авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Иссле дова нИя русской цИвИлИза цИИ ИсследованИя русской цИвИлИзацИИ Серия научных изданий и справочников, посвященных малоизученным проблемам истории и ...»

-- [ Страница 2 ] --

В последние годы приезжие китайцы актив но скупают у местного населения все, что может представлять какую-либо хозяйственную ценность.

Геополитика России Местное население – зачастую в силу низкого цен ностного уровня и коммерческой заинтересованно сти – охотно идет навстречу потребительским ин тересам Китая. Вот еще один небольшой, но весьма показательный пример. В южных регионах Дальне го Востока каждую осень можно наблюдать такую картину: стоящие на обочинах дорог китайцы дер жат таблички с надписью «Куплю орехи». Дальне восточное население активно откликается на подоб ные предложения китайцев и отправляется в тайгу на заготовку «даров природы». В результате тыся чи тонн кедровых орехов из России ежегодно вы возятся в Китай. При этом бюджеты России или ее дальневосточных регионов не получают отдачи от подобного экспорта отечественной продукции. Ки тайцы широко скупают цветной и черный лом (этот бизнес достиг угрожающих масштабов, несколько лет назад во Владивостоке неизвестные похитили бронзовые плиты с памятника погибшим морякам торгового флота), лес, дикоросы, рыбу. Нельзя не за метить организованный характер этих действий. На скупку кедровых орехов китайцы выходят осенью слаженно, как один.

Сегодня можно говорить об образовании на Востоке России, в частности в его южных регионах, общества, которое большей частью не стремится к поддержанию экологического баланса на терри тории, живет одним днем и, по сути, уничтожает природу. Подтверждений тому много. Достаточ но обратить внимание на массовую вырубку леса и его «черный» и «серый» вывоз в тот же Китай, хищнический промысел рыбы, гребешка, краба, стРатеГия восточных теРРитоРий трепанга и других ценных морепродуктов, выжи гание огромных территорий тайги. Такое общество обладает «психологией временщика». Причем вре менщиками, как видим, являются и прибывающие китайцы, и местное население, которое с советских времен заселения вольно или невольно сохраняет ментальность людей, приехавших на время.

В последнее время китайцы все активнее об разуют в приграничных регионах Востока мощные социально-экономические анклавы, отказываясь от интеграции в окружающий социум. В большинстве своем эти группы состоят из малообразованных ки тайских крестьян, ремесленников и торговцев, оста вивших на время свои семьи в Китае и отправив шихся на заработки в Россию.

Известно, что китайское правительство поо щряет такое положение дел и негласно способству ет переселению граждан на юг Восточной Сиби ри и Дальнего Востока (эту территорию китайцы называют «Внешний Дунбэй» и считают сферой своего влияния).

Возникающие анклавы – это уже, по сути, участки китайской территории в регионах России. Здесь действуют китайские законы, име ется вся независимая инфраструктура, собствен ная мобильная связь (порой перебивающая в при граничных районах сигналы российских сотовых операторов) и даже денежные банки. Широко из вестный китайский рынок в Уссурийске Примор ского края представляет собой типичный анклав китайского социума в России. Сколько там живет китайцев, какие финансовые и товарные потоки проходят через это социально-экономическое об Геополитика России разование на пути из Китая в Россию и обратно – вряд ли кому-то известно.

Основным противоречием социально-эконо мической ситуации на Востоке страны, на наш взгляд, является низкое качество социального ре сурса на фоне высокого природного и геополити ческого потенциала территорий. Это означает, что общество, которое проживает в этих регионах, се годня не способно эффективно, во благо России распорядиться имеющимися ресурсами. Появля ется предпосылка для возникновения социально политического вакуума, тогда как «природа не терпит пустоты».

Сегодня частным предпринимателям и круп ным хозяйствующим субъектам, ориентирующимся на временное пребывание в регионе, выгоднее про давать сырье, нежели заниматься его переработкой.

На фоне уменьшения численности экономически активного населения и снижения уровня профес сиональной квалификации такая ситуация самым непосредственным образом порождает угрозу без опасности региона.

Как уже отмечалось, в основном из региона вы езжают наиболее дееспособные и профессиональ ные кадры. На их места приходят менее квалифици рованные, в целом снижая конкурентоспособность экономики всего региона и создавая благоприятные условия для ее поглощения динамично развиваю щимися азиатско-тихоокеанскими соседями. Даль невосточный и восточносибирский рынки быстро завоевывают компании с иностранным капиталом.

Одними из наиболее активных в регионах оказыва стРатеГия восточных теРРитоРий ются китайские предприниматели. Продукты ки тайского производства пользуются у местного на селения повышенным спросом прежде всего в силу своей ценовой доступности.

Основную долю китайских мигрантов состав ляют работники, заключившие контракт с россий ским или китайским предприятием. Каждый пятый занимается малым предпринимательством, пре жде всего в торговой сфере и ресторанном бизнесе.

