авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«ISSN 1563-0366 Индекс 75882; 25882 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Бий – судья в кыргызском обществе, знаток народной жизни, обычаев и норм обычного права кыргызов;

предводитель кыргызского родоплеменного подразделения в XVIII – первой половине XIX в., соединявший в своих руках управленческие и судебные функции. Со второй половины XIX в. До 1917 г.

Выборный «народный» судья, разбиравший тяжбы по адату у кочевников.

Айып – налагаемый биями штраф от 3-х до 9 кратных размеров в отношении стоимости краденного имущества. Айып применялся во всех случаях, кроме убийства: за оскорбление, телесные повреждения, изнасилования и т. п.

40 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). 10. Российское законодательство Х-ХХ веков. - М., 1986. С. 362.

11. Исаев И.А. История государства и права России: полный курс лекций. - М., 2004. - С. 135.

12. Архипов И.В. К истории Уложения о наказаниях 1845 г. // Правоведение. - 1990. - № 6. - С. 36-37.

13. Русская Правда. Пространная редакция (По Троицкому списку второй половины XV в.). Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под редакцией Ю. П. Титова, О. И. Чистякова. - М., 1990. С. 12-24 (О холопстве).

14. Российское законодательство X - XX веков в девяти томах. Том 1. Законодательство Древней Руси/ Отв. ред. тома В.Л. Янин. М.,1984. С. 54 См.: Там же. С. 97.

15. См.: Там.же.

16. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.1.- М., 1984. С. 122-123.

17. Российское законодательство X - XX веков в девяти томах. Том I. Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л.

Янин. - М., 1984. - С. 319.

18. Закон 25 декабря 1909 г. «О мерах к пресечению торга женщинами в целях разврата» с разъяснениями. - СПб., 1911.

19. Нурбеков. К. История государства и права Кирг ССР. – Фрунзе, 1965. - С.100.

20. Борубашов Б.И. Хрестоматия по истории государства и права Кыргызстана. Бишкек. Т.1. - С. 155.

21. Джамгерчинов Б. Присоединение Киргизии к России.- М., 1959.

22. Талызин А. Пишпекский уезд// Исторический очерк. 1855. - Верный, 1898. – Т. II.

23. Ладыжеский А. Формы перехода от первобытно-общинного к классовому обществу. – Исторические науки. -1961.

№2.

24. ЦГА Казах.ССР, ф. -64, оп. -1, д.-1408, л.-2.

25. См: К.Нурбеков. История государства и права Киргизской ССР. - Б., 1999. - С.46.

26. А. Талызин. Пишпекский уезд. Исторический очерк (1855-1868). Памятная книжка Семиреченской области за г., -Верный, 1898.- С. 28.

27. Мамутов А. Преступления, составляющие пережитки патриархально-родового быта.- Алма-Ата, 1963.

28. Кожоналиев С.К. Обычное право кыргызов. - Бишкек, 2000. -С. 128-129.

Г.Г. Турысбекова ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОГО ИНСТИТУТА ПОЛОЖЕНИЯ ЖЕНЩИН В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН В ПЕРИОД С 1990-Х ГОДОВ История становления равенства имеет многовековые традиции, которые отражают историю становления демократии в обществе. Равенство по признаку пола совсем недавно (чуть более столетия назад) вошло в каталог всеобъемлющего принципа равенства граждан и не может быть исключено из общего процесса развития общества, становления идеологии и практики его реализации.

Начиная с 1990-х годов в Казахстане наблюдается становление женского движения, которое, на наш взгляд, можно условно разделить на несколько этапов.

Первый, или подготовительный, этап - 1991-1995 гг. Этот период характеризуется первичным институциональным формированием женского движения в Казахстане, фрагментарной деятельностью женских неправительственных организаций, ориентированных, прежде всего, на решение социально-экономических проблем, бизнес и защиту интересов семьи и детей. На данном этапе государственная политика в отношении женщин отличается автоматическим переносом принципов и механизмов советской системы, когда общественная роль женщины ограничивается социальными вопросами и связана с семьей, материнством и детством. В этот период женское движение не отличалось значительной политической активностью, и на выборах депутатов в Верховный Совет и местные представительные органы 1994 года только Совет женских организаций выдвинул 6 кандидатур. В общем на данных выборах приняло участие 90 женщин (из кандидатов), что составляет 12% от общей численности принявших участие в выборах [1].

Второй - 1995-1998 гг. - время реального развития женского движения в Казахстане, когда за трехлетний период произошло почти шестикратное увеличение женских НПО в республике.

Начало данного этапа, на наш взгляд, связано с проведением в сентябре 1995 году IV Всемирной конференции по положению женщин в г. Пекине. Именно с этого времени вырабатывается стратегия и определяются приоритеты государственной политики в отношении женщин в Казахстане. В этом же году создается Совет по проблемам семьи, женщин и демографической политике, который впоследствии был преобразован в Национальную комиссию по делам семьи и женщин при Президенте РК.

Третий этап - с 1998 г. по настоящее время - период углубленного формирования и реализации государственной политики в отношении женщин, создание стимулирующих условий для политического участия женщин, с одной стороны, и активного развития и политической Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). деятельности женских неправительственных организаций, переход на уровень институционального формирования женских политических партий, с другой.

На уровне государства, в первую очередь, активной модернизации был подвергнут Совет по проблемам семьи, женщин и демографической политике. 22 декабря 1998 года Указом Президента РК в Казахстане он был реформирован в ключевой институциональный механизм по гендерным вопросам в Казахстане - Национальную комиссию по делам семьи и женщин при Президенте РК, которая, согласно юридическому статусу, является консультативно-совещательным органом при Президенте РК [2].

На основе проведенного анализа рассмотрим вопрос о развитии законодательства о гендерном равенстве в Республике Казахстан за последние 13 лет.

Так, в 1998-1999 годы во исполнение Пекинской платформы действий, Комиссией разработан Национальный план действий по улучшению положения женщин в Республике Казахстан, утвержденный постановлением Правительством Республики Казахстан от 19 июля 1999 году № 999.

Национальный план разработан в соответствии с предложенной ЮНИФЕМ моделью. В эти же годы в Министерстве внутренних дел создано специальное подразделение по борьбе с проявлениями насилия в отношении женщин.

5 мая 2000 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан», предусматривающие усиление ответственности лиц, совершивших уголовно-наказуемые деяния в отношении женщин.

В этот же год депутатами Парламента Республики Казахстан инициируется разработка законопроекта «О равных правах и возможностях», а Правительством Республики Казахстан принимается Постановление «О мерах по поддержке женского предпринимательства», которым предусмотрено выделение 4,5 млн. тенге.

Ратифицированы шесть конвенций Международной организации труда, касающихся женщин и детей:

- О праве на организацию и на ведение коллективных переговоров, Женева;

- О принудительном или обязательном труде;

- Об упразднении принудительного труда;

- О равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности;

- О минимальном возрасте для приема на работу;

- Об организации службы занятости.

Наконец, в 2000-м году разработан первый вариант проекта закона «О предупреждении и пресечении бытового насилия».

В 2001 году вопросы гендерного равенства включены в Стратегический план развития Республики Казахстан до 2010 года, а также Правительством Республики Казахстан принимается постановление «О трудоустройстве и обеспечении жильем выпускников организаций образования из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Кроме указанного, в этом же году постановлением Правительства утверждаются Правила организации взаимодействия государственных органов, организаций и общественных объединений, занимающихся проблемами насилия в отношении женщин.

Также, в 2001 году состоялся первый отчет Казахстана в ООН о выполнении Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Эксперты ООН отметили, что Казахстан можно считать примером прогрессивных перемен, в том числе по отношению к правам женщин. В рамках Конвенции ООН «О правах ребенка» в 2001 году в Республике Казахстан принимается закон «О правах ребенка в Республике Казахстан».

В целях укрепления нравственных основ воспитания и охраны репродуктивного здоровья подрастающего поколения постановлением Правительства Республики Казахстан от 21 ноября года №1500 утверждена «Концепция о нравственно-половом воспитании в Республике Казахстан».

12 марта 2002 году Постановлением Правительства РК №346 утверждены Правила организации взаимодействия государственных органов, организаций и общественных объединений, занимающихся проблемами насилия в отношении женщин, а вопросы гендерного равенства включаются в Программу действий Правительства Республики Казахстан на 2002-2004 годы и в План мероприятий по ее реализации.

В течение 2003 года начата выплата единовременных пособий при рождении ребенка в размере расчетных показателей.

