авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 66 |

«ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ К КАНДИДАТСКОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО ФИЛОСОФИИ АСПИРАНТОВ РАП (ВСЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ) Мишин А.В. 1. Генезис философии, ее специфические характеристики как ...»

-- [ Страница 36 ] --

Понятие бифуркация введено в научный обиход теорией развития самоорганизующихся динамических систем, которая носит название «синергетика». Синергетика - новый этап изучения сложных систем, продолжающий и дополняющий кибернетику и общую теорию систем.

Если кибернетика занимается проблемой поддержания устойчивости путем использования отрицательной обратной связи, а общая теория систем – принципами их организации (дискретностью, иерархичностью и т.п.), то новая наука фокусирует свое внимание на неравновесности, нестабильности как естественном состоянии открытых нелинейных систем, на множественности и неоднозначности путей их эволюции. Синергетика исследует типы поведения таких систем, то есть нестационарные структуры, которые возникают в них под действием внешних воздействий или из-за внутренних факторов (флуктуаций).

Под точкой бифуркации в синергетике понимается состояние рассматриваемой системы, после которого возможно некоторое множество вариантов ее дальнейшего развития.

Синергетическое видение исторического развития науки и культуры складывается из представлений о принципиальной нелинейности и циклическом характере развития, неравномерности темпов развития.

В динамике научного знания особую роль играют этапы развития, связанные с перестройкой исследовательских стратегий, задаваемых основаниями науки.

Эти этапы получили название научных революций. Основания науки обеспечивают рост знания до тех пор, пока общие черты системной организации изучаемых объектов учтены в картине мира, а методы освоения этих объектов соответствуют сложившимся идеалам и нормам исследования.

Но по мере развития науки она может столкнуться с принципиально новыми типами объектов, требующими иного видения реальности по сравнению с тем, которое предполагает сложившаяся картина мира. Новые объекты могут потребовать и изменения схемы метода познавательной деятельности, представленной системой идеалов и норм исследования. В этой ситуации рост научного знания предполагает перестройку оснований науки. Последняя может осуществляться в двух разновидностях: а) как революция, связанная с трансформацией специальной картины мира без существенных изменений идеалов и норм исследования;

б) как революция, в период которой вместе с картиной мира радикально меняются идеалы и нормы науки и ее философские основания.

С позиции синергетики научные революции, определяемые как смена системных характеристик науки, можно истолковать как "точки бифуркации" развития науки и культуры. Именно они свидетельствуют о нелинейности знания, невозможности его единого и непрерывного развития.

Научные революции связаны с выбором между альтернативами и с поворотом, коренным изменением в научной картине мира. В предреволюционный, критический период, как правило, происходит "размножение" научный направлений и школ, т.е. преобладают дивергентные тенденции. И именно это разнообразие подходов, концепций и интерпретаций конструктивно для выбора в "точках бифуркации" собственных устойчивых тенденций развития систем научного знания. Рост альтернативных научных школ перед научной революцией как бы заранее подготавливает системы знания к многовариантному будущему.

=== еще вариант Проверить (24) Социокультурные предпосылки глобальных научных революций и смены типов научной рациональности.

Социальность в истории науки предстает в двух формах: внешняя (совместный труд в разных сферах деятельности) и внутренняя (имманентная, внутренне присущая науке социальность зарождения идей, смены теорий). Речь идет не просто о детерминции, но о двойственной – логической и социокультурной природе познавательных форм. Главным проводником социокультурного воздействия на систему знания является субъект научной деятельности. Свои функции предпосылки выполняют через процедуры выбора, осуществляемые субъектом на основе научной интуиции, а так же действующей парадигмы, в которых предпосылки соответствующим образом конкретизированы.

Смена научных оснований определен не только внутринаучными, но и социокультурными процессами. Новые установки должны быть вписаны в культуру, согласованы с ценностными и мировоззренческими структурами. В этой связи научная революция предстает как выбор новых стратегий исследования. В период научных революций имеется несколько путей роста знания.

Можно выделить два аспекта нелинейности этого роста:

1) – связан с конкуренцией исследовательских программ в рамках отдельной отрасли (направляющим науку фактором является победа одной из программ);

2) – связан с взаимодействием научных дисциплин, обусловленным, в сою очередь, особенностями как исследуемых объектов, так и социокультурной среды, внутри которой развивается наука (возникновение новых отраслей, смена научных лидеров, смены нормативов в отдельных отраслях науки – все это находится во взаимосвязи с феноменами культуры);

Есть ещё и специфический аспект нелинейности, который отражает потенциально возможную линию развития науки. Согласно этой линии картина мира строится путем экспликативного отнесения к объекту исследования операциональной схемы, объединяющей различные внешне несовместимые фрагменты онтологическх представлений (например, «принцип дополнительности»

в квантовой механике).

Развитие науки представляется как переход возможности в действительность.

При прогнозировании необходимо учитывать все варианты развития событий.

Представления о жесткой детерминации научного развития возникает лишь при ретроспективном анализе уже пройденных конечных результатов.

В эпоху научных революций, при перестройке оснований науки, культура отбирает из нескольких потенциально возможных линий будущей истории науки те, которые наилучшим образом соответствуют фундаментальным ценностям и мировоззренческим структурам, доминирующим в данной культуре.

Социокультурную размерность той или иной парадигмы в науке можно выразить понятием «типа научной рациональности». Типы эти соответствуют стадиям исторического развития науки, каждую из которых открывает научная революция. Каждый тип характеризуется особым состоянием научной деятельности, основаниями науки, различной глубиной её рефлексии. Выделяют следующие типы научной рациональности: классический, неклассический, постнеклассический. При возникновение нового типа рациональности сохраняется преемственность его с предыдущим типом, который по-прежнему используется, но уже не является доминирующим.

Билет 13.2. Философские основания классической экономической теории.

Меркантилизм как экономическая теория был господствующим направлением экономической мысли на протяжении почти трех веков (с начала шестнадцатого до первой половины восемнадцатого века). Но не единственным. Одновременно с ним возникают предпосылки другого мощного экономического учения, впоследствии получившего название классической экономической теории (политической экономии). Родоначальником данного направления считают У.Петти. У.Петти (1623- 1687), англичанин, человек разносторонних интересов, прошедший путь от юнги до лендлорда и как бы между прочим высказавшим в своих работах, посвященных главным образом обоснованию экономической политики (в частности, в "Трактате о налогах и сборах", 1662), те экономические идеи, которые вошли затем как составная часть в классическую политическую экономию. У Петти мы уже видим основные посылки классической политической экономии:

• исследование не процесса обращения, а непосредственно процесса производства, • критическое отношение к непроизводительным классам, которые не доставляют никакого продукта, к коим он причислял и купцов, • отнесение к производительному труда, занятого в сфере материального производства.

Петти первый сформулировал основополагающий для всей классической политической экономии тезис, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, и именно труд - основа данного богатства.

Широко известна его фраза "Труд есть отец и активный принцип Богатства, а земля его мать". Исходя из этой аксиомы надо анализировать все другие экономические воззрения Петти, в частности утверждение, что именно редкость населения - истинный источник бедности государства. Не соглашаясь с меркантилистами в том, что богатство нации воплощается в драгоценных металлах, Петти формулирует свой критерий богатства, считая, что наиболее богатым будет тот период, в который каждый участник дележа (при предположении, что все деньги, имеющиеся в стране, разделить поровну между жителями - прим. автора) будет иметь возможность нанять больше рабочих, т.е. задействовать большее количество труда.

Однако наибольшая заслуга в становлении классической экономической теории (политической экономии) как науки связано с именем выдающегося английского ученого А.Смита. Именно благодаря ему политическая экономия выделяется как самостоятельная отрасль знаний из круга гуманитарных наук, перестает быть уделом гениальных самоучек, становится академической дисциплиной и обязательным элементом образования молодых людей высших, а затем и других сословий.