Кроме того, на Востоке китайцы активно привле каются и к капитальному строительству. Сейчас все большую роль начинает играть также аграрная занятость китайских мигрантов. Выращивание плодово-овощных культур в регионах Востока ча стично стимулируется местными собственника ми сельскохозяйственных земель. Они нелегально сдают землю в аренду китайским мигрантам, кото рые в свою очередь наполняют рынки восточных регионов продукцией, выращенной на российских землях. Причем китайцы стараются использовать полученный земельный участок по максимуму. За частую после них остается настоящая «выжжен ная земля», предельно загрязненная пестицидами, агрохимикатами и прочими ядами. Сами китай цы, как правило, не хотят брать в аренду земли, побывавшие в пользовании у соотечественников.

В упадок приходят целые российские деревни и аграрные районы, жители которых ранее успешно занимались сельскохозяйственной деятельностью.

Особенно опасным процесс разрушения дальнево сточных деревень и оттока из них населения вы глядит в приграничной зоне.

Геополитика России Очень сложно осуществлять глубокую науч ную диагностику социальной ситуации, сложив шейся сегодня в регионах юга Восточной Сибири и Дальнего Востока. Не представляется возмож ным, например, провести полноценный социоло гический опрос среди приезжих китайцев, чтобы выяснить их истинные намерения, ценностные параметры, социальное происхождение. Это под силу разве что военной разведке. Большинство китайцев скрытны и на вопросы социологиче ской анкеты ответят либо неправду, либо не ста нут отвечать вообще. Между тем на протяжении вот уже десяти лет в дальневосточных регионах можно наблюдать организованные отряды китай ских сельскохозяйственных рабочих с армейской выправкой. Предположить, к какой социальной группе китайского общества принадлежат эти люди, несложно.

Изучая происходящее в восточных регионах России, убеждаешься, что сейчас здесь формиру ется и укрепляется некое маргинальное общество, активно способствующее перекачке природных ресурсов России в Китай и Японию. Известно, что Япония в этих процессах хотела бы играть и уже играет роль «серого кардинала». В дальнейшем ве лика вероятность того, что маргинальное общество обнажит свою китайскую принадлежность и откры то потребует часть российской территории, вспом нив помимо прочего и недавний прецедентом – пе редачу Китаю островов на Амуре у Хабаровска. И скорее всего шаг этот встретит сочувствие и пони мание со стороны США.

стРатеГия восточных теРРитоРий Справедливо ли говорить сегодня о китайской угрозе в восточных регионах России? Ведь в настоя щее время Китай считается нашим дружественным соседом и деловым партнером, и на официальном уровне мы вряд ли услышим о каких-либо экстре мистских настроениях китайских граждан по отно шению к российским.

И тем не менее в китайских школах действи тельно есть учебники, в которых наши восточные регионы отмечаются как часть территории КНР.

Существование таких тайных амбиций обусловле но и стремительным экономическим ростом КНР, выходом на уровень мировых геополитических лидеров. Как отмечают эксперты, сегодня Китай имеет самую многочисленную армию в мире (бо лее 2 млн. военнослужащих), а военный бюджет страны по разным оценкам составляет от 30 до млрд. долларов (Россия в 2006 г. планировала по тратить на эти цели 24 млрд. долларов). Следует обратить внимание и на то, что при нарастающей экономической, военной и геополитической мощи внутри Китая растет социальная напряженность.

При динамичной урбанизации и обогащении части населения за чертой бедности находятся 20 млн.

человек – в основном это крестьянство. Как отме чает М. Л. Титаренко, в 2004 г. крестьянством было организовано до 50 тыс. протестных выступлений.

В перспективе эта ситуация может существенно обостриться. Если социальное напряжение достиг нет своего пика, одним из основных выходов для руководства страны будет выталкивание наибо лее активной бедноты в приграничные территории Геополитика России Востока России. Благодаря таким действиям Китай разрядит внутреннюю напряженность, получит но вые территории с огромными природными богат ствами и геополитическими преимуществами, а также такой дефицитный сегодня в Китае ресурс, как невесты, женщины детородного возраста. Не сложно заметить, что в таком случае социальный кризис в определенной степени может быть даже выгоден китайскому правительству.

Учитывая этот факт, нельзя не допускать, что социальные волнения могли бы стать результатом спланированных провокаций, направленных в конеч ном итоге на быстрый захват российских земель.

Оценки исследователей относительно числен ности китайцев в восточных регионах России коле блются в пределах 400–500 тыс. человек. Впрочем, по оценкам В. Ларина, китайцев на Дальнем Вос токе не более 30 тыс., а некоторые другие эксперты называют цифру в 5 млн.

На наш взгляд, количество присутствующих сегодня в Сибири и на Дальнем Востоке китайцев вряд ли может рассматриваться как основной пока затель при оценке значения китайской иммиграции на Восток страны. Гораздо важнее проследить дина мику качественных характеристик этих миграцион ных потоков. Количественная составляющая может существенно измениться в кратчайший промежуток времени, поскольку разница демографических по тенциалов российских и китайских приграничных регионов слишком велика. Наиболее населенный регион Дальнего Востока – Приморский край – име ет плотность населения порядка 12 человек на 1 кв.