27 ноября 2003 года Постановлением Правительства РК от № 1190 одобрена Концепция гендерной политики в Республике Казахстан. Ее основными задачами являются достижение сбалансированного участия женщин и мужчин во властных структурах, обеспечение равных 42 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). возможностей для экономической независимости, развитие своего бизнеса и продвижение по службе, создание условий для равного осуществления прав и обязанностей в семье, свобода от насилия по признаку пола.

В этом же 2003 году на рассмотрение в Парламент РК направлены проекты законов «О репродуктивных правах человека и гарантиях их осуществления».

В 2003 году Главой государства подписан законопроект «О внесений дополнений в Уголовный кодекс Республики Казахстан» по вопросам борьбы с незаконным выездом и нелегальной миграцией с целью последующей сексуальной или иной эксплуатации, разработанный по инициативе Национальной комиссии [3].

Постановлением Правительства РК №983 26 сентября 2003 года создается Межведомственная комиссия по вопросам борьбы с незаконным вывозом, ввозом и торговлей людьми во главе с Министром юстиции. В ее состав включен и сотрудник Секретариата Национальной комиссии.

В соответствии с Национальным планом в 2004 году разработаны и приняты законы «О репродуктивных правах человека и гарантиях их осуществления», «О профилактике йододефицитных заболеваний», постановлением Правительства принята Концепция гендерной политики в Республике Казахстан.

В 2005 году в Республике Казахстан в два раза повышаются пособия матерям, награжденным подвесками “Алтын ала”, “Кміс ала” и имеющим четырех и более совместно проживающих несовершеннолетних детей. 3 июня 2005 года Постановлением Правительства РК №554 в Парламент РК направлен законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия торговле людьми», ратифицированы Пакт о гражданских и политических правах и Пакт о политических и культурных правах.

В 2006 году в целях реализации Стратегии гендерного равенства в Республике Казахстан на 2006 2016 годы Указом Главы государства Национальная комиссия по делам семьи и женщин была реорганизована в Национальную комиссию по делам семьи и гендерной политике при Президенте Республики Казахстан.

Постановлением Правительства от 28 февраля 2006 года № 128 утверждено Типовое положение о комиссии по делам семьи и гендерной политике при акимах областей, городов Астаны и Алматы. В его развитие во всех регионах созданы комиссии по делам семьи и гендерной политике при Акимах областей, городов Астаны и Алматы, назначены освобожденные секретари комиссий.

29 июня 2006 года принято постановление Правительства Республики Казахстан № 600 «О Плане мероприятий на 2006 - 2008 годы по реализации Стратегии гендерного равенства в Республике Казахстан на 2006 - 2016 годы». 16 февраля 2006 года в Республике Казахстан принимается Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия торговле людьми», а с 1 июля 2006 года вводятся государственные пособия по уходу за ребенком до достижения им одного года.

В 2007 году в ООН (г. Нью-Йорк, США) состоялась защита второго периодического доклада Республики Казахстан о реализации положений Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Конвенции СИДО), к которой Казахстан присоединился в 1998 году.

В целях реализации полученных рекомендаций Комитета ООН Межведомственной Комиссии по международному и гуманитарному праву и международным договорам по правам человека 7 ноября 2007 года протоколом № 5 разработан и утвержден План мероприятий по реализации рекомендаций на 2007 - 2011 годы.

24 мая 2007 года Постановлением Правительства РК №415 создана Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве РК.

Указом Президента в 2008 году Национальная комиссия по делам семьи и гендерной политике реорганизована в Национальную комиссию по делам женщин и семейно-демографической политике.

На заседании Межведомственной комиссии по законодательству 13 декабря 2008 года утверждено Руководство по проведению гендерной экспертизы проектов нормативных правовых актов. В 2008 году разработан проект Плана мероприятий на 2009-2011 годы по реализации Стратегии гендерного равенства в Республике Казахстан, который утвержден постановлением Правительства Республики Казахстан № 7 от 15 января 2009 года. В него включены мероприятия по повышению престижа брака и семьи.

В этот год продолжается работа Комиссии по доработке законопроекта «О противодействии бытовому насилию», а также в результате депутатской инициативы разработан сопутствующий ему проекту Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам предупреждения и пресечения бытового насилия» [2].

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). Законом РК в мае 2008 года ратифицирована Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и 2 протокола к ней о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее.

7 января 2009 года постановлением Правительства Республики Казахстан утвержден План мероприятий на 2009-2011 годы по реализации Стратегии гендерного равенства в Республике Казахстан на 2006-2016 годы.

В ноябре 2009 года в первом чтении принимается Закон Республики Казахстан «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей мужчин и женщин».

18 ноября 2009 года в Парламенте Республики Казахстан законопроекты «О государственных гарантия равных прав и равных возможностей мужчин и женщин» и «О профилактике бытового насилия». Данные Законы были подписаны Президентом Республики Казахстан 8 декабря 2009 года и 4 декабря 2009 года, соответственно.

1. Тленчиева Г. Права женщин в Казахстане – права человека в Казахстане //Права и свободы человека в Казахстане.

Материалы международной конференции. - Астана. 18-19 июня 1998 г. - Алматы. – 1998. – С. 2. http://www.ncgp.kz/ *** This research paper is devoted to highly relevant topic to date research that examines the issue of the legal status of women in Kazakhstan УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНАЛИСТИКА Р.Е. Джансараева ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ НА ПОНЯТИЕ «УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА»

Разработка теоретических основ уголовной политики относится к числу наиболее значимых и сложных проблем в уголовно-правовой науке. Устоявшийся термин «уголовная политика», несмотря на его некоторую условность, воспринимается всеми однозначно и верно. Представляется возможным и использование другого термина – «уголовно-правовая политика». Эти термины и содержание, которое в них вкладывается, равнозначны.

Понятие уголовно-правовой политики одновременно включает в себя несколько понятий, которые могут рассматриваться отдельно: понятия «политика», «правовая политика», и в целом «уголовно-правовая политика». Два первых понятия достаточно полно и подробно подвергаются анализу политологами и теоретиками права. Понятие уголовной политики как составной части внутренней политики, определение круга проблем, составляющих ее предмет, на различных этапах развития подвергались изменениям.

Впервые понятие «уголовная политика» было использовано в 1804 году в работах известного немецкого криминалиста Ансельма Фейербаха и впоследствии стало широко применяться не только в научном обороте. К первым работам по уголовной политике, появившимся в конце XIX начале XX века, относятся труды Листа Ф. Задачи уголовной политики (Спб., 1895), Чубинского М. Курс уголовной политики (Ярославль, 1909), Гогеля С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией (Спб., 1910).

В двадцатые годы XX-го столетия уголовная политика рассматривалась в узком плане. Как писал А.Я. Эстрин, «основные вопросы уголовной политики - вопрос о целях уголовной репрессии, вопрос о критериях и методах определения рода и меры репрессии каждому конкретному осужденному - в это время не получают сколько-нибудь отчетливого разрешения в официальных документах, исходящих от... власти». [1, с. 3] В последующем достаточно длительное время изменения касались в основном уточнения частных аспектов, мало затрагивая существо определения уголовной политики.

Трансформация этого понятия прослеживается, начиная с 50-х годов. Так Н.А. Беляев писал:

«Политика... государства, направленная на борьбу с общественно опасными деяниями, называется уголовной политикой»[2, с. 118-119].

Некоторые уточнения понятия уголовной политики, внесенные в конце 70-х - начале 80-х гг., касались, в частности, направлений и масштабов уголовной политики, что нашло отражение и в понятии ее содержания.

А.А. Герцензон считал, что понятие уголовной политики охватывает все, что прямо или косвенно направлено на борьбу с преступностью. Трактуя изучаемое понятие, он включал в ее сферу не только специальные меры (уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические, исправительно-трудовые (по-новому – уголовно-исполнительные), криминалистические), но и меры чисто социального характера (экономические, идеологические, медицинские и т.д.) [3, с. 179].

Аналогичной позиции придерживались И.М. Гальперин и Курляндский, М.И. Ковалев и Ю.А.

Воронин [4, с. 12;

5, с. 8].

Будучи сторонником такого подхода, П.С.Дагель писал, что «советская уголовная политика – это политика КПСС и Советского государства в сфере борьбы с преступностью. Она определяет основные направления, цели и средства борьбы с преступностью и выражается в партийных документах, нормах советского права и деятельности государственных органов, общественных организаций и всех трудящихся, специально направленной на эту борьбу» [6, с. 5].

