авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Оглавление Куда дрейфуют континенты?, В.А. КРЮКОВ.......................................................................................... 2 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Автодорогук ЛПК "Зеленаяфабрика"в Томской области достроят к октябрю. 2010. 3 сентября. URL:

http://obzor.westsib.ru/news/330154.

стр. Следует учитывать, что реализация проектов по глубокой переработке леса способствует развитию в области смежных производств (строительство и мебельное производство), привлечению инвестиций в регион.

Поскольку лес является воспроизводимым ресурсом, ЛПК позволяет создать предпосылки для устойчивого развития местной экономики на долгосрочную перспективу. При этом инвестиции в ЛПК ведут к прямому росту налогов, в отличие, например, от нефтяной промышленности, которая в настоящее время требует больших инвестиций только на поддержание существующих уровней добычи и, соответственно, на сохранение достигнутых уровней налоговых платежей в бюджеты.

Одной из общероссийских проблем также является то, что для модернизации действующих производств и новых объектов используется в основном импортное оборудование. Большинство российских заводов лесного машиностроения прекратило производство, в результате резко снизились объемы выпуска лесозаготовительной техники и деревообрабатывающего оборудования. Так, выпуск трелевочных тракторов, валочно-пакетирующих и сучкорезных машин сократился в десятки раз9. Кроме того, технический уровень и качество выпускаемой лесозаготовительной техники низкие, а отечественное деревообрабатывающее оборудование значительно уступает по показателям материало- и энергоемкости импортным аналогам. К тому же отсутствует база сервисного и эксплуатационного обслуживания отечественной лесозаготовительной техники.

Развитие ЛПК формирует спрос на отечественные оборудование и технику, что создает предпосылки для восстановления российского производства оборудования и машин для ЛПК.

Стратегия развития лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года. - Утверждена приказом Минпромторга России и Минсельхоза России от 30 октября 2008 г. N 248/482.

стр. Национальные компании: отражение глобального Заглавие статьи кризиса корпоративного управления Автор(ы) Л. А. ИВАНОВ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 81- ТОЧКА ЗРЕНИЯ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 44.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Национальные компании: отражение глобального кризиса корпоративного управления, Л. А. ИВАНОВ Л. А. ИВАНОВ, кандидат экономических наук, МВД, советник АО "Энергоинформ", Астана, Казахстан. E-mail: ivanov52@gmail.com Национальные компании длительное время стремились укрупняться, догонять ТНК и подражать им. Сегодня мы на пороге глобального кризиса корпоративного управления. Похоже, пора искать новые, оригинальные пути управления крупным государственным имуществом.

Ключевые слова: корпоративное управление, системообразующие национальные компании, профессиональная элита Порой создается впечатление, что национальные компании развивающихся стран участвуют в небывалом натурном эксперименте. На них почти полвека отрабатываются более совершенные модели управления. Терпеливо руководят экспериментом консалтинговые компании развитых стран, не понаслышке знающие о проблемах своих клиентов-корпораций по всему миру. Каковы же результаты столь затянувшегося эксперимента?

В разных странах термин "национальная компания" имеет несходное содержание. Обобщая различные подходы, в данной статье под национальными компаниями понимаются системообразующие частные компании, контролируемые государством, действующие по всей территории страны и за рубежом. Они вносят заметный вклад в ВВП, государственный бюджет, а их акции способны полноценно котироваться на фондовых биржах.

Национальные компании Российской Федерации - это ОАО "Газпром", ОАО "НК "Роснефть"", ОАО "Лукойл", ОАО "Сургутнефтегаз", ОАО "Норильский никель", ОАО "НоваТЭК", ОАО "ФСК ЕЭС", ОАО "РусГидро", ОАО "Северсталь", ОАО "Татнефть", ОАО "РЖД", ОАО "ТНК-ВР", АФК "Система", ОАО "Транснефть", ОАО "Связьинвест", ОАО "Русал", ОАО "Росэнергоатом", ООО "Металлоинвест", стр. ОАО "СУЭК", ОПК "Оборонпром", Концерн ПВО "Алмаз-Антей", ОАО НК "РуссНефть", ОАО "Аэрофлот", ФГУП "Почта России", ОАО "АвтоВАЗ", ОАО "Алроса", ОАО "Еврохим", ЗАО "Трансмашхолдинг", ОАО "КамАЗ"1.

Ключевые концепции корпоративного капитализма Весьма распространена магическая формула: капитализм есть частная собственность плюс рыночное распределение ресурсов. Такое упрощённое определение капитализма, идеализируя институты рынка и собственности, умаляет роль крупных коммерческих организаций, а им в экономике и в экономической истории по праву принадлежит важная роль.

Строго говоря, частная собственность - не столько экономический, сколько политический институт. Во-первых, корректное установление и неукоснительное соблюдение прав собственности отнюдь ещё не означает, что всякий объект собственности сможет участвовать в экономическом обороте через продажу (пример - майорат или пожизненная рента). Во-вторых, обеспечивать повсеместное соблюдение права частной собственности может только бдительное и достаточно сильное государство. Поэтому коммерсанты, несмотря на давление и даже перегрузки со стороны формальной власти, вынуждены поддерживать стабильность, консерватизм государственных институтов - наименьшего из известных им зол.

Перед нами отнюдь не парадокс: укрепление частной собственности неминуемо ведёт к повышению значения государства.А уж становление гигантских монополий возможно лишь в устойчивых империях соответствующих размеров. Эта взаимообусловленность была замечена к концу XIX в., когда обсуждали основные признаки, особенности государственно монополистической стадии капитализма, в частности слияние, ротацию менеджмента крупных корпораций и государственного аппарата.

Рыночное распределение ресурсов также не считается идеальным. Оно выглядит пристойно только для товарных потоков, где цена/качество дают более или менее сносные критерии URL: http://www.kaztrade.ru/russian_federation/overview/state_agenoies/ стр. при доступе покупателей к ресурсам. Если же речь идёт об уникальных (стратегически важные территории, месторождения ценных полезных ископаемых и т.д.) или общедоступных ресурсах (вода, воздух, простой труд), оценки претензий на право доступа перестают быть строго рыночно обоснованными. Доступ к ресурсам становится скорее хищнически коррупционным.

Именно негодные корпоративные практики стали первопричиной массовых национально-освободительных движений в 1960-х годах. Потребовалось время на отработку "неоколониальных" отношений и более тщательную оценку стоимости невозобновляемых ресурсов. Но с тех пор создалась принципиально иная ситуация, в которой транснациональные корпорации развитых стран вынуждены были (с переменным успехом) конкурировать за природные ресурсы и за рынки сбыта с набирающими силу национальными компаниями стран третьего мира. Через национальные компании была осуществлена национализация бизнесов, эксплуатирующих высокодоходные сырьевые ресурсы и инфраструктуру развивающихся стран.

Неоколониализм популяризирует две не новые, но далеко идущие концепции.

Первая - о том, что государство - заведомо никчемный собственник, призвана оказывать давление на системообразующие национальные компании и их собственников - государственные администрации. Как следствие, чтобы получить частный контроль над национальными ресурсами в рамках этой концепции, предлагается как можно скорее приватизировать все национальные компании под предлогом повышения их эффективности.

Вторая концепция - о незаменимости и пользе прямых иностранных инвестиций для развивающихся стран. Ею открывается легальный путь для проникновения международного капитала на рынки стран третьего мира, для приватизации сырьевых депозитов и производственной инфраструктуры.

О чём же умалчивают две ключевые теоретические концепции? О том, каковы государства и каковы инвестиции в развивающемся мире.

Конечно, насквозь прогнившее от коррупции государство - не только плохой собственник, но и остальные функции не выполняет как нужно. Например, оно не способно обеспечить стр. безопасность (личности и собственности) и иные демократические свободы в собственной стране.

Отметим, что идеальные государственные системы (с компетентной и невороватой бюрократией) существовали лишь в мечтах, в утопиях (то есть не имели конкретного места в реальности). Каково "правильное" государство в условиях деятельности крупных корпораций - также до сих пор дискуссионный вопрос: должно ли оно быть нейтрально к корпорациям, поддерживать их или же бороться с ними? Ответ зависит от личных политических предпочтений и экономических интересов.

Что касается прямых иностранных инвестиций, не вызывает сомнений, что оружие, отсталые технологии, суррогатные продукты питания и т.п. никому большой пользы не приносили, а вред - запросто. Также при импорте капитала занижается цена природных ресурсов (предстоящих платежей по обслуживанию внешнего долга) и преувеличивается ценность инвестиций, т.е. обмен между развитыми и развивающимися странами становится неравноценным. На такие сделки идёт не всякое государство, а только дестабилизированное, которому некуда больше деваться, кроме как полагаться на запах сыра в мышеловке иностранной помощи.

Фундаментальное противоречие в деятельности корпораций Корпорация есть одна из законных форм коллективного управления (людьми и имуществом), отличающаяся от остальных форм ограниченной ответственностью за результаты управления. Ограниченная ответственность подкрепляется законодательством, как для собственников (объединенного) имущества, так и для менеджеров, выступающих агентами собственников. Здесь опять-таки заметна координирующая роль государства, отводящего и формирующего правовое пространство для корпоративной деятельности.

