авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИСТОРИЯ ПЕТЕРБУРГА № 1 (59). 2011 Содержание В. А. ...»

-- [ Страница 4 ] --

ЦГИА СПб. Ф. 262. Оп. 3. Д. 50. О возобновлении границ смежных дачи села обещал директору Мануфактуры Александровского владелец барон Шлиппенбах.

Щеткину, что «в течение сего лета ЦГИА СПб. Ф. 1163. Оп. 1. Д. 29. О крестьянах, принадлежавших князю Куракину.

между деревнями Лесной и Заводской Л. 64, 67.

будет построен новый магазейн». Там же. Л. 1–6.

Здесь же приводятся некоторые ЦГИА СПб. Ф. 1163. Оп. 1. Д. 42. О женщинах деревни Лесной и Заводской, упо любопытные сведения о составе и требляемых для мытья белья питомцев. Л. 1–5.

объеме запасов: ЦГИА СПб. Ф. 1163. Оп. 1. Д. 29. О крестьянах, принадлежавших князю Куракин.

Л. 42.

За 1801–1803 годы «за 70 ревиз Там же. Л.50.

ких душ собрано по 13 четвериков ЦГИА СПб. Ф. 1163. Оп. 1. Д. 36. О запасном хлебе, собираемом с крестьян 1 гарнец зерна и 5 четвериков Куракиной дачи.

1 гарнец овса», а в 1804 году «со- ЦГИА СПб. Ф. 190. Оп. 2. Д. 1233. По прошению крестьян дер. Леснозаводской брано по 4 четверика 4 гарнца ржи и ведомства Опекунского совета. Л. 1–16, 102–108.

4 четверика 3 гарнца овса»*18. Там же. Л. 72–79.

История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда Из дневника зенитчика* Ю. Н. Бучинский 20 февраля 1942 года Как серо проходят дни… прошло и 20-е число. День за днем, день за днем, опять думал продать хлеб и олифу, но не смог. Начал делать ножик. Рисовал схемы будущего приемника. Вчера вечером полу чили по 15 грамм курева. Сегодня расхаживаю и курю. Как бы тиски достать. Сегодня готовил шамовку Кибиткин – голодно было. На ужин я зверски рассердился, зло взяло.

Дали гороховой каши. Каша миро вая, вкусная, но мало-мало. Съел и только раздразнил себя. Будет ли время, черт возьми, когда я бы сел и съел бы столько, сколько захотел?

А…! Солнышко все припекает. Тре воги становятся все чаще и чаще и Ленинградцы у машины, доставившей свежий хлеб.

продолжительнее, словом, летом 5 февраля 1942 г., Ленинград. Фото В. Федосеева начнется… Заступил в наряд на кухню, стою с чиво], получилась даже хорошая.

Сегодня что-то наш «шибздик»

восьми часов – сутки. С электро- Достал, вернее, сорвал радиоограни был на кого-то зол и с 10 часов стоял монтером как будто договорился на- чители, в которых много парафина, на дворе по 100%.

счет [неразборчиво] или микро или сопротивление [неразборчиво] и СО-11б, здорово дерет за них. Ну, конденсатор. Опять на меня напали.

21 февраля 1942 года хер с ним. Купил еще две пачки Старшина вызвал и обвинил меня в До самых четырех часов не спал.

бумаги. В газете за 20-е было со- том, что я якобы принес в землянку Ну и тревог сегодня. Даже пообедать общение о успехах Федюнинского, весы для «контроля», но принес их по-человечески не удалось, только который прорвал кольцо немецкой не я, а другой, но все же частично налили первое, как вдруг тревога, блокады Ленинграда. я остался виноватым, так как «ко ну и ели холодное. Правда, обед был Пришел с поста и, черт меня миссар мне не доверяет, однажды он вкусным и нормальным. Приходил подери, узнал, что на 2-м орудии усомнился в моей честности». Эх, и комиссар дивизиона, рассказывал режутся в карты, взял да и пошел. дела. Что-то нет писем, черт возьми?

о положении на фронтах. Сказал Проиграл 131 рубль почти за 30 Целый день у нас идет окраска зем кое-что интересное, но правда или минут. лянки, тоже придумали.

нет – неизвестно. Говорят, что наши Говорят, что мы будем в честь взяли Новгород, Красногвардейск праздника стрелять по наземным.

и прочее и прочее, одним словом, 22 февраля 1942 года дошли чуть ли не до самой старой Да, проиграл. Утром сэконо- 23 февраля 1942 года границы. Все это как будто передает мил 200 грамм, продал, с опаской С 12 часов ночи немцы зверски английское радио.

великой, за 52 рубля. Стоял день в начали палить, осколки так и сви Получили вечером наконец-то наряде. Ночью мирово было стоять, стят. Землянка дрожит, снаряды газеты «Красная звезда» с 10 по 12, топил печь, решал на доске даже рвутся недалеко. Вот тебе и я накинулся на них, как голодный задачи и, кстати, одну решил. При- годовщина! Всю ночь немцы бес зверь. Пишут, что уже на некоторых везли кино, опять «Возвращение новались. Приехали шефы, всего участках идут бои за Белоруссию.

Максима». Его раз 5 привозили. 6 человек, с патефоном, устроили Словом, идут слухи, что дела боль Пообедал херово, хотя супу съел около комсостава выпивон (спирт шие, но в газетах все не пишут. целый котелок, но вода, а второго они привезли, шефы с 2-го завода).

февраля наконец-таки пал Синга всего ложка – не хватило. Возился с Словом, приехать приехали, а мы их пур. Были тревоги, и мы два раза ножом. Вечером вырезал [неразбор- так и не видели.

пальнули. Словом, опять шарманка.

Плохо, что я из дома не взял справочник по формулам для элек * Продолжение. Начало в №№ 4 (56)–6 (58), 2010 г.

История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда тричества и радио, теперь очень и больше ничего. Горох-то хорошо, Послал домой письмо, написан нужно, а достать негде. Стреляли когда его нормально дают, а так, как ное вчера.

заградогнем, кажется, по всему дают сейчас воду, то лучше не надо. Оказывается, хлеб продает еще самолету. Все приготовлено без жиру, сухое, Васильев, а я и не знал. Говорят, Комиссар дивизиона говорит, мучной суп жидкий-жидкий, осо- что крупы прибавили, вернее, не что окружен немецкий корпус в бенно, когда его сварит Кибиткин. прибавили, а дали старую норму, Павловске (25 км отсюда). Наши Говорят, что прибавят крупы с которая была до урезки в связи с идут все вперед. Во время дежурства первого. За 25 число наши взяли г. прибавкой хлеба. Жиры дают толь сшил тетрадь в 180 листов, думаю Дрогобуж на реке Днепре. Окружи- ко на пятидневку, наверно, вторую пустить ее по алгебре. Что-то опять ли и уничтожили 16 армию в районе опять придется поститься.

возникло желание сделать ветряк Старой Руссы, потери немцев очень Решал задачи с двумя неиз (отремонтировать, переделать). большие. Все говорят, что в скором вестным. На дворе мороз около Нужно взять еще транзистор и времени следует ждать больших градусов.

сделать паяльник, сегодня я сделал изменений на фронте, говорят и на себе, так сказать, выходной – ни лекциях, и так. 28 февраля 1942 года хера не делал. Да с приемником нуж- Последний день зимы. Какой но все делать совершенно секретно, 27 февраля 1942 года день! Хотя и мороз, а солнышко не то у нас оказывается есть мода все Опять идут разговоры о куреве. пригревает здорово. Мороз –140, а передавать командованию. 15 батарее дали по 20 гр. курева, с крыш капает и снег тает. Кончаю Нужно только будет собрать столько же дадут и нам. По новой блокнот. Продукты привезли, как детали, а сделать тогда, когда будем раскладке, говорят, дадут опять все и говорили. Херовая раскладка жить отдельно. горох и много овсянки. Вот это, по- стала. Курево отдал Алферову за моему, здорово! Овсянка питатель- ужин. Романова послал подаль 24 февраля 1942 года ная штука. Эх, это дежурство с 10 до ше. Обрезал новый блокнот, но не Так как-то незаметно прошел 4-х совсем замучился. За последние закончил. Эх, опять это собачье день. Какое-то чувство появилось дни заставляют стоять по 100% и дежурство, только у нас так, на возбужденное, наверно, получу се- соблюдают это строжайше, но мы других батареях, говорят, нет. По годня вечером письмо. Начал уже стоим по 50% и по одному греемся. года хотя и не холодная, но дует решать задачи с двумя неизвестны- Плохо то, что не спим почти совсем. сильный ветер, который пронизы ми. Приволок с фабрики кое-какое Вот это дежурство и буду вспоми- вает насквозь.

барахло. В частности, 12 V транзи- нать после войны, как мы воевали, Тревоги стали немного пореже.

стор. Думаю сделать паяльник. или создавали военные условия. Я сделал сигнализацию «шухера» во Принесет ли этот хер лампы или Старшина все ловит «провинив- время дежурства.

нет? Собираю сейчас различную шихся», основная масса – прибори мелочь для приемника, в частности, сты. Сделал, наконец, себе ножик, 1 марта 1942 года достал [неразборчиво] 3 листа. получился как будто ничего, слабый Только мы заступили на дежур Эх, принес бы МДС! только. Должен опять прийти к нам ство, как пришло сообщение о том, Думал произвести расчет конту- Михайлов. С одной стороны (на- что с 8 до 2 мы или совсем смоемся ра, но нет материала (справочника). счет разлива шамовки), херово, а с отсюда, или, если придет комиссия, Придется делать наугад. другой – хорошо – дежурство. Для будем только наверно все готовить приемника все собираю мелочь. ся. Я тоже собрался. Но вопрос, куда 25 февраля 1942 года Электрик лампы еще не принес. мы поедем? Как будем, [неразборчи Вот уже вторую пятидневку Принесет или не принесет? во] холодно, черт возьми.

мы живем всухую, без капли жира.

Что такое? Раньше положение было хуже, а жирные были даже консервы. Начал делать и сделал 2 лезвия, осталось только их хоро шенько закалить. Сейчас уже пачка папирос стоит 250–400 гр. хлеба, пачка махорки – 500–800 гр. Вот где здорово.

Вечером стоял в наряде и в это время получил наконец-таки пись мо из дома.

26 февраля 1942 года Целый день писал письмо, раз десять, наверно, принимался за него, все перебивали. Написал три листа.