А.Смит признает, что главным мотивом человеческой деятельности является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек, по его мнению, может, только предлагая свои товары и услуги на обмен другим людям. Как пишет Смит "Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах". И следовательно, естественное стремление людей улучшить свое положение является столь мощным стимулом, что он сам способен привести общество к благосостоянию. Из концепции своекорыстного интереса вытекала и политика невмешательства, или "естественной свободы". Ведь если экономическая деятельность каждого ведет в конечном счете к благу общества, ее нельзя стеснять. Тем не менее, экономические взгляды А.Смита будут поняты недостаточно полно, если не принять во внимание его первую большую работу "Теория нравственных чувств", которая была опубликована в 1759 году и содержит его социально-философские идеи. Исходя из характерного для философии восемнадцатого века тезиса о существовании "естественных законов", Смит в качестве естественных характеристик человека в своей работе вводит два основных понятия: "чувство симпатии" и "внутренний наблюдатель" (совесть). При этом основой симпатии Смит считал способность человека силой воображения ставить себя на место других людей и чувствовать за них. Оставаясь на позиции существования естественных законов, Смит утверждает, что справедливо то, что естественно, а естественно стремление человека к собственному благу при благожелательном отношении к другим людям. Возможность же согласования эгоизма и симпатии в конечном счете заложена природой (Богом), наделившей человека совестью.

Интересно отметить, что тезис о гармонии интересов различных людей у Смита не вывод, следующий из действия "невидимой руки" (объективных экономических законов), а исходная мировоззренческая посылка, основанная на вере в Бога;

поэтому и поиск экономических законов опирается у него на веру в естественную, изначальную гармонию. Не случайно в описании действия "невидимой руки" у Смита присутствует не только экономический аспект, который сводится к благотворности для общества непреднамеренных последствий целенаправленных действий людей, но и мировоззренческий - вера в мудрость Провидения, признание ограниченности человеческого разума. Именно в "Теории нравственных чувств" Смит описывает ситуацию, когда направляемый "рукой Провидения" бесчувственный, гордый и жадный (эпитеты А.Смита - прим.

автора) богатый собственник без всякого преднамеренного желания служит интересам общества, ибо, заботясь исключительно о собственном богатстве он дает работу, а следовательно и пропитание неимущим. При этом богатый из своих богатств потребляет лишь небольшую часть, столь небольшую, что, по мнению Смита, она сопоставима с уровнем потребления каждого из неимущих.

Поэтому только кажется, что Провидение немногим дало все, а других лишило наследства и превратило в наемных рабочих. Кажущееся громадным имущественное неравенство между людьми при внимательном рассмотрении является равенством, причем таким, как если бы земля была распределена поровну между всеми людьми. Намек на Провидение как бы говорит, что все создал Бог. Он же печется и об устройстве общества. С виду устройство кажется несправедливым, но на самом деле стоит только постичь тайный замысел Бога и мир предстанет в ином свете.

Можно с полным правом сказать, что философская и этическая сторона экономического учения А.Смита была заложена в "Теории нравственных чувств", именно в ней было определено представление о справедливости и природе человека, о свободе и моральных обязательствах, заложенных Природой и Богом, о значении и месте материального интереса в жизни человека и общества. Важнейшей идеей данной работы была идея доверия к человеку, которая была тесно связана с признанием его права на свободу, в том числе свободу в области хозяйствования. Именно эти идеи А.Смита становятся философским основанием классической экономической теории.

Билет 14.1. Современные процессы дифференциации и интеграции наук (ПРОВЕРИТЬ) Наука, это, прежде всего сфера человеческой деятельности, функция которой выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Она является одной из форм общественного сознания.

Включает как деятельность по получению нового знания, так и ее результат – сумму знаний, лежащих в основе научной картины мира. Непосредственные цели науки – описание, объяснение и предсказание процессов и явлений деятельности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов. Система наук условно делится на естественные, общественные и технические. Наука зародилась в древнем мире в связи с потребностями общественной практики, начала складываться с 16 – 17 вв. и в ходе исторического развития превратилась в производительную силу и важнейший социальный институт, оказывающий значительное влияние на все сферы общества. Объем научной деятельности с 17 в. удваивается примерно каждые – 15 лет (рост открытий, научной информации, числа научных работников). В развитии науки чередуются экстенсивные и революционные периоды – научные революции, приводящие к изменению ее структуры, принципов познания, категорий и методов, а также форм ее организации. Для науки характерно диалектическое сочетание процессов ее дифференциации и интеграции, развития фундаментальных и прикладных исследований. Процессы дифференциации и интеграции можно ретроспективно проследить на конкретных примерах классических наук – химии, физики, биологии и др. Химия – это наука, изучающая превращения веществ. Химические процессы использовались человечеством уже на заре его культурной жизни. В 3 – 4 вв. зародилась алхимия, задачей которой было превращение неблагородных металлов в благородные. С Эпохи возрождения хим. исследования все в большей степени стали использовать для практических целей. Появились такие направления как, металлургия, стеклоделие, производство керамики, красок и пр. К концу 18 в.

химия сформировалась как подлинная наука. С конца 19 в. в химии начали выделяться отдельные ее области, такие как, неорганическая химия, органическая химия, физическая химия, аналитическая химия и химия полимеров. Все они в значительной степени стали самостоятельными науками.

На стыке химии и других областей знания возникли направления, биохимия, агрохимия, геохимия (это яркий пример интеграции). Физика – это наука о природе, изучающая простейшие и вместе с тем наиболее общие свойства материального мира. На стыке физики и других естественных наук возникли биофизика, астрофизика, геофизика, физическая химия и др. Физика подразделяется на физику элементарных частиц, атомных ядер, атомов, молекул, твердого тела, плазмы и т.д.

С 1860 по 1914 г. начинается познание закономерности природы на уровне микромира (межмолекулярный, внутримолекулярный, атомный и субатомный уровни) и около световых скоростей, осуществляется дифференциация научных дисциплин. Этот этап характеризуется бурным развитием и переворотом в физике. Максвелл создал классическую теорию электродинамики и электромагнитного поля, что подготовило почву для создания автомобиля и радио связи. Фарадей открыл электромагнитную индукцию, что привело к созданию тяжелой электропромышленности. Эти открытия привели к созданию в 1937 г. первого цифрового компьютера. Через десять лет был разработан транзистор (в 1947), который в дальнейшем привел к развитию телекоммуникации, радиовещанию. Пример интеграции – слияние технологии микроэлектроники и связи (волоконной оптики) способствовало развитию информационных технологий, которые находятся в центре современной научно технической революции. В результате, совершенствуются, умирают целые технологии, появляются путем слияния новые и новейшие технологии. В Японии закон об интеграции машиностроения и электроники, принятый в 1971 г., создал необходимые условия для укрепления промышленного потенциала. Научные интересы постепенно перемещаются в биологию, в физику больших энергий, невропсихологию и т.д. Граница между научными дисциплинами снижается. Их степень интеграции, пересечения и соединения, повышается. Это касается сложности и комплектности науки. Фундаментальные исследования приобретают принципиально новое значение и превращаются в решающий фактор конкурентоспособности страны. Наука стала непосредственно производительной силой.

Проверить Особенности современного этапа в развитии науки: процессы интеграции и дифференциации знания. (смотри вопросы №11 «истории и философии науки»и № «Социальной философии») Внутренняя организация, структура науки, являет собой многообразную и многоликую картину. Классификационных схем ее немало. Но сегодня возникла ситуация, когда успешный исследовательский поиск идет не через узкие пути отдельных наук, а через узлы общих проблем.

Дело в том, что наряду со все более дробной дифференциацией наук и научных направлений идет могучий процесс интегрирования знаний. Возникают мегадисциплины. Сейчас разные авторы насчитывают от полутора до десяти тысяч самостоятельных дисциплин. Ученые перестают понимать друг друга, ибо каждая из дисциплин - это своя терминология, собственные методики, автономные исследовательские структуры.

Иногда говорят, что природа неделима, мы ее делим по рубрикам сообразно своим интересам. Это и так и не так. Мир целостен, но не монотонен. Он не являет собой безликую, сплошную, однородную пустыню. Мир целостен и многоцветен, разнокачественен, обладает богатой внутренней организацией, динамичной и претерпевающей те или иные метаморфозы.

Поэтому дисциплинарная организация науки оправдана. Но лишь при условии постоянного внимания к теоретическому синтезу. И в этом процессе особенно важна роль философии, выполняющей по отношению к духовному миру функции всеобщей генерализации знаний.

В современной науке часто применяют понятие «парадигма» введенное Т.

Куном для обозначения совокупности общепринятых идеалов и норм научного исследования и той картины мира, с которой согласна основная масса научного сообщества. Смена парадигм - революционный сдвиг в науке, ее выход на новые рубежи. С середины нашего столетия обозначился парадигмальный сдвиг, резкое изменение видения мира и человека. Это связано с глубинными, подлинно революционными изменениями в науке, возникновением постнеклассического этапа ее развития, создания неоклассики.