стРатеГия восточных теРРитоРий км;

на соседних китайских территориях проживает до 130 человек на 1 кв. км.

При таком демографическом соотношении, усиливающемся в Китае социальном напряжении, стремительно растущих потребностях не только в сырье, но и в геополитически и экономически вы годных приграничных территориях России, КНР в краткие сроки может стать нашим открытым про тивником. Конечно, это возможно и в том случае, если Россия будет реально ограничивать приток ки тайских мигрантов в свои приграничные регионы и начнет самостоятельно осваивать и заселять их.

Пока среди российского населения, проживаю щего в пограничных Амурской области, Хабаров ском и Приморском краях, наблюдается заметная тенденция роста уважения и терпимости местного населения по отношению к китайцам. «Китайцы хорошо работают, не пьют» – таковы обычные вы сказывания респондентов в ходе проведенного нами интервьюирования в дальневосточных регионах.

Были высказывания и наподобие следующего: «Хо рошо, если китайцев здесь будет больше. Мы с ними сейчас дружно живем. Нам они ничего плохого не делают, работают, не пьют. Мы в Китай постоян но ездим, в развлекательные центры ходим. Может быть, они и у нас потом такие центры построят, а то здесь нормально отдохнуть негде» (жительница г. Владивосток, 35 лет).

Вместе с тем результаты опросов фокус-групп, проведенных сотрудниками Всероссийского цен тра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в августе 2005 г., показывают, что часть дальнево Геополитика России сточного населения настроена в отношении китай ской иммиграции весьма пессимистично. Суще ствуют такие мнения, что «китайские мигранты выживут местное население, внедрившись во все сферы экономической и социальной жизни, они бо лее конкурентоспособны, чем россияне». Настрое ния дальневосточного населения по отношению к китайцам иллюстрируют такие высказывания участников фокус-групп: «Они бегут через грани цы, они роют землянки на Дальнем Востоке в тай ге и живут в них. Их очень много там, не хватает им земли в Китае. Амур замерзает, они переходят, территорию захватывают. Они селятся в Примо рье, они готовы жить на территории России» (жи тельница г. Хабаровск, 38 лет). «Я считаю, что это огромная проблема. К нам ведь едут не химики, физики, врачи, а в основном люди малообразован ные, некультурные. А их охотно принимают, по тому что им платить надо меньше, они готовы там целый день хлеб есть и работать допоздна. Из-за этого у нас будут сокращаться рабочие места» (жи тель г. Хабаровск, 24 года).

В основном дальневосточники признают не избежность массового расселения граждан КНР в приграничных российских регионах. Скорее все го такие настроения среди российского населения вполне устраивают руководство КНР.

Когда в 2006 г. в газете «Известия» дальнево сточный полпред Президента РФ К. Исхаков зая вил о том, что на Дальний Восток будут пересе лены 18 млн. соотечественников, многие местные СМИ опубликовали материалы, в той или иной стРатеГия восточных теРРитоРий форме убеждающие население в неизбежности ки тайского заселения наших территорий. Учитывая коммерческий характер отечественных средств массовой информации, можно предположить, что заказчиками данных материалов могли стать силы, заинтересованные в притоке китайцев. Публика ции, о которых идет речь, в основном строились на анализе настроений в китайском обществе и по казывали, что сами граждане КНР уверены: боль шинство приграничных регионов Востока России станет частью их страны.

Заметим, что существующее на Востоке Рос сии деловое и административное сообщество впол не устраивает китайская иммиграция, более того, представители этого сообщества заинтересованы в китайцах. Китайские иммигранты – это дешевая рабочая сила, не требующая специальной инфра структуры.

По мнению В. Гельбраса, «главная пробле ма (по крайней мере, в настоящее время) коренит ся не в численности китайских мигрантов, а в том экономическом ущербе, который наносится России китайскими землячествами»*. В. Гельбрас раскры вает механизм действия «черных» схем экономиче ского грабежа России. В дальневосточных регионах сегодня нелегально существуют целые финансово кредитные системы, включающие подпольные ки тайские банки, финансирующие торговые опера ции китайских мигрантов. Банки аккумулируют выручку торговых фирм, выделенную на развитие * Гельбрас В. Г. Перспективы китайской миграции на Дальнем Востоке // Отечественные записки. – № 4, 2004. – С. 11.

Геополитика России оборота, затем через посреднические фирмы (чаще всего российские) заготавливают или закупают то вар (лес, рыбу, цветные металлы, дикоросы и др.) и переправляют в Китай.

Поощрение китайским руководством эмигра ции своих граждан в восточные регионы России происходит не только из-за скрытых территориаль ных притязаний. Ведь этот процесс приносит стра не и заметную экономическую выгоду. Не имеет значения, представители каких социальных кругов КНР переселятся в Россию, важно, чтобы обратно в Китай они везли или отправляли деньги и сырье.