Ну и раскладка на эти дни, «Толкучка» на Сенной площади. Март 1942 г., Ленинград. Фото В. Капустина просто жуткая: все горох, баланда История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда Дежурю и клею блокнот, нуж но склеить, этот кончился, а дру гого нет.

Заставили пока чинить ящики и прочее. Ждем отбоя. Никто толком не знает. В 2 часа обед, говорят в 3 будет отбой. Вот, говорят, сей час будет тревога, приехали чины какие-то, значит не уедем. Это очень хорошо. Отбой, беготня, суе та, собрались, немного отчихали и «к бою!». Опять возня. Самое глав ное – остаемся пока. Заступил в наряд на кухню в 3-ю смену.

Вот и кончил записи благо получно, а писал сначала… Эх ты, Ванька, на что ты надеялся! Ну, да все равно, что было, то загуло.

Начнем новый, там, может быть, не придется такие факты писать, какие пришлось писать мне здесь.

Должно быть веселее, радости, а не грусть, скука. Да, почти год без 3-х Весна 1942 г., Ленинград месяцев интересных, полезных, без того чтобы спать, стоишь на посту, Словом – да… Я думаю, что на образных ее горестями, радостями мерзнешь. днях я все-таки получу письмо. Не здесь за 1 год и все за войну – самое Прибавили крупы до 70 гр., но могу найти никак выход из этого интересное.

ничего не заметно, все та же вода и кольца.

две ложки каши на второе и в ужин.

2 марта 1942 года Когда я буду иметь возможность 4 марта 1942 года Вот и я пишу в новом дневничке.

нажраться вволю? Хотя и такой Сегодня ночью особенно гоняли Сколько времени я буду его писать?

простой вещи, как мучного супа, нас. Заставили стоять всех. А на Второе марта. Первый весенний гороховой каши, перловки, пшенки дворе метет поземка, дует сильный месяц. На дворе тепло, около 3– и прочее. Словом, свинской еды, не ветер. Холодно. Сегодня паял ко градусов мороза. Пасмурно… вспоминая о других, более сложных телки ребятам. Дует опять ветер со Стою в наряде на кухне. Сегод кушаньях. снегом. Зверски холодно. Мороз ня, между прочим, замечательный около 200. Днем тоже заставили тор обед. Суп с кетой [неразборчиво] 3 марта 1942 года чать на дворе. Эх, и дела. Газетных и на второе перловая каша сечка с Опять прошел день без всяко- сообщений пока никаких не было.

кетой вареной. Рыба вкусная и неж го толку, дела. Шлялся, шлялся и Старшина поехал за продуктами.

ная, как масло. Как будто немного ничего не смог сделать. Опять я Привезет ли жир? Вчера и сегодня я наелся. «Как будто» и только. Ни сильно нервничаю из-за всякого договорился с одним «дристающим»

чего целый день-деньской на делал, пустяка. Чувствую, что нервы мои трактористом в обмен на хлеб, суп и стоял в третью смену и поспать ни расстроены. Нервничаю, ругаюсь обед, но обед опоздал взять.

хера не удалось.

и никак не могу сдержаться. Все у Сегодня пришел таки к нам Так, неважная бумажка на днев нас в таком положении. Раньше все Михайлов. Я как будто освобожусь ничке, промокает. Наверно, и не передряги были на почве дежур- немного от одних обязанностей, а прочная.

ства, недосыпания из-за каждой то нельзя было ничего делать, как На фронтах особых выдаю минуты, секунды. Эх, и надоело тревога – так и беги.

щихся успехов нет, но чувствуется же все это. Закроешься в десятой Пишу в новом блокноте. На затаенность какая-то. Какие-то дела комнате, сидишь и такое легкое сколько времени его хватит? До скрытые от нас, большие события.

ощущение, как будто ты ушел от пишу ли его весь? Что я переживу, Что-то с лампой не слышно.

всего мира, от ругани, не видишь если весь его заполню. Наверно, Принесет или не принесет он ее, этих типов, рож. У меня стащили закончится война, а может быть… и черт возьми!

было кальсоны, но я сумел себе домой попаду. Эх, и не говорить!..

Опять ругань появилась у нас, и достать. Еще это собачье дежур- К вечеру поднялась настоящая опять все те же лица. Егорова от нас ство забирает все силы, терпенье. пурга. На обед сегодня первый раз перевели на ПП, а к нам прислали Сегодня идем в баню. На дворе за все время дали овес.

хорошую сволочь Эпифанова.

сравнительно тепло, дует только Черт возьми, ночью не спишь, а Хочу как-то пополнить немного ветер и иногда метет снег. Комбат днем свет горит и тоже спать не хо кошелек свой и боюсь, да и отрывать сегодня насчет дежурства особен- чется, хотя чувствуется, что нужно от себя не хочется, больно уж с этим но строг. Что такое? заснуть.

дежурством истощаешься;

вместо История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда 5 марта 1942 года кухне. Вот, может быть, и отколется 8 марта 1942 года Ну и ночь была, просто не знаю, что-нибудь! Запаял котел, и «от- Вот уже и восьмое марта – как ее назвать. Заступили на дежур- кололось» немного гороху с рыбой женский праздник. Сегодня опять ство с 10, потом отменили, приказа- – все забота Павлова. Наелся, как заступили дежурить с 10 до 4-х дня.

ли спать до 4-х, а с 4-х заступили до черт. Зато, правда, ужинать не буду. А с 7-ми утра я возил воду до 9-ти.

8 часов утра. Мне дали наказание за Дежурим сегодня с 10 до четырех Пробовал решать задачи на дворе, то, что сидел в землянке и не дежу- утра, т. е. по-старому. Говорят, на ничего не получается, руки мерзнут рил: стоять на дворе 4 часа и не за- фронте есть успехи, наши заняли – холодно. Я все-таки никак не могу ходить греться. Ну, отстояли. Такое город не то Юшново, не то Юхново, примириться с тем, что так бесцель дежурство мне более по душе. На черт его знает. но, зря проходит время.

завтрак я выменял суп у «дрищуще- Надо уже писать домой письмо. Курево уже кончилось. Если го» за сахар. Электрик таки принес привезут завтра, что мне с ним лампу, но только СО-118, я ее купил 7 марта 1942 года делать? Эх, жадный я стал: как по за 200 гр. хлеба и 45 руб. деньгами. Дежурим, дежурим, как всегда, с лучим пищу, так чувствую просто Думаю, что, может быть, пригодит- конфликтами – без них не обойтись, нервное состояние, а как ем, так как ся. Черт возьми, а к приемнику еще видно. Начал писать домой письмо. собака голодная, скоро-скоро, как деталей нужно – уйма: ворнометр, Задумался, когда написал страницу: будто ее кто отнимет. Даже если я и реостат, несколько переключателей что писать? Думал, думал, но все- не голоден, получил добавку, про и прочую мелочь. таки написал один двойной лист, менял и прочее и то хватаешь, как На дворе мороз около 250, вот описал виденное мною северное шакал, глотаешь, как зверь. Неуже тебе и март! Сегодня я иду в караул, сияние и прочее. ли не отвыкну? За последнее время стоять придется на дворе в первую Сегодня наши сволочи опять я чувствую, что дают мне мало, и смену, не знаю, как буду стоять. укололи меня, взялся я на завтрак ощущаю все время голод. Ходишь Такой холод. солить суп, а соль мою почти всю и все думаешь про полный котелок Скоро опять писать придется какая-то сволочь высыпала. Опять каши или супа.

письмо домой, как раз срок ис- поругался с ребятами. Когда все это Наконец только сейчас смог по текает. кончится? слать письмо домой, да и то пойдет Старшина привез табак вчера, Целый день пропал, и так ведь завтра, т.к. поздно снес, а посыльный сразу раздали 30 гр. 4-х рублевого теперь будет все время. Сколько бы уже пошел.

и 10 гр. 2-х рублевого, половину я я задач решил. А приемник… Что На нашем участке не то наши, не отдал сапожнику. бы я сделал… Ведь лампу достал. то немцы применяют звуковые ап Пообедал я сегодня крепко, Почти все уже есть. Эх, черт возьми, параты от агитации, орет иногда так, съел два обеда, который выменял за какое безвыходное положение. Еще что слышно даже отдельные слова, сахар и немного табаку. Обед был: погода, как назло, стоит солнечная, правда, говорят по-немецки.

щи (между прочим, плохие – вода хотя бы вьюга или облачность была. Во время дневного дежурства и гречневая каша с мясом). Наелся Сидели бы в землянке. Кто такие пробовал решать задачи на дворе, до отвала. Подходит время наряда. приказы издает? Говорят, что такое но, несмотря на то, что мороз был Заступил с 8 вечера. Вначале девя- дежурство только у нас. Комбат стал около 10–120, руки все же мерзли и того часа, с наступлением темноты как собака, орет, ругается. Сегодня особенно ноги.

засияло северное сияние. Сегодня обедали мы в 5-м часу, все через это Вот потеплеет, тогда меня и ко оно было исключительной силы и дежурство. Даже письмо сегодня не лом в землянку не загонишь.

красоты. Весь северный небосвод только не послал, а даже не допи- Пилюков разбил свои очки, и пылал, переливался, сиял. Стоять сал. Писать на дворе – ноги и руки вот теперь его послали в город за было холодно только ногам. мерзнут. Скорее бы лето. Лег бы очками. Я куда-то свои очки дел и Ну, к нам пришел Михайлов, себе или сел и сидел. Тепло и «мухи никак не могу их найти.

теперь я должен быть немного сво- не кусают».

боднее. Повар на 6 человек херово на- 9 марта 1942 года С одной стороны, что он пришел ливает, все время жрать охота. Вот уже и девятое. Сегодня и хорошо, но дело в том, что повар Когда будет такое время, чтобы старшина едет за продуктами. Что наливает первого одинаково как на про жратву не думалось и не хоте- привезет? Привезет ли жиры? По 4, так и на 5, 6 и 7. Сегодня, напри- лось есть. Наверно, до тех пор, пока телефонограмме нам должны вме мер, в обед первого было мало. не тебя будут кормить, а сам будешь сто жиров давать добавочно около Вот сейчас уже двенадцатый для себя стараться. Эх, чтобы я дал, 85 гр. мяса, но т. к. мяса нет, то мы час, а я все пишу. С 8 до 10 я стоял чтобы вволю поесть такой просто его не получаем.