Одна из главных линий становления данного этапа состоит в том, что в науку входит аксиологический (ценностный) момент. На месте чисто объективистского (натуралистического) видения мира выдвигается такая система построения науки, в которой обязательно присутствует в той или иной мере (не только в космологии, но и повсюду) антропный принцип. Суть его, может быть, в резко упрощенном виде состоит в утверждении типа: мир таков потому, что в нем есть мы, любой шаг познания может быть принят только в том случае, если он оправдан интересами рода людей, гуманистично ориентирован. Для этого типа характерен поворот направленности научного поиска онтологических (сущностных) проблем на "человекоразмерные" бытийные проблемы. Наука должна дать средство для предотвращения Апокалипсиса, обеспечивать выживание человечества, продолжить его историю, уходящую в бесконечность. Это кардинальная задача современной мировой науки.

Билет 14.2. Логика доказательств и опровержений в научном исследовании ДОКАЗАТЕЛЬСТВО Под доказательством в логике понимается процедура установления истинности некоторого утверждения путем приведения других утверждений, истинность которых уже известна и из которых с необходимостью вытекает первое.

В доказательстве различаются тезис – утверждение, которое нужно доказать, основание (аргументы) – те положения, с помощью которых доказывается тезис, и логическая связь между аргументами и тезисом. Понятие доказательства всегда предполагает, таким образом, указание посылок, на которые опирается тезис, и тех логических правил, по которым осуществляются преобразования утверждений в ходе доказательства.

Доказательство – это правильное умозаключение с истинными посылками.

Логическую основу каждого доказательства (его схему) составляет логический закон.

Доказательство – это всегда в определенном смысле принуждение.

Источником "принудительной силы" доказательств являются логические законы мышления, лежащие в их основе. Именно данные законы, действуя независимо от воли и желаний человека, заставляют в процессе доказательства с необходимостью принимать одни утверждения вслед за другими и отбрасывать то, что несовместимо с принятым.

Задача доказательства – исчерпывающе утвердить обоснованность доказываемого тезиса.

Раз в доказательстве речь идет о полном подтверждении, связь между аргументами и тезисом должна носить дедуктивный характер.

По своей форме доказательство – дедуктивное умозаключение или цепочка таких умозаключений, ведущих от истинных посылок к доказываемому положению.

Все доказательства делятся по своей структуре, по общему ходу мысли на прямые и косвенные.

При прямых доказательствах задача состоит в том, чтобы найти убедительные аргументы, из которых логически вытекает тезис.

Косвенные доказательства устанавливают справедливость тезиса тем, что вскрывают ошибочность противоположного ему допущения, антитезиса.

В построении прямого доказательства можно выделить два связанных между собою этапа: отыскание тех признанных обоснованными утверждений, которые способны быть убедительными аргументами для доказываемого положения;

установление логической связи между найденными аргументами и тезисом.

Нередко первый этап считается подготовительным, и под доказательством понимается дедукция, связывающая подобранные аргументы и доказываемый тезис.

В косвенном доказательстве рассуждение идет как бы окольным путем. Вместо того, чтобы прямо отыскивать аргументы для выведения из них доказываемого положения, формулируется антитезис, отрицание этого положения. Далее тем или иным способом показывается несостоятельность антитезиса. По закону исключенного третьего, если одно из противоречащих друг другу утверждений ошибочно, второе должно быть верным. Антитезис ошибочен, значит, тезис является верным.

Поскольку косвенное доказательство использует отрицание доказываемого положения, оно является, как говорят, доказательством от противного.

Таким образом, косвенное доказательство проходит следующие этапы:

выдвигается антитезис и из него выводятся следствия с намерением найти среди них хотя бы одно ложное;

устанавливается, что в числе следствий действительно есть ложное;

делается вывод, что антитезис неверен;

из ложности антитезиса делается заключение, что тезис является истинным.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ Важно уметь не только доказать правильное положение, но и опровергнуть ошибочное. Операция опровержения столь же распространенна, как и операция доказательства, и является как бы зеркальным отображением последней.

Опровержение – это рассуждение, направленное против выдвинутого тезиса и имеющее целью установление его ложности или недоказанности.

Опровержением называется доказывание ложности какого-либо тезиса или несостоятельности доказательства в целом.

Опровержение осуществляется 3 способами:

• Опровержение тезиса • Опровержение демонстрации • Опровержение аргументов Опровержение тезиса может быть осуществлено:

а) путем приведения фактов, противоречащих тезису;

б) путем доказательства истинности нового тезиса, противоречащего опровергаемому;

в) путем установления ложности (или противоречивости) следствий, вытекающих из тезиса.

Опровержение очень часто направлено непосредственно не против тезиса, а против аргументов. Это достигается также различными путями:

• а) путем доказательства ложности аргументов;

• б) установлением того, что аргументы, при помощи которых обосновывается выдвинутый тезис, являются для тезиса недостаточными;

• в) установлением того, что аргументы сами являются еще не доказанными;

• г) определением, что источник фактов, при помощи которых обосновывается выдвинутый тезис, является недоброкачественным.

Наиболее распространенный прием опровержения – выведение из опровергаемого утверждения следствий, противоречащих истине. Хорошо известно, что если даже одно-единственное логическое следствие некоторого положения ложно, то ложным является и само положение.

Другой прием установления ложности тезиса – доказательство истинности его отрицания. Утверждение и его отрицание не могут быть одновременно истинными. Как только удается показать, что верным является отрицание тезиса, вопрос об истинности самого тезиса автоматически отпадает.

Эти два приема применимы для опровержения любого тезиса, независимо от того, снабжен он какими-то поддерживающими его аргументами или нет. Выведя из тезиса ложное следствие или показав истинность антитезиса, мы тем самым доказываем ложность тезиса. И какие бы аргументы ни приводились в защиту последнего, они не составят его доказательства. Доказать можно только истинное утверждение;

доказательств ложных утверждений не существует.

Билет 15.1. Понятие этоса науки. Этические проблемы в науке в начале XXI столетия. Проблема гуманитарного контроля в науке и высоких технологиях.

ЭТОС НАУКИ - понятие философии и социологии науки*, обозначающее совокупность моральных императивов, принятых в научном сообществе* и определяющих поведение ученого. Наиболее известна концепция «нормативного Э. н.», разработанная в 40-е годы Мертоном*. Этос новоевропейской науки, с его т. зр., обусловлен воздействием трех основных факторов: он соответствует главной цели научной деятельности - систематическому расширению сферы достоверного знания;

исторически Э. н. восходит к комплексу ценностей пуританства XVII в., которое придавало особое значение таким императивам, как полезность, рациональность, индивидуализм, антитрадиционализм и земной аскетизм (здесь Мертон опирался на концепцию Вебера*);

он представляет собой реализацию основных стандартов демократического, цивилизованного поведения. В результате в морали ученых сходятся познавательные и социальные компоненты, а нормам Э. н. следуют не только из-за их процедурной эффективности, но и в силу того, что они считаются справедливыми и благотворными. Основу Э. н., по Мертону, составляют четыре императива: универсализм, всеобщность, незаинтересованность и организованный скептицизм. Под универсализмом, как важнейшей из норм, понимается то, что ученые в своем исследовании и в оценке исследований своих коллег должны руководствоваться не своими личными симпатиями и антипатиями, но исключительно общими критериями и правилами обоснованности и доказательности знания, что.позволяет науке преодолевать различие и противоборство существующих в ней групп, школ и интеллектуальных традиций. Всеобщность означает, что результаты научной деятельности рассматриваются как продукт социального сотрудничества и является общим достоянием научного сообщества, в котором доля индивидуальных творцов строго ограничена. Незаинтересованность - это готовность ученого согласиться с любыми хорошо обоснованными аргументами и фактами, даже если они противоречат его собственным убеждениям. Организованный скептицизм установка на предельную самокритичность в оценке своих достижений и участие в рациональной критике имеющегося знания в целях его постоянного улучшения.

Существенные отклонения от этих норм приводят к деградации научного сообщества, снижению качества производимого знания, появлению псевдонауки.

К мертоновскому Э. н. предлагались добавочные нормы: оригинальность, эмоциональная нейтральность, независимость, интеллектуальная скромность и т. п. С другой стороны, при критическом обсуждении этой концепции и ее эмпирической проверке обнаружилось, что под воздействием ряда причин (приоритет в открытии, существующая система вознаграждений в современной науке, милитаризация науки и др.) поведение ученых может становиться «амбивалентным», т. е. ориентированным на компромисс между указанными нормами и противоположными им «контрнормами»;

партикуляризмом, пристрастностью оценок, сокрытием результатов или отстаиванием права собственности на их использование, организованным догматизмом в защите принятой к.-л. группой ученых концепции. Однако в целом исследования показывают, что в нормальной научной среде подобные девиантные, отклоняющиеся от принятых норм действия происходят достаточно редко, и Э.