В.А. Владимиров и Ю.И. Ляпунов отмечали, что «в аспекте своего объективного проявления в социальной и правовой действительности уголовная политика должна рассматриваться и как реальное воплощение директивно-руководящих идей, установок и требований... в содержании и Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). функциях уголовного, уголовно-процессуального и исправительно-трудового законодательства, в системе, силах и средствах органов уголовной юстиции, а также в применяемых ими стратегии, тактике, методах и профессионально-технических способах и приемах борьбы с преступностью» [7, с. 7-9].

По мнению Н.И. Загородникова и Н.А. Стручкова, "уголовная политика представляет собой такое направление... политики, в рамках которого формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного уголов ного права, устанавливающих криминализацию... и декриминализацию деяний, а также посредством определения крута допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения» [8, с.

4]. Основной акцент в этом определении сделан на исходных требованиях, т.е. принципах борьбы с преступностью.

Аналогичный подход прослеживается и в позиции Л.Д. Гаухмана и Ю.И. Ляпунова, которые писали, что «советская уголовная политика – это основные принципы, направления и перспективы охраны социалистических общественных отношений от преступных посягательств (борьбы с преступностью), базирующиеся на познании объективных закономерностей развития общества в исторически определенный период времени и соответствующие сущности социально-экономической формации» [9, с. 4].

Схожую, но с определенной спецификой, позицию занимает Н.А. Беляев в определении уголовной политики, отмечая, что уголовная политика осуществляется путем применения наказания или заменяющих наказание мер административного или общественного воздействия к лицам, совершившим преступные посягательства, а также путем предупреждения преступлений, при помощи угрозы применения наказания [10, с. 15].

Узкое толкование уголовной политики дано В.Н. Кудрявцевым: «Под уголовной политикой понимается только та часть государственной политики в области борьбы с преступностью, которая осуществляется средствами и методами уголовного права» [11, с. 16].

П.Н. Панченко, как бы обобщая все сложившиеся к 90-м годам понятия, заключает: «Несмотря на различия в объеме содержания, сущностная основа уголовной политики и политики борьбы с преступностью одна и та же. Состоит она в том, что уголовная политика формирует главную линию, стратегические и тактические направления борьбы с преступностью» [12, с. 73]. В одной из своих работ он ведет речь о системе уголовной политики, включающей в себя ряд подсистем: уголовно правовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную, уголовно-тактическую, уголовно профилактическую и криминалистическую политику [13, с. 106]. Аналогичный подход имеет место в работах Ю.И. Ляпунова, А.Н. Игнатова, А.В. Арендаренко [14, с. 9-10;

15, с. 4;

16, с. 264-265].

И.А. Исмаилов считает, что уголовная политика - это «направление деятельности государства, осуществляемое на уровне политического руководства, управления, принятия и реализации конкретных решений и имеющее основным назначением определение и проведение в жизнь задач, форм и содержания целенаправленных мер борьбы с преступностью (воздействия на нее), организацию и обеспечение оптимального функционирования и развития этой системы на надлежащей идеологической, правовой, информационной, ресурсной базе и во взаимодействии с другими социальными системами» [17, с. 124].

Он также пришел к выводу «о наличии и необходимости организационного оформления в самостоятельную научную область обществознания уголовной политологии как науки, призванной изучать свойства, связи и отношения уголовной политики, как единой, сложной системы и поставлять: а) соответствующим органам информацию, могущую служить основой для принятия решений об организации, оптимальном режиме функционирования и совершенствовании системы воздействия на преступность на определенные периоды времени и на перспективу;

б) отраслевым наукам, обслуживающим отдельные подсистемы борьбы с преступностью, информацию, ориентирующую их на общие задачи, состояние, тенденции развития, принципы системы борьбы с преступностью как целостности» [17, с. 128].

По мнению А.И. Коробеева, А.В. Усса и Ю.В. Голика, «уголовная политика в традиционном ее понимании есть генеральная линия, определяющая основные направления, цели и средства воздействия на преступность путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, исправительно-трудового законодательства, практики его применения, а также путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступлений». В структуре уголовной политики они, как и многие другие исследователи, выделяют в качестве составных частей уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную и криминологическую политику [18, с. 7].

46 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). Г.М. Миньковский в виду отсутствия выработанного единого понятия уголовной политики предложил примиряющее различные точки зрения положение, указав, что «как бы ни именовались направления деятельности государства и общества, связанные с борьбой с преступностью, - речь идет о важнейшей составной части внутренней политики, обеспечивающей эффективное функциони рование экономической, идеологической и социальной политики» [19, с. 7].

Развивая эту мысль, С.С. Босхолов пишет: «Главное, таким образом, состоит нe в том, чтобы в максимально точных и полных формулировках дать определение предмета и содержания уголовной политики, а в том, чтобы, во-первых, за этим понятием были видны государственная политика, стратегия и тактика борьбы с преступностью, четко прослеживалась политика и идеология в государственной сфере;

во-вторых, во главу угла борьбы с преступностью было поставлено право, которое, по сути дела, и есть сама воплощенная политика, реализующая ценности правового государства: безопасность личности, общества и государства;

права и свободы человека и гражданина;

законность, гуманизм и справедливость. Наконец, в-третьих, в понятии должен быть учтен комплексный, многоаспектный характер уголовной политики и, в частности, отражены ее концептуальный, законодательный и правоприменительный уровни» [20, с. 32]. По-мнению Э.Ф.

Побегайло, «уголовная политика, как одно из направлений социальной политики, - это государственная политика в области борьбы с преступностью» [21, с. 13-14]. Признавая наличие нескольких разновидностей уголовной политики, в том числе и уголовно-правовой политики, автор в то же время отмечает, что «в реальной жизни борьба с преступностью осуществляется комплексно с использованием возможностей каждой из названных политик» [22, с. 87-88]. С приведенной позицией дословно совпадает и позиция Р.Р. Галиакбарова [23, с. 13].

Широкое определение дано в науке и В.П. Ревиным, который под уголовной политикой понимает: «1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях правительства);

2) особый вид социальной деятельности, направленной на активное наступательное противодействие преступности и другим правонарушениям;

3) научную теорию и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний». По его мнению, при определении своего предмета «уголовная политика опирается, следовательно, на интегративные качества социальной политики государства, положения теории управления и наук уголовно-правового цикла, а также достижения социологии и политологии» [24, с. 7].

Н.Э. Мартыненко формулирует следующее понятие уголовной политики: «это целенаправленная, активная деятельность государства по защите от преступности, это разработка и реализация стратегии борьбы с преступностью» [25, с. 12]. Обобщенно в структурном плане уголовную политику определяет Я.Г. Стахов. По его мнению, это государственная программа борьбы с преступностью и ее реализация в деятельности государственных и общественных организаций, а также сложное многогранное социально-политическое образование, объектом воздействия которого является преступность [26, с. 7].

В нынешнее время достаточно распространены широкие определения уголовной политики. Так, Е.В. Львович определяет уголовно-правовую политику как «часть внутренней политики государства, осуществляемой органами государственной власти в сфере разработки и реализации идей, принципиальных положений, форм, средств и методов воздействия на преступность» [27, с. 597-598].

А.Л. Репецкая полагает, что уголовная политика определяет «исходные требования борьбы с преступностью. Она включает разработку и реализацию в деятельности компетентных органов норм уголовного (материального, процессуального и исполнительного) права, устанавливающих криминализацию (декриминализацию) и пенализацию (депенализацию) деяний, систему мер уголовно-правового реагирования на их совершение, условия и порядок применения этих мер … систему и порядок реализации мер непосредственного профилактического воздействия на факторы, продуцирующие преступность» [28, с. 8].

По утверждению Ю. В. Недотко «… уголовная политика включает в себя весь комплекс мер по противодействию преступности, весь арсенал средств, направленных на реализацию уголовно правового воздействия» [29, с. 1]. По С.В. Иванову: «уголовная политика – это самостоятельное направление деятельности государства, представляющее собой систему отношения власти к преступности, воплощающее на уровне политического руководства высших органов государственной власти стратегическую организацию комплекса специальных мер, средств, способов противодействия преступности, целенаправленно предназначенных для ее максимально возможной нейтрализации на основе уголовного закона, выражающееся в определении и выработке задач, оснований, форм и тактики влияния на них через функционирующую систему правоохранительных органов и органов уголовной юстиции, в управлении ими, контроле и корректировке их деятельности» [30, с. 12].

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). Дефиниция, отражающая реалии современного правового государства, сформулирована И.Э.

Звечаровским: «Уголовная политика – это выработанное государством и основанное на объективных законах развития общества направление деятельности специально уполномоченных на то государственных органов и организаций по охране прав и свобод человека и гражданина, общества и государства, в целом, от преступных посягательств путем применения наказания и других мер уголовно-правового характера к лицам, их совершившим, а также посредством предупреждения преступлений при помощи правового воспитания, угрозы применения уголовного наказания и мер профилактики индивидуального и специально-криминологического характера» [31, с. 74].

