авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Оглавление И лед, и холод - одни на всех, КРЮКОВ В. А............................................................................................. 2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Но за последние три десятилетия транспортная система СМП понесла существенные потери. Практически вся инфраструктура, включая ледокольный флот, метеорологическую Государственный доклад "О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2010 году" - Министерство природных ресурсов и экологии РФ. URL: http://www.mnr.gov.ru/regulatory/ list.php?part= Некипелов А. Д., Макоско А. А. Перспективы фундаментальных научных исследований в Арктике. URL:

http://www.rosnord.ru/strategy/standpoint/57-perspektivy-fundamentalnykh-nauchny kh-issledovanij-v-arktike стр. и гидрографическую службы, ледовую разведку, авиацию, связь, находится в состоянии кризиса. Из 50 с лишним портов и портопунктов в настоящее время действует менее половины. Около 200 населенных пунктов, главным образом в восточном секторе арктического побережья России, прекратили свое существование16.

Перспективы возрождения СМП связываются с крупными проектами в северных регионах страны по добыче минерально-сырьевых ресурсов. Нельзя недооценивать и транзитное значение СМП не только как внутреннего маршрута между северо-западными и дальневосточными регионами России, но и как глобальной транспортной магистрали, обеспечивающей возможности роста транснациональных транзитных перевозок по трассе Северного морского пути между европейскими портами и портами Азиатско Тихоокеанского региона. "Мы видим будущее Севморпути именно как международной транспортной артерии, способной составить конкуренцию традиционным морским линиям и по стоимости услуг, и по безопасности, и по качеству" - так В. В. Путин охарактеризовал транзитный потенциал СМП на Международном арктическом форуме в Архангельске в сентябре 2011 г. При этом нужно отчетливо понимать, что Арктика с каждым годом становится все более и более конкурентной средой деятельности, что затрагивает и судоходство. С одной стороны, это открывает новые возможности в развитии СМП (освоение высокоширотных трасс);

а с другой - предполагает появление альтернативных транспортных коридоров и неизбежность осуществления обширнейшего комплекса мероприятий по восстановлению, модернизации и дальнейшему развитию всей и всяческой инфраструктуры СМП.

На рыбохозяйственный комплекс Арктики приходится более трети добычи (вылова) рыбы и морепродуктов и около 20% производимой рыбной продукции в Российской Федерации18.

Гудев П. Модернизация ледокольного флота России: дань конъюнктуре или стратегическая необходимость? НП "Российский совет по международным делам". URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=114.

С новым флотом // Российская газета. -2011. -23 сент. URL: http://www.rg.ru/ 2011/09/23/putin.html Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. Проект. URL: http:// minregion.ru/upload/02_dtp/101001_str.doc стр. В настоящее время промысел водных биоресурсов в Арктике ведется только в водах Северной Атлантики, в основном в Баренцевом и Белом морях. На этот регион приходится около трети всего российского вылова в Мировом океане. Водные биоресурсы остальных арктических морей практически не осваиваются, хотя, например, в Карском и Чукотском морях возросла численность потенциально промысловых видов гидробионтов19.

В настоящее время рыбохозяйственный комплекс Северного бассейна переживает непростые времена. Падение объемов добычи и производства в рыбной отрасли в 1990-х годах не компенсировалось ростом в последнее десятилетие20. Физический износ и моральное старение флота ограничивают возможности расширения промысловой деятельности, но в отрасли до сих пор не выработано действенных механизмов обновления флота на базе отечественного судостроения. Он пополняется в основном за счет наиболее быстрого и дешевого способа - приобретения зарубежных судов, бывших в эксплуатации.

Одной из ключевых проблем развития рыбной отрасли является отсутствие рыночного оборота долей квот добычи водных биоресурсов. Однако практическая реализация данного механизма требует эффективного государственного контроля, чтобы не допустить теневого оборота и сверхконцентрации квот.

В целом в рыбохозяйственном комплексе необходим переход от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития на основе сохранения, воспроизводства, рационального использования водных биологических ресурсов и обеспечения глобальной конкурентоспособности вырабатываемых отечественным рыбохозяйственным комплексом товаров и услуг21.

Глубокое А. И., Глубоковский М. К. Водные биоресурсы Арктики и международно-правовые условия их рационального использования. Арктика: пространство сотрудничества и общей безопасности. - М., 2010. - С. 24 25.

Не потерять бы кладезь рыбы. Интервью с заместителем директора ПИНРО Юрием Лепесевичем // Полярная правда. - 2011. - 29 нояб. URL: http:// www.polarpravda.ru/poslednie_novost/7newsid=1026&page= Концепция развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года. / Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 сентября 2003 года N 1265-р (в ред. распоряжения Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 года N 1057-р). - Федеральное агентство по рыболовству.

URL: http://www.fish.gov.ru/activities/Pages/Concept.aspx стр. Сумеем ли мы управлять хозяйственными рисками?

Специфические природно-климатические условия Арктики (суровый климат, малая устойчивость природной среды к антропогенному воздействию, низкая способность к самоочищению, высокая экологическая уязвимость) во многом определяют наличие дополнительных факторов риска для хозяйственной деятельности в Арктике. Поэтому ключевое значение будет иметь научно обоснованная государственная политика, обеспечивающая минимизацию возможных рисков, побуждающая бизнес к рациональному использованию ресурсов. Ключевые принципы и подходы к формированию политики по управлению рисками в Арктике таковы:

* безусловный приоритет учета экологических рисков: акцент должен быть сделан на уменьшение вероятности возникновения инцидентов;

* формирование активной, прагматичной политики государства в Арктике как на международной арене, так и внутри страны (в рамках системы государственного регулирования);

* сбалансированное развитие отраслей хозяйственной деятельности в Арктике, прежде всего минерально-сырьевого комплекса и транспортной инфраструктуры (в том числе объектов сопровождения СМП);

* важной задачей государства должно быть повышение социально-экономических эффектов от хозяйственной деятельности в Арктике, что невозможно без эффективной политики управления рисками;

* поскольку компании нефтегазового сектора - основные потенциальные источники загрязнения окружающей среды, одной из важнейших проблем является обеспечение экологической безопасности при освоении нефтегазовых месторождений на шельфе морских акваторий России, богатых морскими биоресурсами, в том числе ценными видами рыб.

Для успешного освоения сырьевых ресурсов Арктики должна быть сформирована адекватная институциональная среда, нацеленная на уменьшение рисков, связанных с нестабильностью норм и правил. В России эти риски наиболее значимы в сферах налогов, условий реализации проектов стр. и статуса различных организационных форм. Поэтому адекватная институциональная среда для реализации, к примеру, новых нефтегазовых проектов на арктическом шельфе должна включать следующие основные элементы:

* антимонопольное законодательство;

* формирование новых институтов (операторов проекта, уполномоченных государственных органов управления);

* процедуры технического регулирования - от изучения до освоения (с целью применения передовых технологий и реализации инновационных решений);

* ускорение разработки регламентов, определяющих направленность процесса изучения, освоения и разработки нефтяных и газовых месторождений;

* налогообложение - переход на более гибкие и адекватные модели (такие как налогообложение на основе прибыли, а не валового дохода) с учетом повышенных издержек и рисков.

Реальные результаты могут быть достигнуты при действии комплекса условий, включающих сбалансированность, стабильность и публичность ресурсного режима;

жесткость институциональных рамок (техническое регулирование, отражение северной специфики на основе общепринятых международных подходов);

поступательное развитие государственного социально-ориентированного регулирования недропользования на Севере и в Арктике. Все это является необходимой предпосылкой для формирования новых стандартов хозяйственной деятельности, нацеленных на эффективность освоения северных ресурсов в контексте общенациональных социально-экономических интересов.

Арктике - новые стандарты хозяйственной деятельности Специфика нефтегазовых арктических технологий определяется тремя ключевыми "вызовами": ледовыми условиями, ограниченным пространством, на котором должны вестись работы, а также необходимостью быстрого и эффективного реагирования на возможные разливы нефти22. К техническим Кутузова М. "Летучий голландец" прокладывает путь в Арктику // Нефть России. - 2012. - N8. - С. 47 - 49.

стр. средствам ведения разведки и разработки морских месторождений в условиях низких температур предъявляются более высокие требования по надежности и стойкости к климатическим условиям. Поэтому уже сейчас крупные западные нефтегазовые компании разрабатывают новые конструкционные материалы и технологии добычи для работы в условиях аномально низких температур23. Сложная техническая задача - транспортировка продукции при экстремально низких температурах: необходимо будет найти способы эффективной борьбы с гидрато- и льдообразованием в трубопроводах, с неустойчивостью потока, твердыми отложениями, наконец, с коррозией.

В целом работы на шельфе несут в себе гораздо большие потенциальные риски экологические, промышленные, технические. Работа на шельфе более сложна технически, ведь, например, поисковое бурение на глубоководном шельфе нужно провести в сжатые сроки, находясь на судне, не имеющем жесткого контакта с морским дном, допускающем безопасное функционирование не только в штиль, но и в шторм, при этом пространство для работы ограничено небольшими размерами платформы или судна. А круглогодичную добычу в ледовых условиях можно обеспечить, только имея технологии, способные эффективно противостоять ударам айсбергов или давлению ледового поля. Поэтому для работ на шельфе обязательно требуется высокотехнологичное и сверхнадежное оборудование, необходима четко отлаженная схема логистики. Из-за этого стоимость технических средств для геологоразведки и обустройства шельфовых месторождений существенно выше, чем для работы на суше.