В данном случае китайское руководство действует по принципу Дэн Сяопина: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей».

Пока китайцам никто не мешает осваивать и заселять российский Восток, наоборот – местные предприниматели и руководители скорее способ ствуют этому. Ситуация вполне позволяет пред положить такой вероятный сценарий дальнейшего развития российско-китайских отношений в районе дальневосточной границы: в результате каких-либо социальных потрясений в Китае граждане Подне бесной массовым потоком устремляются в пригра ничные Приморский и Хабаровский края, Амурскую область. Вряд ли кто-то в состоянии остановить этот поток, состоящий из обычных граждан, мир ного населения. Силовые акции со стороны России будут немедленно осуждены мировым сообществом как антигуманные.

Сколько бы ни говорилось о необратимости и даже пользе заселения Востока России китайцами, стРатеГия восточных теРРитоРий в реальности их пребывание там будет полностью подчинено интересам их родины, которые, конечно же, не совпадают с интересами России.

В последние годы исследователи отмечают резкое изменение отношения китайцев к возмож ности постоянного проживания в России. Так, в 1998–1999 гг. в России намеревались жить не более 7,8% прибывших сюда китайских иммигрантов, а в 2002 г. обосноваться в России собирались уже 35% приезжих*. Сегодня тенденция роста этого процен та сохраняется.

Поставить заслон всем китайским мигрантам невозможно, да мы и не призываем к этому. Однако фильтровать потоки иммигрантов из Китая необхо димо – в первую очередь с позиций заботы о нацио нальной безопасности.

Прежде всего нельзя допускать образования китайцами компактных поселений. Такие образо вания вполне могут в дальнейшем привести к кон фликту, подобному косовскому в Сербии. Известно, что китайские мигранты крайне трудно ассимили руются с местным населением и имеют высокую способность к демографическому воспроизводству.

Конечно, «косовский» вариант – это крайность, которая, на наш взгляд, маловероятна для россий ского Востока. Ослабленный и деградирующий под воздействием внутренней миграции местный соци ум не является серьезной помехой осуществлению «сырьевых» планов соседних государств. Для освое ния наших восточных территорий и переработки их сырья иностранным соседям нет нужды формально * Гельбрас В. Г. Указ. соч. – С. 108.

Геополитика России отделять регион от Российской Федерации. Доста точно полностью контролировать политическую, социальную и экономическую ситуации. И сегодня наличие такого контроля постепенно становится все более явным, и именно существующая миграцион ная ситуация обеспечивает необходимые для такого контроля условия.

Как указывает доктор социологических наук И. Д. Саначев, Дальний Восток, а в частности юг Приморского края, могут стать в ближайшем бу дущем разменной картой не только для Китая, но и для Японии*. Серьезные претензии Страны вос ходящего солнца на освоение дальневосточных ре сурсов скрываются за явными действиями в том же направлении Китая и порой недооцениваются. Сей час, по мнению автора, между сопредельными рос сийскому Дальнему Востоку государствами (КНР, Япония, Республика Корея) идет скрытая борьба за контроль над дальневосточной частью Транссиба и Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД).

Соперничество идет в рамках пяти крупных проек тов – «Туманган», «Большой Владивосток», проект компании «Ли Фа», проект «Универсального транс портного узла» и «Стратегический план развития Приморского края». По сути, каждый из проектов направлен на получение доступа к сырьевому по тенциалу Восточной Сибири, Дальнего Востока и Монголии и «разворот всех инфраструктурных линий, включая нефтепроводы, по направлению * Саначев И. Д., Голодинкина С. О. Северо-восток Китая и российский Дальний Восток: «глобальные» последствия региональной интеграции // Китай в мировой политике. – М., 2001.

стРатеГия восточных теРРитоРий к Японскому морю»*. Такая позиция полностью укладывается в концепцию «Единого японского морского экономического кольца» 1990 г. Заме тим, что «Стратегический план развития Примор ского края» был разработан Институтом разви тия Японии, Ассоциацией по торговле с Россией и Центрально-Восточной Европой (РОТОБО), Ассо циацией малого и среднего бизнеса (Япония), адми нистрацией Приморского края и рядом российских научно-исследовательских структур.

Реализацию Туманганского проекта япон ские аналитики видят как один из шагов на пути к созданию единой Японской экономической морской зоны. Для осуществления проекта «Ту манган» японская сторона готова вкладывать средства в развитие приграничной китайской провинции Хэйлунцзян с целью создания там зоны переработки российских сырьевых ресур сов. Японцы готовы способствовать превраще нию города Суйфэньхэ провинции Хэйлунцзян и прилегающей территории в крупный центр по переработке и транспортировке китайского угля и дальневосточного леса. В перспективе г. Суйфэнь хэ рассматривается как большое японо-китайское совместное предприятие. В данный момент этот план воплощается в жизнь. Причем происходит это при поддержке действующей администрации Приморского края. Так, на границе России и КНР уже возведен мощный торгово-экономический комплекс «Пограничный–Суйфэньхэ». В подоб ной структуре заинтересованы не только Китай, * Там же. – С. 298.