и теперь заступаю с 2-х часов ночи. приготовленной пищи, как гороху, Что такое, черт возьми: меня Пишу, а спать охота… сейчас лягу. перловки, гречки, пшенки, муки и сегодня опять разбудили в 7 часов Все. Подложу только в печь дров. прочей свиной еды. Да, свиной, так для возки воды. Кто назначил? В как раньше только свиньям готови- чем я провинился? Ну, раз возить, 6 марта 1942 года ли такой мучной суп, какой готовят так возить. Плохо только то, что День прошел, как всегда. Между нам. Скорее бы Ленинград освобож- спал-то я только всего около 3-х прочим, променял кашу в ужин на дался, может быть, хлеб был бы про- часов и спать охота ужасно. И как второе в обед – горох. Комиссар дажный, можно было бы покупать. то получилось так, что я с 7-ми до попросил меня запаять котел на Так письмо опять не послал. вожу воду, а с 9 дали тревогу, и я до История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда 10 стоял дневальным тоже на дворе, а я остаюсь на приборе. Думаю вы- на Украине в Днепропетровском а с 10 опять на дворе дежурство, спаться, то есть поспать не менее горном институте, там, где учился даже не согрелся. Хорошо еще, что 8-ми часов, если только удастся. Юра Штамбург. Он украинец, что тепло сравнительно было, всего Старшина, говорят, привез раз- для меня особенно приятно. Гово утром было около –90, а днем даже нообразные продукты, даже лук, рили по душам.

70 мороза, даже не мороза, а темпе- морковь и прочее. Мяса привез, на ратура заряда так, что мороз стоял верно, с добавкой, т. к. очень много, 11 марта 1942 года и того меньше. и кажется ничего. Сегодня я сплю с 8 часов вечера Ходил к Павлову насчет добав- Что-то долгожданного письма 10 числа и до 4-х часов утра 11, по ки – отказал – нет. все нет. Принес Пилюков очки. том стою 3 часа с 4-х до 7. Выспался К 2-м часам приехал старшина, Нужно будет и мне поехать, купить, по-настоящему, спал около 7 часов, привез продуктов и курева по 15 гр. кроме того, и учебников, задачников а утром почти половину прогрелся табак восьмирублевый. Привез 7 и тетрадей. нелегально в 1-м расчете. Около штук аккумуляторов «заря». Пошел В газете нет ничего существен- часов сумел снести Павлову то… Он в 10 комнату приводить в порядок, ного, кроме общей сводки с 5 февра- дал мне деньги, я не хотел брать, но и вот тогда повар принес супу с ля и 5 марта. Убито около 40 тысяч он категорически настоял: «Ну, ну, завтрака. Чувствую, что Павлову немцев и взято только три города: я так не могу, бери, а то… то, само что-то нужно сказать мне, но он не Сухиничи, Юхнов и Дрогобуж, мно- собой, т. е. насчет добавки». Ну, раз решается. Догадываюсь: го трофеев. Это на одном Западном такое дело, я, конечно, от денег не – Павлов, вам курева хватает? фронте. отказываюсь. Как будто никто не – Нет, не хватает. Говорят очевидцы, что в городе видел, хотя чем черт не шутит. А – Если хотите, то я могу вам уйма продуктов, все есть, но дают по если и узнают, черт с ним, побольше свой отдать. книжкам, очередей нет. Значит, дела нахальства и потери совести – и все – О, если можете, я вам хлебом идут, налаживается понемногу. убито. Сейчас пишу эти строки в или деньгами заплачу. Что-то Михайлов, не то для восьмом часу утра, [неразборчиво] – Но мне ни хлеба, ни денег не подкупа меня, не то и в самом деле, невозможно.

надо. Я ему и говорю: обещает принести часы и загнать С сегодняшнего дня меняется – Нет, Павлов, мне ничего не подешевле. Говорит, часы хорошие. распорядок дня: подъем в 8, завтрак надо, я его так дам. Врет, наверно, говорит для того, в 9, обед в 4 и с 5 до 9 отбой, а с 9 до – Тогда я вам, что от меня будет чтобы я спаял портсигар. 10 – ужин, ну, а с 10 вечера до 4 утра, зависеть, все сделаю. Сегодня я разозлился здорово. известное дело, – дежурство. На дворе Прошу его, чтобы об этом никто Даже вся жизнь надоела, все опро- с ночи стало сравнительно холодно, не знал, он уверил меня. Вот и дого- тивело, не находишь выхода из этого морозец этак около 15–18°, словом, ворились, черт возьми, как и думал круга заколдованного, хочется чего- пробирает… Ребята все получают раньше, только получилось как-то то и не знаешь чего. Эх, и состарюсь письма. Когда же получу я?

неожиданно, и в душе у меня какое- я быстро, душа-то очерствеет, нервы На завтрак подстрелил добавку – то берет сомнение и недоверие та- – самое главное, нервы расстроятся. суп и… даже мне сунули кусочек кое, какое я ощущал, когда впервые И так я стал как зверь. хлеба… грамм 100. Спрашивается, завершил «сделку» с Валькой. Ну, зачем? Съел я это все, конечно, с хер с ним, не важно, может быть, 10 марта 1942 года благоговением. Потом я все-таки теперь дела пойдут лучше. Целый день использовал на ре- дал понять ему, чтобы хлеба больше Опять паять пошел, черт возь- монт аккумуляторов, кое-что сделал не давал, не хочу я, не могу брать.

ми, ничего не получил, так как и для приемника. Все мечтаю о «Ми- Дежурил целых 6 часов на дворе без большой расход. крушке» и «Мд», где бы их достать! перегреву. В обед дал каши порции А обед сегодня был хорош, суп- Между прочим, делал формуляры 2–2,5, наелся вдоволь. Леша тоже мука густой-густой. Во время моего для станции питания. берет добавки.

пребывания на кухне немец открыл Так и прошло дневное дежур- Целую ночь шла зверская пере бешеную стрельбу по нам, снаряды ство. Какая радость, нашел я свои стрелка с обеих сторон.

со свистом проносились над голо- очки. Составил списочек на радио вами и рвались метрах в 20–30 от Старшина, оказывается, привез лампы. Где бы их достать?

дома, весь лед на озере разбили, даже лук, морковь и целый мешок Газеты сообщают о больших будку 1-го расчета продырявили, гороху, только, по-моему он плохой, успехах не только на нашем фронте, стекла на кухне выбили, запустили т.к. круглый, хорошо бы было коло- но и на других, в частности, успехи снарядов 20, но, к счастью, никто не тый. Погода на дворе очень теплая, в окружении 16 армии. Это сообще пострадал. Получил табак, но вот конечно, сравнительно. Мороз всего ния были за 8 и 9. Какая-то задача задача: как его отдать, так, чтобы не около 4–50. Идет снег. У Кибитника попалась, черт возьми, никак не знала наша сволота. Я знаю, сейчас раза три просил добавки, все не дает. получается, вернее, получается, но же пойдут толки, разговоры. Хотя Вот сволочь. или условие неверное, с ошибками, мне наплевать. Факты налицо: блат Ком. взвода упр., лейтенант Ме- или черт его знает что.

есть у меня. К вечеру погода ис- зинов имеет ко мне какую-то симпа- Все, черт возьми, пишу-пишу, портилась, начал мести снежок, хотя тию, это я давно замечаю, однажды а забыл написать о том, что нем на дворе и тепло. Но это к лучшему. вошел в баллистику и разговарива- цы числа 9-го или 10-го (точно не Сегодня наш расчет идет в караул, ли с ним. Оказывается, он учился помню) произвели около 15–20 вы История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда стрелов по нашей батарее. Снаряды ли курева? Говорят, что привезут. и сделал переключатель, да и то не рвались на позиции, и в озере один Немцы дают здорово, особенно по окончил. Между прочим, электро разорвался метрах в 5–10 от дома, фабрике, все виной этому большое монтеру дал список ламп. Авось стекла все вылетели. И, между про- движение автомашин. да достанет. Потом дал список на чим, что-то за последние дни немцы Снаряды рвутся совсем недале- учебники, тоже, может быть, как и наши сильно стреляют. ко. Нужно было бы постирать белье, нибудь сумеет достать. За последние завтра баня, а я и не брался. несколько дней я стал сравнительно 12 марта 1942 года После обеда в 8 часов заступил высыпаться, сплю примерно по 5– Сегодня хозяйничает сам Ки- в наряд к комсоставу в первую сме- часов.

биткин. Целый день провозился в ну. Ночью выспался, спал около 10 комнате, все производил ремонт часов. Ну и морозы стоят, темпера- 16–17 марта 1942 года телефонизации, на дворе не дежу- тура заряда даже 27°, а что на дворе, Мастерил в компании;

дело с рил, хотя и здесь замерз изрядно. наверно, около 30°. И все дежурят, приемником понемногу продви Мороз на дворе держится несмотря на такой холод. гается. В газете была сводка Юго большой, почти около 20 0. Взял Западный и Южный фронт от 7 до для ремонта у комиссара нож. Дело 14 марта 1942 года 12 марта, большие потери немцев, с приемником идет очень медлен- Чувствую себя сравнительно убито около 10 тысяч.

но. Удивительное дело, сегодня по- нормально, самое главное – неохота Ночью пришло известие об сле завтрака удалось подстрелить спать. Опять выгадал так, чтобы не изменении дежурства. Теперь мы небольшую добавку. Вот как идут дежурить: убирал землянку до 10, а дежурим по 4 часа 3 раза в сутки.

у нас дела: комсостав гоняет нас за с пол-одиннадцатого до 3 стирал бе- Вчера начал писать домой письмо и дежурство, а сам все просирает, на лье. Мороз зверский. Немцы около только сегодня окончил, но послать днях ночью, минут за 5 до конца 2-х часов открыли ураганный огонь позабыл, пошлю завтра. В письме дежурства, приходит Богомаз и по фабрике. Снаряды рвутся недале- писал чепуху, лишь бы заполнить дает тревогу. Все выбежали, а на- ко. День прошел и ничего не сделал. листок.