Геологоразведка и освоение месторождений нефти и газа на арктическом шельфе неразрывно связаны с развитием самых современных и сложных промышленных технологий в материаловедении, металлургии, судостроении, машиностроении. Выход на шельф создает потенциальные возможности для ускоренного развития отечественных предприятий инновационного профиля в машиностроении, строительстве, сервисном обслуживании и др., которые могут стать значимыми игроками мирового уровня.

Курс на север. Total связывает свои стратегические перспективы с разработкой арктических месторождений // Нефть и капитал. - 2011. - N 9. - С. 59 - 62.

стр. Но пока технологическое инновационное развитие российского нефтегазового сектора происходит во многом благодаря притоку иностранных технологий и опыта. Данная модель далеко не отвечает интересам России, поскольку в краткосрочном периоде ведет к удорожанию освоения ресурсной базы, а в долгосрочном - к тотальной зависимости от зарубежных поставщиков технологических решений и оборудования.

Трансфер передовых технологий, повышение компетенций отечественных компаний, развитие собственного технологического базиса, необходимого для разработки шельфовых месторождений, достижение 70 - 75%-го уровня локализации при реализации проектов по освоению Арктики и создание 200 - 400 тыс. новых рабочих мест в нефтегазовом секторе и смежных отраслях - вот важнейшие приоритеты и ориентиры, озвученные на совещании правительства РФ по вопросу стимулирования освоения континентального шельфа24.

Один из механизмов привлечения необходимых финансовых ресурсов и технологий подводного глубоководного бурения - соглашение о стратегическом партнерстве между компаниями "Роснефть" и ExxonMobil, которые договорились объединить усилия на российском арктическом шельфе, прежде всего в Карском море. В рамках соглашения компании создают в Санкт-Петербурге Арктический научно-проектный центр шельфовых разработок, который будет развивать ключевые компетенции, необходимые для освоения шельфовых месторождений, использовать собственные технологии обеих компаний и создавать новые технологии морской добычи, включая буровые и добывающие суда и платформы ледового класса, подводные системы подготовки и транспортировки углеводородов25.

Важно только, чтобы сотрудничество приводило к действительной сопричастности российских компаний к созданию новых технологий, а не простому перениманию или приспособлению к нашим условиям технологических решений, разработанных зарубежными партнерами, - как это чаще всего имеет место в настоящее время.

Вступительное слово Председателя Правительства Российской Федерации В. В. Путина на совещании по вопросу стимулирования освоения континентального шельфа. -2012. - 12 апр. URL:

http://government.ru/docs/18680/ Нобатова М. Роснефть: технологический вызов Арктики // Нефтегазовая вертикаль. - 2012. - N 9. - С. 60 - 62.

стр. Необходим переход на принципиально новый технологический уклад инфраструктурного обустройства и обживания территории, как этого требуют международные экологические стандарты. Важнейшей составляющей такого уклада должны стать отечественные транспортные системы, учитывающие требования арктических экосистем26. В числе основных первоочередных мер - формирование территориально-производственных комплексов и транспортно-логистических узлов, на которые возлагаются охрана государственной границы, гидрометеорологические наблюдения за глобальными изменениями климата и морских течений, портовые функции, а также обеспечение безопасности воздушных транспортных коридоров, полетов полярной авиации и авиаразведки.

Кроме того, необходимо создание единой государственной системы аварийно спасательного обеспечения работ на шельфе, транспортной инфраструктуры в береговой части Российской Арктики, единых систем связи, навигационно-гидрографического и метеорологического обеспечения в Арктике, ледовой разведки и ледокольного обеспечения работ на шельфе.

Интенсивное освоение арктических территорий невозможно без надежной и эффективной системы энергообеспечения. Один из реальных путей - развитие малой автономной энергетики. Арктика должна стать полигоном для использования новых энергетических установок: малогабаритных АЭС, ветроэлектростанций, новых систем жизнеобеспечения для городов и поселков. На арктической "площадке" можно опробовать решения по теплоизоляции, энергосбережению, автономные системы тепло- и энергообеспечения27.

В целом образ будущего Российской Арктики - это промышленные комплексы нового поколения для освоения шельфов;

сохраненный природно-экономический потенциал традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера;

модернизированная энергетика и транспортно-коммуникационные системы;

развитая транспортная Стратегия социально=экономического развития Сибири до 2020 г. (утверждена Распоряжением Правительства РФ от 5 июля 2010 г. N 1120-р). URL: http://www.sibfo.ru/strategia/strdoc.php Некипелов А. Д., Макоско А. А. Перспективы фундаментальных научных исследований в Арктике.

стр. инфраструктура на новом технологическом базисе;

арктическая авиация;

система поселений с высоким качеством и надежностью систем жизнеобеспечения, сочетающая базовые города и мобильные вахтовые поселки28. Ресурсное и социальное освоение Российской Арктики будет опираться на очаговое хозяйственное освоение при широком использовании вахтового метода и обеспечение воспроизводства традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера29.

Изучение и освоение природных ресурсов в экстремально суровых арктических условиях представляет собой настоящий вызов нашей современной цивилизации, для достойного ответа на который требуются новый виток развития науки и техники, проверка способности решать сложные задачи по превращению этих северных территорий в ресурсную базу России XXI века.

Наука должна прийти на помощь Пожалуй, нигде роль науки не выглядит столь значимой, как в Арктике. Зачастую даже для сравнительно простых видов деятельности, которые в умеренных широтах представляются обыденными, в Арктике требуются неординарные технические и организационно-экономические решения, опирающиеся на результаты прикладных и фундаментальных научных исследований.

Согласно "Основам государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу", главной целью государственной политики России в Арктике в сфере науки и технологий является обеспечение достаточного уровня фундаментальных и прикладных научных исследований по накоплению знаний и созданию современных научных и геоинформационных основ управления арктическими территориями, включая разработку средств для решения задач обороны и безопасности, Псарев В. И. Север и Арктика в стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года // Материалы Международной конференции "Сибирский Север и Арктика в условиях глобальных вызовов XXI века". г. Красноярск. 21 - 22 ноября 2011 г. URL: http://www.krskstate.ru/dat/bin/art/7686_sbornik_tezisov.pdf Коновалов А. М. Реализация государственной политики Российской Федерации в Арктике программно-целевым методом // Современные производительные силы. - 2012. - N 1. - С. 21 -33.

стр. а также надежного функционирования систем жизнеобеспечения и производственной деятельности в природно-климатических условиях Арктики.

Среди основных направлений - обоснование долгосрочных перспектив развития различных видов деятельности в Арктике, изучение опасных и кризисных природных явлений, разработка и внедрение современных технологий и методов их прогнозирования в условиях меняющегося климата, прогноз и оценка последствий глобальных климатических изменений в арктических районах.

Необходимы исследования в области истории, культуры и экономики региона, а также правового регулирования деятельности в Арктике, изучение влияния на здоровье населения вредных факторов окружающей среды, выработка требований по охране здоровья населения, обоснование комплекса мероприятий, направленных на оздоровление среды обитания и профилактику заболеваний30.

Каждое из этих направлений охватывает множество сложных задач, которые различаются по степени проработанности и наличию научных заделов. Для их решения требуются принципиально новые, порой еще неопробованные подходы и методы.

Но на практике наблюдается, например, сокращение количества научных экспедиций, которые являются основой получения и развития знаний об Арктике. Подобные экспедиции к тому же отчетливо показывают степень научно-технического присутствия России в Арктике. Для проведения экспедиционных исследований требуется значительное увеличение затрат со стороны государства, в том числе дополнительного финансирования в рамках ФЦП.

Например, на научные исследования в рамках подпрограммы "Освоение и использование Арктики" федеральной целевой программы "Мировой океан" предусматривается общий объем финансирования в 2008 - 2013 гг. в объеме 2125,1 млн. руб. (в том числе за счет средств федерального Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу / Утверждены Президентом РФ 18 сентября 2008 г. N Пр-1969 // Российская газета. - 27 мар. 2009.

стр. бюджета- 1592,3 млн. руб.), т.е. менее 130 млн. руб. в год, -что явно неадекватно поставленным целям и задачам31.

Важная роль должна отводиться научно-методической проработке вопросов по формированию институциональных условий для эффективной, экологически безопасной хозяйственной деятельности в Арктике, включая:

* разработку комплексных программ социально-экономического развития регионов Российской Арктики;

* формирование базового законодательства по вопросам освоения Арктики, в том числе доработку и принятие закона "Об Арктической зоне РФ", Стратегии развития Арктической зоны РФ;

* обоснование и разработку специального налогового режима для освоения минерально сырьевых ресурсов (прежде всего углеводородного сырья), основанного на обложении прибыли и учитывающего рентабельность разработки объектов;

* научное обоснование подходов к развитию системы технического регулирования с учетом особенностей деятельности в Арктике;

* развитие законодательства по проблемам коренных малочисленных народов Севера.

Вызовы "монетизации Арктики" Столь глобальных проектов, как "проект Арктики", в мире до сих пор не существовало.

