авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Оглавление Как быстро отцвели..................................................................................................................................... 2 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Если считать, что часовой свободы не ошибается, а если порой и ошибается, то лес рубят, щепки летят, да и вообще США воюют с тиранией, и мы воюем с тиранией, у нас боевое братство, тогда, конечно, претензии к юридической упрощенности неуместны — а ля гер ком а ля гер. Если исходить из того, что правовая простота бывает сильно удобопревратна и притом непредсказуемо удобопревратна, да и вообще я останусь при своей уверенности, что этот ваш далекий хозяин, требующий добра от других, но сам никакого добра не делающий, налагающий обязанности, но не проявляющий любви, никогда не показывавшийся вам на глаза, а живущий где-то за границей incognito, — он есть странный гарант российской свободы, — тогда энтузиазма будет значительно меньше. Это вопрос веры, и каждый останется при своем мнении.

Если же говорить о внутреннем аспекте этой коллизии, то общая и постоянная беда оппозиции (не только российской) — отсутствие символа борьбы. В данном случае — персонального символа. Можно по-разному относиться к таким узникам и исповедникам, как Грамши, Димитров, Сахаров, Солженицын, но то были действительно мужи судьбы, чье имя было способно воодушевить хоть сколько-нибудь значимую часть общества.

Образ налогового консультанта Магнитского, при всей прискорбности его судьбы, или Толоконниковой с Алехиной — другой вариант — на то никак не способны. Ни по своим личным качествам, ни по качествам окружения, говорящего от их имени.

Возможен, конечно, вариант с символом, личные качества которого не имеют значения. Таков был капитан А. Дрейфус, дело которого поставило Францию на грань гражданской войны и послужило толчком к самым серьезным общественным переменам. При этом единственным человеком во Франции, который так ничего и не понял в деле Дрейфуса, был сам Дрейфус — и почему же на такую роль в принципе не годится образ Магнитского?

Аналогия была бы уместной: безвинный человек ради прикрытия чужих темных дел подвергся суровому наказанию, дурному обращению и был сослан в каторгу на Чертов остров. Однако различие в том, что дело Дрейфуса стало важнейшим событием внутренней жизни страны, а список если не дрейфусаров, то антидрейфусаров включал в себя практически всех сколько-нибудь значимых лиц Франции. К тому добавлялись сотрясавшие Францию демонстрации, знаменитая статья Золя «J’accuse» и все такое прочее. Если бы дело Дрейфуса волновало страну, примерно как дело Магнитского, а главную активность по этому делу проявлял бы германский рейхстаг, принимающий гневные резолюции и суровые санкции, влияние всей этой истории на французскую жизнь было бы гораздо меньшим.

Конечно, франко-германские отношения, и без того оставлявшие желать много лучшего, ухудшились бы дополнительно. Но, пожалуй, это было бы единственным результатом.

Американский акт произвел именно такое действие. Будучи по своему характеру недружественным по отношению к России, он имел бы смысл в рамках общей предвоенной ситуации, когда отношения все ухудшаются и ухудшаются вплоть до полного разрыва и продолжения политики другими средствами.

Однако прямое объявление войны по ряду причин затруднительно, а вмешательство во внутреннюю политику России по ряду причин контрпродуктивно. И популярность внутри России сил, откровенно признающих США своим единственным покровителем и заступником, недостаточно велика, и грация американской дипломатии общеизвестна. В таких условиях лучше было бы ничего не делать — кроме стандартных дипломатических приемов по дипломатическим каналам, разумеется, — результат был бы значительно лучше.

Но тут уж сделать ничего нельзя. Какое время на дворе — таков мессия. К Сияющему Городу на Холме это так же относится.