Геополитика России российские предприниматели и администрация Приморского края, которая активно участвует в проекте, но и – в полном соответствии со своей долгосрочной стратегией – Япония.

В том случае, если Япония с помощью своих средств и технологий окажется способна устано вить контроль над ходом экономического развития северного Китая, весьма выгодным для нее станет заселение юга Дальнего Востока китайскими им мигрантами. Китайцы будут выполнять роль тру дового ресурса на переработке российского сырья, направляемого к Японскому морю.

Приезжая в регионы Востока как туристы или по приглашениям своих деловых партнеров, сегод няшние иммигранты активно скупают там жилье.

Так, например, именно этим вызван резкий скачок цен на квартиры в Уссурийске Приморского края.

Учитывая, что Уссурийск представляет собой в гео политическом плане более выгодный, чем Влади восток, стратегический пункт, китайцы особо за интересованы в этом городе. Закрепление китайцев в Уссурийске дает им возможность контролировать всю территорию Западного Приморья и ключевую часть Транссиба, связывающую Россию с главными морскими портами Тихого океана.

Столь же значимыми для них пунктами явля ются Хабаровск и Благовещенск. Однако благодаря усилиям губернатора В. И. Ишаева, Хабаровск до недавнего времени оставался территорией, менее «освоенной» китайцами. Благовещенск, напротив, превратился в «торгово-промышленный филиал»

соседнего города Хэйхе.

стРатеГия восточных теРРитоРий Для захвата приграничных территорий рос сийского Востока правительству КНР вовсе необя зательно вступать с Россией в открытый конфликт.

Достаточно поставить руководство РФ перед фак том освоенности и заселенности данных земель гражданами КНР. При этом оставшееся русскоязыч ное население, будучи экономически зависимым от китайского производителя и свободным от каких либо патриотических настроений и привязанностей к центру страны, вряд ли станет активно возражать против действий Китая. Здесь необходимо также учитывать готовность администраций некоторых граничащих с КНР субъектов РФ (за исключением разве что Хабаровского края) сделать территории своих регионов максимально доступными для ки тайских иммигрантов.

Такой сценарий крайне опасен для России. Его осуществление означает реализацию известного плана З. Бжезинского* по уничтожению целостно сти Российского государства и превращению стра ны в контролируемый сырьевой придаток. Именно поэтому, кстати, вряд ли американское правитель ство чересчур переживает по поводу возможного захвата наиболее значимой части Дальнего Вос тока Китаем.

А. В. Дмитриев совершенно справедливо, на наш взгляд, отмечает, что Китай сегодня стоит перед выбором: принять активное участие в новом переделе мира или пойти другим путем. Для Рос сии же главная опасность – остаться один на один с * Бжезинский З. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). – М., 2003.

Геополитика России «азиатским гигантом», поэтому нашей стране нуж но максимально использовать естественную конку ренцию между США и Китаем, между Японией и Кореями с одной стороны, и Китаем – с другой. Ре зультатом такой политики может стать сохранение геополитического равновесия и обеспечение освое ния Дальнего Востока*.

Пока же на Дальнем Востоке России реализу ется системно выстроенная миграционная полити ка КНР. Несмотря на теоретические рассуждения об угрозах России, создаваемых такой политикой, го сударственные решения принимаются в ином клю че и направлены, как нам кажется, на заигрывание с Китаем и другими государствами АТР, имеющими территориальные претензии к России.

Историческое решение о передаче части рос сийских островов близ Хабаровска Китаю в 2004 г.

имело, вероятно, определенные выгоды для России, но при этом недостаточно, на наш взгляд, изуче ны были негативные последствия произошедшего.

Одним из наиболее сильных отрицательных ре зультатов этого шага стало четкое противопостав ление в сознании населения России центра стра ны и ее Дальнего Востока. Анализ посвященных событию публикаций в дальневосточных СМИ показывает, что российское население южных ре гионов Дальнего Востока резко негативно воспри няло данное событие. В дальнейшем эта реакция населения, вероятнее всего, сменится новой вол ной апатии и потерей интереса к происходящему, * Дмитриев А. В. Миграция: конфликтное измерение. – М., 2006. – С.

279–280.

стРатеГия восточных теРРитоРий следствием чего станет еще большая психологиче ская отчужденность от Европейской части России и руководства страны. Среди населения же Евро пейской России данный территориальный вопрос не вызывал большого интереса и мало обсуждался в центральных СМИ.

Тем не менее, результаты опросов ВЦИОМ в августе 2005 г. показали, что 76,4% россиян высту пили против передачи этих островов (в том числе 51,9% – «решительно против») и только 12% готовы были поддержать этот акт. Среди жителей Сибир ского федерального округа 80,2% опрошенных вы сказались против передачи островов, а среди жите лей Дальневосточного федерального округа – 79,2%.

Большинство участников фокус-групп интерпрети ровали передачу островов как проигрыш России, «сдачу без боя ее геополитических интересов». Мно гие респонденты отмечали, что это событие произо шло без всяких консультаций с общественностью.