н. является одной из самых стабильных характеристик научной деятельности.

Социальное поведение регулируется правом и этикой. Право определяет однозначные общественные отношения, в то время как этика служит вектором поведения в неоднозначных, противоречивых ситуациях, не определяемых законом, - там, где пересекаются разные интересы, мотивы и системы ценностей.

[pic]Ситуация, в которой мы сегодня живем, в высшей степени неоднозначна.

Отечественная наука оказалась на грани существования. Отсутствие ее базового финансирования при сохранении системы обучения и профессиональной подготовки, при ненасыщенных потребностях в специалистах в развитых и развивающихся странах и открытых государственных границах создали уникальное положение. Наша страна стала готовить и снабжать другие страны молодыми и зрелыми научными кадрами, обескровливая собственную науку и образование. Она столкнулась с совершенно новыми для нее проблемами, требующими нестандартных решений на всех уровнях - государственном, научного сообщества и индивидуальном. Общественное мнение - важнейший "орган" этики - раскололось на несовместимые осколки. Этика перестала цементировать нашу науку. Престиж науки в обществе упал настолько, что сложился взгляд на ученого как на "нищего бездельника".

Возвышенноромантическому образу ученого посвящаются некрологи.

Необходимость фундаментальной науки, если и отстаивается в глазах широкой или элитарной публики, то только в качестве основы для решения прикладных задач - военных, потребительских или медицинских.

[pic]Решать "как быть" предстоит каждому ученому или исследовательской группе самостоятельно, согласно своему разуму, совести, ситуации и пониманию смысла собственной деятельности.

[pic]Идти в отечественную науку или работать в ней стало едва ли не гражданским подвигом. Морально-этический аспект приобрел крайне важное значение в жизни научных коллективов и индивидуальных ученых.

[pic]В современном положении наука и научное сообщество стали областью, где пересекаются несовместимые системы ценностей, определяющие столь же различные морально-этические позиции.

[pic]В данной статье рассмотрен морально-этический аспект двух кардинальных проблем нашей современной науки: оттока научной молодежи (и вообще ученых) и политики экспертных советов, определяющих, как и кого поддерживать сегодня в науке. В обоих случаях ситуации неоднозначны, а системы ценностей их участников различны до полной противоположности.

Билет 15.2. Зависимость экономических процессов от социального и культурного контекста Социальная система определяет базисную структуру общества и формирует желания и устремления людей. Экономическая система – это не только институциональный механизм для удовлетворения существующих желаний и потребностей, но и способ формирования будущих желаний индивидов. С учетом этой роли экономических укладов, их выбор, а также выбор экономических институтов должен делаться не только исходя из экономических, но также политических и моральных оснований, затрагивая вопросы распределения благ и социальной справедливости.

Таким образом, непосредственное влияние на экономическую науку и процессы в экономике оказывают социальная и культурная структура общества.

Любые изменения, особенности уклада, взаимоотношений индивидов корректируют применимость того или иного экономического подхода, системы в конкретном обществе, и вопрос социальной справедливости является определяющим.

При этом предполагается, что справедливая система должна генерировать собственную поддержку, т.е. задавать такой идеал личности, который уважал бы и поддерживал справедливые социально-экономические институты.

Справедливость как честность является критерием оценки любой социальной системы с учетом того, то долговременная цель общества устанавливается в общих чертах. Идеальная концепция справедливости:

институты должны поощрять добродетель справедливости. Концепция справедливости устанавливает такой идеал личности, который бы ограничивал преследование имеющихся желаний (нарушающих свободы)... В этом отличие от утилитаризма, который не проводит различия между качеством желаний.

Таким образом, выводится концепция справедливой базисной структуры и совместимого с ней идеала личности, который может служить стандартом для оценки институтов и определения общего направления социальных перемен.

Предположив наличие определенных желаний общего характера мы достигаем независимость от исходных условий.

Некоторые замечания об экономических системах Политическая экономия занимается общественным сектором и институтами, которые регулируют экономическую активность – налогообложение, собственность, структура рынков.

Экономическая система регулируют производство и распределение.

Два аспекта общественной строя: 1) собственность на средства производства – размер общественного сектора при социализме значительно больше;

2) пропорция всеобщих ресурсов общества отводимых на коллективные блага.

Коллективное благо имеет две характерные черты: 1) неделимость, 2) коллективный характер. Проблема безбилетника – стремление уклониться от выполнения своей роли. Следует ввести обязательное правило, требующее оплату коллективных благ.

Внешняя сторона коллективных благ: производство благ ведет к выгодам и потерям для других людей, которые не принимаются в расчет.

Таким образом, очевидно, что неделимость и коллективный характер благ, а также их внешние эффекты делают необходимым коллективное соглашение, которое обеспечивает государство. Т.е. поверхностно думать, что политическое правление основывается исключительно на эгоизме и несправедливости.

Все режимы используют рынок для раздачи произведенных благ.

Основополагающей характеристикой является степень использования рынка для определения доли накопления и направления инвестиций. Коллективное решение может определить меру сбережений, в то время как направления инвестиций определяют отдельные фирмы.

Эффективность рыночного ценообразования: нельзя улучшить экономическую организацию, которая улучшает ситуацию одного потребителя без ущерба для других. Совершенная конкуренция – это совершенная процедура по отношению к эффективности. Рыночная система заключается в том, что она согласуется в равными свободами и честным равенством возможностей.

Отмечая совместимость рыночного устройства с социалистическими институтами, выделяют выделительные (достижение экономической эффективности) и распределительные (доход индивидов в обмен на вклад) функции цен. При социализме распределительная функция ограничена, так как средства производства – в общественной собственности.

Идеальная схема справедливости опирается на рыночное устройство, так как:

1) проблема распределения отвечает принципам чистой справедливости;

2) преимущества справедливости;

3) свобода выбора профессии.

Одной из значимых проблем распределительной справедливости является выбор социальной системы. Социальная система должна быть организована таким образом, чтобы итоговое распределение было справедливым.

Базисная структура регулируется справедливой конституцией, которая гарантирует свободы равного гражданства и равенство возможностей.

Кроме поддержки обычных типов общественного капитала, правительство пытается обеспечить равные шансы на образование и культуру для людей со сходными дарованиями. Правительство также гарантирует социальный минимум.

Для этого устанавливаются сопутствующие институты, которые можно разделить на четыре ветви.

1) Выделительная ветвь: должна поддерживать ценовую систему в конкурентном состоянии и предотвращать неразумную власть рынка, идентифицировать и корректировать отклонения от эффективность (подоходные налоги, субсидии).

2) Стабилизационная ветвь: стремится обеспечить полную занятость.

3) Ветвь безвозмездных социальных выплат – обеспечение социального минимума.

4) Распределительная ветвь: сохранение справедливости в долевом распределении с помощью налогообложения и изменений прав собственности. Она вводит ряд налогов на наследство и дары с целью распределения богатства и предотвращения концентрации власти. Вторая часть – это система налогообложения для сбора доходов, которых требует справедливость (для коллективных благ и социальных выплат).

Проблема справедливости в отношениях между поколениями Уровень социального минимума зависит от среднего богатства страны.

Кроме того, уровень определяется привычными ожиданиями. Минимум должен быть таким, чтобы, принимая во внимание уровень заработной платы, максимизировал бы ожидания наименее преуспевающей группы. В применении принципа различия подходящим ожиданием будут долговременные перспективы наименее удачливых, распространенные на будущие поколения.

Принцип справедливых сбережений, который указывает каким должен быть размер сбережений. Для того чтобы все поколения получили выгоду, стороны должны согласиться на принцип накопления, который гарантирует, что каждое поколение получает от своих предшественников и обходится честно с последующими поколениями.

Цель накопления – достижение такого состояния общества, материальная база которого достаточна для установления эффективных справедливых институтов, в рамках которых могут быть реализованы все основные свободы.

Ясно, что каждое поколение - в выигрыше, когда поддерживается разумный уровень сбережений.

Договорная концепция определяет некоторое справедливое общество как цель всего хода накопления. Принцип справедливых сбережений можно рассматривать как форму согласия между поколениями нести свою законную долю тягот по созданию и сохранению справедливого общества.

Принцип сбережений – это обязанность поддерживать и развивать справедливое общество. Справедливость определяет то, что людям в исходном положении кажется честным.

