авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 66 |

«ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ К КАНДИДАТСКОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО ФИЛОСОФИИ АСПИРАНТОВ РАП (ВСЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ) Мишин А.В. 1. Генезис философии, ее специфические характеристики как ...»

-- [ Страница 37 ] --

Задача экономического прогнозирования, с одной стороны, выяснить перспективы ближайшего или более отдаленного будущего в исследуемой области, руководствуясь реальными процессами действительности, а с другой — способствовать выработке оптимальных текущих и перспективных планов, опираясь на составленный прогноз и оценку принятого решения с позиций его последствий в прогнозируемом периоде.

1. По масштабу прогнозирования выделяют:

1. макроэкономический (народнохозяйственный);

2. структурный (межотраслевой и межрегиональный) прогнозы, 3. прогнозы развития народнохозяйственных комплексов (топливно энергетического, агропромышленного, инвестиционного, производственной инфраструктуры, сферы обслуживания населения и др.), 4. прогнозы отраслевые;

5. региональные, 6. прогнозы первичных звеньев народнохозяйственной системы — предприятий, производственных объединений, а также отдельных производств и продуктов.

2. По времени упреждения прогнозы подразделяются на:

1. Оперативные (имеет период упреждения до одного месяца);

2. Краткосрочные (от одного месяца до года);

3. Среднесрочные (от года до пяти лет);

4. Долгосрочные (от пяти до пятнадцати);

5. Дальнесрочные (свыше этого периода).

3. В зависимости от характера исследуемых объектов:

1. развития производственных отношений;

2. социально-экономических предпосылок и последствий научно-технического прогресса', 3. динамики народного хозяйства (его темпов, факторов и структуры);

4. воспроизводства трудовых ресурсов, занятости и подготовки кадров;

5. экономического использования природных ресурсов;

6. воспроизводства основных фондов и капитальных вложений;

7. уровня жизни населения;

8. финансовых отношений, доходов и цен;

9. внешних экономических связей и др.

4. По функциональному признаку (направлениям прогнозирования) прогнозы подразделяются на два типа:

1. Поисковый - основан на условном продолжении в будущее тенденций развития исследуемого объекта в прошлом и настоящем, и отвлекается от условий, способных изменить эти тенденции (планов, программ и т. д.).

Его задача — выяснить, как будет развиваться исследуемый объект при сохранении существующих тенденций. Поисковый прогноз отталкивается при определении будущего состояния объекта от его прошлого и настоящего 2. Нормативный - разрабатывается на базе заранее определенных целей. Его задача — определить пути и сроки достижения возможных состояний объекта прогнозирования в будущем. принимаемых в качестве цели.

Нормативный прогноз осуществляется в обратном порядке: от заданного состояния в будущем к существующим тенденциям и их изменениям в свете поставленной цели.

С типологией прогнозов тесно связан вопрос об источниках информации о будущем и способах прогнозирования. Различают три основных источника прогнозной инормации:

I. накопленный опыт, основанный на знании закономерностей протекания и развития исследуемых явлений, процессов, событий;

II. экстраполяция существующих тенденций, закон развития которых в прошлом и настоящем достаточно известен;

III. построение моделей прогнозируемых объектов применительно к ожидаемым или намечаемым условиям.

Применительно к этим источникам информации различают три взаимно дополняющих друг друга способа прогнозирования:

a) экспертный, основанный на предварительном сборе информации (анкетирование, интервьюирование. опрос) и ее обработке, а также на суждениях экспертов (эксперта) относительно поставленной задачи прогноза:

b) экстраполяция — изучение предшествующего развития объекта и перенесение закономерностей этого развития в прошлом и настоящем на будущее;

c) моделирование — исследование поисковых и нормативных моделей прогнозируемого объекта в свете ожидаемых или намечаемых изменений в его состоянии.

Билет 18.1. Научные школы. Подготовка научных кадров. Историческое развитие способов трансляции научных знаний. Компьютеризация науки и ее социальные последствия (ПРОВЕРИТЬ).

Современное общество называют информационным, т.к. информация образует важнейший элемент его жизнедеятельности. Информатизация, как процесс перехода к информационному обществу, коснулась всех сфер человеческой жизни. Новые информационные технологии открывают следующую страницу в развитии науки и жизни научного общества в целом. Электронная почта, компьютерные конференции обеспечивают возможность тесного контакта ученых, интенсивного обсуждения интересующих проблем. Информатизация научных исследований - это реализация комплекса мер, направленных не обеспечение полного и своевременного получения достоверных знаний об объектах исследований.

Информатизация образования является ключевым условием подготовки специалистов, способных ориентироваться в окружающем мире. В сфере этой деятельности претерпевают смысловой наполнение базовые задачи образования.

Информация образования - процесс, в котором политические, социально экономические, технологические и правовые механизмы тесно связаны на основе широкого применения ЭВМ, средств, систем коллективной и личной связи.

Цель информатизации - глобальная рационализация интеллектуальной деятельности, обеспечивающей автоформализацию предметных областей и автономию процесса познания каждого индивида за счет свободного доступа ко всем видам, формам и уровням учебных знаний.

Сущность информатизации образования составляют структурирование профессиональных знаний в заданных предметных областях и обеспечение свободного доступа обучаемых к базам данных.

Компьютерное моделирование - эффективное средство обучения. Полезным средством может быть компьютер и при изучении тем, требующих усвоения большого объема цифровой и иной конкретной информации. Компьютеры дают новые возможности хранения хода и результатов решения многообразных задач, включая допускаемые при этом типичные ошибки. Помимо развития индивидуальных форм обучения будут появляться и новые формы совместного обучения.

Научный эксперимент сегодня развивается по двум основным направлениям:

1. постоянно усложняется и совершенствуется его материальная основа;

2.

оптимизация управления экспериментом. Автоматизация эксперимента позволяет многократно ускорять его проведение, существенно повышая эффективность труда экспериментатора. Важной областью применения компьютерных методов для расшифровки экспериментальной информации является воссоздание структурных производственных моделей сложных молекул на основе рентгеновских снимков.

Сегодня можно говорить о двух основных направлениях компьютерного синтеза: 1. связано с использованием программ, опирающихся на уже известные реакции;

2. программы, основанные на переборе логически возможных вариантов синтеза необходимого соединения. Важным направлением воздействия компьютеризации на научный эксперимент является создаваемая ею возможность существенного сокращения его объема при условии определенной информационной подготовки. Компьютеризация выводит научный эксперимент на качественно новый уровень развития. Она привела к появлению нового важного метода исследования сложных систем и явлений вычислительного эксперимента: на основе известных законов создается математическая модель изучаемого явления, затем с помощью ЭВМ исследуются различные стороны модели. В процессе эксперимента в модель могут вноситься изменения и осуществляться проверка гипотез.

Компьютеры выступают средством общения людей. Наиболее универсальным средством компьютерного общения является электронная почта, которая позволяет пересылать сообщения практически с любой машины на любую.

INTERNET- глобальная компьютерная сеть, охватывающая весь мир, обеспечивает связь различных информационных сетей.

Билет 18.2. Доказательства и опровержения в экономической науке (НЕТ) Билет 19.1. Сближение идеалов естественно-научного и социально гуманитарного познания. Включение социальных ценностей в процессе выбора стратегии исследовательской деятельности.

Одной из сложнейших внутренних структурных проблем функционирования и развития науки – вопрос о ее единстве, целостности и характере этой целостности. Особенно актуальна эта философская проблема в отношении современной науки, состоящей из огромного числа дисциплин естественно научного, социально-гуманитарного, логико-математического и технико технологического характера. Предметное и методологическое несходство имеет место между естествознанием и гуманитарными науками. Имеющееся между ними «противоречие» было зафиксировано еще в научной рефлексии XIX в., однако наиболее четкую и категориально оформленную форму оно получило лишь в философии науки XX в. в виде проблемы взаимоотношения и противостояния в науке 2 типов культур: естественно – научной и гуманитарной. Немало бед, видимо, удалось бы избежать человечеству в XX в., если бы отношения между представителями этих 2 культур строились не на началах противостояния и вражды, а на пути конструктивного диалога и сотрудничества. О расколе культур (естественно-научной и гуманитарной) как тревожном факте жизни современной цивилизации заговорили на рубеже 60-70 гг. XXв. Стоит отметить, что в эти годы выдающийся американский ученый – медик и гуманист Ван Ронселлер Поттер в целой серии выступлений и публикаций, сложившихся затем в книгу с не менее знаменитым названием «Биоэтика – мост в будущее», призвал к полной трансформации сферы этического на базе современной биологии (и др.естественных наук) как путь решения все той же центральной проблемы – наведения моста между 2 культурами (естественно научной и гуманитарной). НЕ случайно поэтому, что тема эта проходит как сквозная через работы 70-х гг. XX в. многих выдающихся учёных современности.