Освоение арктического региона необходимо воспринимать именно с комплексной точки зрения как вызов для всего мирового сообщества в целом. Здесь потребуется взаимодействие надгосударственных организаций, самих государств, компаний, государственных органов и прочих институтов бизнеса и власти разных стран на различных уровнях, ведь преодолеть в одиночку все барьеры, возникающие на пути комплексного освоения региона, не в состоянии ни одно арктическое государство.

Федеральная целевая программа "Мировой океан" (в ред. постановлений Правительства РФ от 30.09.2008 N 731, от 12.08.2010 N 619). URL: http:// www.fish.gov.ru/activities/Documents/ Мировой океан.pdf стр. Для успешного - со всех точек зрения - освоения арктических ресурсов ключевое значение имеет технологический фактор. Потребуются совершенно новые способы разведки, обустройства и эксплуатации месторождений, не обойтись без серьезных новаций и в области транспортировки углеводородов. Как отметил бывший председатель Совета Федерации С. Миронов, "в развитых странах за последние 30 лет в технологическом плане произошла настоящая революция. Нам же необходимо практически с нуля создавать новые экологически безопасные морские нефтегазовые технологии. Ясно, что без арктической кооперации с западными компаниями мы, увы, обречены на использование технологий вчерашнего, если не позавчерашнего дня"32.

Сегодня экосистема Российской Арктики страдает от широкого использования традиционных технологий разработки ресурсов и транспортных средств, слабо адаптированных к местным условиям. Необходим переход на принципиально новый технологический уклад инфраструктурного обустройства и обживания территорий, как этого требуют современные международные экологические стандарты. Важно добиться, чтобы арктические ресурсные проекты были сформированы с учетом требований устойчивого развития, охраны окружающей среды и территорий традиционного природопользования коренных народов.

Для таких инвестиционных проектов требуется особая система контроля их влияния на состояние экономики, экологии и социальной сферы в ареалах их распространения. Нигде неверные решения по размещению нового производства, регулированию социально экономических и экологических проблем не обходятся так дорого, как в Арктике.

Поэтому инвестирование в научные исследования по арктической тематике - необходимое и экономически целесообразное условие снижения рисков, позволяющее снизить неопределенность оценок и, соответственно, последствий принимаемых решений. Можно смело утверждать, что в наши дни интеллектуальное присутствие в Арктике для сохранения контроля над ней, пожалуй, даже важнее военного.

Арктика: долгие сборы // Нефтегазовая вертикаль. - 2011. - N 8. - С. 52.

стр. Российская арктическая научная школа была мировым лидером на протяжении десятилетий. Российские ученые занимали передовые позиции в решении многих научных и практических проблем Арктической зоны. Однако в результате резкого свертывания научной активности в последние два десятилетия это лидерство утрачено, что представляет серьезнейшую опасность для национальных интересов нашей страны на фоне многократного усиления научной активности иностранных государств, фирм и международных организаций в Российской Арктике. Чтобы успешно противостоять данной угрозе, ядром новой арктической политики России должны стать научные знания, инновационная модернизация во имя интересов национальной безопасности, устойчивого природопользования, сбережения уникальных экологических систем Арктики и жизнеспособности местных сообществ.

Арктика ставит новые задачи, но сулит и новые возможности - не только для России, но и всего мирового сообщества. Ресурсный потенциал Арктики представляет перспективный интерес для глобальной энергетики, и в настоящее время закладываются условия его реализации. При этом главный "козырь" Арктики видится в обилии ресурсов.

Формирование эффективного процесса освоения и использования арктических ресурсов в современных условиях предполагает проведение:

* широкомасштабных научных исследований комплексного характера, охватывающих множество взаимосвязанных направлений;

* разработку новых технологий и формирование современных системных подходов к решению проблем освоения ресурсов шельфа;

* реализацию проектов в области изучения, поиска и оценки ресурсного потенциала на базе междисциплинарного подхода;

* развитие форм широкой кооперации и сотрудничества -межрегионального и международного.

Вполне очевидно, что России придется в нелегкой борьбе защищать свое право на гигантскую территорию в границах арктического сектора, унаследованного от СССР.

Важнейшим стр. критерием этого права сейчас выступает степень национального присутствия в Арктике.

Она выражается вкладом в научные исследования, в экономическое освоение региона.

Если мы будем пассивны в Арктике, то ее освоением займутся другие.

Нужно ли превращать принцессу в золушку?

Все изложенные выше соображения по поводу рисков хозяйственной деятельности в Арктике и мер по управлению этими рисками справедливы, по-видимому, лишь при одной исходной посылке, а именно: широкомасштабная хозяйственная деятельность в Арктике, включая освоение недр, является не только неизбежной, но и желательной для России. Но так ли это на самом деле? Действительно ли Россия не сможет обойтись без добычи арктической нефти или разработки новых месторождений никеля и золота на арктическом побережье Таймыра или на Северной Земле? Неужели ценность этих полезных ископаемых для нас столь велика, что, стремясь "взять" их у Арктики, мы решимся пойти на риски, которые даже толком не можем измерить, не говоря уж о том, чтобы ими управлять? Ведь слишком многое из того, что требуется для безопасного ведения работ в Арктике - безопасного прежде всего для самой Арктики, - сегодня мы можем представить лишь в мечтах, которые лукаво называем планами, стратегиями или программами.

Вхождение в Арктику, если понимать ее как зону ресурсного обеспечения, требует колоссальных вложений, абсолютно не соизмеримых по своей величине с теми затратами, что нынче предусматриваются российским бюджетом. Апеллировать к финансовым возможностям бизнеса бессмысленно, поскольку коммерческая привлекательность арктических проектов столь мизерна, что без государственного участия и поддержки просто не обойтись. И это касается непосредственно проектного финансирования, не говоря уже об издержках на формирование всего комплекса необходимых "рамочных" условий, к которым бизнес не имеет прямого отношения.

По сути дела, в самом ближайшем будущем мы намерены взять ресурсы Арктики привычным "кавалерийским наскоком". В то время как надо присмотреться к опыту Норвегии, которая готовилась более 20 лет к тому, чтобы "вплотную стр. подружиться" со своей "Снегурочкой" - месторождением Snohvit на арктическом шельфе Баренцева моря: оно было открыто в 1984 г., а запуск добычного проекта состоялся лишь в 2007 г., и отнюдь не без проблем33. Но если уж Норвегия, изрядно поднаторевшая в освоении шельфа, на начальном этапе своей арктической нефтегазовой эпопеи столкнулась с "огромными сложностями", выходящими за привычные рамки, то что тогда говорить о России? Впрочем, нынешняя ситуация вокруг Приразломного месторождения и Штокмана служит наглядным доказательством наших уязвимостей.

Как бы то ни было, но мы вынуждены обратиться к фундаментальному вопросу: что означает Арктика для России и зачем нам нужна Арктика? Чтобы добывать нефть и газ? Но по большому счету, все, что будет добываться в Арктике, пойдет на экспорт без ощутимых прямых выгод для страны из-за практически нулевых налогов - нельзя же в качестве национальных выгод рассматривать прибыли нефтегазовых компаний, даже государственных.

С косвенными выгодами тоже все не просто. Есть немало сомнений, что "арктический мультипликатор" заработает так, как нам того хочется, и что российский научно технологический комплекс и отечественные производители товаров и услуг в массовом порядке приобщатся к освоению сырьевых ресурсов Арктики. Слишком велик риск, что наши зарубежные партнеры лишь дадут попользоваться своими технологиями, но вряд ли допустят к тем кладезям знаний и опыта, которыми обладают. Впрочем, как показывают примеры освоения арктических нефтегазовых ресурсов Норвегии и Аляски, переоценивать возможности и опыт ведущих мировых компаний тоже не следует.

Чтобы всерьез работать в Арктике, нужно развивать собственный научно технологический базис - в сугубо национальном формате и в рамках международного сотрудничества. Конечно же, следует заимствовать и адаптировать ценный зарубежный опыт, по примеру Китая. Государственные нефтегазовые компании Поднебесной скупают за рубежом активы, Факел над "Белоснежкой". - Эксперт Северо-Запад. - 2008. - N4 (352). -URL: http://rn.expert.ru/northwest/2008/4/.

стр. связанные с перспективными и технологически сложными видами деятельности, в частности в добыче сланцевого газа, что представляет большое значение именно для Китая. Таким образом "петрочайны" и "синопеки" создают полигоны для отработки нужных им технологий где-нибудь в Канаде или Австралии, расходуя на это миллиарды долларов. Тем временем крупнейшая российская нефтяная компания "Роснефть" залезает в долги и тратит десятки миллиардов долларов на приобретение активов внутри страны, а для овладения опытом добычи нефти в Арктике приглашает зарубежных "majors", чтобы те могли "потренироваться" на нашем арктическом шельфе. Весьма сомнительно, что подобная практика приведет к достижению целей, которые декларируются в государственной арктической политике.