НАЙДЕН НЕДОСТАЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТ, В. Лебедев 17.12. Василий Лебедев Эксперт Москва 56, 57, 58, 59, 62, 63, 66, 67, 68, 70, 72, 50 "50" С августа по октябрь 2012 года в России заявлено, начато или запущено частных инвестпроектов на 15,6 млрд долларов. Зафиксированный нами бурный рост инвестиций, похоже, во многом связан с окончанием турбулентного выборного периода. Особенно заметно активизировался иностранный капитал, который в долгосрочной перспективе, видимо, и будет формировать основу среднего производственного бизнеса Чуть больше года назад мы начали отмечать постепенное снижение инвестиционной активности частного бизнеса в стране (см. «Ударили по тормозам» в N 37 «Эксперта» за 2011 г.). Впоследствии это падение мы связали с вхождением страны в турбулентный выборный период, на протяжении которого бизнесмены были не готовы вкладывать деньги в новые заводы и фабрики, опасаясь кардинальных политических катаклизмов. Но сразу после выборов роста инвестактивности частного бизнеса не последовало. Самая лучшая пора для капвложений, весна и лето, ознаменовалась продолжением спада (в весеннем инвестобзоре мы зафиксировали всего 35 частных проектов на 7,15 млрд долларов, а в летнем и того меньше — 31 проект на 5,8 млрд долларов), хотя в теплое время года всегда был рост. В этот момент наша вера в частный капитал пошатнулась, на миг нам показалось, что, образно говоря, госкомпании, как слоны, затоптали его и даже не заметили. Но сейчас мы можем сказать: частный бизнес в России есть, он никуда не делся, он по-прежнему строит новые заводы, фабрики, торговые центры, свинокомплексы и теплицы (см. график 1). Меняется лишь структура его активности.

Источник: «Эксперт»

Особенно заметна активизация иностранного капитала, который в последний год, казалось, залег на дно (см. график 2). Из инвестпроектов частного бизнеса, попавших в этот обзор, 28, то есть почти половина, инициированы иностранными компаниями. По заявленному объему инвестиций эти 28 проектов дают 4,7 из 15,3 млрд долларов (30%).

Как видно, они менее капиталоемкие, чем прочие проекты, в основном крупного федерального бизнеса. Оно и понятно: иностранцы идут в высокотехнологичные отрасли — машиностроение, фармацевтику и т. п. В них добавленная стоимость создается за счет разработки продукции под рынок и организации ее сбыта, работы с кадрами, трансферта технологий со своих других предприятий. Иностранцев, как магнит, притягивает российский внутренний рынок. Он огромен, по размеру сопоставим, например, с рынком Германии (см. график 3). При этом у нас из товаров конечного потребления много чего не производится, точнее, почти ничего не производится (см. «Мы ничего не производим» в N 47 «Эксперта» за г.). В то же время экспорт сырья позволяет стране, в общем-то, безбедно жить, потребляя массу импортных товаров. Некоторые иностранцы нам впрямую говорят: их объемы импорта в Россию настолько выросли, что им ничего не остается, как организовывать производство здесь, чтобы упростить логистику и избавиться хотя бы от части лишних расходов — на транспортировку продукции.

Источник: «Эксперт»

Источник: «Эксперт» на основе данных World Bank Для иностранного бизнеса, особенно европейского и американского, Россия, что ни говори, глоток свежего воздуха. Про огромный рынок мы уже сказали — это базовая предпосылка их успешного развития здесь.

Вторая ключевая предпосылка — это остающаяся низкой себестоимость производства. Причем если по цене газа и электроэнергии мы существенно приблизились к загранице (см. график 4), то по цене труда в промышленности все еще сильно отстаем (см. график 5). Это означает, что мы скоро будем близки к исчерпанию ресурсов конкурентоспособности в отраслях, где влияние цены газа, электроэнергии и перевозок высоко:

металлургии, производстве удобрений, крупнотоннажной химии и т. п. И этот факт, по идее, должен подтолкнуть бизнес, прежде всего частный, к инвестированию сначала в модернизацию промышленных активов, сильно зависимых от цен на газ, электроэнергию и перевозки, а затем к инвестированию в создание производств с более высокой добавленной стоимостью, удаленных от начальной точки — сырья. А для организации производств с высокой добавленной стоимостью нужны разработанные продукты, технологии, компетенции. У нас в стране по большому спектру потребительских товаров, особенно сложных, их просто никогда не было.

Ни в СССР, ни в новой России. Здесь нам действительно нужна помощь иностранцев с их опытом и технологиями.

Таким образом, они станут тем самым недостающим звеном, которое замкнет цепь. Их место — в ориентированных на конечный потребительский спрос отраслях, сегментах и нишах. Электроника, бытовая техника, автомобили, косметика, фармацевтика, новые строительные материалы — вот те поля деятельности, где без иностранного капитала уже вряд ли обойтись. Конечно же, не обойдется и без участия нашего национального доморощенного капитала, но все же он, скорее всего, не будет доминировать, а станет развиваться нишево и по большей части энтузиастами.

