выход" на п-ов Ямал, освоение Ванкорского нефтегазового месторождения, нефтегазовых ресурсов Якутии и Иркутской области) мало что дает.

Красноречиво об этом свидетельствует "дрейф" "континента" Урал: по оценке представителей академической науки, заявленный в 2000-е годы проект "Урал промышленный - Урал полярный" является "недостаточно обоснованным и непроработанным и таит в себе риски воспроизводства ошибок советского периода" (статья В. П. Тимошенко). Природа "тектонических" (читай экономических) процессов привела к неизбежной трансформации корпорации по реализации данного мегапроекта в сервисную компанию по обслуживанию уже сформированного топливно-энергетического комплекса Западной Сибири.

Нет сомнений в том, что похожая судьба ожидает и новую мегапрограмму по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона. На территории, например, Хабаровского края подвижность населения приобрела катастрофический характер (в терминах геологической науки, вулканические процессы предвестники катаклизмов - идут в полную силу), даже коренные малочисленные народы стремятся покидать места своего проживания (статья В.

К. Заусаева с коллегами).

Обобщенные характеристики тектонических процессов (статья Л. В.

Мельниковой) свидетельствуют о том, что "дрейф континентов" приостановить не удается - Урал, Сибирь и Дальний Восток все быстрее удаляются от Европейской России: "рост инвестиций, имевший место в 2001 - 2010 гг., был недостаточен, чтобы сместить направление изменения ВРП с западного на восточное". Л. В. Мельникова констатирует, что "дрейф континентов" сопровождается их... "сжатием". Инфраструктурные проекты, инициируемые государством и государственными стр. корпорациями, "разрезают" "континенты" на еще более мелкие части, что не способствует замедлению идущих в недрах процессов.

Развитие науки, которая позволила выявить дрейф континентов, привело к осознанию целостности и единства мира - мира физических процессов и мира развития цивилизации "культурного человечества" (как писал В. И. Вернадский).

С тех пор наука далеко продвинулась вперед в понимании процессов взаимодействия биосферы и ноосферы (среды "обитания" цивилизации).

К сожалению, тот "дрейф континентов", который мы рассматриваем в настоящем выпуске журнала, всецело основан на изолированном рассмотрении процессов "тектонических", "биосферных" и развития "ноосферы".

На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке люди неоднократно публично высказывали свое несогласие с подходами и путями решения накопившихся проблем. Требуется не только и не столько акцент на "физические" процессы инфраструктуру и новые крупные "стройки века" (хотя их необходимость никто не отрицает), сколько содействие развитию "биосферы" и общей "ноосферы" той среды, в которой населению "континентов" будет комфортно жить и работать. Комфортно - не только в бытовом смысле (хотя это также важно), сколько в смысле возможностей реализации своего потенциала и своего, заложенного природой и современной "ноосферой", представления о путях и направлениях преобразования окружающего мира. Роль науки в этом процессе трудно недооценить - например, необходим "ускоренный переход АПК Сибири на инновационную модель развития" (статья И. В. Щетининой).

Однако важнее все-таки ориентация не на следствия (скорость "дрейфа континентов"), а на глубинные причины происходящих процессов. Четкость, целенаправленность, взвешенность, открытость, однозначность мер и шагов при условии высокой защищенности экономических прав и свобод человека - основа той "ноосферы", которая, несмотря на глубинные процессы, позволит "континентам" не только не удаляться друг от друга, но и стать гораздо ближе, чем сейчас.

Главный редактор "ЭКО" В. А. КРЮКОВ стр. Заглавие статьи Стратегии развития или освоения: что остается?

Автор(ы) Л. В. МЕЛЬНИКОВА ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 5- СИБИРЬ: "ОБРАЗ БУДУЩЕГО" Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 59.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Стратегии развития или освоения: что остается?, Л.В. МЕЛЬНИКОВА Л. В. МЕЛЬНИКОВА, кандидат экономических наук, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск. E-mail:

lmelnikova@ieie.nsc.ru Статья посвящена проблемам федеральной пространственной политики в отношении Дальнего Востока. Ожидания дальневосточных субъектов Федерации, выраженные в стратегических прогнозах, сопоставляются с намерениями Министерства по развитию Дальнего Востока. Инфраструктурная направленность планируемых проектов вызывает опасения в части сохранения курса на комплексное развитие региона.

Ключевые слова: региональные стратегии, стратегическое планирование, Минвостокразвития, целеполагание, прогнозы роста "За нефтью, газом, углем, рудой мы идем теперь все дальше на восток и на север" (Из доклада Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС1) "В XXI веке вектор развития России - это развитие на восток... Это возможность занять достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе..."

(Из послания Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию2) И в советский период, и в новейшей истории пространственные приоритеты российской экономической политики кардинально не менялись, о чем говорят приведенные заявления глав государства. Сдвиг экономической активности на восток России продолжался до конца XX в. Наивысший вклад Сибири (включая Тюменскую область) в валовой региональный продукт Статья выполнена в рамках исследования, поддержанного грантом Президента Российской Федерации ведущим научным школам НШ-5624.2012.6 "Исследование многорегиональной экономической системы России: методы, результаты, рекомендации" и Проекта Программы РАН N "Государственное управление и регулирование пространственного развития России: от стратегического планирования к стратегическому управлению".

XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза, 24 февраля - 5 марта 1976 г.:

стенографический отчет. - Т. 1. - М.: Политиздат, 1976.

Послание Президента федеральному Собранию. 12 декабря 2012 г. Официальный сайт Президента России. URL: http://news.kremlin.ru/transcripts/17118 (Дата обращения: 10.01.2013).

стр. (ВРП) страны - 23,9% - был зарегистрирован в 1996 г., а Дальнего Востока - 6,6% - в 1994 г. Доля европейской части страны в ВРП была зафиксирована на самом низком уровне (63,8%) в 1996 г.

Результаты пространственного развития РФ за последние 10 лет В 2001 - 2010 гг. среднегодовые темпы роста ВРП европейских федеральных округов на 0,1 п.п. превышали среднероссийские, их вес в российском ВРП вырос на 2,7 п.п. На востоке повышенными темпами увеличивался и ВРП Дальневосточного федерального округа, но с учетом исходно низкого веса его доля в суммарном ВРП выросла за 10 лет лишь на 0,1 п.п. Уральский федеральный округ развивался тем же темпом, что и Россия в целом, а Сибирский - отставал на 0,3 п.п. В результате территориальная структура ВРП неуклонно менялась в пользу Европейской России (табл. 1).

Таблица 1. Основные характеристики пространственного распределения ВРП по регионам РФ за 2001 - 2010 гг., % Регион Среднегодовой Территориальная индекс структура ВРП физическогообъема ВРП 2001 РФ 105,2 100,0 100, Европейская 105,3 67,1 69, часть Уральский ФО 105,2 15,6 13, Сибирский ФО 104,9 11,8 10, Дальневосточный 105,3 5,5 5, ФО Источник табл. 1 - 3: Росстат, расчеты автора.

Уменьшение вклада Уральского ФО в ВРП страны вызвано, в частности, абсолютным сокращением производства валовой добавленной стоимости в добывающих отраслях Ямало-Ненецкого АО с 2005 г. по 2010 г. на 6%, и рост обрабатывающих отраслей в округе на 46% за тот же период не смог переломить эту тенденцию. В Сибирском ФО главным фактором ослабления его позиций в российской экономике была стагнация обрабатывающих отраслей, которые за 2005 - 2010 гг. увеличили производство лишь на 0,5%. Рост в основном сосредоточился в добыче, которая демонстрировала двузначные стр. среднегодовые темпы роста в семи субъектах Сибирского ФО из двенадцати. На Дальнем Востоке главной точкой роста оставался Сахалин, где добыча полезных ископаемых выросла за 6 лет в 4,4 раза, а также бурное строительство объектов АТЭС в Приморье, что увеличило валовую добавленную стоимость этой отрасли с 2005 г. по 2010 г. в 3,3 раза (табл. 2).