Формально управление корпорацией стратифицировано: разделено между собственниками-акционерами, директорами-наблюдателями и исполнителями менеджерами.

В зависимости от степени концентрации власти акционеров принято различать две модели управления корпорацией.

стр. "Англосаксонская" применяется при распыленности акций и отсутствии явного центра власти. "Континентальная" модель предполагает наличие контрольного пакета и авторитетного собственника. При англосаксонской модели в корпорации сравнительно легко встраиваются профессиональные, экономические элиты. При континентальной - политические. В частности, поэтому континентальная модель более распространена среди национальных компаний.

Согласно сложившимся воззрениям, корпоративное управление решает две фундаментальные экономические задачи: обеспечивает долгосрочную высокую отдачу (рентабельность) акционерного капитала и выживание в условиях конкуренции по жестким правилам с другими корпорациями. Для этого корпорация активно ищет денежные потоки (в том числе привлекает займы и проводит меры по диверсификации своего бизнеса), а также сокращает расходы (предотвращает утечки активов и рационализирует технологию).

Трудность совместного решения двух фундаментальных задач вызвана конфликтом между ними (фундаментальным противоречием). Выживать при конкуренции можно, только предлагая на рынок продукцию по приемлемым ценам, но тогда проблематично обеспечивать желаемую собственниками сверхвысокую рентабельность капитала. Поэтому корпорация вынуждена либо "отгораживать" часть рынка - становиться монополистом, либо вступать в соглашения (например, ценовой картель) с конкурентами, либо (в крайнем случае) сливаться с ними.

Экономические теории утверждают, что разнонаправленные внутренние интересы корпорации и давление внешней среды можно согласовывать, уравновешивать, если у корпорации имеются добросовестные и грамотные менеджеры, нет доминирующих собственников, сбивающих менеджеров с верного пути, и отсутствуют "нерыночные" препятствия деятельности. На практике такие благоприятные сочетания встречаются крайне редко. Поэтому де-факто качество управления в корпорациях вряд ли выше, нежели у других форм организаций, ориентированных на конкурентный рынок2.

Финкельштейн С.Ошибки топ-менеджеров ведущих корпораций: анализ и практические выводы. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.

стр. Специфика корпораций, подлинная причина востребованности этой правовой формы бизнеса состоит в том, что собственники (долей или акций) не просто перекладывают на наёмных менеджеров ответственность за текущее управление (риски имущественные), но и подталкивают своих агентов к действиям на грани законов (риски правовые). Действуя без напряжения, не выходя на границу коммерческих возможностей, нельзя получить выручку больше, чем у других организаций (невозможно успешно конкурировать). Поэтому корпоративное руководство, совместно хранящее сведения о действиях, сомнительных с точки зрения этики, морали или закона ("скелеты в шкафу"), неизбежно маржинализируется,обособляется от остальных служащих, превращается в профессиональную элиту3, которая владеет информацией о побочных эффектах производимых ими лекарств, о недостатках автомобилей и энергетических объектов, о пробелах в программных продуктах и вредоносности массовых продуктов питания.

У каждой корпорации с момента создания накапливается уникальный набор признанных достижений, нерешённых проблем и фатальных ошибок, препятствующих развитию. В частности "за плечами" у национальных корпораций стран третьего мира скандальные национализации имущества западных компаний, опыт самостоятельного выхода на внешние рынки, неафишируемые связи с национальными политическими элитами и целый арсенал мер протекционистского характера. Они срослись с государственным аппаратом управления и государственными финансами.

Так или иначе, со временем каждая состоявшаяся корпорация становится оплотом политических и экономических элит, связанных с собственниками, а менеджмент корпорации пользуется всеми способами, чтобы сочетать формальные корпоративные задачи с удовлетворением запросов элит. При этом не принципиально, является ли корпорация частной или в ней доминирует государство. В любом случае менеджеры подбираются лояльные и готовые к гибкости при правильной мотивации их склонности к принятию риска Chandler A.D., Jr. The Visible Hand: The Managerial Revolution in American Business. - Cambridge, MA:

Harvard Belknap, 1977.

стр. (негативной оценки действий этих менеджеров в будущем). При высоких бонусах корпоративное руководство выполняет не только то, что на грани закона или этики, но может, как бы невзначай, заступать за их пределы.

Следует задать вопрос, действительно ли "естественный отбор" конкуренции действует в отношении корпораций так же, как и в отношении малых фирм?

Ведь корпорации взрастают, существуют и плодоносят лишь в специальных условиях, на обособленных сегментах рынка, которые они создают себе сами (например, узнаваемыми брендами) или которые созданы государством (выделены властью).

Имеется обоснованное подозрение, что во многих случаях конкурируют не столько корпорации между собой, сколько разные составы команд менеджеров внутри корпораций. То есть содержание понятия "конкуренция" радикально отличается. Обычно конкуренция понимается как противостояние качеств корпораций (включая их продукцию) при их сравнении в "полевых" рыночных условиях. Совсем иное понятие конкуренции, когда мы имеем в виду "офисные" сражения между командами менеджеров с демонстрацией лояльности к собственникам.

Общий кризис корпоративного управления К началу XXI в. стали распознаваемыми контуры общего кризиса корпоративного управления4. Первый признак:многие корпорации уже не могли надежно обеспечивать в прежних размерах долгосрочную доходность по своему растущему акционерному капиталу. Наступил предел ёмкости освоенных торговых площадок транснациональных конгломератов. Им приходилось одновременно диверсифицировать бизнес и искать новые площадки.

Одной из важнейших причин ограничения роста транснациональных корпораций (ТНК) стало повышение мощи национальных компаний.

Опережающий рост экономик крупных и средних развивающихся стран базировался на растущем внутреннем спросе и закреплении части их внутренних Soros G. The Crisis of Global Capitalism: Open Society Endangered. - New York: Public Affairs, 1998.

стр. рынков (энергетика, транспорт, связь, финансы и т.д.) за национальными компаниями. В то же время национальные компании проявили себя достаточно активно и на зарубежных рынках, постепенно тесня, ограничивая ТНК, перерастая в них. Думается, что одной из основных задач такого глобального проекта, как ВТО, является создание режима "цивилизованного" противостояния ТНК и национальных компаний.

Ответной реакцией на успехи национальных компаний из развивающихся стран стал пересмотр антимонопольного законодательства в развитых странах. Стали допустимыми и даже желательными "откровенные" слияния и поглощения, немыслимые еще 30 лет назад. Знаковые сделки затрагивали металлургию, транспорт, информационные технологии и другие отрасли. Началось становление "чемпионов" развитых стран, пренебрегавшее классическими принципами поддержки конкуренции, ограничениями монополизма и доминирования5. Это второй признак общего кризиса управления корпорациями.

Третьим тревожным признаком управленческого кризиса стали систематические финансовые провалы крупнейших корпораций. Под предлогом диверсификации рисков самые респектабельные корпорации начали нагружаться спекулятивными рисками и начислять прибыли, не вполне обеспечиваемые будущими денежными потоками. Особенно опасно это оказалось для сберегательных, страховых и пенсионных фондов, которым требовалось заботиться не только о прибылях, но и о ликвидности. Получив отрицательные результаты по своим портфелям, все компании этого сектора (как в развитых, так и развивающихся странах) были вынуждены обращаться за помощью к государству. Это лишний раз показывает, насколько формальны различия между корпорациями с государственной и частной собственностью в трудные времена. Принципиально важны лишь размеры: является ли корпорация "системообразующей".

Для привлечения кредита и капитала с множества фондовых площадок потребовалась универсализация управления, Knickerbrocker F.T. Oligopolistic Reaction and Multinational Enterprise. - Boston: Harvard University School of Business Administration, 1973.

стр. проводившаяся с привлечением финансовых и юридических консультантов. С конца XX в. шаг за шагом перелицовывались местные практики управления, сложившиеся в несхожих страновых и культурных условиях. Шло массовое переобучение менеджмента в соответствии с многочисленными "международными" стандартами. Даже в тех странах, где кредитные операции прямо запрещены (по законам и обычаям), были разработаны и внедрены равнозначные альтернативные системы корпоративного финансирования6.

Глобализация финансирования позволила стандартизировать учёт и финансовую отчётность, управление активами и пассивами, управление персоналом и природопользованием, управление рисками и стратегическое планирование. В качестве прикладного результата получена возможность единообразно оценивать состояние и перспективы корпораций, делать сравнения и давать оценки их инвестиционной привлекательности.

Четвёртым признаком кризиса корпоративного управления может считаться недейственность практик независимого надзора, в первую очередь, "независимых" директоров (по сути - представителей профессиональной элиты) и внешнего аудита, зачастую сочетаемого с консультационной деятельностью (хотя в этом совмещении можно усмотреть конфликт интересов). Предмет деятельности и добросовестность крупнейших независимых аудиторов консультантов неоднократно привлекали внимание регулирующих органов в связи с разочарованиями акционеров результатами аудита (неполными или недобросовестными). Ничуть не меньше вопросов накопилось и к рейтинговым агентствам, выставлявшим рейтинги формально (часто по спорным признакам) и вводившим в заблуждение собственников и контрагентов корпораций.