шего «ретивого» командования После обеда спал до 9 часов. Между прочим, сегодня у меня все нет – спят. Ну, конечно, наго- Интересную открытку получил удачный день: утром высмотрел няй был им, а потом досталось и мой товарищ. Адресована на него, у Мильтона замечательный нож, нам, особенно часовым, за то, что а пишет мать Бориса Родзевича правда изношенный. Но в чем беда – пропустили его. Сегодня пальба Борису. Наверно, путаница вышла сделаем. В нем 6 предметов и самые с обеих сторон зверская, опять в Горсовете, куда мы обращались. необходимые. Купил его примерно снаряды рвутся недалеко. Неожи- Ребятам все приходят письма, а мне за 230–250 гр., а свой старый продал данно заступил в наряд на кухню все нет и нет. за такую же цену своему командиру.

во вторую смену. На дворе мороз, Приехал старшина, привез та- Сегодня с приемником почти не де черт возьми, даже не верится, в бак, кажется, по 50 гр. Когда кончат- лал ничего, все ремонтировал связь марте –250. ся разговоры о шамовке? Старшина и делал ящики.

Говорят, что такие морозы про- привез жиры, наконец. Теперь жи- Черт возьми, надо было бы до держатся еще, может быть, до 20 вем! Эх, еще месяц-полтора и потом стать где-нибудь горчицы и перца – марта. Посмотрим, увидим. Через 3 меня в землянку ни черта не загонят, замечательные штуки. Ну и суп вче дня уже 15 месяцев, как я из дома. возьмешь тетрадку, карандаш, ся- ра был на обед, я остался голодный Пришел я с наряда, и наш шиб- дешь и будешь писать. Да, великое как собака, зато сегодня в обед рва здик снял меня с караула и поставил дело тепло. Все мысли у меня на нул так рванул, съел овсяной каши на приборе, замерз как черт. Когда стороне моего будущего приемника. примерно порций пять, не меньше.

стоял на кухне, сообщили, что Когда я его сделаю? Ужин тоже был ничего. Словом, включили свет. В городе или ходят, Да уж, приходит время писать сегодня я был сыт, несмотря на то, или будут ходить трамваи. Словом, еще одно письмо домой. Как, ка- что утром поел почти без хлеба.

дела помаленьку налаживаются. Ну жется, быстро прошло время! На Сегодня иду в караул, спал совсем и мороз! дворе морозец держится «нормаль- мало, всего 2,5–3 часа. Вчера вече Как радостно на душе, когда ный», под вечер закатил аж до 28 ром было партийно-комсомольское есть свет! Спать неохота. градусов. собрание, крыли [неразборчиво] Начал читать было книгу был комиссар дивизиона, а наши 13 марта 1942 года «Юшка», по-моему, так ничего. даже не знают, для чего была собра Возил воду и спал всего около на публика. Мороз днем был всего 2-х часов, устал зверски. Да еще 15 марта 1942 года 12–13 градусов, а сейчас, вечером, мороз хорош. Вернее, не воду возил, Сделали подъем в 7 часов и в опять около 23 градусов. Ну, надо а дрова, на кухню и в баню. Сорвал баню. Помылся и не хорошо, но и спать, уже около половины перво на завтрак немного добавки, возился не плохо. На дворе все такой же мо- го, а в полпятого подъем. Записал в 10 комнате, хотя и немного. Таки роз. Целый день дежурил на дворе, бы еще, да нет времени, да и бумагу окончил паять нож комиссару, воз- время прошло как-то быстро. Черт надо экономить.

ился с аккумулятором и посему не возьми, нет даже времени написать дежурил. На обед получил каши не- письмо, побриться. Да еще со све много, поел без хлеба. Завтра стар- том безобразие: целые сутки нет (продолжение шина привезет продукты. Привезет света. После обеда только забежал в следующем номере) История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда Мои воспоминания о блокаде* А. Ф. Серов В В начале зимы подшил ее вален- покойство. Временами порывался Нашему спасению помогла и ки куском от транспортерной ленты прятаться под кровать: ляжет на случайность.

и теперь думал, что из-за этого они пол и ползет под нее, а сам смотрит При поиске дров (к тому време стали скользкими. Оторванную ею на меня и скулит. Слезы струйкой ни сожгли в комнате все) мать обна доску я должен был убрать из-под ее текли из глаз. Только скроется ружила в сарае дощечки, вмерзшие в ног, но не успел (или не смог). его голова под кроватью, сразу же ледяную глыбу. Отодрав несколько За период болезни матери съе- обратно пятится задом. Так по не- дощечек, хотела очистить их от льда, ли все, что имело смысл варить скольку раз подряд. Потом опять но не смогла, поэтому принесла в и жевать: обойный и столярный клал свою голову рядом с моею и комнату обледенелыми. Через неко клей, кожаные ремни, шкуру, кости, тихо-тихо поскуливал. Создавалось торое время в комнате возник запах какие-то орешки, покрытые ватой, впечатление, что он просит спрятать квашеной капусты. «Исследования»

от которых нас сильно тошнило. его под кроватью. Наблюдавшая это выявили, что дощечки – от бочки, Полмешка этих орешков мать вы- мать дня два не решалась пойти к в которой была капуста, а лед – за меняла на какую-то вещь, когда соседу, предлагавшему свою услугу мерзший рассол, очевидно, с водой.

ходила в город. за часть «туши» моего друга. Каково соотношение рассола и воды Работоспособность организма, Когда сосед вошел в прихожую, было в нем, неизвестно, но мы реши видимо, была на исходе, так как Джульбарс заскулил громче, хотя не ли использовать его для еды.

стали страдать от запоров. Запор видел его. Несколько раз пробовал Вскоре мы почувствовали считался менее опасней поноса, но заползти под кровать, потом все- огромную пользу «льда»: у матери было мучительно и больно при ис- таки спрятался. Когда сосед вошел значительно уменьшилась отеч полнении потребности. При особо в комнату, но еще ничего не сказал, ность живота и ног;

я стал вставать, тяжелых случаях мать выковыри- Джульбарс, тихо подвывая, пополз хотя ноги были слабыми;

прибави вала у нас кал, хотя выходило его к нему. Соседу не потребовалось лось сил у сестры;

у всех резко ослаб с козью «горошину». Сама же мать брать его за ошейник: он сам пошел запор, что нас очень обрадовало.

мучилась до изнеможения, но по- за ним, посмотрев на меня и, как мне Матери показалось, что она мочь себе не позволяла. От этих показалось, качнул головой. Так же окрепла настолько, что может воз запоров задние проходы были в спокойно он принял свою смерть, о обновить походы в город для поиска трещинах, из которых постоянно чем сказал сосед, выражая удивле- работы. Уходила она рано, приходи сочилась кровь. ние: «Даже курица сопротивляет- ла поздно, выбившись из сил и го В дни обсуждения судьбы ся». Пожертвовав собою, Джульбарс лодная. Мы помогали ей раздеться Джульбарса мать из-за болезни спас нас троих (сосед вскоре умер от и поили теплым рассолом.

совсем ослабела и опухла. Я лежал голода. Его нашли в гробу, который Новые походы увенчались успе дистрофиком в постели. Свободно он делал кому-то по заказу). хом. В ноябре (декабре) ее приняла просовывал пальцы рук во внутрь С тех пор я убежден, что живот- на хлебозавод, однако высказали тазобедренных суставов, не ощущая ные, особенно собаки, не только по- сомнение о ее способности ходить боли. Казалось, что ноги в коленках нимают нас, но и имеют способность на работу (километров семь-восемь) разделились. Все это меня удивляло. к анализу и самопожертвованию. и работать.

Каким был внешне, не знаю, а сестра Джульбарса съели без отбросов. К тому времени выдавали хлеба походила на человекоподобное Благодаря ему мать немного опра- по 125 граммов на детскую и ижди существо, но держалась на ногах и вилась, а я стал садиться в кровати. венческую карточку.

продолжала ходить в магазин для Видимо, организм человека обла- По случаю приема матери на отоваривания карточек, если что-то дает большой жизнеспособностью, работу мечтам не было предела. Она выдавали. если ему достаточно в критический решила, что, работая на хлебозаводе, Джульбарс в последние дни момент очень маленькой поддерж- будет сыта, а ее рабочая карточка своей жизни не отходил от моей ки, чтобы мобилизировались остат- останется нам. Но оказалось, что за кровати. Положит голову на мою ки сил для сопротивления смерти. обед, выдаваемый рабочим, из кар подушку рядом с моей головой, Но я тогда не испытывал радости. точки вырезают талоны, а ее работа смотрит мне в глаза и плачет. Ка- К тому же мне было досадно, что не не связана с хлебом, хотя и работала залось, просил у меня защиты или мог ходить, а так хотелось отнести в тестозаготовительном цехе. Те прощался. После моего согласия на Гале кусочек от своей доли. Я не стом тогда там называли «кашицу»

его убийство стал проявлять бес- знал, что ее уже не было в живых. из размоченного в чане картона, который составлял основную часть выпекавшегося хлеба. Добавляемые в «кашицу» дуранда и мука произво * Окончание. Начало в № 6 (58), 2010.

История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда и нам, благо осталась горячая вода.

В их комнате было тепло и, как сказала бабушка, пахло жильем.

Когда она увидела мать и сестру обнаженными, откровенно и сочув ственно удивилась их худобе. Когда мыла меня, высказала опасение, что «рассыплюсь на косточки». «Его, – сказала она, – страшно поднимать:

он весь растягивается».

В конце декабря мать перешла на работу в милицию, находившую ся ближе к дому, чем хлебозавод.

Там она должна была получать и доставлять на санках продукты и варить пищу для милиционеров.

Продукты выдавались где-то в го роде, поэтому для охраны, помощи и контроля назначались дежурные по пищеблоку. Иногда выдавали продукты на два дня. Тогда мать Отец Яков Васильевич Кочнов. Последнее фронтовое оставалась на ночь в милиции, за Довоенная фотография письмо отца крывалась в кладовке, где храни лись продукты, которые охраняли дились в другом цехе, куда пускали домой, она теперь спокойно говори снаружи дежурные милиционеры.

по особым пропускам. ла, что видела как какой-то человек За продукты отвечала мать.

Заводского обеда матери явно что-то делал с трупом, лежавшим Однажды при проверке приве не хватало, но оставшиеся талоны на дороге. Ее это пугало, но не зенных продуктов не досчитались оставляла нам. Было заметно, что удивляло.