Достаточно назвать имена только таких лауреатов Нобелевской премии как В.Гейзенберг, И.Пригожин и К.Лоренц. А в 1980-1990 гг. задача выработки единого языка широкого междисциплинарного общения как абсолютно необходимого условия решения важнейших глобальных проблем современности осознается в научном мире как центральная задача наших дней. Эта озабоченность выдающихся ученых нашла живой отклик в широких кругах общественности и была связана с осознанием того, что западная цивилизация в своем триумфальном развитии путем НТП неожиданно подошла к некоему критическому рубежу.

Неуклонный рост населения, хищническое истребление невозобновимых природных ресурсов, катастрофическое загрязнение природной среды промышленности и бытовыми отходами, разрушение естественных биоценозов и многое другое, - это все вдруг было осознанно как неуловимая неотвратимость, грозящая чел-ву неслыханными бедами. Стали появляться публикации, проводиться международные конференции по так называемым «глобальным проблемам чел-ва»;

возникли первые неправительственные орг-ции, объединяющие крупнейших ученых, общественных деятелей, мыслителей гуманистов. Они стали проводить в жизнь широкомасштабные программы по исследованию и разъяснению необходимости принятия самых неотложных и радикальных мер по предотвращению наступающих кризисов. Крупнейшие учены буквально забили в набат, предлагая самые радикальные рецепты спасения чел ва. К.Лоренц оповестил мир о «Восьми смертных грехах цивилизационного чел ва». А.Печчеи - создатель и многолетний лидер Римского клуба сформулировал 6 стартовых целей для чел-ва. Академин Н.Н. Моисеев наметил 5 основных направлений деятельности, которые могли бы лечь в основу того, что он назвал Стратегией выбывания чел-ва. Можно было бы привести много и других примеров. Но сейчас важнее обратить внимание на другое. С тех прошло уже не одно десятилетие. За это время, безусловно, многое было сделано, и были получены некоторые обнадеживающие рез-ты. И тем не менее основные угрозы чел-ву не только не были преодолены, но даже не отодвинуты. Есть все основания считать, что сейчас мы оказались в ситуации, когда вновь требуется возвращение к истокам, к поиску корней, и первопричин цивилизационых кризисов, как уже переживаемых чел-вом, так и тех, что грозным признаком выступают из будущего. Как совершенно справедливо пишет отечественный исследователь этих проблем А.И. Павленко, «для решения проблемы преодоления кризиса созданы многочисленные международные орг-ции, издаются тысячи периодических изданий, собираются конгрессы, пишутся воззвания, и декларации. И между тем проблема до сих пор не только не решена, но и вполне возможно во всей своей полноте еще даже и не осознанна, а кризис оказывается «удаленным» от своего преодоления сегодня еще больше, чем это было на момент начала его осознания – 1960-1970 гг.».

Действительно, на сегодня очевидно, что практический успех в решении глобальных проблем напрямую зависит от дальнейшей углубленно теоретической Билет 19.2. Синергетика и экономика В последние годы наблюдается стремительный и бурный рост интереса к междисциплинарному направлению, получившему название "синергетика".

создатель синергетического направления и изобретатель термина "синергетика" профессор Штугггартского университета и директор Института теоретической физики и синергетики Герман Хакен.

По Хакену, синергетика занимается изучением систем, состоящих из большого (очень большого, "огромного") числа частей, компонент или подсистем, одним словом, деталей, сложным образом взаимодействующих между собой. Слово "синергетика" и означает "совместное действие", подчеркивая согласованность функционирования частей, отражающуюся в поведении системы как целого.

Системы, составляющие предмет изучения синергетики, могут быть самой различной природы и содержательно и специально изучаться различными науками, например, физикой, химией, биологией, математикой, нейрофизиологией, экономикой, социологией, лингвистикой (перечень наук легко можно было бы продолжить). Каждая из наук изучает "свои" системы своими, только ей присущими, методами и формулирует результаты на "своем" языке. При существующей далеко зашедшей дифференциации науки это приводит к тому, что достижения одной науки зачастую становятся недоступными вниманию и тем более пониманию представителей других наук.

В отличие от традиционных областей науки синергетику интересуют общие закономерности эволюции (развития во времени) систем любой природы.

Отрешаясь от специфической природы систем, синергетика обретает способность описывать их эволюцию на интернациональном языке, устанавливая своего рода изоморфизм двух явлений, изучаемых специфическими средствами двух различных наук, но имеющих общую модель, или, точнее, приводимых к общей модели.

Обнаружение единства модели позволяет синергетике делать достояние одной области науки доступным пониманию представителей совсем другой, быть может, весьма далекой от нее области науки и переносить результаты одной науки на, казалось бы, чужеродную почву.

Следует особо подчеркнуть, что синергетика отнюдь не является одной из пограничных наук типа физической химии или математической биологии, возникающих на стыке двух наук (наука, в чью предметную область происходит вторжение, в названии пограничной науки представлена существительным;

наука, чьими средствами производится "вторжение", представлена прилагательным;

например, математическая биология занимается изучением традиционных объектов биологии математическими методами). По замыслу своего создателя проф. Хакена, синергетика призвана играть роль своего рода метанауки, подмечающей и изучающей общий характер тех закономерностей и зависимостей, которые частные науки считали "своими". Поэтому синергетика возникает не на стыке наук в более или менее широкой или узкой пограничной области, а извлекает представляющие для нее интерес системы из самой сердцевины предметной области частных наук и исследует эти системы, не апеллируя к их природе, своими специфическими средствами, носящими общий ("интернациональный") характер по отношению к частным наукам.

Нужно сказать, что изучением систем, состоящих из большого числа частей, взаимодействующих между собой тем или иным способом, занимались и продолжают заниматься многие науки. Одни из них предпочитают подразделять систему на части, чтобы затем, изучая разъятые детали, пытаться строить более или менее правдоподобные гипотезы о структуре или функционировании системы как целого. Другие изучают систему как единое целое, предавая забвению тонко настроенное взаимодействие частей. И тот, и другой подходы обладают своими преимуществами и недостатками.

Синергетика наводит мост через брешь, разделяющую первый, редукционистский, подход от второго, холистического. К тому же в синергетике, своего рода соединительном звене между этими двумя экстремистскими подходами, рассмотрение происходит на промежуточном, мезоскопическом уровне, и макроскопические проявления процессов, происходящих на микроскопическом уровне, возникают "сами собой", вследствие самоорганизации, без руководящей и направляющей "руки", действующей извне системы.

Это обстоятельство имеет настолько существенное значение, что синергетику можно было бы определить как науку о самоорганизации.

Попытки объяснить механизмы самоорганизации, которые начались, по существу, еще в 18-м веке, не обошли стороной и общественные науки.

Основоположник классической политической экономии А.Смит (1723-1790) в своем главном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов»

показал, что спонтанный порядок на рынке является результатом взаимодействия различных, часто противоположных стремлений, целей и интересов его участников. Такое взаимодействие приводит к установлению никем не запланированного порядка, который выражается в равновесии спроса и предложения. А. Смит использовал метафору «невидимой руки», которая регулирует цены на рынке.

Подобные же идеи высказывались в то время и относительно самоорганизации норм нравственности в обществе. При этом идеи самоорганизации, самосовершенствования деятельности социальных систем связывались с эволюционными процессами. И вот в конце 20-го века ответ на многие поставленные вопросы пришел из естественных наук, когда было обнаружено поразительное сходство процессов самоорганизации на самых различных структурных уровнях материи.

Социальные системы так же как и природные – столь же сложные и нелинейные. В них возможны изменения структурных связей, кризисы и катастрофы, в том числе экологические и экономические. И здесь большое значение имеет возможность, опираясь на методы синергетики, определить условия нарушения прежней устойчивости и возможность перехода в новое состояние, сопровождаемое структурными изменениями.

Как уже говорилось, самоорганизующиеся системы – это открытые системы, свободно обменивающиеся с внешней средой и другими системами энергией, материальными потоками и информацией. В случае рынка -–это свободное движение капитала, рабочей силы и товара. Целенаправленная деятельность субъектов – участников процесса в условиях внешних воздействий и конкуренции делает систему асимметричной и неравновесной, т.е. уводит ее от состояния равновесия (максимума энтропии).