Справедливость не требует, что бы более ранние поколения откладывали только для того, чтобы более поздние были обеспеченнее. Сбережения требуются в качестве условия создания полноценных институтов справедливости и равных свобод. (т.е. не на высокий материальный уровень жизни).

Соединим принцип справедливого сбережения с двумя принципами справедливости. Этот принцип определяется с точки зрения наименее преуспевших в каждом поколении. В любом поколении их ожидания должны максимизироваться при условии что отложенные накопления были признаны.

Законные ожидания и моральные заслуги Здравый смысл склонен полагать, что доход, богатство должны распределяться в соответствии с моральными заслугами. Справедливость – это счастье в соответствие с добродетелью.

Идея распределения в соответствии с добродетелью не дает различия между моральными заслугами и законными ожиданиями.

Ни один из принципов справедливости не нацелен на вознаграждение добродетели.

Предписание, которое наиболее близко вознаграждению моральной ценности, - это распределение в соответствии с усилиями.

Моральная ценность в рамках справедливости – это желание вести себя в соответствии с принципами, которые были выбраны в исходном положении.

Индивиды обретают притязание на долю общественного продукта путем выполнения определенных вещей, которые поощряются организацией. Законные ожидания – естественная обязанность справедливого общества. (отдать должное каждому).

Билет 16.1. Наука и новые мировоззренческие ориентиры цивилизационного развития. Роль науки в преодолении современных глобальных кризисов (ПРОВЕРИТЬ) В самом деле, обратим внимание на то, что теоретическая реконструкция, называемая современной картиной мира, основывается на использовании определенного парадигмального основания, которое после работ К.Вольфа обозначается как эпигенетическая модель развития. Эта модель возникла в противовес распространенному преформистскому пониманию процессов онтогенеза и в отличие от него подчеркивала появление нового в развитии, рождение все более сложных образований из первичной аморфной субстанции. Именно данный парадигмальный образ был реализован при интеграции научного знания в единые рамки, что в конечном счете и расценивается нами как привычная научная картина мира. Между тем сегодня все более понятно, что это парадигмальное основание совсем не бесспорно. Открытие ДНК говорит о том, что первичная простая субстанция оказывается очень сложным образованием, причем есть весьма последовательное соответствие между ее структурами и структурами, являемыми нам в ходе онтогенеза. Таким образом, размышляя о надежности современной научной картины мира уже нельзя не думать о том, что ее парадигмальный базис стал весьма уязвимым. Сегодня, создавая модель глобальной эволюции, полезно поразмышлять над тем, что, возможно, реконструируемые нами процессы восхождения от простого к сложному носят локальный характер, т.е. происходят в пределах отдельных структурных уровней бытия. Что же касается основной структуры глобально эволюционного процесса, то, видимо, она в целом является инвариантной, однородной, повторяющейся, о чем, собственно, свидетельствует появление кибернетики, синергетики, общей теории систем и других дисциплин аналогичного класса.

В этой связи очень симптоматичным выглядит недавнее открытие фрактальных структур, которые теперь вполне могут претендовать на роль парадигмального основания для обновленной научной картины мира. Как известно, это открытие позволяет увидеть, что самые разнообразные структуры, воспринимаемые нами на макроуровне как сложные, представляют собой результат суммирования одних и тех же по типу образований, которые отличаются друг от друга только масштабом. То есть появление фрактальных моделей прямо свидетельствует, что эволюция работает путем регулярного воспроизведения структур, набор которых уже создавался ею в ходе формирования исторически более ранних сфер бытия.

Между прочим, о переупрощенности нашего взгляда на неорганический мир в последнее время все чаще говорят экологи. Как выясняется, наша окружающая среда живет по своим вполне определенным и сложным правилам, которые еще предстоит изучить в полной мере и с которыми нельзя не считаться. Если еще недавно совершенно господствовало убеждение, что природа это лишь примитивный пассивный объект, являющийся просто средством достижения человеком своих целей, то в последние годы отмечается довольно радикальный поворот в умонастроении многих исследователей экологических проблем человечества. Постепенно приобретает значимость подход, в рамках которого, например, высказывается предложение, чтобы мы наделили правами самые разные природные объекты (например, леса, океаны, реки и т.п.) и даже всю окружающую среду в целом. При этом напоминается, что человечество уже неоднократно проходило этапы расширения круга объектов, наделяемых правами, которых в свое время были лишены, например, рабы, национальные меньшинства, женщины, дети.

Таким образом, похоже, что нам предстоит и необходимо весьма существенно изменить наш взгляд на мир естественных неорганических объектов, который мы пока довольно близоруко рассматриваем как просто мир неживого. А ведь еще в прошлом столетии даже в человеке видели лишь тепловую машину. Или, например, при описании поведения галактик, в том числе нашей галактики, сегодня вполне удовлетворяются только астрофизическими средствами и моделями. Но в то же время для нас вполне очевидно, что это неполное описание, т.к. по крайней мере наша галактика не чисто физична, и в ней присутствуют и жизнь, и сознание.

Откуда же может быть уверенность, что аналогичная ситуация не может существовать и при изучении других чисто физических объектов?

Попытки сопоставления природных и социальных объектов изначально сталкиваются с неопределенностью и еще одного рода, а, собственно, как корректно производить отбор социальных единиц? Дело в том, что наше видение эволюционных процессов в жизни общества существенно социологично, т.е. главным образом ориентировано на изучение в первую очередь динамики тех или иных объединений, групп, масс людей. А между тем жизнедеятельность людей и общества в целом происходит отнюдь не в обстановке библейского рая с нагими Адамом и Евой, как это предстает в рамках социологического подхода. Реально живет и действует человек, нагруженный, дополненный массой вспомогательных средств, расширяющих его возможности в этом мире и вписывающих его в этот мир. Этому служат одежда, компьютеры, здания, станки, автомобили, книги, домашние цветы... Соответственно в рамках социальной философии появляется необходимость в специальном четком выделении особого отдела, посвященного изучению прежде всего объектов описанного типа, которые можно выделить специальным образом как ноосистемы. Ноосистема это не просто отдельный человек или группа взаимосвязанных людей субъектов, но целостный многокомпонентный объект, оживляемый и одухотворяемый деятельностью человека. Причем эти компоненты настолько крепко связаны, что требуют от каждого человека заботы о всей целостности как о самом себе: хозяин квартиры заботится о своем жилище;

автолюбитель оберегает свою машину;

нормальный собственник рассматривает свою собственность как продолжение самое себя.

Анализ показывает, что в этой связи начинать необходимо именно с наведения элементарного порядка в функционирующей терминологии, в которую можно и следует внести более жесткую определенность. Пока, когда говорят о ноосистемах, их обозначают довольно непоследовательно и случайным образом, так что кто-то из исследователей говорит просто об обществе, кто-то о социальной системе, социо-природной системе, цивилизации, культуре, ноосфере и т.п. Если обратиться к словарям и специальной литературе, то выяснится, что каждый из упомянутых терминов используется в свою очередь в очень разных смыслах.

Сегодня это уже нетерпимо, так что возникает необходимость формирования некоторой обновленной, подходящей и достаточно отчетливой опорной терминологии.

Например, прежде всего стоило бы специально договориться о явном и четком самоопределении особой подсистемы социальной философии, которую можно было бы назвать философией ноосистем. В данном случае приходится исходить из того, что пока даже в новом поколении учебников и учебных пособий по социальной философии соответствующие наработки если и представлены, то как рассредоточенные по самым разным разделам изданий, т.е. не выделенные явным образом. Поэтому введение термина философия ноосистем и концентрация всего подходящего знания в форме единого массива, думается, способствовали бы нормальному закреплению в науке того уже вполне рельефного факта, что содержание социального весьма неоднородно.

К компетенции философии ноосистем естественно было бы отнести философский анализ ноосистем и даже шире ноосистемной формы движения материи. При этом под ноосистемами можно понимать системы с сознанием, рассматриваемые в целостной форме, в которой они реально существуют в Природе.

Как это ни странно, но человек не замечает, что реально он существует именно как ноосистемное образование, и только в таком оформлении включен в космическую ткань бытия. То есть важно видеть, что наряду с другими привычными для нас природными типами объектов существует и такая разновидность естественных порождений Вселенной, как ноосистемы.