Источник: Минэкономразвития России Источник: «Эксперт» на основе данных U.S. Bureau of Labor Statistics, Росстата Электроника Традиционно мы начинаем обзор с проектов в тех отраслях, которые привлекли максимальное количество инвестиций. Но сейчас решили изменить этому правилу. Чрезвычайно интересный и в некотором смысле поразительный инвестиционный проект, настоящий алмаз, был обнаружен нами в самой высокотехнологичной сфере — электронике. И дело тут даже не в размере инвестиций — порядка 25 млрд рублей, проекты такого размера, например, в энергетике можно было бы смело назвать рядовыми, — но в их сути. Речь идет сразу о нескольких связанных между собой заводах, построенных или строящихся в Калининградской области в городе Гусеве. Эти заводы образуют целостный комплекс, на вершине которого — высокотехнологичное по российским меркам производство цифровых ресиверов. Это телевизионные приставки, принимающие сигнал цифрового телевидения, декодирующие его и преобразующие в стандартный аналоговый сигнал, который тюнер обычного телевизора и выводит на экран в виде фильма или телепередачи. Так вот, производством этих ресиверов занимается российская корпорация General Satellite. В частности, ресиверы General Satellite используются для получения сигналов российских операторов спутникового телевидения «Триколор ТВ» и НТВ+.

Продаются ресиверы General Satellite и на зарубежных рынках.

Планируемый объем выручки предприятий корпорации General Satellite в 2012 году составит порядка 20 млрд рублей. Это означает, что в следующем году она вполне может попасть в список крупнейших российских компаний «Эксперт-400».

Завод по производству ресиверов в так называем ом технополисе Гусеве был построен первым, он и дает конечную продукцию. Затем был построен завод по производству антенн и корпусов для ресиверов, потом центр по исследованию и производству микроэлектроники. Кроме того, в качестве дополнительных производств были возведены небольшой домостроительный комбинат и картонная фабрика. Общий объем инвестиций в производство — порядка 500 млн долларов, из которых уже вложено две трети. В состав этого технополиса, по задумке инвестора, входят не только производственная зона, но и жилая — свой домостроительный комбинат нужен для того, чтобы обеспечить рабочих и инженеров собственным жильем в виде коттеджей. С учетом строительства жилья, корпуса бизнес-инкубатора и научно-исследовательского центра объем инвестиций в проект через несколько лет должен составить 25 млрд рублей. Мы всегда скептически относимся к слову «инновации»

применительно к крупным российским промышленным проектам, но в данном случае оно, похоже, к месту.

До сих пор инвестиции были исключительно частными. Основной бенефициар корпорации, петербургский предприниматель Андрей Ткаченко, еще с 1980-х увлекается радиофизикой и в итоге сделал из своего хобби настоящий бизнес. Но в General Satellite говорят, что без государственных денег им все-таки не обойтись, они нужны для строительства следующего завода — по производству печатных плат.

Электроэнергетика Эта отрасль — лидер нашего исследования, на нее приходится пять проектов и 11,88 млрд долларов. Это 40% суммарного объема инвестиций в проекты, попавшие в наш инвестобзор. Крупные суммы в основном появились благодаря госкорпорации «Росатом», которая строит весьма капиталоемкие станции.

Так, недалеко от Нововоронежской АЭС с 2008 года возводится новая Нововоронежская АЭС-2 мощностью 2,4 ГВт и стоимостью 7 млрд долларов.

Такой колоссальный объем капвложений сравним разве что с трубопроводными проектами «Газпрома» и «Транснефти». Ввод двух энергоблоков намечен на 2014-й и 2015 годы, они должны будут заместить постепенно выбывающие мощности соседней Нововоронежской АЭС, введенной в эксплуатацию почти полвека назад.

Пока энергоблоки новой АЭС в Воронежской области еще только строятся, в Тверской области на Калининской АЭС наконец-то запущен в промышленную эксплуатацию очередной советский долгострой — энергоблок N 4 мощностью 1 ГВт. Его начали строить еще четверть века назад, в 1986 году. Правда, в «Росэнергоатоме» (оператор российских АЭС, «внучка» госкорпорации «Росатом») утверждают, что на момент возобновления строительства в середине 2000-х станция была готова всего лишь на 5%. Другими словами, почти весь объем инвестиций был затрачен в последние годы, а не на закате советского времени, как может показаться на первый взгляд.