Кооперация и конкуренция фирм являются самоорганизующимися процессами.

При синергетическом моделировании рынка как самоорганизующейся системы с целью максимизации прибыли приходится решать дифференциальные балансовые уравнения, применять компьютерные системы обработки информации, новые информационные технологии.

В неравновесных системах, помимо знания балансовых уравнений, встает задача формализации и учета отношения порядка и беспорядка (соответственно, энтропии и негэнтропии). Эта проблема не так проста. Рынок выступает здесь в качестве индикатора, быстро обнаруживая неходовые товары, производство которых нерентабельно и ведет к росту энтропии.

Высококачественные товары, пользующиеся большим спросом и производящиеся в большем объеме (работает положительная обратная связь), напротив, увеличивают негэнтропию, порядок, так как ускоряются процессы производства и обмена, повышается занятость, полнее удовлетворяются потребности общества, растет жизненный уровень людей. Через некоторое время по мере расширения выпуска происходит насыщение рынка этим товаром, наступает момент равновесия между спросом и предложением, но конкурирующие фирмы уже освоили к этому времени новые изделия, поставили на рынок новые товары, с более высокими качествами. Товарно-денежные отношения снова активизируются. И когда производителей достаточно много, новые предложения поступают непрерывно. Так поддерживается неравновесность рынка и эффективность функционирования экономической системы.

Синергетика с ее статусом метанауки изначально была призвана сыграть роль коммуникатора, позволяющего оценить степень общности результатов, моделей и методов отдельных наук, их полезность для других наук и перевести диалект конкретной науки на высокую латынь междисциплинарного общения.

Положение междисциплинарного направления обусловило еще одну важную особенность синергетики – ее открытость, готовность к диалогу на правах непосредственного участника или непритязательного посредника, видящего свою задачу во всемирном обеспечении взаимопонимания между участниками диалога.

Билет 20.1. Роль науки в современном образовании и формировании личности.

Человек – это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к высшей степени развития живой природы - к человеческому роду. В понятии «человек» утверждается генетическая предопределенность развития собственно человеческих признаков и качеств.

Индивид, рассматриваемый в его специфических особенностях, выступает синонимом понятия индивидуальности. Из этого вытекает, что в понятии индивидуальности фиксируется особенное, специфическое и своеобразное, то есть все то, что отличает данного конкретного человека от других людей.

Личность - это социально-психологическая сущность индивида.

Личностью мы становимся под влиянием жизни в обществе, в результате взаимодействия с другими людьми. По мнению отечественных психологов В. В.

Курковой и Н. Б. Березанской очень важен постулат о динамическом характере личности. Несмотря на то, что в определенный временной промежуток мы имеем дело с некоторой устойчивой системой, которую можно назвать личностью (это особенности темперамента, характера, мировоззрения, мышления и т.д.), все таки более уместно говорить о личности как о процессе, а не о результате.

На этот сложный процесс множество факторов, среди которых можно выделить и науку. Научное знание может коренным образом влиять на структуру личности, модифицируя мировосприятие человека. По мнению отечественного психолога Алексея Николаевича Леонтьева «личность – это форма существования человека»

и эта форма может быть подчинена науке.

А.Н. Леонтьев подчеркивал невозможность поставить знак равенства между понятиями «личность» и «индивид» ввиду того, что личность – это особое качество, приобретаемое индивидом благодаря общественным отношениям.

Личность невозможна вне социальной деятельности и общения.

В целом в развитии личности можно выделить три важнейших уровня.

На первом уровне субъект недостаточно адекватно осознает свои истинные побуждения. На втором уровне личность выступает как субъект, сознательно соотносящий цели и мотивы действий, намеренно формирующий ситуации своего поведения. На третьем уровне личность становится субъектом своего жизненного пути, который она сознательно измеряет масштабами своей эпохи.

На первый план здесь выступают качества индивидуальности, неповторимости в их общественно-историческом значении.

В своем развитии личность способна самоопределятся по отношению к внешним условиям. Личность – субъект своей жизни, то есть источник и движущая сила жизненной динамики. Особенность развитой личности как субъекта жизни состоит в ее способности разрешать жизненные проблемы.

Проблема личности в философии – это вопрос о том, в чем сущность человека как личности, каково ее место в мире и в истории. Личность здесь рассматривается как индивидуальное выражение и субъект общественных идеалов, ценностей, общественных отношений, деятельности и общения людей.

Особенно следует сказать о влиянии деятельности на личность. Деятельность человека является той основой, на которой и благодаря которой происходит развитие личности и выполнение ею различных социальных ролей в обществе.

Только в деятельности индивид выступает и самоутверждается как личность, иначе он остается “вещью в себе”. Сам человек может думать о себе что угодно, но то, чем он является в действительности, обнаруживается только в деле.

Понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин “лик” для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово “личность” восходит к латинскому понятию “персона”, что означало маску актера в театре, социальную роль и человека как некое целостное существо, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение “потерять лицо”, которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Структура личности.

Выделяют, в первую очередь, так называемую физическую личность или физическое Я. Это тело, или телесная организация человека, самый устойчивый компонент личности, основанный на телесных свойствах и самоощущениях. Тело не только первый “предмет” для познания, но и обязательный компонент личностного мира человека, как помогающее, так и мешающее в процессах общения.

Социальная личность складывается в общении людей, начиная с первичных форм общения матери с ребенком. По сути дела она представляет как система социальных ролей человека, в разных группах, мнением которых он дорожит.

Все формы самоутверждения в профессии, соперничестве и т.д. формируют социальную структуру личности. Психологи отмечают, что довольство или недовольство собой всецело определяется дробью, в которой числитель выражает наш действительный успех, а знаменатель – наши притязания.

Духовная личность составляет тот невидимый стержень, ядро нашего “Я”, на котором держится все. Это внутренние душевные состояния, отражающие устремленность к определенным духовным ценностям и идеалам. Они могут и не осознаваться во всей полноте, но так или иначе забота о “душе” является квинтэссенцией личностного развития. Рано или поздно каждый человек, хотя бы в отдельные моменты жизни начинает задумываться над смыслом своего существования и духовного развития. Духовность человека не является чем-то внешним, ее нельзя приобрести путем образования или подражания даже лучшим примерам.

Личность – это совокупность трех ее основных составляющих:

биогенетических задатков, воздействия социальных факторов (среда, условия, нормы) и ее психосоциального ядра – “Я”. Оно представляет собой как бы внутреннее социальное личности, ставшее феноменом психики, определяющее ее характер, сферу мотивации, способ соотношения своих интересов с общественными. Она же является основой формирования социальных чувств человека: чувства собственного долга, достоинства, ответственности, совести. Таким образом “Я” есть сущностный элемент структуры личности, это высший духовно-смысловой ее центр. Процесс соотнесения образа “Я” с реальными жизненными обстоятельствами, служит базой для самовоспитания, развития собственной личности. Человек как личность не есть некая законченная данность. Он – процесс, требующий неустанной душевной деятельности.

Одновременно с формированием мировоззрения складывается и характер личности – психологический стержень человека. Только в характере индивидуум приобретает свою постоянную определенность.

Новорожденный - уже выраженная, яркая индивидуальность, и каждый день его жизни увеличивает потребность в многообразных реакциях на окружающий мир. Буквально с первых дней жизни, с первых кормлений, формируется свой, особый стиль поведения ребенка, так хорошо узнаваемый матерью.

Индивидуальность ребенка нарастает к двум-трем годам, который сравнивают с обезьяной по интересу к миру и освоению собственного «Я». Большое значение для дальнейшей судьбы имеют особые «критические» моменты, во время которых происходит запечатлевание ярких впечатлений внешней среды, что потом во многом определяет поведение человека. Они носят название "импрессинга" и могут быть очень разными, например, музыкальной пьесой, потрясшей душу историей, картиной какого-то события или внешним видом человека.

Дальнейшее развитие личности связано с «происхождением» других возрастных периодов и с, другой стороны, - с особенностями развития девочек и мальчиков, девушек и юношей. Возраст, как, профессия, круг общения, эпоха и, конечно же, наука–все это формирует личность. На жизненном пути неизбежны и взлеты – как правило, в юности и в возрасте 30 - 40 лет и застои(25-30, 40-45). Рубежами в жизни человека становятся отрыв от родительской семьи, создание собственной семьи, рождение детей и т.п.