«История с островами», по мнению респондентов, будет иметь отрицательные последствия – «успеш ный» китайский опыт лишь подстегивает практику территориальных претензий, причем со стороны не одного только Китая, но и других сопредельных го сударств. Кроме того, беспрепятственная передача островов может стать прецедентом в дальнейших случаях урегулирования российскими властями внешнеполитических конфликтов. Возможность по вторения ситуации вызывает страх и беспокойство у жителей Дальнего Востока.

Большинство россиян (52,7%) сочли вопрос островов принципиальным, полагая, что никаких Геополитика России территорий никому уступать нельзя, какие бы поли тические и экономические выгоды ни предлагались взамен. Только 2,5% заявили, что острова можно было отдать «за так», ничего не требуя взамен, 8,0% опрошенных полагали, что в подобных случаях сле дует руководствоваться требованиями международ ного права, а 12,7% респондентов выразили мнение, что на взаимовыгодных условиях острова отдать было можно. По мнению большей части участников опроса, передача островов – это ошибочный в стра тегическом плане ход, поскольку, удовлетворив тер риториальные притязания китайской стороны, Рос сия в дальнейшем будет вынуждена идти на новые уступки. часть респондентов убеждена, что переда ча островов принесла значительный вред политиче скому имиджу России и, как мы указывали выше, моральному духу населения граничащих с Китаем территорий. Учитывая довольно низкий уровень доверия к власти, это решение лишь усиливает ве роятность пессимистических сценариев будущего Дальнего Востока России*.

чем чреват «островной синдром»

дальневосточников Одной из главных предпосылок воплощения негативных для России прогнозов развития Даль него Востока является моральный упадок большей * Бызов Л. Скорое соперничество. Интернет: http://www.wciom.ru.

стРатеГия восточных теРРитоРий части дальневосточного населения, вызванный малым вниманием власти к проблемам столь пер спективного и важного для страны региона. Се годня результаты социологических исследований, проведенных ВЦИОМ, констатируют социально психологическую отчужденность населения Даль него Востока от остальной части России. Так, по данным ВЦИОМ, среди жителей Дальневосточно го ФО гражданами России уверенно назвали себя только 28% опрошенного населения.

Заметим, что общество, которое не ощущает себя частью единого государства, управляемого из определенного центра (тот самый «островной син дром»), легко отрывается от этого государства и, будучи ослабленным, как на Дальнем Востоке, по глощается более сильными соседями.

Вероятность такой перспективы для Даль него Востока усиливается его слабым экономи ческим присутствием на внутреннем российском рынке. Дальневосточная экономика развивает ся как бы отдельно от остальной части страны и все больше переориентируется на внешние рынки. Доля внешних экономических партнеров Дальнего Востока в ВРП региона выросла с 6% в 1990 г. до 18% в 2000 г. Хорошо заметно, что се годняшние перспективы динамичного развития Дальнего Востока России объективно завязаны на возможность сотрудничества с партнерами из Северо-Восточной Азии (СВА) и Азиатско Тихоокеанского региона (АТР). Однако при столь негативной миграционной ситуации в регионе, вызывающей ослабление его кадрового потенци Геополитика России ала, степень угрозы безопасности Дальнего Вос тока будет стремительно нарастать.

Сейчас мы наблюдаем все больше предпосы лок для реализации пессимистичного сценария раз вития Дальнего Востока. А. В. Дмитриев указывает, что сегодня между Россией и Китаем при всех тес ных экономических связях накапливается геополи тический и региональный конфликтогенный потен циал, усиливается питающий его демографический дисбаланс. В этих условиях любой несуществен ный, казалось бы, кризис в отношениях с Китаем может стать детонатором и вызвать взрыв, который повлечет за собой передел государственных границ с утратой Россией значительных территорий*.

Тем не менее результаты наших исследований показывают, что возможности для предотвраще ния столь негативных для России перспектив пока еще есть.

Обязательным условием сохранения восточ носибирских и дальневосточных территорий яв ляется отношение к ним со стороны государства как к стартовой площадке для стремительного вы хода России на совершенно новый качественный уровень. Такой уровень должны обеспечить новые люди, которые добровольно и организованно пере селятся на Восток России и смогут стать рачитель ными хозяевами этих земель. Сегодня у России еще есть мощнейшие природные и геополитические возможности, в первую очередь определяемые на личием восточных территорий. чтобы реализовать эти возможности, в восточных регионах России * Дмитриев А. В. Указ. соч. – С. стРатеГия восточных теРРитоРий должно появиться новое общество, постоянное российское население, способное активизировать и рационально использовать существующие при родные и территориальные ресурсы на благо всей страны.

По мнению многих известных ученых, имен но сейчас Российскому государству необходимо немедленно и стремительно приступать к реализа ции проекта формирования нового общества, новой восточной цивилизации. Это проект глобальный.