Таблица 2. Среднегодовые индексы физического объема ВРП и валовой добавленной стоимости некоторых видов экономической деятельности в 2005 - 2010 гг., % Регион В Добыча Обрабат Строит Операци Р полезныхис ывающие и с ельство производ недвижи П копаемых мостью, ства аренда, услуги Российс 1 119 119 149 кая Федера ция Уральс 1 112 146 147 кий ФО Курган 1 341 137 158 ская область Свердл 1 97 129 140 овская область Тюменс 1 112 228 155 кая область В том 1 116 146 127 числе: Ханты- Мансий ский АО Ямало- 1 94 206 167 Ненецк ий АО Челяби 1 117 119 107 нская область Сибирс 1 134 101 172 кий ФО Респуб 1 151 74 191 лика Алтай Респуб 1 199 135 174 лика Буряти я Респуб 1 128 108 188 лика Тыва Респуб 1 200 111 87 лика Хакаси я Алтайс 1 460 106 188 кий край Забайка 1 234 144 110 льский край Красно 1 289 98 195 ярский край Иркутс 1 211 112 190 кая область Кемеро 1 124 93 168 вская область Новоси 1 217 135 186 бирская область Омская 1 155 89 176 область Томска 1 72 101 114 я область стр. Окончание табл. 2.

Регион ВРП Добыча Обрабатывающие Ст полезныхископаемых производства Дальневосточный 135 185 99 ФО Республика Саха 120 123 (Якутия) Камчатский край 128 132 112 Приморский край 144 92 137 Хабаровский край 122 77 100 Амурская область 127 136 81 Магаданская 107 83 55 область Сахалинская 177 441 42 область Еврейская 148 57 81 автономная область Чукотский 113 287 39 автономный округ Теоретически рост инвестиций в основной капитал в регионе должен приводить к росту регионального производства вследствие наращивания производственных мощностей и создания рабочих мест и к увеличению доли региона в ВРП. Но рост инвестиций в основной капитал в 2001 2010 гг. в восточных регионах (в Сибирском ФО в 3 раза, а на Дальнем Востоке почти в 4 раза) был совершенно недостаточен, чтобы изменить направление смещения основной массы ВРП с западного на восточное: доля этих регионов в общероссийских инвестициях поднялась не более чем на 3 п.п. (табл. 3).

Таблица 3. Основные характеристики пространственного распределения инвестиций в основной капитал по регионам РФ за 2001 - 2010 гг., % Регион Среднегодовой Территориальная индекс структура физическогообъема за 2001 - 2010 гг.

2001 РФ 108,5 100,0 100, Европейская 107,5 63,3 66, часть УФО 107,0 22,0 15, СФО 111,6 9,0 9, ДФО 114,6 5,7 7, стр. В качестве любопытной иллюстрации сложившегося экономического ландшафта рассмотрим трехмерную карту России, выполненную в Иельском университете группой В. Нордхауза в рамках проекта G-Econ3, который разработал свою модификацию показателя ВРП - валовой продукт на "ячейку" земной поверхности с размерами один градус широты и один градус долготы (рисунок).

Особенность карты в том, что объемы ВРП привязаны к численности производящего его населения, так как рассчитаны на основе данных о ВРП на душу населения и о плотности населения. Поэтому малонаселенные сибирские районы газо- и нефтедобычи, несмотря на большие объемы ВРП, на ней выглядят как небольшие холмики, а южные регионы - как горная гряда.

Трехмерная экономическая карта России. Высота пиков пропорциональна объемам ВРП в каждой клетке земной поверхности с размерами 1 градус широты и 1 градус долготы.

Источник: URL: http://gecon.yale.edu/russia.

Авторы этой разработки построили подобные карты для большинства стран мира и оценили регрессионные зависимости валового продукта от некоторых геофизических параметров. Являясь профессиональными географами, они пришли к ожидаемому выводу, что "экономические пустыни мира - это холодные регионы. Как только средняя температура падает Сокращение от "Geographically based Economic data", т.е. географически привязанная экономическая информация.

стр. ниже 20С, вероятность оказаться экономической пустыней превышает 80%". Это Антарктика, Гренландия, северная Россия и северная Канада4. Из этого умозаключения мало что следует для региональной политики, но то, что без людей не будет экономической жизни, данный способ визуализации экономических данных демонстрирует весьма убедительно.

Министерство восточных окраин и его первые шаги Такая карта, при всей ее условности, дает представление о масштабе ставшей постоянным новостным поводом для российской прессы в 2012 г. проблемы развития/удержания восточной части страны в условиях угрожающего оттока населения из оной. В течение года происходило проектирование и формирование новой структуры регионального развития, которая первоначально виделась как государственная корпорация по развитию Сибири и Дальнего Востока, позже трансформировалась в федеральное министерство развития Дальнего Востока, которое начало определять свои функции и обрело руководство. Каждая новая порция информации о намерениях и решениях правительства относительно методов развития Сибири и Дальнего Востока порождала обширные комментарии и прогнозы столичных и региональных экспертов. Для местных властей перспективы участия в масштабных программах развития Дальнего Востока представлялись столь многообещающими, что "приписанные" к Сибирскому ФО Забайкальский край и Бурятия немедленно осознали невыгоду своего пограничного положения, и депутаты Забайкальского законодательного собрания даже просили главу государства включить их регион в сферу ответственности только что образованного Министерства по развитию Дальнего Востока5.

В настоящее время основные элементы новой структуры управления развитием Дальнего Востока проясняются. Прежде всего, это Министерство Российской Федерации по развитию Nordhaus William D. and Xi Chen. Geography: Graphics and Economics//The B.E. Journal of Economic Analysis & Policy. - 2009. - Vol. 9: Iss. 2 (Contributions), Article 1. URL:

http://www.bepress.com/bejeap/vol9/iss2/art Забайкалье попросило присоединить его к Дальнему Востоку. URL:

http://www.lenta.ru/news/2012/06/28/takeme/(Дата обращения: 10.01.2013).

стр. Дальнего Востока (Минвостокразвития России), которому поручены координация выполнения государственных программ развития и управление федеральным имуществом на территории округа. Для реализации выбранных проектов создано ОАО "Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона", входящее в группу Внешэкономбанка. Основная цель Фонда "содействие развитию инвестиционной деятельности на востоке страны". В своем инвестиционном меморандуме Фонд заявил о намерении создать условия для опережающего развития субъектов Дальнего Востока и Байкальского региона посредством участия в подготовке и реализации инвестиционных проектов.

В первом квартале 2013 г. Минвостокразвития должно подготовить и внести на утверждение правительства РФ проекты государственной программы социально экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2025 г., а также федерального закона "О развитии Дальнего Востока". По словам В. Ишаева, "глава государства поставил задачу дальнейшего развития Дальнего Востока, которая предусматривает смену модели развития с "догоняющей" на "опережающую", превращение его в современный, конкурентоспособный регион с мощной экономикой, с созданием комфортных, сравнимых со среднероссийскими условий жизни населения. Именно поэтому должна быть разработана государственная программа, целевые показатели которой обеспечат ускоренное развитие макрорегиона"6. В федеральном законе будут прописаны меры налоговой, бюджетной, денежно-кредитной, ценовой, таможенной, социальной политики, способствующие закреплению населения на Дальнем Востоке, привлечению инвесторов и повышению конкурентоспособности местного производства, в частности, льготы и преференции для инвесторов.

Между тем эта государственная программа должна служить инструментом реализации Стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 г., а закон о развитии Дальнего Востока - создать благоприятные условия для выполнения последней. В свою очередь, стратегии развития Новости пресс-службы. 10 января 2013 г. / Дальневосточный федеральный округ. Официальный сайт полпреда Президента РФ. URL: http://www.dfo.gov.ru/index.php?id-11&oid-3203 (Дата обращения:

11.01.2013).

стр. Дальнего Востока и Байкальского региона, Сибири и других федеральных округов были разработаны в развитие Концепции долгосрочного социально экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. Можно констатировать, что срочное создание управляющего аппарата имело безусловный приоритет над разработкой госпрограммы и согласованием ее с действующими стратегиями.

Однако, несмотря на отсутствие важнейших элементов в системе стратегического планирования Дальнего Востока, Минвостокразвития еще в ноябре 2012 г. представило руководству Внешэкономбанка пакет из приоритетных инвестиционных проектов, среди которых 35 проектов транспортной инфраструктуры, 30 - энергетической, 6 - инженерной и социальной инфраструктуры, 20 - производственных и 1 космический проект на базе космодрома "Восточный". Из них только треть сопровождается бизнес планом или технико-экономическим обоснованием и лишь у 20 есть проектно сметная документация. Средний срок окупаемости - 13 лет7. Что из принятых стратегий будет реализовано в случае поддержки этих проектов, и какое направление примет развитие Дальневосточного региона? Рассмотрим цели долгосрочных стратегий федерального и дальневосточного уровня.