Становление личности происходит в процессе усвоения людьми опыта и ценностной ориентации данного общества, что называют социализацией. Человек учится выполнять особые социальные роли, т.е. учиться вести себя в соответствии с ролью ребенка, студента, мужа и т.д. все они имеют выраженный культурный контекст и, в частности, значительно зависят от стереотипа мышления. Если нет тяжелых врожденных дефектов развития головного мозга, последствий родовой травмы или заболевания, то становление личности – итог взаимодействия человека и общества. В течение жизни человек может в той или иной степени утратить личностные черты вследствие развития хронического алкоголизма, наркомании, тяжелых заболеваний ЦНС и т.п. в принципе личность может «умереть» в еще живом человеке, что говорит о сложной внутренней структуре этого феномена.

Как было сказано ранее, понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин «лик» для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово «личность» восходит к латинскому понятию «персона», что означало маску актера в театре, социальную роль и человека как целостное существо, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение «потерять лицо», которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Нужно отметить, что в восточных языках (китайском и японском) понятие личности связывается не только с лицом человека, но и со всем телом. В европейской традиции лицо рассматривается в оппозиции с телом, так как лицо символизирует душу человека, а для китайского мышления характерно понятие «жизненность», куда входят и духовные качества.

Философская энциклопедия определяет личность так: человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности. Другое значение – устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества.

Личность может иметь научное или религиозное мировоззрение.

Научное и религиозное миропонимание пересекаются друг с другом очень плотно. С одной стороны, наука не представляет собой сплошного потока объективированного знания, полное обоснование которого сводится к доказательности, будь то теоретической или экспериментальной. С другой стороны, системы религиозной веры не сводятся к принятию лишь на веру каких то основополагающих установок. Степень обоснования научных утверждений различна, но почти всегда они исходят из самоочевидности для познающего разума, интеллектуальной прозрачности, достаточности с позиции внешних по отношению к теории параметров. Все это по мнению Багдасарьяна при ближайшем рассмотрении оказывается видоизмененными установками веры.

Наука и развитие человека По мнению В.П. Кохановского, Наука – это форма духовной деятельности людей, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того, чтобы предвидеть тенденции развития действительности и способствовать ее изменению.

Первичным в понимании природы науки является ее воздействие на самого человека, на систему его интересов, потребностей и возможностей к действиям в организации своего бытия и его совершенствования. Наука не является чем то внешним по отношению к личности человека, скорее она связана с самой его сутью. Последняя выражается, прежде всего, в потребностях человека. Именно потребности, их, так или иначе упорядоченные системы, определяют то, что можно назвать феноменом человека. Потребности человека весьма разнообразны, иерархически организованы и исторически многие из них обновляются. В наше время принято выделять три вида основных потребностей: витальные (биологические), социальные (принадлежность к определенной группе) и потребность познания. “Последнюю группу исходных потребностей составляют идеальные потребности познания окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле как путем присвоения уже имеющихся культурных ценностей, так и за счет открытия совершенно нового, неизвестного предшествующим поколениям.

Познавая действительность, человек стремится уяснить правила и закономерности, которым подчинен окружающий мир…”.

Необходимо отметить, что потребность познания никоим образом не является производной от биологической и социальной потребностей, а, наоборот, ведет свое происхождение от универсальной, свойственной всему живому потребности в информации. Если не признать жажду познания в качестве основной потребности человека, то ее нишу займут иные, вспомогательные потребности.

Словами Г. Башляра: “…пока мы не признаем, что в глубинах человеческой души присутствует стремление к познанию, понимаемому как долг, мы будем склонны растворять это стремление в ницшеанской воле к власти”.

Удовлетворяя и развивая потребности познания, человек делает возможным свое комплексное, целостное развитие. Наука создает идеальный мир, систему идеальных представлений о мире, предваряя этим практические действия. Тем самым наука характеризуется рядом взаимодополняющих функций в жизнедеятельности, как личности, так и общества. При общей оценке идеального мира - мира знаний особо обращают внимание на два аспекта.

Прежде всего, отмечается, что вовлечение в научную деятельность, приобщение к сфере знаний повышает общую культуру человека. Как сказал А. Пуанкаре:

“Человек не может отказаться от знания, не опускаясь, поэтому-то интересы науки священны”.

Данная оценка науки дополняется ее характеристикой как стратегического ресурса общества. “В качестве показателя национального богатства выступают не запасы сырья или цифры производства, а количество способных к научному творчеству людей”.

В развитии науки воплощена, прежде всего, эволюция развития личности человека, его интеллекта. Именно наука радикальным образом содействует становлению и обогащению абстрактно-логического мышления, делая его все более утонченным и изощренным. Вместе с тем природа человека далеко не сводится к мыслительной деятельности. Важнейшей характеристикой жизнедеятельности человека является ее эмоционально-нравственный аспект, представления о котором воплощены главным образом в искусстве.

Соответственно этому взаимодействие науки и искусства определяет целостное развитие человеческой личности, по меньшей мере, ее духовного мира.

Уже в далекой древности открытие нового в природе вещей переживалось отдельным индивидом как социальная ценность, превосходящая любые другие.

Быть может, первый уникальный прецедент связан с научным открытием, которое легенда приписывает одному из древнегреческих мудрецов Фалесу (VII века до н. э.), предсказавшему солнечное затмение. Тирану, пожелавшему вознаградить его за открытие, Фалес ответил: “Для меня было бы достаточной наградой, если бы ты не стал приписывать себе, когда станешь передавать, другим то, чему от меня научился, а сказал бы, что автором этого открытия являюсь скорее я, чем кто-либо другой”. В этой реакции сказалась превосходящая любые другие ценности и притязания социальная потребность в признании персонального авторства. Психологический смысл открытия (значимость для личности) оборачивался социальным (значимость для других, непременно сопряженная с оценкой общественных заслуг личности в отношении безличностного научного знания). Свой результат, достигнутый благодаря внутренней мотивации, а не “изготовленный” по заказу других, адресован этим другим, признание которыми успехов индивидуального ума воспринималось как высшая награда. Уже этот эпизод далекой древности иллюстрирует изначальную социальность личностного “параметра” науки как системы деятельности.

Но исторический опыт свидетельствует, что формирование личности неразделимо связано с восприятием знания и с его производством. Если вновь обратиться к древним временам, то фактор коллективности производства знаний уже тогда получил концентрированное выражение в деятельности исследовательских групп, которые принято называть школами.

Многие проблемы открывались и разрабатывались именно в этих школах, ставших центрами не только обучения, но и творчества. Научное творчество и общение нераздельны. Менялся - от одной эпохи к другой - тип их интеграции.

Однако во всех случаях общение выступало неотъемлемой координатой.

Потребность в исследовании этого аспекта породила на 3ападе специальную методологию “дискурс - анализа”.

Говоря о социальной обусловленности жизни науки, следует различать несколько аспектов. Особенности общественного развития в конкретную эпоху преломляются сквозь призму деятельности научного сообщества (особого социума), имеющего свои нормы и эталоны. В нем конгитивное неотделимо от коммуникативного, познание от общения. Когда речь идет не только о сходном осмыслении терминов (без чего обмен идей невозможен), но и об их преобразовании (ибо именно оно совершается в научном исследовании как форме творчества), общение выполняет особую функцию. Оно становится креативным.

Если общение выступает в качестве непременного фактора познания, то такая информация не может интерпретироваться только как продукт усилий индивидуального ума. Она порождается пересечением мысли, идущей из многих источников.

Реальное движение научного познания выступает в форме порой весьма напряженных диалогов, простирающихся во времени и пространстве. Ведь исследователь задает вопросы не только природе, но также другим ее испытателям, ища в их ответах информацию (приемлемую или неприемлемую), без которой не может возникнуть его собственное решение.

Наука, как живая система, - это производство не только идей, но и творящих их людей. Внутри самой системы идет незримая непрерывная работа по построению умов, способных решать ее назревающие проблемы. Школа как единство исследования, общения и обучения творчеству, является одной из основных форм научно - социальных объединений, притом древнейшей формой, характерной для познания на всех уровнях его эволюции. В школе мы можем наблюдать личностное начало творчества. На уровне возникновения нового знания - идет ли речь об открытии, факте, теории или исследовательском направлении, в русле которого работают различные группы и школы происходит формирование личности человека.

Наука есть постижение мира, в котором мы живем. Постижение мира и есть двигатель развития личности. Эти понятия неразрывно связаны друг с другом и поэтому должны рассматриваться вместе.