одной буханки хлеба. По законам мать слабела. С каждым днем она Как-то к нам пришла женщина, того времени матери грозило суро уходила раньше, а приходила позже. жившая в доме напротив. Вечерами вое наказание. Один из охранников Придя домой, сразу же падала на из этого дома доносился стук, по подтвердил верность получения кровать, не в силах раздеться. Когда хожий на колку дров. Раньше она к хлеба и невозможность похищения рассказала нам о действительном нам не приходила и не была в друж буханки матерью. При обыске дру своем состоянии, мы с сестрой ре- бе с матерью. Беседа была не долгой, гого охранника обнаружили в его шили оставлять ей ужин: кипяток а в конце она пригласила мать в карманах хлебные крошки. После из снега, маленький кусочек хлеба, гости, обещая угостить «заливным установления факта кражи им хлеба кроху эрзац-шоколада (помощь из человечьих мозгов». При этом его судили на месте и приговорили Америки), иногда выдаваемого на сочувственно сетовала, что из-за от к расстрелу (приговор исполнили детскую карточку, и немного тепло- сутствия на трупах мяса приходится на месте). Мать наказали штрафом:

го рассола. Сами же рассол не упо- вырезать у «мужиков яйца». Говоря, вырезали хлебные талоны на вес требляли, поскольку осталось его она произнесла фразу, характери украденного хлеба.

совсем мало. Потом стали делить на зующую упитанность человека:

Этот случай, рассказанный троих все, что приносила сестра из «не годен на тефтельки» (эта фраза матерью, запомнился мне не толь магазина, но и этого было мало для была в ходу и после войны, особен ко из-за переживаний за нее и его восстановления ее сил. Она слабела но у ребят). Эта соседка, а позже и финала, но и за проявленную чут с каждым днем. Оказавшись в этих девочка Лена П., пришедшая к нам кость суровых полуголодных людей, условиях, мы были обречены на из другого соседнего дома, сказала, принявших решение не лишать мать смерть. что многие жильцы соседних домов права кормиться из общего котла, Нашему спасению способство- едят человечину и не только от уже не вырезая талоны из ее продоволь вала так же и жена дядюшки, ко- умерших.

ственной карточки. Эта помощь из торая тайком от бабушки иногда С Леной я был дружен до войны, «общего котла» существенно ком давала нам что-нибудь из съестного мы ходили друг к другу в гости.

пенсировала нехватку хлеба и тем в крайне тяжелый для нас период. Наши матери были знакомы. Ее отец самым способствовала сохранению После случая отравления младшей был главным инженером завода. У возможности нашего выживания.

тетки «комбижиром», съеденным ею них была большая овчарка Рекс. Ее К концу года стали чаще и про больше, чем следовало, она уговори- мать умерла от голода. Отец погиб должительнее перерывы выдачи ла бабушку оказывать нам помощь, на фронте. К моменту прихода к нам продуктов и хлеба, из-за чего резко когда не выдавали продуктов на кар- она жила с двумя братьями старше возросла смертность. Это привело к точки. Бабушка стала оказывать нам ее. Как-то, случайно, она услышала развитию людоедства.

помощь, но на обмен за вещи. Вряд разговор братьев, из которого по В рассказах матери об извест ли одобряла это жена дядюшки. няла, что они сговариваются убить ных ей случаях людоедства уже не Как-то после помывки своей се- ее. Зная, что они «людоедничают»

было ужаса и возмущения. Придя мьи бабушка предложила помыться вместе с соседями, убежала из дома.

История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда была направлена вглубь страны.

Матери предложили выехать из Ленинграда вместе с ними, но она отказалась, считая, что страшнее пережитого зимой быть ничего не может. А обстановка в городе оставалась весьма напряженной:

усиление бомбежек нашей зоны пригорода служило поводом для разговоров о подготовке немцев к наступлению с финской стороны;

потепление усиливало опасность вспышки эпидемии, что привело к росту смертности, которая и без того оставалась довольно большой;

ухудшились условия доставки про довольствия в город, так как шли последние дни работы ледовой до роги через Ладожское озеро. Из-за этих (возможно, и других) причин проводилась агитация по поводу эвакуации. Не знаю, испугалась ли мать возможных новых трудностей и, поддавшись страху, соответствен Тетя Тоня, сестра матери со своим сыном но отреагировала на агитацию, или было указание вывозить из города Пришла к нам с целью упросить большие надежды. Поговаривали о лишних (неработающих) людей, но мою мать оставить ее у нас. Мать, подготовке к наступлению наших, в апреле ей вручили эваколисток. В не имея возможности получать ее с чем увязывали конец блокады.

назначенный день пришла машина, продовольственные карточки и бо- Однако бомбежки стали чаще и нас и приготовленные узлы погру ясь ее братьев, соседей и саму Лену, массированнее, особенно нашей зили и доставили на Финляндский устроила ее в детдом. (северной) окраины, где были со вокзал, точнее, на первую платфор После этих случаев мать стала средоточены военные объекты.

му вокзала.

наказывать нам лучше запирать Как-то весной мать взяла меня На вокзале и перронах было двери и никому их не открывать. И в город. В тот период милиция, людно. Люди с узлами, мешками и не зря. Та же женщина несколько гражданские службы и, очевидно, чемоданами шли на посадку в товар раз приходила к нам, когда матери просто люди производили очистку ные вагоны, стоявшие по обе стороны не было дома. Она просила открыть улиц, дворов и квартир от мусора, второй платформы. Шли медленно, дверь для передачи нам записки от завалов и трупов.

некоторых вели под руки.

матери, или письма от отца (мы уже Особое место в моей памяти Мать, сказав, чтобы мы сели на знали о его гибели), или повидать занимает сбор и вывоз трупов. Два наши узлы, пошла узнать, что нужно Лену, бывшую уже в детдоме. три человека тащили труп волоком.

делать. Вскоре вернулась с женщи С приходом 1942 года мы ждали С верхних этажей их сбрасывали ной и тележкой. Одежда женщины, больших изменений на фронтах и в из окна, пытаясь попасть в кузов ее разъяснения в виде указаний и городе. Но начало его осталось же- машины, стоявшей у стены дома помощь в погрузке узлов на тележку стоким: голод, бомбежки и обстрелы под окном. Машины нагружали говорили о ее причастности к орга убивали и разрушали. По радио трупами навалом, из-за чего руки, низации отправки эвакуируемых.

передавали, что на фронтах под ноги и головы свисали через борта Когда она привела нас на вторую Ленинградом «без существенных и торчали в разные стороны. Ехали платформу, один из эшелонов тро изменений». Однако ходили слухи эти машины по улицам с незакры нулся в путь. Оказалось, что это о возможном наступлении немцев. тым кузовом.

тот, на котором должны были ехать Тем не менее снабжение продуктов Много лет после войны машина и мы. С ее помощью нас посадили улучшалось, нормы, хотя и медлен- с откидным кузовом, нагруженным в стоявший поезд в единственный но, увеличивались. тушами забитого скота, вызывала пассажирский вагон, чему я весьма Ближе к весне стали забирать воспоминание о том времени и обрадовался. В вагоне уступили мне людей, занимавшихся людоедством. тошноту. Тогда же все виденное место у окна. Это меня тоже порадо Говорили, что их увозят далеко в мною воспринималось совершен вало. Наш поезд отправился, когда тыл для поселения в специальных но спокойно, а может быть, даже уже смеркалось. Некоторое время я лагерях, так как они считались опас- шутливо.

смотрел в окно, но вскоре заснул.

ными и в условиях мирной жизни. Эвакуация воспринимается Разбудила меня тишина. Поезд Приход весны радовал всех: мною самостоятельной (автоном стоял. Люди тихо разговаривали, теплело, светлело, ждали появления ной) частью моей жизни.

а некоторые спали. За окном было травы, все чаще слышалась работа В марте-апреле 1942 года орга темно.

«Катюши», на которую возлагались низация, в которой мать работала, История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда Постепенно шум в вагоне стал лостью. Долго ли мы простояли, которую, как мне казалось, не на нарастать. Просыпавшиеся включа- не знаю, но сильно продрогли. рушали даже люди;

шли тихо, а если лись в разговор. Возрастали тревога Боясь, что мы простудимся, мать говорили, то как будто шепотом.

и напряженность, потому что боя- решила идти. К тому времени дождь Мать пришла. Взяв вещи, мы лись возможной бомбежки. Когда уменьшился, а темнота маленько пошли в сторону, куда шли все, ста поезд тронулся, шум стал утихать. рассеялась (или глаза привыкли к раясь наступать на уже затоптанные Поезд двигался, но очень медленно: темноте). Стало видно дальше. кочки. Усилившийся шум машин вот-вот остановится. Через неко- Люди шли, согнувшись под тя- возвещал о приближении к озеру.

торое время возник какой-то мне жестью ноши, стараясь переступать Вышли на свободное простран непонятный гул, потом отдельные с кочки на кочку. Некоторые, поте- ство. Там было очень много людей.

выкрики, доносившиеся с улицы. ряв равновесие или силы, роняли Вновь пришедшие занимали сухие Пассажиры стали группироваться ношу. Пытаясь вытащить ее из воды, места, укладывая на них свои вещи.

у окон, всматриваясь в темноту. сами падали рядом с ней. Пытались Кто-то сказал, что нужно сидеть и Нарастающий гул усиливал трево- подняться. Кому это удавалось, ждать своей очереди отправиться гу. Вскоре и в нашем вагоне возник шел вперед прямо в воде, оставив на ту сторону: «Придет машина и сплошной крик: стоящие у окон, ношу. Таких было много. Мы шли с заберет». Сели и мы.

перекрикиваясь друг с другом, со- большим трудом. Я не видел, чтобы Дул пронзительный холодный общали об увиденном. кто-то кому-то помогал. ветер, из-за чего стало холоднее.

Я тоже смотрел в окно. Какое- Мы, нагруженные узлами, шли Мелкий моросящий дождь сменил то время видел только маленькие и по откосу насыпи. Идти было очень мокрый снег. Мать укрыла меня и большие костры. Потом, на фоне ко- трудно и скользко, из-за чего часто сестру одеялом, предупредив, чтобы стров, хаотично лежавшие товарные падали, но спуститься вниз боялись: не заснули.

вагоны. По мере привыкания глаз к могли оказаться в воде. Места, где Некоторые люди куда-то уходи темноте все отчетливее видел то, о вода подходила к рельсам, перехо- ли, а вернувшись, уводили своих и чем кричали в вагоне. дили по кочкам, помогая друг другу. уносили вещи. Мать тоже ушла. Я Многие лежавшие вагоны были Пройдя последний вагон, пошли по стал осматривать новую местность.

