авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«ОРГАНИЗАЦИЯ HRI ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЕ Distr. ...»

-- [ Страница 5 ] --

23. Принятие и осуществление временных специальных мер может привести к обсуждению квалификации и заслуг той или иной группы или индивидов, в отношении которых применяются эти меры, и к использованию в качестве аргумента против предоставления преференций женщинам, якобы менее квалифицированным по сравнению с мужчинами в таких областях, как политика, образование и занятость. Поскольку временные специальные меры нацелены на ускорение процесса обеспечения HRI/GEN/1/Rev. page фактического или основополагающего равенства, вопросы квалификации и заслуг, в частности в области занятости в государственном и частном секторах, нуждаются в тщательном рассмотрении с учетом фактора дискриминации по признаку пола, поскольку они определяются законодательными нормами и факторами культуры. При назначении, отборе или избрании на государственные и политические посты определенную роль могут также играть факторы, связанные не с квалификацией и заслугами, а с применением принципов демократической справедливости и выбора избирателей.

24. Пункт 1 статьи 4, рассматриваемый вместе со статьями 1, 2, 3, 5 и 24, необходимо применять в отношении статей 6–16, в которых предусматривается, что государства участники "принимают все соответствующие меры". Вследствие этого Комитет считает, что государства-участники обязаны принимать и осуществлять временные специальные меры в отношении любой из этих статей, если может быть доказано, что такие меры являются необходимыми и соответствующими для ускорения процесса достижения общей или конкретной цели установления фактического или основополагающего равенства женщин.

IV. РЕКОМЕНДАЦИИ ГОСУДАРСТВАМ-УЧАСТНИКАМ 25. Доклады государств-участников должны включать информацию о принятии или непринятии временных специальных мер в соответствии с пунктом 1 статьи 4 Конвенции, при этом во избежание недоразумений государствам-участникам следует придерживаться формулировки "временные специальные меры".

26. Государствам-участникам следует проводить четкое различие между временными специальными мерами, нацеленными на ускорение процесса достижения конкретной цели установления фактического или основополагающего равенства женщин, и другими общими социальными стратегиями, принятыми и осуществляемыми в интересах улучшения положения женщин и девочек. Государствам-участникам следует помнить, что не все меры, которые могут или будут иметь благоприятные последствия для женщин, являются временными специальными мерами.

27. Государствам-участникам при применении временных специальных мер в целях ускорения процесса установления фактического или основополагающего равенства женщин следует проанализировать положение женщин во всех областях жизни, равно как и в конкретной целевой области. Они должны оценивать потенциальные последствия временных специальных мер в отношении той или иной конкретной цели в своем национальном контексте и принимать те временные специальные меры, которые они HRI/GEN/1/Rev. page считают наиболее целесообразными для ускорения процесса установления фактического или основополагающего равенства женщин.

28. Государства-участники должны обосновать причины предпочтения той или иной меры другим мерам. Обоснование применения таких мер должно включать изложение фактических условий жизни женщин, в том числе условия и факторы влияния, которые формируют их жизнь и возможности, или условий жизни конкретной группы женщин, страдающих от различных форм дискриминации, положение которых государство участник намеревается ускоренным образом улучшить путем применения таких временных специальных мер. В то же время следует разъяснять отношения между такими мерами и общими мерами и усилиями, направленными на улучшение положения женщин.

29. Государства-участники должны представить надлежащие разъяснения в случае непринятия временных специальных мер. Непринятие таких мер не может быть оправдано просто путем утверждения о своем бессилии или путем объяснения бездействия наличием преобладающих рыночных или политических факторов, таких, как факторы, внутренне присущие частному сектору, частным организациям или политическим партиям. Государствам-участникам следует напомнить, что статья Конвенции, которую необходимо рассматривать во взаимосвязи со всеми другими статьями, возлагает ответственность за действия этих структур на государство-участника.

30. Государства-участники могут представлять доклады о временных специальных мерах по ряду статей. В соответствии со статьей 2 государствам-участникам предлагается представлять доклады о правовой или иной основе принятия таких мер и обосновании выбора ими того или иного конкретного подхода. Государствам-участникам далее предлагается представлять подробную информацию о любом законе, касающемся временных специальных мер, и в частности о том, обеспечивает ли такой закон обязательный или добровольный характер временных специальных мер.

31. Государства-участники должны включить в свои конституции или в свое национальное законодательство положения, допускающие принятие временных специальных мер. Комитет напоминает государствам-участникам о том, что законодательные акты, такие, как всеобъемлющие антидискриминационные законы, законы о равных возможностях или правительственные указы по вопросам равенства женщин, могут включать руководящие указания относительно характера временных специальных мер, которые необходимо принять для достижения заявленной цели или целей в данных областях. Такие руководящие указания могут также содержаться в конкретных законах по вопросам занятости или образования. Действие соответствующих HRI/GEN/1/Rev. page законов о недискриминации и временных специальных мерах должно распространяться на государственные структуры, а также на частные организации или предприятия.

32. Комитет обращает внимание государств-участников на тот факт, что временные специальные меры могут также основываться на указах, директивных постановлениях и/или административных инструкциях, разработанных или принятых национальными, региональными или местными исполнительными органами управления, в целях охвата сектора государственной занятости и сектора образования. Такие временные специальные меры могут включать гражданскую службу, политическую сферу и секторы частного образования и занятости. Комитет далее обращает внимание государств участников на тот факт, что такие меры могут также быть согласованы путем переговоров между социальными партнерами секторов государственной или частной занятости или могут применяться на добровольной основе государственными или частными предприятиями, организациями, учреждениями и политическими партиями.

33. Комитет напоминает, что планы действий относительно временных специальных мер необходимо разрабатывать, применять и оценивать в конкретном национальном контексте и с учетом конкретного характера проблемы, на решение которой они направлены. Комитет рекомендует государствам-участникам представлять в своих докладах подробную информацию о любых планах действий, которые могут быть нацелены на обеспечение доступа для женщин и решения проблемы, связанной с их недостаточной представленностью в некоторых областях, на перераспределение ресурсов и властных полномочий в конкретных областях и/или на проведение институциональных преобразований в целях преодоления имевшей место в прошлом или имеющей место в настоящем дискриминации и ускорения процесса установления фактического равенства.

В докладах также следует объяснять, включены ли в такие планы действий соображения относительно непреднамеренных возможных пагубных побочных последствий таких мер, а также относительно возможных действий по защите женщин от них. Государства участники должны также описать в своих докладах результаты принятия временных специальных мер и оценить причины возможной неэффективности таких мер.

34. В соответствии со статьей 3 государствам-участникам предлагается представлять доклады об учреждениях, ответственных за разработку, осуществление, контроль, оценку и обеспечение выполнения таких временных специальных мер. Такая ответственность может возлагаться на существующие или планируемые национальные учреждения, такие, как министерства по делам женщин, департаменты по делам женщин в составе министерств или канцелярий президентов, канцелярии омбудсменов, трибуналы или другие образования государственного или частного характера, располагающие необходимым мандатом для разработки конкретных программ, контроля за их HRI/GEN/1/Rev. page осуществлением и оценки их эффективности и полученных результатов. Комитет рекомендует государствам-участникам обеспечить, чтобы женщины в целом и затрагиваемые группы женщин в частности играли определенную роль в деле разработки, осуществления и оценки таких программ. Особенно рекомендуются сотрудничество и консультации с гражданским обществом и неправительственными организациями, представляющими различные группы женщин.

35. Комитет вновь обращает внимание на свою общую рекомендацию № 9, касающуюся статистических данных о положении женщин, и рекомендует государствам-участникам представлять дезагрегированные по признаку пола статистические данные в целях оценки хода установления фактического или основополагающего равенства женщин и эффективности временных специальных мер.

36. Государства-участники должны представлять доклады о виде временных специальных мер, принимаемых в конкретных областях, согласно соответствующей статье (соответствующим статьям) Конвенции. Доклады, представляемые по соответствующей статье (соответствующим статьям), должны включать ссылки на конкретные цели и целевые задания, сроки, причины выбора конкретных мер, шаги по обеспечению доступа женщин к таким мерам и учреждения, ответственные за контроль за ходом осуществления таких мер. К государствам-участникам также обращается просьба представить информацию о том, какое количество женщин охвачено той или иной мерой, сколько женщин получит доступ и возможность участия в конкретной области благодаря той или иной временной специальной мере, и информацию о том, какой объем ресурсов и властных полномочий они намереваются предоставить, какому количеству женщин и в какие сроки.