Билет 20.2. Институциональный подход к изучению экономических процессов Институционализм как течение западной экономико-социологической мысли зародился около ста лет назад и прошел в своем развитии три этапа. Каждый этап развития институционализма сопровождался обновлением методологии и теоретического ядра. В итоге трем этапам его развития соответствует три самостоятельных направления: (1) старый институционализм [1898-1940 ] представители Т. Веблен, У.Митчелл, Дж. Коммонс, У. Гамильтон, (2) новая институциональная экономика [60-70-е годы] - Р. Коуз, М.Олсон, Р. Познер, О. Уильямсон, Г. Демзец, Р. Нельсон, С. Уинтер и (3) новейший институциональный подход (90-е годы ) - Д.Норт, Дж. М. Ходжсон.

Все они по-разному понимают категорию "института", по-разному формулируют исходный пункт анализа, по-разному соотносятся с неоклассической теорией.

Общим для всех трех институциональных школ является использование исторического материала для построения теоретических положений и проверка их на конкретной эмпирической ситуации - т.н. методологическая триада "теория - история - конкретная ситуация".

Институты всегда являлись предметом анализа и экономистов и социологов, и потому институциональные исследования в большинстве случаев носят междисциплинарный экономико-социологический характер.

Основные идеи:

1. институционалисты подчеркивают значение общественных установок, культуры, вообще социума в формировании индивидуума, его интересов, склонностей, способов ведения хозяйственной деятельности в отличие от неоклассиков, которые делают акцент на отдельном, изолированном индивидууме.

2. институционалисты рассматривают экономическое поведение индивида как результат главным образом устойчивых стереотипов деятельности, обычаев и привычек. Неоклассики, напротив, относятся к "экономическому человеку" как своего рода калькулятору, постоянно рассчитывающему прибыли и убытки, полезности и жертвы.

3. в качестве основного объекта анализа институциональная теория берет не индивидуума, как это делают неоклассики, а институты.

4. институциональная теория отрицает одно из важнейших положений неоклассики о том, что экономика тяготеет к состоянию равновесия, поскольку рассматривает экономику как открытую систему, постоянно развивающуюся под влиянием эффекта "кумулятивной причинности", т.е. взаимосвязанных и взаимоусиливающих факторов.

5. институционализм рассматривает индивида как продукт постоянно эволюционирующей социальной и культурной среды. Это помогает объяснить созидательную и новаторскую деятельность человека. В этом институционалисты также расходятся с неоклассиками, которые рассматривают человека как своего рода раба устойчивых предпочтений.

6. институционалисты уделяют большое внимание взаимодействию и конфликтам между индивидуумом и властью, не сводя поведение экономических агентов к чисто предпринимательской, коммерческой деятельности, как это делают неоклассики.

7. институциональная теория рассматривает технологию как первичную силу социально-экономического развития, причем силу эндогенную и развивающуюся по определенным эволюционным законам. Это отличает институциональный подход от неоклассической теории, рассматривающей технологию как фиксированный на каждый данный момент экзогенный фактор.

Определение института 1. В рамках старого институционализма институт определяется через категорию обычай. Институты здесь рассматриваются прежде всего как социально психологические феномены, замешанные на привычках, обычаях, инстинктах.

Концепция обычая - это центральный момент принятой данной школой концепции человеческой деятельности. При этом обычай понимался как "более или менее самопроизвольная склонность или тенденция к участию в ранее признанном или благоприобретенном виде действия". Обычаи суть форма нерефлексивного поведения, возникающая в повторяющихся ситуациях;

они формируются под воздействием предшествующей деятельности и обладают способностью к самосохранению.

2. Представители "новой институциональной экономики" тщательно разводили концепции института и обычая. Институты в данной школе трактуется как нормы и правила поведения. При этом таким образом понимаемые институты появляются в результате взаимодействия между индивидуумами. В связи с этим предлагается рассматривать "экономическую науку как исследование способов, которыми индивидуальные экономические агенты, преследуя свои эгоистические цели, развивают институты как средство их достижения".

3. В рамках "новейшего институционального подхода" происходит отделение анализа правил игры от стратегии игроков и тем самым отмежевание от постулатов "новой институциональной экономики". По определению Д. Норта, институты - это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют отношения между людьми. Новейший институциональный подход четко разводит институты и организации, что не делается в новой институциональной экономике. Согласно концепции новейшего институционального подхода, в понятие организация входят политические органы и учреждения, экономические структуры, общественные и образовательные учреждения. Институциональные рамки оказывают решающее влияние и на то, какие именно организации возникают и на то, как они развиваются. Но в свою очередь и организации оказывают влияние на процесс изменения институциональных рамок.

Методологические основания Различия между тремя школами институционализма проявляются не только в определении института, но и в методологических основаниях, т.е. каким образом школа отвечает на вопросы: откуда берутся институты, как они развиваются и каким образом институционализируют человеческую деятельность.

"Старый" институционализм базировался на следующих логических построениях.

Когда обычаи становятся общими для группы или социальной культуры, они вырастают в рутины или традиции. Как правило, обычаи внедряются в других индивидуумах повторными имитациями социальных традиций или рутин. Обычаи как институты в понимании старого институционализма устойчивы и инертны, они стремятся сохранять свои характеристики и таким образом "передавать их дальше", от настоящего в будущее и от института к институту. В то же время институты могут изменяться Отделив институты от обычая "новая институциональная экономика" сформировала новые методологические основы. Стрелка объяснения направлена от индивидуумов к институтам. При этом предполагается некое исходное "природное состояние", свободное от институтов. "Типичная ново институциональная программа являет попытку объяснить существование институтов типа фирмы или государства с помощью модели рационального индивидуального поведения, трактуя непредвиденные последствия в терминах взаимодействий между людьми".

Новейший институциональный подход отверг методологические посылки "новой институциональной экономики" на том основании, что, по их мнению, исходный пункт объяснений не может быть свободен от институтов. Вопрос о возникновении институтов из некоего воображаемого первичного мира, где есть индивидуумы, но нет институтов, сам по себе ошибочен. Переформулированная программа делает упор на эволюцию институтов отчасти из других институтов, а не из гипотетического свободного от институтов "природного состояния".

Согласно Д. Норту, "институты создаются людьми. Люди развивают и изменяют институты. В то же время ограничения, накладываемые институтами на человеческий выбор, оказывают влияние на самого индивида." "Новейший институциональный подход" не мыслит свои исследования без включения в институциональный анализ историческое прошлое.

Результаты институционализма Старый институционализм обычно критикуется за то, что ему не удалось выработать единой методологии и четкой системы понятий. В то же время именно представителями этого направления были выдвинуты две ключевые темы, без которых современная экономическая наука не может обойтись: (1) обусловленность действий людей обычаями и нормами;

(2) институты как возможные основы или единицы анализа.

Новый институционализм обогатил экономическую теорию понятиями прав собственности и трансакционных издержек. В традиционном понимании собственность рассматривается как абсолютное право на ресурсы. Теория прав собственности утверждает, что неправомерно отождествлять собственность с материальными объектами, она представляет собой "пучки" прав на соотношение действий с этими объектами: использовать их, присваивать получаемый от них доход, изменять их форму и местонахождение Новая институциональная теория вводит также в качестве ключевого понятия трансакционные издержки, которые складываются из затрат на поиск и приобретение информации, переговоры и принятие решений, проверку и обеспечения их выполнения.

Новейший институциональный подход пытается преодолеть внеисторические рассуждения нового институционализма и ставит перед собой задачу "выработки теоретической схемы для анализа исторически обусловленных препятствий на пути экономического роста. Методологическая программа новейшего институционального подхода, сумевшего синтезировать все необходимое из старого и нового институционализма, показывает направления будущего развития институционально-эволюционной теории. Горизонтом этой работы видится разрешение "главной загадки человеческой истории - как объяснить широкую дивергенцию ( расхождение ) траекторий исторических изменений. Как случилось, что общества стали развиваться по расходящимся историческим траекториям?

Особенности институционального подхода Институциональный подход имеет одну очень важную особенность. Суть этого свойства заключается в том, что в рамках институционального подхода одновременно совмещается теоретическая работа, исторические исследования и анализ ситуаций на конкретных объектах.