Из неатомных проектов отметим строительство новой крупной ГРЭС в Ханты-Мансийском автономном округе — Няганской, проектной мощностью 1,25 ГВт. Проект осуществляет финская компания Fortum, она инвестирует 2,14 млрд долларов. Финны начали строить Няганскую ГРЭС в 2008 году, а первый из трех блоков планировали ввести в строй сначала в январе года, затем в декабре 2012-го, теперь новый план — первый квартал года. ГРЭС строится в рамках так называемых договоров поставки мощности, когда инвестор-генератор обязуется перед представителями рынка и регулятором вывести на рынок определенный объем мощности в определенные сроки. В случае затягивания ввода генератор не только недополучает прибыль, но и должен заплатить весомый штраф за срыв сроков. Как раз в этой ситуации оказался Fortum. Посетивший этой осенью стройку министр энергетики Александр Новак потребовал ввести в эксплуатацию первый блок мощностью 418 МВт до конца 2012 года. Этого не произошло, и сейчас Fortum грозит штраф за срыв сроков запуска на сумму до 5 млрд рублей, это примерно 25% стоимости блока. Строительство Няганской ГРЭС планировалось еще в советские времена, но по факту его начали только в 2008 году фактически «в чистом поле». Именно этим, строительством станции с нуля, и объясняется увеличение периода строительных и монтажных работ — все-таки двадцать лет новых крупных тепловых станций в России не строили и, похоже, уже подзабыли, как это делается. Несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, финнам крупный штраф, похоже, все-таки выпишут. Так сказать, чтобы другим неповадно было.

Химпром и нефтепереработка Здесь мы зафиксировали 12 проектов на общую сумму 7,4 млрд долларов (25% суммарного объема инвестиций). Из них два — очень крупные.

Первый, реализующийся, — глубокая модернизация запущенного еще во времена Второй мировой войны Комсомольского НПЗ в Хабаровском крае стоимостью 3,6 млрд долларов. Ее проводит «Роснефть». Модернизация предусматривает строительство новых установок гидрокрекинга, риформинга и коксования, а также множества объектов общезаводского хозяйства. В результате вырастет глубина переработки, а качество выпускаемых моторных топлив к 2016 году выйдет на уровень класса «Евро 5».

Еще один крупный проект осуществляет ТАИФ — на базе «Нижнекамскнефтехима» компания строит этиленовый комплекс и перерабатывающие производства на его основе стоимостью 3 млрд долларов. По-видимому, скоро проект войдет в активную фазу реализации (подробнее см. «Для себя не жалко» в «Эксперте» N 45 за этот год).

Крупные проекты, конечно же, привлекают к себе внимание масштабом и влиянием на ход промышленного развития всей страны. Но проекты поменьше тоже весьма интересны.

Вот, например, компания «Газпром химволокно» на своем заводе в городе Волжском Волгоградской области построила линию по производству полиэфирных кордных тканей за 133 млн долларов. Свое нынешнее название компания «Газпром химволокно» получила год назад, когда ее контролирующим акционером стала одна из дочерних структур «Газпрома», до этого она входила в холдинг «Сибур» под названием «Сибур-Волжский», а еще раньше предприятие называлось Волжским заводом химического волокна. Сейчас этот завод — один из крупнейших в стране по выпуску кордных тканей, используемых при производстве автомобильных шин.

Новое производство поможет компании закрепиться в качестве поставщика иностранных шинных компаний. Они активно строят новые заводы в России:

финская Nokian Tyres возводит новое производство в Ленинградской области, немецкая Continental — под Калугой, а японская Yokohama — в Липецкой области. До сих пор почти 100% полиэфирного корда в Россию поступало из-за рубежа.

Сразу два завода по производству лакокрасочной продукции строятся в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Оба проекта реализуют скандинавские инвесторы, которым до этих мест, что называется, рукой подать. Речь идет о норвежской Jotun Group (проект на 57 млн долларов) и финской Teknos Group (27 млн долларов). Обе компании давно присутствуют в России, причем у финнов здесь уже есть небольшое производство. Компании предвидят рост спроса на свою продукцию и поэтому решили расширяться. Янссон Клас Хакон, генеральный директор ООО «Йотун Пэйнтс» (дочернее предприятие Jotun Group), рассказал «Эксперту», почему решено строить собственный завод: «В России мы уже вышли на такие объемы сбыта, когда строительство завода необходимо для удовлетворения спроса (выручка "Йотун Пэйнтс" в 2011 году составила 1, млрд рублей. — "Эксперт"). Большую часть продуктов мы завозим из Англии, естественно, это требует финансовых и временных затрат.