37. Комитет напоминает о своих общих рекомендациях 5, 8 и 23, в которых он рекомендовал применять временные специальные меры в области образования, экономики, политики и занятости, в деле представления женщинами их правительств на международном уровне и их участия в работе международных организаций и в политической и общественной жизни. Государства-участники должны активизировать в своих национальных контекстах такие усилия, в особенности во всех областях образования на всех уровнях, а также на всех направлениях и уровнях профессиональной подготовки, занятости и представленности в государственной и политической жизни.

Комитет напоминает, что во всех случаях, но особенно в области образования, государства-участники должны проводить четкое различие в каждой области между мерами непрерывного и постоянного характера и мерами временного характера.

HRI/GEN/1/Rev. page 38. Комитет напоминает государствам-участникам о необходимости принятия временных специальных мер в целях ускорения процесса изменения и ликвидации культурной практики и стереотипных отношений и моделей поведения, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин или создают для них препятствия. Временные специальные меры также должны осуществляться в областях предоставления кредитов и займов, спорта, культуры и отдыха и правового просвещения.

Там, где это необходимо, такие меры должны осуществляться в интересах женщин, подвергающихся различным формам дискриминации, включая сельских женщин.

39. Хотя применение временных специальных мер может быть невозможным в соответствии со всеми статьями Конвенции, Комитет рекомендует рассматривать вопрос об их принятии в тех случаях, когда речь идет о вопросах ускорения обеспечения доступа к равноправному участию, с одной стороны, и ускорения процесса распределения властных полномочий и ресурсов, с другой стороны, а также в тех случаях, когда может быть доказано, что такие меры будут необходимы и весьма уместны в данных условиях.

Примечания Косвенная дискриминация в отношении женщин может иметь место тогда, когда законы, стратегии и программы основаны на кажущихся нейтральными в гендерном отношении критериях, которые своим фактическим воздействием создают пагубные последствия для женщин. Нейтральные в гендерном отношении законы, стратегии и программы могут непреднамеренным образом увековечивать последствия имевших место в прошлом проявлений дискриминации. Они непреднамеренным образом могут быть смоделированы на основе образа жизни мужчин и поэтому не обеспечивать учета аспектов жизненного опыта женщин, который может отличаться от жизненного опыта мужчин. Существование этих различий может объясняться наличием стереотипных представлений, подходов и моделей поведения в отношении женщин, которые основаны на биологических различиях между женщинами и мужчинами. Их существование может также объясняться общим подчиненным положением женщин по отношению к мужчинам.

"Пол определяется как социальное понятие, характеризующее биологические половые различия. Это — идеологическая и культурная концепция, также воспроизводимая в сфере материальной практики;

в свою очередь она оказывает воздействие на результаты такой практики. Она затрагивает распределение ресурсов, богатства, работы, полномочий в сфере принятия решений и политики и пользования правами и льготами в семье и общественной жизни. Несмотря на обусловленные культурой и временем различия, отношения между полами в мире подразумевают асимметрию власти мужчин и женщин в качестве одной из характерных особенностей.

Таким образом, пол является одним из социальных факторов стратификации, и в этом смысле он похож на другие дифференцирующие факторы, такие, как раса, класс, HRI/GEN/1/Rev. page этническая и половая принадлежность и возраст. Он помогает нам понять социальное строение половой самоидентичности и неравенство структуры власти, лежащее в основе отношений между полами". Мировой обзор по вопросу о роли женщин в развитии, 1999 год, Организация Объединенных Наций, Нью-Йорк, 1999 год, стр. 9.

См., например, Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которая оговаривает принятие временных специальных мер. Практика органов по наблюдению за соблюдением договоров, включая Комитет по ликвидации расовой дискриминации, Комитет по экономическим, социальным и культурным правам и Комитет по правам человека показывает, что эти органы рассматривают применение временных специальных мер как обязательное условие достижения целей соответствующих договоров. В конвенциях, принятых под эгидой Международной организации труда, и различных документах Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры также содержатся — в открытой или скрытой форме — подобные меры. Подкомиссия по поощрению и защите прав человека рассмотрела этот вопрос и назначила Специального докладчика для подготовки докладов для ее рассмотрения и принятия решений. Комиссия по положению женщин рассмотрела использование временных специальных мер в 1992 году. В итоговых документах, принятых всемирными конференциями Организации Объединенных Наций по положению женщин, в том числе в Платформе действий, принятой на состоявшейся в 1995 году четвертой Всемирной конференции по положению женщин, и ее последующем обзоре 2000 года, содержатся ссылки на позитивные действия как средство достижения фактического равенства. Использование временных специальных мер Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций является практическим примером осуществления деятельности в области занятости женщин, в том числе с помощью административных инструкций по вопросам найма, повышения в должности и назначения на должности женщин в Секретариате. Эти меры направлены на достижение цели равной представленности мужчин и женщин на всех уровнях, но в особенности на более высоких должностях.

Термин "установление квот" используется в Соединенных Штатах Америки и в ряде документов Организации Объединенных Наций, в то время как термин "позитивные действия" в настоящее время широко используется в Европе, а также во многих документах Организации Объединенных Наций. Вместе с тем термин "позитивные действия" в международных нормах прав человека используется еще в одном значении — значении "позитивных государственных действий" (обязательство государства предпринимать действия в отличие от обязательства государства воздерживаться от действий). Поэтому термин "позитивные действия" представляется двусмысленным, поскольку его значение не ограничивается временными специальными мерами по смыслу пункта 1 статьи 4 Конвенции. Термины "обратная дискриминация" или "позитивная дискриминация" подвергаются критике со стороны ряда толкователей как неуместные.

HRI/GEN/1/Rev. page ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА, ПРИНЯТЫЕ V.

КОМИТЕТОМ ПРОТИВ ПЫТОК На своей шестнадцатой сессии Комитет против пыток постановил 10 мая 1996 года 1.

учредить рабочую группу для рассмотрения вопросов, касающихся статьей 3 и Конвенции. Комитет обратил внимание на то, что большинство индивидуальных сообщений, полученных за последние годы в соответствии со статьей 22 Конвенции, касались случаев лиц, в отношении которых было принято решение о высылке, возвращении или экстрадиции и которые утверждали, что в случае высылки, возвращения или экстрадиции им будет угрожать опасность подвергнуться пыткам. Комитет счел, что следует представить некоторые рекомендации государствам-участникам и авторам сообщений, которые позволили бы им правильно применять положения статьи 3 в контексте процедуры, оговоренной в статье 22 Конвенции. 21 ноября 1997 года Комитет принял замечание общего порядка по вопросу об осуществлении статьи 3 в контексте статьи 22 Конвенции (А/53/44, пункт 258).

Шестнадцатая сессия (1996 год)* Замечание общего порядка № 1 - Осуществление статьи 3 Конвенции в контексте статьи 22 (возвращение и сообщения) C учетом требований пункта 4 статьи 22 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в котором говорится, что Комитет против пыток "рассматривает полученные в соответствии со статьей 22 сообщения в свете всей информации, представленной ему данным лицом или от его имени и соответствующим Государством-участником", с учетом необходимости, обусловленной применением пункта 3 правила 111 правил процедуры Комитета (CAT/C/3/Rev.2), и с учетом необходимости разработки руководящих принципов осуществления статьи 3 на основании процедуры, предусмотренной в статье 22 Конвенции, Комитет против пыток на 317-м заседании, состоявшемся 21 ноября 1997 года на его девятнадцатой сессии, принял следующее замечание общего порядка в качестве руководства для государств-участников и авторов сообщений:

* Содержится в документе A/53/44, приложение IX.

HRI/GEN/1/Rev. page Применение статьи 3 ограничивается случаями, когда существуют серьезные 1.

основания полагать, что автору может угрожать применение пыток, определение которых содержится в статье 1 Конвенции.

Комитет считает, что употребляемое в статье 3 выражение "другое 2.

государство" означает государство, куда высылается, возвращается или выдается соответствующее лицо, а также любое государство, куда автор может быть впоследствии выслан, возвращен или выдан.

В соответствии со статьей 1 упомянутый в пункте 2 статьи 3 критерий, 3.

предполагающий наличие "постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека", относится лишь к тем нарушениям, которые совершаются государственными должностными лицами или иными лицами, выступающими в официальном качестве, либо по их подстрекательству, с их ведома или с молчаливого согласия.

Приемлемость Комитет считает, что именно автор обязан обосновать prima facie дело для 4.

целей приемлемости его(ее) сообщения в соответствии со статьей 22 Конвенции, выполнив при этом каждое из требований правила 107 правил процедуры Комитета.

Существо дела В связи с применением статьи 3 Конвенции к существу дела следует отметить, 5.