А может быть, следует совсем по-иному взглянуть на Арктику и понять, что она нужна нам не ради нефти и газа, а просто потому что она - Арктика, что она всегда была, есть и должна быть нашей? В отличие от того же Китая, Россия давно присутствует в Арктике и географически, и в хозяйственном отношении, и по праву фактического владения, установленного еще в 20-е годы прошлого века. На протяжении многих десятилетий это право, в сущности, никто и не собирался оспаривать, поскольку ледяная Арктика сама по себе была никому не нужна. Но сейчас зазвучали манящие слова - нефть и газ, и ситуация радикально изменилась. Обостренный интерес к Арктике проснулся даже у тропических стран, которые решили присоединиться к погоне за правами на арктический шельф. В общем-то в этом нет ничего странного - удивительно другое: почему Россия включилась в "арктическую гонку" на общих основаниях, не попытавшись толком отстоять свои права в рамках секторального деления Арктики, унаследованные от СССР?

Признание Россией норм международного права, вообще говоря, не означает отказа от принципа секторального разделения Арктики. Этот принцип должен быть включен как в текст закона "Об арктической зоне Российской Федерации", так и в иные нормативно правовые акты. Закрепление российского суверенитета над полярным сектором в границах 1926 г. должно происходить не только в рамках национального стр. законодательства, но и на международном уровне. Тем более что международное право содержит ряд механизмов, которые позволят и в этом контексте доказать право России на исторически сложившуюся ее арктическую зону. Конвенция ООН по морскому праву (1982 г.) однозначно не отменяет секторального принципа определения статуса территорий в Арктике. Россия может подтвердить за собой арктический сектор, аналогичный тому, который закреплен Постановлением Президиума ЦИК СССР 1926 г., когда на картах мира от границ нашей страны к Северному полюсу велись пунктирные линии, очерчивающие нашу арктическую зону. В конце концов, юридических оснований для того, чтобы стереть эти линии с мировой карты, нет34.

Было бы несправедливым отрицать вклад многих государств мира - США, Канады, Великобритании, Норвегии, Германии, Италии и проч. - в исследование Арктики, но, пожалуй, ни одна из них не потратила на это столько усилий и не принесла такие жертвы, как Россия. Сегодня многие претензии к нашей стране основываются на посыле, что Арктика - это достояние всего человечества, а Россия не умеет как следует обращаться с этим достоянием и оберегать его, захламила арктические острова мусором, загрязнила и продолжает загрязнять воды северных морей (в том числе при бурении нефтегазовых скважин). Отчасти подобные упреки справедливы, но что преобладает в "беспокойстве" мирового сообщества о судьбах Арктики: действительная забота о ней как о природном достоянии всего человечества, требующем бережного отношения и ухода, или плохо скрываемое стремление отдельных государств расширить свои ресурсные источники?

России же следует твердо определиться в том, зачем ей нужна Арктика, зачем ей нужен привычный арктический сектор с Северным полюсом на вершине? Для СССР покоренный Северный полюс был одним из главных символов достижений советского строительства, преимуществ социализма перед капитализмом.

Барциц И. Российский арктический сектор: правовой статус // Обозреватель - Observer. - 2000. - N 12. URL:

http://www.rau.su/observer/ N12_00/index.htm стр. А что же современная Россия? Станет ли обладание полюсом для России таким же символом величия и достижений, как когда-то для СССР? Это дело принципа или мы настаиваем на своих арктических правах ради ресурсов - нефти и газа и проч.? Но мы еще как следует не научились все это добывать даже в относительно низких широтах Арктики.

И вообще: если Россия включается в "арктическую гонку" ради ресурсов, то чем тогда мы отличаемся от всех других претендентов? Почему в таком случае у нас могут быть какие то эксклюзивные, выходящие за рамки универсальных норм, права на обладание арктическими территориями?

Вопросы, вопросы и еще раз вопросы, на которые у России зачастую нет достаточно убедительных ответов. А может быть, нам следует направить основные усилия не на поиск формально правильных ответов, а на то, чтобы снять сами эти вопросы?

Почему бы не сделать так: навести в нашем секторе Арктики идеальный порядок, очистить его от несимпатичных следов пребывания человека (что, собственно говоря, мы уже пытаемся сделать), ввести жесточайшие нормы экологической безопасности для всех приемлемых видов хозяйственной деятельности в Арктике. И сказать: мы сохраняем белоснежную красавицу Арктику в ее первозданной чистоте, потому что это драгоценное достояние всего человечества. Мы не хотим, чтобы прекрасная "принцесса" по имени Арктика превращалась в "золушку", которая должна работать, чтобы удовлетворять банальные потребительские запросы.

Но Арктика в той части, которой мы фактически обладаем, - наша. Была, есть и будет! И не надо никому доказывать свою правомочность контролировать сырьевые ресурсы Арктики, поскольку роль этих богатств, сколь бы велики они ни были, вторична по сравнению с глобально-цивилизационным значением Арктики, ее "вкладом" в поддержание природного равновесия всей нашей, в общем-то, такой небольшой планеты.

Скорее всего, такой подход не слишком прагматичен с утилитарно-экономической точки зрения, но, может быть, присутствие человека в Арктике являет собой совсем не тот случай, когда уместен прагматизм в его узком понимании - по крайней мере, в предстоящие несколько десятилетий, пока мы гарантированно не научимся бережно и безопасно эксплуатировать ресурсы арктических недр?

стр. Энергоресурсы России и Каспийского региона создают возможности и риски как для политиков, так и для деловых кругов в глобальном измерении, а не только для Норвегии, которая является и соседом России, и одним из ключевых игроков в нефтегазовой отрасли.

Исследовательский проект "РуссКасп" (RussCasp) (развитие энергетики в России и Каспийском регионе и оценка с позиции последствий для Норвегии) был инициирован Исследовательским советом Норвегии с целью расширения знаний, компетенции и понимания проблем в сфере энергетики - как для лиц, принимающих решения, так и для более широких кругов, прежде всего, норвежского исследовательского сообщества.

Координатором проекта выступал Институт Фритьофа Нансена, в нем принимали участие в качестве партнеров различные институты и отдельные исследователи, включая российских.

стр. Двадцать лет освоения, а нефти до сих пор нет: Приразломное - первый Заглавие статьи мучительный арктический шельфовый проект России Автор(ы) Л. ЛУНДЕН, Д. ФЬОРТОФТ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 4, Апрель 2013, C. 56 Источник Тема номера: ДРУГОЙ АРКТИКИ У НАС НЕТ И НЕ БУДЕТ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 49.1 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Двадцать лет освоения, а нефти до сих пор нет: Приразломное первый мучительный арктический шельфовый проект России, Л.

ЛУНДЕН, Д. ФЬОРТОФТ Л. ЛУНДЕН (Lars Petter Lunden), Sigra Group, Д. ФЬОРТОФТ (Daniel Fjaertoft), Poyry Group, Осло В статье анализируются просчеты пилотного российского проекта по разработке шельфового месторождения Приразломное с точки зрения влияния как внешней ситуации, так и особенностей российской системы управления.

Ключевые слова: российский шельф, Арктика, пилотный проект, российская система управления Месторождение Приразломное было открыто в 1989 г. Мурманским геологоразведочным предприятием "Арктикморнефтегазразведка", освоение началось спустя три года. Но добыча нефти так и не началась. Компании, ответственные за * Статья подготовлена по результатам исследований по проекту "РуссКасп: российско-каспийские энергетические разработки и их последствия для Норвегии и ее экономических субъектов", финансируемому в рамках программы "PETROSAM" Норвежского научно-исследовательского совета (Research Council of Norway). Программа реализуется консорциумом партнеров, в состав которого входят Научно-исследовательский совет Норвегии (Research Council of Norway). Институт имени Фритьофа Нансена (Fridtjof Nansen Institute), Норвежский институт мировых отношений (Norwegian Institute for International Affairs) и компания "Есоп Poyry", а также другие институты и научные работники. См.: URL: www.fni.no/ russcasp стр. На протяжении пятилетнего срока выполнения проекта подготовлен и опубликован ряд отчетов, статей, книг. Данные публикации освещают различные стороны нефтегазовых проблем и энергетической политики России и Каспийского региона. Особое внимание было уделено району Баренцева моря в связи с его географической близостью и важностью для развития нефтегазодобывающей промышленности Норвегии.

В данном номере "ЭКО", в частности, представлен анализ первого российского морского нефтяного проекта в Арктике.

Арилд МОЕ, заместитель директора Института Фритьофа Нансена разработку, регулярно откладывали его эксплуатацию. В конце 2012 г. был назначен окончательный срок - четвертый квартал 2013 г.

Почему добыча нефти постоянно откладывается? Постараемся ответить на этот вопрос, проанализировав, в какой степени на ход выполнения проекта повлияли полоса невезений (внешних событий) и особенности российской системы управления.

Важный фактор, объясняющий неудачи в управлении, - это коррупция. Производит сильное впечатление на удивление критичная статья, опубликованная в "Правде" в г., где пагубное решение о приобретении платформы с британского месторождения Хаттон (Hutton) объяснялось фактом хищения, а вовсе не непродуманностью или неопытностью1.

В методологии нашего анализа выделим три компонента. История проекта систематически изучалась на основе общедоступной информации и ежемесячных отчетов, составленных норвежской ассоциацией поставщиков INTSOK за 2003 - 2008 гг.