По мере своего роста корпорации всё меньше могут полагаться в управлении лишь на таланты менеджмента. Задачи управления превышают возможности памяти и внимания людей, вынужденных всё шире применять методы автоматизации. Каждая современная корпорация обзавелась централизованной учетной системой с главной книгой, бюджетной Беккин Р. И.Исламская экономика. Краткий курс - М.: АСТ: Восток-Запад, 2008.

стр. системой, системой автоматизированного документооборота и ещё доброй дюжиной иных продвинутых программных средств, полезных для управления. В итоге управление неоднородными активами и сложными процессами перестало быть искусством, новаторством, а стало рутиной, перешло в разряд несложных ремёсел, связанных с движением информации через серверы.

Автоматизированная система не потеряет документ и не забудет про него. Она даже способна подгонять отстающих менеджеров. Это явный плюс. Другой плюс (для управления персоналом и расходами) состоит в постепенном снижении общих квалификационных требований к офисным работникам: для работы в автоматизированном офисе фактически не требуется высшее образование. Выпускник школы или колледжа со средними способностями уже через неделю вникает в смысл той части движения информационных потоков корпорации, которая ему доверена. Наведение порядка в офисах создает иллюзию, будто упрощённые дистанционные операции через автоматизированную корпоративную сеть становятся выше качеством.

Но высший менеджмент работает не с реальными благами, а с портфелями ценных бумаг, контролируемыми корпорацией, полагает это важнейшим в управлении и навязывает свои ценности по корпоративной вертикали. Системы контроля не дают спуска тем, кто невнимательно относится к задачам доходности и надёжности портфеля. В результате каждая корпорация (невзирая на структуру её собственников) бюрократизируется наподобие государственных органов. Как показал последний финансовый кризис, в сложных, непредвиденных ситуациях бюрократическая система корпораций впадает в ступор бесплодной переписки и теряет темп, рискуя опоздать с принятием верного решения.

Таким образом, пятым общим признаком является формализация процедур управления, способствующая их автоматизации, но позволяющая менеджменту уклоняться от принятия персональных рисков. Как следствие происходит снижение роли профессиональных элит.

Нельзя исключать, что признаки общего кризиса корпоративного управления указывают на пределы сложившегося стр. курса развития крупных корпораций и предвещают, пусть и нескорое, завершение полувекового периода поисков и наступление новой эры корпоративного развития.

Целеполагание в системообразующих национальных компаниях В стратегических документах государственных органов и системообразующих национальных компаний, а также в полемических статьях часто встречаются высказывания о том, будто единственной конечной целью управления государственным имуществом является повышение его долгосрочной стоимости. Такая формулировка оправдывает неразборчивость в методах наращивания активов. Ведь экстенсивное развитие тоже можно засчитать как рост долгосрочной стоимости. Тогда национальным компаниям проще всего стать "спекулянтами": скупать недооценённые профильные или технологически сопряжённые разноотраслевые активы у себя в стране и за рубежом.

Что же означает долгосрочная стоимость и как её рассматривать с позиций государства? Если понимать буквально, то текущую стоимость компании можно оценить через стоимость активов, не обременённых обязательствами. Тогда долгосрочная стоимость корпорации определяется её инвестиционной политикой: нужно наращивать (консолидированные) активы, не влезая в чрезмерные долги. Так обычно и поступают инфраструктурные компании, активно ведущие инвестиционную деятельность. Задача наращивания стоимости распадается на управление качеством активов и управление долгом.

Другое, более сложное понимание стоимости - как чистого денежного потока, извлекаемого в результате эксплуатации имущества персоналом компании, а долгосрочной стоимости как длительного (дисконтированного) денежного потока. Такое понимание распространено среди экспортно-сырьевых корпораций, чья капитализация определяется стоимостью сырьевых депозитов.

В первую очередь, именно распределяемая часть денежного потока интересует приобретающих простые акции акционеров, особенно миноритарных, неспособных извлечь иную выгоду (помимо дивидендов) из размеров своего скромного пакета акций.

стр. Крупные акционеры, формирующие советы директоров и определяющие персоналии в командах топ-менеджеров корпораций, получают иные возможности, и для них стоимость портфеля акций складывается, помимо прямых выплат (дивидендов после удержания налогов) и увеличения рыночной цены пакета акций, ещё и из косвенных доходов от контроля корпорации.

Зачастую косвенные доходы превышают прямые денежные.

Для государства наиболее интересны как раз косвенные результаты управления государственным имуществом. Нередко содержать госимущество в удовлетворительном состоянии убыточно, а само имущество понемногу деградирует, и нет шансов для его реализации на рынке даже по стоимости приобретения активов, но его значение для нужд государства трудно переоценить (например, автодороги, системы учреждений образования и здравоохранения).

Для того чтобы подобное проблемное имущество стало фундаментом корпоративного бизнеса, приносило прибыль, достаточную для развития корпорации и выплаты дивидендов, потребуется значительно повысить расценки за товары, работы и услуги. Тем более трудно системно приватизировать подобные активы вследствие общественного резонанса и общего удорожания производства в стране. По оценкам специалистов, за последние 30 лет не удалось получить статистику, убедительно показывающую, что приватизация государственных активов всегда приносит улучшения.

Слишком много случаев ухудшения и удорожания управления важными для стран производственными комплексами.

Иными словами, крупные, сильно бюрократизированные организации малочувствительны к управленческим сигналам со стороны собственников, весьма инерционны. Собственники не в состоянии заметно влиять на корпоративные элиты и вынуждены принимать результаты деятельности корпораций, как бы они ни складывались. Фатализм собственников вызван тем, что бюрократические рутины предстают перед ними форсмажором.

Исходя из этих соображений, превращение государственных монополий в частные путем акционирования (IPO) мало кому даёт значительные выгоды.

Монопольное положение всё стр. равно оставляет приватизированные предприятия под надзором государственных органов, продолжающих контролировать их доходность.

Миноритарные акционеры приобретают акции без энтузиазма, отчего пропаганда "народной приватизации" неубедительна. Интерес к крупным пакетам проявляется, чаще всего, в связи с возможностью легализации капитала, в том числе для репатриации ранее вывезенных денег. Также интерес к приватизации могут проявлять конкурирующие корпорации для того, чтобы воспользоваться контролем для сдерживания развития конкурента и/или доступа к его чувствительной информации.

Если же понимать стоимость корпорации не как деньги, а как совокупность непрерывно воспроизводимых ценностей, благ, то их долгосрочный рост есть синоним непрерывного развития. Смысл целеполагающего тезиса становится тривиальным, но остаётся сложность в понимании адресации благ ценностей корпорации: для кого они? Иначе говоря, проблематика переходит из сферы производства в сферу распределения, приобретает политический подтекст.

Национальные компании обязательно приносят прямые и косвенные доходы тем, кто их контролирует. Во-первых, контроль национальной компании со стороны представителей экономических и политических элит преимущественно связан с извлечением постоянных доходов от логистики и маркетинга. Во-вторых, инвестиционные проекты приносят элитам единовременные доходы. Законодательство о государственных закупках не может предотвратить получение косвенной выгоды от контроля корпораций.

Оно способно только нормализовать уровень теневой доходности торгово закупочной деятельности. Если после приватизации национальные компании попадают в собственность тех же экономических элит, которые контролировали их ранее, ничего не меняется в положительную сторону, в том числе потому, что на частные корпорации перестанет распространяться в прежнем объеме сдерживающее законодательство о государственных закупках.

Итак, мы убеждаемся, что при любом понимании долгосрочная стоимость есть лишь более или менее обоснованная надежда корпорации на будущее.

Её можно яркими красками стр. нарисовать в презентациях возможных рыночных успехов или ошеломляющих инвестиционных проектов. На деле же, при сложившихся практиках управления национальными компаниями, ничего значимого происходить не будет. Основное препятствие переменам видится все же не только в государственной собственности или в противоречии между интересами государства и корпоративных элит. Трудно преодолимым выглядит идейный тупик, в котором находится элитарное корпоративное управление в целом.

Новые горизонты для национальных компаний Возможны, по меньшей мере, три существенно различающихся возможности корпоративного развития на ближайшие десятилетия.

Первый сценарий состоит в том, что значение общего кризиса корпоративного управления останется недооценённым теоретически, и адекватные меры по его преодолению не будут выработаны. Потому решение сложившихся проблем затянется, они перейдут в хроническое состояние. Продолжится упрощение деятельности менеджмента за счет насыщения корпоративных офисов автоматизированными информационными технологиями. При этом коммерческие результаты корпораций (в большинстве отраслей) не будут расти, как прежде, поскольку не предвидится значительного прироста спроса на рынках сбыта их продукции. Корпорации будут вынуждены пройти путь дальнейшей рационализации, сокращения расходов, да ещё под надзором государственных контролирующих органов, и чаще прибегать к государственной помощи.

Как следствие продолжится медленное сближение ТНК и системообразующих национальных корпораций. Пошаговая приватизация части национального имущества позволит ТНК получить опорные точки в национальных экономиках.

Через приватизированные и связанные с ними национальные компании (с государственной собственностью) произойдёт интеграция части экономик развивающихся стран в глобальную экономическую систему7.