Построив завод в России, мы сможем существенно снизить затраты на транспортировку и хранение товара, а также обеспечить более оперативные поставки. С выходом завода на полную мощность в 2014 году мы планируем занять около 10 процентов российского рынка промышленных лакокрасочных материалов». В общем-то вполне логично:

возить жидкую основу для краски из Англии в Россию все равно что возить воду, при больших объемах это весьма расточительно.

Горнодобывающая отрасль Майнинг представлен всего двумя проектами на общую сумму почти 3, млрд долларов. Оба проекта — угольные, реализованы компаниями «Мечел» и «Стройсервис».

Особняком стоит проект «Мечела», который разрабатывает гигантское Эльгинское угольное месторождение на юго-востоке Якутии. Добыча угля началась здесь еще год назад, но только в августе этого года была запущена углеобогатительная фабрика, что можно считать промежуточным финишем проекта. Теперь добываемый на карьерах уголь будет дообогащаться и уже в виде концентрата идти на экспорт. Эльгинское месторождение хотели разрабатывать еще в СССР, но не успели.

Месторождение огромное, до последнего времени оно считалось одним из крупнейших оконтуренных и поставленных на баланс, но не разрабатываемых угольных месторождений мира, запасы по стандартам JORC составляют 2,2 млрд тонн, из которых основная часть — дефицитные коксующиеся угли. Ключевая проблема Эльги — удаленность от любых очагов жизни на и так малолюдном Дальнем Востоке. Месторождение расположено в 415 км к востоку от города Нерюнгри, других мало-мальски значимых по численности населения поселений вокруг Эльги нет. Более того, освоение месторождения было невозможным, пока «Мечел» не подвел к нему железную дорогу от станции Улак Байкало-Амурской магистрали. Железная дорога длиной 320 км вместе с притрассовой автомобильной дорогой обошлись компании примерно в 1,25 млрд долларов. Помимо этого пришлось потратиться еще и на вахтовый поселок для строителей и угольщиков. В итоге весь проект обойдется компании в 2,86 млрд долларов. Во многом именно из-за него «Мечел» накопил непомерный чистый долг — 9 млрд долларов, часть которого рассчитывает покрыть за счет распродажи активов (подробнее об этом см. «Отбросить хвост, чтобы выжить», в «Эксперте» N 39 «Эксперт» за 2012 год). В частности, планируется продать 25% акций компании «Мечел-майнинг», через которую «Мечел» владеет Эльгинским месторождением.

Сельское хозяйство и пищепром Проекты аграрно-промышленного комплекса ввиду своей невысокой удельной капиталоемкости всегда доминируют численно, в текущем обзоре их 18 штук (из 70). Общий объем инвестиций — 2,2 млрд долларов.

Мода последнего года в сельском хозяйстве — строительство теплиц. Мы уже не раз подмечали эту тенденцию (подробнее см. «"Томатоф" из Волгограда», в N 42 за этот год). В нашу подборку попали сразу четыре таких проекта: в Краснодарском крае, в Волгоградской и Ростовской областях, а также в Башкирии. Инвестиции в теплицы идут от силы только год-два, и пока не скажешь, что в наших городах теперь сплошь российские овощи и зелень. Но сам факт начала строительства то тут, то там довольно крупных комплексов свидетельствует, что через несколько лет мы можем ожидать ощутимого замещения импорта в этой сфере.


Отдельно стоит сказать об экспансии в пищевую промышленность России украинских кондитеров. В компании Roshen (бренд «Бешеная пчелка Фрутти» и другие) хотят недалеко от своей липецкой фабрики возвести крупный производственно-логистический комплекс за 400 млн долларов.

Для кондитерской отрасли это очень большая сумма. Новую фабрику планируется запустить в 2014 году, ее мощность составит 250 тыс. тонн конфет. Для сравнения: сейчас компания производит на своих шести фабриках, расположенных на территории Украины, России и Литвы, тыс. тонн сладостей. Таким образом, Roshen в своем бизнесе совершенно явным образом делает ставку на наиболее интересный и крупный для себя рынок — российский. И в этом компания не одинока. Ее конкурент с Украины группа «Конти» (бренды Bonjour, Amuor и другие) уже давно сделал ставку на наш рынок. Не так давно «Конти» запустила на своей фабрике в Курске крупный распределительный центр, ее текущие инвестиции размером 25 млн долларов идут в строительство на его территории нового кондитерского цеха.