Стратегии больших и маленьких По действующей Концепции долгосрочного развития РФ до 2020 г., стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI в., с привлекательным образом жизни, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан. В 2015 - 2020 гг. Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему Перечень приоритетных проектов Дальневосточного федерального округа, предлагаемый для реализации с использованием инструментов ОАО "Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона" (19 ноября 2012 г.. Министерство РФ по развитию Дальнего Востока) / Информационное агентство "Big Electric Power News". URL:

http://www.bigpowernews.ru/research/docs/document46123.phtml (Дата обращения: 9.01.2013) стр. ВВП (по паритету покупательной способности)8. В новой версии - "Стратегии 2020" - с учетом кризиса 2008 - 2009 гг. была поставлена менее амбициозная задача "выхода на траекторию устойчивого и сбалансированного роста в целях модернизации и догоняющего развития, перехода к инновационной стадии экономического развития и создания соответствующей ей инфраструктуры постиндустриального общества". Цель государственной социально экономической политики была сформулирована как повышение благосостояния в современном, наиболее гуманитарном понимании, то есть как "содействие увеличению продолжительности не обремененной болезнями социально благополучной жизни, росту удовлетворенности граждан жизнью"9.

Согласно Стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона до г., стратегическая цель развития макрорегиона - реализация геополитической задачи закрепления населения на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе за счет формирования развитой экономики и комфортной среды обитания человека в субъектах Российской Федерации, расположенных на этой территории, а также достижения среднероссийского уровня социально-экономического развития10.

В качестве целей Программы развития Дальнего Востока и Байкальского региона на сегодняшний день заявлены: закрепление и привлечение населения на Дальнем Востоке и Байкальском регионе за счет формирования развитой экономики и условий комфортной социальной системы;

Распоряжение Правительства Российской Федерации N 1662-р от 17.11.2008 г. "О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года" / Министерство экономического развития Российской Федерации. URL:

http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/strategicplanning/concept/doc200 81117_ (Дата обращения: 08.01.2013).

Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально экономической стратегии России на период до 2020 года "Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика". 13 марта 2012 г./Сайт экспертных групп по работе над "Стратегией-2020". URL http://2020strategy.ru/documents/32710234.html (Дата обращения: 9.01.2013) Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года / Министерство регионального развития Российской Федерации. URL:

http://www.minregion.ru/upload/02_dtp/strategies/dv-bajkal/text.rar (Дата обращения: 09.01.2013).

стр. интеграция субъектов РФ Дальнего Востока и Забайкальского региона в систему экономических связей стран Азиатско-Тихоокеанского региона за счет усиления геополитического влияния Российской Федерации;

развитие современной опорной инфраструктуры макрорегиона для обеспечения национальной безопасности и экономической устойчивости11.

Очевидно, что цели будущей Программы превосходят по масштабу цели высшей по уровню Стратегии, а их направление сместилось вовне. Это неудивительно, коль глава государства заявил в своем послании недвусмысленно: "Сибирь и Дальний Восток - это наш колоссальный потенциал, об этом ещё Ломоносов говорил. И сейчас мы должны это всё реализовать. Это возможность занять достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, самом энергично, динамично развивающемся регионе мира". Таким образом, и закрепление населения оказалось целью, скорее, подчиненной стратегической задаче выхода на азиатский рынок.

А что же регионы, которые хотят "интегрировать", и население, которое хотят "закрепить"? Где можно обнаружить выражение целей самих дальневосточников? И насколько они согласуются с общенациональными?

Такие документы есть, и они называются "Стратегии социально-экономического развития N-ской области (края, республики) до 20...-го года". В настоящее время практически все субъекты Российской Федерации располагают подобными документами, которые утверждены региональными органами власти либо ожидают утверждения. И не столь важно, что их разработка была требованием Минрегиона, связывавшего получение федеральной помощи с наличием стратегии. Стратегии, какими бы они ни были с точки зрения качества и глубины проработки, чьими бы силами ни разрабатывались (силами областных администраций или профессиональных столичных аналитических агентств), в процессе разработки и обсуждения все же выполняют свою главную миссию Проект Государственной программы Российской Федерации "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона". 26 октября 2012 г. / Официальный сайт Министерства регионального развития РФ. URL: http://www.minregion.ru/documents/draft_documents/2633.html (Дата обращения: 9.01.2013).

стр. формулируют согласованное представление о желаемом будущем региона, о способах его достижения и имеющихся проблемах.

Как документ общественного согласия, Стратегия представляет собой тот редкий случай, в котором регион выступает как единый субъект, а не как единица административно-территориального деления, не как сумма отраслей на территории, не как количество граждан, объединенных местом регистрации, и не как место размещения корпораций. Поэтому имеющиеся на сегодня почти стратегий субъектов РФ можно рассматривать как результат уникального социологического обследования, в котором регионы выступают как интервьюируемые.

Формулировка миссии и комплекса целей - обязательные элементы стратегий.

Миссия региона дает представление о том, как он видит свою позицию по отношению к внешнему окружению, выбор стратегической цели должен соответствовать чаяниям жителей, а прогнозируемые целевые индикаторы характеризуют общий уровень ожиданий или желаний.

Свою миссию прибрежные регионы связывают со своим географическим положением. Камчатский край видит себя в качестве форпоста безопасности и опорной точки для выражения экономических интересов России в Азиатско Тихоокеанском регионе. Приморский край возлагает на себя миссию обеспечения взаимодействия Российской Федерации с АТР за счет наиболее продуктивного включения страны в азиатские рынки товаров, финансов, рабочей силы, технологий и информации. Сахалинская область позиционирует себя в качестве "новой модели региональной российской жизнестратегии, обеспечивающей конкурентоспособность России в АТР". Остальные регионы Дальнего Востока свою миссию не формулируют, что характеризует не только качество разработки стратегии, но и уровень осознания регионами своего места в Федерации.

Чаяния дальневосточных субъектов Федерации выражены в их стратегических целях. И уже на уровне главной цели обнаруживаются серьезные различия в понимании объектов целеполагания. Большинство субъектов формулирует стратегические цели в отношении развития региона, а часть стр. в отношении самой стратегии или политики развития (в стратегиях Хабаровского края и Еврейской АО). Все стратегические цели содержат две обобщенные составляющие: повышение уровня жизни населения и формирование эффективной региональной экономики. Различия возникают в назначении приоритетов. Так, Приморский край и Еврейская АО главной стратегической целью считают повышение конкурентоспособности региона и уже на этой базе - рост благосостояния населения. Сахалин нацелен исключительно на рост благосостояния жителей. Камчатка, Магадан и Хабаровский край придают целям формирования успешной экономики и обеспечения достойного уровня жизни равный вес.

Любопытно, что в Якутии в 2006 г. цель развития региона видели в "достижении оптимального баланса отраслевой структуры и пространственной организации экономики", обеспечивающего эффективное использование республиканских ресурсов для повышения благосостояния населения при соблюдении экологических ограничений. Новый стратегический документ от 2011 г.

формулирует более гуманистическую цель. Формулировка стратегической цели по-прежнему описывает ту же экономико-математическую оптимизационную модель, но во главу угла уже поставлено повышение уровня жизни населения, а сбалансированная структура региональной экономики оказалась средством ее достижения.

Формулировка стратегической цели требует сконцентрировать желаемое в одном предложении, что непросто. Так, стратеги Амурской области выдвинули четыре стратегические цели при отсутствии одной главной. Это цели развития в экономической, социальной, демографической и внешнеэкономической сферах.

Более того, миссий у региона также оказалось четыре, и они включают в себя некоторые производственные задачи, например "эффективное использование недревесных продуктов леса".

Рост ВРП как объект желания Горизонты дальневосточных стратегий распространяются до 2020-го или 2025 го года. На эту перспективу представлены и прогнозы развития разной степени проработанности: от назначенного среднегодового темпа роста экономики, как на стр. Чукотке, до развернутой системы согласованных показателей, рассчитанных на базе экономико-математических моделей, как в Хабаровском крае и Якутии. Как правило, целевые индикаторы соответствуют минимум двум вариантам:

"инерционному" и "инновационному", которые проще охарактеризовать как пессимистический и оптимистический.

Наличие таких прогнозов позволяет оценить правомерность ожиданий, выраженных в региональных стратегиях. Для этого их нужно привести в сопоставимый вид с помощью специальной процедуры и сопоставить с результатами комплексного прогноза, выполненного на базе межрегиональной модели "Затраты - выпуск". В ИЭОПП СО РАН на базе этой модели построен пространственный прогноз параметров российской экономики до 2020 и 2030 гг.

(в качестве базового был принят 2010 г.). Прогноз развития экономики Дальневосточного ФО получен одновременно с прогнозами развития остальных макрорегионов с учетом всего комплекса межотраслевых и межрегиональных экономических связей, а также ограничений по трудовым и инвестиционным ресурсам. В соответствии с параметрами макроэкономического прогноза Минэкономразвития России были рассчитаны три варианта прогноза:

"инерционный", "энергосырьевой" и "инновационный" (табл. 4). Такая процедура уже проводилась для стратегий Сибирского федерального округа12.

