авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 66 |

«ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ К КАНДИДАТСКОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО ФИЛОСОФИИ АСПИРАНТОВ РАП (ВСЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ) Мишин А.В. 1. Генезис философии, ее специфические характеристики как ...»

-- [ Страница 3 ] --

классический, неклассический, постнеклассический (современный). На каждом из этих этапов разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формулируется определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т.п. Критерием (основанием) данной периодизации является соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания:

Каждая из названных стадий имеет свою парадигму (совокупность теоретико-методологических и иных установок), свою картину мира, свои фундаментальные идеи.

Эмпиризм.

1) Источник знания – только опыт.

2) Проводится ориентация на детальный анализ чувственного познания, сенсуализм.

3) Принижение или игнорирование рационального познания.

4) Отказ от мышления, особенно на высоком уровне.

5) Абсолютизация возможностей индукции (индуктивизм) 6) существует в 2х главных разновидностях: материалистической и идеалистической.

Представителями матер. Эмпиризма были ученые Нового времени: Бэкон, Гоббс, Локк.

Рационализм.

1) Рождается из критики фидеизма (проблема веры и разума), вера довлеет над разумом.

2) Абсолютизация возможностей разума и противопоставление его возможностей опытному знанию.

3) Фактическое утверждение, что могут существовать идеи полностью независимые от опыта. Новое время: с 17 века до первой четверти 19в, его начал Френсис Бэкон. Платон утверждал, что всякое знание рождается из идей.

4) Абсолютизация возможностей дедукции (дедуктевизм).

5) Поиск иных, неопытных методов познания, которые могли бы обеспечивать всеобщие, необходимые и строгие истины, наподобие математических.

6) Рационализм: материалистический (Спиноза), идеалистический (Де Карт, Лейбниц).

Вопрос № 9.

Научное: предполагает объяснения фактов, осмысления их во всей системе понятий данной науки. Житейское констатирует поверхностно то или иное событие. Научное отвечает не только КАК, но и почему оно протекает т.

образом. Научное знание не терпит недоказательности-то или иное утверждения становится научным лишь тогда, когда оно обосновано. Сущность научного знания заключается в понимании действительности его прошлом, настоящем и будущем, в достоверном обобщении фактов, в том что за случайным оно находит необходимое, закономерное, за единичным – общее, и на этой основе осуществляется предвидение явлений. Процесс научного познания носит по своей сущности творческий хар-р. В научном знании реальность облекается в форму отвлеченных понятий и категорий, общих принципов и законов, которые превращаются в формулы, знаки, диаграммы, схемы, кривые и т.п.

Научное знание — это сложная система с весьма разветвленной иерархией структурных уровней.

Для решения нашей задачи вычленим три уровня в структуре научного знания:

локальное знание, которое в любой научной области соотносится с теорией;

знания, составляющие целую научную область;

знания, представляющие всю науку.

Вопрос № 10 и 11.

Рассмотрим вопросы, связанные со структурой локальной области знания.

Очевидно, что здесь можно выделить по крайней мере два уровня:

уровень эмпирических знаний и уровень теоретических знаний.

На конкретном примере — механике — выясним, что представляют собой уровни эмпирического и теоретического знания.

Эмпирия здесь связана с наблюдениями и экспериментами над механическими перемещёниями твердых тел или жидкостей. Совокупность эмпирических данных дают нам также астрономические наблюдения за перемещениями небесных тел — и это очень важные знания, на которые опирается механика. В свое время Пуанкаре говорил, что самое большое благо, которое принесла астрономия человечеству, заключается в том, что, глядя на небо, люди поняли, что все в мире подчиняется законам и что перемещение небесных тел — это самое очевидное проявление закономерности окружающей нас действительности.

Для знаний, полученных на эмпирическом уровне, характерно то, что они являются результатом непосредственного контакта с живой реальностью в наблюдении или эксперименте. На этом уровне мы получаем знания об определенных событиях, выявляем свойства интересующих нас объектов или процессов, фиксируем отношения и, наконец, устанавливаем эмпирические закономерности.

Над эмпирическим уровнем науки всегда надстраивается теоретический уровень.

Теория, представляющая этот уровень, строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности (главная задача теории заключается в том, чтобы описать, систематизировать и объяснить все множество данных эмпирического уровня).

Однако теория строится таким образом, что она описывает непосредственно не окружающую действительность, а идеальные объекты.

Механика, например, описывает не реальные процессы, с которыми человек непосредственно имеет дело в действительности, а относящиеся к идеальным объектам, например материальным точкам.

Идеальные объекты в отличие от реальных характеризуются не бесконечным, а вполне определенным числом свойств. Материальные точки, с которыми имеет дело механика, обладают очень небольшим числом свойств, а именно массой и возможностью находиться в пространстве и времени.

Таким образом, идеальный объект строится так, что он полностью интеллектуально контролируется.

В теории задаются не только идеальные объекты, но и взаимоотношения между ними, которые описываются законами. Кроме того, из первичных идеальных объектов можно конструировать производные объекты.

В итоге теория, которая описывает свойства идеальных объектов, взаимоотношения между ними, а также свойства конструкций, образованных из первичных идеальных объектов, способна описать все то многообразие данных, с которыми ученый сталкивается на эмпирическом уровне.

Происходит это следующим образом: из исходных идеальных объектов строится некоторая теоретическая модель данного конкретного явления и предполагается, что эта модель в существенных своих сторонах, в определенных отношениях соответствует тому, что есть в действительности.

Уточним теперь наши представления о теоретическом уровне знания. Важно иметь в виду, что этот уровень знания обычно расчленяется на две существенные части, представляемые фундаментальными теориями и теориями, которые описывают конкретную (достаточно большую) область реальности, базируясь на фундаментальных теориях.

Так, механика описывает материальные точки и взаимоотношения между ними, а на основе ее принципов далее строят различные конкретные теории, описывающие те или иные области реальности.

Для описания поведения, например, небесных тел строится небесная механика. При этом Солнце представляет собой центральное тело, обладающее большой массой, а планеты — тела движущиеся вокруг этого центрального тела по законам механики и по закону всемирного тяготения.

Эта конкретная модель строится из материальных точек и рассчитывается исходя из принципов механики. Таким же образом — на базе механики — строятся и другие конкретные теории: твердого тела, жидкости и т.д. Часто при построении таких теорий удается обойтись только принципами механики, однако при построении, например, теории тепловых явлений в конце концов выясняется, что принципов и законов механики недостаточно, что нужны еще вероятности, представления.

Важно еще раз отметить, что в теории мы всегда имеем дело с идеальным объектом: в фундаментальных теориях — с наиболее абстрактным идеальным объектом, а в теориях второго поколения — определенными производными от этих идеальных объектов, на основе которых конструируются модели конкретных явлений действительности.

Роль теории в науке определяется тем, что в ней мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, в то время как на эмпирическом уровне с реальным объектом, обладающим бесконечным количеством свойств и интеллектуально не контролируемым..

Поскольку в теории мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, то мы можем описать теоретический объект как угодно детально и получить в принципе сколь угодно далекие следствия из теоретических представлений. Коль скоро наши исходные абстракции верны, мы можем быть уверены, что и следствия из них будут верны. Сила теории состоит в том, что она может развиваться как бы сама по себе, без прямого контакта с действительностью. Естественно, что исходные принципы должны соотноситься с действительностью.

Итак, в структуре научного знания выделяются два существенно различных, но взаимосвязанных уровня: эмпирический и теоретический Но чтобы адекватно описать локальную область знания, этих двух уровней оказывается недостаточно. Необходимо выделить часто не фиксируемый, но очень существенный уровень структуры научного знания — уровень философских предпосылок, содержащий общие представления о действительности и процессе познания, выраженные в системе философских понятии.

Научными методами эмпирического исследования являются наблюдение–целенаправленное восприятие явлений действительности (связанное с их описанием и измерением), сравнение и эксперимент, где происходит активное вмешательство в протекание изучаемых процессов.

Среди научных методов теоретического исследования чаще всего выделяют формализацию, аксиоматический и гипотетнко-дедуктнвнЫй методы.'' 1. Формализация–отображение содержательного знания в знаковом формализме (формализованном языке). Последний создается для точного выражения мыслей с целью исключения возможности для неоднозначного понимания. При формализации рассуждения об объектах переносятся в плоскость оперирования со знаками (формулами). Отношения знаков заменяют собой высказывания о свойствах и отношениях предметов. Формализация играет существенную роль в уточнении научных понятий. Она может проводиться с разной степенью полноты, но, как показал Гедель, в теории всегда останется неформализуемый остаток, т. е. ни одна теория не может быть полностью формализована. Формальный метод–даже при последовательном его проведении–не охватывает всех проблем логики научного познания (на что уповали логические позитивисты). 2.