Удивительно, но привычная земная жизнь исхитряется маскировать это принципиальное обстоятельство. Однако оно становится сразу ощутимым и значимым при попытке обживания какой-то нетрадиционной для человека среды. В качестве примеров можно напомнить такие специальные доращивания человека для его устойчивого, нормального включения в окружающий мир, как скафандр для пребывания в открытом космосе или подводная лодка как средство освоения морских глубин.

Полезно иметь в виду, что ведущиеся сегодня разработки проектов типа подводного города акваполиса или космического поселения космополиса просто позволяют сделать зримым, визуализировать то, что обычно завуалировано и не столь заметно в обычной планетарной жизни, выстроенной тем не менее по совершенно аналогичной схеме. Скажем, и там, и там имеются свои вполне определенные и ограниченные ресурсы, с объемом которых мы не можем не считаться. Существуют определенные оболочки, отграничивающие систему от среды. Явным образом они просматриваются, скажем, как корпус космического корабля или батискафа. Однако они существуют и в привычных для человека условиях, например в виде магнитосферы Земли, предохраняющей все живое от жесткой солнечной радиации, или в виде атмосферы, также выполняющей в том числе и защитную функцию.


Все это не излишества. Это лишь четкая констатация того, что для эффективной работы на наддисциплинарном уровне сегодня уже важна не просто весьма недифференцированно представляемая социальная форма движения материи (что было естественно и неизбежно еще в недавнем прошлом), но такая реалия природной жизни и космической эволюции, как мир именно ноосистем. Тогда, например, приобретает большую онтологическую значимость, например, такой интересный факт, что межрайонные экономические связи почему-то очень неплохо моделируются с помощью их уподобления гравитационному взаимодействию. В этой же связи можно вспомнить об изучении в 30-х годах нашего столетия сети поселений, сложившейся в плотно заселенной южной части Германии. Немецкий географ В.Кристаллер пришел к выводу, что создание поселений характеризуется очень четким рисунком. Во-первых, территория оказывается заполненной поселениями одного ранга (т.е. примерно одинакового размера) вполне равномерно. Говоря точнее, вся территория фактически разбивается на равные шестигранные ячейки, в центре каждой из которых и находится поселение соответствующего ранга. Во-вторых, в рамках этой основной структуры очень систематическим образом располагаются поселения более низкого ранга. Иначе говоря, стихийная целеустремленная деятельность человека со временем делает вполне явным то обстоятельство, что через нее в конечном счете реализуется действие весьма жестких закономерностей, причем проявляющихся тем более жестко, чем более развитым, зрелым оказывается состояние ноосистемного мира.

Итак, как представляется, вполне актуальной и особой задачей современных исследований становится конституирование специального автономного подхода к изучению социальных явлений, который был выделен выше как ноосистемный. Это необходимо для того, чтобы создать нормальную единую и согласованную основу для изучения разноприродных объектов с целью выявления универсальных параллелизмов свойств и закономерностей.

Кроме того, хотим мы или не хотим, но наша жизнь действительно все более подстраивается под уклад жизни экипажа гигантского космического корабля. Это означает, что, с одной стороны, нельзя не считаться с его реальными ресурсными ограничениями, а с другой стороны, необходимо делать все, чтобы на основе имеющихся ресурсов получить доступ к новым, еще не используемым ресурсным возможностям. О значимости такого взгляда в последнее время все активнее напоминают глобальные экологические проблемы. Но тогда, видимо, к этим реалиям лучше развернуться нормальным образом и попробовать их осмыслить с помощью адекватного и удобного понятийно-терминологического инструментария, а также с помощью тех возможных эвристик, которые могут быть получены при изучении экологических закономерностей, которыми характеризовалось становление и развитие объектов иной природы, но которые в рамках глобального эволюционизма могут рассматриваться как нормальные аналоги эволюционирующих ноосистем.

Билет 16.2. Парадигмы и научные революции в экономической науке.

Различные исследователи по-разному решают эту проблему. Например, английский экономист Д.Хаусман выделяет четыре основных методологических направления, которые вполне можно интерпретировать в духе «исследовательских программ»:

1) дедуктивистское (Д.С.Милль);

2) позитивистское (М.Блауг);

3) «предикционистсткое» (от англ. prediction ( предсказание, прогноз) (М.Фридмен);

4) эклектическое (Д.Макклоски).

О.И.Ананьин также указывает на существование четырех основных парадигм в экономическом знании:

1) парадигма классической политической экономии (изучается «мир богатства»;

2) историко-институционалистская парадигма (исследуются экономические институты и их история);

3) маржиналистская парадигма (объект изучения ( мир хозяйствующих субъектов);

4) эклектическая (основанная на неясной, «разнородной» методологии).

И.П.Гурова предлагает вычленять три основных «теоретические экономические системы» (парадигмы, «исследовательские программы»):

1) теоретическая экономическая система либерализма (монетаризм, неоклассика и т.п.);

2) теоретическая экономическая система активизма (кейнсианство, историческая школа, институционализм и неоинституционализм);

3) теоретическая экономическая система тоталитаризма (марксистская политэкономия).

Что касается проблемы научных революций, то, на мой взгляд, необходимо говорить, как минимум, о пяти революциях в истории экономической мысли:

1) смито-рикардианской (конец XYIII в. ( начало XIX в.);

2) марксистской (конец XIX ( начало XX столетия);

3) маржиналистской (примерно те же сроки);

4) кейнсианской (30( 60е гг. XX века);

5) консервативно-монетаристской (80 ( 90е гг. XX века). Естественно, такое выделение является достаточно условным, но именно эти «научные революции»

чаще всего и присутствуют в изложениях истории экономических учений и экономической методологии.

Талдыкин Леша:

Парадигмы и научные революции в экономической истории 1.1. Теория Куна Понятие парадигмы и научной революции можно найти в работах Т. Куна [5].

Под парадигмами Кун подразумевает «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений». Томск есть, это некоторые общепринятые примеры практики научных исследований включающие законы, теории, их практическое применение, методики, техники исследований и обработки их результатов, необходимое оборудование. В совокупности парадигмы представляют собой модели для решения задач-головоломок определенного типа, лежащие в основе конкретных традиций научного исследования и освоение которых необходимо для принадлежности к научному сообществу. Такие модели обычно содержатся либо в учебниках, либо в классических трудах ученых («Физика» Аристотеля, «Альмагест» Птолемея, «Начала» и «Оптика» Ньютона, «Электричество» Франклина).

Парадигмы по Куну обладают несколькими особенностями:

— каждая наука создает свои особенные парадигмы, соответствующие задачам головоломкам этой отрасли знаний и достаточно автономные от парадигм других наук;

— их создание было в достаточной мере беспрецедентным, чтобы привлечь на длительное время группу сторонников из конкурирующих направлений научных исследований;

— они были достаточно открытыми, чтобы новые поколения ученых могли в их рамках найти для себя нерешенные проблемы любого вида.

Как показывает история развития науки, по мере накопления опытных данных и результатов исследований появляется все больше фактов-аномалий, не укладывающихся и не объяснимых в рамках существующей парадигмы. Сначала научное сообщество либо не обращает внимания на аномалии, либо несколько корректирует парадигму для их устранения. Но накопление аномалий рано или поздно приводит науку к кризису. Среди признаков кризиса науки и ее парадигмы можно назвать:

— умножение теорий, призванных включить аномалии в состав «нормальной»

науки;

— сомнения научного сообщества в способности парадигмы решать новые задачи-головоломки;

— распространение среди ученых убеждения, что аномалии не могут быть включены в состав парадигмы, а являются контрпримерами — свидетельствами против парадигмы.

Кризисы науки должны приводить к научным революциям «некумулятивным эпизодам развития науки, во время которых старая парадигма замещается целиком или частично новой парадигмой, несовместимой со старой».

Хотя теория Куна достаточно хорошо описывает развитие и позволяет предсказывать кризисы специальных наук, можно найти несколько ее недостатков для целей данной работы. Во-первых, в ней не рассмотрены общенаучные особенности парадигмального развития знания, во-вторых, из-за первого недостатка с ее помощью сложно проводить аналогии в развитии специальных наук. Поскольку на протяжении всей истории науки развитие парадигм опережающими темпами происходит в естественных науках и, особенно, в физике;

то схема формирования общенаучных парадигм за счет достижений этих отраслей знания и перенос их на остальные науки может помочь при рассмотрении проблемы новых парадигм в общественных науках и в частности в экономике.

1.2. Глобальные научные революции Схему развития общенаучных парадигм можно найти у С.Степина [10] (общие основания науки в его терминологии).Основания науки по Степину состоят из следующих блоков:

I. Идеалы и нормы исследования:

1) доказательности и обоснованности знания;

2) объяснения и описания;

3) построения и организации знания.