Meyer C., Kirby J. Standing on the Sun: How the Explosion of Capitalism Abroad Will Change Business Everywhere. - Boston: Harvard Business Review Press, 2012.

стр. С одной стороны, это сулит дальнейшее постепенное международное признание, интернационализацию части национальных корпоративных элит. С другой стороны, менее удачливая часть национальных элит будет отстранена от руководства корпорациями и потеряет прежнее значение. В приватизированных компаниях национальное корпоративное руководство будет заменяться сравнительно дешёвым и менее связанным с местными элитами офисным менеджментом из стран третьего мира.

Второй сценарий, напротив, предполагает понимание и намерение решать часть проблем корпоративного управления. ТНК первыми начнут выход из общего кризиса управления, стремясь сохранить глобальное значение крупных организаций за счёт их внутренней перестройки8. Очевидно, что для мобилизации внутренних резервов и повышения продуктивности экономических элит потребуется преодолеть рутинность и во многом по-новому индоктринировать корпоративный мир.

Интеллектуальная перестройка не может быть инспирирована самим менеджментом, но может начаться по инициативе собственников или государственных органов развитых стран. Миноритарные собственники - на грани разочарования в простых акциях как способе сбережения денег. Есть риск, что, оставаясь предметом котировочной биржевой игры и условием контроля корпораций, акции утратят прежнее значение в привлечении распыленных денежных сбережений, а это заметно изменит фондовые рынки.

Также и государства не способны безоглядно разделять высокие риски корпораций ради дивидендов привилегированным и крупным акционерам. Уже сегодня видно, насколько затруднительно постоянно подкреплять корпоративные активы за счёт налогоплательщиков, особенно при чувствительно дефицитных государственных бюджетах. Государственные и квазигосударственные органы обязательно будут ужесточать порядок в рядах корпораций для контроля макроэкономических параметров, в том числе повышения бюджетной сбалансированности и инфляционного таргетирования.

Caves R.E. Multinational Enterprise and Economic Analysis. - 3rd ed. - Cambridge: Cambridge University Press, 2007.

стр. Демонстрируя способность к адаптации к ухудшающейся конъюнктуре и сдерживанию государственной поддержки, ТНК будут противопоставляться национальным корпорациям. У ТНК будет ослабевать интерес к участию в управлении инфраструктурными и финансовыми сетями, но усилится интерес к венчурной деятельности, сулящей сравнительно высокие риски и прибыльность.

ТНК сконцентрируются на удлинении цепочек добавленных ценностей и на добыче полезных ископаемых, требующей продвинутых технологий. Второй сценарий предполагает расщепление интересов элит и, в частности, длительное противостояние этатистских и либеральных политических сил.

Третий сценарий подразумевает, что будет дана полная объективная оценка общих корпоративных проблем и создана новая теория корпоративного управления, соединяющая интересы профессиональных элит и общества (в лице потребителей, собственников и государства). В частности, это изменит роль экономического консультирования, которое перестанет тиражировать сиюминутный опыт удачливых монополий и начнёт творчески, научно строить рациональные системы долгосрочного управления крупными и сложно организованными активами.

Если перестать рассматривать управление как неизбежную и дорогостоящую надстройку над бизнесами, то элитарное управление может быть заменено технократическим и строиться как франшиза, продаваемая собственниками корпорации. При таком подходе ускорится выведение из корпораций нерентабельных компаний, начнётся декомпозиция крупных корпораций с образованием более компактных и доходных. Недостаточно эффективные бизнесы будут переданы средним и малым предприятиям, в государственную и муниципальную собственность.

Одновременно появится стимул к рационализации систем управления. На смену гигантским и чересчур дорогим автоматизированным комплексам, решающим типовые задачи бюрократического централизованного управления, придёт множество специализированных систем, в основе которых будет не столько финансовый, сколько производственный учёт и планирование. Корпорации перестанут подходить к деньгам как конечной стр. ценности, а при расчёте своей долгосрочной стоимости будут исходить преимущественно из будущей востребованности их продукции потребителями.

В таком корпоративном климате системообразующие национальные корпорации также начнут дробиться до размеров, удобных для управления. Повысятся самостоятельность территориальных подразделений и филиалов, ответственность за результаты инвестирования в основной капитал. Изменится структура корпоративных инвестиций в пользу новых технологий за счёт сокращения инвестиций в управление. В третьем сценарии ожидается раздробление элит.

Из трёх рассмотренных сценариев в данное время наиболее вероятен первый, а наименее вероятен - третий. Тем не менее следует разрабатывать мультисценарные стратегии национальных компаний.

Преодоление кризиса корпоративного управления в Едином экономическом пространстве С одной стороны, упрощение движения товаров, капиталов и людей (включая нанимаемых корпорациями) в пределах Единого экономического пространства (ЕЭП) способствует позитивным новациям в корпоративном управлении:

результаты могут появляться в разных регионах и распространяться на большие дистанции. С другой стороны, консервативность государственного и корпоративного управления в зарегулированном ЕЭП повысится настолько, что трудно представить себе, кто и каким образом сможет начать преобразования корпоративной культуры в правильном направлении.

Несмотря на страновые различия национальных корпораций в ЕЭП, у них общие исторические корни культуры управления, сложившейся в советский период, и сходный набор заимствований из современной западной культуры. Также следует обратить внимание на неравномерность при освоении западных подходов. Обычно те компании, которые уже проходили через процедуры привлечения зарубежного капитала или заимствовали за рубежом, более сведущи о продвинутых требованиях к управлению. Улучшая свои рейтинги, они последовательно внедряли некоторые рекомендованные практики, стр. овладевали адекватной риторикой и получали представления о том, что экономически или этически неприемлемо для западных корпораций.

В первую очередь освоение западного опыта происходило в финансовых, информационно-телекоммуникационных, транспортных, металлургических и нефтегазовых корпорациях, независимо от формы их собственности. На сегодня постсоветская корпоративная культура формально освоила западные стандарты, но так и не преодолела наследие "командной экономики", включая сильную зависимость от властей и закрытость от общества. Одна из официально признанных причин отсутствие должных импульсов и поддержки от государственных органов, как регулирующих, так и судебных.

Другая причина, обособляющая корпоративные культуры ЕЭП, общеизвестна:

двойственность стандартов западной корпоративной культуры, хорошо проявлявшаяся в странах ЕЭП. То, что совершенно неприемлемо в западных странах, считалось допустимым в развивающихся. Так, борясь за новые рынки и сырьё, западные корпорации вывели масштабы коррупции в некоторых развивающихся странах за рамки, допустимые их ВВП. То, что некоторые одиозные военные и политики третьего мира не смогли бы честно заработать у себя в стране, они получали с согласия ТНК. В дальнейшем это использовалось для давления на национальных лидеров и режимы в целом. С такой двойственностью корпоративных стандартов национальным корпорациям ЕЭП приходится сталкиваться в собственных странах и при конкуренции за рубежом.

Понимание двуликости стратегий ТНК отнюдь не укрепляет корпоративную мораль, поддерживает климат неодобрения западных практик в ЕЭП.

Третьей общей причиной можно полагать специфику образования корпораций через приватизацию государственного имущества (в основном, "по индивидуальным проектам"). Имущество не абстрактно передавалось в частный сектор, а предназначалось некоторым политическим элитам. Естественно, не всё приватизированное имущество быстро нашло подходящих хозяев, способных использовать его наилучшим образом в общегосударственных целях (налоги, рабочие места, авторитет за рубежом и т.д.). Поэтому имеется стр. определенное разочарование в частной собственности, которая 20 лет назад предполагалась панацеей от экономических недугов.

До сих пор нигде в ЕЭП не сложился публичный, открытый рынок корпоративных фондов, задача построения которого ставилась как приоритетная. В основном биржевые котировки отражают стремления национальных корпораций к самооценке на фондовом рынке или силу напора ликвидности на денежном рынке, а не действительную стоимость акций, полученную на рынке "совершенной конкуренции". Заниженные курсы принято оправдывать страновыми и отраслевыми рисками, но также они демонстрируют незавершённость преобразований корпоративных культур.

Как раз эта незавершённость служит основанием для вполне обоснованной надежды: именно в условиях ЕЭП сохраняется благоприятная возможность обретения корректного выхода из общего кризиса корпоративного управления. Среди множества проблем, давно ждущих своего решения, выделяются две важнейшие: изменение роли корпоративного предпринимателя и оживление курса технологического развития.

Проблема корпоративного предпринимательства лишь на первый взгляд выглядит чисто экономической, связанной с конкуренцией, с нюхом на деньги и на новое. На деле каждый эффективный крупный предприниматель непременно превращается в популярную личность, кому-то привлекательную, а для иных неприятную. В силу своей популярности предприниматель, вынужденный поддерживать публичный имидж, отнимает долю "общественного внимания" не только у людей искусства, но и у политиков.

В зависимости от остроты реакции властей мятежные предприниматели могут быть наказаны, вплоть до изгнания из страны или отъёма части собственности и свободы через судебные преследования. Для этого всегда найдется достаточно серьезных оснований в истории его корпорации и в его личных контактах.