Особенности российской системы управления были описаны на основе литературных источников и дополнены информацией, полученной при полуструктурированных опросах 12 респондентов из числа ключевых партнёров российской и норвежской отраслей поставщиков и лиц, не связанных с проектом Приразломное, анонимность которых мы гарантировали. Значительная доля поставляемого в Приразломное оборудования производится норвежскими поставщиками, и мнения норвежских респондентов позволяют по-другому взглянуть на происходящее.

Aprelev S. Ecological and political challenges of oil industry // Pravda (англ. версия). - 15.04.2004. URL:

http://english.pravda.rU/russia/economics/12 - 05 - 2004/ 5557-oil-0/, от 14.11. стр. История проекта Месторождение Приразломное расположено к югу от о. Новая Земля в восточной части Печорского моря в 60 км от берега. Глубина моря на этом участке - 20 м, а объем промышленных запасов - 72 млн. т, или около 540 млн. баррелей. Предполагается, что максимальная добыча нефти составит 135 тыс. т в день. Доставка сырой нефти будет производиться круглый год с максимальной нагрузкой в 126 тыс. т в день. Морская ледостойкая стационарная платформа размером 126 на 126 м устанавливается на морском дне и весит без балласта 117 тыс. т. Предполагается бурение 40 скважин, вместимость резервуаров для хранения составит 855 тыс. баррелей нефти, что обеспечит хранение более 6-дневной добычи с максимальной нагрузкой2.

Генеральным подрядчиком строительства платформы было государственное предприятие "Севмаш" (строительство военных судов и атомных подводных лодок). Береговая инфраструктура состоит из вахтового посёлка, взлётно-посадочной вертолётной площадки около нефтяного терминала в поселке Варандей на берегу Печорского моря, административно-бытового комплекса в Усинске и базы обслуживания морских работ в Мурманске.

Планировалось, что Приразломное станет центральным технологическим комплексом для всего региона (месторождения Долгинское и Гуляевское), что позволит снизить общий объем капиталовложений.

Совместные усилия на начальной стадии В мае 1992 г. было создано ЗАО "Росшельф" для разработки шельфовых месторождений нефти и газа на базе предприятий российской оборонной отрасли. Среди 19 учредителей были компании "Газпром", "Севмаш", "Рубин", Институт им. Курчатова и "Северсталь". В марте 1993 г. компания "Росшельф" получила лицензию на право разработки месторождений Приразломное и Штокмановское сроком на 25 лет.

В 1994 г. компания "Росшельф" подписала с "Газпромом" договор о создании совместного предприятия, и "Севмаш" URL: http://www.petro.no/nord/modules/module_123/proxy.asp?C-241&I-17117&D- стр. был выбран генеральным подрядчиком. В том же году австралийская ВНР Petroleum заключила договор с держателями лицензии о совместной разработке Приразломного, и было начато проектирование платформы.

В декабре 1995 г. состоялась церемония начала строительства платформы для Приразломного на стапелях Северодвинска. Как предполагалось, строительство займет года.

В 1998 г. компания ВНР Petroleum вышла из проекта, столкнувшись с серьезными проблемами и так и не дождавшись 5% прибыли от добычи3. Строительство откладывалось как по техническим причинам, так и в связи с проектно-конструкторскими изменениями, а также затруднениями в привлечении финансов4.

В 2000 г. "Газпром" привлек к проекту нового зарубежного партнера - компанию Wintershall. Но спустя два года компания, потратив около 45 млн. долл.5, вышла из проекта, сочтя его "слишком рискованным"6.

В 2002 г. интрига нарастала, когда "Росшельф" и "Роснефть-Пурнефтегаз" (дочерние компании "Газпрома" и "Роснефти") создали компанию "Севморнефтегаз" с 50%-й долей каждой. Это была первая российская компания, ориентированная на разработку и эксплуатацию арктических шельфовых нефтегазовых месторождений7. "Роснефть" внесла новую динамику в проект.

В начале 2002 г. готовность платформы составила только 15%, и компания "Севморнефтегаз" объявила о проектировании новой конструкции платформы. Новый план, вдохновителем которого была "Роснефть", состоял в том, чтобы купить платформу с месторождения Хаттон, списанную после 30-летнего срока службы на континентальном шельфе Соединенного Королевства8. Предполагалось убрать палубу, модифицировать ее и установить на кессонном основании, которое URL: http://www.thefreelibrary.com/BHP+Assumes+Non-Working+lnterest+ in+Prirazlomnoye. -a Moe A. and Rowe L Petroleum Activity in the Russian Barents Sea: Constraints and Optionsfor Norwegian Offshore and Shipping Companies // FNI-Report. - 2008. - N 7.

URL: http://expert.ru/expert/2000/38/38ex-winter1_22526/ URL: http://www.kommersant.ru/doc/315158/print Intsok tender new bulletin.

URL: http://www.ckb-rubin.ru/en/media/rubin_in_the_news/042011neft_ l_kapitalno4prirazlomnaja_pochti_gotova/ стр. строилось с 1995 г. на стапелях "Севмаша". Геолого-экономическая оценка проводилась компанией Kellogg Brown & Root, а "Рубин" и "Коралл" осуществляли конструкторское проектирование. "Севмаш" занимался строительством кессонов и установкой палубы на них. Предполагалось использовать 70% имевшихся частей платформы.

В 2002 г. платформа была отбуксирована в Мурманск, где должны были снять палубу. В 2003 г. предстояло отбуксировать снятую палубу в Северодвинск. Чтобы вывезти платформу, требовалось извлечь 200 тыс. т осадочных пород с морского дна около Северодвинска.

Предполагалось, что строительство платформы обойдется в 800 млн. долл. при общих капитальных затратах в 1,116 млрд. долл. В 2003 г. "Севморнефтегаз" потратил на строительство платформы 180 млн. долл. (основную часть предоставила "Роснефть")9. В это время руководство "Роснефти" попыталось получить заем в размере 700 млн. долл. от российских и зарубежных банков для завершения строительства платформы, а также приобретения двух танкеров и одного ледокола.

В 2003 г. сроки выполнения проекта перенесли из-за "технических неурядиц". Палуба была задержана в Мурманске из-за сложных процедур ввода в эксплуатацию оборудования с ядерными изотопами10. А в декабре 2003 г. стало ясно, что график строительства двух последних кессонных блоков не выдерживается "Севмашем", последний намерен заключить субдоговор на один из оставшихся блоков. В то время все еще планировалось отбуксировать платформу на место установки к середине 2005 г. Но обновление палубы было перенесено с середины на конец 2004 г. Ее несоответствие техническим требованиям привело к тому, что пришлось отказаться от изначального плана и начать новый раунд проектно-конструкторских работ12. В начале 2004 г. эксперты полагали, что добыча нефти начнется в 2006 г., но, сопоставив фактические сроки строительства Intsok tender news bulletin, October 2003.

Intsok tender news bulletin, June 2004.

Intsok tender news bulletin, December 2003.

URL: http://www.oilandgaseurasia.eom/articles/p/146/article/1615/ стр. платформы и поставок с начальным графиком, пришли к выводу о том, что это будет возможно не ранее 2007 г.: официальный план базировался скорее на политических соображениях, чем на здравом смысле13.

В 2005 г. "Роснефть" вышла из проекта Приразломное, и в 2006 г. "Севморнефтегаз" стал полностью дочерней компанией "Газпрома", а проект с многосторонним партнерством начал выполняться только "Газпромом". В 2009 г. "Севморнефтегаз" был реорганизован в ООО "Газпром Нефть Шельф".

Долгие попытки "Газпрома" завершить проект В 2005 г. в строительство платформы предполагалось инвестировать 380 млн. долл. Но "Газпром", будучи единственным собственником, тут же заявил о финансовых трудностях в связи со своей задолженностью в 19 млрд. долл. Тем не менее выполнение проекта понемногу продвигалось, и в том же году палуба была смонтирована на выстроенных кессонах, правда, при технических замечаниях14.

В 2006 г. получено разрешение природоохранных органов сроком на 5 лет. Палуба присоединяется к морскому основанию.

В 2007 г. был составлен новый график работ. В феврале "Севмаш" объявил, что планирует окончание работ по платформе к концу года. Но в апреле этот срок перенесли на 2008 г., а в июне "Газпром" официально заявил об отсрочке до 2009 г. Независимые эксперты скептически отнеслись и к этому заявлению15.

Кроме того, было обнаружено превышение затрат. Основной причиной стала покупка британской платформы: оказалось, что только 10% оборудования и металлических конструкций пригодно для повторного использования16. Общий объем инвестиций к концу 2007 г. оценивался в 1,4 млрд. долл.17 "Севморнефтегаз" был серьезно озабочен сдвигом сроков на "Севмаше" и запланировал перенос проектно-конструкторских работ Intsok tender news bulletin, March 2004.

Intsok tender news bulletin, October 2006.

Intsok tender news bulletin, February, April and June 2007.

Intsok tender news bulletin, June, 2007.

Intsok tender news bulletin, September 2007.

стр. и строительства жилого отсека палубы в Выборг, с целью окончательной сборки к концу 2008 г.


В 2008 г. договор на строительство платформы был заменен договором на проектирование, закупку и строительство "под ключ" с передачей дополнительных обязательств подрядчику, а финансовая ответственность была снята с "Севморнефтегаза"/"Газпрома" и, что важно, закреплена за "Севмашем". В феврале 2008 г.