что бремя аргументированного изложения дела лежит на авторе, что предполагает подкрепление позиции автора достаточными фактическими материалами, позволяющими ему требовать ответа от государства-участника.

Ввиду того, что государство-участник и Комитет обязаны оценивать наличие 6.

серьезных оснований полагать, что автору может угрожать применение пыток в случае его/ее высылки, возвращения или выдачи, при оценке степени риска применения пыток должны анализироваться основания, выходящие за пределы одних лишь умозрительных предположений или подозрений. Вместе с тем при оценке этого риска не следует брать за основу критерий высокой степени вероятности.

Автор должен показать, что ему/ей будет угрожать применение пыток, что 7.

основания для такого предположения носят серьезный характер с учетом HRI/GEN/1/Rev. page вышеизложенных принципов и что такая опасность угрожает лично автору и является реальной. Каждая из сторон может представлять по этому вопросу любую уместную информацию.

Уместной считается информация, касающаяся, в частности, следующих 8.

вопросов:

Относится ли соответствующее государство-участник к числу государств, a) откуда поступает информация о существовании постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека (см. пункт 2 статьи 3)?

b) Подвергался ли автор пыткам или жестокому обращению со стороны государственных должностных лиц или иных лиц, выступающих в официальном качестве, либо по их подстрекательству, с их ведома или молчаливого согласия? Если да, то идет ли речь о недавнем прошлом?

Имеется ли информация из медицинских или иных независимых источников, c) подтверждающая заявление автора о том, что в прошлом его/ее подвергали пыткам или жестокому обращению? Имело ли применение пыток какие-либо последствия?

d) Изменилась ли ситуация, упоминаемая в пункте a) выше? Претерпело ли изменения положение в области прав человека в стране?

Занимался ли автор на территории или за пределами соответствующего e) государства политической или иной деятельностью, которая могла бы поставить его/ее в особенно уязвимое положение с точки зрения опасности подвергнуться пыткам в случае его/ее высылки, возвращения или выдачи в соответствующее государство?

Существуют ли какие-либо доказательства, подтверждающие достоверность f) утверждений автора?

g) Имеются ли какие-либо фактические неувязки в заявлении автора? Если да, то насколько серьезными они являются?

Поскольку Комитет против пыток не относится к числу апелляционных, 9.

квазисудебных или административных органов, а является наблюдательным органом, учрежденным самими государствами-участниками и наделенным правом выносить решения только рекомендательного характера, отсюда вытекает следующее:

HRI/GEN/1/Rev. page при осуществлении полномочий в соответствии со статьей 3 Конвенции a) Комитет будет в значительной степени опираться на заявления по фактической стороне дела, подготовленные органами соответствующего государства-участника, b) Комитет не считает себя связанным такими заключениями и исходит из того, что в соответствии с пунктом 4 статьи 22 Конвенции он правомочен свободно оценивать факты с учетом всех обстоятельств по каждому конкретному делу.

Тридцать девятая сессия (2007 год) Замечание общего порядка № 2 - Имплементация статьи государствами-участниками В настоящем замечании общего порядка рассматриваются три части статьи 2, 1.

в каждой из которых определяются отдельные взаимосвязанные и основополагающие принципы, лежащие в основе закрепленного в Конвенции абсолютного запрещения пыток. Со времени принятия Конвенции против пыток абсолютный и не допускающий никаких отступлений характер этого запрещения признается в качестве нормы международного обычного права. Положения статьи 2 закрепляют эту императивную норму jus cogens применительно к пыткам и составляют основу правомочий данного Комитета в отношении применения эффективных средств предупреждения в ответ на изменяющиеся угрозы, проблемы и практику, включая, в частности, меры, которые предусмотрены в последующих статьях 3-16.

Пункт 1 статьи 2 обязывает каждое государство-участник принимать действия, 2.

укрепляющие запрещение пыток с помощью законодательных, административных, судебных или других мер, которые в конечном счете должны быть эффективными с точки зрения их предупреждения. В целях обеспечения принятия именно тех мер, о которых известно, что они предупреждают или карают любые акты пыток, в последующих статьях Конвенции излагаются обязательства, в соответствии с которыми государства-участники должны принимать предусмотренные в них меры.

Закрепленное в статье 2 обязательство предупреждать пытки имеет широкую сферу 3.

охвата. Обязательства в отношении предупреждения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (далее "жестокое обращение") в соответствии с пунктом 1 статьи 16 являются неделимыми, взаимозависимыми и взаимосвязанными. Обязательство предупреждать жесткое обращение на практике перекликается и в значительной мере совпадает с обязательством предупреждать пытки. В статье 16, где определены меры по предупреждению жестокого HRI/GEN/1/Rev. page обращения, особое внимание обращается "в частности" на меры, изложенные в статьях 10-13, однако эффективное предупреждение не ограничивается этими статьями, как это разъяснил Комитет, например, в связи с вопросом о компенсации в контексте статьи 14. На практике граница между жестоким обращением и пытками нередко является размытой. Как показывает опыт, условия, приводящие к жестокому обращению, часто способствуют пыткам, и поэтому меры, необходимые для предупреждения пыток, должны применяться и для предупреждения жестокого обращения. Соответственно, Комитет исходит из того, что, согласно Конвенции, запрещение жестокого обращения, по всей видимости, носит не допускающий отступлений характер, а его предупреждение должно являться эффективной и не допускающей отступлений мерой.

Государства-участники обязаны устранять любые юридические или иные 4.

препятствия, мешающие искоренению пыток и жестокого обращения, а также принимать позитивные эффективные меры в целях обеспечения того, чтобы решительно пресекать такие акты и их повторение. Кроме того, государства-участники обязаны постоянно держать под наблюдением и совершенствовать принятое на основе Конвенции национальное законодательство в соответствии с заключительными замечаниями и соображениями, принятыми Комитетом по индивидуальным сообщениям. В том случае, если принятые государством-участником меры не достигают цели, заключающейся в искоренении актов пыток, Конвенция предписывает им пересмотреть и/или принять новые, более эффективные меры. Аналогичным образом определение Комитетом понятия "эффективные меры" и соответствующие рекомендации находятся в процессе постоянной эволюции, равно как и, к прискорбию, формы пыток и жестокого обращения.

Абсолютное запрещение II.

Пункт 2 статьи 2 предусматривает, что запрещение пыток носит абсолютный 5.

характер и не допускает отступлений. В нем подчеркивается, что никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, не могут использоваться государством-участником для оправдания актов пыток на любой территории под его юрисдикцией. К числу таких обстоятельств согласно Конвенции относятся состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение. Это включает любую угрозу террористических актов или насильственных преступлений, а также вооруженные конфликты международного или немеждународного характера. Комитет выражает серьезную обеспокоенность и категорически отвергает любые попытки государств оправдывать пытки или жестокое обращение тем, что они служат средством защиты государственной безопасности или предотвращения чрезвычайных ситуаций в этих и в любых других обстоятельствах.

Аналогичным образом он отвергает любые оправдания со ссылкой на религию или HRI/GEN/1/Rev. page традиции, которые могут вести к нарушениям этого абсолютного запрета. Комитет считает, что амнистии или другие юридические препятствия, исключающие и свидетельствующие о нежелании обеспечить своевременное и правомерное судебное преследование и наказание лиц, виновных в совершении пыток или жестоком обращении, нарушают принцип недопустимости отступления от соответствующих норм.

Комитет напоминает всем государствам - участникам Конвенции о не допускающем 6.

отступлений характере обязательств, которые они взяли на себя, ратифицировав Конвенцию. После событий 11 сентября 2001 года Комитет уточнил, что обязательства, закрепленные в статьях 2 ("никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были… не могут служить оправданием пыток"), 15 (запрет на использование в качестве доказательства признаний, которые, как установлено, были сделаны под пытками, за исключением случаев, когда они используются против лица, обвиняемого в совершении пыток) и 16 (запрещение жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания), являются тремя нормами, которые "надлежит соблюдать во всех обстоятельствах"1. Комитет считает, что статьи 3-15 являются в равной степени обязательными применительно как к пыткам, так и к жестокому обращению. Комитет признает, что государства-участники могут выбирать меры для целей выполнения этих обязательств, если эти меры являются эффективными и соответствуют объекту и цели Конвенции.

Комитет также полагает, что понятие "любая территория под его юрисдикцией", 7.