Аксиоматический метод–способ построения научной теории, при котором в ее основу кладутся некоторые 1гсходые положения–аксиомы (постулаты), из которых все остальные утверждения этой теории выводятся из них чисто логическим путем, посредством доказательства. Для вывода теорем 'из аксиом (н вообще одних формул из других) формулируются специальные правила вывода.

3. Гипотетико-дедуктивный метод–способ теоретического.исследования, сущность которого заключается в создании системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых в конечном счете выводятся утверждения об эмпирических фактах. Тем самым этот метод основан на выведении (дедукции) заключений из гипотез и других посылок, истинностное значение которых неизвестно. А это значит, что заключение, полученное на основе данного метода, неизбежно будет иметь лишь вероятностный характер. Обычно гипотетико-дедуктивный метод связан с системой гипотез разного уровня общности и разной близости к эмпирическому базису. Данный метод ориентирован на описание прежде всего формальной структуры “готового знания” и его форм в отвлечении от их генезиса и развития. Разновидностью гипотетико-дедуктивного метода является метод математической гипотезы..

В научном исследовании широко используются так на-зываемые общелогическае методы и приемы исследования. Среди них можно выделить следующие:

1. Анализ–реальное или мысленное разделение объекта на составные часта, и синтез–их объединение в единое целое.

2. Абстрагирование–процесс отвлечения от ряда свойств и отношений изучаемого явления с одновременным выделением интересующих исследователя свойств.

3. Идеализация–мыслительная процедура, связанная с образованием абстрактных (идеализированных) объектов, принципиально не осуществимых в действительности (“точка”, ^идеальный газ”, “абсолютно черное тело” и т.

п.). Данные объекты не есть “чистые фикции”, а весьма сложное н очень опосредованное выражение реальных процессов. Они представляют собой некоторые предельные случаи последних, служат средством их анализа и построения теоретических представлений о них. Идеализация тесно связана с абстрагированием и мысленным экспериментом.

4. Индукция–движение мысли от единичного (опыта, фактов) к общему (их обобщением в выводах) и дедукция–восхождение процесса познания от общего к единичному.

5..Аналогия (соответствующее, сходство) ~ установление сходства в некоторых сторонах, свойствах и отношениях между нетождественными объектами. 'На основании выявленного сходства делается соответствующий вывод–умозаключение по аналогии. Его общая схема: объект В обладает признаками а, в, с, д;

объект С Обладает признаками в, с, д;

следовательно, объект С, возможно, обладает признаком а. Тем самым аналогия дает не достоверное, а вероятное знание.

6. Моделирование–метод исследования определенных объектов путем воспроизведения их характеристик на другом объекте–модели, которая представляет собой аналог того или иного фрагмента действительности (вещного или мыслительного)–оригинала модели. Между моделью и объектом, интересующим исследователя, должно существовать известное подобие (сходство)–в физических характеристиках, структуре, функциях и др. Формы моделирования весьма разнообразны. Например, предметное (физическое) и знаковое. Важной формой последнего является математическое (компьютерное) моделирование.

7. Системный подход–совокупность общенаучных методологических принципов (требований), в основе которых лежит рассмотрение объектов как систем. К числу этих требований относятся:

1) выявление зависимости каждого элемента от его места и функций в системе с учетом того, что свойства целого несводимы к сумме свойств его элементов;

2) анализ того, насколько поведение системы обусловлено как особенностями ее отдельных элементов, так и свойствами ее структуры;

3) исследование механизма взаимодействия системы и среды;

4) изучение характера иерархичности, присущего данной системе;

5) обеспечение всестороннего многоаспектного описания системы;

6) рассмотрение системы как динамичной, развивающейся целостности.

Вопрос № 12.

Наука - это исторически сложившаяся форма человеческой деятельность, направленная на познание и преобразование объективной действительности, такое духовное производство, которое имеет своим результатом целенаправленно отобранные и систематизированные факты, логически выверенные гипотезы, обобщающие теории, фундаментальные частные законы, а также методы исследования. Н. представляет единство 3 составляющих 1 совокупность определенного рода знаний;

2-определенный способ получения знаний;

3-социальный институт. Порядок в котором перечислены эти группы функций, в сущности отражает исторический процесс формирования и расширения социальных функций науки, т.е. возникновения и упрочнения все новых каналов ее взаимодействия с обществом. Сейчас она получает новый мощный импульс для своего развития, поскольку применение ее для практики становится одним из мощнейших моментов ее развития. Возрастающая роль Н. в общественной жизни породила ее особый статус в современной культуре и новые черты ее взаимодействия с различными слоями общественного сознания. Поэтому остро ставится проблема особенностей Н. познания и его соотношения с другими формами познавательной деятельности (искусством, обыд. знанием...). Эта проблема будучи философской по своему характеру, в тоже время имеет большую практическую ценность. Осмысление специфики Н. является необходимой предпосылкой внедрения Н. методов в управление культурными процессами.

парадигма - теория. Существует множество теорий существования вселенной.

Сейчас наиболее распространена теория существования расширяющейся вселенной. Эта точка зрения преобладает в связи с материалистическим взглядом на мир.

Как и всякая деятельность, научное познание регулируется определенными идеалами и нормами, которые выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопросы: для чего нужны те или иные познавательные действия, какой тип продукта (знание) должен быть получен в результате их осуществления и каким способом получить этот продукт. Основные формы, в которых реализуются и функционируют идеалы и нормы научного исследования, это идеалы и нормы 1- доказательности и обоснования знания, 2- объяснения и описания, 3- построения и организация знания. Содержание идеалов и норм имеет несколько взаимосвязанных уровней: 1 уровень представлен нормативными структурами, общими для всякого научного познания. Это инвариант(неизменный), который отличает науку от других форм познания. На каждом этапе исторического развития этот уровень конкретизируется посредством исторически преходящих установок, свойственных науке соответствующей эпохи. Система таких установок (представлений о нормах объяснения, описания, доказательности, организации знаний и т.д.) выражает стиль мышления этой эпохи и образует 2 уровень в содержании идеалов и норм исследования. Например, идеалы и нормы описания, принятые в науке средневековья, радикально отличны от тех, которые характеризовали науку нового времени. В 3-ем уровне установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области каждой науки (физики, биологии, химии и т.п.).

Вопрос № 13.

Методология научного познания Методология –наука о методах получения знания и способов принятия этих методов в процессе познания. Всякая теория (как отображение фрагментов действительности выражающие закономерные и причинные связи, знания которые позволяют понимать и объяснять явления и процессы) может выступать методологией познания.

Но только философия разрабатывает все вопросы сущности и структуры научного и вненаучного исследования, определяет основные принципы описания и объяснения деятельности, выявляет способы построения теорий и установление взаимодействий между ними. Собственно разработка логики научного познания выявления формы и методов получения, оформления и проверки знания- делает соц.филосовскую методологию по этим своим возможностям прилагаемой к изучению самых разнообразных соц.объектах во всех научно- гомунитарных науках.

Формы и методы познания.

П – высшая форма отражения объективной действительности. В П существуют разные уровни: чувств. П, мышление, эмпирическое и теоретическое П. Наряду с этим выделяют различные формы П: П, направленное на получение знания, неотделимого от индивидуального субъекта (восприятие, представление), и П, направленное на получение объективированного знания, существующего вне отдельного индивида (напр., в виде научных текстов или в форме созданных человеком вещей, несущих в себе социально – культурный смысл). Метод – это система принципов преобразующей практической или познавательной, теоретической деятельности.

Метод конкретизируется в методики. Методика – это конкретные приемы, средство получения и обработки фактического материала.

В процессе научного познания используется разнообразные методы.

Отличительно особенность философских методов – универсальность.

Эти методы действуют всюду, указывая общий путь к истине:

Сравнение и сравнительно – исторический метод. Еще древние мыслители утверждали: сравнение – мать познания. Все познается в сравнении. Сравнение – установление различие и сходство предметов.

Анализ и синтез. Анализ – это мысленное разложение предмета на составляющие его части. Синтез – объединение разложенных анализом элементов.

Абстрагирование, идеализация, обобщение и ограничение. Абстраг.- мысленное выделение какого либо предмета, либо его свойство в отвлечении от его связи с другими предметами, от других его свойств. Идеализация – наоборот.

Обобщение – мысленный переход от единичного к общему. Ограничение – наоборот.

Аналогия – это вероятное заключение о сходстве предметов в каком либо признаки на основание их сходство других признаках.

Моделирование – изучение предмета, при котором он замещается каким либо аналогом.

Индукция – выведение общего положения из ряда частных утверждений. Редукция наоборот.

Уровни и формы познания. I. Чувственный (сенсорный) ур-нь связан с 1-й сигн. сист. и включает: 1) Ощущения 2) Восприятия 3) Представления 4) Воображение (фантазия) II. Рациональный (понятийный) уровень связан со 2-й сигн. сист. и включает: 1) Понятия 2) Высказывания 3) Суждения 4) Умозаключения Виды познания: 1. Научное — основано на опыте и практич. проверке, рационально объясняет явления, стремится к объективной истине и осознает свои методы. 2. Обыденное — неспециализированное, поверхностное, но в основном рациональное;

3.