Триединой характеристикой ("теория - история - конкретная ситуация") своих исследований отличались все известные институционалисты. Веблен изучал престижное потребление, У.Митчел занимался изучением прикладных вопросов экономической динамики, в т.ч. хозяйственного цикла и денежного обращения, в контексте деятельности публичных и частных организаций. Уильямсон исследовал многолетний опыт отношений крупной японской корпорации "Тойета" с субподрядчиками. Д. Норт применял институциональный подход к жилищному рынку США.

=== Еще один вариант Институциональный подход к изучению экономических процессов Существует множество определений институтов. Институты — публичная система правил, которые определяют должность и положение с соответствующими правами и обязанностями, властью и неприкосновенностью, и тому подобное.

Эти правила специфицируют определенные формы действий в качестве разрешенных, а другие в качестве запрещенных, и по ним же наказывают одни действия и защищают другие, когда происходит насилие. В качестве примеров, или более общих социальных практик, можно привести игры, ритуалы, суды и парламенты, рынки и системы собственности.


В экономической теории впервые понятие института было включено в анализ Торстейном Вебленом. Институты - это, по сути дела, распространенный образ мысли в том, что касается отдельных отношений между обществом и личностью и отдельных выполняемых ими функций;

и система жизни общества, которая слагается из совокупности действующих в определенное время или в любой момент развития какого угодно общества, может с психологической стороны быть охарактеризована в общих чертах как превалирующая духовная позиция или распространенное представление об образе жизни в обществе.

Также под институтами Веблен понимал:

- привычные способы реагирования на стимулы;

- структура производственного или экономического механизма;

- принятая в настоящее время система общественной жизни.

Другой основоположник институционализма Джон Коммонс определяет институт следующим образом: “Институт – коллективное действие по контролю освобождению и расширению индивидуального действия”.

У другого классика институционализма - Уэсли Митчелла можно найти следующее определение: “Институты – господствующие и в высшей степени стандартизированные общественные привычки”.

В настоящее время в рамках современного институционализма наиболее распространенной является трактовка инститов Дугласа Норта: “Институты это правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми”. Согласно Норту, институты — это “правила игры” в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Следовательно, они задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия — будь то в политике, социальной сфере или экономике. Институциональные изменения определяют то, как общества развиваются во времени, и таким образом являются ключом к пониманию исторических перемен.

Норт полагает, что институты уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Институты включают в себя все формы ограничений, созданных людьми для того, чтобы придать определенную структуру человеческим взаимоотношениям. Являются ли институты формальными или неформальными? Они бывают и формальными, и неформальными. К формальным относятся — правила, придуманные людьми, к неформальным —неформальные ограничения — такие, как общепринятые условности и кодексы поведения.

Институты могут быть продуктом сознательного человеческого замысла — как, например, Конституция США, или просто складываться в процессе исторического развития, подобно обычному праву.

Чтобы избежать согласования множества внешних факторов, влияющих на успех и на саму возможность принятия того или иного решения, в рамках экономического и социального порядков вырабатываются схемы или алгоритмы поведения, являющегося при данных условиях наиболее эффективным. Эти схемы и алгоритмы или матрицы поведения индивидов есть ни что иное, как институты.

[pic] Мы переходим к институциональному пониманию понятие “открытая система”. В понимании институционалистов старой школы оно предполагает рассмотрение экономики, как части природы, включённой в систему социальных отношений, и подверженную технологическим и другим изменениям.

система открыта для свободного течения материи, энергии и информации через её границы, т. е. система находящаяся в реальном или потенциальном взаимодействии со средой. Является ли национальная экономика, вовлечённая в торговлю с другими странами, открытой системой? Если это так то, тогда неоклассическая макроэкономическая теория тоже оперирует понятием открытая система. Поскольку неоклассики рассматривают влияние окружающей среды на экономическую активность, то, следовательно, можно сказать, что они тоже имеют дело с открытой системой. Узкое понимание “открытой системы” исключает важную часть институциональной литературы, тогда как расширенное — охватывает большую часть неоклассической теории.

Одним из ключевых вопросов является институционализированный индивид.

Точка зрения, что индивидуальность не есть данность, но может быть преобразована институтами, позаимствована старой институциональной теорией от её предшественника исторической школы. Например, Веблен писал: “Ситуация сегодняшнего дня формирует институты завтрашнего по средствам выборочного, принудительного процесса, действующего на привычное видение вещей, и таким образом изменяя или закрепляя мировоззрение или позицию человека в прошлом”.

Веблен критиковал мэйнстрим. В 1909 году, он дал более полное описание: “Потребности и желания, цели и намерения, методы и средства, широта и направление человеческого поведения во многом определяются институциональной переменной, которая носит комплексный и нестабильный характер”.

Более того, Гамильтон описал наиболее важный дефект неоклассической теории: “она исключает влияние оказываемое на поведение человека системой институтов, в рамках которой каждый живёт и работает”. Позднее он продолжил свою мысль, рассматривая каждый институт как “внушение определённой модели поведения накладывающейся на деятельность человека” и его образ действий согласующийся с представлением, что институты обладают силой воздействующей на каждого индивида. Далее Гамильтон продолжает: “Институты и человеческие действия, согласования и противоречия вечно сменяются одно другим в вечной драме социального процесса”.

Билет 21.1. Возникновение науки в Древней Греции. Культура античного полиса и становление первых форм теоретической науки.

Отцами науки как специальной отрасли умственной культуры, уже отмечалось, считаются древние греки. Цивилизацией, создавшей предпосылки для первого шага по пути к собственно науке, была демократия античной Греции, где произошло изменение традиционных устоев. Хозяйственная и политическая жизнь античного полиса была пронизана духом состязаний Нормы поведения и деятельности вырабатывались в столкновении интересов различных социальных групп и утверждались во многом через борьбу мнений равноправных свободных индивидов на народном собрании. Социальный климат полиса формировал отношение к ним как к изобретению людей, которое подлежит обсуждению и улучшению по мере необходимости. На этой основе складывались представления о множестве возможных форм действительности, более совершенных форм по сравнению с уже реализовавшимися. Это видение можно обозначить как идею «вариабельного бытия», которая получила своё рациональное оформление и развитие в античной философии. Оно стимулировало разработку целого спектра философских систем, конкурирующих между собой, вводящих различные концепции мироздания и различные идеалы социального устройства. Развёртывая модели «возможных миров», античная философия в наибольшей степени реализовала в эту эпоху эвристическую функцию философского познания, что являлось предпосылкой перехода от преднауки к науке в собственном смысле слова.

Появляется проблема категориальных оснований научного поиска. Первичными формами бытия философских категорий как рационализации универсалий культуры выступают не столько понятия, сколько смыслообразы, метафоры и аналогии.

Согласно Гераклиту, огненный компонент души – это её логос, поэтому огненная (сухая) душа самая мудрая, а увлажнение души ведёт к утрате логоса (у пьяного душа увлажняется, и он теряет разумность). Но по мере развития философии в ней исчезают символический и метафорический способы мышления о мире, и все сводится к строго понятийным формам рассуждения. Генерация в системе философского познания новых категориальных моделей мира осуществляется за счёт постоянного развития философских категорий:

рефлексия над различными феноменами культуры (материальной и духовной) и установление содержательно-логических связей между философскими категориями. Целый спектр таких моделей в античной философии: мир делится на части до определённого предела (атомистика Левкиппа, Демокрита, Эпикура), мир беспредельно делим (Анаксагор), мир вообще неделим (элеаты).Античная философия продемонстрировала, как можно планомерно развёртывать представление о различных типах объектов и способах их мысленного освоения. Это поиск единого основания (первоначал и причин) и выведение из него следствий (необходимое условие теоретической организации знаний). Эти образцы оказали бесспорное влияние на становление теоретического слоя исследований в античной математике. Греческий полис принимал социально значимые решения, пропуская их через фильтр конкурирующих предложений и мнений на народном собрании. Этот сложившийся в культуре идеал обоснованного мнения был перенесён античной философией и на научные знания. Именно в греческой математике мы встречаем изложение знаний в виде теорем: «дано – требуется доказать – доказательство. Характерно, что разработка в античной философии методов постижения и развёртывания истины (диалектики и логики) протекала как отражение мира сквозь призму социальной практики полиса. Первые шаги к осознанию и развитию диалектики как метода были связаны с анализом столкновения в споре противоположных мнений на народных собраниях. Разработка логики в античной философии началась с поиска критериев правильного рассуждения в ораторском искусстве и выработанные здесь нормативы логического следования были затем применены к научному рассуждению. Сформировав средства для перехода к собственно науке, античная цивилизация дала первый образец конкретно-научной теории – Евклидову геометрию. Однако она не смогла развить теоретического естествознания и его технологических применений. Причину -в рабовладении и использовании рабов в функции орудий при решении тех или иных производственных задач, отсюда отсутствие стимулов для развития солидной техники и технологии и обслуживающих её естественно-научных и инженерных знаний. Отношение к физическому труду как к низшему сорту деятельности и усиливающееся по мере развития классового расслоения общества отделение умственного труда от физического порождают в античных обществах своеобразный разрыв между абстрактно-теоретическими исследованиями и практически-утилитарными формами применения научных знаний. Архимед, прославившийся не только своими математическими работами, но и приложением их результатов в технике, считал эмпирические и инженерные знания «делом низким и неблагодарным» и лишь под давлением обстоятельств (осада Сиракуз римлянами) вынужден был заниматься совершенствованием военной техники и оборонительных сооружений.Но не только в этих, социальных обстоятельствах заключалась причина того, что античная наука не смогла открыть для себя экспериментального метода и использовать его для постижения природы.