Как видно из таблицы, варианты региональных стратегий существенно различались: чем крупнее регион, тем умереннее ожидания. Оптимистические ожидания приводят к значительному росту межрегиональной дифференциации.

Имея индивидуальные прогнозы ВРП на 2020 г. в виде, сопоставимом с результатами комплексного прогноза, выполненного в ИЭОПП на базе межрегиональной модели, можно оценить правомерность ожиданий, выраженных в стратегиях субъектов СФО (табл. 5).

Оказалось, что уже в случае так называемого инерционного сценария, когда авторы и региональных стратегий, и комплексного прогноза на базе ОМММ 2020 продляют Ершов Ю. С., Мельникова Л. В., Суслов В. И. Практика применения оптимизационных мультирегиональных межотраслевых моделей в стратегических прогнозах российской экономики // Вестник НГУ. Серия: Социально-экономические науки. - 2009. - Т. 9. Вып. 4. - С. 9 - 23.

стр. Таблица 4. Сводные данные независимых прогнозов среднегодовых темпов прироста ВРП субъектов Дальне' восточного ФО на период 2011 - 2020 гг., % Субъект Вариант прогноза ДФО инерционный инновационый Республика 4,0 7, Саха (Якутия) Камчатский 6,0 15, край Приморский 9,6 12, край Хабаровский 3,6 7, край Амурская 6,0 12, область Магаданская 4,7 4, область Сахалинская 3,0 9, область Еврейская 2,0 9, автономная область Чукотский 8,1 10, автономный округ Источник табл. 4 - 5: расчеты автора.

Таблица 5. Прогнозы среднегодовых темпов прироста ВРП в Дальневосточного ФО на период 2011 - 2020 гг., % Показатель Вариант прогноза инерционный инновационный Комплексный прогноз 4,0 4, (ИЭОПП) Свод несогласованных 5,4 9, региональных стратегических прогнозов текущие тенденции в будущее, результаты расходятся существенно - на 1,4 п.п.

Простое сведение региональных прогнозов дает повышенные темпы роста по сравнению с комплексным прогнозом даже в случае реализации инерционного варианта, т.е. в отсутствие какой бы то ни было региональной политики.

Сопоставление оптимистических вариантов свидетельствует о явно завышенных оценках эффекта реализации региональных стратегий и недостаточном учете ресурсных ограничений. Темпы роста ВРП по сумме субъектов Дальневосточного ФО почти вдвое превосходят даже лучший, инновационный вариант пространственного прогноза экономики Российской Федерации. Это подразумевает, что суммарный ВРП независимых субъектов Дальневосточного ФО увеличивается за период 2011 - 2020 гг. в 2,5 раза, тогда как с учетом стр. межрегиональных взаимодействий и межотраслевых связей он вырастает не более чем в 1,6 раза, даже при самом благоприятном стечении обстоятельств и успешном осуществлении инновационной политики.

Существующая практика разработки местных региональных прогнозов в отрыве от национального прогноза пространственного развития экономики приводит к несовместности данных прогнозов, т.е. к превышению суммарной потребности во внешних ресурсах над имеющимися национальными инвестиционными ресурсами, включая иностранные инвестиции.

При этом нельзя сказать, чтобы вопросы ресурсной обеспеченности роста не волновали разработчиков стратегий, которые не могут игнорировать отток населения в течение последних десятилетий. Во всех документах подчеркивается проблема стабилизации численности региона. Но на фоне ожидаемого сокращения численности занятых они прогнозируют невиданные темпы роста ВРП, что противоречит экономической теории, истории и практике.

Поэтому, в сравнении с рассмотренными прогнозами, намерение В. Ишаева принять форсированный сценарий развития макрорегиона не выглядит слишком амбициозным. Реализация данного сценария предусматривает рост объема ВРП к 2025 г. в 2,6 раза по сравнению с 2011 г.13 Это означает, что к 2020 г. ВРП макрорегиона должен вырасти "лишь" в 1,9 раза, что соответствует среднегодовому темпу роста на уровне 6,6% и в 1,5 раза меньше нашего сводного прогноза по субъектам ДФО. При этом рост, предусмотренный действующей Стратегией развития Дальнего Востока и Байкальского региона, существенно скромнее: по мысли авторов, он должен опережать среднероссийский темп на 0,5 п.п. в год, то есть, с учетом известных прогнозов роста страны, составлять 5 - 5,5% в год. Но свой "умеренный" прогноз В. Ишаев обусловливает ростом численности населения макрорегиона до 12, 4 млн. чел., тогда как сейчас на этой территории проживает 7,6 млн. чел.

Новости пресс-службы. 10 января 2013 г. /Дальневосточный федеральный округ. Официальный сайт полпреда Президента РФ. URL: http://www.dfo.gov.ru/index.php?id-11&oid-3203 (Дата обращения:

11.01.2013).

стр. Большие магистрали и маленькие трагедии За цифрами роста стоит и различающееся его качество. Стратегии субъектов Федерации, вне зависимости от качества прогнозов, нацелены на комплексное развитие региона. Более того, они зачастую склонны включать в число приоритетных все отрасли, наличествующие на территории региона, что создает основу для межрегиональной конкуренции за ресурсы. Теперь же им продемонстрированы приоритеты федеральной власти: инфраструктурные проекты, выбранные в Минвостокразвития. Такие проекты, безусловно, необходимы для повышения доступности и качества жизни в удаленных регионах. Тем не менее мультипликативный эффект от прироста конечного спроса в отраслях инфраструктуры существенно меньше по сравнению с аналогичным эффектом в сельском хозяйстве и промышленности.

Так, мультипликатор конечного спроса для вида деятельности "Трубопроводный транспорт", рассчитанный на базе оценочной российской таблицы "Затраты выпуск" для 2010г., равен 1,62, для сухопутного (нежелезнодорожного) транспорта - 1,89, а для вида деятельности "Рыболовство и рыбоводство" - 2,49.

Это означает, что прирост конечного спроса на продукцию рыболовства на единицу приводит к росту выпуска во всех отраслях экономики на 2,49 единицы.

Отраслевой мультипликатор нефтедобычи равен 1,73. Поэтому хорошо известным правилом региональной политики является привлечение и поддержка тех производств, которые по природе своих межотраслевых взаимосвязей могут оказать максимальный мультипликативный эффект на экономику региона.

На практике интересы корпораций зачастую противоречат интересам населения.

С одной стороны, пресс-служба "Транснефти" бодро рапортует о положительных "экстерналиях" своей деятельности в Восточной Сибири: "При строительстве ВСТО активно развивалась транспортная инфраструктура. Было выполнено строительство большого количества вдоль-трассовых и подъездных дорог. Построены вдольтрассовый проезд от г. Киренска дог. Алдана протяженностью 1400 км, а также 10 мостовых переходов, которые используются не только для эксплуатационных нужд, но и для проезда местного стр. населения"14. А население поселка Пеледуй в этом году столкнулось с существенным ограничением своего права на свободное передвижение по территории России.

Из Пеледуя две дороги: на север, в Ленек, чтобы сесть на самолет, и на юг, в Усть-Кут, чтобы сесть на поезд. В Ленек можно попасть по дороге "вдоль трубы", а для этого надо купить пропуск за 8 - 9 тыс. руб. и воспользоваться им с 6 утра до 9 вечера. В Усть-Кут ведет дорога, построенная "Сургутнефтегазом", который берет за право проезда по платному участку 14 тыс. руб. В Пеледуе нет роддома и больницы, но есть Интернет и сотовая связь, посредством которых жители могут выразить свое недоумение: "Нас загнали в резервацию".

Корпорации, со своей стороны, милостиво позволяют ездить жителям с местной пропиской, но прописку проверяют.

*** Таким образом, декларируемый рост связности территории страны в результате форсированного развития инфраструктуры оборачивается разрывами на микроуровне, если создается, в первую очередь, сквозная инфраструктура "на вынос" природных ресурсов. Происходит действительное "сжатие пространства". Для того чтобы избежать этой опасности, хорошо бы озаботиться выполнением уже принятых стратегий, с их выверенными целями.

Но вся выстроенная в последние годы система стратегического планирования может оказаться бессмысленной, если будет сведена лишь к разработке новых стратегий, негласно отменяющих предыдущие и таким образом изменяющих выбранное качество развития, вместо того, чтобы проводить мониторинг и публичную оценку достижения поставленных рубежей.