Мистическое (в т. ч. оккультизм) — иррациональное, трудно проверяемое, претендует на прямую связь с абсолютом. Уровни познания: а) Эмпирическое = познание в чувственном контакте с предметом при вспомогат. роли мышления;

б) Теоретическое = познание путем размышления, при вспомогат. роли чувств.

опыта.

Вопрос № 14. (см в 13) Всеобщих методов в истории познания известно два: диалектический и метафизический. Это общефилософские методы. Метафизический метод с середины XIX века начал все больше и больше вытесняться из естествознания диалектическим методом.

Диалектика (греч. dialektika – веду беседу, спор) – учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания, при котором различные явления рассматриваются в многообразии их связей, взаимодействии противоположных сил, тенденций, в процессе изменения, развития. По своей внутренней структуре диалектика как метод состоит из ряда принципов, назначение которых – вести познание к развертыванию противоречий развития.

Суть диалектики – именно в наличии противоречий развития, в движении к этим противоречиям. Рассмотрим вкратце основные диалектические принципы.

Вторую группу методов познания составляют общенаучные методы, которые используются в самых различных областях науки, т. е. имеют весьма широкий, междисциплинарный спектр применения.

Общенаучные методы эмпирического познания 1. Научное наблюдение и описание.

2. Эксперимент.

3. Измерение и сравнение.

Общенаучные методы теоретического познания.

1. Абстрагирование. Восхождение от абстрактного к конкретному.

2. Идеализация. Мысленный эксперимент.

3. Формализация.

4. Аксиоматический метод.

5. Метод гипотезы.

Общенаучные методы, применяемые на эмпирическом и теоретическом уровнях познания.

1.Анализ и синтез.

2.Индукция и дедукция.

3.Аналогия и моделирование.

Вопрос № 15. (см13 и 14) К третьей группе методов научного познания относятся методы, используемые только в рамках исследований какой-то конкретной науки или какого-то конкретного явления. Такие методы именуются часнонаучными. Каждая частная наука (биология, химия, геология и т. д.) имеет свои специфические методы исследования.

При этом частнонаучные методы, как правило, содержат в различных сочетаниях те или иные общенаучные методы познания. В частнонаучных методах могут присутствовать наблюдения, измерения, индуктивные или дедуктивные умозаключения и т. д. Характер их сочетания и использования находится в зависимости от условий исследования, природы изучаемых объектов. Таким образом, частнонаучные методы не оторваны от общенаучных. Они тесно связаны с ними, включают в себя специфическое применение общенаучных познавательных приемов для изучения конкретной области объективного мира. Вместе с тем частнонаучные методы связаны и со всеобщим, диалектическим методом, который как бы преломляется через них.

Еще одну группу методов научного познания составляют так называемые дисциплинарные методы, которые представляют собой системы приемов, применяемых в той или иной дисциплине, входящей в какую-нибудь отрасль науки или возникшей на стыке наук. Каждая фундаментальная наука представляет собой комплекс дисциплин, которые имеют свой специфический предмет и свои своеобразные методы исследования.

К последней, пятой группе относятся методы междисциплинарного исследования являющиеся совокупностью ряда синтетических, интегративных способов (возникших как результат сочетания элементов различных уровней методологии), нацеленных главным образом па стыки научных дисциплин.

Таким образом, в научном познании функционирует сложная, динамичная, целостная, субординированная система многообразных методов разных уровней, сфер действий, направленности и т. п., которые всегда реализуются с учетом конкретных условий.

Вопрос № 16. (см также в №17) Различаются рассматриваемые уровни познания и по объектам исследования. Проводя исследование на эмпирическом уровне, ученый имеет дело непосредственно с природными и социальными объектами. Теория же оперирует исключительно с идеализированными объектами (материальная точка, идеальный газ, абсолютно твердое тело и пр.). Все это обусловливает и существенную разницу в применяемых методах исследования. Для эмпирического уровня обычны такие методы, как наблюдение, описание, измерение, эксперимент и др. Теория же предпочитает пользоваться аксиоматическим методом, системным, структурно-функциональным анализом, математическим моделированием и т.д.

Существуют, конечно, и методы, применяемые на всех уровнях научного познания: абстрагирование, обобщение, аналогия, анализ и синтез и др. Но все же разница в методах, применяемых на теоретическом и эмпирическом уровнях, не случайна.

Более того, именно проблема метода была исходной в процессе осознания особенностей теоретического знания. В XVII в., в эпоху зарождения классического естествознания, Ф. Бэкон и Р. Декарт сформулировали две разнонаправленные методологические программы развития науки: эмпирическую (индукционистскую) и рационалистическую (дедукционистскую).

Под индукцией принято понимать такой способ рассуждения, при котором общий вывод делается на основе обобщения частных посылок. Проще говоря, это движение познания от частного к общему. Движение в противоположном направлении, от общего к частному, получило название дедукции.

Логика противостояния эмпиризма и рационализма в вопросе о ведущем методе получения нового знания в общем проста.

Эмпиризм. Действительное и хоть сколько-нибудь практичное знание о мире можно получить только из опыта, т.е. на основании наблюдений и экспериментов. А всякое наблюдение или эксперимент — единичны. Поэтому единственно возможный путь познания природы — движение от частных случаев ко все более широким обобщениям, т.е. индукция. Другой способ отыскания законов природы, когда сначала строят самые общие основания, а потом к ним приспосабливаются и посредством их проверяют частные выводы, есть, по Ф.

Бэкону, «матерь заблуждений и бедствие всех наук».

Рационализм. До сих пор самыми надежными и успешными были математические науки. А таковыми они стали истому, что применяют самые эффективные и достоверные методы дознания: интеллектуальную интуицию и дедукцию. Интуиция позволяет усмотреть в реальности такие простые и самоочевидные истины, что усомниться в них невозможно. Дедукция же обеспечивает выведение из этих простых истин более сложного знания. И если она проводится по строгим правилам, то всегда будет приводить только к истине, и никогда — к заблуждениям. Индуктивные же рассуждения, конечно, тоже бывают хороши, но они не могут приводить ко всеобщим суждениям, в которых выражаются законы.

Эти методологические программы ныне считаются устаревшими и неадекватными. Эмпиризм недостаточен потому, что индукция и в самом деле никогда не приведет к универсальным суждениям, поскольку в большинстве ситуаций принципиально невозможно охватить все бесконечное множество частных случаев, на основе которых делаются общие выводы. И ни одна крупная современная теория не построена путем прямого индуктивного обобщения.

Рационализм же оказался исчерпанным, поскольку современная наука занялась такими областями реальности (в микро- и мегамире), в которых требуемая «самоочевидность» простых истин исчезла окончательно. Да и роль опытных методов познания оказалась здесь недооцененной.

Длительное время в гносеологии противостояли друг другу две концепции:

эмпиризм и рационализм. Они расходились в признании источников истинного знания и оценке эффективности существующих форм познания. Чувственное и эмпирическое познание - не одно и то же. Чувственное знание - знание в виде ощущений и восприятий свойств вещей, непосредственно данных органам чувств.

Эмпирическое знание может быть отражением данного не непосредственно, а опосредованно (с использованием различных приборов). Эмпирическое познание - более высокий уровень познания, чем чувственное познание.

Эмпирики считали, что в основе познания лежит опыт и чувственные формы являются определяющими в полученной научной информации. По сравнению с логическими формами чувство обладает, по их мнению, достоинством достоверности, тогда как логическое мышление способно увести сознание в ложное русло.

К рационалистам в гносеологии относят тех ученых, которые ставят разум, логическое мышление выше чувств. Рационалисты считают, что органы чувств дают лишь поверхностное и иллюзорное знание и что подлинную научную истину можно установить лишь на основе строгого логического анализа.

В познании чувственное и рациональное тесно связаны друг с другом. Их единство заключается в том, что чувство учеловека всегда носит осмысленный характер, а логическое рассуждение опирается на данные опыта.

Основой единства чувственного и рационального является общественная практика. В ней человек формирует цель и программу действий, т.е.

поступает осмысленно, однако поскольку практика связывает человека с вещью через чувственный опыт, то он вынужден в каждом практическом акте соотносить логическую идею с чувственно наблюдаемой вещью.

Научное познание отличается от всех других видов познания использованием специально разработанных методов. В самом общем смысле метод означает способ деятельности, совокупность приемов, применяемых исследователем для получения определенного результата.

В научном познании различают два уровня: эмпирический и теоретический.

Эмпирическое не сводится к чувственному, т.к. включает логическое осмысление и интерпретацию эмпирических фактов, а теоретическое не ограничивается логическими формами познания, поскольку в теоретическом исследовании используются наглядные модели и вспомогательные чувственные образы.