Описанные социальные предпосылки в конечном счёте не прямо и непосредственно определяли облик античной науки, а влияли на неё опосредованно, через категориальную модель мира, выражающую глубинные менталитеты античной культуры.

Билет 21.2. Количественные методы исследования в гуманитарных науках Отличительной чертой развития науки в эпоху научно-технической революции являются ее все углубляющиеся математизация и компьютеризация и сейчас уже нет таких областей науки, в том числе гуманитарных, в которые в той или иной мере не вторглись количественные методы анализа. Очевидно, что и готовность к количественному анализу и потребность в нем могут возникнуть в любой науке на определенном этапе ее развития только при наличии объективных предпосылок для количественного анализа явлений, составляющих объект познания соответствующей науки.

Посмотрим, каковы же объективные предпосылки для количественного анализа явлений реального естественного и общественного мира, Такая возможность не только существует, она неограниченна. Основой этого является органическое сочетание количества и качества повсюду в природе и обществе.

Этот закон не имеет исключений. В объективном мире нет неких "чистых" качеств или количеств, не зависимых от качеств. Они всегда находятся во взаимодействии. Качество и количество выражают противоположные стороны реальности и являются поэтому полярными понятиями. Но эта противоположность одновременно сочетается с единством. Синтезом противоположности и единства качества и количества выступает мера, которая представляет собой более сложное интегральное понятие, отражающее свойства и качества и количества.

"Сосуществование двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущность диалектического движения".

Действительно, мера как синтез противоположности и единства качества и количества глубоко раскрывает и реально выражает их диалектическую взаимосвязь. Именно мера показывает количественные границы качества и раскрывает качественную природу количества. Выражая количественные изменения, мера характеризует движение и его интенсивность. Наконец, мера позволяет установить переход количественных накоплений в новое качество.

Следовательно, сущность того или иного явления, которая и составляет его качественную определенность, будет раскрыта в полной мере только тогда, когда будет выявлена количественная меря данного качества. Именно поэтому К. Маркс и считал, как отмечал П. Лафарг, что "наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой". Это важное положение относится ко всем наукам, в том числе гуманитарным. Органическое сочетание в явлениях объективного мира количества и качества обусловливало то, что в развитии науки всегда имела место тенденция к выявлению количественных характеристик изучаемых явлений и процессов, к количественной оценке как отдельных черт, так и общей природы и сути этих явлений, а следовательно, и к применению тех или иных математических методов обработки и анализа количественных данных. Понятно, что размах и осознанность этих тенденций на разных этапах развития науки и в разных ее областях были неодинаковыми. Обществоведение здесь всегда отставало и отстает от естествознания и техники, хотя сопряженность количества и качества также имманентно присуща явлениям общественным, как и естественным. Основная причина тому -сложность явлений общественной жизни.

Эта причина обусловливает трудности не только в выявлении меры и измерении указанных явлений, но и в самом выявлении сути того или иного качества.

Таким образом, объективная природа явлений общественной жизни является такой, что не только допускает применение количественных и математических методов при изучении этих явлений, но и может быть наиболее глубоко познана только на их основе. Современное же развитие науки, определяемое как непосредственными потребностями общественной практики, так и углублением самой научно-познавательной деятельности, требуют все более широкого применения количественных и математических методов. Общей предпосылкой обращения ученых-марксистов к количественным методам в общественно гуманитарных науках, как и во многих других, является непрерывное углубление исследований, которое на определенной их стадии неизбежно порождает потребность в количественном анализе.

Пример из области исторических исследований, который показывает, как для углубления знаний становится необходимым обращение к количественным (математическим) методам анализа. Речь идет об изучении классовой борьбы крестьянства в России в период разложения и кризиса феодально крепостнической системы хозяйства. Этот период характеризовался, с одной стороны, усилением феодальной эксплуатации крестьянства, а с другой ростом крестьянского движения. Кардинальный вопрос о том, в какой мере определенная степень эксплуатации и ее усиление влияли на размах борьбы крестьянства и ее нарастание, конкретно не исследовался. Не исследовался потому, что определяющее воздействие эксплуатации на борьбу крестьянства представлялось очевидным. Эта очевидность основывалась на том, что борьба крестьянства представляла собой выражение антагонизма, имманентно присущего феодальной системе производственных отношений, а усиление эксплуатации крестьян было важнейшим фактором, обострявшим этот антагонизм. Из этого логически следовал вывод, что главной причиной усиления классовой борьбы крестьян было усиление их феодальной эксплуатации. И в целом такое понимание, безусловно, является правильным, ибо применительно к феодальному способу производства именно эксплуатация крестьянства и ее усиление являются основным фактором, порождающим и классовую борьбу крестьянства и рост ее размаха и остроты. Но наступил момент, когда это верное, но исторически абстрактное понимание сложного исторического явления потребовало конкретизации применительно к определенной исторической эпохе.

Внутренняя логика познания явления привела к необходимости восхождения от абстрактного к конкретному. Была поставлена задача непосредственного выявления зависимости размаха движения крестьян от интенсивности их феодальной эксплуатации. Такую задачу поставили Ю.Ю. Кахк и Х.М. Лиги и попытались ее решить применительно к движению эстонского крестьянства в начале XIX в.

Для решения этой задачи потребовалось применение математических методов - надо было выявить тесноту взаимосвязи показателей, характеризующих степень эксплуатации крестьян и размах их антифеодальной борьбы. Для анализа были взяты данные по имениям южной Эстонии. По каждому из них учитывались 14 показателей о положении крестьян, в том числе о размерах их барщинных повинностей до реформы 1804 г. и после нее, а также фиксировалось наличие или отсутствие волнений крестьян. Посредством корреляционного анализа установили тесноту взаимосвязи между всеми этими показателями. Оказалось, что участие крестьян в волнениях было в целом слабо связано с их положением и эксплуатацией. Коэффициенты корреляции колебались в пределах 0,35-0,56. Иначе говоря, при прочих равных условиях размах крестьянских выступлений определялся положением крестьян и интенсивностью их эксплуатации лишь на 12-31%, т.е. размах борьбы крестьянства зависел в основном не от указанных факторов, а от иных. Авторы объясняют такое положение стихийным характером борьбы крестьянства. Когда интенсивность эксплуатации в целом достигла предельно высокого Уровня, т.е.

повсеместно существовали объективные предпосылки для крестьянских волнений, конкретные выступления крестьян вызывались не тяжестью их положения, а всякого рода иными причинами. Таким образом, при несомненной обусловленности классовой борьбы крестьян остротой классового антагонизма и выражавшей его интенсивности эксплуатации конкретный размах борьбы при ее стихийном характере не был однозначно детерминирован этими факторами, а мог определяться другими причинами, игравшими роль поводов. Ясно, что второй вывод не отвергает первого, а конкретизирует и углубляет его. И это стало возможным, когда соотношение качества и количества было синтезировано в мере, что потребовало обращения к математическим методам.

Билет 22.1. Развитие логических форм научного мышления и организация науки в средневековых университетах.

Социально-исторические предпосылки и специфические черты средневековой науки Восточные государства значительно опережали Европу в экономическом и культурном развитии в течение эпохи раннего средневековья (VII—XI вв.) Однако уже с X в. начинают развиваться экономические и культурные связи Европы и Востока. Большую роль в этом сыграли со второй половины XI в.

знаменитые крестовые походы, доставившие европейцам новые сведения:

экономические, технические и культурные.