связанное с принципом недопустимости отступлений, включает любую территорию или любые объекты и должно применяться без какой-либо дискриминации в целях защиты любых лиц, граждан или неграждан, находящихся де-юре или де-факто под контролем того или иного государства-участника. Комитет подчеркивает, что обязательство государства предупреждать пытки распространяется также на всех лиц, которые действуют де-юре или де-факто от имени государства-участника, совместно с ним или по его указанию. Крайне необходимо, чтобы каждое государство-участник осуществляло строгий контроль за деятельностью своих должностных лиц или субъектов, действующих от его имени, и выявляло и доводило до сведения Комитета любые случаи пыток или жестокого обращения, имевшие место вследствие осуществления, среди прочего, антитеррористических мероприятий, и информацию о мерах, принимаемых для расследования, наказания и предупреждения новых случаев пыток или жестокого обращения в будущем с уделением особого внимания не одной только юридической 22 ноября 2001 года Комитет принял заявление в связи с событиями 11 сентября, которое было направлено каждому государству - участнику Конвенции (А/57/44, пункты 17-18).

HRI/GEN/1/Rev. page ответственности прямых преступников и должностных лиц в системе подчинения, вытекающей из актов подстрекательства, согласия или попустительства.

III. Содержание обязательства принимать эффективные меры по предупреждению пыток Государства-участники должны квалифицировать применение пыток в качестве 8.

преступления в соответствии со своим уголовным правом, исходя, как минимум, из элементов определения пытки, содержащегося в статье 1 Конвенции, и предписаний статьи 4.

Серьезные расхождения между определением, содержащимся в Конвенции, и 9.

определением, включенным во внутреннее право, открывают реальные или потенциальные лазейки для безнаказанности. В некоторых случаях, даже при использовании аналогичной формулировки, такая формулировка может иметь несколько иной смысл во внутреннем праве или в силу толкования, данного судебными органами, в связи с чем Комитет призывает каждое государство-участник обеспечить, чтобы все ветви власти придерживались определения, которое дано в Конвенции, для определения лежащих на государстве обязательств. В то же время Комитет признает, что более широкие определения, которые могут существовать во внутренних правовых системах, также способствуют достижению задач и целей Конвенции, если они, как минимум, отражают стандарты Конвенции и применяются в соответствии с ними. В частности, Комитет особо отмечает, что для установления признаков намерения и умысла в статье нет необходимости проводить субъективное выявление мотивов, которыми руководствовались исполнители;

вместо этого необходимо дать объективное заключение с учетом существующих обстоятельств. Надлежит проводить расследования и устанавливать ответственность лиц, входящих в систему подчинения, а также непосредственного исполнителя (исполнителей).

10. Комитет признает, что большинство государств-участников квалифицируют или определяют в своих уголовных кодексах определенные виды поведения в качестве жестокого обращения. Жестокое обращение может отличаться от пыток степенью боли и страданий и не требует доказательств относительно недопустимости целей. Комитет подчеркивает, что возбуждение преследования в связи с действиями, квалифицируемыми лишь в качестве жестокого обращения, при том, что этим действиям присущи еще и элементы пытки, явилось бы нарушением Конвенции.

11. Определяя преступление, состоящее в применении пыток, как отличающееся от обычного посягательства или других преступлений, Комитет исходит из того, что HRI/GEN/1/Rev. page государства-участники будут непосредственно расширять всеохватывающую цель Конвенции - предупреждение пыток и жестокого обращения. Обозначение и определение этого преступления содействуют достижению цели Конвенции, в частности, обращая внимание каждого человека, включая преступников, жертвы и общественность, на особую тяжесть преступления, состоящего в применении пыток. Кодификация этого преступления будет также а) подчеркивать необходимость надлежащего наказания, соответствующего тяжести совершенного преступления, b) усиливать сдерживающее воздействие самого запрещения, с) расширять возможности ответственных должностных лиц отслеживать конкретные преступления в форме применения пыток и d) наделять общественность средствами и правами осуществлять наблюдение и, в случае необходимости, оспаривать как действия, так и бездействие государства, которые представляют собой нарушение Конвенции.

12. Рассматривая периодические доклады государств-участников и индивидуальные сообщения и наблюдая за происходящими изменениями, Комитет формулирует в своих заключительных замечаниях свое понимание того, что представляют собой эффективные меры, важные аспекты которого излагаются ниже. С учетом как общеприменимых принципов статьи 2, так и тенденций, вытекающих из отдельных статей Конвенции, Комитет рекомендует конкретные действия, направленные на повышение способности каждого государства-участника быстро и эффективно осуществлять необходимые и надлежащие меры для предупреждения актов пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые, таким образом, оказывают государствам-участникам помощь в приведении их законодательства и практики в полное соответствие с положениями Конвенции.

13. Некоторые базовые гарантии применяются ко всем лицам, лишенным свободы.

Некоторые из них перечислены в Конвенции, и Комитет постоянно призывает государства-участники использовать эти гарантии. Рекомендации Комитета в отношении эффективных мер нацелены на разъяснение современных основополагающих аспектов и не являются исчерпывающими. Такие гарантии включают, в частности, ведение официального реестра содержащихся под стражей лиц, право содержащихся под стражей лиц быть информированными о своих правах, право оперативно получать независимую юридическую помощь, независимую медицинскую помощь и вступать в контакт с родственниками, потребность в наличии беспристрастных судебных механизмов для инспектирования и посещения мест содержания под стражей и мест лишения свободы и обеспечение доступа содержащихся под стражей лиц и лиц, рискующих подвергнуться пыткам или жестокому обращению, к судебным и иным средствам правовой защиты, гарантирующим своевременное и беспристрастное рассмотрение их жалоб, защиту их прав и оспаривание законности содержания под стражей или примененного обращения.

HRI/GEN/1/Rev. page 14. Опыт, накопленный после вступления Конвенции в силу, углубил понимание Комитетом сферы охвата и характера запрещения пыток, методов применения пыток, условий, в которых они применяются, и последствий их применения, а также претерпевающих изменения эффективных мер по предупреждению пыток в различных ситуациях. Так, например, Комитет подчеркнул важность наличия охранников того же пола в том случае, когда речь идет о неприкосновенности частной жизни. Поскольку появляются, опробуются и признаются эффективными все новые и новые методы предупреждения (например, видеозапись всех допросов, применение следственных процедур, предусмотренных, в частности, в Стамбульском протоколе 1999 года2, а также разработка новых форм информирования общественности о мерах по защите несовершеннолетних), статья 2 позволяет опираться на остальные статьи и расширять сферу охвата мер, необходимых для предупреждения пыток.

IV. Сфера действия обязательств и ответственности государств 15. Конвенция налагает обязательства на государства-участники, а не на частных лиц.

Государства несут международную ответственность за действия или бездействие своих должностных лиц и других лиц, включая сотрудников различных учреждений, частных подрядчиков и других субъектов, выступающих в официальном качестве или действующих от имени государства, совместно с государством или в ином качестве под прикрытием закона. Соответственно каждое государство-участник должно запрещать и предупреждать пытки и жестокое обращение и предусматривать в этой связи соответствующее возмещение в любых ситуациях, связанных с содержанием лиц под стражей или под надзором, например в тюрьмах, в больницах, в школах, в учреждениях по уходу за детьми, престарелыми, психически больными или инвалидами, на военной службе и в других учреждениях, а также в обстоятельствах, когда невмешательство государства провоцирует и повышает угрозу ущерба, причиняемого частными лицами.

Вместе с тем Конвенция не ограничивает международную ответственность, которая может быть возложена на государство или отдельных лиц за совершение пыток и жестокого обращения в соответствии с международным договорным правом и другими международными договорами.

16. Пункт 1 статьи 2 предписывает каждому государству-участнику принимать эффективные меры для предупреждения пыток не только на его суверенной территории, но и "на любой территории под его юрисдикцией". Комитет отмечает, что выражение Руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

HRI/GEN/1/Rev. page "любая территория" включает все районы, где государство-участник прямо или косвенно, полностью или частично осуществляет де-юре или де-факто эффективный контроль в соответствии с международным правом. Ссылка на "любую территорию", содержащаяся в статье 2, а также в статьях 5, 11, 12, 13 и 16, касается запрещенных актов, совершаемых не только на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в соответствующем государстве-участнике, но и во время военной оккупации или операций по поддержанию мира, и в таких местах, как посольства, военные базы, места лишения свободы или другие места, над которыми государство осуществляет фактический или эффективный контроль. Комитет отмечает, что такое толкование усиливает пункт 1 b) статьи 5, который требует, чтобы государство-участник принимало меры по осуществлению юрисдикции, "когда предполагаемый преступник является гражданином данного государства". Комитет полагает, что понятие "территория" по смыслу статьи должно также охватывать ситуации, когда государство-участник осуществляет прямо или косвенно, де-факто или де-юре контроль над лицами, содержащимися под стражей.