При различении эмпирического и теоретического уровней познания обычно отмечают, что они отличаются глубиной проникновения в сущность явлений.

Теоретическое познание связывают с выражением в теоретических образах сущности объекта, а эмпирическое - с познанием внешних проявлений сущности объекта. Однако на эмпирическом уровне также познается сущность, т.к.

эмпирическое познание отнюдь не сводится к чувственной фиксации внешне проявляемых свойств, но предполагает активную творческую деятельность субъекта. Вместе с тем следует признать, что на теоретическом уровне действительно достигается более глубокое понимание сущности явлений. Можно сказать, что если на эмпирическом уровне постигается сущность первого порядка, то на теоретическом - сущность второго (более глубокого) порядка.

Наиболее существенное различие между эмпирическим и теоретическим заключается в том, что они оперируют разными предметами. Эмпирическое познание непосредственно связано с реально изучаемым объектом (события, физические процессы). В теоретическом исследовании оперируют идеализированными объектами (идеальная модель реального объекта).

Отсюда вытекает важное различие в методах эмпирического и теоретического познания. Эмпирические методы предполагают непосредственное взаимодействие объекта с субъектом. В теоретическом же познании используются методы, основанные на анализе теоретических абстракций и логическом выводе из них возможных следствий.

Наконец, эмпирический и теоретический уровни различаются организацией знания. Эмпирическое знание, как правило, фрагментарно. Оно дает информацию о проявляемых в опыте отдельных сторонах поведения объекта. Теоретическое знание имеет значительно более систематизированный характер, оно дает целостную картину сущности объекта.

Теория всегда содержит чувственно наглядные компоненты. На низших уровнях эмпирического познания доминирует чувственное, а на теоретическом уровне рациональное.

Вопрос № 17.

Понимание - универс. форма освоения действительности, постижение и реконструкция смыслового содержания явлений. В науке П. предполагает использование методологич. правил и предстает как интерпретация (истолкование). Понимание - познавательный процесс, образующий с процессом объяснения взаимодополняющую структуру. На всех этапах познавательной деятельности постоянно приходится сталкиваться с чем-то неизвестным, знание о чем у нас отсутствует. В этих случаях мы и говорим, что данное явление непонятно, что мы о нем ничего или почти ничего не знаем. Мы можем, например, не понимать те или иные древние тексты, потому что нам неизвестен данный язык. Понимание - это не единичный акт, а длительный и сложный процесс. Мы постоянно переходим от одного уровня понимания к другому. При этом осуществляются такие процедуры, как интерпретация - первоначальное приписывание информации смысла и значения;

реинтерпретация - уточнение и изменение смысла и значения;

конвергенция - объединение, слияние прежде разрозненных смыслов и значений;

дивергенция - разъединение прежде единого смысла на отдельные подсмыслы;

конверсия - качественное видоизменение смысла и значения, их радикальное преобразование и т.д. Понимание, следовательно, представляет собой реализацию многих процедур и операций, обеспечивающих многократное преобразование информации при переходе от незнания к знанию. Процесс понимания состоит не только в усвоении уже выработанных другими людьми или эпохами знаний, но и в конструировании на основе ряда сложных преобразований принципиально новых знаний, не существовавших ранее. В таких случаях понимание носит творческий характер и представляет собой переход от интуитивного мышления к рациональному познанию.

Научное познание как деятельность.

Деятельность, специфически человеч. форма активного отношения к окружающему миру, содержание к-рой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Всякая Д. включает в себя цель, средство, результат и сам процесс Д. Цели Н.П. - описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе научных законов, т.е. в широком смысле теоретич. отражение действительности. Средствами Н.П. является особая система специальных орудий (изм. инстр., приборы, установки) и система специальных методов исследований. Результат Н.П. - сумма полученных научных знаний, образующих в совокупности научную картину мира. Таким обр. научное познание есть деятельность по получению нового знания. Будучи неотъемлемой от практич. способа освоения мира, Н.П. как производство знания представляет собой спецефич. форму деятельности. Если в матер. произ-ве знания используются в качестве средств повышения производительности труда, то при Н.П. их получение в виде теоретического описания образует главную и непосредственную цель. В отличие от видов деятельности, рез. к-рых в принципе бывает известен заранее, Н.П. дает приращение нового знания.

Природа Н.П. имеет систему отличительных признаков науки: предметность и объективность научного знания (наука формирует специфические способы обоснования истинности знания: экспериментальный контроль за получаемым знанием, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана);

выход науки за рамки обыденного опыта и изучение ею объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей и практического освоения.

В науке, как и в любой области человеч. деятельн., взаимоотнош. между теми кто в ней занят, подчин. определенной системе этических норм. В нормах научной этики находят свое воплощение во-первых, общечеловеч. моральные требования и запреты (не укради, не лги). Во-вторых, этич. нормы науки служат для утверждения и защиты спецефич., характерных именно для науки ценностей. Первой среди них является бескорыстный поиск и отстаивание истины. Нормы научной этики требуют, чтобы результат каждого исследования был необязательно истинным, но непременно новым знанием и так или иначе логич., экспериментально и пр.обоснованным. По Мертону - нормы науки строятся вокруг 4-х основополагающих ценностей. 1-ая - универсализм убеждение в том, что изучаемые наукой природные явл. всюду протекают одинаково и что от возраста, пола, расы, авторитета, титулов и званий тех кто их формулирует. 2-ая общность, смысл которой в том, что научное знание должно свободно становиться общим достоянием. Тот, кто его впервые получил, не вправе монопольно владеть им. 3-я - бескорыстность, когда первичным стимулом деятельности ученого является поиск истины, свободный от соображений личной выгоды. Признание и вознаграждение должны рассматриваться как возможное следствие научных достижений, а не как цель, во имя которой проводятся исслед. 4-ая - организованный скептицизм: каждый ученый несет ответств. за оценку доброкач. того, что сделано его коллегами, и за то, чтобы сама оценка стала достоянием гласности. При этом нельзя слепо доверяться авторитету предшественников, сколь высоким он ни был. В научн. деят. равно необх. как уважение к тому, что сделали предшественники, так и критическое отношение к их результатам. Ученый должен не только настойчиво отстаивать свои научн. убежд., но и обладать мужеством отказаться от этих убеждений, коль скоро будет обнаружена их ошибочность.

Вопрос № 18.

Деятельность, специфически человеч. форма активного отношения к окружающему миру, содержание к-рой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Всякая Д. включает в себя цель, средство, результат и сам процесс Д. Цели Н.П. - описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе научных законов, т.е. в широком смысле теоретич. отражение действительности. Средствами Н.П. является особая система специальных орудий (изм. инстр., приборы, установки) и система специальных методов исследований. Результат Н.П. - сумма полученных научных знаний, образующих в совокупности научную картину мира. Таким обр. научное познание есть деятельность по получению нового знания. Будучи неотъемлемой от практич. способа освоения мира, Н.П. как производство знания представляет собой спецефич. форму деятельности. Если в матер. произ-ве знания используются в качестве средств повышения производительности труда, то при Н.П. их получение в виде теоретического описания образует главную и непосредственную цель. В отличие от видов деятельности, рез. к-рых в принципе бывает известен заранее, Н.П. дает приращение нового знания.

Природа Н.П. имеет систему отличительных признаков науки: предметность и объективность научного знания (наука формирует специфические способы обоснования истинности знания: экспериментальный контроль за получаемым знанием, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана);

выход науки за рамки обыденного опыта и изучение ею объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей и практического освоения.

Развитие научного знания, согласно Попперу, - это непрерывный процесс ниспровержения одних научных теорий и замены их другими, более удовлетворительными. В целом теорию этого процесса можно представить в виде следующей структуры: 1) выдвижение гипотезы, 2) оценка степени фальсифицируемости гипотезы, 3) выбор предпочтительной гипотезы, то есть такой, которая имеет большее число потенциальных фальсификаторов (предпочтительнее те гипотезы, которые рискованнее), 4) выведение эмпирически проверяемых следствий и проведение экспериментов, 5) отбор следствий, имеющих принципиально новый характер, 6) отбрасывание гипотезы в случае ее фальсификации, если же теория не фальсифицируется, она временно поддерживается, 7) принятие конвенционального или волевого решения о прекращении проверок и объявлении определенных фактов и теорий условно принятыми. Другими словами, наука, согласно Попперу, развивается благодаря выдвижению смелых предположений и их последующей беспощадной критике путем нахождения контрпримеров.

Вопрос № 19. (см в №21) Новации в науке: научные открытия, новые теории, новые гипотезы, исследовательские программы, новые области науки (в том числе новые направления), новые дисциплины, обновления средств и методов исследования, новые методологические идеи, новые стили мышления, развитие языка науки.