Учитывая возможности миграции штаб-квартир системообразующих национальных корпораций по ЕЭП, предстоит выработать единые жёсткие меры для того, чтобы предприниматели не вступали в противостояние с государственными чиновниками и наоборот. Это должно быть стр. прописано в этических кодексах государственной службы и корпораций.

В последние десятилетия происходит смешение понятия предпринимательства, понимаемого как полезное новаторство, и рутинной деятельности по управлению корпорациями. Обычное, ежедневное добывание денег через коммерцию, как бы оно ни было трудно, не является предпринимательством.

Это бизнес. Он ничем не лучше и не хуже, чем "тянуть лямку" государственной службы - просто это ежедневные, привычные трудовые усилия.

Бизнес-чиновники, то есть бизнесмены, не готовые принимать на себя значительные технологические и коммерческие риски (обычные антрепренеры), необходимы в корпорациях, но ни в коем случае не должны в них доминировать.

Корпорация, сконцентрированная на бизнесе, следующая проторёнными путями, обречена на "загнивание". В ней неинтересно работать творческим людям, она никогда не получит общественного уважения как организация, стремящаяся к прогрессу.

Видимо, для придания национальным корпорациям нового предпринимательского духа полезно изменить отношение к формированию советов директоров и правлений. В них должны преобладать не исполнители поручений руководства, чинно обсуждающие бумаги по своей компетенции, а "генераторы идей": инженерная интеллигенция, учёные и изобретатели. Тогда корпорации смогут стать авторитетными отраслевыми центрами инноваций, превратиться из потребителей технологий в их инициаторов и разработчиков9.

Выводы и риторические вопросы Упомянутый в начале статьи натурный эксперимент доведён до критической точки. Национальные корпорации в лучшем случае стремились догонять ТНК, сравняться с ними по капитализации и политическому влиянию, конвергировать в единый корпоративный макрокосм. На сегодня можно констатировать, что идейный арсенал развития крупных организаций близок к исчерпанию.

Vinanchiarachi J. International Comparison of National Policy Instruments and Innovation Systems for Technology Development. - Viena: UNIDO, 2005.

стр. 1. Многие корпорации могут гордиться образцовым порядком стандартизованной и автоматизированной офисной работы и достаточно высоким уровнем рентабельности. Несмотря на это, их экономические результаты остаются под вопросом: кому и какую пользу принесло их развитие?

2. Экономические и политические последствия кризиса 2007 - 2008 гг. вызвали частичное разрушение привычных товарных и сервисных ТНК. Как следствие, растёт предпочтение сетевых (информационных, телекоммуникационных, платёжно-финансовых) бизнесов, выявляемое биржевыми котировками.

Насколько оправданны новые надежды и куда они заведут?

3. Под предлогом вооруженной и иной политической борьбы с недемократическими режимами производится дестабилизация национальных корпораций ряда развивающихся стран. Какие коллизии будут связаны с имуществом таких компаний и их ролью в будущем?

4. Надежда на то, что глобальным "локомотивом" смогут стать корпорации крупных развивающихся стран (например, БРИКС) состоятельна только в среднесрочном периоде. Не сулит ли это новую, более жёсткую волну глобальных корпоративных проблем в долгосрочном периоде?

5. Видение цели корпоративного развития в различных формах чистого денежного потока приемлемо для ТНК, но малопродуктивно для национальных интересов. Конечные интересы населения, выгоды для макроэкономики могут находиться (и чаще всего находятся) вне зоны интересов корпораций. Чем должны различаться целевые ориентиры ТНК и системообразующих национальных корпораций? Стоит ли из-за недостаточного старания государственных чиновников при поиске целевых индикаторов массово приватизировать национальные компании?

6. Единое экономическое пространство, учитывая его тяготение к культуре ЕС, предоставляет возможность поиска новых концепций корпоративного развития.

В первую очередь, предстоит перестать рассматривать национальные корпорации раздельно и перейти к изучению межотраслевых воздействий и формированию корпоративных политик исходя из синергии государственного сектора экономики.

стр. Перспективы децентрализации налоговых полномочий в Заглавие статьи России Автор(ы) В. А. НИКОЛАЕВ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 102- ИНСТИТУТЫ РЫНКА Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 32.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Перспективы децентрализации налоговых полномочий в России, В. А.

НИКОЛАЕВ В. А. НИКОЛАЕВ, кандидат экономических наук, Пятигорский государственный лингвистический университет. E-mail: nikolaewitalij@yandex.ru В статье обосновывается необходимость постепенной децентрализации налоговых полномочий. В рамках существующей налоговой системы на основе моделирования решений проблемы централизации налоговых полномочий автор рассматривает различные вариации делегирования налоговых компетенций на муниципальный уровень и определяет оптимальное, на его взгляд, их сочетание, способное модернизировать российскую систему налоговых полномочий.

Ключевые слова: межбюджетные отношения, экономические интересы, налоговые полномочия, налоговые доходы, местный бюджет Хотя проблемы межбюджетных отношений активно обсуждаются научным сообществом и экономистами-практиками еще со второй половины 1990-х годов, вопросы взаимоотношений органов государственной власти и местного самоуправления по поводу разграничения налогов и распределения средств между бюджетами до сих пор весьма актуальны. Одна из причин неэффективность сформировавшейся за годы реформ системы межбюджетных отношений и ее основного элемента - налоговых полномочий.

Недостатки в распределении налоговых полномочий Преобладание в межбюджетных отношениях выравнивающей функции не способствует социально-экономическому развитию страны и тормозит проведение модернизации экономики, поскольку в бюджетах субъектов РФ и муниципальных образований из-за высокой централизации налоговых полномочий на федеральном уровне отсутствуют достаточные для этого финансовые средства.

В среднесрочной перспективе предполагается децентрализация полномочий, в том числе налоговых, в пользу регионов и муниципалитетов с целью качественного осуществления ими своих социально-экономических функций и создания стр. условий для успешного развития1. Тем не менее в последние годы концентрация налоговых доходов на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации усиливается при снижении доли налоговых доходов местных бюджетов в консолидированном бюджете страны. Так, с 2000 г. по 2010 г. доля налоговых доходов местных бюджетов в налоговых доходах консолидированного бюджета России сократилась с 18,4% до 7,2%. Доля налоговых доходов федерального бюджета увеличилась на 1%, достигнув предельного уровня в период между началом крупномасштабной налоговой реформы в 2001 г. и началом реформы местного самоуправления. В большей степени выгоды от налоговых преобразований получили регионы, доля налоговых поступлений которых в консолидированном бюджете РФ увеличилась на 10,2%, т.е. в 1,4 раза2.

Процесс усиления доминирования федерального уровня при распределении налоговых полномочий в ущерб экономическим интересам субфедерального уровня, негативно отразившийся на реализации потребностей муниципалитетов, вследствие практически полной потери налоговых полномочий, обусловил 3:

- усиление зависимости нижестоящего уровня общественной структуры от финансовых поступлений с вышестоящего уровня власти;

- увеличение диспропорций между налоговыми доходами и расходами по бюджетам разных уровней, обострение социальной напряженности;

- огромные встречные потоки, устойчивую склонность субъектов РФ к иждивенчеству и стремление заручиться поддержкой федерального центра;

- отсутствие у региональных и местных органов власти законодательно закрепленной бюджетно-налоговой автономии, Послание президента РФ Федеральному собранию от 22.12.2011 г. URL:

http://президент.рф/выступления/14088.

Рассчитано по: Официальный сайт Федерального казначейства (Казначейство России) URL:

http://www.roskazna.ru.

Николаев В. А.Налоговые полномочия в аспекте экономических интересов публично-правовых образований: Монография. - М.: Креативная экономика, 2011. - С. 136.

стр. снижение их ответственности за исполнение расходных полномочий в полном объеме;

- утрату заинтересованности субнациональных органов в росте налогооблагаемой базы на своей территории и уменьшение возможностей по проведению самостоятельной социально-экономической политики.

Реформы на примере края Чтобы создать новую систему межбюджетных отношений на основе уточнения разграничения бюджетных и налоговых полномочий между органами власти разного уровня, улучшения экономического положения муниципальных образований, в 2005 г. началась реформа федеративных отношений и местного самоуправления. Внесенные в налоговое и бюджетное законодательство изменения поменяли всю систему налогов и сборов в РФ и способы их распределения. Это положительно отразилось на налоговых поступлениях в бюджет. Покажем это на примере Ставропольского края (табл. 1).


Таблица 1. Структура поступлений налогов и сборов,собираемых на территории Ставропольского края, в бюджетную систему РФ за 2006 - гг., % Показатель 2006 2007 2008 2009 2010 Федеральный 38,5 35,7 31,7 27,5 26,7 27, бюджет Бюджет края 44,0 42,6 46,7 49,4 51,0 50, Местные 17,5 21,7 21,6 23,1 22,3 21, бюджеты края Всего 100 100 100 100 100 Рассчитано по: Форма N 1-НМ УФНС России по Ставропольскому краю "Отчет о начислении и поступлении налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации" за 2006 - 2011 гг. URL: http:// www.r26.nalog.ru/statistic/sv_otch26/3626948/.