О социально-экономическом аспекте проекта ВСЮ. 25.12.2012 / ОАО "АК "Транснефть"".

URL:.http://www.transneft.ru/news/51 2/ (Дата обращения: 11.01.2013).

стр. Миграционные настроения на Дальнем Востоке: жить Заглавие статьи нельзя уехать В. К. ЗАУСАЕВ, М. Г. САФРОНОВ, Н. А. КРУЧАК, А. И.

Автор(ы) ВОРОБЬЕВА ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 22- СИБИРЬ: "ОБРАЗ БУДУЩЕГО" Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 35.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Миграционные настроения на Дальнем Востоке: жить нельзя уехать, В. К.

ЗАУСАЕВ, М. Г. САФРОНОВ, Н. А. КРУЧАК, А. И. ВОРОБЬЕВА В. К. ЗАУСАЕВ, доктор экономических наук, директор. E-mail:

zausaev_inst@mail.ru М. Г. САФРОНОВ. E-mail: safronovmg@mail.ru Н. А. КРУЧАК. E-mail: n_kruohak@mail.ru А. И. ВОРОБЬЕВА, ДальНИИ рынка Минрегиона России, Хабаровск. E-mail:

kabanoska@mail.ru Важнейшим фактором экономического развития любого региона является человеческий. Для Дальнего Востока значимость его усугубляется тем, что подавляющая часть территории расположена в жестких климатических условиях, не позволяющих современному человеку осуществлять полное воспроизводство в течение всего периода жизни. Возникает дилемма: жить или не жить человеку на Дальнем Востоке, осваивать территорию и природные ресурсы на основе постоянного или временного населения.

Ключевые слова: Дальний Восток, типы населения, зоны проживания, миграционные настроения, сценарии миграционной политики Проведенные социологические исследования по районам различных субъектов Дальнего Востока1 позволили выделить три типа населения:

* постоянное, включает тех, кто не будет уезжать и, вероятнее всего, останется;

эта часть жителей является носителем традиций данного района, предрасположена к менее интенсивному, но более упорядоченному труду, выполняет все важнейшие социальные функции и демографические задачи;

значительную часть своего трудового потенциала реализует в домашнем хозяйстве, а основную часть доходов и накоплений тратит в месте проживания;

в жизненном плане такой человек более социален, так как образует и поддерживает всякого рода связи, прежде всего, родственные;

* к временному населению относятся люди, приехавшие сюда из других регионов России для решения материальных проблем;

они ориентированы на выезд, тяготеют к получению Заусаев В. К. и др. Кому обустраивать дальневосточный Север // ЭКО. - 2004. - N 11.

стр. быстрого результата, более энергичны и по своим установкам нацелены на работу;

* к группе условно-постоянного населения относятся те, кто хотел бы выехать, но не имеет для этого средств;

они выбрали этот район в качестве территории временного проживания;

а постоянное место жительства - другие, более благоприятные районы Дальнего Востока;

при определенных условиях такие люди могут укорениться здесь;

в перспективе на них ложится задача освоения локализованных природных ресурсов северных территорий региона.

Таким образом, целевые жизненные установки, способности и желание включиться в индустриальный процесс этих типов населения разные. Их соотношения определяют трудовой потенциал конкретного муниципального образования.

Интенсивное развитие - наибольшие потери Подробнее миграционные процессы и социально-экономическое развитие районов исследовались на примере Хабаровского края как наиболее показательного с точки зрения размещения населения в координатах с севера на юг. По степени благоприятности проживания человека выделены три зоны:

малоблагоприятная (северная), относительно благоприятная (центральная) и благоприятная (южная), для каждой из которых характерны определенные миграционные настроения и уровни экономического развития.

Общеэкономическая ситуация по этим территориям представляется крайне неоднородной. Текущие социально-экономические процессы объяснимы базовыми условиями районов. В таблице 1 приведена сравнительная динамика основных социально-экономических показателей по зонам благоприятности проживания. Просматривается четкая закономерность: чем севернее территория, тем выше экономические показатели на одного жителя. Так, среднегодовые объемы отгруженных товаров собственного производства в северных районах более чем в 3,5 раза выше, чем в южной зоне, инвестиций в основной капитал - в 1,8 раза, отдача инвестиций - почти в два раза.

Однако качество жизни населения не соответствует его вкладу в экономику края. Средняя номинальная начисленная заработная плата за 2006 - 2010 гг. на севере и в центральных стр. Таблица 1. Средние социально-экономические показатели по группам районов Хабаровского края за 2006 - 2011 гг.

Показатели Группа районов северная центральная южная Изменение -17,1 -51,7 0, численности населения, тыс. чел. В том числе:

естественная убыль -1,8 -4,0 -6, миграционное -15,3 -47,7 6, движение Среднегодовой объем 300,5 110,3 86, отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг по основным видам деятельности на одного жителя, тыс.

руб.

Среднегодовой объем 138,3 63,1 74, инвестиций в основной капитал на одного жителя, тыс. руб.

Отдача инвестиций, 2,17 1,75 1, руб./руб.

промышленных районах края отстает от южных. По пенсиям прослеживается та же тенденция. Если же учесть их покупательную способность, то отставание будет еще большим. В результате потенциал постоянного населения здесь слабеет. Более высокие темпы промышленного развития не улучшают демографические тенденции. Например, в Ульчском районе центральной зоны при росте объемов производства за 2006 - 2011 гг. в 9,5 раза потеря населения одна из самых высоких в крае (28,7%).

На сегодняшний день демографическая и миграционная ситуация в Хабаровском крае в целом отражает общероссийские тенденции и региональные особенности, которые в значительной степени обусловлены происходившими социально экономическими преобразованиями. На 1 января 2012 г.2 численность постоянного населения Хабаровского края составила 1341,6 тыс. чел. За 1991 2010 гг. население сократилось на 17,2%, или на 281,4 тыс. чел., в том числе 65,5% - это миграционный отток и 34,5% - естественная убыль. На долю Хабаровского края пришлось 15,8% общей потери населения Дальневосточного федерального округа.

С учётом окончательных итогов Всероссийской переписи населения 2010 г. URL:

http://habstat.gks.ru/digital/region1/OsnPokaz/ocenka_chisl_2012.aspx стр. Формирующиеся процессы в разрезе зон, обусловившие благоприятность проживания, неоднородны и разнонаправлены. Поэтому эти зоны обладают различным людским потенциалом. Так, за период 1991 - 2012 гг. в северных районах численность постоянного населения сократилась почти в два раза, или на 66,8 тыс. чел. В относительном измерении это самые большие потери в крае.


Сокращение в центральных районах составило 150,5 тыс. чел. (23,7%). Таким образом, наиболее развитая в промышленном отношении территория в абсолютном отношении понесла самые большие потери.

В южной зоне численность населения сократилась на 7,2%, или на 60,8 тыс. чел.

Однако если из северных и центральных районов люди едут как в западном направлении, так и на юг Хабаровского края, то из южных - только в западные регионы страны. В последние годы в южных районах складывается более благоприятная демографическая ситуация. Став центром Дальневосточного федерального округа, Хабаровск существенно повысил свою привлекательность для жителей региона.

Таким образом, главной тенденцией демографических процессов в Хабаровском крае является продолжающееся сокращение численности постоянного населения. Несмотря на замедление темпов миграционного оттока, в общей потере эта компонента остается главенствующей. Просматривается четкая закономерность: чем севернее территория, тем большие относительные потери населения. В абсолютном измерении первенствует достаточно заселенная промышленно развитая центральная зона Хабаровского края. Это определяет складывающуюся здесь ситуацию с трудовыми ресурсами, потребность в которых растет. Усиливается дефицит квалифицированной рабочей силы.

Миграционные настроения На протяжении последнего десятилетия ДальНИИ рынка в рамках различных работ проводит постоянные социологические опросы в населённых пунктах Хабаровского края. Отдельным блоком рассматриваются вопросы о намерениях поменять место проживания, а также о причинах переезда. Особый интерес представляли миграционные настроения молодежи.

стр. Для анализа миграционных настроений жителей северных районов приведены социологические оценки населения Охотского и Верхнебуреинского районов.

Опрос в Тугуро-Чумиканском районе затронул только коренные малочисленные народы Севера - эвенков.

Население Охотского и Верхнебуреинского районов имеет крайне высокую настроенность на переезд (63,5 и 79,6%) и, соответственно, низкую укорененность (36,5 и 20,4%). Высока доля потенциальных мигрантов, выезд которых откладывается по финансовой причине (37,0 и 60,2%). Особенно важно обратить внимание на то, что 56,6% населения в молодом возрасте намерены покинуть Охотский район.