было объявлено о новом переносе сроков окончания работ с 2009 г. на 2010 г.18 Чтобы ускорить строительство, "Севморнефтегаз" потребовал от "Севмаша" увеличить штат работающих по проекту (не хватало 1 500 работников). Компании "Морнефтегазпроект", ответственной за проектную документацию, был объявлен выговор за ее задержку19.

В конце 2008 г. общий объем расходов на строительство платформы увеличился до млрд. долл., что в сравнении с оценками 2003 г. приблизительно вдвое превышало сметную стоимость20.

В течение 2009 г. штат занятых в проекте достиг 2500 человек, и в этом же году на платформу был установлен жилой отсек. Но для этого потребовался уникальный зарубежный подъемный кран, имевшийся в военных доках, и "Севмашу" пришлось использовать своё влияние для получения специального указа правительства на проведение работ.

Первая стадия строительства платформы была завершена в 2010 г., и в ноябре ее отбуксировали на судостроительный завод Мурманска для балластировки, а с 15 августа 2011 г., несмотря на неполную готовность, началась отбуксировка на место установки. В сентябре 2011 г. платформа прибыла на место, и вокруг неё были установлены защитные бермы.

Начало добычи на платформе, планировавшееся на 2011 г., снова перенесли. В мае 2012 г.

"Газпром" объявил, что добыча нефти начнется в декабре 2012 г. - январе 2013 г.21 В октябре 2012 г. поступили сигналы, что первые буровые работы не состоятся до октября 2013 г. из-за необходимости установки нового бурового оборудования, поскольку срок разрешения со Intsok tender news bulletin, April and February 2008.

Intsok tender news bulletin, August 2008.

Intsok tender news bulletin, November 2008.

URL: http://spb.itar-tass.com/c323/428137.html стр. Рис. 1. Стадии планирования и строительства по проектам Приразломное и Ормен Ланге Источник: Sigra Group стороны экологической службы на старое оборудование истек ещё в 2011 г. Кроме того, пришлось обновить документацию, так как покупка нового оборудования не была включена в исходный план. По данным организации "Гринпис", план ликвидации аварийного разлива нефти так и не был передан Россией в соответствующие органы на утверждение, и было неизвестно, когда его представят22.

В 2011 г. генеральный директор компании "Газпром Нефть Шельф" заявил, что в проект было инвестировано около 4 млрд. долл. - почти в три раза больше, чем планировалось в 2003 г. В данный момент будущее проекта неизвестно, и предположения о том, как будут развиваться события по проекту, следует делать с осторожностью.

Планирование и отсрочки Особенностью российской системы управления проектами является то, что решения по многим конкретным вопросам принимаются уже на ранних стадиях. Как показано на рисунке 1, при выполнении норвежского шельфового проекта по освоению месторождения Ормен Ланге процесс планирования занял больше времени по сравнению со строительством: пять лет было затрачено на выбор и разработку концепции, два года на проработку детальной технической документации, графика и плана строительства и три года -собственно на строительство. В Приразломном же строительство платформы началось в 1995 г. сразу после проектно-конструкторских работ (они продолжались в течение одного года) и не закончено до сих пор. Когда начался второй этап (после того как "Роснефть" в 2002 г. приобрела долю URL: http://www.rbcdaily.ru/2012/08/15/tek/ стр. в проекте), времени для планирования оставалось не так много. В том же году британская платформа была поставлена и отбуксирована в Мурманск.

Анализ информации о распределении по времени стадий планирования и строительства с последующими отсрочками показал следующее. Как в 1994 г., так и в 2002 г., срок планирования до момента начала строительства ограничивался одним годом. В обоих случаях ожидаемое начало добычи нефти предполагалось спустя три года. После запуска проекта не было объявлено о переносе сроков, но между 1995 г. и 1998 г. выполнение проекта приостанавливалось. После второго этапа было объявлено, по крайней мере, о семи отсрочках, и каждый раз добыча нефти откладывалась еще на один год.

Примечательна повторяемость постоянных годовых отсрочек. Если бы возможность отсрочек была предусмотрена в планах заранее, с учетом реального состояния дел по проекту, вряд ли можно было бы говорить о наблюдаемой закономерности.

Лоббирование налоговых льгот В течение многих лет для проекта Приразломное лоббировались особые условия налогообложения. Видимо, в 2003 г. "Севморнефтегазу" удалось заключить договор о разделе продукции (СРП) с правительством России, который был передан в Государственную думу. Но спустя четыре года он не был утвержден, и "Севморнефтегаз" отказался от идеи. Это означало, что пришлось заплатить все налоги на приобретаемое за границей оборудование23, что подогрело сомнения в экономической привлекательности проекта.

В 2012 г., наконец, на нефть, добываемую в Приразломном, были установлены экспортные пошлины на 66% ниже обычных ставок24. Кроме того, в октябре 2012 г.

председатель правления "Газпрома" А. Миллер предложил правительству присвоить Приразломному третью категорию шельфовых проектов, облагаемых налогом в соответствии с новым Налоговым кодексом. Это означало налог на добычу нефти в размере 10% Intsok tender news bulletin, Novermber 2003.

URL: http://www.vedomosti.ru/companies/news/1860015/gazprom_nakonec poluchil_lgoty_dlya_prirazlomnogo стр. в течение 10 лет вместо 15% на семь лет для второй категории проектов25.

Несколько озадачивает, что освоение месторождения шло параллельно с лоббированием, поскольку обычно любая деятельность приостанавливается, если проект экономически нерентабелен. Для Приразломного все льготы были установлены уже после того, как была произведена основная часть инвестиций, и это - необычная практика, так как предоставление льгот, как правило, дает толчок к запуску проектов и гарантирует их будущую жизнеспособность. Поэтому Приразломное отличается от любых других шельфовых проектов, инвестиции в которые, как считается, можно стимулировать путем налоговых льгот.

Практика российской системы управления Проанализируем особенности российской системы управления, которые, как мы полагаем, могут повлиять на управление проектом, выполнение которого осуществляется именно организациями с характерной для России культурой управления. Они частично выделены на основе исследований, посвященных анализу системы управления в России в поздний советский период, но, судя по нашим опросам, существуют и по сей день.

Информационные потоки по принципу "сверху вниз". Это означает, что организации функционируют только по приказам, поступающим от вышестоящих органов управления, без учета обратной связи, т.е. реакции нижестоящих подразделений.

Модель организации с такой структурой подобна пирамиде, где иерархия структурных единиц разных уровней завершается генеральным директором. Руководители структурных единиц любого уровня полностью ответственны за действия и результаты работы своих подразделений, им предоставлена свобода действий в рамках своих полномочий, за которые они отвечают26. Поскольку за действия нижестоящих подразделений отвечает руководитель, то вряд ли можно ожидать наличия URL: http://www.rbcdaily.ru/2012/10/29/tek/ Lawrence P., Vlachoutsicos C. Behind the factory walls // Decision making in Soviet and US enterprises. - 1990. - P.

271 -286.

стр. обратной связи в отношении выполнения поставленных задач и заинтересованности в создании предпосылок для их успешного выполнения.

Сильная зависимость от вышестоящего начальника приводит к управленческой практике, когда "начальник всегда прав", он по определению компетентнее любого подчиненного, и ему нечему, как он считает, учиться у них. Об этом свидетельствует, согласно исследованию Хастеда, недовольство, которое выразили руководители, участвовавшие в ряде тренингов27. Поэтому любые предложения "снизу" воспринимаются как критика вышестоящего начальника.

От нижестоящего руководителя или подчиненного не требуется и не ожидается никакого творчества сверх установленных обязанностей. Уэлш даже показал, что в России эксперимент по привлечению нижестоящих работников к принятию решений (например, по повышению производительности, улучшению техники безопасности и т.п.) привел к тому, что все стали хуже работать, поскольку решили, что у начальника был какой-то свой, тайный интерес. Кроме того, российских работников не обижало, что к их мнению не прислушиваются или их не информируют28.

Недостаток такой организации - во всех случаях, когда не предусмотрен жесткий порядок выполнения функций (обязательные для выполнения приказы), решение вопросов выталкивается "наверх", поскольку подчиненные уклоняются от решения, чтобы не входить в конфронтацию с начальством. В результате принятие решений либо аккумулируется "наверху", либо зависает на промежуточных уровнях со ссылкой на отсутствие полномочий.

Нежелание предоставлять информацию. Как правило, чем больше работник знает о происходящем в организации, тем сильнее он ощущает свою сопричастность и заинтересованность в решении ее задач. Поэтому в организациях проводятся собрания, разрабатываются компьютерные методы обмена информацией и налаживаются горизонтальные связи.

Husted K., Michailova S. Knowledge Sharing in Russian Companies with Western Participation // Management International. - 2002. - N 6(2).

Welsh D., Luthans F., Sommer S. Managing Russian factory workers: The impact of U.S. - based behavioral and participative techniques // Academy of Management Journal. - 1993. - Vol. 36, N 1. -P. 58 - 79.

стр. В России этому уделяется мало внимания. Предоставление информации не стимулируется системой поощрения, этому препятствует и ведомственность.


Любая информация воспринимается как актив, который можно использовать против других. Поэтому обмен информацией между организациями и подразделениями внутри одной организации осуществляется неохотно.