Доля зачислений налоговых поступлений, собираемых на территории Ставропольского края, в бюджет края за рассматриваемый период увеличилась на 6,9%, а в бюджеты муниципальных образований - на 3,8%. Доля налоговых поступлений в федеральный бюджет сократилась на 10,7%. В результате изменилось соотношение распределения общей суммы налоговых доходов, собираемых в бюджеты всех уровней, но опять не в пользу муниципалитетов, что наглядно подтверждает пример г. Пятигорска (рис. 1).

стр. Рис. 1. Структура поступлений налогов и сборов, собираемых на территории г.

Пятигорска, в бюджетную систему РФ за 2000 - 2011 гг., % Так, в 2001 г. в бюджете города оставалось 40% всех налоговых платежей, в 2011 г. - только 23%. Краевая доля увеличилась в 2,9 раза - с 15% до 44%, достигнув своего максимума в 2008 г. - 51%. Доля федерального бюджета сохранялась в диапазоне 40%.

Оценка последствий проводимых налоговых преобразований, к сожалению, по прежнему свидетельствует о сохраняющейся централизации налоговых полномочий, наметившейся тенденции к концентрации налоговых доходов на уровне субъекта Федерации и незначительной роли налогов в формировании местных бюджетов.

Вышесказанное свидетельствует об острой необходимости децентрализации системы налоговых полномочий и доходов в современной экономике России в пользу муниципалитетов, ее адаптации к изменяющимся потребностям общества, в соответствии и пропорционально объему и сложности задач, решаемых на всех уровнях общественной структуры.

Проблема оптимального разграничения налоговых полномочий между государственными и муниципальными органами власти характерна для всех демократических государств с многоуровневой системой управления, от ее рационального решения зависят эффективность системы местного самоуправления, реализация принципа федерализма в самом важном звене общественной структуры, непосредственно связанном стр. с жизнеобеспечением граждан. Вопрос разграничения налоговых полномочий между уровнями власти представляет существенную сложность, поскольку налоговым полномочиям свойствен противоречивый характер воздействия на национальную экономику. С одной стороны, они позволяют исключить деструктивные процессы между субъектами бюджетной системы, а с другой обусловливают отрицательное влияние на бюджеты разных уровней власти.

К сожалению, состояние налоговой политики в современной России, отсутствие опыта реального федерализма, ориентация во многих случаях на конъюнктурные интересы приводят к многочисленным ошибкам, не позволяющим рационально распределить налоговые полномочия. Исключить ошибки и непродуманные действия как в центре, так и на местах позволит принятие принципов разграничения налоговых полномочий, которые в сочетании с интересами налогоплательщиков создадут условия для реализации экономических интересов каждого уровня власти и ответственности за принятые ими решения.

Управление налоговыми доходами муниципалитета Выработанные мировой практикой принципы распределения налоговых полномочий между уровнями государственной и муниципальной власти достаточно противоречивы, их реализацию в российских условиях осложняет однозначность интерпретаций закрепления налоговых полномочий по тому или иному налогу за соответствующим уровнем власти. Одновременное использование таких принципов, как мобильность налоговой базы, ее стабильность, равномерность размещения, социальная справедливость, экономическая эффективность, достаточность, в России невозможно из-за национальных, социальных, географических, политических и экономических особенностей развития нашей страны. Применительно к каждому отдельному субъекту Федерации и муниципалитету различные варианты распределения налогов между уровнями власти в соответствии с этими принципами не дадут одинаковых результатов по причине дифференциации налоговой базы регионов и муниципалитетов.

стр. Определить направления совершенствования системы налоговых полномочий в такой огромной и неоднородной стране, как Россия, возможно посредством их моделирования на основе постоянной адаптации методов и принципов разграничения и распределения налоговых полномочий с приоритетными целями развития государства и максимального согласования экономических интересов публично-правовых образований.

Нами была использована имитационная модель управления налоговыми доходами муниципалитета, адаптированная к действующему законодательству, которая может описать состояние местного бюджета и последствия распределения налоговых полномочий, обеспечивает возможность визуального сравнения результатов, полученных при разных вариантах распределения налоговых полномочий. Гибкость модели позволяет вводить и исключать статьи доходов.

В целях анализа из трех типов муниципальных образований мы остановились на муниципальных округах, поскольку для них характерен расширенный перечень налоговых доходов, объединяющий их виды, характерные как для поселений, так и для муниципальных районов, а выбранный городской округ относится к муниципалитетам со средним уровнем бюджетной обеспеченности. Поэтому в качестве источника данных для модели используются бюджет г. Пятигорска4 и форма N 1-НМ отчетности Инспекции ФНС России по г. Пятигорску Ставропольского края5.

При моделировании были учтены связанные между собой параметры: виды налогов, нормативы их отчисления по уровням бюджетной системы, суммы налоговых поступлений. Зависимости в модели между видами налогов, нормативами их отчисления в местный бюджет и суммами доходов приняты, исходя из условий 2010 г.

Используя эластичный подход в разграничении налоговых полномочий и распределении налоговых доходов между Решение Думы г. Пятигорска Ставропольского края "О бюджете города Пятигорска на 2010 год" N127 - 49 ГД от 29.12.2009 г. URL: http://www.pyatigorsk.org/ Форма N 1-НМ Инспекции ФНС России по г. Пятигорску Ставропольского края "Отпето начислении и поступлении налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации за 2010 год".

стр. уровнями государственной и муниципальной власти6, мы ввели в модель следующие налоги: налог на имущество физических лиц;

земельный;

налог на имущество организаций;

транспортный;

государственная пошлина;

налог, взимаемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения;

единый налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности;

единый сельскохозяйственный налог;

НДФЛ;

налог на прибыль организаций.

Первый вариант распределения налоговых полномочий соответствует положениям Бюджетного и Налогового кодексов РФ, действующим до 01.01.2012 г., без учета регионального законодательства об установлении дополнительных нормативов отчислений в местные бюджеты, который при сумме утвержденных расходов бюджета г. Пятигорска в размере 2 573 443, тыс. руб. обеспечивает потребности муниципалитета лишь на 31% (табл. 2).

Таблица 2. Налоговые поступления в доходы бюджетаг. Пятигорска в соответствии с федеральным законодательством, тыс. руб.

Налог Поступило Норматив Налоговые налогов в отчислени поступлен я, % консолидированн ия в ый бюджет местный Ставропольского бюджет фая На имущество 31 768 100 31 физических лиц Земельный 104 944 100 104 На имущество 226 228 0 организаций Транспортный 83 143 0 Государственная 11 052 100 11 пошлина Налог, взимаемый в 196 959 0 связи с применением упрощенной системы налогообложения Единый налог на 152 458 100 152 вмененный доход для отдельных видов деятельности Единый 316 70 сельскохозяйственн ый налог На доходы 1 696 281 30 508 физических лиц На прибыль 1 146 060 0 организаций ВСЕГО 3 649 209 - 809 Второй вариант составлен в соответствии с пропорциями распределения поступлений налогов, собранных на территории г. Пятигорска в 2010 г., уже с учетом дополнительных нормативов налоговых отчислений, установленных региональным Николаев В. А.Теория и практика распределения налоговых полномочий в Российской Федерации// Финансы. - 2011. - N 11. - С. 32.

стр. законодательством. Относительно базового варианта нормативы зачисления в местный бюджет увеличены по НДФЛ - с 30 до 40%;

налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, - с 0 до 56%;

единого сельскохозяйственного налога - с 70 до 100%;

налога на имущество организаций - до 10%;

транспортного налога - до 100%, что повысило уровень покрытия расходов на 15 п.п.

В третьем варианте увеличены нормативы отчислений по налогу, взимаемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, налогу на имущество организаций - до 100%, снижен норматив по НДФЛ до федерального 30%-го предела (действовал до 01.01.2012 г.). В итоге налоговые доходы стали составлять 51 % расходов бюджета городского округа.

Все последующие вариации связаны с изменением третьего варианта моделируемых решений в отношении нормативов отчислений по НДФЛ и налогу на прибыль организаций. Налоговые доходы по четвертому и пятому варианту расширены за счет зачисления в местный бюджет налога на прибыль организаций в размере 2-и 5%-й налоговой ставки, как это было с 2002 по гг. и в 2001 г. соответственно. Такое сочетание налоговых полномочий позволит обеспечить финансирование 55 и 60% расходов г. Пятигорска. В шестом варианте относительно третьего увеличен норматив отчислений по НДФЛ до 50%, а в седьмом - до 100%. При этом уровень налоговых доходов составил 64 и 97% расходов бюджета муниципального образования соответственно.


Анализ показывает, что гарантированные федеральным законодателем налоговые доходы города составляют третью часть от необходимых для финансирования расходов среднестатистического местного бюджета, в которых на местные налоги приходится одна шестая часть. Участие субъекта Федерации в межбюджетном регулировании налоговых доходов дает примерно половину от того, что обеспечивают федеральные гарантии, а это в четыре раза больше по сравнению с долей местных налогов в расходах местного бюджета (рис. 2).

Рис. 2. Гистограмма моделируемых решений распределения налоговых полномочий стр. Предложения В сложившейся ситуации необходимо создать независимые условия для функционирования местного сообщества, предоставить муниципальным органам власти налогово-бюджетную самостоятельность, соразмерно с которой они должны нести ответственность за социально-экономическое развитие своих территорий. В этой связи в российскую централизованную модель разграничения налоговых полномочий целесообразно постепенно включать некоторые элементы децентрализованной модели.