сильно повреждены, некоторые из шпалам, как и многие. Пока шли, Плохая видимость ограничивала них горели. Среди них и на них суе- почти совсем рассвело. Впереди нас обзорность.

тились люди в военной форме. Одни шло много людей. Как мне казалось, Вокруг нас были видны кучи тушили огонь, поливая из ведер, все шли в неизвестность. Мать, из вещей, на которых сидели или другие что-то вытаскивали из ва- увидев сухое место, решила оста- лежали люди, укутанные, как и мы, гонов. Недалеко от вагонов лежали новиться для отдыха и выяснения в одеяло или во что-то. Казалось, сплошными рядами и отдельными нашего состояния и дальнейших они спят.


кучами вещи и тела людей. действий. Немного отдохнув, она Когда пришла мать, мы тоже Вокруг – черной стеной лес. ушла на «разведку», посоветовав отправились в путь. К тому времени Пространство между лесом и насы- нам не сидеть долго, а двигаться. дождь существенно ослабел. Стало пью было залито водой, отражавшей Отдохнув от ходьбы, почувство- светлее. Оказалось, что куч было блики костров. На поверхности вал, что хочу есть, но, понимая, что очень много. Некоторые из них воды выделялись черные пятна взять еду негде, помалкивал. Однако были покрыты старым обледенелым кочек. мысль о возможности поесть меня снегом, однако и на них сидели и Поезд шел медленно, но не оста- не покидала, так как нам говорили, лежали укутанные во что-то люди.

навливаясь. что будут кормить в пути. Я ждал В разных местах валялись узлы, Когда проехали то место, пас- мать и еду. мешки, трупы. Все, что лежало в сажиры стали делиться мнениями. Было тихо: ни стрельбы, ни гула воде, выглядело кочками.

Выяснилось, что подобное было и самолетов и машин. Вскоре пошел Какая была организация от на другой стороне пути. Предпо- густой мокрый снег. Стало темнее. правки на ту сторону, не знаю. Те лагали, что разбит поезд, отправ- Окрестность просматривалась смут- перь полагаю, что каждый сам искал ленный перед нами, на который но. Вокруг нас – редкий сосновый возможность уехать.

мы опоздали. Это предположение лес. Вдоль железной дороги – раз- Машин было много и на берегу, подтвердилось, когда мы приехали битые и горелые вагоны. На фоне и на озере. На берегу они буксовали, на конечную станцию – Ваганово, черной поверхности воды – люди, рыча моторами. На озере медленно или Ладожское озеро. шедшие медленно, согнувшись, «плыли», погрузившись в воду по Приехали под утро. Было темно, перешагивая с кочки на кочку, или кузов.

однако люди стали выходить, унося где как. Многие несли узлы, мешки Только днем удалось матери свои вещи. Вышли и мы. Когда я и чемоданы или тащили волоком. остановить машину. Водитель, спро осмотрелся, увидел, что из соседнего Некоторые шли налегке, иногда сив много ли вещей, выпрыгнул из товарного вагона люди вылезали падая на кочку или в воду. кабины, побросал в кузов узлы, по прямо в воду. Водой была покрыта Все запомнилось мне это пото- садил туда же нас и, предупредив, вся видимая часть территории. Все му, что, во-первых, старался увидеть что машина «больна», из-за чего шли вдоль пути по ходу поезда. мать, боясь, что она не найдет нас;

возможна задержка в пути, поехал.

Мы стояли, боясь сойти с сухо- во-вторых, те места были для меня Отсутствие дверей кабины я при го места. Было холодно. Моросил пугающей «чужбиной»;

в-третьих, нял за ее болезнь. Немного проехав, мелкий дождь. Пахло водой и пре- угнетала непривычная тишина, машина остановилась. Выпрыгнув История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда из кабины, водитель посадил еще Во время движения мать заго- Я, согревшись в одеяле, заснул.

двоих: старушку и старичка. варивала со «старушкой», оказав- Что меня разбудило, не знаю. Наша Съехав с берега, машина погру- шейся матерью «старичка». Сама машина стояла. Посмотрев из-за зилась в воду. «Плыли» медленно, «старушка» была не старше моей кабины, увидел: перед нами грузо как и машины, «плывшие» впере- матери, а «старичок» – ровесник вик с людьми в кузове, а перед ним ди. Отъехав от берега подальше, моей сестры. автобус, и дверей и окон которого машина пошла быстрее, но стала Стало смеркаться. Водители всех вылезали люди, падая в воду. Как чаще останавливаться из-за за- машин включали фары, закрытые мне показалось, они молчали, а торов, образовывавшихся в местах так, что луч узкой горизонтальной помогавшие им военные кричали, переезда полыней и трещин во полосой направлялся вниз перед ма- поторапливая застрявших. В све льду, через которые были положены шиной. Отраженный поверхностью те фар этого автобуса был виден щиты из досок, прогибавшихся под воды свет соединял бесконечную другой автобус, стоявший под на машиной. Видя, как кромка льди- колонну в единый поток. Слева от нас клоном вперед. Из окон свисали ны погружается глубже под воду, виднелся такой же поток, но движу- наполовину люди, высовывались когда машина наезжает на щит или щийся в обратном направлении. руки и головы. Им никто не по съезжает с него, становилось не- Ожидание бомбежки или об- могал. Все больше наклоняясь, ав приятно и жутковато. Около таких стрела возбуждало нервозную на- тобус медленно погружался в воду, мест стояли военные – мужчины и пряженность. И это свершилось: когда он полностью ушел под воду, женщины. Я определил, что женщин стали постреливать. Снаряды пада- кромка льда поднялась, закрыв вход было больше. Некоторые из них ли с недолетом и перелетом от трас- в пучину.

подгоняли водителей окриками: сы, ломая лед. Застрочили зенитные Водитель сказал, что после об «Давай! Давай! Быстрей!», добавляя пулеметы, установленные вдоль стрела льдины пришли в движение, матерные слова. Это усиливало на- трассы. Не останавливая машину, из-за чего образовались широкие пряженность. При остановках на водитель спросил у военного: «На- трещины и большие полыньи.

местах, где слой воды над льдом лет?» Тот женским голосом ответил: По наведенному из щитов «мо был невысоким, водитель выходил «Рама!» – «Ну, это ничего, может, сту» переехали полынью, только что из кабины и заговаривал с матерью. проскочим!» – спокойно крикнул поглотившую автобус с людьми.

Беседуя, он высказывал сомнение, водитель нам. И действительно, ско- Когда водитель известил нас о что удастся добраться до берега к ро стихло. При очередной остановке подходе к берегу, сумерки сгусти вечеру и что «он» этой ночью не бу- водитель объяснил матери, что «он» лись почти до полной темноты.

дет бомбить, основываясь «слишком стрелял по льду, чтобы образовались Приехали в Кобону почти но спокойным днем». трещины около трассы. чью, однако шум моторов и много голосье указывали, что здесь кипит жизнь. Водитель помог нам сойти с машины, снял вещи и пошел под погрузку.

Из темноты донесся призыв:

«Кто с детьми, заходите в барак!»

Вошли. В нос ударил острый не приятный запах. Тусклый свет от фонаря «летучая мышь» освещал часть большого помещения. На полу лежали люди, прижавшись друг к другу. Вновь приехавшие устраива лись кто где. Кое-как разместились и мы. Уставшие люди быстро умол кали. Воцарилась мертвая тишина.

Я заснул.

Утром нас разбудила мать. Она уже получила двухдневный паек:

настоящий хлеб и кашу из настоя щей крупы.

Некоторые уже ели, но многие еще лежали.

Вскоре пришли военные и по требовали освободить барак. Кто не спал, потянулись к выходу, унося вещи. Однако многие продолжали лежать. Я попытался разбудить человека, рядом с которым спал, прижавшись к нему спиной, но он не просыпался. Мать велела оставить Похоронка его в покое. Мы вышли на улицу.

История Петербурга. № 1 (59)/ Б локада Ленинграда Вокруг барака, бывшего когда то скотником, было людно и шум но. Везде, в пределах видимости, бродили и сидели на вещах люди, ждавшие отправки. В нескольких местах возвышались кучи из вещей и трупов. Те, которые выносили из барака, складывали недалеко от него, как дрова в поленнице.

Мы, расположившись на своих вещах недалеко от барака, стали Удостоверение есть. Хотелось съесть все сразу, но мать не позволила, так как было дили женщины в военной форме А поезд ушел дальше. Говорили, опасно: возможен «разрыв» кишок. и выносили трупы, складывая их у на Урал, а может быть, и дальше, Подальше от барака, на фоне об- вагонов штабелями. Трупы, как мне если было, кого везти.

лачного неба, были видны огромные казалось, были плоскими. Первые штабеля мешков, тюков и ящиков. дни пути я не реагировал на штабеля В Ленинград я возвращался Раньше приехавшие говорили, что трупов, но по мере отъедания вид их дважды.

это продукты и боеприпасы, направ- вызывал тошноту. Через несколько Ранней весной 1943 года в горо ляемые в Ленинград. дней в вагоне стало свободно, а нор- де Кашине (Калининская область) К вечеру подали поезд с товар- ма выдаваемой пищи существенно проводилась вербовка в Ленинград ными вагонами. При посадке огра- увеличилась. для восстановления Кировского ничивали количество багажа, но не Вспоминая о трупах и бомбеж- завода. Мать завербовалась. В мо сильно истощенные грузили вещей ках, как-то неудобно было говорить мент отправления поезда я тайком больше, чем разрешалось, выдавая о картошке. Однако эта «мелочь» от матери спрятался под сиденьем излишки за чей-то багаж. оставила в моей памяти весьма значи- между вещами. Когда вылез, по Они занимали лучшие места: тельное ощущение. Овощи, особенно езд был уже далеко от Кашина. В нары у «буржуйки». Вагоны запол- картошка, долгое время были мечтой. моменты обхода прятался. Пасса нялись так, что на полу не было сво- И вот, к великой нашей радости, мате- жиры не выдавали. Так и доехал до бодного места. Все сидели на своих ри удалось выменять три картошины Ленинграда.