II. Научная картина мира (особенности предмета исследования):

1) представления о фундаментальных объектах;

2) типология объектов;

3) общие особенности взаимодействия объектов;

4) пространственная структура реальности.

III. Философские основания науки 1) онтологическая подсистема;

2) эпистемиологическая подсистема.

С понятием парадигмы наиболее тесно связаны два первых блока оснований.

Причем предмет науки, специфика изучаемых объектов являются наиболее подходящими характеристиками общенаучной парадигмы, поскольку нормы и методы исследования обусловлены предметом и менее наглядны. Существенные изменения в основаниях науки происходили по Степину в ходе четырех глобальных научных революций, характеризующихся следующими сроками и особенностями объектов исследования, доступных уровню развития методов науки:


|Научная |Период |Характеристика |Характеристика | |революция| |науки |объектов | | | | |исследования | |I. |с XVII в. |классическая |простые системы | | | |механистическая наука | | |II. |конец XVIII — |классическая |сложные системы | | |первая половина |дисциплинарно | | | |XIX в.в. |организованная наука | | |III. |конец XIX — |неклассическая наука, |сложные | | |середина XX в.в.|кибернетика, общая |саморегулирующиеся | | | |теория систем |системы | |IV. |последняя треть |постнеклассическая |сложные | | |XX в. |наука, синергетика |саморазвивающиеся | | | | |системы | По аналогии с Куном, выделение четырех глобальных научных революций может свидетельствовать о смене четырех глобальных, общенаучных парадигм.

1.3. Общенаучные парадигмы Для целей работы необходима более конкретная систематизация общенаучных парадигм и их особенностей. Изменение объекта исследования науки можно описать схемой из трех параметров:

состав — структура — развитие Примем на этом этапе, что каждые параметр может находиться в двух состояниях: простом и сложном. Особенности этих состояний представлены в таблице.

|Состояние |состав |структура |развитие | |параметра | | | | |простое |несколько|однородные связи|изменение состава, | | |элементов|и элементы, |линейное, | | | |отсутствие |детерминированное | | | |подсистем |прошлыми состояниями и| | | | |воздействиями | |сложное |очень |неоднородные |изменение структуры, | | |много |связи и |нелинейное, | | |элементов|элементы, |недетерминированное | | | |наличие |прошлыми состояниями и| | | |подсистем |воздействиями | Теперь, постепенно усложняя содержание объекта исследования, можно охарактеризовать четыре парадигмы по особенности доступного ее методам объекта исследования, привести примеры объектов и определить специальные науки, впервые нашедшие методы исследования подобных объектов в своей сфере исследования.

|Парадигм|Объект |Параметр объекта |Пример |Наука | |а |исследования | |объекта | | | |состав |структура |развитие | | | |I. |простые системы |простой |простая |простое |система из двух упругих шаров |механика | |II. |сложные системы |сложный |простая |простое |газ |термодинамика | |III.

|саморегулирующиеся системы |сложный |сложная |простое |автоматическое устройство |кибернетика | |IV. |саморазвивающиеся системы |сложный |сложная |сложное |самоорганизующиеся структуры в химических растворах |химия неравновесных состояний, нелинейная термодинамика | |Открытость-закрытость, динамичность-статичность систем не являются определяющими характеристиками объектов (механика подразделяется на статику и динамику, а термодинамика изучает воздействия на газовую систему). Хотя саморазвивающиеся системы могут быть только открытыми и динамичными. Можно заметить, что методы и модели исследования объектов нового класса сложности действительно поставляют науки естественного и технического типа.

Общественные науки заимствуют подходы, методы и модели исследования для своих областей исследования.

Билет 17.1. Наука как социальный институт Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Однако то, что она является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, - результат недавнего развития. Только в XX в. профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования.

Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства Наука как социальный институт включает в себя прежде всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом;

разделение и кооперацию научного труда;

четко налаженную и эффективно действующую систему научной информации;

научные организации и учреждения, научные школы и сообщества;

экспериментальное и лабораторное оборудование и др.

В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации управления наукой и ее развитием. Ведущие фигуры науки - гениальные, талантливые, одаренные, творчески мыслящие ученые-новаторы. Выдающиеся исследователи, одержимые устремлением к новому, стоят у истоков революционных поворотов в развитии науки.

Взаимодействие индивидуального, личностного и всеобщего, коллективного в науке - реальное, живое противоречие ее развития.

Институализация познания началась с возникновения в первобытном обществе эпистемологических сообщества вождей, старейшин, накапливавших и транслировавших повседневный опыт коллективной жизни. Параллельно с ними жрецы и шаманы приобретали и накапливали опыт выхода из сложных жизненны ситуаций. Этим первым творческим познанием стала первобытная магия (греч.

mageia — волшебство), дополнявшая повседневный опыт широким и вариативным набором придуманных образов и поведенческих норм. Именно эти явления послужили для возникновения стадии целенаправленного познания — преднауки Родоначальниками древней науки, выполняющей самостоятельную познавательную функцию, были греки. В античности (VII—IV вв. до н.э.) познание осуществлялось в границах натурфилософии. Тогда еще не было разделения познавательных форм и видов. Изначально наука была эмпиричной и ориентированной на решение сугубо прикладных задач.Научное познание необходимо для того, чтобы регулировать человеческую деятельность. В истории формирования и развития науки можно выделить две стадии, которые соответствуют двум различным методам построения знаний и двум формам прогнозирования результатов деятельности. Первая стадия характеризует зарождающуюся науку (преднауку), вторая – науку в собственном смысле слова.

Зарождающаяся наука изучает преимущественно те вещи и способы их изменения, с которыми человек многократно сталкивался в производстве и обыденном опыте. Он стремился построить модели таких изменений с тем, чтобы предвидеть результаты практического действия. Эта деятельность мышления формировалась на основе практики и представляла собой идеализированную схему практических преобразований материальных предметов.На этапе преднауки как первичные идеальные объекты, и их отношения выводились непосредственно из практики и лишь затем внутри созданной системы знания формировались новые идеальные объекты начинает строить фундамент новой системы знания.

При таком методе исходные идеальные объекты черпаются уже не из практики, а заимствуются из ранее сложившихся систем знания (языка) и применяются в качестве строительного материала при формировании новых знаний. Прямое или косвенное обоснование данной системы практикой превращает её в достоверное знание. Описанный способ построения знаний утверждается в математике и в сфере естественных наук. В естествознании он известен как метод выдвижения гипотетических моделей с их последующим обоснованием опытом.. С этого момента формируется особый тип знания – теория, позволяющая получить эмпирические зависимости как следствие из теоретических постулатов. Особой формой практики,которая обслуживает развивающееся естествознание практики становится научный эксперимент. Первыми самостоятельными видами науки стали астрономия, физика, механика, химия, медицина. Понятие «наука» с XII века отождествлялось с понятием «естествознание». Качественно новая форма познания — научная — принципиально иначе ставила и решала задачи познания.

Она обрела новый статус в связи с нацеленностью на получение истинных знаний, чтобы господствовать над природой на основе знания ее законов.

Переход к науке в собственном смысле слова был связан с двумя переломными состояниями развития культуры и цивилизации: с изменениями в культуре античного мира, которые обеспечили применение научного метода в математике и вывели её на уровень теоретического исследования, а также, с изменениями в европейской культуре, произошедшими в эпоху Возрождения и перехода к Новому времени, когда собственно научный способ мышления стал достоянием естествознания (главным процессом здесь принято считать становление эксперимента как метода изучения природы, соединение математического метода с экспериментом и формирование теоретического естествознания).Эти изменения в культуре обеспечивали в конечном итоге становление техногенной цивилизации. Развитая наука утвердилась именно в этой линии цивилизационного развития, но исторический путь к ней не был простым и прямолинейным. Отдельные предпосылки и пробы развёртывания научного метода неоднократно осуществлялись в разных культурах. Для перехода к собственно научной стадии необходим был особый способ мышления (видения мира) и который не мог утвердиться, например, в культуре кастовых и деспотических обществ Востока эпохи первых городских цивилизаций (где начиналась преднаука), где все было направлено на на воспроизведение существующих форм и способов деятельности, накладывало ограничения на прогностические возможности познания, мешая ему выйти за рамки сложившихся стереотипов социального опыта.. Зачатки научных знаний вырабатывались и излагались в восточных культурах главным образом как предписания для практики и не обрели ещё статуса знаний о естественных процессах, развёртывающихся в соответствии с объективными законами. На протяжении XVII века формировались экспериментальные науки…. Все это способствовало созданию нового образа науки. Наиболее видными представителями ее в XVI—XVII вв. были Д. Бруно, Н.