Судьба планеты сегодня зависит от того, в какую сторону пойдет развитие России, к какому «бере гу» она причалит. Именно наша страна, имеющая мощнейший духовный потенциал и опыт реализа ции различных общественных моделей, способна продемонстрировать различным социальным си стемам мира перспективный вариант организации человеческих отношений. И для этого у нас есть чистые и богатые территории Востока страны, – именно там могут быть созданы предпосылки для зарождения новой духовной и интеллектуальной России.

Глава 3.

целевое заселенИе – основа восточной стратеГИИ россИИ Миграционная политика как инструмент формирования нового общества Началом формирования социального ядра на Востоке России может стать организованное добро вольное переселение таких людей, которые готовы сменить место жительства ради более полной реа лизации своих талантов и профессиональных воз можностей.

Конечно, нельзя рассматривать процессы пе реселения, не затронув всего комплекса факторов, связанных с ним и определяющих в конечном ито ге успех мероприятия. А успех выражается прежде всего в личной закрепленности человека на новом месте, в обретении им своей идентичности, в полно те самореализации.

стРатеГия восточных теРРитоРий Сегодня Восток России, который должен стать благодатным берегом для новых пересе ленцев, пребывает во власти стихийных мигра ционных потоков. Для формирования основ ка чественного развития социума с целью усиления влияния России в Азиатско-Тихоокеанском ре гионе и на всем Евразийском пространстве не обходимо государственное воздействие на всю социально-экономическую ситуацию на Востоке (и на миграционную в частности). В связи с этим в процессе государственного регулирования ми грации особое внимание необходимо уделять вы явлению качественных характеристик мигран тов. Не вступая в противоречие с механизмами самоорганизации миграции, необходимо диффе ренцировать содержание миграционных потоков с учетом Восточной стратегии России и ее геопо литической роли в АТР.

Главной задачей России в АТР, по мнению В.

В. Михеева, является превращение страны в «конку рентоспособный источник интеллектуальной иници ативы в вопросах развития азиатско-тихоокеанской интеграции»*. В этом случае и при существующих материальных ограничениях Россия смогла бы ока зывать существенное влияние на ситуацию в АТР, а также создать условия для будущего успешного развития в регионе. При этом активным участием в социально-экономических процессах АТР Россия должна реализовать свою евразийскую сущность – связать Запад и Восток.

* Михеев В. В. Глобализация и азиатский регионализм: вызовы для России. – М., 2001. – С. 192.

Геополитика России Одна из основных исторических ролей Рос сии заключается, на наш взгляд, в установлении на континенте геополитического баланса, созда нии самодостаточного цивилизационного полюса планеты, сдерживающего и уравновешивающего американо-европейские и азиатские претензии на мировое господство.

Даже не вдаваясь в размышления об истори ческом назначении России и ее роли в АТР, можно без сомнения утверждать, что сегодня на Востоке страны требуется существенное улучшение каче ства человеческого потенциала. Необходимость эта вызвана тем, что столь уникальной и богатой земле нужны настоящие хозяева, способные бережно и на благо России распоряжаться имеющимися ресурса ми. Без этого угрозы безопасности восточных тер риторий, а следовательно, и всей стране могут осу ществиться.

Качественно новые человеческие ресурсы так или иначе появятся на территориях Востока страны.

В конце концов, это будет обусловлено экономиче скими факторами: появление на Востоке высококва лифицированных специалистов уже сейчас насущ но необходимо. Вопрос только в том, экономические приоритеты каких стран будут доминировать в рас сматриваемом пространстве. Ведь очевидно, что огромные природные, территориальные, геополи тические ресурсы не могут долгое время оставаться «бесхозными». А российский социум на Востоке в том виде, в каком он есть сегодня, не может эффек тивно хозяйствовать на богатейших землях между Енисеем и Тихим океаном.

стРатеГия восточных теРРитоРий Сегодня одним из наиболее действенных спо собов коррекции этого социума может стать це левая миграционная политика, направленная на государственную поддержку добровольного пере селения на восточные территории тех людей, кото рые благодаря своей социальной и экономической активности смогут принести в регион более высо кое качество жизни.

Мы считаем необоснованным и недостаточ ным решение проблемы оттока трудоспособно го населения из стратегически важных регионов сугубо экономическими инструментами. Мощ ная социально-экономическая инфраструктура безусловно может привлечь население, но вряд ли среди переселенцев будут преобладать люди, спо собные поднять качество социума на местах. Опыт показывает, что страны, ориентированные в пер вую очередь на экономический успех и достигшие высокого материального благополучия, становят ся благоприятной средой для формирования обще ства потребителей и привлекают в большинстве своем материально акцентированных мигрантов.

Многие страны, имеющие серьезный опыт регулирования миграции, на законодательном уровне устанавливают параметры мигрантов, сти мулируя тем самым переселение одних категорий граждан и предотвращая приток других. Так, в США особые усилия прикладываются к стимули рованию притока «экономически полезных» групп мигрантов. К ним относятся лица с выдающими ся способностями, известные ученые и исследо ватели, международные менеджеры и директора, Геополитика России лица с высоким уровнем образования, определен ные группы рабочих и специалистов, имеющих договор о найме, инвестиционные иммигранты.