17. Комитет отмечает, что государства-участники обязаны принимать эффективные меры с целью воспрепятствовать представителям государственных органов и иным лицам, выступающим в официальном качестве, непосредственно совершать, подстрекать, побуждать, поощрять, попустительствовать или иным образом участвовать или соучаствовать в актах пыток, определение которых содержится в Конвенции. Таким образом, государства-участники должны принимать эффективные меры, с тем чтобы воспрепятствовать представителям таких органов или иным лицам, выступающим в официальном качестве или под прикрытием закона, мириться или молчаливо соглашаться с любыми актами пыток. Комитет заключает, что государства-участники нарушают Конвенцию, если они не выполняют эти обязательства. Так, например, если центры содержания под стражей находятся в частной собственности или управляются частными лицами, то Комитет исходит из того, что их сотрудники действуют в качестве официальных должностных лиц, поскольку им поручено выполнять государственные функции без отступления от обязанности государственных должностных лиц осуществлять контроль и принимать все эффективные меры для предупреждения пыток и жестокого обращения.

18. Комитет четко оговорил, что если государственные органы или другие лица, выступающие в официальном качестве или под прикрытием закона, знают или имеют разумные основания предполагать, что их государственные должностные лица или частные субъекты применяют пытки или жестокое обращение, и при этом не проявляют должного усердия для целей предупреждения, расследования, привлечения к ответственности и наказания таких негосударственных должностных лиц или частных субъектов в соответствии с Конвенцией, то государство несет за это ответственность, а HRI/GEN/1/Rev. page его должностные лица несут прямую, косвенную или иную ответственность в соответствии с Конвенцией за согласие или попустительство, имевшее следствием такие недопустимые акты. Поскольку непроявление государством надлежащего усердия в форме вмешательства для целей пресечения пыток, наказания виновных и восстановления прав жертв поощряет и допускает безнаказанное совершение негосударственными субъектами недопустимых по Конвенции действий, безразличие или бездействие государства является одной из форм поощрения и/или де-факто разрешения. Комитет применяет этот принцип к непринятию государствами-участниками мер по предотвращению насилия по гендерному признаку, включая изнасилование, бытовое насилие, калечение женских половых органов и торговлю людьми, и по обеспечению защиты жертв.

19. Кроме того, если то или иное лицо подлежит переводу или направлению под стражу или под надзор какому-либо лицу или в учреждение, о котором известно, что оно причастно к пыткам или жестокому обращению, или которое не соблюдает надлежащих гарантий, то ответственность за это несет государство, а его должностные лица подлежат наказанию за то, что они распорядились о таком переводе, разрешили его или участвовали в нем в нарушение обязательства государства принимать эффективные меры по предупреждению пыток в соответствии с пунктом 1 статьи 2. Комитет выражает обеспокоенность по поводу ситуации, когда государства-участники направляют лиц в такие места без осуществления надлежащих процессуальных действий, как того требуют статьи 2 и 3.

Защита лиц и групп, ставших уязвимыми в результате V.

дискриминации и маргинализации 20. Принцип недискриминации является основополагающим и общим принципом в рамках защиты прав человека и имеет определяющее значение для толкования и применения Конвенции. Недискриминация предусмотрена в самом определении пыток в пункте 1 статьи 1 Конвенции, который однозначно запрещает конкретные действия, когда они совершаются по "любой причине, основанной на дискриминации любого характера…".

Комитет подчеркивает, что дискриминационное применение психологического или физического насилия или жестокого обращения является важным фактором в определении того, можно ли квалифицировать то или иное деяние в качестве пытки.

21. Частью обязательства по предупреждению пыток или жестокого обращения является защита некоторых лиц или слоев населения, принадлежащих к меньшинствам или маргинализованным группам, которым особенно серьезно угрожают пытки.

Государствам-участникам надлежит обеспечить, чтобы в соответствии с вытекающими из HRI/GEN/1/Rev. page Конвенции обязательствами их законы применялись на практике в отношении всех лиц, независимо от расы, цвета кожи, этнического происхождения, возраста, религиозных убеждений и вероисповедания, национального или социального происхождения, пола, сексуальной ориентации, трансгендерной самоидентификации, психических или иных расстройств, состояния здоровья, участия в экономической деятельности или принадлежности к коренным народам, вида преступления, за которые лицо содержится под стражей, включая лиц, обвиняемых в политических преступлениях или террористических актах, лиц, ищущих убежища, беженцев или других лиц, нуждающихся в международной защите, или какого-либо иного статуса или неблагоприятного признака.

В этой связи государствам-участникам следует обеспечить защиту членов групп, которым особенно серьезно угрожают пытки, посредством всестороннего судебного преследования и наказания за любые акты насилия и жестокого обращения в отношении этих лиц и применения других позитивных мер по предупреждению и защите, включая, в частности, меры, перечисленные выше.

22. В докладах государств зачастую не хватает конкретной и достаточной информации об осуществлении Конвенции в отношении женщин. Комитет подчеркивает, что гендер является одним из ключевых факторов. Принадлежность к женскому полу в сочетании с другими отличительными особенностями или статусом человека, такими, как раса, гражданство, религия, сексуальная ориентация, возраст, иммиграционный статус и т.д., это факторы, помогающие определить, в каких именно ситуациях женщины и девочки подвергаются пыткам или жестокому обращению или угрозе таких актов или страдают от их последствий. К числу ситуаций, которые ставят женщин в уязвимое положение, относятся лишение свободы, медицинское обслуживание, в частности в связи с принятием решений, затрагивающих репродуктивное здоровье, или насилие со стороны членов общин и семей. Мужчины также становятся жертвами нарушения некоторых гендерных положений Конвенции, т.е. жертвами таких актов, как изнасилование, сексуальное насилие или жестокое обращение. Как мужчины и женщины, так и мальчики и девочки могут быть жертвами нарушения Конвенции в силу их фактического или предполагаемого несоответствия социально детерминированной гендерной роли. Государствам участникам предлагается сообщать в их докладах о подобных ситуациях и о мерах, принимаемых для их предотвращения или наказания виновных.

23. В силу этого одним из важнейших компонентов эффективных мер является постоянная оценка. Комитеты регулярно рекомендуют государствам-участникам включать в свои доклады данные в разбивке по признаку возраста, пола и другим ключевым позициям, чтобы Комитет мог адекватно оценить осуществление Конвенции.

Дезагрегированные данные позволяют государствам-участникам и Комитету определять, сопоставлять и принимать меры по защите от дискриминационного обращения, которое в HRI/GEN/1/Rev. page противном случае может остаться незамеченным и не принятым во внимание.

Государствам-участникам предлагается, по мере возможности, представлять информацию о факторах, влияющих на применение и предупреждение пыток или жестокого обращения, а также о трудностях, возникающих в процессе предупреждения пыток или жестокого обращения в отношении конкретных групп населения, таких, как меньшинства, жертвы пыток, дети и женщины, с учетом тех общих и особых форм, которые могут принимать пытки и жестокое обращение.

24. Искоренение дискриминации в сфере занятости и проведение на постоянной основе просветительских кампаний на предмет того, в каких ситуациях может возникнуть угроза пыток или жестокого обращения, также относятся к числу ключевых аспектов предупреждения таких нарушений и пропаганды в обществе культуры уважения прав женщин и меньшинств. Государствам предлагается поощрять прием на работу представителей меньшинств и женщин, в частности, в медицинские и образовательные учреждения, в тюрьмы/центры содержания под стражей, в правоохранительные, судебные и юридические инстанции, как в государственном, так и в частном секторах.

Государствам-участникам следует включать в свои доклады информацию о достигнутом ими в этих областях прогрессе в разбивке по признаку пола, расы, национального происхождения и иного соответствующего статуса.

VI. Другие превентивные меры, предписываемые Конвенцией 25. В статьях 3-15 Конвенции излагаются конкретные превентивные меры, которые государства-участники сочли крайне важными для целей предупреждения пыток и жестокого обращения, в частности в условиях задержания и лишения свободы. Комитет подчеркивает, что обязательство принимать эффективные превентивные меры выходит за рамки предписаний, конкретно оговоренных в Конвенции, и за рамки настоящего замечания общего порядка. Так, например, важно, чтобы население в целом получало знания об истории, сфере охвата и необходимости не допускающего отступления принципа запрещения пыток и жестокого обращения и чтобы персонал правоохранительных и других органов проходил подготовку по вопросам выявления и предупреждения случаев применения пыток и жестокого обращения. Аналогичным образом, в свете накопленного им богатого опыта в деле рассмотрения и оценки сообщений государств об официально применяемых или санкционированных пытках или видах жестокого обращения Комитет признает важное значение адаптации концепции мониторинга, проводимого с целью предотвращения пыток и жестокого обращения, к ситуациям, когда насилие совершается частными лицами. Государствам-участникам надлежит включать в свои доклады Комитету подробную информацию об осуществлении ими превентивных мер в разбивке по соответствующим признакам.