В.К. Дуюнов аналогично узко трактует уголовно-правовую политику как «один из видов реагирования на преступность, который заключается в разработке и реализации стратегии и тактики деятельности государства, реагирующего на совершенные преступления, и который реализуется средствами и методами только уголовного права» [32, с. 20].

Характеризуя понятие уголовной политики, Г.Ю. Лесников определяет ее как систему принципов, политических и политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального цикла, криминологических программ и программ ресоциализации преступника, выработанных на научной основе и осуществляемых государством совместно с субъектами российского гражданского общества по обеспечению правопордка, предупреждения и борьбы с преступностью, безопасности личности, в необходимых случаях, национальной безопасности [33, с.

20].

А.И. Бойко, определив сущность уголовной политики как «деятельность государства по управлению развитием криминальных процессов, его попытки минимизировать и стабилизировать показатели преступности в социально-ожидаемых пределах и направлениях», дефинирует и саму политику: «это комплекс идей и действий по борьбе с преступностью, охватывающий содержание, цели и направления специальных антикриминальных мер государства (законодательство, правоприменение, профилактика), а также согласование этих мер с более широкими социальными программами» [34, с. 43, 77]. Приведенные выше понятия уголовной политики в достаточной степени отражают ее сущность и содержание. Таким образом, проблема постоянно находится в центре внимания исследователей. Несмотря на интенсивное обращение к ней исследователей, концепция уголовно-правовой политики, ее понятие, содержание, направления, приоритеты и формы реализации трактуются по-разному, иногда – диаметрально противоположно, что в конечном итоге сказывается на уровне применения уголовного закона и ослабляет борьбу с преступностью. Так, по подсчетам С.В. Иванова, на середину 2006 года было известно более 120 определений уголовной политики [35, с. 12]. В науке предпринята даже классификация существующих взглядов на определение уголовной политики. Так, М.Ю. Воронин полагает, что их можно дифференцировать на три группы:

1. подход, в соответствии с которым уголовная политика включает в себя всю совокупность мер уголовно-правового воздействия на преступность;

2. взгляд, в соответствии с которым уголовная политика заключается главным образом, в осуществлении мероприятий по социальной профилактике преступности, воздействующей на ее детерминанты (сказанное относится и к криминологической политике), и в применении уголовно правовых мер;

3. широкий спектр мер, начиная от уголовно-правовых и заканчивая мерами социального развития [36, с. 17].

Схожую градацию позиций можно наблюдать и у Г.Ф. Маслова [37, с. 6].

Современная научная литература показывает, однако, что палитра мнений по вопросу о понятии уголовной политики этим не исчерпывается. Причины разных подходов к решению теоретических вопросов уголовно-правовой политики, по мнению Н.А. Лопашенко, прежде всего, следует искать в двух основных компонентах:

1) в различном определении содержания и объема уголовной политики и 2) в попытках выделения различного статуса уголовной политики.

Различное определение содержания и объема уголовной политики, как полагает Н.А. Лопашенко, «заключается, по существу, в широком, среднем или узком толковании уголовной политики, которое, в свою очередь, определяется тем, в чем тот или иной автор видит предназначения этой политики и как он увязывает ее с другими разновидностями выделяемых в науке близких политик» [38, с. 6].

При этом Н.А. Лопашенко отмечает, что представители широкого толкования уголовной политики (А.А. Герцензон, Э.Ф. Побегайло, Р.Р.Галиакбаров, В.П. Ревин, Л.В Баринова, Н.Э.

Мартыненко, С.С. Босхолов, А.Л. Репецкая, Е.В. Львович, Ю.В. Недотко, С.В. Иванов) «отождествляют или не проводят разницы между разными по объему и содержанию видами внутренней политики государства – политикой в сфере противодействия преступности и уголовной 48 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). политикой. По сути дела, речь идет … о государственной политике противодействия преступности»

[38, с. 8-11].

Представители среднего толкования уголовной политики (Н.И. Загородников, П.Н. Панченко, А.Н. Игнатов, Ю.И. Ляпунов, А.В. Арендаренко), толкуя ее тоже достаточно широко, «включают в понятие уголовной политики, помимо нее же, именуемой, обычно, для различения, политикой уголовно-правовой, совокупность других правовых политик, так называемых, криминальных отраслей: политику уголовно-исполнительную и уголовно-процессуальную, реже криминалистическую и др.» [38, с. 11-13].

При узком толковании уголовной политики, авторы (Ф. Лист, В. Н. Кудрявцев, Н. А. Беляев, В.К.

Дуюнов, И. Э. Звечаровский, Ю.Е. Пермяков) связывают ее только с уголовным правом и законом [38, с. 13-14].

В целом, несмотря на различные подходы к определению уголовной политики, можно согласиться с мнением, что «на сегодняшний день уголовная политика в качестве самостоятельной отрасли научного знания в рамках уголовного права вполне сложилась и соответствует давнему пониманию уголовной политики в истории науки уголовного права» [38, с. 15].

1. Эстрин А.Я. Эволюция советской уголовной политики // Основы и задачи советской уголовной политики. – М., 1929.

2. Беляев Н.А. Понятие советского исправительно-трудового права и основные принципы советской исправительно трудовой политики // Вестник ЛГУ. Серия экономики, философии, права. -1958. -№ 5. -Вып. 3. Герцензон А.А. Уголовное право и социология. – М., 1970.

4. Гальперин И.М., Курляндский В.И. Предмет уголовной политики и основные направления ее изучения // Основные проблемы борьбы с преступностью. М., 1975.

5. Ковалев М.И., Воронин Ю.А. Криминология и уголовная политика. – Свердловск, 1980.

6. Дагель П.С. Значение 26 съезда КПСС для советской уголовной политики // Проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью. – Иркутск, 1983.

7. Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И.. Советская уголовная политика и ее отражение в действующем законодательстве. – М., 1979.

8.. Загородников Н.И, Стручков Н.А.. Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право. -1980. -№ 7.

9. Гаухман Л.Д., Ляпунов Ю.И. Понятие советской уголовной политики и ее основные направления. – М.,1980.

10. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. – Л., 1986.

11. Основания уголовно-правового запрета: криминализация и декриминализация. – М., 1982.

12. Панченко П. Н. Советская уголовная политика. – Томск, 1988.

13. Панченко П. Н. Управление применением уголовного законодательства как стратегия и тактика уголовной политики // Проблемы юридической техники в уголвоном и уголовно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. трудов / под ред.

проф. Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 1996.

14. Уголовное право. Общая часть / под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М., 1997.

15. Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т.1. Общая часть. – М., 2001.

16. Арендаренко А.В. Реализация принципа социальной справедливости в современном уголовном праве России. – М., 2007.

17. Исмаилов И.А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы организации борьбы с преступностью). – Баку, 1990.

18. Коробеев А.И., Усс А.В., Голик Ю.В. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. – Красноярск, 1991.

19. Миньковский Г.М. Политология борьбы с преступностью (вместо предисловия) // Исмаилов И.А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы организации борьбы с преступностью). – Баку, 20. Босхолов С.С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. – М., 1999.

21. Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. – М.:

Норма, 2006.

22. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции и взаимовлияние: Сб. науч. трудов / под ред проф. Н.А. Лопашенко. – Саратов, 2004.

23. Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. – Краснодар, 1999.

24. Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел. / учебник под ред. Л. И. Беляевой. – М., 2003.

25. Мартыненко Н.Э. Уголовная политика и уголовный закон: соотношение понятий // Уголовное право: стратегия развития в ХХ1 веке: Сб. материалов третьей Международной научно-практической конференции. – М., 2006.

26. Стахов Я.Г. Современная уголовная политика и совершенствование взаимодействия правоохранительных органов субъектов Российской Федерации при ее реализации / под науч. ред. В.П. Ревина. – М., 2003.

27. Львович Е.В. Уголовно-правовая политика: понятие и содержание// Науч. труды. РАЮН: в 3 т. Т. 2. – М., 2004.

28. Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. – Иркутск, 1994.

29. Недотко Ю.В. Тенденции российской уголовно-правовой политики постсоветского периода: автореф. дис. … канд.

юрид. наук. – Челябинск, 2005.

30. Иванов С.В. Уголовная политика Российской федерации: политолого-криминологический и уголовно-правовой аспекты: автореф.дис.…канд.юрид.наук.– Екатеринбург, 2006.

31. Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России. – СПб., 2001.

32. Дуюнов В.К. Уголовно-правовая политика в политике противодействия преступности // Уголовное право: стратегия развития в ХХ1 веке: Материалы 4-й Международной научно-практической конференции. М., Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). 33. Лесников Г.Ю. Уголовная политика Российской Федерации (проблемы теории и практики). – М., 2004.

34. Бойко А.И. Уголовная политика. – Ростов н/Д., 2008.

35. Иванов С.В. Уголовная политика Российской федерации: политолого-криминологический и уголовно-правовой аспекты: автореф. дисс. канд. юрид. наук.– Екатеринбург, 2006.

36. Воронин М.Ю. Уголовная политика: понятие, история возникновения и развития. – М., 2000.

37. Маслов Г.Ф. Уголовная политика в России и компаративный подход к ее изучению // Сибирский криминологический журнал. -2006. -№3.

38. Лопашенко Н.А. Уголовная политика. – М.: Волтерс Клувер, 2009.

Р.Г.Зорин КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАСПОЗНАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СТОРОНОЙ ЗАЩИТЫ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ АЛИБИ - ЛЖЕАЛИБИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Актуальность исследуемой темы обусловлена необходимостью познания закономерностей возникновения, преобразования, исчезновения негативных обстоятельств в процессе раскрытия и расследования преступлений в уголовном судопроизводстве. Установление негативных обстоятельств, безусловно, свидетельствует о неполноте познания исследуемого криминального деяния по его существенным признакам и свойствам, имеющим уголовно- правовое, уголовно процессуальное и криминалистическое значение. Проблемами правовой природы негативных обстоятельств при раскрытии и расследования преступлений занимались такие ученые как Р.С.

Белкин, А.Н. Васильев, А.Р. Ратинов, В.И. Столяров, Д.А. Турчин, М.М. Переверзев, С.И. Медведев, И.Н. Якимов, другие. Под негативными обстоятельствами в науке криминалистике понимаются такие обстоятельства, которые в силу логического объяснения их происхождения, развития событий должны иметь место, но по неустановленным причинам отсутствуют. Либо наоборот данные обстоятельства установлены, но их присутствие опровергает, искажает логику построения умозаключений в познавательной деятельности субъекта доказывания. Можно утверждать, что всякое уголовно - процессуальное действие следственного и неследственного характера содержит порой целый ряд негативных обстоятельств. Это те обстоятельства, происхождению и следствиям которых нет объяснений в данный момент времени. Нет объяснений их происхождению, согласованности, взаимосвязям, взаимозависимостям. Негативными обстоятельствами пронизан весь процесс познания истины в уголовном судопроизводстве. Ибо процесс установления истины осуществляется в условиях состязательности сторон, противодействия, а также столкновения частных и публичных интересов. «Подлежащие установлению обстоятельства становятся негативными по причине неполноты, недостаточности познания исследуемого факта, и возникают как по объективным, так и по субъективным причинам» [1,c.46]. Так по субъективным причинам негативные обстоятельства возникают в результате умышленной и неосторожной деятельности субъектов познания, связанной с допущением ошибок, нарушений. Это и казус, ошибки (криминалистические, уголовно- процессуальные, психологические), а также уголовно процессуальные нарушения. Наличие сомнений в мыследеятельности субъектов доказывания в версионном мышлении также влечет за собой возникновение негативных обстоятельств. «При рассмотрении криминалистической ситуации имеет значение умение отличить отдельное, не связанное с общим процессом образования системы следов преступления. Установление в процессе расследования отдельного, не связанного изменения также следует рассматривать как своеобразный след. В криминалистике такие следы рассматриваются в качестве негативных обстоятельств. Криминалистика изучает свои специфические закономерности изменений, являющиеся следствием совершения преступления. Эти изменения тоже можно отнести к своеобразному движению материи в действительности. Но так как каждая конкретная форма движения протекает на основе особого, специфического материального носителя, то она в соответствии специфичности своего движения по - особому себя проявляет, имеет своеобразные структурные образования, а также порождает особое информационное отражение. Для совершения преступления в большинстве его динамической системы характерно то, что оно развивается в пространстве, времени, а сферой своего вмешательства имеет материальную сторону действительности. Это позволяет выделить основные и общие формы связей и соотношений, к которым можно отнести: причинную, временную, физическую, функциональную пространственную.

Пространственную форму связи как наиболее общую следует также подразделить на внешние и внутренние формы связей и отношений. При взаимодействии система преступлений будет приходить 50 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). в соприкосновение с внешней средой. При изучении преступления по следам внутренней системы следует всегда ставить перед собой задачу проверить, не имела ли данная структура своими некоторыми элементами выхода за внутренние пределы и как она в связи с этим соприкасалась с внешней средой» [2,с.70]. Можно утверждать, что искусно и искусственно созданные негативные обстоятельства стороной защиты способствуют формированию лжеалиби. Привнесение (ложных) негативных обстоятельств способствует также строгому соперничеству, противодействию обвинению, расследованию. Таким образом, совокупность (ложных) негативных обстоятельств, трактуемых в пользу защиты, приводит к совокупности ложных доказательств (ложному алиби).

Представляется необходимым системно и комплексно выявлять, устанавливать негативные обстоятельства, давать им правовую оценку на ранних этапах предварительного расследования.

Следует отметить саму возможность латентного и искусственного привнесения негативных обстоятельств, их создания, преобразования, интерпретации недобросовестной стороной в уголовном процессе. Существенную роль выполняет интерпретация, преобразование криминалистически значимой, уголовно- процессуальной, психологической, оперативно- розыскной информации.

Негативные обстоятельства служат как раз той самой тонкой и прозрачной нитью между оправдательными и обвинительными доказательствами, между добросовестными и недобросовестными показаниями, между алиби – лжеалиби, истиной и ложью. Весьма трудно, а порой абсолютно невозможно определить истинную направленность искусственных (ложных) негативных обстоятельств, ставших объектом целенаправленной деятельности заинтересованных лиц. Еще сложнее определить направленность негативных обстоятельств, возникших по объективным причинам, но подвергнутым искусной интерпретации, преобразованию недобросовестной стороной уголовного процесса. К факторам, способствующим (причинам и условиям) возникновения негативных обстоятельств следует отнести коллизии норм и пробелы уголовно – процессуального права. Вместе с тем правовое толкование коллизий норм и пробелов в праве предоставляет известную долю свободы (уголовно- процессуальной, криминалистической) интерпретации в правоприменительной деятельности руководствуясь своим внутренним убеждением, усмотрением. Уголовно- процессуальное право не регулирует механизм принятия решений, не регулирует полно и процедуру следственных и иных уголовно- процессуальных действий. И в уголовно- процессуальной деятельности нередко встречается «экспромт», т.е. возникновение процессуально - следственной ситуации, требующей незамедлительного реагирования, принятия нестандартных процессуальных решений (тактических, стратегических). Даже прямое указание закона о выполнении процессуальной деятельности (действий-бездействий) не исключает, а значит, предусматривает порядок их производства по усмотрению компетентных должностных лиц, ведущих уголовный процесс. Законодатель и в этих случаях предоставляет поле деятельности интерпретативного характера со стороны должностных лиц, но не противоречащей действующему национальному законодательству. «Уголовно- процессуальная информация, таким образом, невозможна без интерпретации. Интерпретация является ключевой проблемой информационного противоречия. В этой связи информационное противоречие можно вполне назвать интерпретационным (интерпретативным). Если истина - это соответствие наших знаний реальной действительности, то судить об этом соответствии мы можем только посредством своего внутреннего убеждения. Обоснованное убеждение в истинности и есть достоверность. Таким образом, достоверность также является продуктом интерпретации. Можно говорить о том, что процессуализация и есть способ объективации информации. Информационное противоречие является вечным генератором развития уголовно- процессуальных средств познания. Оно же и вечный источник проблемности, поскольку несет в себе неуничтожимое несоответствие между объективной действительностью и ее психическим отражением. Стремление к преодолению (смягчению) этого противоречия порождает потребность судопроизводства в привлечении непроцессуальной информации» [3,с.32-34]. Представляется, что обязанность выявления установления и устранения негативных обстоятельств органом, ведущим уголовный процесс, требует своей законодательной регламентации. Негативные обстоятельства возникают вследствие допущения ошибок, уголовно- процессуальных нарушений, в том числе существенных. Правильное смысловое понимание сущности и правовой природы алиби, закономерностей его возникновения, развития будет способствовать повышению эффективности функции защиты и принципа состязательности сторон обвинения и защиты. Исследование закономерностей возникновения, развития лжеалиби в свою очередь будет способствовать оптимизации деятельности обеих сторон обвинения и защиты.