Рост и развитие науч. знания зависит от уровня развития производительных сил, материальной культуры и социальной структуры общества.

Паранаука – все те формы знаний, которые не явл. собственно наукой и тем не менее связаны с нею и каким-то образом влияют на ее развитие. Паранаука:

философия, астрология. Алхимия, мифология.

Вопрос № 20.

Наука отпочковалась от обыденного знания в глубокой древности. В течение длительного времени происходил процесс накопления единичных эмпирических фактов. И уже в древнем Египте, Месопотамии, Индии, стали появляться первые признаки становления научного знания - возникли древняя медицина, астрология (область до сих пор не признанная официальной наукой, но накопившая много эмпирических данных), математика. В древней Греции и Риме наукой занималось больше людей, возникали теории, пытавшиеся объяснить накопленные к тому времени факты. Однако древняя наука не опиралась на опыт и не имела достаточной методологии, что привело к некоторому разбросу мнений по тем или иным проблемам. Разве что в математике - науке, зачастую не нуждающейся в проверке опытом и методологический аппарат которой был основан на общепринятых законах формальной логики - прослеживались единство мнений и преемственность знаний.

В период раннего средневековья на развитие науки огромное влияние оказывала религия. Было ли это конструктивным влиянием? Можно сказать, что нет. В самом деле, за этот период не возниклопринципиально новых направлений, новых теорий (кроме, пожалуй, одной, объясняющей фундаментальные явления как результат “божьего промысла”);

не много наберется и известных имен. Имел место даже регресс - веками накопленные знания были запросто уничтожены в огне александрийской библиотеки. Новые же знания и факты накапливались крайне медленно - монастыри, где они были сосредоточены, специально этим не занимались.

В эпоху Возрождения и, особенно, в новое время ситуация в науке стала кардинально меняться к лучшему. Именно в новое время наука стала по настоящему развиваться.

Каким же образом происходит развитие науки (как отдельной дисциплины, так и науки в целом)?

Интерес к феномену науки, законам ее развития столь же стар, как и сама наука. С незапамятных времен науку исследовали и теоретически, и эмпирически.

К концу XX века философския теория развития науки считается в значительной степени сформированной. Концепции Т.Куна, К.Поппера и И.Лакатоса, Ст.Тулмина, П.Фейерабенда и М.Полани занимают достойное место в сокровищнице мировой философской мысли. Однако, в силу своей многогранности и актуальности вопросы философии науки продолжают приковывать к себе внимание философов и ученых различных специальностей.

НКМ (Степин) – целостная с-ма представ-й о мире, его струк-ных хар-ках и закон-тях, вырабатываемая в рез-те систематиз-ции и синтеза в фунд-ных достижениях науки. Это особ. ф-ма научно-теор-го зн-я, разв-ся в пр-се ист.

эвол-и науки. НКМ явл. важн. комп-ом науч. мировоз-ния, но не свод-ся к нему. В мировоз-и кроме зн-й присут-т убежд-я, ценности, идеалы и нормы д ти, эмоц. отн-я к об-ту изуч-я и т.д.

Стр-ра НКМ: 1) концептуальный ур-нь (фил. категории, пр-пы), кот. конкретиз ся в НКМ ч/з с-му общенауч-х пон-й и пр-в, ч/з фунд-е пон-я отд. наук (Н:

поле, об-во, энергия). 2) чувственно-образный комп-нт – нагляд-е представ-я и образы, базир-ся на к-ре конкр. эпохи. Образы выступ-т в виде с-мы и благ. этому обесп-ся их поним-е НКМ шир. кругом ученых, незав. от их специализации.

Формы НКМ:

1) по степени общности НКМ выступ-т в след. ф-мах:

- общенаучная к.м., т.е. ф-ма систематиз-ции зн-й, выраб-х в естествозн-и и в соц-гум. зн-ях.

- ест-науч. к.м. (пр-да) и науч. карт. соц-ист. действ-ти (картина об-ва).

Кажд. из таких картин явл. отн-но самост-м аспектом общенауч. к.м.

- спец. к.м. отд. наук (дисциплинарная онтология). Н: физич. мир, биол.

мир). Кажд. из спец. к.м. м.б. предст-на как набор неких теор. конструктов, образ-х модель изучаемой области.

2) с точки зр. ист-ко-кул. принадлежности: НКМ в осн. выступ-т как ест-но науч. к.м., поэтому в св. послед-ти выглядит след. образом: механич. к.м., электродинамич. к.м., квантовореляц-я к.м., синергетич. к.м. Первые три основаны на ест-науч. к.м.

Функции спец. НКМ: 1) систематизация зн-й;

2) обесп-е связи с опытом и к рой соотв-ей эпохи;

3) f быть иссл-кой программой, кот. целенаправляет постановку эмпир-х и теор. з-ч, а ткж выбор ср-в их реш-я.

Операциональные оснавания НКМ:

Спец. к.м. служат матер-м, на базе кот. сначала склад-ся карт. пр-ды и об ва, затем общенауч. к.м. 1) Сначала осущ-ся переход, т.е. движ-е от дисцип го к междисц-ным ур-ням систематиз-ции науки. 2) такой переход осущ-ся не как простое суммирование спец. к.м., а как их слож. синтез, в пр-се кот.

лидирующую роль игр. карт. реал-ти основных на данный момент науч. дисц-н.

3) в понятийном каркасе этих дисц-н вычл-сяобщенауч. Пон-я, кот. и стан-ся ядром сначала ест-науч. и соц-ист. картин, а потом и общенауч-й к.м. 4) вокруг этого ядра организ-ся фунд-ные понятия спец. наук, включаемые в к.м.

второго ур-ня, а потом и в общенауч. картину. 5) получаемая в итоге к.м., особ. совр-я, не просто систематиз-т зн-я о пр-де и об-ве, но и f-рует как иссл-кая программа, кот. дает видение в/связей м/у предметами разл. наук и опр-т стратегию переноса стратегий и м-в из одной науки в др.

Фил-кие основания науки:

Перестройка спец. к.м. и их трансформация в общенауч. к.м. озн.

трансформацию и потому существенное изм-ние фунд-х пр-в науки замену этих пр-в новыми. Такая перестройка осущ-ся в период науч. революции и предполаг. акт-ную, целенаправл-ю роль онтологич. фил. идей.

Вопрос № 21.

Уже в далекой древности открытие нового в природе вещей переживалось отдельным индивидом как социальная ценность, превосходящая любые другие.

Быть может, первый уникальный прецедент связан с научным открытием, которое легенда приписывает одному из древнегреческих мудрецов Фалесу (VII века до н. э.), предсказавшему солнечное затмение. Тирану, пожелавшему вознаградить его за открытие, Фалес ответил: “Для меня было бы достаточной наградой, если бы ты не стал приписывать себе, когда станешь передавать, другим то, чему от меня научился, а сказал бы, что автором этого открытия являюсь скорее я, чем кто-либо другой”. В этой реакции сказалась превосходящая любые другие ценности и притязания социальная потребность в признании персонального авторства. Психологический смысл открытия (значимость для личности) оборачивался социальным (значимость для других, непременно сопряженная с оценкой общественных заслуг личности в отношении безличностного научного знания). Свой результат, достигнутый благодаря внутренней мотивации, а не “изготовленный” по заказу других, адресован этим другим, признание которыми успехов индивидуального ума воспринималось как высшая награда. Уже этот эпизод далекой древности иллюстрирует изначальную социальность личностного “параметра” науки как системы деятельности.

Но исторический опыт свидетельствует, что социальность науки выступает при обращении не только к вопросу о восприятии знания, но и к вопросу о его производстве. Если вновь обратиться к древним временам, то фактор коллективности производства знаний уже тогда получил концентрированное выражение в деятельности исследовательских групп, которые принято называть школами.

Многие проблемы открывались и разрабатывались именно в этих школах, ставших центрами не только обучения, но и творчества. Научное творчество и общение нераздельны. Менялся - от одной эпохи к другой - тип их интеграции.

Однако во всех случаях общение выступало неотъемлемой координатой.

Потребность в исследовании этого аспекта породила на 3ападе специальную методологию “дискурс - анализа”.

Говоря о социальной обусловленности жизни науки, следует различать несколько аспектов. Особенности общественного развития в конкретную эпоху преломляются сквозь призму деятельности научного сообщества (особого социума), имеющего свои нормы и эталоны. В нем конгитивное неотделимо от коммуникативного, познание от общения. Когда речь идет не только о сходном осмыслении терминов (без чего обмен идей невозможен), но и об их преобразовании (ибо именно оно совершается в научном исследовании как форме творчества), общение выполняет особую функцию. Оно становится креативным.

Если общение выступает в качестве непременного фактора познания, то такая информация не может интерпретироваться только как продукт усилий индивидуального ума. Она порождается пересечением мысли, идущей из многих источников.