Следуя избранной методологии, требуется изменить конструкцию налоговой системы. В состав местных налогов, исходя из принципов стабильности налоговой базы, ее низкой мобильности и экономической эффективности, следует включить налог на имущество организаций, часть транспортного налога, взимаемого с физических лиц, а также делегировать все совокупные налоги с последующей передачей всех полномочий по ним.

В долгосрочной перспективе расширить налоговые полномочия муниципалитетов возможно путем закрепления в федеральном налоговом законодательстве местных сборов, с правом федерального законодателя устанавливать обязательные элементы по ним. В целях обеспечения развития местной инфраструктуры и ответственности за ее формирование местным органам власти рациональнее вводить плату за обустройство территорий путем осуществления разовых платежей, например, установления сбора на благоустройство, чем использовать другие источники финансирования капитальных вложений.

Муниципалитетам необходимо предоставить право вводить сбор, взимаемый, по аналогии с курортным, с физических лиц, прибывающих на территорию эколого-курортных и туристско-рекреационных регионов, в места расположения объектов культурно-исторического наследия. Введение сбора не ухудшит социально-экономическое положение его плательщиков и не приведет к изменению их рыночного поведения, следовательно, сбор не будет оказывать отрицательного влияния на эффективность экономики, к тому же он будет носить целевой характер - направляться на содержание и развитие собственной территории.

стр. Вместе с тем реализация этих предложений в условиях ограниченных возможностей введения налога на игорный бизнес в большинстве регионов приведет к фактическому исчезновению региональной налоговой системы, поскольку в составе региональных налогов останется только транспортный, имеющий сугубо фискальную функцию. В таком случае предлагается использовать следующие варианты децентрализации налоговых полномочий.

Во-первых, с учетом методологии перераспределения налоговых полномочий права по регулированию налога на игорный бизнес следует передать на федеральный уровень с зачислением поступлений по нему в федеральный бюджет, установив статус федерального налога.

Во-вторых, при существовании закрытого перечня региональных налогов и отсутствии у субъектов РФ полной свободы в определении ставок по ним, возможности субфедеральных органов власти по мобилизации собственных доходов представляются весьма ограниченными. В то же время, исходя из требований обеспечения относительно равной налоговой нагрузки на налогоплательщиков всех территорий и простоты налоговой системы, радикальное расширение налоговых полномочий государственных органов субъектов РФ представляется нецелесообразным.

В-третьих, в НК РФ следует установить ставку по НДС для субъектов РФ, что будет способствовать повышению самостоятельности региональных бюджетов и ответственности органов власти за состоятельность своей административно территориальной единицы.

В-четвертых, результаты моделирования отчетливо показывают значительную роль НДФЛ в формировании доходов местного бюджета. Предусмотренное Бюджетным кодексом РФ снижение с 2012 г. норматива зачисления НДФЛ в местные бюджеты до 20% отрицательно повлияет на доходную базу муниципалитетов, усилив концентрацию налоговых доходов на региональном уровне.

Относительно налога на доходы физических лиц подчеркнем, что, являясь федеральным, тем не менее он с 2002 г. в полном объеме зачисляется в территориальные бюджеты. При этом субфедеральные органы власти не имеют законодательных стр. полномочий по изменению налоговой базы или ставки по этому налогу.

Особенность заключается в том, что для муниципалитетов НДФЛ приобрел статус основного бюджетообразующего налога, а нормативы отчислений по данному налогу в местные бюджеты до начала реформы местного самоуправления были дифференцированы, сильно варьировались, и не всегда в положительную сторону. Ситуация изменилась, когда федеральным бюджетным законодательством за местными бюджетами была зафиксирована обязательная доля в поступлениях от НДФЛ в размере 30%. В нашем случае это санкционировало ежегодное снижение со стороны региональных властей нормативов отчислений с 88% в 2002 г. до 40% в 2011 г.

В 2011 г. поступления НДФЛ в доходах бюджета г. Пятигорска составили 30%, а без учета безвозмездных поступлений - 46%. В 2012 г. ввиду очередных "нововведений" эта доля снизилась до 23%, в результате чего потери местного бюджета, по предварительным оценкам, составят около 100 млн. руб.

Для бюджета города выпадающая сумма соответствует 51% расходов на ЖКХ или 37% местных расходов на здравоохранение. При этом снижение нормативов отчислений по НДФЛ сопровождается увеличением доли безвозмездных поступлений в 1,5 раза, усиливая фактическую зависимость муниципального образования от вышестоящих органов власти.

Следует заметить, что муниципалитеты, не обладая какими-либо полномочиями по НДФЛ, тем не менее могут оказывать воздействие и регулировать поступления по данному налогу. В этом случае использование долевых налогов для межбюджетного регулирования вместо дотационных форм такого регулирования пресекает иждивенческие настроения на местах и повышает заинтересованность органов власти нижестоящего уровня в наращивании налогового потенциала на подведомственной территории, что в интересах и вышестоящих органов власти, получающих свою долю отчислений от таких налогов.

В целях исключения "регионального произвола" и реализации принципа экономической эффективности следует сохранить основные полномочия по НДФЛ за федеральным стр. уровнем. Ставка по НДФЛ должна делиться в равных пропорциях между субъектами РФ и муниципальными образованиями, с закреплением в БК РФ положений о распределении фиксированной процентной доли от региональной ставки в местные бюджеты пропорционально численности населения муниципального образования. В долгосрочной перспективе, исходя из принципа социальной справедливости, необходимо вернуться к прогрессивному налогообложению доходов физических лиц.

В-пятых, наряду с изменением массы налоговых начислений, маневрированием способами и формами обложения, дифференциацией ставок налогов и изменением сферы их распространения, одним из ключевых компонентов налоговых полномочий являются налоговые льготы, которые следует причислить к обязательным элементам налогообложения при установлении налогов и сборов с целью расширения их влияния на экономическое развитие страны.

В современных условиях развития российской экономики следует систематизировать и унифицировать механизмы налоговых льгот, сделать их действительно работающими и перспективными как для налогоплательщиков, так и для государства в целом. Например, отменить лимиты суммы, на которые уменьшаются платежи по каждому налогу, расширить перечень оснований для предоставления льгот, упростить процедуру и увеличить сроки их предоставления, а также полностью освобождать от налогообложения. Только активное использование налоговых льгот всеми уровнями власти способно уменьшить нестабильность и направить развитие научно-технического прогресса в русло, содействующее росту эффективности всей экономической системы страны.

Последовательная децентрализация налоговых полномочий будет способствовать укреплению налогового потенциала субъектов РФ и муниципальных образований, обеспечению их устойчивого экономического роста, созданию долгосрочных стимулов к конкуренции между региональными властями в развитии экономической активности, предпосылок их включения в формирование прогрессивной модели социально-экономической системы России.

стр. Влияние международного рынка капитала на Заглавие статьи формирование инвестиционных ресурсов российской экономики Автор(ы) О. М. ТУРЫГИН ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 2, Источник Февраль 2013, C. 114- ИНСТИТУТЫ РЫНКА Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 60.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Влияние международного рынка капитала на формирование инвестиционных ресурсов российской экономики, О. М. ТУРЫГИН О. М. ТУРЫГИН, кандидат экономических наук, Институт экономики Уральского отделения РАН, г. Екатеринбург. E-mail: turigin@mail.ru В статье рассматривается крайняя неэффективность привлечения Россией внешних инвестиционных ресурсов. Анализируется важнейшая причина оттока капитала- недостаточное регулирование офшорных операций частного сектора.

Показано, как положительный торговый баланс потенциально позволяет сформировать достаточные инвестиционные ресурсы для модернизации экономики.

Ключевые слова: инвестиционные ресурсы, вывоз капитала, офшорные компании, российская экономика Модернизация российской экономики требует значительного объема инвестиций. Высокий уровень физического и морального износа основных фондов является одной из основных причин низкой эффективности и недостаточных темпов роста. Износ основных фондов в России увеличился с 35,4% в 1991 г. до 47,1% в 2011г. Это стало результатом низкой величины валового накопления, состоящего из инвестиций в основной капитал, в оборотные средства и чистого приобретения ценностей. Валовое накопление уменьшилось с 36,3% ВВП в 1991 г. до 25,0% в 2011 г. и в среднем за 1991 - 2011 гг. составляло 23,0% ВВП2. Для модернизации российской экономики норму валового накопления необходимо увеличить, по разным оценкам, до уровня 30 - 40% ВВП3. С точки зрения руководителей российских Социально-экономические показатели РФ в 1991 - 2010гг. // Приложение к статистическому сборнику "Российский статистический ежегодник. 2011". - Росстат. URL:

http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/pril_year2011.xls Аганбегян А. Г.Финансы для модернизации // Деньги и кредит. - 2010. - N 3. - С. 3 - 11.

Булатов А. С. Россия в международном движении капитала: сравнительный анализ. // Вопросы экономики. - 2011. - N 8. - С. 66 - 76;

- С. 303.