HRI/GEN/1/Rev. page VII. Приказы вышестоящего начальника 26. Недопустимость отступления от принципа запрещения пыток подтверждается уже давно признанной и закрепленной в пункте 3 статьи 2 нормой, согласно которой приказы вышестоящего начальника или государственной власти не могут ни при каких обстоятельствах служить оправданием пыток. Таким образом, подчиненные не могут ссылаться на приказы вышестоящего начальника и должны нести индивидуальную ответственность. В то же время лица, облеченные высокими полномочиями, включая государственных должностных лиц, не могут являться неподотчетными или уклоняться от уголовной ответственности за акты пыток или жестокого обращения, совершенные их подчиненными, когда они знали или должны были знать о том, что эти недопустимые акты совершаются или могут совершиться, но не приняли никаких разумных и необходимых превентивных мер. Комитет считает крайне важным, чтобы вопрос об ответственности любых высокопоставленных должностных лиц либо за непосредственное подстрекательство к пыткам или жестокому обращению, либо за побуждение к ним, либо за согласие с этими актами или попустительство им полностью расследовался компетентными, независимыми и беспристрастными органами уголовного преследования и судами. Лица, которые отказываются выполнять незаконные, по их мнению, приказы и которые сотрудничают в рамках расследования актов пыток или жестокого обращения, совершенных в том числе высокопоставленными должностными лицами, должны быть защищены от любых форм репрессий.

27. Комитет вновь заявляет, что настоящее замечание общего порядка следует толковать без ущерба для любой более высокой степени защиты, предусмотренной в том или ином международном договоре или национальном законе, если они отражают как минимум стандарты, закрепленные в Конвенции.

HRI/GEN/1/Rev. page ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА, ПРИНЯТЫЕ КОМИТЕТОМ VI.

ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА Двадцать шестая сессия (2001 год) Замечание общего порядка № 1 - Цели образования Значение статьи 29 (1) Пункт 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка имеет очень важное значение.

1.

Изложенные в нем цели образования, которые были одобрены всеми государствами участниками, поощряют, поддерживают и защищают базовую ценность Конвенции:

присущие каждому ребенку человеческое достоинство и его равные и неотъемлемые права. Все эти цели, изложенные в пяти подпунктах статьи 29 (1), напрямую связаны с уважением человеческого достоинства ребенка и осуществлением его прав, с учетом особых потребностей ребенка в плане развития и его различных изменяющихся способностей. Эти цели включают целостное развитие полного потенциала ребенка (29 (1) а)), включая воспитание уважения к правам человека (29 (1) b)), осознание чувства своей самобытности и принадлежности к единому целому (29 (1) с)), а также подготовку ребенка к жизни в обществе и обеспечение его взаимодействия с другими (29 (1) d)) и с окружающей природой (29 (1) е)).

Статья 29 (1) не только добавляет к признанному в статье 28 праву на образование 2.

качественный аспект, отражающий права ребенка и присущее ему достоинство, но и подчеркивает необходимость обеспечения того, чтобы образование учитывало потребности и интересы ребенка и раскрывало перед ним новые возможности, а также призывает к обеспечению того, чтобы процесс образования основывался на тех принципах, которые провозглашены в этой статье1. Образование, на которое имеет право каждый ребенок, призвано обеспечить ребенка необходимыми для жизни навыками, расширить его возможности в плане пользования всеми правами человека и содействовать развитию культуры, учитывающей надлежащие ценности в области прав человека. Его цель заключается в развитии потенциала ребенка посредством развития его навыков, способностей к познанию и других способностей, человеческого достоинства, самоуважения и уверенности в себе. В этом контексте понятие "образование" выходит далеко за рамки формального школьного образования и охватывает широкий круг жизненных ситуаций и процессов познания, которые позволяют детям как индивидуально, так и в коллективе развивать свою личность, таланты и способности и жить полноценной и приносящей удовлетворение жизнью в обществе.

HRI/GEN/1/Rev. page Право ребенка на образование связано не только с доступом (статья 28), но и с 3.

содержанием. Образование, содержание которого прочно базируется на ценностях, провозглашенных в статье 29 (1), является необходимым инструментом для каждого ребенка в его усилиях по нахождению на протяжении своего жизненного пути сбалансированных и учитывающих права человека ответов на вызовы, появляющиеся в связи с происходящими в мире радикальными изменениями, обусловленными глобализацией, новыми технологиями и связанными с ними явлениями. Такие вызовы включают преодоление противоречий между, в частности, глобальными и локальными проблемами;

индивидуальным и универсальным;

традициями и современными тенденциями;

долгосрочными и краткосрочными задачами;

необходимостью соревнования стремлением к равенству возможностей;

развитием знаний и возможностями их усвоения человеком;

и между духовным и материальным миром2.

Тем не менее в важных национальных и международных программах и стратегиях, касающихся образования, элементы, содержащиеся в статье 29 (1), как представляется, в большинстве случаев либо отсутствуют, либо упоминаются лишь вскользь.

Согласно статье 29 (1) государства-участники соглашаются в том, что образование 4.

должно быть направлено на широкий круг ценностей. Это согласие выходит за границы религии, нации и культуры, определенные во многих частях мира. На первый взгляд, может показаться, что некоторые из различных ценностей, перечисленных в статье 29 (1), в определенных ситуациях противоречат друг другу. Так, усилия, направленные на поощрение понимания, терпимости и дружбы между всеми народами, о которых говорится в пункте 1 d), могут не всегда автоматически сочетаться со стратегиями, преследующими цель, в соответствии с пунктом 1 с), воспитания уважения к культурной самобытности ребенка, его языку и ценностям, национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, к стране его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной. Однако на практике часть важности этого положения заключается именно в его признании необходимости сбалансированного подхода к образованию, в рамках которого обеспечивается учет различающихся ценностей благодаря диалогу и уважению к различиям. Кроме того, дети могут играть уникальную роль в сглаживании многих различий, которые исторически выступали барьерами между различными группами людей.

Функции статьи 29 (1) Статья 29 (1) представляет собой нечто значительно большее, чем простое 5.

перечисление различных целей, на достижение которых должно быть направлено образование. В рамках общего контекста Конвенции она служит выделению, в частности, следующих аспектов.

HRI/GEN/1/Rev. page Во-первых, в ней подчеркивается необходимая взаимосвязь между положениями 6.

Конвенции. Она выделяет, усиливает, интегрирует и дополняет ряд других положений и не может правильно пониматься в отрыве от них. В дополнение к общим принципам Конвенции - недискриминация (статья 2), наилучшие интересы ребенка (статья 3), право на жизнь, выживание и развитие (статья 6), право на выражение взглядов и на то, чтобы эти взгляды были приняты во внимание (статья 12), - можно упомянуть о многих других положениях, в число которых, в частности, входят положения, касающиеся прав и обязанностей родителей (статьи 5 и 18), свободы выражения мнений (статья 13), свободы мысли (статья 14), права на получение информации (статья 17), прав детей-инвалидов (статья 23), права на получение знаний, касающихся здоровья (статья 24), права на образование (статья 28) и языковых и культурных прав детей, принадлежащих к группам меньшинств (статья 30).

Права детей являются не оторванными или изолированными ценностями, 7.

лишенными конкретного контекста, а существуют в пределах более широких этических рамок, которые частично описываются в статье 29 (1) и в преамбуле к Конвенции. Это положение служит конкретным ответом на многие критические замечания, которые высказывались в отношении Конвенции. Так, например, в этой статье подчеркивается важность уважения к родителям, необходимость рассматривать права с учетом их более широких этических, моральных, духовных, культурных и социальных рамок и того факта, что большинство прав детей являются не привнесенными извне, а основывающимися на ценностях местных общин.

Во-вторых, в этой статье подчеркивается важное значение процесса, с помощью 8.

которого должно поощряться право на образование. Так, усилия по поощрению осуществления других прав должны не подрываться, а усиливаться благодаря уважению ценностей, прививаемых в процессе образования. Это включает не только содержание учебной программы, но и учебные процессы, педагогические методы и обстановку, в которой протекает процесс образования, будь то дома, в школе или в других условиях.