Машиностроение Углубление локализации иностранных сборочных производств в автопроме — очевидный и явный тренд всего российского машиностроения. К примеру, среди десяти инвестпроектов на 1 млрд долларов, включенных в этот обзор, на таковые приходится четыре с объемом инвестиций 600 млн долларов. Все они осуществляются иностранцами.

Немецкий концерн Volkswagen планирует построить новый завод по производству двигателей в Калужской области за 333 млн долларов.

Предприятие будет размещено рядом с автосборочными мощностями.

Двигатели будут устанавливаться на автомобили калужской и нижегородской сборки, где на мощностях группы ГАЗ автомобили концерна производятся с конца 2011 года. Строительство завода по выпуску двигателей внутреннего сгорания позволит Volkswagen выполнить условия подписанного в мае 2011 года дополнительного соглашения о промышленной сборке. По его условиям с 2016 года 30% выпускаемых на территории России автомобилей должны оснащаться двигателями российского производства.

Немцы озабочены двигателями, а вот американо-российское СП «GM— АвтоВАЗ» планирует начать проект создания кузовного и прессового производств в Тольятти стоимостью 207 млн долларов. В таких объемах СП не инвестировало капитал в основные фонды с самого момента своего образования в 2001 году.

Еще несколько примеров. Австрийская Magna увеличивает свои мощности по производству автокомпонентов в Нижнем Новгороде. Компания будет производить панели приборов, бамперы, сиденья не только для ГАЗа, но и для других автопроизводителей. Там же, в Нижегородской области, в Дзержинске, немецкая Boryszew Kunststofftechnik Deutschland GmbH организовывает производство пластиковых деталей интерьера и экстерьера под Volkswagen за 20 млн долларов.

Из неавтомобильных проектов отметим американскую компанию Emerson, которая планирует в 2013 году начать строительство офисно производственного комплекса в Челябинске за 40 млн долларов. Ввод объекта в строй намечен на 2015 год, а выпускать он будет датчики давления, температуры, уровня и расхода для атомной и других отраслей.

Пока иностранцы пытаются строить в России более или менее высокотехнологичные заводы, наши предприниматели занимаются поиском лакун внутреннего рынка и их заполнением. Вот очередной пример:

«Воронежсельмаш». Эта небольшая региональная компания построила новый машиностроительный завод под Воронежем за 50 млн долларов. Этот завод — отклик на инвестиционный бум в сельском хозяйстве, на нем будет производиться элеваторное оборудование, без элеваторов не сохранить урожая зерновых. Урожаи достигают уже весьма приличных размеров, так что неудивительно, что спрос на элеваторное оборудование быстро растет.

Комментирует Григорий Чуйко, основной владелец и председатель совета директоров «Воронежсельмаша»:

— Мы всегда специализировались на изготовлении зерноочистительной техники, но несколько лет назад поняли, что этот рынок невелик. Поэтому мы решили пойти в другое направление, в строительство элеваторных комплексов и производство фотосепараторов. Для этих целей, собственно, и был построен новый завод. В России у нас практически нет конкурентов.

Отечественным сельхозпредприятиям приходится закупать элеваторное оборудование за границей — в Канаде или в Китае. В то же время емкость рынка элеваторного оборудования постоянно растет. Пока точных данных нет, но она существенно больше, чем емкость рынка зерноочистительной техники — примерно 10-15 миллиардов рублей в год.

Торговля В сфере торговли отметим только один проект — немецкой компании Selgros Cash & Carry. Эта компания и у себя в Германии, и в Европе — вторая по числу магазинов после своего извечного конкурента Metro Cash & Carry.

Приятно, что эта конкуренция наконец докатилась и до России.

*0 — фактурное заявление о намерении;

1 — реально начатое строительство;

1,5 — текущее инвестиционное строительство;

2 — завершенное строительство;

3 — запуск производства.

Источник: «Эксперт» на основе данных агентств «Интерфакс» и «Прайм ТАСС»

*** Производств с высокой добавленной стоимостью многих потребительских товаров, особенно сложных, у нас никогда не было ни в СССР, ни в новой России. Здесь нам действительно нужны иностранные опыт и технологии *** Углубление локализации иностранных сборочных производств в автопроме — очевидный и явный тренд всего российского машиностроения

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.