Согласно Лоренсу, "российское руководство предоставляет информацию только тогда, когда есть явные и точные распоряжения на это" и "редко по своей инициативе"29. Один из респондентов опроса, проведенного Хастедом30, сказал, что "в России всех научили хранить всё в секрете". Нежелание предоставлять информацию усиливается страхом того, что получивший информацию может умышленно извратить ее, нанеся этим вред источнику.

Когда лояльность существует только в отношении определенного структурного подразделения, то взаимодействие между подразделениями и их интеграция затруднены, что не способствует развитию организации в целом. Михайлова и Хатчингс исследовали модели поведения российских работников в организации, разделив их на группы лояльных ("инсайдеров") и нелояльных ("аутсайдеров") по отношению к структурным подразделениям31. Ими были выделены межгрупповые конфликты, например, селективное восприятие собственной группы и искаженное восприятие других групп, позиционирование себя в ситуации, когда одна сторона выигрывает, а другая проигрывает, нарастание враждебности к соперничающим группам, а также сужение круга совместных видов деятельности и общения между группами.

Иерархическая структура и деление на группы "инсайдеров" и "аутсайдеров" приводят к тому, что горизонтальное сотрудничество между организациями и между иерархическими уровнями внутри одного предприятия в России мало Lawrence P., Vlachoutsicos C. Ibide.

Husted K., Michailova S. Ibide.

Michailova S., Hutchings K. Knowledge sharing and national culture: a comparison between China and Russia // Journal of Management Studies. - 2006. -Vol. 43, lss.3. P. 383 - 405.

стр. распространены. Для сотрудничества структурных подразделений внутри одного предприятия необходимо, как правило, наличие единого руководителя.

Недостатком российской системы управления является чрезмерная бумажная волокита и неопределенность порядка предоставления информации, поскольку решения принимаются не непосредственными исполнителями, а начальниками, которые не ориентируются в конкретной ситуации.

Взыскания за ошибки приводят к бездействию и несвоевременному предоставлению информации. Имеющая глубокие исторические корни особенность российской системы управления - наложение взысканий и наказаний на руководителей и работников за их ошибки. С давних пор соблюдение правил поощрялось, а инициатива не приветствовалась32.

Ошибки воспринимаются как повод для наказания, а не для извлечения уроков. Например, Хастед отмечал, что на обсуждение возникающих проблем и ошибок наложено табу, о чем свидетельствует цитируемое в этой работе мнение эксперта: "Мы пришли сюда учиться, а не обсуждать наши проблемы"33. В западной практике, напротив, считается, что ошибки неизбежны, и наряду с анализом уроков это -неотъемлемая часть нормального функционирования любой организации.

Наблюдается также другой феномен - как можно дольше не докладывать начальству о непредвиденных обстоятельствах и проблемах, если можно разрешить проблему без участия руководителя, либо надеясь на то, что все разрешится само собой. Очевидно, это создает проблемы руководству.

Фей приводит пример, когда рабочие, зная о трещинах в основании, на котором устанавливается бумагоделательная машина, не предупредили никого об этом, боясь, что это будет выглядеть критикой руководства. Работы были приостановлены на несколько месяцев34. Другое объяснение нежелания вовремя информировать руководство намерение позволить проблеме Elenkov D. Can American Management Concepts Work in Russia? A Cross-Cultural Comparative Study // California Management Review. 1998. -Vol. 40, N. 4.

Husted K., Michailova S. Ibide.

Fey C., Shekshnia S. The Key Commandments for Doing Business in Russia // Organizational Dynamics. - 2011. - Vol.

40, Iss. 1. - P. 57 - 66.

стр. созреть, чтобы показать ее значимость и потребовать от начальства необходимые ресурсы и полномочия для ее решения.

Нежелание вовремя информировать руководство может быть связано и с чувством коллективной ответственности, круговой порукой. Важно то, что в России практика решения проблем узким кругом лиц, ответственных за производство и его результаты, имеет долгую традицию.

Стремление к автаркии. Для советской экономики была характерна нехватка производственных ресурсов. Это продолжалось и в 1990-е годы из-за крушения системы снабжения и дефицита денежных средств. Поэтому решающей для производства стала организация снабжения собственными силами. Российские предприятия, вместо того, чтобы специализироваться на основных видах деятельности и устанавливать отношения с поставщиками, пытались самостоятельно организовать полный цикл производства.

Кроме того, предприятия предпочитают модернизировать оборудование и производить техническое обслуживание и ремонт собственными силами, а не полагаться на контрактные услуги, как это делается в других странах. И это обоснованно в условиях, когда "поставщик всегда прав", обслуживающий персонал приходится долго ждать, а его услуги дороги и, возможно, ненадежны.

В результате ремонт и техническое обслуживание оборудования производятся работниками-самоучками без необходимой подготовки, что приводит к частым поломкам.

Относительно адаптации новых технологий Хастед отмечает наличие синдрома "придумано не у нас" или бытующее у иностранных специалистов мнение о том, что "это не будет работать в России"35. Зачастую скептицизм, с которым воспринимаются новые идеи, призван сохранить текущее состояние дел: "лучшее - враг хорошего". Поэтому, несмотря на значительные перемены в системе снабжения в России, для предприятий все так же характерно сопротивление реструктуризации производства в направлении его специализации, поскольку это может привести к сокращению подразделений и служб.

Склонность к экономии в краткосрочной перспективе и недооценка стоимости денег с учётом фактора времени.

Husted K., Michailova S. Ibide.

стр. В советское время срок окупаемости был единственным экономическим критерием при принятии решения о капиталовложениях. Такие индикаторы, как внутренняя норма прибыли, минимальная ставка доходности, чистая текущая стоимость, не использовались, и экономические показатели проекта не зависели от переноса сроков строительства.

Кроме того, в советское время перенос сроков никак не влиял на положение организации на рынке, поскольку спрос на ее продукцию обеспечивался приказами правительства страны. Поэтому при разработке проекта основное внимание уделялось составлению бюджета, а не графику поставок и строительства. Ход строительства зависел от поставок необходимых материалов, сроки которых были непредсказуемы, поэтому проект выполнялся по мере поставок. Важно отметить, что игнорирование издержек, связанных с перенесением сроков, приводит к конфликту с жесткими бюджетными процедурами, что не позволяет увеличить расходы при изменении сроков.

Использование показателя срока окупаемости и финансирование с помощью собственных, а не заемных денежных средств приводят к тому, что инвестиционные решения предполагают авансовые платежи вместо распределения инвестиционных затрат по годам.

Экономия в краткосрочном плане приводит к снижению бюджета проекта и повышает шансы на утверждение инвестиций. Но зачастую экономия на начальных инвестициях приводит к росту операционных расходов.

В результате в расчет не принимаются долговременные результаты работы оборудования.

Минимизация начальных инвестиционных затрат предпочтительнее снижения полных издержек в будущем за весь цикл эксплуатации. Кроме того, недостаточно внимания уделяется срокам поступления денежных средств.

Объяснение отсрочек по проекту В проекте Приразломное можно выделить два этапа. Первый начат в 1990-е годы компанией "Росшельф", а второй -в 2002 г. ("Газпром" совместно с "Роснефтью"). На обоих этапах сложились неудачные внешние обстоятельства, которые усугубили проблемы реализации проекта.

стр. Внешние обстоятельства. Неудачи первого этапа во многом связаны с организацией работ по проекту компанией "Росшельф", учрежденной не по инициативе инвесторов проекта, и проблемами финансирования. Для "Газпрома" участие в проекте было "браком по принуждению", инициированным компанией "Севмаш" для спасения своего положения36. Поэтому наблюдался явный конфликт интересов между "Газпромом" спонсором бюджета проекта, и другими компаниями по вопросам управления инвестициями. На фоне финансовых затруднений "Газпрома" в 1990-е годы неудивительно, что финансирование было неравномерным и полностью остановлено после дефолта в 1998 г. С 1995 г. по 2000 г. было выполнено только 20% работ, и было неясно, когда ожидать начало добычи нефти.

Второй этап реализации проекта начался с трехлетнего партнерства с "Роснефтью", что оказалось рискованным для обеих сторон. "Роснефть" обеспечила дополнительное финансирование проекта и обновила его управление. В 2004 - 2005 гг. было заключено множество контрактов с иностранными поставщиками. Но "Роснефть" была также и инициатором опрометчивой покупки британской платформы.

С точки зрения "Газпрома", "брак по принуждению" с "Севмашем" не был "счастливым".

Как сказал директор компании "Газпром Нефть Шельф" на конференции в Мурманске в ноябре 2012 г., "сотрудничество важно. До того как я стал партнером в проекте в 2008 г., "Севмаш" пытался сам решить все свои проблемы, вот поэтому мы получили долгострой.

Когда я привлек 4 - 5 компетентных партнеров, проект снова сдвинулся с места".