Реальное движение научного познания выступает в форме порой весьма напряженных диалогов, простирающихся во времени и пространстве. Ведь исследователь задает вопросы не только природе, но также другим ее испытателям, ища в их ответах информацию (приемлемую или неприемлемую), без которой не может возникнуть его собственное решение. Это побуждает подчеркнуть важный момент. Не следует, как это обычно делается, ограничиваться указанием на то, что значение термина (или высказывания) само по себе “немо” и сообщает нечто существенное только в целостном контексте всей теории. Такой вывод лишь частично верен, ибо неявно предполагает, что теория представляет собой нечто относительно замкнутое.


Конечно, любой термин лишен исторической достоверности вне контекста конкретной теории, смена постулатов которой меняет и его значение.

Прослеживая социальный параметр науки как деятельности, мы видим многообразие его “сечений”. Эта деятельность вписана в конкретно исторический социокультурный контекст. Она подчинена нормам, вырабатываемым сообществом ученых. (В частности, вошедший в это сообщество призван производить новое знание и над ним неизменно тяготеет “запрет на повтор”.) Еще один уровень представляет причастность к школе или направлению, к кругу общения, входя в который индивид становится человеком науки.

Наука, как живая система, - это производство не только идей, но и творящих их людей. Внутри самой системы идет незримая непрерывная работа по построению умов, способных решать ее назревающие проблемы. Школа как единство исследования, общения и обучения творчеству, является одной из основных форм научно - социальных объединений, притом древнейшей формой, характерной для познания на всех уровнях его эволюции. В отличие от организаций типа научно - исследовательского учреждения школа в науке является неформальным, т. е. не имеющим юридического статуса объединением.

Ее организация не планируется заранее и не регулируется регламентом.

Вопрос № 22.

Оглядываясь на историю развития науки в целом или отдельного направления можно сказать, что развитие происходит неравномерно. Этапы спокойного развития науки или научного направления рано или поздно заканчиваются.

Теории, какое-то время считавшиеся верными фальсифицируются накопившимися фактами, не укладывающимися в эти теории. Появляются новые теории, на тот момент объясняющие практически все факты. В качестве примера здесь можно привести историю теории строения атома. По господствовавшей до середины XIX века теории считалось, что атомы являются неделимыми структурными элементами вещества. В 80-х годах того-же столетия русский физик Столетов открывает явление фотоэффекта - при облучении светом металлическая пластинка заряжалась положительно, то есть теряла электроны. Теория о неделимых атомах объяснить это явление не могла. Напрашивается вывод, что атомы делимы и состоят из электронов и положительно заряженной основы.

Возникают, соответственно, вопросы о том как устроен атом. Дж. Дж. Томпсон предлагает первую модель строения атома, где электроны равномерно распределены в положительно заряженной основе. Появление новых фактов (опыт Резерфорда) фальсифицировало модель Томпсона, появилась планетарная модель, которая была так-же, в свое время заменена моделью Бора. Процесс познания структуры атома продолжается до сих пор и будет продолжаться в будущем.

Между возникновением предыдущей и следующей теорий наблюдается, как правило период спокойного развития науки, продолжающийся до появления какого-то количества фактов, противоречащих предыдущей теории. Как правило, факты, появляющиеся в периоды спокойного развития либо подтверждают предыдущую теорию, либо не противоречат ей.

Таким образом в развитии науки хорошо заметны две фазы - фаза спокойного развития науки и фаза научной революции. Совершенно очевидно, что фазой, определяющей дальнейшее направление развития науки является научная революция.

Каков механизм развития научных революций? Откуда проистекают их причины - из “мира идей” или их корни надо искать в социальной среде? Ниже будут приведены основные точки зрения современных философов на механизм научных революций и на развитие науки вообще.

Эволюционная модель строится по аналогии с теорией Дарвина и объясняет развитие науки через взаимодействие процессов “инноваций” и “отбора”.

Тулмин выделяет следующие основные черты эволюции науки:

1) Интеллектуальное содержание дисциплины, с одной стороны, подвержено изменениям, а с другой - обнаруживает явную преемственность.

2) В интеллектуальной дисциплине постоянно появляются пробные идеи или методы, однако только немногие из них завоевывают прочное место в системе дисциплинарного знания. Таким образом, непрерывное возникновение интеллектуальных новаций уравновешивается процессом критического отбора.

3) Этот двухсторонний процесс производит заметные концептуальные изменения только при наличии некоторых дополнительных условий. Необходимо существование, во-первых, достаточного количества людей, способных поддерживать поток интеллектуальных нововведений;

во-вторых, “форумов конкуренции”, в которых пробные интеллектуальные нововведения могут существовать в течение длительного времени, чтобы обнаружить свои достоинства и недостатки.

4) “Интеллектуальная экология” любой исторической и культурной ситуации определяется набором взаимосвязанных понятий. “В любой проблемной ситуации дисциплинарный отбор “признает” те из “конкурирующих” нововведений, которые лучше всего отвечают “требованиям” местной “интеллектуальной среды”. Эти “требования” охватывают как те проблемы, которые каждый концептуальный вариант непосредственно предназначен решать, так и другие упрочившиеся понятия, с которыми он должен сосуществовать” [8].

Таким образом, вопрос о закономерностях развития науки сводится к двум группам вопросов: во-первых, какие факторы определяют появление теоретических новаций (аналог проблемы происхождения мутантных форм в биологии) и, во-вторых, какие факторы определяют признание и закрепление того или иного концептуального варианта (аналог проблемы биологического отбора).

Далее в своей книге Тулмин рассматривает эти вопросы. При этом необходимым конечным источником концептуальных изменений он считает “любопытство и способность к размышлению отдельных людей”, причем этот фактор действует при выполнении определенного ряда условий. А укрепиться в дисциплинарной традиции, возникающие концептуальные новации могут, пройдя фильтр “отбора”. Решающим условием в этом случае для выживания инновации становится ее вклад в установление соответствия между объяснениями данного феномена и принятым “объяснительным идеалом”.

Научное познание осуществляется в следующих формах: проблема, факт, теория, гипотеза. Всякое научное познание начинается с проблемы. Проблема объективно возникающий в ходе развития познания вопрос или комплекс вопросов, решение которых представляет существенный практический или теоретический интерес. Проблема в науке - это такая задача или вопрос, решение которых нельзя получить путем логического преобразования имеющегося научного знания. Решение научной проблемы и выход за пределы известного знания, поиск новых фактов, теоретических данных. Простая задача или вопрос предполагают использование готового алгоритма, схемы или рутинного способа получения решения. Проблема в своей основе содержит какое-то противоречие между теорией и практикой, старыми знаниями и новыми фактами и т.п.

Решение проблемы начинается с поиска и анализа фактов. Весь ход развития человеческого познания может быть представлен как переход от постановки одних проблем к их решению,а затем постановке новых. Проблема отличается от вопроса,который обладает кажущейся значимостью. В научном познании способы разрешения проблемы совпадают с общими методами и приемами исследования. В силу комплексного характера проблем большое значение приобретают системные методы. Развитие научного познания нередко приводит к проблемам приобретающим форму априорий и парадоксов,для разрешения которых требуется переход на иной философский уровень их рассмотрения. При этом на первый план выступает материалистическая диалектика в своей эмпирическо методологической функции.

Вопрос № 23.

Концепция социологической и психологической реконструкции и развития научного знания связана с именем и идеями Т.Куна, изложенными в его широко известной работе по истории науки “Структура научных революций” [5]. В этой работе исследуются социокультурные и психологические факторы в деятельности как отдельных ученых, так и исследовательских коллективов.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов - “нормальной науки” и “научных революций”.

Причем последние гораздо более редки в истории развития науки по сравнению с первыми. Социально-психологический характер концепции Куна определяется его пониманием научного сообщества, члены которого разделяют определенную парадигму, приверженность к которой обуславливается положением его в данной социальной организации науки, принципами, воспринятыми при его обучении и становлении как ученого, симпатиями, эстетическими мотивами и вкусами.

Именно эти факторы, по Куну, и становятся основой научного сообщества.

Центральное место в концепции Куна занимает понятие парадигмы, или совокупности наиболее общих идей и методологических установок в науке, признаваемых данным научным сообществом. Парадигма обладает двумя свойствами: 1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы;

2) она содержит переменные вопросы, т.е. открывает простор для исследователей. Парадигма - это начало всякой науки, она обеспечивает возможность целенаправленного отбора фактов и их интерпретации. Парадигма, по Куну, или “дисциплинарная матрица”, как он ее предложил называть в дальнейшем, включает в свой состав четыре типа наиболее важных компонентов:

1) “символические обобщения” - те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму, 2) “метафизические части парадигм” типа: “теплота представляет собой кинетическую энергию частей, составляющих тело”, 3) ценности, например, касающиеся предсказаний, количественные предсказания должны быть предпочтительнее качественных, 4) общепризнанные образцы.