Происходящее в Европе развитие ремесла и торговли способствовало оживлению экономики и культуры. Появляются первые университеты, сначала в Испании, где уже арабами был организован университет в Кордове, затем в Италии, Париже и Англии. Университет средневековой Европы существенно отличался от современного университета, однако до нашего времени сохранились ученые степени доктора и магистра, звания профессора и доцента, лекции как основная форма сообщения знаний, факультеты как подразделения университета. Отмерла такая форма обучения, как диспут, имевшая широкое распространение в средневековых университетах, но научные дискуссии и семинары имеют большое значение и в современной науке, и в высшей школе.

Лекция (буквально — чтение) в средневековом университете по необходимости была основной формой сообщения знаний. Книг было мало, они были дороги, и поэтому чтение и комментирование богословских и научных трудов являлось важной формой информации.

Преподавание велось на латинском языке, равно как и богослужение в католических храмах. До XVIII в. латинский язык был международным научным языком, на нем писали Коперник, Ньютон и Ломоносов.

Другой предпосылкой будущего расцвета науки послужило развитие техники.

Механические часы, очки, книгопечатание, производство бумаги сыграли огромную роль в развитии естествознания. Немалую роль в развитии цивилизации сыграл компас, история которого начинается в Древнем Китае, где в рукописи II в. н. э. встречается указание на свойство намагниченной иглы указывать направление. Уже в XI в. китайцам было известно магнитное склонение. Арабские мореплаватели начиная с XII в. пользовались компасом. В Европу он проникает в ХП-ХШ вв.

Третья предпосылка научного прогресса — ознакомление с античным научным наследием. В XII в. появляются латинские переводы «Начал» Евклида, трудов Архимеда, Птолемея и других греческих авторов. Тогда же появились переводы Хорезми и Алхазена.

Основным фактором, определившим революционные изменения в развитии общества и науки, было то, что внутри феодального общества вызревали новые производительные силы, пришедшие в противоречие с феодальными производственными отношениями и потребовавшие как новых форм общественного бытия, так и новой науки. Пока же культивировавшаяся в университетах схоластическая наука базировалась на антинаучном по самой сути принципе — истина уже открыта в священном писании и в трудах богословских авторитетов (к которым причислялся и приспособленный к нуждам церковного мировоззрения Аристотель), и долг ученых—изучать и комментировать эту истину.

В этих условиях науке было трудно развиваться;

свободная, самостоятельная мысль беспощадно подавлялась. Эта эпоха вошла в историю науки как «период застоя», как «темная ночь средневековья». Однако и в это время жили и работали люди, возвышавшиеся над общим уровнем, искавшие новых путей познания. Таким был, например, знаменитый монах Роджер Бэкон (1214—1294). Бэкон родился в Англии в графстве Сомерсет, учился в Оксфордском и Парижском университетах, в 1250 г. вступил в монашеский орден францисканцев. В Оксфорде он занимался научными исследованиями.

Бэкон не ограничивался указанием на большое значение опыта. Он неутомимо экспериментировал и сам производил химические, оптические, физические эксперименты и астрономические наблюдения.

Кроме Бэкона, жили и работали такие деятели, как знаменитый богослов Фома Аквинский, идеалистическая философия которого («томизм») имеет распространение и в современной западной философии;

Вильгельм Оккам, выступивший против идеалистической теории о реальном существовании общих понятий;

Роберт Большеголовый, занимавшийся оптикой. Интересную фигуру представляет Петр Перегрин — рыцарь Пьер из Марикура, написавший 8 августа 1269 г. в военном лагере «Послание о магните»

В XIV в. начинается реакция. Усиливается со стороны церкви борьба с «ересью», вводится пытка. Тем не менее и в XIV в. продолжается развитие техники, появляются башенные колесные часы в Париже, в Германии, в Москве В 1440 г. Иоганн Гуттенберг (1400-1468) изобретает книгопечатание отдельными вырезными буквами. Наступала новая эпоха в развитии цивилизации и науки.

С середины XV в. в экономическом, политическом и культурном развитии Европы совершенно отчетливо выступают новые черты. Рост городов и отделение ремесленного (промышленного) производства от сельского хозяйства разрушали натуральное хозяйство, развивалась торговля, возрастало значение денег, появились новые общественные силы: купцы, банкиры, богатые ремесленники (буржуазия). Заинтересованная в росте производительности труда, буржуазия поощряла технические и организационные усовершенствования производства, появились первые мануфактуры, феодальные порядки мешали развитию промышленности и торговли, буржуазия нуждалась в крепком государстве, противостоящем удельным притязаниям феодалов, и в Европе начался процесс формирования национальных государств.

Начиная со второй половины XV столетия на историческую арену выходят великие художники итальянского Возрождения: Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рафаэль и другие;

религиозные реформаторы: Лютер и Кальвин;

великие гуманисты: Томас Мор, Эразм Роттердамский, Франсуа Рабле и другие;

отважные путешественники: Колумб, Васко да Гама, Магеллан и многие другие;

ученые:

Николай Кузанский, Тарталья, Кардано, Рамус, Коммандино, Телезий, Гвидо Убальди, Порта. Список имен можно было бы значительно расширить.

«...Эпоха... нуждалась в титанах и... породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености», — писал Энгельс.

Среди этих титанов Энгельс называет одним из первых Леонардо да Винчи, который «был не только великим живописцем, но и великим математиком, механиком и инженером, которому обязаны важными открытиями самые разнообразные отрасли физики».

«Истинные науки, — продолжает Леонардо, — те, которые опыт заставил пройти сквозь ощущения и наложил молчание на язык спорщиков».

Говоря специально о механике, Леонардо утверждает: «Механика есть рай математических наук, посредством нее достигают математического плода».

Леонардо, таким образом, действительно является предшественником Галилея, Декарта, Кеплера, Ньютона и других основателей современного естествознания. Он одним из первых начал борьбу со схоластическим методом, провозгласил основы нового метода и начал применять его к решению конкретных задач, в частности к изучению движения.

=== Социально-исторические предпосылки и специфические черты средневековой науки (МГ).

Средневековый период характеризуется доминирующей властью церкви, которая определяла интеллектуальную жизнь человека, ставя перед ним задачу – постижение бога и сотворенного им. Познание это должно было привести к спасению рода человеческого и каждого человека в частности. Т.о. вера преобладала над знанием. Но острая потребность осмыслить окружающую человека действительность все же существовала и имела следующий вид: 1.

потребность объяснить «мир дольний» в его связи с «миром горним»;

2.

построить картину мира в соответствии с Писанием.

Специфической чертой средневековой научной мысли, нашедшей способ соединения двух миров, является символизм. Символизация призвана достраивать систему связей и отношений действительности, заполнять лакуны научного описания мира, строить целостную картину мира. В качестве адекватного способа познания бытия признавалось умозрение, направленное на постижение духовных истин. Ещё одной чертой средневекового мышления являлся ценностный характер его отношения к действительности. Эти черты специфичные для средневековой науки считаются тормозящими факторами с позиции науки современной: символизм замещает исследование причинно-следственных связей реальной действительности, умопостигаемость отвлекает от опытного (эмпирического) знания, аксиологическая установка вместо объективного анализа. Но эти черты были в то время единственно возможным путем, ведущим к современной науке.

Вера в божественное творение мира и человека выражала убеждение в единстве субъекта и объекта познания. Мир воспринимался рационально организованным, природа – книга, написанная рукой Творца. Это убеждение способствовало развитию научной творческой деятельности. В итоге, к XII в.

наряду с символическими, аллегорическими и морализаторскими токованиями появляются и естественнонаучные. Используется способ толкования Священного Писания согласно знанию о природе. Роберт Гроссетест и его известный ученик Роджер Бэкон (кстати, изобретатель очков) придавали огромное значение знанию физики и математики. В XII в. в математический обиход входят арабские числа.

Можно отметить, в частности, такие социокультурные характеристики, обусловившие подъем науки в эпоху схоластики (IX-XIV вв.) как возникновение и распространение университетов (1160 г. – Парижский университет, 1167 – Оксфордский, где преподавал и Роджер Бэкон, 1209 – Кембриджский), тесные связи с востоком (арабо-исламским миром, впитавшим в себя античное наследие).

Стоит упомянуть и технические достижения. Так, в XII в. стали применяться ветряные и водяные мельницы, основанные на изобретении кривошипного механизма, преобразующие вращательное движение в возвратно поступательное. Из других новшеств: усовершенствование часового механизма, книгопечатание, изобретение магнитного компаса, развитие архитектуры и пр.



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 66 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.