Коперник, Г. Галилей, И. Ньютон, Ф. Бэкон, Р. Декарт, Д. Локк, Г. Лейбниц и др., которые соединяли философскую методологию с наукой в нечто целое.

Философия и наука как две взаимосвязанные стороны единого процесса познания мира, общества и человека сами становились предметом познания.

Билет 17.2. Прогнозирование экономических процессов.

Аналогия ( это метод, использующий аналог (т.е. идеальный или материальный предмет, адекватно отражающий исследуемый процесс или предмет);

вывод о наличии какого-либо признака у исследуемого объекта при таком методе делается на основе сходства, существующего в других признаках.

Метод экстраполяции ( это метод, который в качестве своего базиса использует рассмотренный нами выше метод аналогии. Экстраполяцию можно в этом контексте интерпретировать как метод частичной или неполной аналогии ( аналогии по одному какому-либо определенному признаку или по группе признаков. Естественно, что все такие же характеристики должны быть распространены и на экстраполяцию в экономической науке ( экономическую экстраполяцию, основой которой является логическая экстраполяция. Кроме того, мы также поднимем вопрос о прогнозной (прогностической) экстраполяции ( экстраполяции на будущее знаний о настоящем.

Экстраполяция (логическая экстраполяция) ( это логико-гносеологический прием или метод, суть которого состоит в переносе знаний об исследованной сфере реальности на другую сферу, еще не исследованную или в силу каких либо причин недоступную исследователю.

Экономическая экстраполяция ( это перенос знаний об уже изученной области хозяйственных явлений на еще неизученную область ( в пространственном, временном или предметном аспекте.

Прогнозная (прогностическая) экстраполяция ( это экстраполяция, где осуществляется перенос уже исследований знаний о настоящем на еще не познанное будущее.

Метод экстраполяции, точно так же, как и метод аналогии ( это метод, апеллирующий к единообразию мира. Исследователь как бы изначально предполагает, что в какой-то иной, ему недоступной или им неизученной, сфере реальности мир будет устроен примерно по таким же принципам, что и в области, ему известной. В некотором аспекте у познающего субъекта здесь работает модель «опережающего отражения» ( он как бы заранее старается предвидеть то, что он еще не знает: он как бы «верит», что и иная реальность устроена по уже известным ему законам.

Экономическая экстраполяция утверждает принцип единообразия хозяйственных явлений и фактов, или, говоря иначе, их гомогенность.

Согласно принципу экономической экстраполяции, в мире хозяйственных процессов не существует процессов, которые могли бы качественно отличаться от мира уже известных или изученных экономистами процессов.

Экстраполяция: содержательно ( распространение (возможно, с преобразованиями, осуществляемыми посредством формальных методов) количественных характеристик каких-либо объектов или процессов, наблюдаемых в определенных временных, пространственных либо других границах для той или иной цели, за эти границы и/или для другой цели;

формально ( продление функции за границы области ее определения.

Содержательная экономическая экстраполяция ( это перенос количественных параметров хозяйственных объектов либо во времени, либо в пространстве. Первый случай может также иметь два варианта: в первом случае экстраполяция идет на прошлое, а во втором случае ( на будущее. Первый вариант можно определить как содержательную ретроспективную экстраполяцию, а второй ( как содержательную прогностическую экстраполяцию, или, говоря проще, прогнозирование по экстраполяции. Именно второй вариант нас здесь интересует больше всего, и именно им мы займемся чуть ниже. Примером же содержательной ретроспективной экстраполяции может быть случай, когда нам неизвестны экономические характеристики какого-либо объекта (например, какого-либо античного или средневекового города или региона) и мы экстраполируем на нее параметрические модели поздних, более изученных нами эпох.

Помимо деления на формальную и содержательную, экономическая экстраполяция также может быть теоретической и эмпирической (в зависимости от того, какие данные или методы экстраполируются), научной и ненаучной (хотя, естественно, у нас разговор идет исключительно о научной экономической экстраполяции), номологической (экстраполируется закон) и модельной (экстраполируется модель) и т.д. и т.п.

В целом, прогнозирование является одним из видов социального предвидения. Помимо собственно прогнозирования, существует еще социальное проектирование и социальное планирование ( методы предвидения, где разрабатываются значительно более конкретные проекты и образы будущего (как правило, ближайшего будущего) и устанавливаются средства для их достижения.

В целом же существует две основных типологии научных прогнозов. Первая основана на классификации прогнозов по сферам деятельности (экономический, экологический, социально-медицинский, социально-географический, социологический, внешнеполитический и т.д.), а вторая разделяет прогнозы по их срокам: оперативный, краткосрочный, среднесрочный, долгосрочный.

Горизонт прогнозирования ( это максимально возможная временная граница прогноза, после которой прогноз становится неопределенным и теряет всякий смысл.

Сценарий экономического прогноза ( это конкретный вариант будущего экономического развития, разработанный в рамках определенной экономической теории или концепции.

=== еще вариант Прогнозирование экономических процессов В условиях социального рыночного хозяйства экономические прогнозы необходимы для определения возможных целей развития общества и обеспечивающих их достижение экономических ресурсов, для выявления наиболее вероятных и экономически эффективных вариантов долгосрочных, среднесрочных и текущих планов, обоснования основных направлений экономической и технической политики, предвидения последствий принимаемых решений и осуществляемых в каждый данный момент мероприятий.

Под прогнозом понимается научно обоснованное суждение о возможных состояниях объекта в будущем, об альтернативных путях и сроках его осуществления. Процесс разработки прогнозов называется прогнозированием.

Прогнозирование является важным связующим звеном между теорией и практикой во всех областях жизни общества. Оно имеет две различные плоскости конкретизации:

1. собственно предсказательную (дескриптивную, описательную). Предсказание подразумевает описание возможных или желательных перспектив, состояний, решений Проблем будущего.

2. и другую, сопряженную с ней, относящуюся к категории управления,—предуказательную (прескриптивную, предписательную).

Предуказание есть собственно решение этих проблем, использование информации о будущем в целенаправленной деятельности.

Таким обра-зом, в проблеме прогнозирования различают два аспекта:

теоретико-познавательный и управленческий, связанный с возможностью принятия на основе полученного знания управленческих решений.

Одним из важных направлений прогнозирования общественного развития является экономическое прогнозирование — научная экономическая дисциплина, имеющая своим объектом процесс конкретного расширенного воспроизводства, а предметом — познание возможных состояний функционирующих экономических объектов в будущем, исследование закономерностей и способов разработки экономических прогнозов.

Экономическое прогнозирование есть процесс разработки экономических прогнозов, основанный на научных методах познания экономических явлений и использовании всей совокупности методов, средств и способов экономической прогностики.

Прогнозирование, в том числе экономическое, соотносится с более широким понятием — предвидения как опережающего отображения действительности, основанного на познании законов природы, общества и мышления. В зависимости от степени конкретности и характера воздействия на ход исследуемых процессов различают три формы предвидения: гипотезу (общенаучное предвидение), прогноз, план.

3. Гипотеза характеризует научное предвидение на уровне общей теории. Это означает, что исходную базу построения гипотезы составляют теория и открытые на ее основе закономерности и причинно-следственные связи функционирования и развития исследуемых объектов. На уровне гипотезы дается качественная характеристика этих последних, выражающая общие закономерности их поведения.

4. Прогноз в сравнении с гипотезой имеет значительно большую определенность, поскольку основываются не только на качественных, но и на количественных параметрах и потому позволяет характеризовать будущее состояние объекта также и количественно. Прогноз выражает предвидение на уровне конкретно-прикладной теории. Таким образом, прогноз отличается от гипотезы меньшей степенью неопределенности и большей достоверностью. В то же время связи прогноза с исследуемым объектом, явлением нс являются жесткими, однозначными: прогноз носит вероятностный и вариантный характер.

5. План представляет собой постановку точно определенной цели и предвидение конкретных, детальных событий исследуемого объекта., В нем фиксируются пути и средства развития в соответствии с поставленными задачами, обосновываются принятые управленческие решения. Его главная отличительная черта — определенность и директив-ность заданий. Таким образом, в плане предвидение получает наибольшую конкретность и определенность. Как и прогноз, план основывается на результатах и достижениях конкретно прикладной теории.



Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 66 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.