Формы средства и способы игнорирования алиби стороной обвинения выражаются на практике в следующих их видах:

-оставление без внимания стороной обвинения жалоб и ходатайств, заявленных защитой;

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). -частичное удовлетворение жалоб и ходатайств (необоснованно);

-игнорирование органом уголовного преследования аргументов стороны защиты в деятельности по доказыванию на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования;


-создание сторонами обвинения и защиты неблагоприятной, конфликтной, проблемной процессуально - следственной ситуации с последующим вовлечением их процессуальных оппонентов в ситуацию с невыгодными условиями. Процесс доказывания алиби включает в себя:

-опрос защитником свидетелей, очевидцев;

-криминалистическая деятельность поискового характера (например, выявление, установление доказательственной и криминалистически значимой информации);

-ходатайства о производстве следственных действий (первоначальных, повторных, дополнительных);

-истребование документов и другие.

Одним из центральных звеньев системы алиби является комплекс причинно - следственных и пространственно - временных связей, подлежащих установлению по предмету и пределам доказывания. Поэтому поставление обоснованному сомнению наиболее значимых, существенных причинно - следственных связей, привнесение мнимых (ложных) причинно- следственных связей, подлежащих правовой оценке, может привести к существенному ослаблению позиции обвинения.

При формировании алиби, в частности ложного, значительную роль играет деятельность стороны защиты по искусственному созданию условий, способствующих, и приводящих к искаженному (неверному) восприятию субъектами доказывания исследуемых обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, путем смещения устанавливаемых причинно - следственных и пространственно временных связей по времени, по субъекту, в пространстве, по целям и задачам, по действиям бездействиям, по негативным обстоятельствам, по ошибкам и существенным нарушениям. Следует признать, что всякое алиби подозреваемого, обвиняемого виновных в совершении преступлений, станет по своей природе ложным, ибо не будет никак отражать объективную действительность. В связи с этим можно судить о том, что лжеалиби - это искусно созданная совокупность ложных тезисов (ложь), выраженная в системе доказательств оправдательного характера, опровергающих аргументы обвинения, подозрения в целях установления, непричастности виновных подозреваемого, обвиняемого совершении преступлений, недоказанности их участия в инкриминируемом деянии и ограждения их от привлечения к уголовной ответственности. Правовая оценка ложного алиби связана, как правило, с рядом трудностей при осуществлении его проверки (распознании). Поэтому в отдельных случаях ложность алиби определяется спустя некоторое время. Заявляя ложное алиби сторона защиты выполняет роль противодействия обвинению в соответствии с принципом презумпции невиновности в содержание которого укладывается всякое вносимое сомнение в его пользу. При распознании ложного алиби становится ясно, что сторона защиты противодействовала не только функции обвинения, но и осуществлению хода предварительного расследования. При распознании алиби необходимо установить изменения криминалистически значимых процессов, явлений, событий, связей, отношений, признаков и свойств в процессе их возникновения, развития, преобразования. Исследованию также подлежат закономерности протекания изменений в их возникновении, развитии, прекращении на основе комплексного и системного подхода. Исследуемые закономерности возникновения, развития, исчезновения изменений рассматриваются с точки зрения их случайности и неизбежности. Установлению подлежат причинно- следственные и пространственно - временные связи между наиболее значимыми изменениями в ходе исследования события преступления и изменения негативных правовых последствий. Установлению подлежат изменения как – причина, изменения - как процесс, изменения – как следствие. Следует учесть, что процесс протекания изменений может носить явный либо латентный характер. Естественные изменения протекают в связи с воздействием внешней среды и возникают в результате физического, механического воздействия. Установление качественных и количественных характеристик изменений способствует адекватному восприятию взаимосвязей и взаимозависимостей системы (механизма) исследуемого преступления и его негативных правовых последствий.

Устойчивость признаков и свойств системы, ее связей с фактором внешнего воздействия обусловлено следующими факторами:

-прогнозируемый и управляемый характер изменений;

-закономерности возникновения, преобразования, исчезновения и их последствий;

-источник и проводник воздействия (средства- способы);

-причинно- следственные связи, другие.

По мнению Б.И.Шевченко под следами в широком смысле понимаются комплексы самых разнообразных по природе признаков, присущих какому - либо явлению. При этом следами 52 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). называют и различные изменения предметов, и, предметы сами по себе, когда их наличие или отсутствие на данном месте связано с событием преступления [4,с.72]. В.И. Столяров предложил следующую классификацию изменений: «Изменения свойств, функций, связей, структуры, элементов предмета;

изменения предмета;

изменения совокупности не связанных предметов;

изменения процесса изменения» [5, с.77-78]. «Под сущностью процесса изменения надо понимать и причины этого процесса, и механизм его протекания. Поскольку процесс изменения сопряжен с проявлением различий у имеющегося объекта (группы объектов), то познание изменения предполагает фиксирует различие между исходным изменяющимся предметом или предметам и результатами их изменения»

[6,с.21]. «Изменения, связанные с событием есть доказательства, а мера связи доказательств с событием, к которому они относятся, находящаяся в прямой зависимости от количественного содержания этих изменений, есть доказательственная информации» [7,с.173]. «Каждое отдельное движение, то есть каждый индивидуальный процесс изменения имеет своеобразные черты. Это могут быть пространственные, временные, энергетические характеристики процесса причины, его вызывающие, степень его упорядоченности, несомая им информация о других процессах и т.д.»

[8,с.11]. Р.С. Белкин писал: «Противодействие установлению истины со стороны лиц, по тем или иным причинам не заинтересованных в результативном расследовании. Речь идет о воспрепятствовании получению следователем подлинной информации о событии. Это достигается разными путями:

-изменения среды могут быть скрыты или уничтожены;

-изменения среды могут быть преобразованы таким образом, чтобы создать ложное представление о событии или его элементах;

процесс отражения маскируется иным процессом;

-создаются ложный процесс и ложное отражение этого процесса, ложные (по отношению к действительным) изменениям среды» [9,с.60]. «Содержание изменений и их связь действительно являются сущностью информации. Результат изменений материальной действительности не всегда можно видеть в строго овеществленной действительности. Иногда изменения, произведенные преступными действиями, заключены не строго в вещах, а в отношениях между ними: расстоянии, состоянии, положении, численности и пр. И в этом случае они не являются вещественными доказательствами непосредственно. Но они также являются следовыми образованиями, несущими содержательную информацию. При этом они выступают в знаковой сигнальной форме и являются следами- знаками» [10,с.76]. Особенно важна и психологически сложна задача установления истинности сообщений, отделения от них неточной неполной искаженной ошибочной и ложной информации. «Искажения могут быть продуктом заведомой лжи и результатом добросовестного заблуждения. Сложная ложь, как и сплошная ошибочность сообщений, явления относительно редкое.

Чаще в сообщении содержатся элементы ошибочности или лживости. Истинные сообщения могут содержать элементы добросовестного заблуждения и ошибок, например, расчленение целостного события на независимые, не связанные между собой части;

ошибочного объединения не связанные между собой фактов;

преувеличения или, напротив, преуменьшения реальных размеров, длительностей, интенсивности проявления явлений, наделения или наоборот устранения изъятия пропусков событий, объектов мнимыми, не свойственными им признаками, чертами, особенностями, перестановки, замещения реальны объектов, признаков свойств, событий другими, смещения их по времени или переноса в другое место;

ошибочного отождествления и усмотрения сходства различных объектов и лиц, искажение формы, структуры, последовательности событий, объектов и др» [11,с.172]. С позиций криминалистики содержание доказывания представляет собой информационный процесс, сущность которого состоит в преобразовании имеющейся информации и ее интерпретации в ходе достижения целей уголовного процесса. Процесс формирования доказательств не ограничивается процессом отражения преступной деятельности. Его изучение - это предпосылка для разработки криминалистических средств и методов актуализации доказательств, которая является следующим этапом формирования доказательств. Доказательства в процессуальном смысле - результат актуализации уголовно- релевантной информации- процесса технических операций по извлечению, интерпретации и фиксации данной информации в соответствующей процессуальной форме. Идеальное отображение осуществляется опосредованно через сознание человека. «Специфичность объекта отражения - сознания человека – состоит в относительности, субъективности факторов процесса «восприятие - оценка - запоминание» (идеальная фиксация) передача информации. Актуализация такой информации имеет свои особенности. Специфичны средства и методы считывания информации. Содержание информации в памяти человека недоступно для непосредственного изучения» [12,с.108-109]. Системный, комплексный подход в исследовании природы происхождения отдельных негативных обстоятельств предполагает установление совокупности следующих криминалистически значимых элементов:

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). -негативные обстоятельства в структуре предмета и пределов доказывания;

-негативные обстоятельства по элементам состава преступления;


-негативные обстоятельства по механизму преступления;

-негативные обстоятельства, касающиеся оправдательных и обвинительных доказательств;

-негативные обстоятельства в системе следственных действий, другие. Искусственные (ложные) негативные обстоятельства следует выявлять и среди уголовно – процессуальных нарушений (существенных - несущественных), среди ошибок, допущенных процессуальным оппонентом.