Все эти компоненты парадигмы воспринимаются членами научного сообщества в процессе их обучения, роль которого в формировании научного сообщества подчеркивается Куном, и становятся основой их деятельности в периоды “нормальной науки”. В период “нормальной науки” ученые имеют дело с накоплением фактов, которые Кун делит на три типа: 1) клан фактов, которые особенно показательны для вскрытия сути вещей. Исследования в этом случае состоят в уточнении фактов и распознании их в более широком кругу ситуаций, 2) факты, которые хотя и не представляют большого интереса сами по себе, но могут непосредственно сопоставляться с предсказаниями парадигмальной теории, 3) эмпирическая работа, которая предпринимается для разработки парадигмальной теории.

Однако научная деятельность в целом этим не исчерпывается. Развитие “нормальной науки” в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы.

На одном из этапов развития “нормальной науки” непременно возникает несоответствие наблюдений и предсказаний парадигмы, возникают аномалии.

Когда таких аномалий накапливается достаточно много, прекращается нормальное течение науки и наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой научной теории - парадигмы.

Кун считает, что выбор теории на роль новой парадигмы не является логической проблемой: “Ни с помощью логики, ни с помощью теории вероятности невозможно переубедить тех, кто отказывается войти в круг. Логические посылки и ценности, общие для двух лагерей при спорах о парадигмах, недостаточно широки для этого. Как в политических революциях, так и в выборе парадигмы нет инстанции более высокой, чем согласие соответствующего сообщества” [5]. На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает “нормальное” функционирование науки. Смена основополагающих теорий выглядит для ученого как вступление в новый мир, в котором находятся совсем иные объекты, понятийные системы, обнаруживаются иные проблемы и задачи: “Парадигмы вообще не могут быть исправлены в рамках нормальной науки. Вместо этого... нормальная наука в конце концов приводит только к осознанию аномалий и к кризисам. А последние разрешаются не в результате размышления и интерпретации, а благодаря в какой-то степени неожиданному и неструктурному событию, подобно переключению гештальта. После этого события ученые часто говорят о “пелене, спавшей с глаз”, или об “озарении”, которое освещает ранее запутанную головоломку, тем самым приспосабливая ее компоненты к тому, чтобы увидеть их в новом ракурсе, впервые позволяющем достигнуть ее решения”. Таким образом, научная революция как смена парадигм не подлежит рационально логическому объяснению, потому что суть дела в профессиональном самочувствии научного сообщества: либо сообщество обладает средствами решения головоломки, либо нет - тогда сообщество их создает.

Мнение о том, что новая парадигма включает старую как частный случай, Кун считает ошибочным. Кун выдвигает тезис о несоизмеримости парадигм. При изменении парадигмы меняется весь мир ученого, так как не существует объективного языка научного наблюдения. Восприятие ученого всегда будет подвержено влиянию парадигмы.

По-видимому, наибольшая заслуга Т.Куна состоит в том, что он нашел новый подход к раскрытию природы науки и ее прогресса. В отличие от К.Поппера, который считает, что развитие науки можно объяснить исходя только из логических правил, Кун вносит в эту проблему “человеческий” фактор, привлекая к ее решению новые, социальные и психологические мотивы.

Книга Т.Куна породила множество дискуссий, как в советской, так и западной литературе. Одна из них подробно анализируется в статье [6], которая будет использована для дальнейшего обсуждения. По мнению авторов статьи, острой критике подверглись как выдвинутое Куном понятие “нормальной науки”, так и его интерпретация научных революций.

В критике понимания Куном “нормальной науки” выделяются три направления. Во-первых, это полное отрицание существования такого явления как “нормальная наука” в научной деятельности. Этой точки зрения придерживается Дж.Уоткинс. Он полагает, что наука не сдвинулась бы с места, если бы основной формой деятельности ученых была “нормальная наука”. По его мнению, такой скучной и негероической деятельности, как “нормальная наука”, не существует вообще, из “нормальной науки” Куна не может вырасти революции [6].

Второе направление в критике “нормальной науки” представлено Карлом Поппером. Он, в отличие от Уоткинса, не отрицает существования в науке периода “нормального исследования”, но полагает, что между “нормальной наукой” и научной революцией нет такой существенной разницы, на которую указывает Кун. По его мнению, “нормальная наука” Куна не только не является нормальной, но и представляет опасность для самого существования науки.

“Нормальный” ученый в представлении Куна вызывает у Поппера чувство жалости: его плохо обучали, он не привык к критическому мышлению, из него сделали догматика, он жертва доктринерства. Поппер полагает, что хотя ученый и работает обычно в рамках какой-то теории, при желании он может выйти из этих рамок. Правда при этом он окажется в других рамках, но они будут лучше и шире [6].

Третье направление критики нормальной науки Куна предполагает, что нормальное исследование существует, что оно не является основным для науки в целом, оно так же не представляет такого зла как считает Поппер. Вообще не следует приписывать нормальной науке слишком большого значения, ни положительного, ни отрицательного. Стивен Тулмин, например, полагает, что научные революции случаются в науке не так уж редко, и наука вообще не развивается лишь путем накопления знаний. Научные революции совсем не являются “драматическими” перерывами в “нормальном” непрерывном функционировании науки. Вместо этого она становится “единицей измерения” внутри самого процесса научного развития [6]. Для Тулмина революция менее революционна, а “нормальная наука” - менее кумулятивна, чем для Куна.

Не меньшее возражение вызвало понимание Куном научных революций.

Критика в этом направлении сводится прежде всего к обвинениям в иррационализме. Наиболее активным оппонентом Куна в этом направлении выступает последователь Карла Поппера И.Лакатос. Он утверждает, например, что Кун “исключает всякую возможность рациональной реконструкции знания”, что с точки зрения Куна существует психология открытия, но не логика, что Кун нарисовал “в высшей степени оригинальную картину иррациональной замены одного рационального авторитета другим”.

Как видно из изложенного обсуждения, критики Куна основное внимание уделили его пониманию “нормальной науки” и проблемы рационального, логического объяснения перехода от старых представлений к новым.

В результате обсуждения концепции Куна большинство его оппонентов сформировали свои модели научного развития и свое понимание научных революций. Концепции И.Лакатоса и Ст. Тулмина будут рассмотрены в следующих разделах данной работы.

Вопрос № 24.

Решительную попытку спасти логическую традицию при анализе исторических изменений в науке предпринял ученик Поппера Имре Лакатос.

Вслед за К.Поппером И.Лакатос полагает, что основой теории научной рациональности (или методологической концепции) должен стать принцип критицизма. Этот принцип является универсальным принципом всякой научной деятельности;

однако, при обращении к реальной истории науки становится ясно, что “рациональный критицизм” не должен сводиться к фанатическому требованию беспощадной фальсификации. Непредвзятое рассмотрение исторических перипетий научных идей и теорий сразу же сталкивается с тем фактом, что “догматический фальсификационизм” есть такая же утопия, как формалистические мечты о “евклидовой” рациональной науке. “Контрпримеры” и “аномалии” отнюдь не всегда побуждают ученых расправляться со своими теориями;

рациональное поведение исследователя заключает в себе целый ряд стратегий, общий смысл которых - идти вперед, не цепенея от отдельных неудач, если это движение обещает все новые эмпирические успехи и обещания сбываются. И.Лакатос очень остро ощутил существующий разрыв между “теоретической рациональностью”, как ее понимает “критический рационализм” и практической рациональностью развивающейся науки и признал необходимость реформирования “критического рационализма”. Результатом усилий по решению этой задачи стала выработанная И.Лакатосом методологическая концепция “утонченного фальсификационизма” или методология научно-исследовательских программ. Эта теория получила выражение в его работе “Фальсификация и методология научных исследовательских программ”, перевод фрагмента которой приведен в [7].

Согласно Лакатосу, в науке образуются не просто цепочки сменяющих одна другую теорий, о которых пишет Поппер, но научные исследовательские программы, т.е. совокупности теоретических построений определенной структуры. “У всех исследовательских программ есть “твердое ядро”.

Отрицательная эвристика запрещает использовать modus tollens, когда речь идет об утверждениях, включенных в “твердое ядро”. Вместо этого мы должны напрягать нашу изобретательность, чтобы прояснять, развивать уже имеющиеся или выдвигать новые “вспомогательные гипотезы”, которые образуют “защитный пояс” вокруг этого ядра, modus tollens своим острием направляется именно на эти гипотезы. Защитный пояс должен выдержать главный удар со стороны проверок;

защищая таким образом окостеневшее ядро, он должен приспосабливаться, переделываться или даже полностью заменяться, если этого требуют интересы обороны” [7]. К.Поппер рассматривает только борьбу между теориями, Лакатос же учитывает не только борьбу опровержимых и конкурирующих теорий, составляющих “защитный пояс”, но и борьбу между исследовательскими программами. Поэтому развитие науки Лакатос представляет не как чередование отдельных научных теорий, а как “историю рождения, жизни и гибели исследовательских программ”.