Влияние особенностей российской системы управления. Наши опросы показывают, что организация информационных потоков по принципу "сверху вниз" и концентрация полномочий по принятию решений оказали сильное влияние на выполнение работ по проекту Приразломное. Так, на встрече с норвежским поставщиком глава делегации российских руководителей постоянно выходил из помещения, отвечая на URL: http://flotprom.ru/publications/interview/arcticisourfate/ (Дата обращения: 2012.11.23) стр. телефонные звонки, в его отсутствие другие участники встречи умолкали, и ничего не происходило до тех пор, пока он не возвращался. Руководство зачастую не реагировало на вопросы, поднятые на нижних уровнях. А один из руководителей высшего звена обошелся "Севмашу" в миллионы долларов только потому, что просто отказался выслушать советы своих подчиненных и зарубежных поставщиков.

"Севмаш" - компания с очень жесткими информационными барьерами между разными уровнями иерархии: руководство часто отсутствует, а низшие звенья не имели права информировать поставщиков. Чтобы обеспечить выполнение проекта, поставщикам было необходимо налаживать отношения с инженерным составом российских компаний, которые могли помочь с предоставлением документации. Респонденты отметили, что, несмотря на их требования, им давали крайне мало информации о ходе выполнения проекта и конструкторских разработках, что затрудняло своевременное проведение подготовительные работ. Многим компаниям-поставщикам, заключившим контракты с "Севморнефтегазом", пришлось перезаключать их непосредственно с "Севмашем". По опыту респондентов, на "Севмаше" не уделялось особого внимания согласованию условий поставок с "Севморнефтегазом", и руководство было склонно вступать в контакты с поставщиками только тогда, когда самой компании требовалось оборудование для выполнения очередного этапа строительства.

Один из респондентов отметил, что "Роснефть", помимо дополнительных инвестиций, сделала еще один важный вклад, назначив группу сотрудников по сбору информации от различных партнеров для предоставления ее другим, что, по его мнению, способствовало продвижению работ.

Нехватка информации ощущалась и на поздних стадиях проекта. Когда в 2010 г.

платформа была отбуксирована в Мурманск, пришлось перевезти самолетами из Северодвинска около 2000 работников. Но, судя по рассказу одного из представителей логистической компании, ответственной за их размещение, об этом им сообщили только тогда, когда платформа покинула доки "Севмаша". Размещение 2000 рабочих за столь малые сроки было невозможным, и в первые месяцы их пребывания в Мурманске в работе царил хаос.

стр. Решения, поступившие "наверх", утверждались, по словам респондентов, совещательным органом из 30 человек. Совещание собиралось регулярно раз в 6 месяцев, и присутствие каждого из членов было обязательным. Но дата совещания и повестка дня часто сообщались незадолго до назначенного срока, поэтому поставщикам, не успевшим из-за этого подготовиться к совещанию, приходилось ждать следующего, чтобы решить текущие вопросы. Когда необходимые документы передавалась руководству для утверждения, все работы приостанавливались до тех пор, пока не сообщалось решение либо поступали сведения о том, когда оно будет принято.

Вертикаль была настолько сильна, что никакие запросы наверх не принимались, даже если это приводило к долгим отсрочкам. Российские респонденты отметили, что коллективный метод принятия решений прямо вытекает из практики наказаний за ошибки, а также приводит к нежеланию руководителей брать на себя личную ответственность. Договоры, одобренные на совещании, должны были быть подписаны, как правило, 10 - 15 лицами вместо одного уполномоченного. Поэтому в случае просчетов трудно обвинить кого-то персонально. Из-за коллективного принятия решений все вопросы накапливались и решались разом, и этого приходилось ждать месяцами.

Респонденты отметили негибкость порядка выполнения проекта и поставок, что объясняли страхом совершения ошибок. Например, все поставки производились согласно утвержденному перечню оборудования с подробным указанием номенклатуры, причем приобретение изделия, не внесенного в перечень, даже если оно было лучше аналога, запрещалось. Если после утверждения перечня на рынке появлялся усовершенствованный аналог по той же цене, его приобретение даже не рассматривалось. Вносить какие-либо новшества в проект не разрешалось, поскольку это - превышение полномочий.

Приведем ряд примеров, свидетельствующих о том, как "Севмаш" предпочитает обходиться своими силами. Один из респондентов сообщил, что на "Севмаше" было снято буровое оборудование с целью копирования технологии. Ряд респондентов выразили свою озабоченность безопасностью будущих работ на платформе в связи с политикой "выполнения всех работ собственными силами". Зачастую оборудование до его стр. установки лежало в цехах распакованным. Обычно поставщик оборудования осуществляет его установку или хотя бы надзор и после установки производит регулярный осмотр и замену узлов после определенного срока эксплуатации. Но иногда проводить такие работы просто запрещали.

Другие респонденты сообщили о том, что их компании заключили с "Севмашем" несколько контрактов по контролю установки нефтеразгрузочного крана на платформе, но однажды получили извещение о том, что установочные работы закончены, в связи с этим им было отказано в проверке правильности проведенных работ. На десяток предложений и предупреждений о необходимости проведения инспекции до начала буровых работ с целью предотвращения возможного разлива нефти ответа не последовало.

Руководители считали, что производители оборудования якобы хотят заманить их в ловушку, предлагая свои сервисные услуги. Они полагали, что лучше решать проблемы своими силами, и это к тому же выгоднее (краткосрочная экономия), но при этом не учитывали неизбежный риск аварий и поломок оборудования, эксплуатируемого и ремонтируемого необученным персоналом. Кстати, покупка британской платформы и отсутствие контрактов на сервисное обслуживание были продиктованы, по мнению респондентов, именно желанием сэкономить сейчас, не задумываясь о будущих расходах.

Задача экономии на затратах стояла и в самом начале проекта, поэтому эксперты по оценке проекта были выбраны из числа тех, кто предложил свои услуги по наименьшей цене. Поскольку эти организации оказались некомпетентными в выборе подрядчиков, то были допущены серьезные просчеты. Помимо этого, просчеты в составлении смет "Газпромом" и другими партнерами привели к регулярным отсрочкам выполнения работ.

К тому же не были получены обычные скидки на приобретение основной части оборудования, поскольку их покупка производилась после утверждения бюджета проекта.

Хотя с самого начала было ясно, что придется приобретать дополнительное оборудование, предпочитали осуществлять затратные единовременные покупки из-за жесткого порядка расходования бюджетных средств. Как ни парадоксально, было заключено много краткосрочных контрактов. Затем выяснилось, стр. что зачастую срочность поставок вовсе не требовалась, из-за чего выросли расходы и был сужен круг потенциальных подрядчиков на торгах.

Казалось, что на последних стадиях проекта о величине затрат заботились менее всего. В 2010 г. В. Путин четырежды посетил "Севмаш"37, и многие расценивали перевод работ в Мурманск как попытку доказать всем, будто "что-то" делается. Хотя представители компании "Газпром Нефть Шельф" постоянно заявляли, что отбуксировка платформы в Мурманск планировалась с самого начала, некоторые осведомленные специалисты из Архангельска считали это неблагоразумным и утверждали, что работы можно было осуществить и в Северодвинске, а переброска строительных бригад из Северодвинска в Мурманск повлекла лишь дополнительные расходы.

Отбуксировка платформы в море в 2011 г. имела и более серьезные экономические последствия. Любому руководителю шельфового проекта хорошо известно, что платформу нельзя выводить в море, если она не готова к эксплуатации. В конце 1970 г. у Норвегии был такой печальный опыт при разработке месторождения Статфьорд:

платформу отбуксировали в море, но добыча нефти началась спустя только год, и общие затраты на ее строительство в четыре раза превысили изначально предполагаемые38.

На момент отбуксировки платформы из Мурманска в море заместитель директора "Севмаша" заявил о ее готовности на 92,4%39, но, по оценкам работающих на платформе, в действительности она была готова только на 50%40. Спрашивается, зачем тогда ее отбуксировали в море? Согласно мнению респондентов и газетным источникам, это было сделано для того, чтобы удовлетворить амбиции В. Путина, установившего этот срок 41. По сообщениям прессы, через месяц после вывода платформы в море предполагалось, что В.

В. Путин примет участие в запуске проекта, назначенного на 22 сентября URL: http://www.sevmash.ru/rus/news/220 - 2010 - 12 - 14 - 10 - 47 - 20.html URL: http://www.norskolje.museum.no/stream_file.asp7iEntityld-374.

http://www.nb.no/kulturminnestatfjord/nb/d573b41dc3f9df18e2adf5798fd96e17?inde x-0# URL: http://nworker.ru/2011/08/19/prirazlomnaya-otpravilas-v-more.html URL: http://www.nord-news.ru/murman_news/2011/08/15/7newsid- URL: http://www.arcticway.ru/index.php7id- стр. 2011 г., в рамках Арктического форума в Архангельске42. Этого не произошло, и на церемонии присутствовал его заместитель И. Сечин. Он по каналам видеосвязи общался с В. В. Путиным, находившимся в Архангельске, и доложил об экологической безопасности платформы, а директор компании "Газпром Нефть Шельф" А. Мандель без запинки отрапортовал Сечину о том, что строительство платформы укладывается в график 43.

Казалось, по словам наших респондентов, отвращение к этому обману охватило даже тех, кто в нем участвовал и был связан круговой порукой.

Выводы Несмотря на предварительный характер нашего исследования, нам удалось найти признаки того, как российская управленческая культура сказалась на реализации проекта.

Он выполнялся в условиях ограниченного предоставления информации и команд сверху.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.