стр. предприятий, важнейшие причины недостаточного объема инвестиций - малый объем собственных финансовых средств (67% опрошенных) и высокий процент коммерческого кредита (31% опрошенных).

Большая часть инвестиций в основной капитал (41%) производится предприятиями за счет собственных средств, а также бюджетных и средств внебюджетных фондов (19,8%)4. Собственных ресурсов для инвестиций у большинства предприятий явно недостаточно. Особенно это относится к обрабатывающим отраслям, большая часть которых функционирует с низкой рентабельностью. В этих условиях значительную роль могли бы сыграть внешние источники, в частности, инвестиции из-за рубежа.

Привлечение иностранных инвестиций объявлялось одной из главных целей рыночных преобразований российской экономики. Однако поступления из-за рубежа составляют менее 4% всех инвестиций в основной капитал. В чем причина такого низкого объема иностранных инвестиций, привлекаемых российской экономикой?

Поскольку за инвестиционные ресурсы конкурируют все страны, важно провести анализ, насколько успешно России удается привлекать иностранные инвестиции по сравнению с другими странами со схожим уровнем развития и масштабом экономики. По величине ВВП Россия относится к крупнейшим мировым экономикам и входит в G-20. С точки зрения иностранных инвесторов, Россию можно отнести к подгруппе из десяти стран G-20 с формирующимися рынками (emerging markets), в которую входят Бразилия, Индия, Китай, ЮАР, а также Аргентина, Индонезия, Мексика, Саудовская Аравия и Турция. Таким образом, для оценки успешности привлечения Россией внешних инвестиционных ресурсов важно сравнить ее по данному параметру именно с этими странами.

Одним из инструментов, используемых для оценки международного движения капитала, является платежный баланс, который позволяет провести анализ притока и оттока капитала как для страны в целом, так и в отдельных секторах экономики, в том числе государственном и частном.

Инвестиции в России. 2011: Стат. сб. // Росстат. - М., 2011. - С. 46.

стр. Инвестиции частного сектора В первую очередь рассмотрим ввоз и вывоз капитала, осуществляемый частным сектором. К нему относятся банки и прочие секторы, включающие в себя предприятия и домашние хозяйства. Основными статьями платежного баланса, отражающими движение капитала частного сектора, являются прямые, портфельные и прочие инвестиции, а также чистые ошибки и пропуски.

В течение 1992 - 2011 гг. в российской экономике наблюдалось превышение вывоза капитала над ввозом, т.е. имел место чистый вывоз капитала (рис. 1).

Вывоз превышал ввоз за весь указанный период, за исключением 2005, 2006 и 2007 гг. В сумме за 1992 - 2011 гг. чистый вывоз капитала частным сектором составил 364,6 млрд. долл., или в среднем 3,7% ВВП ежегодно.

Источник: расчеты автора по данным ЦБ РФ Рис. 1. Ввоз и вывоз капитала частным сектором в России в 1992 - 2011 гг., % ВВП Сравнение ввоза и вывоза капитала, осуществляемого частным сектором, для выбранных стран за период 1993 - 2010 гг. представлено в табл. 1 и на рис. 2.

Для краткого, но достаточно полного представления об основных тенденциях изменения денежных потоков во времени в данной статье используются следующие числовые характеристики случайных величин:

- среднее значение за период (математическое ожидание - М);

- среднеквадратическое отклонение ();

стр. - среднее изменение за год (( - угол наклона линии линейной регрессии (тренда), описывающей зависимость величины денежных потоков от времени).

Таблица 1. Ввоз и вывоз капитала частным сектором в 1993 - 2010 гг., % ВВП Стран Ввоз капитала Вывоз капитала Чистый ввоз/вывоз а капитала М М М ^ ^ ^ 5;

5;

5;

Россия 5, 4, 0, - 2, - - 4, 0, 1 0 4 8, 4 0, 3, 5 8 0 3 9 1 7 3 2 6 Аргент 6, 3, - - 5, - - 7, ина 4 6 0, 6, 6 0, 0, 9 0, 4 6 2 2 2 5 0 4 5 6 3 Бразил 6, 2, 0, - 1, - 2, 2, ия 7 1 1 3, 7 0, 8 0 0, 8 2 3 6 8 1 7 5 3 Индия 4, 1, 0, - 0, - 3, 1, 0, 0 8 2 1, 6 0, 0 6 0 6 9 2 8 0 3 6 Индоне 2, 2, - - 2, 0, - 2, зия 6 2 0, 3, 4 0 0, 9 0, 0 1 5 0 9 7 1 9 8 8 Китай 5, 0, 0, - 1, 0, 2, 2, 0, 6 9 0 3, 9 0 0 3 7 9 3 6 8 7 5 Мекси 4, 1, - - 1, - 2, 2, ка 7 2 0, 2, 7 0, 4 3 0, 0 2 1 6 4 4 7 8 9 0 Саудов 4, 3, 0, - 4, - - 5, ская 5 4 0 5, 4 0, 0, 6 0, Аравия 2 6 7 5 8 2 5 6 4 2 Турция 5, 3, 0, - 2, - 3, 4, 0, 4 1 3 2, 2 0, 1 1 2 5 8 7 4 7 3 8 ЮАР 7, 3, 0, - 2, 0, 2, 3, 0, 4 6 4 4, 3 0 7 5 1 0 5 4 7 8 5 Источник табл. 1, 3, 4, рис. 2, 4, 6: расчеты автора по данным ООН. URL:

http://data.un.org;

МВФ - Balance of Payments Statistics Yearbook, Центральных банков соответствующих стран.

Рис. 2. Среднее значение ввоза и вывоза капитала частным сектором за 1993 2010 гг., % ВВП стр. Из данных табл. 1 можно сделать следующие выводы. Хотя объем иностранных инвестиций, привлекаемых частным сектором Российской Федерации, сопоставим с другими исследуемыми странами (6-е место из 10), по объему вывоза капитала Россия значительно опережает все другие страны. По показателю чистого вывоза капитала частным сектором Россия занимает 1-е место, с большим отрывом от остальных сравниваемых стран.

Использование офшорных и субофшорных юрисдикции Характерной чертой процесса глобализации мировой экономики является значительное развитие финансового взаимодействия между различными странами, в частности, широкое использование бизнесом и частными лицами офшорных и субофшорных юрисдикции. Офшорные юрисдикции - это страны, налоговый режим которых предоставляет значительные льготы зарегистрированным в них компаниям и возможность сокрытия информации о реальных владельцах компаний5. Субофшоры - позволяют зарегистрированным в них компаниям уплачивать минимальный налог (порядка 1%) при ведении бизнеса за пределами данной страны или при трансграничных трансфертах доходов6. Это позволяет переводить финансовые потоки в офшоры с низкими издержками.

Владельцами около 80% крупных российских компаний являются компании, зарегистрированные за рубежом, в частности, в офшорных и субофшорных юрисдикциях7. Так как затраты на ведение офшорного бизнеса довольно малы, а выгоды значительны, офшоры все шире начинают использоваться также средним и малым бизнесом. Признаком значительного распространения офшорного инвестирования в России является характеристика источников поступления иностранных инвестиций в экономику России по странам инвесторам, приводимая "Росстатом". Эти данные можно использовать Британские Виргинские острова, Багамские острова, Гибралтар. Лихтенштейн, Нидерландские Антильские острова и др.

Кипр, Нидерланды, Великобритания, Швейцария, Люксембург, Ирландия, отдельные штаты США и др.

Хейфец Б. А.Антиофшорное наступление мирового сообщества и российская политика // Финансы. 2010. - N 2. - С. 12 - 17.

стр. только для оценки структуры иностранных инвестиций, поскольку, согласно методологии "Росстата", в отличие от методологии платежного баланса, иностранные инвестиции не включают операции органов денежно-кредитного регулирования и коммерческих банков.

Основными странами-инвесторами в отечественную экономику являются офшорные и субофшорные юрисдикции. Эти же страны стали и основными получателями инвестиций из России (табл. 2, столбцы 1 - 3). Так как вывоз капитала из России частным сектором значительно превосходит ввоз, можно сделать вывод, что почти весь капитал, поступающий в страну в форме иностранных инвестиций, является частичным возвратом капитала, вывезенного ранее из России.

Использование офшорных компаний в качестве посредников при экспортно импортных операциях позволяет через механизмы трансфертного ценообразования выводить большую часть прибыли за рубеж. Сопоставляя страны, в которые Россия осуществляет наибольший объем экспорта, и страны крупнейшие иностранные инвесторы в российскую экономику (табл. 2. столбцы 1, 2, 4), можно заметить существование довольно тесной связи между ними.

Например, в Нидерланды Россия осуществляет наибольший объем экспорта 8,1% от его общей величины. В Нидерландах накоплен максимальный объем инвестиций из России, и они же являются одной из ведущих стран-инвесторов в российскую экономику.

Экспорт товаров из России на 65,5% состоит из сырой нефти, нефтепродуктов и природного газа8. Основными поставщиками нефти на экспорт являются компании "Роснефть", "ТНК-ВР", "ЛУКОЙЛ", "Сургутнефтегаз", "Газпром Нефть". Большая часть продажи нефтепродуктов из России осуществляется через международные посреднические компании Gunvor International B.V.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.