Негативные обстоятельства порождаются и по причине неполноты (недостаточности) объема исходных данных в системе следственных действий, а также и в уголовно- процессуальных неследственных. Негативные обстоятельства занимают центральное звено в системе построения алиби – лжеалиби. В отдельных случаях уместно отождествлять совокупность негативных обстоятельств и совокупность доказательств оправдательного характера, составляющих лжеалиби. Искусственно созданные негативные обстоятельства служат возникновению лжеалиби. Во всяком случае даже если при их помощи и не удастся доказать невиновность подозреваемого, обвиняемого, то уже установление недоказанности их участия будет где- то рядом. Значение и роль негативных обстоятельств определяются их влиянием на процесс познания объективной действительности субъектами доказывания при расследовании преступлений, а также на саму информацию (первоначальную, производную), ее структуру и свойства. Значительную роль играет интерпретация ранее обработанной информации (доказательств). Выявление, установление негативных обстоятельств в системе причинно- следственных и пространственно - временных связей, в механизме преступления также способствует установлению природы происхождения лжеалиби.

Криминалистическая диагностика негативных обстоятельств в системе ложного алиби включает в себя:

-установление объективной и субъективной стороны реализации негативных обстоятельств;

-установление времени возникновения негативных обстоятельств;

-установление механизма их преобразования;

-установление направленности, мотивированности интерпретируемых негативных обстоятельств;

-установление возможности исключения тех или иных негативных обстоятельств;

-установление субъекта их интерпретации, предъявления и оценки негативных обстоятельств;

-оценка согласованности их с другими негативными обстоятельствами, результатами следственных действий и установленными исходными данными;

-выявление, установление и оценка возмутительных факторов в деятельности компетентных должностных лиц по расследованию преступлений, в деятельности по собиранию, проверке, оценке доказательств, а также в системе построения логико-мыслительных суждений, касающихся исследуемого механизма преступления и элементов состава преступления;

-установление всей системы негативных обстоятельств, их согласованности, взаимосвязанностей, взаимозависимосвязей.

Установление причинно - следственных и пространственно - временных связей при наличии вышеуказанных условий, безусловно, будет препятствовать решению задач уголовного процесса и установлению объективной истины по уголовным делам. Более подробно проблемы причинно следственных и пространственно- временных связей рассматриваются в научных трудах В.М.

Мешкова [14;

15;

16]. Выявление и установление компетентными должностными лицами, ведущими уголовный процесс, противоречий в процессе и результатах деятельности, направленной на собирание, поверку и оценку доказательств в целях установления объективной истины по уголовным делам, также способствует выявлению негативных обстоятельств при раскрытии и расследовании преступлений. К подобным противоречиям стоит отнести следующие:

-противоречия в системе доказательств обвинительного характера;

-выявленные противоречия в исследовательской части и в выводах экспертного заключения;

-противоречия в комплексе и системе значимых причинно- следственных и пространственно временных связей;

-неизвестность происхождения доказательств.

Использование знаний закономерностей возникновения, преобразования, исчезновения негативных обстоятельств в уголовном процессуальной и криминалистической деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений будет способствовать повышению эффективности функций обвинения и защиты, задач уголовного процесса и установлению объективной истины по уголовным делам.

54 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). 1.Зорин, Р.Г., Использование стороной защиты негативных обстоятельств при формировании ложного алиби в уголовном судопроизводстве Актуальные проблемы криминалистики и судебных экспертиз. Сб. науч. тр. по мат. научно практ. конф. В авторской редакции- Ижевск: Ижевский филиал ГОУ ВПО «Нижегородская академия МВД РФ, 2009.

Вып.4.- С46-52.

2.Турчин, Д.А., Теоретические основы учения о следах в криминалистике. Владивосток. Изд-во ДВГУ, 1983.- 269 с.

3.Поляков, М.П., Уголовно- процессуальная интерпретация результатов оперативно- розыскной деятельности:

Монография / Под научн. ред. проф. В.Т. Томина.- Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия,2001.-262 с.

4.Шевченко, Б.И., Научные основы трасологии.- В кн.: Вопросы советской криминалистики.-М., 1959. С.72-73.

5.Столяров, В.И., Процесс изменения и его познание. М, 1966.- 252 с.

6.Там же. - С.21.

7.Белкин, Р.С., Винберг, А.И., Криминалистика и доказывание.- М., 1969.- 215 с.

8.Шалютин, С.В. Высшие и низшие формы движения. М. 1967.-156 с.

9.Белкин, Р.С., Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.:Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА М), 2001.-С.76.

10.Там же. - С. 11.Ратинов, А.Р., Судебная психология следователей. М: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001 – 352с.

12.Рубис, А.С., Основы теории криминалистического обеспечения деятельности прокурора в сфере борьбы с преступностью: монография/ А.С. Рубис.- Минск: Харвест,2006.-416 с.

13.Мешков, В.М., Установление аспекта времени при расследовании преступлений. / Автореф. дисс…канд. юрид.

наук.- Киев.- 1990.

14.Мешков, В.М., Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений. / Автореферат дисс… докт. юрид наук.-М.-1995.

15.Мешков, В.М., Основы криминалистической теории о временных связях: Монография. – Калининград:

Калининградский ЮИ МВД России, 1999. – 194 с.

*** В настоящей статье рассматриваются закономерности возникновения, преобразования и исчезновения негативных обстоятельств в сфере уголовно- процессуальных правоотношений. Определено место негативных обстоятельств в системе уголовно- процессуальных, криминалистических средств и способов защиты и обвинения. Исследованы закономерности выявления (распознания) негативных обстоятельств сторонами защиты и обвинения в их деятельности по доказыванию, а также роль и значение негативных обстоятельств в механизме раскрытия и расследований преступлений. В статье также исследуются роль и значение установления и использования негативных обстоятельств в процессе формирования алиби ложного алиби стороной защиты в уголовном процессе.

*** In the present article the regularities of occurrence, transformation and disappearance of negative circumstances in sphere of criminal-remedial law relations are considered. The place of negative circumstances in system of criminal-remedial, criminalistic means and ways of protection and charge is defined. Laws of revealing (recognition) of negative circumstances by the parties of protection and charge in their activity of proving, and also a role and value of negative circumstances in the mechanism of disclosing and investigations of crimes are investigated. In article the role and value of an establishment and use of negative circumstances in the course of formation of an alibi - of a false alibi by the protection party in criminal trial also are investigated.

К.Е. Алиев РОЛЬ И МЕСТО ВНУТРЕННИХ ВОЙСК В СИСТЕМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН Проблемы обеспечения внутренней безопасности общества приобретают в современных условиях для Республики Казахстан первостепенное значение. Во внутриполитическом плане перед Республикой Казахстан стоит ряд проблем, требующих первостепенного внимания в силу их воздействия на безопасность общества. Важнейшие из них - сохранение внутренней стабильности государства и общества, целостности Республики Казахстан. Данное положение подтверждено Стратегией национальной безопасности Республики Казахстан [1] и Военной доктриной Республики Казахстан [2]. Важная роль в ней отводится и Внутренним войскам МВД Республики Казахстан.

Предназначение Внутренних войск - обеспечение внутренней безопасности страны в мирное время и решение задач территориальной обороны страны в военное время определяет двойственный характер их деятельности с приоритетом правоохранительной функции.

В нашем государстве в настоящий момент, к сожалению, отсутствует стройная нормативно правовая база, определяющая организацию системы обеспечения внутренней безопасности. Весь процесс формирования научно-теоретической базы и правовых основ обеспечения внутренней безопасности осложняется тем, что в отечественной теории термин «внутренняя безопасность», в отличие от многих других видов безопасности, не установлен законодательством либо нормативно правовыми актами Республики Казахстан. Проведя анализ содержания терминов «общественная безопасность» и «государственная безопасность», можно сделать вывод, что они не предусматривают мер противодействия целому ряду основных внутренних Угроз безопасности государства.