Более высокую укорененность (75,6%) продемонстрировали в ходе социологического опроса представители коренных малочисленных народов Севера Тугуро-Чумиканского района. Однако на вопрос о том, хотят ли жители, чтоб их дети уехали из района, положительный ответ дали 65,7%. Такое желание связано с общей неблагоприятной социально-экономической ситуацией в районе и желанием родителей отгородить от нее своих детей. Здесь складываются новые процессы в социуме: население повышает свою территориальную подвижность и будет постоянно покидать район. Это достаточно новое явление, которое формирует движение молодого поколения в Николаевск-на-Амуре, Комсомольск-на-Амуре и Хабаровск.

Наиболее показательные причины отъезда северян были обозначены жителями Охотского района: общие экономические трудности (высокие цены, чрезмерные тарифы, нерегулярность связи с материком) - 73,4%, личные проблемы (невозможно накопить средства для решения жизненно важных задач) - 63,3, отсутствие работы и перспектив развития района - 44,9%. Важно заметить, что только один из десяти, связавших свою жизнь с Охотским районом, готов активизировать свой труд для повышения личного благосостояния. Это говорит о том, что способность жителей северных районов участвовать в индустриальном производстве низкая.

При оценке укорененности жителей центральной, относительно благоприятной зоны проживания, использованы результаты социологических опросов в Комсомольске-на-Амуре стр. и Ванинском районе. Так, в городе Юность укоренённость жителей составила 86,8%. Комфортным для проживания и воспитания детей его считают 68,0% респондентов, только 13,2% настроены на переезд. Среди основных причин названы: неудовлетворительные условия жизни (25,5%), неблагоприятный для здоровья климат (14,6), отсутствие возможности найти работу по специальности с достойной оплатой (12,7%). Комсомольчане достаточно сдержанно оценивают такие факторы переезда, как природно-климатические условия и, особенно, потребность в улучшении жилищных условий (7,3 и 35,1%).

Опрос школьников старших классов показал высокую настроенность респондентов на выезд (33,3%), еще столько же не определились с местом проживания. Это связано с их стремлением получить дальнейшее образование по специальностям, которым не обучают в Комсомольске-на-Амуре. В результате желание жить и работать здесь в будущем выразили лишь 25,2% школьников. А среди родителей - 42,8%.

При разработке Стратегического плана устойчивого развития Ванинского района до 2020 г. проведенное социологическое исследование показало, что для района характерна достаточно высокая укоренённость жителей (73,4%).

Основным местом, куда бы переехали респонденты, являются Хабаровск (42,4), европейские регионы России (23,7%).

Среди главных причин переезда были отмечены: плохие культурные условия в районе (33,1%) и медицинское обслуживание (32,4), намерение переехать поближе к родственникам (30,9), низкие заработки (30,3), плохие жилищные условия (22,5), необходимость продолжить образование (21,8), плохая транспортная связь (15,5%).

При оценке миграционных настроений населения южных районов использованы социологические опросы жителей городов Хабаровска и Вяземский. Они показывают высокую укоренённость: 72,2 и 76,9% опрошенных не имеют намерений менять место жительства на другой регион России. В качестве основных негативных факторов проживания хабаровчане отметили: сложность приобретения жилья (35,1%), неудовлетворительный уровень здравоохранения и образования (25,3), неблагоприятный климат (17,8%). В г. Вяземский стр. основными причинами миграционного настроения жителей являются: низкие заработная плата (62,7%), качество медицинского обслуживания (34,3) и уровень развития культурной сферы (31,3), отсутствие работы (38,8), неудовлетворительные жилищные условия (29,1), невозможность дать хорошее образование детям (28,4%).

Укоренённость учеников 11-х классов этой группы респондентов меньше, чем средняя по населению. Только 52,3% связывают свою судьбу с Хабаровском, еще 37,5% не определились с будущим местом проживания;

по г. Вяземский, соответственно, 12,2 и 46,6%.

Общая оценка негативных миграционных настроений, выраженных в средневзвешенной доле жителей, настроенных на выезд из той или иной зоны проживания, представлена в таблице 2. Так, наибольшая доля населения, намеревающегося выехать с места своего проживания, приходится на северные районы (79,2%). Примерно равные миграционные настроения имеют центральная и южная зоны (26,5 и 27,6%). Однако для первой характерна большая доля людей, решительно ориентированных на выезд (11,3), чем для второй (7,0%).

Таблица 2. Оценка настроений на переезд жителей районов Хабаровского края, % от числа опрошенных Районы Всего Собирают Возможно, Выедут, настроенн ся выедут, но не но пока ых на в нет на выезжать ближайшеевр этосредс выезд емя тв Северные 79,2 8,8 15,4 55, Центральн 26,5 11,3 9,2 6, ые Южные 27,6 7,0 8,8 11, Варианты миграционной политики Реализацию миграционной политики Хабаровского края в обозримой перспективе можно рассматривать по нескольким сценариям. Они определяются как внутренними (внутрирегиональными), так и внешними (общероссийскими) факторами и условиями развития.

Для Хабаровского края рассмотрены три варианта: инерционный, переселенческий и патерналистско-производственный, которые, по определению, имеют качественные различия. Так, инерционный вариант предполагает продолжение стр. сложившихся тенденций, сохранение заложенных в предыдущий период факторов развития экономики. Качественных преобразований в социохозяйственной системе здесь ожидать трудно. Сравнительные преимущества не будут реализованы в полной мере. Поэтому реально ухудшение динамики доходов населения и потребительского спроса, что отрицательно скажется на развитии социальной инфраструктуры.

Привлекательность районов будет невысокая, что означает сохранение и даже усиление миграции.

Перспектива формирования миграционных потоков по данному варианту основывается на предположении, что из северных и центральных районов они будут направлены на юг Хабаровского края и в западные регионы страны.

Оценка необходимых затрат на переселение указанного количества людей производилась из расчета стоимости приобретения жилья в краевом центре на каждую семью (расчетное значение показателя среднего размера семьи в Хабаровском крае - 2,6 чел.).

За 2006 - 2012 гг. правительством Хабаровского края было выдано жилищных сертификатов жителям Крайнего Севера и приравненных к нему местностей. В целом за указанный период на реализацию программы переселения было затрачено 1,9 млрд. руб., что в 23 раза меньше, чем требуется по инерционному варианту на период 2013 - 2020 гг.

В 2006 - 2010 гг. из северных и центральных районов переехало 4,6 тыс. семей, что в 7,5 раза больше, чем количество выданных сертификатов за тот же период.

Это свидетельствует о том, что люди, не дожидаясь государственной поддержки, покидают не устраивающие их районы проживания.

Переселенческий сценарий развития учитывает сложившиеся настроения на переезд жителей северных и центральных районов Хабаровского края. Прогноз проводился на основе данных таблицы 2. В результате численность постоянного населения в северной зоне в 2020 г. составит 16,5, в центральной - 363,8 тыс.

чел.

Реализация патерналистско-производственного варианта является наиболее затратной. Он базируется на качественном развитии и преобразовании экономики края. Предполагается реализация новых долгосрочных инвестиционных проектов стр. в сфере добычи и переработки ресурсов, что потребует привлечения дополнительных кадров как из местного населения, так и за счет вахтовых и сезонных рабочих.


Однако не существует прямой зависимости между сокращением миграционного оттока и развитием промышленного производства, которое ведет к расширению налогооблагаемой базы и доходов местных бюджетов. Появляются ресурсы для выполнения муниципальными образованиями своих социальных обязательств, развития инфраструктуры, что положительно скажется на миграционных настроениях жителей, станет ощутимым фактором в деле укоренения населения.

Но процесс этот длительный и затрагивает довольно ограниченный слой населения. Нами проведена укрупненная оценка первоочередных мер повышения благосостояния жителей Дальнего Востока. В ежегодном исчислении это составляет 1,5 трлн руб., или, в пересчете на жителя Хабаровского края, - 238 тыс. руб. Предлагаемые мероприятия невозможно реализовать одномоментно. Поэтому наращивание дотационных выплат должно происходить постепенно и достигнет полной суммы к 2020 г.

Прогнозы миграционной политики за период 2013 - 2020 гг. по трем рассмотренным вариантам для северной и центральной зон приведены в таблице 3. Из нее следует, что даже инерционный вариант, отражающий сложившиеся тенденции миграционных процессов, потребует существенно больших финансовых затрат, нежели расходуется сегодня согласно программе переселения северян.

Таблица 3. Среднегодовые затраты по вариантам миграционной политики для северных и центральных районов за период 2013 - 2020 гг.