Дети не теряют своих прав человека, переступая порог школы. Так, например, образование должно предоставляться таким образом, чтобы при этом обеспечивалось уважение присущего ребенку достоинства и создавались возможности для свободного выражения ребенком своих мнений в соответствии со статьей 12 (1) и участия в школьной жизни. Образование должно также предоставляться таким образом, чтобы при этом соблюдались строгие ограничения в отношении дисциплины, о которых говорится в статье 28 (2), и поощрялось отсутствие насилия в школе. Комитет неоднократно ясно отмечал в своих заключительных замечаниях, что применение телесного наказания противоречит уважению присущего ребенку достоинства и нарушает строгие HRI/GEN/1/Rev. page ограничения, касающиеся школьной дисциплины. Уважение ценностей, признаваемых в статье 29 (1), ясно требует, чтобы школы учитывали интересы ребенка в самом полном значении этого понятия и чтобы любые аспекты их деятельности обеспечивали уважение достоинства ребенка. Участие детей в школьной жизни, создание школьных общин и советов учащихся, взаимное обучение и консультирование и привлечение детей к участию в деятельности школьных органов, рассматривающих вопросы дисциплины, следует поощрять в качестве составных элементов процесса познания и осознания реализации прав.


В-третьих, тогда как в статье 28 делается упор на обязанностях государств 9.

участников, касающихся создания систем образования и обеспечения к ним доступа, в статье 29 (1) подчеркивается индивидуальное и субъективное право на конкретное качество образования. В соответствии с положениями Конвенции, в которых подчеркивается важное значение принятия мер с целью учета наилучших интересов ребенка, в рассматриваемой статье также уделяется особое внимание тому, чтобы в центре процесса образования находились интересы ребенка: в ней признается, что главная цель образования заключается в развитии личности, талантов и способностей каждого ребенка, и признается тот факт, что каждый ребенок имеет уникальные особенности, интересы, способности и учебные потребности3. Таким образом, учебная программа должна непосредственно учитывать социальные, культурные, экологические и экономические условия, в которых находится ребенок, и его нынешние и будущие потребности, а также его изменяющиеся способности;

методы преподавания должны соответствовать различающимся потребностям различных детей. Образование должно также быть направлено на обеспечение того, чтобы каждый ребенок приобретал основные жизненные навыки и чтобы по окончании школы каждый ребенок был готов к решению различных проблем, с которыми он может столкнуться в жизни. В число основных навыков входят не только умение читать и писать, но и такие жизненно важные навыки, как умение принимать взвешенные решения, решать конфликты ненасильственным путем, вести здоровый образ жизни, поддерживать хорошие отношения с окружающими, развитие чувства ответственности, способность к критическому мышлению, развитие творческих способностей и других способностей, которые дают детям возможность идти по жизни выбранными ими путями.

10. Дискриминация по любым признакам, перечисленным в статье 2 Конвенции, независимо от того, является ли она явной или скрытой, оскорбляет человеческое достоинство ребенка и может подорвать и даже свести на нет способность ребенка пользоваться возможностями, связанными с образованием. Тогда как отказ ребенку в доступе к возможностям в сфере образования является прежде всего вопросом, охватываемым в статье 28 Конвенции, существует множество ситуаций, в которых HRI/GEN/1/Rev. page несоблюдение принципов, содержащихся в статье 29 (1), может приводить к аналогичным последствиям. Если взять один из крайних примеров, то дискриминация по признаку пола может усиливаться в тех случаях, когда учебная программа не соответствует принципам гендерного равенства, когда существуют условия, ограничивающие возможности, которые могут получить девочки благодаря процессу образования, и когда участие девочек в учебном процессе ограничивается существованием небезопасной или недружественной обстановки. Дискриминация в отношении детей-инвалидов также широко распространена во многих официальных учебных системах и во многих ситуациях, когда обучение осуществляется на неформальной основе, в том числе на дому4. В рамках этих обоих типов обучения дети, зараженные ВИЧ и больные СПИДом, также подвергаются значительной дискриминации5. Все такие дискриминационные виды практики напрямую противоречат содержащемуся в статье 29 (1) а) требованию о том, чтобы образование было направлено на развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме.

11. Комитет хотел бы также подчеркнуть связь, существующую между статьей 29 (1) и борьбой против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. Расизм и связанные с ним явления процветают в условиях невежества, необоснованных опасений, связанных с расовыми, этническими, религиозными, культурными, языковыми или другими формами различия, использования предрассудков либо преподавания или распространения искаженных ценностей. Надежным и долгосрочным способом устранения всех этих недостатков является обеспечение образования, поощряющего понимание и оценку ценностей, перечисленных в статье 29 (1), включая уважение различий, и способствующего устранению всех аспектов дискриминации и предрассудков. Поэтому образование должно являться одним из главных приоритетов в ходе любых кампаний, направленных на борьбу с расизмом и связанными с ним явлениями. Следует также подчеркивать важность изучения различных форм расизма, имевших место на протяжении истории человечества, и в частности его различные проявления, которые имели место раньше или наблюдаются в настоящее время в конкретных общинах. Расистское поведение не является феноменом, в котором участвуют лишь "другие". Поэтому в процессе обучения правам человека и правам ребенка и осмысления принципа недискриминации важно рассматривать положение именно в тех общинах, в которых проживают конкретные группы детей. Такое обучение может эффективно содействовать предотвращению и ликвидации расизма, этнической дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

12. В частности, в статье 29 (1) делается упор на использовании целостного подхода к образованию, который обеспечивает достижение того, чтобы создаваемые возможности в сфере образования обеспечивали надлежащий баланс между поощрением физических, HRI/GEN/1/Rev. page психических, духовных и эмоциональных аспектов образования, развитием интеллектуальных, социальных и практических аспектов и поощрением аспектов, касающихся интересов детей и их будущих потребностей во взрослой жизни. Общая цель образования заключается в максимальном развитии способностей и возможностей детей полноценно участвовать в жизни свободного общества и сознавать ответственность за свои поступки. Следует подчеркнуть, что процесс обучения, в ходе которого основное внимание уделяется накоплению знаний, ведущему к появлению духа состязательности и чрезмерной перегрузке детей, может служить серьезным препятствием на пути гармоничного развития ребенка с использованием всего потенциала его способностей и талантов. Образование должно учитывать интересы ребенка, а также вдохновлять и мотивировать его. Школы должны поощрять создание гуманной атмосферы и предоставлять детям возможность развиваться по мере изменения их способностей.

13. В-пятых, в ней подчеркивается необходимость обеспечения того, чтобы образование поощряло и усиливало конкретные этические ценности, провозглашенные в Конвенции, включая привитие стремления к миру, терпимости и уважения к окружающей природе, на основе комплексного и целостного подхода. Это может потребовать использования многодисциплинарного подхода. Поощрение и усиление ценностей, провозглашенных в статье 29 (1), необходимо не только по причине существования проблем в других регионах, но и с учетом проблем, существующих в общине проживания ребенка, которые также заслуживают первоочередного внимания. Привитие этих ценностей должно осуществляться в семье, однако важную роль в этом направлении призваны также играть школа и община. Например, для развития уважения к окружающей природе в процессе образования следует увязывать вопросы, касающиеся окружающей среды и устойчивого развития, с социально-экономическими, социально-культурными и демографическими вопросами. Аналогичным образом уважительное отношение к природе должно прививаться ребенку в семье, школе и в общине, при этом следует учитывать как национальные, так и международные проблемы и активно привлекать детей к участию в осуществлении местных, региональных или глобальных экологических проектов.

14. В-шестых, рассматриваемая статья подчеркивает важную роль надлежащих возможностей в сфере образования для поощрения всех других прав человека и осознания их неделимости. Способность ребенка к полноценному и ответственному участию в жизни свободного общества может быть ограничена или сведена на нет не только полным лишением доступа к образованию, но и необеспечением поощрения осознания ценностей, признанных в этой статье.

HRI/GEN/1/Rev. page Образование в области прав человека 15. Статью 29 (1) можно также рассматривать как основу для осуществления различных программ, касающихся образования в области прав человека, к осуществлению которых призывали участники Всемирной конференции по правам человека, состоявшейся в Вене в 1993 году, и которые поощряются международными учреждениями. Тем не менее, в рамках такой деятельности правам ребенка не всегда уделялось то внимание, которого они заслуживают. Образование в области прав человека должно обеспечивать информацию о содержании договоров по правам человека. Вместе с тем дети должны также узнавать о правах человека благодаря тому, что они видят осуществление соответствующих норм в повседневной жизни, будь то в семье, школе или в общине.