вещах. Занявшим нары было весьма (на большее не было возможности). Хорошо помню проезд по вре затруднительно сойти с них. Варить их было не в чем, поэтому мы менной дороге через Синявинские Первую ночь ехали долго и резали их тоненькими ломтиками и болота, где с поездом (вернее, с удачно: нас не бомбили. Только днем жарили на стенке буржуйки, к ко- паровозом) случилось ЧП, закон над нами кружил чей-то самолет. К торой стал доступ. Хотя жарили без чившееся благополучно.

вечеру подъехали к какой-то стан- жира и соли, ели без хлеба и соли, Осенью, когда я учился в тре ции, которую только что бомбили. но вкус был непередаваемый. Ни до, тьем классе школы, находившейся Что было разбито, не знаю, но очень ни после я не испытывал большего на улице Комсомола, матери было пахло горелым и еще чем-то. Там удовольствия при еде даже очень приказано выехать из Ленинграда.


остановка была кратковременной вкусных продуктов. Весной 1944 года мать получила без права выхода из вагонов, хотя Проехав около трех недель, вызов от треста столовых Выборг раньше было сказано, что на этой мы оказались в глубоком тылу – в ского района, благодаря чему вер станции будут выдавать пищу. Ярославской области. нулась в Ленинград навсегда.

Этот случай стал последним В поезде поговаривали об эпи- В те времена и много лет спустя фактом разрушений войной. демии дизентерии, случаи заболева- при разговорах, в поликлиниках, Все пассажиры выражали ра- ния которой были и в нашем вагоне. больницах, школах и прочих местах дость такому везению. Боясь болезни, мать решила сойти называли блокадниками только тех, Однако повезло не всем: при в городе Данилове, ставшем нашей кто пережил зиму 1941–1942 годов.

каждой остановке по вагонам хо- первой «чужбиной». На это никто не обижался.

История Петербурга. № 1 (59)/ С овременные мемуары Осмыслить время (по семейным воспоминаниям)* К. В. Коржавин ДЕЯНИЯ РАТНЫЕ возраста, крутые и коренастые парни же «засучил рукава»… Начались в В В ПИЛЛАУ с полными «иконостасами» боевых гарнизоне трибуналы, для офице В то время основные силы орденов (медали они не носили). ров ввели казарменные положение, Краснознаменного Балтийского Вели они себя крайне независимо… герои-летчики строем с песней – в флота уже базировались в Пиллау. Получали много, много пили, «ду- общую столовую и обратно… И Ну а как выглядел город Пиллау лись в картишки». А во время по- словно всех подменили. За сутки в после тяжелых шестидневных боев лета над Данцигской бухтой любили гарнизоне был наведен образцовый за самую крайнюю западную точку кувыркаться на своих аэрокобрах и порядок.

нашей страны? Останки отборной часто падали в воду, но без челове- Ну, а если говорить о прочем немецкой армии отступали к Дан- ческих жертв. В общем, резвились населении (кроме солдат и матросов цигу по косе Фришнерунг. Наш мор- они, видимо, с тоски… Так как в или офицерских семей), то это были ской десант через залив Фришгаф основном это были одинокие люди немцы. Они проживали в Восточной высадился на эту косу, чтобы отсечь (либо у них никогда не было семей, Пруссии, не только в Кенигсберге, значительную часть войск, отсту- либо погибли в войну). Иногда, для но и в Пиллау (вплоть до их эвакуа павших по косе в Польшу. Пленных того чтобы развлечься и «тряхнуть ции вглубь Германии). Элементар отправили в тыл, а они перебили стариной», они добровольно летали ный разговорный немецкий язык мы конвой, вернулись назад и ударили в Корею, где вдоволь «отводили освоили довольно быстро. В Пиллау в тыл нашему десанту… Останки душу». Видимо, в ту пору и родился был образцово-показательный ла нашего десанта я видел… Видел я и анекдот: «…сбили одного, другого, а герь для немецких военнопленных.

подбитый немцами наш танк Т-34. В третий американец улетел. И тогда Новенькие чистые бараки, дорожки, нем так мощно рвались боеприпасы, из истребителя с корейскими опо- посыпанные песочком и окаймлен что сапог вместе с берцовой костью знавательными знаками раздался ные белыми камушками, клумбы с валялся в трех метрах от танка. русский мат: «Это тебе не с корей- цветами, свой клуб со своим орке Но это дела уже давно минувших цами воевать!» Жили летчики по стром и танцами, два раза в неделю дней. Двадцатикилометровая коса частным квартирам. Азартные игры бесплатное кино, да и кормили их стала территорией новой Калинин- и пьянки иногда кончались драками. не хуже, чем нас! Работали они градской области, а в конце косы В общем, в гарнизоне порядка не добросовестно, качественно, но (или, точнее, у ее основания) на было! Но однажды весьма заслужен- медленно. Если кран поднял груз, но советско-польской границе появи- ного коменданта гарнизона «Ной- ударили в рынду на обед, то груз так лась наша погранзастава, которую тив» полковника Преображенского и останется до конца обеда висеть в часто нарушали кабаны, а иногда и срочно вызвал И. В. Сталин. Генера- воздухе… Некоторые из наших офи люди. Так, например, один немец с лиссимус не стал выслушивать пол- церов так сблизились с немками, что чемоданом денег перешел эту грани- ный набор званий, титулов и заслуг образовали не узаконенные семьи.

цу и, пройдя 20 километров по косе, полковника Преображенского. Он Но пришло время, и немцам было был задержан нашими матросами у прервал его рапорт на полуслове и приказано в экстренном порядке самого Пиллау! Пытался откупить- сказал: «Не теряйте зря время, мне собрать свой скарб, покинуть свои ся, плакал, говорил, что идет к дочке о вас известно все, что нужно… Вы дома и погрузиться в баржи для от в Кенигсберг, но был передан нами мне лучше скажите, почему людей правки вглубь Германии. Это было в военную комендатуру. и технику не бережете? И когда в печальное зрелище… На одном из На погранзаставе я был только гарнизоне порядок наведете? Если в хуторов я видел прощание нашего один раз, когда готовились стрельбы течение суток не покончите со всеми офицера со своей женой-немкой.

по неземным целям косы, чтобы не имеющими место безобразиями, то Оба плакали и долго не могли рас напугать стрельбой поляков. На больше никогда и никому вам не статься… Ну, что я думаю по этому косе в ту пору размещался гарнизон придется перечислять ваши гром- поводу… Ведь, строго говоря, мы морской авиации «Нойтив». Про- кие звания и титулы!» Вернулся он воевали не с немецким народом, а живали там воздушные ассы зрелого от Сталина ни жив ни мертв и тут с фашистской Германией (короче, с * Продолжение. Начало в №№ 5 (51), 6 (52), 2009 г.;

№№ 4 (56)–6 (58), 2010 г.

История Петербурга. № 1 (59)/ С овременные мемуары режимом, претендующим на господ ство во всем мире). Поэтому лозунг писателя Ильи Эренбурга: «Убей немца!» мне представляется глубоко ошибочным. Нельзя таким нелепым способом ставить под сомнение целесообразность существования на земле целого народа! А как бы сам И. Эренбург прореагировал на лозунг: «Убей еврея!»? Ведь не каж дый немец был фашистом. Точно так же, как и не каждый еврей является сионистом, борющимся за мировое господство! На своем веку я по видал много порядочных немцев, да и сам состоял с ними в родстве.

Когда в начале войны всех немцев выселили из немецкой колонии на правом берегу Невы из деревни Са ратовки, то это совсем не означало, что все они ракетчики, фашисты и Но не всех немцев выселили стали, так как один из преступников шпионы. Но обезопасить пребыва- тогда из Пиллау, были и редкие сам застрелился, а другой пытался ние в Неве военных кораблей было исключения. Например немец, вла- доплыть до берега и был задержан.

необходимо. Папин друг детства и делец трех буксиров, за услуги, ока- Бывали истории и попроще. Коре товарищ по ЛПИ* и по работе на за- занные Красной армии при взятии ша на морском берегу в подпитии воде «Большевик», немец инженер Пиллау, был остановлен в городе крепко заснули, а новейший экс Зинфельд был кристально честным вместе с женой и двумя взрослыми периментальный теплопеленгатор и глубоко порядочным человеком. сыновьями. Ему даже оставили сгорел. Хорошо, что сами вовремя С завода «Большевик» в войну он один (лучший) из его буксиров, на из него выскочили и уцелели. По был уволен по условиям режима котором он жил со своей семьей, и луодетые и всклокоченные, они оборонного предприятия и пошел предоставили работу: перевозить за сидели у пепелища и нервно почесы работать в управхозы. Его семья деньги военнослужащих из Пиллау вались… А как-то ночью штормило, тоже эвакуировалась в Новоси- на косу Фришнерунг. Но однажды и самоходную десантную баржу бирск с оборонным ЛОМЗом, а он ночью они тайно попытались уйти в выбросило на камни. Матросы с остался в блокадном Ленинграде Швецию, но были задержаны сторо- ближайшей немецкой батареи, ко вместе с домработницей, финкой жевым кораблем в море. За семь лет торую они обслуживали, сплавали Настей. Другие управхозы (за службы на флоте это было не един- на баржу. Никого там не обнару счет добра умерших) не только вы- ственное ЧП, которое мне врезалось жили. Привезли оттуда шмотки и жили, но даже еще разбогатели на в память. Однажды в наших водах поделили между собой. А наутро к антиквариате. А вот Зимфельд был была задержана комфортабельная ним пришли в одних тельняшках настолько честен, что умер от го- шведская яхта, которая якобы сби- и трусах матросы с баржи и слезно лода! Две мои двоюродные сестры, лась с курса. Ее отбуксировали в просили вернуть шмотки, что и немки наполовину, Муся и Ляля, Пиллау, и я ее видел. На этой яхте было немедленно сделано. Часто всю войну были на Ленинградском было обнаружено современное на- на побережье косы Фришнерунг фронте – воевали с фашистской вигационное оборудование, слож- и гор. Пиллау после штормов вы Германией. Не виноваты и те сугубо нейшая радиоаппаратура и новей- мывались проржавевшие немецкие гражданские немецкие интеллиген- шие средства ведения разведки. Это, химические боеприпасы (бомбы и ты, которые в конце войны попали конечно, заслуга наших дозорных, снаряды) с желто-черной окраской.