Хабаровского края, млрд. руб.

Районы Вариант политики инерционны переселенчески патерналистско производственны й й й Северные 2,0 9,7 11, Центральны 3,5 20,3 75, е Итого 5,5 30,0 87, стр. Условия формирования миграционной политики Движение миграционной политики по траектории переселенческого варианта ведет к потере трети населения северных районов Хабаровского края. Для реализации бизнес-проектов потребуется использование вахтовых и экспедиционных методов организации труда, а также привлечение иностранной рабочей силы. Но это позволяет на какое-то время задержать людей на юге Хабаровского края, создает предпосылки укоренения его здесь, на границе с быстроразвивающимся Китаем.

Развитие промышленного производства в муниципальных образованиях не дает быстрого эффекта для закрепления населения. Поэтому патерналистско производственный вариант развития предполагает, в первую очередь, инвестиции в человека. За счет улучшения условий проживания и повышения качества жизни в северных районах будут созданы предпосылки для укоренения населения. Данный вариант является наиболее затратным, однако позволяет решать основные геостратегические задачи, связанные с сохранением Дальнего Востока и активным включением России через него в интеграционные процессы АТР.

Формируя миграционную политику, необходимо исходить, прежде всего, (концептуально) из содействия переезду жителей северных территорий и закрепления населения в центральных промышленно развитых и южных районах Хабаровского края. Формирование здесь селитебных центров с комфортными условиями жизни должно стать главным в демографической политике региона.

Для этого требуется включение самых разнообразных институциональных механизмов всех уровней власти: федерального, краевого и муниципального.

Необходим федеральный закон "О развитии Дальнего Востока", в котором должны быть прописаны стратегические цели и задачи, механизмы их реализации, место и роль исполнительных органов власти субъектов и местных органов власти, которые получат значительные полномочия и обязательства перед местным населением и Россией в выполнении своих геостратегических функций. Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока необходимо наделить действенными функциями по их реализации.

стр. На федеральном уровне следует принять меры по повышению конкурентоспособности дальневосточной экономики. Особый акцент должен быть сделан на южных субъектах Дальнего Востока, где необходимо сформировать пояс из высокотехнологичных отраслей с постоянным населением. Никто так надежно не охраняет границы государства, как проживающие здесь укорененные жители России.

Влияние масштабных проектов К сожалению, в настоящее время решение демографических проблем региона ориентировано на реализацию коммерческих проектов. На первый взгляд, это разумный подход. Но коммерчески эффективные проекты затрагивают очень узкий круг населения. "Стригут купоны" собственники и высшие менеджеры. В процессе реализации проектов на территории вырастают цены на товары первой необходимости, от которых страдают средне- и малообеспеченные слои населения. К тому же в северных районах, как отмечалось выше, остался ограниченный круг лиц, способных повысить интенсивность трудовой деятельности для улучшения своего благосостояния. Здесь все активнее используются вахтовые и экспедиционные способы обеспечения производства рабочей силой. Процесс повышения уровня жизни через новые производства длительный, а влияние его - косвенное. Переломить же тенденцию необходимо в течение ближайших 5 - 7 лет. Поэтому меры государственной поддержки должны быть прямые, то есть непосредственно касающиеся благосостояния дальневосточников и в то же время снижающие затратность дальневосточной экономики (повышающие ее конкурентоспособность). Основными из них являются:

* увеличение размеров дальневосточных надбавок и выплата их из федерального бюджета;

* бесплатное высококачественное медицинское обслуживание;

* бесплатное высшее образование в рамках Дальневосточного региона;

* дотация в размере не менее 50% стоимости строительства жилья и коммунальных расходов;

* бесплатный проезд 1 раз в год в западные регионы страны.

стр. Цена подобных мероприятий высока: для Дальнего Востока это около 1,5 трлн руб. в год. Поэтому они должны реализовываться постепенно. Важно обозначить вектор и прописать его в законе. Тогда жители увидят ориентир отношения государства к региону и смогут с его учетом строить здесь свою жизнь.

Следующее направление - это комплекс масштабных проектов, реализация которых дает новый импульс развитию северной и центральной частей Хабаровского края. Помимо озвученных БАМа и строительства моста на Сахалин, следует лоббировать строительство Тугурской приливной электростанции (ПЭС), в увязке с развитием Нижнего Приамурья, в частности, с освоением алунитов как здесь, так и в Комсомольском районе, развитием черной металлургии в г. Комсомольске-на-Амуре, освоением лесных ресурсов Тугуро Чумиканского района с вывозом древесины в г. Николаевск-на-Амуре, где можно развивать ее переработку.

Необходимо вернуться к проекту строительства нефтегазохимического комплекса. Разведка углеводородных месторождений на шельфе Татарского пролива и последующее их освоение позволят сформировать в Нижнем Приамурье химический кластер.

Наконец, масштабным может стать глобальный проект комплексного освоения природных ресурсов Охотского моря. Его по праву считают жемчужиной Дальнего Востока за огромный и разнообразный ресурсный потенциал.

Реализации его может способствовать строительство до побережья автомобильной дороги из Республики Саха (Якутия).

Учитывая, что основной машиностроительный потенциал края сконцентрирован в центральной зоне (г. Комсомольск-на-Амуре), необходимо формирование здесь особой экономической зоны. Первые попытки движения в этом направлении уже сделаны: авиасудостроительный кластер утвержден на федеральном уровне. Следует дополнять его другими производствами (металлургическим, нефтехимическим и др.). В Стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона предусматривается подготовка проекта закона о внесении изменений в федеральный закон N 116 "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" в части стр. расширения типов особых экономических зон и видов экономической деятельности. Это позволяет надеяться, что появятся формы ОЭЗ, адекватные промышленно-инновационной специализации г. Комсомольска-на-Амуре.

Машиностроительные предприятия Хабаровского края нуждаются в разносторонней и крупномасштабной государственной поддержке, переориентации на отрасли специализации Дальнего Востока, располагающие рентой, расширении кооперации с малым и средним бизнесом. Обеспечение заказами необходимо осуществлять через включение в лицензионные соглашения на право использования природных ресурсов региона формулировок, касающихся контрактов на производство техники и оборудования на дальневосточных предприятиях.

Свое место в этой системе мероприятий должны найти законодательные и исполнительные органы дальневосточных субъектов Российской Федерации.

Так, необходимо выйти на федеральный уровень с инициативами по увеличению финансирования программы переселения жителей из районов Крайнего Севера Сибири и Дальнего Востока и приравненных к ним местностей;

разработке нормативно-правовой базы регулирования внутренней миграции в Российской Федерации, в частности на Дальнем Востоке, стимулирующими закрепление населения на юге региона.

Особое внимание надо обратить на реализацию инвестиционных проектов в северной зоне. Оценку продуктивности исполнительных органов власти следует измерять количеством реализованных инвестиционных проектов и объемами привлеченных инвестиций.

Необходимо всячески способствовать активизации геологоразведочных работ и оценке новых месторождений. В лесной политике важна переориентация на искусственное воспроизводство лесных ресурсов.

Нужна единая информационная система рынка труда в разрезе районов, что позволит более оперативно получать информацию о текущей ситуации и динамике происходящих на нем процессов.

Необходимо повысить заинтересованность муниципальных образований в развитии экономики. Наиболее распространенным стр. инструментом управления здесь является программно-целевое планирование (стратегии и социально-экономические программы). Разработка качественных документов, отражающих объективные условия и факторы развития, увязка их с сопредельными территориями, использование современных механизмов реализации планов и проектов, в конечном счете, способствуют оживлению и развитию бизнес-среды. В качестве помощи местным властям необходимо предоставить им ранее выполненные проектными институтами районные планировки, которые могли бы стать базовыми документами будущего развития.

Изменение демографической ситуации на Дальнем Востоке возможно только при использовании ресурсов гражданского общества. К сожалению, в настоящее время оно разобщено. Дальневосточник потерял статус хранителя российских границ, первооткрывателя новых территорий. Малообеспеченная часть жителей региона испытывает комплекс неполноценности. Поэтому необходимо возрождение чувства гордости проживающего на Дальнем Востоке населения за ту роль, которую оно играет в современной и особенно в будущей жизни России.

Итак, проведенные на примере Хабаровского края исследования показывают напряженную демографическую ситуацию на Дальнем Востоке. Сложившийся за 20 лет рыночных реформ миграционный отток населения продолжается.