Обучение правам человека должно являться всеобъемлющим процессом, продолжающимся на протяжении всей жизни, который начинается с практического применения ценностей, касающихся прав человека, в повседневной жизни и в тех ситуациях, с которыми детям приходится сталкиваться6.

16. Провозглашенные в статье 29 (1) ценности касаются детей, живущих в условиях мира, однако они имеют еще большую важность для тех детей, которые живут в условиях конфликта или чрезвычайного положения. Как отмечается в Дакарских рамках действий, в контексте систем образования, пострадавших от конфликтов, стихийных бедствий и нестабильности, важно обеспечивать, чтобы осуществление образовательных программ содействовало взаимопониманию, миру и терпимости и оказанию помощи в предотвращении насилия и конфликтов7. Одним из важных аспектов усилий, направленных на осуществление положений статьи 29 (1), является обучение по вопросам, касающимся международного гуманитарного права.

Осуществление, контроль и пересмотр 17. Перечисленные в рассматриваемой статье цели и ценности изложены в общем виде, и их последствия могут весьма сильно различаться. По этой причине многие государства участники, как представляется, считают необязательным или даже нецелесообразным обеспечивать, чтобы соответствующие принципы были отражены в законодательстве или в административных директивах. Это мнение является ошибочным. Как представляется, при отсутствии каких-либо конкретных положений, подтверждающих эти принципы в национальном законодательстве или политике, они вряд ли будут использоваться для определения соответствующих стратегий в сфере образования. Поэтому Комитет призывает все государства-участники принять необходимые меры для эффективного включения этих принципов в их стратегии в сфере образования и законодательство на всех уровнях.

HRI/GEN/1/Rev. page 18. Эффективное содействие осуществлению статьи 29 (1) требует радикального пересмотра учебных программ с целью отражения в них различных целей образования и систематического пересмотра учебников и других учебных материалов и методов, а также стратегий школьного обучения. Подходы, в рамках которых предпринимаются попытки простого переноса целей и ценностей рассматриваемой статьи в существующую систему без осуществления серьезных изменений, являются явно неадекватными.

Соответствующие ценности не могут быть реально включены в учебную программу и, таким образом, стать ее составной частью до тех пор, пока сами лица, которые призваны препровождать, поощрять, преподавать и, по мере возможности, воплощать эти ценности, не поверят в их важность. В этой связи важное значение для преподавателей, администраторов и других лиц, участвующих в процессе обучения детей, имеют программы подготовки, предназначенные как для будущих специалистов, так и для тех, кто уже имеет опыт работы, и поощряющие принципы, отраженные в статье 29 (1). Также важно обеспечить, чтобы используемые в школах методы преподавания отражали дух Конвенции о правах ребенка и предусмотренные в ней подходы к процессу обучения, а также закрепленные в статье 29 (1) цели образования.

19. Кроме того, сама обстановка в школе должна способствовать духу понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения, о чем содержится призыв в подпунктах b) и d) статьи 29 (1).

Школы, которые попустительствуют запугиванию или другим насильственным действиям и видам практики, ведущим к отчуждению, не отвечают требованиям статьи 29 (1).

Выражение "образование в области прав человека" слишком часто используется таким образом, при котором чрезмерно упрощаются его коннотации. В дополнение к официальному образованию в области прав человека необходимо обеспечить поощрение ценностей и стратегий, способствующих осуществлению прав человека, не только в школах и университетах, но и в обществе в целом.

20. В более общем плане различные инициативы, которые государства-участники должны предпринимать в соответствии со своими обязательствами по Конвенции, будут недостаточно эффективными, если не будет обеспечено широкое распространение текста Конвенции в соответствии с положениями статьи 42. Это также содействовало бы тому, чтобы дети играли роль пропагандистов и защитников прав детей в повседневной жизни.

Для содействия более широкому распространению Конвенции государствам-участникам следует сообщать о мерах, принятых ими для достижения этой цели, а Управлению Верховного комиссара по правам человека следует разработать комплексную базу данных, содержащую тексты Конвенции на различных языках.

HRI/GEN/1/Rev. page 21. Средства массовой информации, в широком понимании этого термина, также призваны играть важную роль как в поощрении ценностей и целей, провозглашенных в статье 29 (1), так и в обеспечении того, чтобы их деятельность не препятствовала усилиям других лиц, направленным на содействие достижению этих целей. В соответствии со статьей 17 a) Конвенции правительства обязаны принимать все необходимые меры, направленные на "поощрение средств массовой информации к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношении"8.

22. Комитет призывает государства-участники уделять больше внимания образованию как динамичному процессу и определить способы, позволяющие оценивать достигнутый со временем процесс в связи с осуществлением статьи 29 (1). Каждый ребенок имеет право на получение образования надлежащего качества, что в свою очередь требует уделения первоочередного внимания условиям, в которых осуществляется процесс обучения, качеству преподавания, учебных методов и материалов, а также достигнутым результатам. Комитет отмечает важное значение обзоров, которые могут позволять производить оценку достигнутого прогресса с учетом мнений всех участников процесса образования, включая детей (как тех, кто проходит обучение, так и тех, кто не посещает школы), преподавателей и молодежных лидеров, родителей, администраторов учебных заведений и лиц, осуществляющих контроль. В этой связи Комитет подчеркивает роль мониторинга на национальном уровне, направленного на обеспечение того, чтобы решения, касающиеся образования, принимались с учетом мнений детей, родителей и педагогов.

23. Комитет призывает государства-участники разработать комплексный национальный план действий по поощрению и мониторингу достижения целей, перечисленных в статье 29 (1). Если такой план разработан в более широком контексте национального плана действий в интересах детей, национального плана действий по осуществлению прав человека или национальной стратегии по образованию в области прав человека, правительствам необходимо обеспечить, чтобы он тем не менее охватывал все вопросы, рассматриваемые в статье 29 (1), и учитывал интересы детей. Комитет настоятельно призывает Организацию Объединенных Наций и другие международные органы, занимающиеся стратегиями в сфере образования и вопросами образования в области прав человека, стремиться к осуществлению более полной координации в целях повышения эффективности процесса осуществления статьи 29 (1).

24. Разработка и осуществление программ, направленных на поощрение предусмотренных в этой статье ценностей, должны стать составной частью мер, HRI/GEN/1/Rev. page принимаемых правительствами в ответ почти на все ситуации, связанные с нарушениями прав человека. Так, например, в тех случаях, когда имеют место серьезные инциденты, связанные с проявлениями расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в отношении несовершеннолетних, вполне оправданно предположить, что соответствующее правительство не приняло всех необходимых мер для поощрения ценностей, закрепленных в Конвенции в целом и в статье 29 (1) в частности. Поэтому следует принимать надлежащие дополнительные меры в соответствии со статьей 29 (1), включающие изучение и принятие любых методов преподавания, которые могут способствовать осуществлению прав, признанных в Конвенции.

25. Государствам-участникам следует также рассмотреть вопрос о разработке процедуры по пересмотру, которая учитывала бы представляемые жалобы в отношении того, что существующие стратегии или виды практики не соответствуют положениям статьи 29 (1). Разработка таких процедур по пересмотру необязательно должна приводить к созданию новых юридических и административных органов или органов по вопросам образования. Функции по пересмотру могут быть возложены также на национальные учреждения, занимающиеся вопросами прав человека, или на существующие административные органы. Комитет просит каждое государство-участник в процессе подготовки докладов по данной статье определять реальные возможности, которые существуют на национальном или местном уровнях, для пересмотра существующих подходов, которые, как утверждается, несовместимы с положениями Конвенции. Следует также представлять информацию о том, каким образом можно приступить к осуществлению таких пересмотров и сколько соответствующих процедур по пересмотру было осуществлено за отчетный период.

26. Для более эффективного рассмотрения докладов государств-участников, касающихся статьи 29 (1), и в соответствии с требованием статьи 44 о том, что в докладах должны указываться соответствующие факторы и трудности, Комитет просит каждое государство-участник включать в свои периодические доклады подробную информацию о тех приоритетах в рамках его юрисдикции, которые оно считает наиболее важными для осуществления более согласованных усилий, направленных на поощрение провозглашенных в рассматриваемой статье ценностей, и представлять информацию о программе действий, которые оно намеревается предпринять в течение последующих пяти лет для решения выявленных проблем.

27. Комитет призывает органы и учреждения Организации Объединенных Наций и другие компетентные органы, роль которых подчеркивается в статье 45 Конвенции, активнее и более систематически содействовать деятельности, осуществляемой Комитетом в соответствии со статьей 29 (1).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.