под тотальную мобилизацию Гит- наших сторожевых кораблей, но Поговаривали, что это с немецкого лера. Один такой военнопленный, были и явные упущения по линии транспорта, затонувшего у остров бывший немецкий учитель, времен- службы обнаружения (СНиС). Так, Борнгольм и растревоженного ак но работавший на земляных работах например, сбежавшие из-под след- валангистами, искателями ценных у завода «Светлана», частенько не ствия два матроса (сняли на пирсе сокровищ. Поскольку были случаи от хорошей жизни приходил в дом часового) угнали в море при полном отравлений, то матросы на этом на к моей маме за подаяниями и про- вооружении дежурный торпедный правлении вынуждены был нести сил: «Дате закушайт». Мама, хотя катер. Спохватились, когда он на патрульную службу.

и сама пребывала в нужде, никогда полном ходу (45 узлов) проскочил Запомнилось и то, что после не отказывала в милостыне, дели- СНиС и вышел в Данцигскую бухту. взятии Пиллау в подвалах гостини лась, чем могла, и зла из-за безвре- Но там случилось непредвиденное… цы «Золотой якорь» кроме немец менной кончины отца на рядовых Двигатель заглох, и катер завертел- ких трупов почему-то было много немцев не держала. ся на месте. Расстреливать его не трупов лошадей. А в военной гавани подняли затонувшую немецкую подводную лодку, но, к сожалению, * ЛПИ – Ленинградский политехнический институт. – Ред.

История Петербурга. № 1 (59)/ С овременные мемуары добротное на вид немецкое кожаное лась как третья группа записи. И корабельный щит (мишень), наши обмундирование рассыпалось в поэтому мы обеспечивали своей умельцы комендоры умудрялись руках. В одном из хорошо замаски- работой не только наземные, но и угодить прямо в буксир (это еще рованных бункеров мы обнаружили морские стрельбы. В зависимости от хорошо, что стреляли не боевыми аккордеон, два велосипеда и ящик характера стрельб нас размещали на снарядами, а деревянными болван разных консервов с маринованной кораблях самого различного класса: ками). Да так, что только щепки капустой и эрзацсосисками. Консер- буксирах, тральщиках, крейсерах и летели, а на палубе появились вы съели, велосипеды проржавели, даже торпедных катерах. В то вре- глубокие вмятины! После нашей а аккордеон развалился от сырости, мя мне пришлось познакомиться с корректировки огонь перенесли поэтому были использованы от него трофейным немецким эсминцем, с на щит, а цель была поражена!

только перламутровые накладки. которого по радио управляли ходом А нам дырявые сеточки с щита По прибытии в Пиллау я про- трофейного немецкого линкора. На (красные, белые и черные) отдали должил свою службу в 170-м отдель- этом линкоре вместо орудийных ба- для изготовления маек. Видимо, ном артиллерийском дивизионе БО шен была установлена дополнитель- в порядке компенсации за пере КБФ, где я трудился коком вначале ная броня, делающая его, даже при несенное шоковое состояние. А без отдыха (без выходных дней) прямом попадании артиллерийских когда мы корректировали огонь по с пяти часов утра до 23 часов. Я снарядов, практически непотопляе- наземным целям и сидели на самой кормил 150 человек. В помощь был мым. Корректируя артиллерийскую высокой сосне косы Фришнерунг, мне назначен белорус Каперуля. Он стрельбу, я настолько успешно то один из 130-миллиметровых был очень честный и трудолюби- справлялся со своими обязанностя- осколочно-фугасных снарядов, вый матрос. Я его многому научил, ми, что имел в качестве поощрения не долетев до цели, попал прямо в и он с моей помощью так освоил 10 дней отпуска в Ленинград. А наш грузовик (хорошо, что в нем кулинарное искусство, что поехал незадолго до демобилизации мне никого не было). Это ЧП по флоту в морскую школу и сдал экстерном даже предлагали офицерское звание тоже «замяли», указав, что у сна экзамен на звание кока III класса. (с учетом семилетней службы) и ряда оторвался ведущий поясок, Так у меня появился дублер. Когда постоянное жилье в Пиллау, куда он потерял свой вес и поэтому не мне эта работа порядком надоела, я бы я мог переселить свою мать из долетел до цели. А так ли это было попросился на более почетную, но Ленинграда. на самом деле, никто не знает. А мы, рискованную работу. Меня пере- Если кое-кто думает, что во- пользуясь случаем, списали все свое вели в артиллерийскую разведку ины умирают только в войну, то обмундирование и продовольствие, дивизиона. Там в штабе я быстро глубоко ошибаются. За семь лет заявив, что все это находится не в от рядового корректировщика ар- службы я не помню случая, чтобы землянке, а в грузовике. Спорить тиллерийского огня дослужился до на крупных учениях армии и флота с нами не стали и за перенесенный старшины артиллерийской разведки никто не погиб. Это прежде всего стресс выдали все новое и в полном дивизиона. Я даже был награжден воздушный десант, да и морской объеме. Наш командир в шутку почетным знаком «Отличный раз- десант (при ночной высадке). сказал: «Если бы все списанное с ведчик». Мне поручалось не только Обязательно кого-нибудь недо- вас барахло погрузили на машину, разрабатывать оперативные карты считаются. Конечно, и моя работа то она бы, наверное, и с места не военных действий в акватории (корректировка артиллерийских сдвинулась». Однажды нам дове Балтийского моря, но и вести на них стрельб) была связана с посто- лось корректировать артиллерий боевую обстановку по оперативным янным риском. Уж больно часто ский огонь трофейной немецкой данным всех видов разведки. При свои стреляли по своим. Так, на- батареи, которая входила в состав штабе Балтийского флота наша пример, когда мы были на палубе БО КБФ, так вот «веер» (разброс) разведывательная группа числи- буксира, который тащил большой снарядов прошелся и по нашему НП (это тоже были осколочно фугасные 100-миллиметровые снаряды). Командир отделения артиллерийской разводки с испуга даже выкрикнул: «Господи, а я еще и не женился!» А позднее, когда опасность миновала, белорус Го меза свой неподдельный страх пы тался перевести в шутку, дескать, я так выкрикнул для смеха. Гомезу демобилизовали досрочно, так как его отец оказался полицаем, а брат служил денщиком у гестаповца и им предстояло встретиться в суде на родной земле. Меня на значили на его должность (у меня сохранился акварельный портрет Гомезы. Не ахти какой, но на него похож).

История Петербурга. № 1 (59)/ С овременные мемуары В нашем дивизионе служило четыре человека из Ленинграда.

Авторитет ленинградцев среди матросов был непререкаем. Мы были дружны и дорожили этой честью! Даже меж собою прово дили строгие разборки, если была задета честь Ленинграда по вине кого-нибудь из нас. Но дедовщины у нас не было и в помине! Мы даже не знали такого слова! Чинодраль ства у нас также не было, пока из послевоенных училищ не стали поступать к нам вышколенные кастовые офицерики. Те офицеры, наши командиры, которые пришли на войну, были для нас старшими братьями, опытными воспитате лями, нашими справедливыми судьями и наставниками. У них всегда хватало житейской му дрости не унижать человеческого вило, читали коллективно. Вот и лесочке выскочили на него шесте достоинства своих подчиненных присоветовали ему на это письмо ро бандитов, и все в макинтошах...

и не обижать зазря! Одного (из ответить (дескать, поедешь домой Сказал, что еле ноги унес. Вот так не в меру кичливых) молодого в отпуск, там и свидишься). А он бывает. У страха глаза велики!

офицера, еще совсем зеленого, я на это клюнул. И завязалась пере- Был еще один случай, который, однажды поставил на место. Так писка между ним и его товарищем пожалуй, даже и розыгрышем не он побежал к комдибу Иванову на по соседней койке. Труднее всего назовешь. Узнал один из наших, меня жаловаться. А тот ему сказал пришлось с фотографией, кото- что его фамилия такая же, как у на (со слов его денщика): «…тебя рую он просил ему выслать. Но чальника политуправления КБФ.

салагой, тиной назвали, а ты что, разыскали, с большим трудом и И сам распустил слух, что это его бывалый моряк? Я вот четверть плохого качества. Он поначалу дядя. Затем сам позвонил комдиву века на флоте. Меня стариком на- обиделся на нее за это. Но мы его и поинтересовался, как служится зывают, а я не обижаюсь… Ведь так убедили, что живет на стипендию, его племяннику… А через некоторое оно и есть! Так вот сам налаживай откуда у нее лишние деньги? И вот время попросил оформить племян хорошие взаимоотношения с кол- когда он стал по «липовому» адре- нику внеочередной отпуск на роди лективом! И чтобы я тебя с по- су оформлять денежный перевод, ну на 10 суток для сопровождения добными обращениями больше не то пришлось сказать ему, что это начальника политуправления, что видел!» И этого молодого зеленого розыгрыш! Он долго не мог нам и было сделано немедленно. Но офицерика как подменили! Он этого простить. Адъютант, или ден- уже через неделю комдив на одном оказался талантливым офицером. щик (что вернее) нашего комдива из совещаний в штабе КБФ увидел Организовал самодеятельность, Саня Члетяков был ленинградцем, начальника политотдела и спросил сам играл на баяне. Меня привлек которого на «семейном совете» мы его: «Как съездили на родину?» Тот к этому делу, и мы даже подружи- чаще всего прорабатывали, но с был страшно удивлен и озадачен по лись! А новобранцев никто никог- него как с гуся вода. Он опаздывал добным вопросом! А комдив все по да не обижал. Шутить по-доброму, из увольнения, а наказывали всех! нял и срочно на родину авантюриста конечно, подшучивали. Таковы Вот однажды его и решили при- направил вооруженный конвой из флотские традиции: «посылать пугнуть… Дорога к пирсу полегала двух матросов нашей части. Привез пить чай на клотике» или «про- через лесок. А он вновь опаздывал ли его «чуть тепленьким», так как он дувать макароны на камбузе». Без из увольнения. Двое обмотались там загулял и не ожидал, что за ним розыгрышей на флоте не бывает. простынями и засели в кусты по так быстро приедут. Получил он от Были они и у нас. Часто к нам от обе стороны дорожки. Когда Саня комдива «на всю катушку», 20 суток девушек приходили безымянные скосил глаз направо, то увидел ареста, но под суд не отдали, так как письма: «Лучшему матросу в ча- одно привидение, а когда посмо- не хотел комдив, чтобы на старости сти» (чтобы завязать знакомство). трел налево – увидел другое при- лет друзья над ним потешались.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.