Переломить негативные тенденции необходимо в ближайшие 5 - 7 лет. В противном случае начнутся необратимые процессы, особенно опасные для окраинных территорий, грозящие их экономической потерей. Прежде всего, следует решить проблемы населения глубинных районов. Переселение их на юг региона, формирование здесь благоприятных условий жизнедеятельности, требующих, прежде всего, инвестиций в человека, создадут возможности для его закрепления и выполнения Дальним Востоком стоящих перед ним геостратегических задач.

стр. Заглавие статьи Перспективы развития АПК Сибири связаны с наукой Автор(ы) И. В. ЩЕТИНИНА ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 36- СИБИРЬ: "ОБРАЗ БУДУЩЕГО" Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 44.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Перспективы развития АПК Сибири связаны с наукой, И. В. ЩЕТИНИНА И. В. ЩЕТИНИНА, доктор экономических наук, Сибирский НИИ экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии, Новосибирск. E-mail: irer@ngs.ru В статье рассмотрены современное состояние и перспективы развития агропромышленного комплекса (АПК) Сибири в условиях вступления России в ВТО. Отмечена роль господдержки для повышения эффективности производства и развития сельских территорий, необходимость перехода на инновационную модель развития, повышения значимости АПК Сибири для Российской Федерации.

Ключевые слова: агропромышленный комплекс, ВТО, господдержка, перспективы и резервы развития Сибирь на общероссийском фоне Доля общей земельной площади, используемой предприятиями, организациями и гражданами, занимающимися сельскохозяйственным производством в Сибири1, составляет 44,9% от общероссийского показателя. Но поскольку для использования непосредственно в производстве пригодно лишь 20,8% этой величины, сибирские сельскохозяйственные угодья занимают только 26,1% от общероссийских.

Сибирь при этом, с учетом более сложных природно-климатических и социальных условий, даёт в среднем 15,5% производства валовой продукции сельского хозяйства России. Примерно в таком же диапазоне (от 13,3 до 23,2%) колеблется доля таких показателей, как численность организаций АПК Сибири, поголовье сельскохозяйственных животных и объемы производства продукции сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности (табл. 1).

Но по отдельным видам продукции, которые в настоящее время приобретают всё большее значение для экономики, эти показатели значительно выше. Так, в СФО производится 48% льна-долгунца, 35% рапса от российских показателей. По производству некоторых видов продукции СФО входит в первую тройку среди округов РФ (табл. 2).

В статье рассматриваются территории Сибирского федерального округа (СФО), Тюменской области и Республики Саха (Якутия).

стр. Таблица 1. Доля АПК Сибири в общероссийских показателях, в среднем за 2008 - 2011 гг.

Показатель Значение Доля от российских показателей, % Общая земельная площадь, 238,5 44, используемая предприятиями, организациями и гражданами, занимающимися сельскохозяйственным производством, млн. га Из них сельскохозяйственные 49,7 26, угодья, млн. га Численность населения - всего, млн. 23,8 16, чел.

В том числе проживающих в 6,7/28,2 17, сельской местности, млн. чел. / % Среднегодовая численность занятых 1,2 16, в сельском и лесном хозяйстве;

охотой, рыболовством, рыбоводством, 2005 - 2009 гг., млн.

чел.

Среднегодовая валовая продукция 391,4 15, сельского хозяйства, 2008 - 2010 гг., млрд. руб.

Количество организаций всех форм собственности, 2008 - 2010 гг., ед.:

сельскохозяйственных 3889 17, пищевой и перерабатывающей 449 13, промышленности Поголовье на конец года, 2008 - 2010 гг., млн. голов:

крупный рогатый скот 4,8 23, В том числе коровы 2,0 22, свиньи 3,3 19, овцы и козы 3,5 15, птица (в сельскохозяйственных 47,5 14, организациях) Среднегодовое производство (валовой сбор) в хозяйствах всех категорий, 2008 - 2010 гг., млн. т:

зерно 16,5 18, картофель 6,1 22, овощи 1,9 14, молоко 6,4 19, мясо (реализовано живой массой) 1,7 17, яйцо, млрд. шт. 7,2 18, В сельскохозяйственных организациях, 2008 - 2010 гг.:

урожайность зерновых культур, ц/га 14,2 65, картофеля, ц/га 141,3 110, среднегодовой удой от 1 коровы, кг 3284 81, получено яиц от 1 курицы-несушки 309 101, в год, шт.

среднесуточный привес, г:

крупный рогатый скот 419 84, свиньи 341 82, овцы и козы 30 96, стр. Окончание табл. 1.

Показатель Значение Доля от российских показателей, % Среднегодовое производство, 2008 - 201 (гг., тыс. т:

хлеба и хлебобулочных изделий 1137,2 15, мяса, включая субпродукты 1-й 477,9 14, категории масла животного 37,3 15, цельномолочной продукции 1613,5 15, Источник табл. 1 - 2 и рисунка: расчеты автора по данным "Росстата" и Минсельхоза России: Регионы России. Социально-экономические показатели.

2010: Стат. сб. / Росстат. - М., 2010. - 996 с;

Агропромышленный комплекс России в 2010 году / Департамент экономики и финансов Министерства сельского хозяйства РФ. - М., 2011. - 554 с.

Таблица 2. Место, занимаемое СФО в Российской Федерации в 2010 г. по производству продукции Вид продукции Место, занимаемое в РФ Мясо и субпродукты пищевые:

убойных животных 3-е домашней птицы 4-е Цельномолочная продукция (в пересчете на 3-е молоко) Масло сливочное и пасты масляные 3-е Хлеб и хлебобулочные изделия 3-е Масло растительное нерафинированное 5-е В то же время сельское хозяйство Сибири по всем показателям, за исключением урожайности картофеля и продуктивности кур-несушек на птицефабриках, отстает от среднероссийских: урожайность зерновых культур в 2008 - 2010 гг.

составила лишь 65,8% от российской, молочная и мясная продуктивность крупного рогатого скота- 81 - 85% и т.д.

Более низкие показатели урожайности растениеводческих культур и продуктивности животных в Сибири, с одной стороны, объективно обусловлены менее благоприятными природно-климатическими условиями и отсюда меньшей привлекательностью аграрного сектора для потенциальных инвесторов, слабой материально-технологической оснащенностью производства, финансово экономическими проблемами организаций (среди которых от 20% в среднем по СФО до 40 - 50% хозяйств в Забайкальском округе убыточные) и комплексом других стр. проблем;

с другой стороны - недостаточным использованием в АПК современных достижений науки и крайне низким уровнем государственной поддержки села по сравнению с развитыми странами.

Господдержка при вступлении в ВТО На развитие АПК Сибири в перспективе всё большее воздействие, помимо таких традиционных факторов, как сложные природно-климатические условия, сезонность производства и др., будут оказывать социально-политические и экономические изменения. Наиболее значимые из них ожидаются после вступления России в ВТО. В первую очередь они коснутся государственной поддержки сельского хозяйства.

Правительство постепенно должно будет отказаться от применяемых только в развивающихся странах (Россия не входит в этот список) инвестиционных субсидий, компенсации части затрат на средства производства и других, применяемых ранее в РФ, соответствующих по правилам ВТО "желтой корзине"2. Многие хозяйствующие субъекты опасаются снижения общего уровня господдержки сельского хозяйства, что, по их мнению, окончательно "убьет" сибирское село.

Но снижения объемов господдержки села не должно произойти, так как в регионах Сибири размеры поступлений бюджетных средств в сельское хозяйство в настоящее время гораздо ниже, чем допустимо по правилам ВТО. В частности, минимально допустимая сумма господдержки, исходя из объемов производства продукции сельского хозяйства за 2007 - 2011 гг. по России, могла бы составить, в соответствии с правилами ВТО, 143 млрд. руб., а по регионам СФО - 17,4 млрд. руб. Но выплачиваемые субсидии из бюджетов всех уровней и в России, и в СФО, не достигают указанных минимальных размеров (рисунок).

То есть господдержка сельского хозяйства не только не должна быть снижена в связи с вступлением России в ВТО, но вполне может быть ещё и увеличена.

"Желтая корзина" - это принимаемые государством меры, оказывающие искажающее воздействие на торговлю: поддержка рыночных цен, прямые платежи и субсидии, льготы на транспортировку и списание долгов, приобретение ГСМ со скидкой и т.п.

стр. Бюджетные субсидии, относимые на результаты финансово-хозяйственной деятельности сельскохозяйственных организаций РФ и СФО в 2007 - 2010 гг., млн. руб.

Кроме того, в соответствии с правилами "зелёной корзины", останутся следующие направления поддержки агробизнеса и развития сельских территорий3: образование, научные исследования, борьба с вредителями и болезнями, информационно-консультационное обслуживание, ветеринарные и фитосанитарные мероприятия, инспекционные услуги;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.