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). Военная доктрина Республики Казахстан от 10 февраля 2000 года [3] впервые ввела относительно новое понятие - «внутренний вооруженный конфликт», а закон Республики Казахстан «О противодействии терроризму» [4] дает определение понятиям «террористическая деятельность», «акт терроризма», «антитеррористическая операция». Оба документа предусматривают и формы применения сил обеспечения безопасности в случае возникновения данных угроз. В первом случае это совместная специальная операция, во втором - антитеррористическая операция.

В связи с вышеизложенным и в целях совершенствования нормативного регулирования деятельности сил обеспечения безопасности общества представляется целесообразным ввести имеющий достаточно широкое хождение термин «внутренняя безопасность», подняв уровень его применения до предупреждения и пресечения внутренних вооруженных конфликтов, а также крупномасштабных терактов.

Таким образом, понятие «внутренняя безопасность Республики Казахстан» можно определить как составная часть национальной безопасности страны. Это состояние защищенности конституционного строя и суверенитета государства, законных интересов общества и личности от угроз, обусловленных общественно опасными деяниями, внутренними вооруженными конфликтами, актами терроризма, иной противозаконной деятельностью в масштабах, угрожающих целостности и безопасности Республики Казахстан, а также чрезвычайными ситуациями. Проблемным вопросом является также применение государством военной силы в условиях мирного времени при возникновении внутренних социальных (вооруженных) конфликтов. Обеспечение внутренней безопасности Республики Казахстан в современных условиях мирного времени по своей значимости, масштабности, объему применения сил и средств является главенствующим в системе Обеспечения национальной безопасности от основных внутренних угроз. Государство допускает возможность применения военной силы внутри Страны в строгом соответствии с Конституцией и законами Республики Казахстан в случаях возникновения угрозы жизни граждан, территориальной целостности страны, а также угрозы насильственного изменения Конституционного строя. Силы и средства Вооруженных Сил Республики Казахстан, других войск и воинских формирований могут привлекаться для оказания помощи государственным органам и населению при ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий.

Проведя изучение полномочий органов государственной власти в сфере обеспечения внутренней безопасности государства можно увидеть немало пробелов. Практически все основные задачи по обеспечению Внутренней безопасности законодательно распределены между МВД, КНБ, МЧС, Минюстом Республики Казахстан, судами, прокуратурой и другими органами государственной власти. В настоящее время остаются не конкретизированными и не распределенными только задачи по пресечению Внутренних вооруженных конфликтов.

В соответствие с Законом Республики Казахстан от 23 июня 1992 года «О Внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.06.2008 г.) [5] на Внутренние войска возлагаются следующие обязанности:

-обеспечение охраны объектов государственной важности, предусмотренных перечнем Правительства Республики Казахстан, специальных грузов при перевозках и исправительных учреждений, за исключением предназначенных для отбывания наказания осужденных женщин, несовершеннолетних, тюрем и следственных изоляторов;

- участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на охраняемых объектах;

- конвоирование осужденных из исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы, охраняемых войсками, на обменные пункты и обратно, а также на производственные объекты и обратно, охрана этих объектов во время работы на них осужденных;

- конвоирование осужденных и лиц, заключенных под стражу, из следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы и обратно на судебные заседания Верховного суда Республики Казахстан, областных и приравненных к ним судов, а также военных судов по их заявкам, если для этих целей в пунктах несения боевой службы имеются подразделения войск, специально предназначенных для конвоирования;

- охрана складов воинских частей Внутренних войск и военных складов (баз) Министерства внутренних дел Республики Казахстан;

- участие в охране общественного порядка путем несения патрульно-постовой службы;

- участие в обеспечении общественного порядка при проведении массовых общественно политических, спортивных и иных мероприятий;

- обеспечение охраны общественного порядка при ликвидации последствий стихийных бедствий, крупных аварий и катастроф, поддержания правового режима чрезвычайного положения;

56 азУ хабаршысы. За сериясы. №3 (59). - участие совместно с органами внутренних дел в пресечении массовых и групповых нарушений общественного порядка, массовых беспорядков в исправительных учреждениях, в розыске лиц, совершивших побег из-под охраны воинских караулов, и оказание помощи органам внутренних дел в розыске лиц, скрывшихся от органов уголовного преследования или суда либо совершивших тяжкие преступления;

- перевозка личного состава, материальных средств, вооружения, техники и других грузов между частями Внутренних войск и в районы выполнения задач;

- локализация и блокирование района конфликта;

- проведение мероприятий по разоружению и ликвидации незаконных вооруженных формирований, изъятию оружия у населения в районе конфликта, усилению охраны общественного порядка и безопасности в районах, примыкающих к району конфликта.

Анализируя задачи, возложенные на Внутренние войска законом Республики Казахстан «О Внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Казахстан» [5] и рассматривая войска как силовую составляющую МВД Республики Казахстан, можно говорить о возможностях расширения их спектра в направлении деятельности по локализации (пресечению) данных вооруженных конфликтов и обеспечению внутренней безопасности страны. На мой взгляд, роль Внутренних войск в системе обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан от внутренних угроз определяется так:- Внутренние войска МВД Республики Казахстан, являясь основной силовой составляющей МВД Республики Казахстан, выполняют головную роль в части пресечения, локализации и нейтрализации внутренних вооруженных конфликтов, решают эти и иные, законодательно возложенные на них задачи с применением средств вооруженной борьбы в мирное время, являются основным компонентом военной организации государства по обеспечению внутренней безопасности Республики Казахстан;

- войска выполняют задачи по обеспечению внутренней безопасности, как правило, во взаимодействии с органами внутренних дел Республики Казахстан и органами национальной безопасности Республики Казахстан.

Кроме того, они привлекаются к обороне страны с применением обычных средств вооруженной борьбы в военное время с задачами, определенными действующим законодательством.

Выполняя важнейшие задачи по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности в наших городах и населенных пунктах, осуществляя охрану и оборону важных государственных объектов, находясь в готовности к пресечению вооруженного конфликта в любом регионе страны, Внутренние войска МВД Республики Казахстан являются гарантом безопасности и целостности государства.

1. Указ Президента Республики Казахстан от 7 марта 2007 года № 295 «О Стратегии национальной безопасности Республики Казахстан на 2007-2012 годы».

2. Указ Президента Республики Казахстан от 21 марта 2007 года № 299 «Об утверждении Военной доктрины Республики Казахстан».

3. Указ Президента Республики Казахстан от 10 февраля 2000 года № 334 «Об утверждении Военной доктрины Республики Казахстан», утратила силу.

4. Закон Республики Казахстан от 13 июля 1999 года № 416-1 «О борьбе с терроризмом» (с изменениями, внесенными Законами Республики Казахстан от 19.02.02 г. № 295-II;

от 20.12.04 г. № 13-III).

5. Закон Республики Казахстан от 23 июня 1992 года № 1407-II «О Внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.06.2008 г.).

*** Аталан маалада азастан Республикасы Ішкі істер министрлігі Ішкі скерлерді лтты ауіпсіздікті амтамасыз ету жйесіндегі орны мен рлі арастырылады.

*** In the article the role and the place of Interior Army in the system of ensuring of the national security of the Republic of Kazakhstan is considered.

В.Н. Жамулдинов ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА КАК ОСНОВНОЕ СРЕДСТВО ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ Одной из функций органов юстиции Республики Казахстан в сфере уголовно исполнительной системы является организация осуществления исправительного воздействия на осужденных на основе психолого-педагогических методов. Как считает главный психолог-специалист КУИС МЮ РК Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 3 (59). Л. Игнатенко «создание эффективной системы воспитательного воздействия на осужденных включает в себя обеспечения психолого-педагогического воздействия на осужденных, показателем которого является эффективная деятельность психологической службы уголовно-исполнительной системы» [1].

Следует отметить, что в современный период развития уголовно-исполнительной системы настала пора с новых современных позиций взглянуть на проводимую в исправительных учреждениях воспитательную работу с осужденными, определить место, которое она занимает в системе средств исправления осужденных, обозначить некоторые ее проблемы.

Действующее уголовно-исполнительное законодательство Республики Казахстан лишь в общих чертах регламентирует основные направления, формы и методы воспитательной работы с осужденными к лишению свободы (ст. 105–115 УИК РК) [2]. Видимо, это сделано главным образом потому, что процесс воспитания носит творческий, педагогический характер, и не должен жестко регламентироваться правовыми нормами. Также законодатель это сделал с целью предоставления участникам уголовно-исполнительных правоотношений (администрации ИУ и осужденным) в данной сфере максимально возможной свободы поведения, выбора форм и методов этой работы.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.