Однако и методология исследовательских программ Лакатоса не может объяснить, почему происходит смена программ. Лакатос признает, что объяснения логики и методологии здесь бессильны, но, в отличие от Куна, он верит, что логически можно “соизмерить” содержание программ, сравнивать их между собой и поэтому можно дать ученому вполне рациональный ориентир для того, чтобы выбрать - отказываться или нет от одной программы в пользу другой. По мнению Лакатоса смена и падение устоявшихся взглядов, то есть научные революции, должны объясняться не “психологией толпы”, как считает Кун. Для описания того, как соизмерить или сравнить две конкурирующие программы, Лакатос вводит представление о сдвиге проблем.

Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, то есть когда она с некоторым успехом может предсказывать новые факты (“прогрессивный сдвиг проблемы”). Программа регрессирует, если ее теоретический рост отстает от ее эмпирического роста, то есть когда она дает только запоздалые объяснения либо случайных открытий, либо фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей программой (“регрессивный сдвиг проблемы”). Если исследовательская программа прогрессивно объясняет больше, нежели конкурирующая, то она “вытесняет” ее и эта конкурирующая программа может быть устранена (или, если угодно “отложена”). Лакатос считает, что, безусловно, следует сохранять “жесткое ядро” научно-исследовательской программы, пока происходит “прогрессивный сдвиг” проблем. Но даже в случае “регрессивного сдвига” не следует торопиться с отказом от программы. Дело в том, что в принципе существует возможность найти внутренние источники развития для стагнирующей программы, благодаря которым она начнет неожиданно развиваться даже опережая ту программу, которая до недавних пор одерживала над нею верх. “Нет ничего такого, что можно было бы назвать решающими экспериментами, по крайней мере, если понимать под ними такие эксперименты, которые способны немедленно опрокидывать исследовательскую программу. Сгоряча ученый может утверждать, что его эксперимент разгромил программу... Но если ученый из “побежденного” лагеря несколько лет спустя предлагает научное объяснение якобы “решающего эксперимента” в рамках якобы разгромленной программы (или в соответствие с ней), почетный титул может быть снят и “решающий эксперимент” может превратиться из поражения программы в ее новую победу” [7].

Таким образом из рассмотрения вышеизложенной концепции “исследовательских программ” Лакатоса видно, что научные революции, как он их понимает, не играют слишком уж существенной роли еще и потому, что в науке почти никогда не бывает периодов безраздельного господства какой-либо одной “программы”, а сосуществуют и соперничают различные программы, теории и идеи. Одни их них на некоторое время становятся доминирующими, другие оттесняются на задний план, третьи - перерабатываются и реконструируются.

Поэтому если революции и происходят, то это не слишком уж “сотрясает основы” науки: многие ученые продолжают заниматься своим делом, даже не обратив особого внимания на совершившийся переворот. Великое и малое, эпохальный сдвиг или незначительное изменение - все эти оценки совершаются лишь ретроспективно при методологической, “метанаучной” рефлексии. По мнению Лакатоса, история науки является “пробным камнем” любой логико методологической концепции, ее решительным и бескомпромиссным судьей.

Вопрос № 25.

Оглядываясь на историю развития науки в целом или отдельного направления можно сказать, что развитие происходит неравномерно. Этапы спокойного развития науки или научного направления рано или поздно заканчиваются.

Теории, какое-то время считавшиеся верными фальсифицируются накопившимися фактами, не укладывающимися в эти теории. Появляются новые теории, на тот момент объясняющие практически все факты. В качестве примера здесь можно привести историю теории строения атома. По господствовавшей до середины XIX века теории считалось, что атомы являются неделимыми структурными элементами вещества. В 80-х годах того-же столетия русский физик Столетов открывает явление фотоэффекта - при облучении светом металлическая пластинка заряжалась положительно, то есть теряла электроны. Теория о неделимых атомах объяснить это явление не могла. Напрашивается вывод, что атомы делимы и состоят из электронов и положительно заряженной основы.

Возникают, соответственно, вопросы о том как устроен атом. Дж. Дж. Томпсон предлагает первую модель строения атома, где электроны равномерно распределены в положительно заряженной основе. Появление новых фактов (опыт Резерфорда) фальсифицировало модель Томпсона, появилась планетарная модель, которая была так-же, в свое время заменена моделью Бора. Процесс познания структуры атома продолжается до сих пор и будет продолжаться в будущем.

Между возникновением предыдущей и следующей теорий наблюдается, как правило период спокойного развития науки, продолжающийся до появления какого-то количества фактов, противоречащих предыдущей теории. Как правило, факты, появляющиеся в периоды спокойного развития либо подтверждают предыдущую теорию, либо не противоречат ей.

Таким образом в развитии науки хорошо заметны две фазы - фаза спокойного развития науки и фаза научной революции. Совершенно очевидно, что фазой, определяющей дальнейшее направление развития науки является научная революция.

Каков механизм развития научных революций? Откуда проистекают их причины - из “мира идей” или их корни надо искать в социальной среде? Ниже будут приведены основные точки зрения современных философов на механизм научных революций и на развитие науки вообще.

Далее дается типология “фазовых переходов”, наблюдающихся в науке [4]:

1. Переход от дотеоретической стадии науки к первичной теории. Пример: от вавилонской астрономии к геоцентрической астрономии Птолемея. Переход этого типа связан с эволюционным скачком в развитии научного метода: от чисто энумеративной индукции и экстраполяции к эвристической индукции и созданию теорий. Собранный фактический материал не пропадает при таком фазовом переходе.

2. Переход от одной теории к другой (альтернативной) теории (так называемая научная революция = “смена парадигмы”. Пример: от аристотелевской физики к механике Галилея. По сравнению с первым типом фазового перехода смена научной парадигмы - событие куда менее значительное, так как происходит оно на том же уровне развития научной методологии. Структура теорий остается та же самая, хотя меняется содержание. Ускоренная теоретическая динамика нашего времени превратила подобную перестройку научных теорий в обыденную работу.

3. Переход от двух отдельно возникших и параллельно развивавшихся частных теорий к одной универсальной теории (интеграция теорий). Пример: от земной механики Галилея и небесной механики Кеплера к универсальной механике Ньютона. Этот тип фазовых переходов по-прежнему остается редким и чрезвычайно значительным событием.

4. Переход от наглядной, основанной на чувственном опыте теории к абстрактной ненаглядной теории с тотальной сменой основных понятий.

Пример: от классической механики Ньютона к теории относительности Эйнштейна. Переход этого типа является наиболее значимым и представляет собой новый эволюционный шаг в методике наук. Ибо он ведет от индуктивно конструктивного построения теорий к их саморазвитию. Отныне наблюдение перестает быть единственным критерием истинности нашего познания;

теперь лишь в рамках теории можно решить, истинно ли само наблюдение.

Отвечая на вопросы, как следует тогда понимать структуру истории науки: как революцию или эволюцию, Эзер утверждает, что “В результате непрерывного процесса не возникает ничего нового. Новое появляется лишь вследствие прерывности”, т.е. революции. “Однако, это не означает, что у прерывности нет своей предыстории, причем каждая содержит свои маленькие прерывности”.

В то же время, “...это не означает, что в истории науки совсем нет внезапных и неожиданных фазовых переходов. Согласно попперовскому понятию интегративного роста теорий такой переход имеет место всякий раз, когда две самостоятельно развивавшиеся теории интегрируются в одну новую.” [4].

Вопрос № 26.

Совокупность матер. и дух. ценностей, а также способов их созидания, умение использовать их для прогресса человечества, передавать от поколения к поколению и составляет культуру. Культура - все созданное человеком;

совокупность созданных и создаваемых человеком ценностей;

качественная характеристика уровня развития общества. Цивилизация есть совокупность материальных и духовных достижений общества.

Цивил. характеризуются уровнем развития техники и чел. как технологического субъекта. Зависит от распространенности орудий производства, в первую очередь машин. В последнее время наша цивилизация рассматривается как технотронная, индустриальная. Это связано в первую очередь с развитием техники.

Техника и технология - основные понятия фил. техники. Техника в качестве понятия имеет два смысла. 1. орудия и инструменты труда, любые искусственные сооружения (артефакты), созданные человеком и используемые для преобразования окр. среды, выступающие как предметы труда, и создание др. средств производства и предметов для удовлет. разл. потребностей. 2.

система навыков, уровень мастерства в реализации того или иного вида деятельности.

История становления современного чел. связана с историей развития и усложнением техники.

Проблема рациональности является одной из тех проблем, которые возникают при исследовании самых различных сфер человеческой деятельности.

В широком смысле рациональность - это соответствие деятельности, разумным (рассудочным) правилам.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 66 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.