Принципа экономической целесообразности пе реселения придерживаются и другие опытные в миграционных вопросах страны. Канада, Новая Зеландия, Австралия также отдают явное предпо чтение бизнес-иммиграции, инвесторам, предпри нимателям, рабочим по найму.

В начале 2007 г., будучи во время работы над темой «Демографическая и миграционная полити ка» на стажировке в Канаде, один из авторов дан ной работы смог ближе познакомиться с миграци онным опытом этой страны.

Большая часть современного канадского об щества является продуктом иммиграционных про цессов, что лишний раз подчеркивает значимость миграционной политики для Канады. Миграцион ная политика здесь имеет довольно четкую струк туру, выстроенную по следующим приоритетам:

терпимость;

коммуникативность;

мультикульту рализм;

гендерное равенство;

законопослушность мигрантов и местного населения. Управление ми грационными потоками в Канаде ведется с при менением апробированных технологий в рамках программно-целевого подхода. Главным критери ем принятия и поддержки иммигранта является его производственная эффективность, потенци альный экономический эффект. Мигрантов в Ка наде рассматривают как человеческий капитал. В первую очередь – это трудовой капитал. Сегодня страна испытывает заметные трудности при рассе стРатеГия восточных теРРитоРий лении мигрантов. Дело в том, что основной поток переселенцев приходится на три главных города страны – Торонто, Монреаль и Ванкувер. Усилива ется и внутренняя миграция, отток населения из мелких населенных пунктов в крупные города. Но внутренней миграции канадцы уделяют мало вни мания. Сегодня основная часть населения страны расселена в трехсоткилометровой зоне вдоль гра ницы с США, и какая-то особая необходимость заселять северные территории отсутствует. Север Канады – это прежде всего источник ресурсов, осваиваемый вахтовым методом.

В реализации миграционной политики боль шую самостоятельность имеют канадские провин ции. Распределение и использование бюджетных средств, переданных из Центра в провинции, фак тически не контролируется федеральными органа ми. В каждой провинции существуют свои имми грационные программы.

При всей этой структурированности канад ской миграционной политики неизбежно склады вается впечатление искусственности формируе мого под воздействием миграции общества. Ведь известно, что у каждого этноса существует своя территория проживания. В Канаде же люди зача стую оказываются не по зову сердца, не из стремле ния к родной земле. чаще переселение происходит из желания материального благополучия, «хлеба и зрелищ», или в результате бегства от каких-либо трудностей, возникших на территории прежнего проживания. Ценность иммигранта, подчеркива ем, определяется его экономическим потенциалом.

Геополитика России И неважно, намерен ли мигрант строить казино или же открыть образовательный центр – главное, чтобы он приносил доход государству.

Конечно, такая миграционная политика по зволила Канаде и ряду других капиталистических государств существенно повысить свое материаль ное благосостояние. Однако в целом, судя по до минирующим ценностям и потребностям основной части общества, на качестве жизни названных го сударств сугубо экономическая иммиграция дале ко не всегда отражается благоприятно. Как и в лю бом потребительском обществе, здесь доминирует стремление к материальному достатку. Вся деятель ность подавляющего большинства мигрантов на правлена на зарабатывание денег для обеспечения своего физического существования. Государство опутывает мигранта сетью разного рода кредитов, в результате чего большую часть жизни он тратит на их погашение. В то же время заметная часть ми грантов рассматривает страну пребывания лишь как площадку для зарабатывания денег, не только не внося никакого вклада в социальное и культур ное развитие государства, но и, наоборот, способ ствуя маргинализации культурных и социальных ценностей. Зачастую это обусловлено невысокими социальными параметрами иммигрантов, их при митивной ценностной системой координат (мате риальное потребление как смысл жизни).

Вряд ли для России полностью приемлем опыт миграционной политики Канады и других упомянутых стран, поскольку там эффективность регулирования миграции определяется не соци стРатеГия восточных теРРитоРий альными, а сугубо экономическими критериями.

Сугубо экономический подход к регулированию социальных процессов по сути отрицает прин ципы системности и комплексности и становится основой неполноценной миграционной политики.

Не экономический, административный или гео графический, а именно социальный подход дол жен определять концепцию добровольного пере селения в Россию, и, в частности, на ее восточные территории.

При социальном подходе к миграционной по литике ключевым элементом переселения стано вится мотивационная сторона процесса, то, ради чего человек меняет свое постоянное место жи тельства. Важна сама идея переселения.

Говоря об организации добровольного пере селения в восточные регионы России, главной идеей мы видим формирование там качественно нового социального ядра страны. Причем форми рование этого ядра будет происходить не только в слабозаселенных, но и в новых, незаселенных еще местах Сибири и Дальнего Востока. Сама по себе эта идея должна привлечь сторонников.

Здесь должны оказаться близкие друг другу по духу люди, те, кто стремится к другому образу жизни в России. Это будут те, кто хочет и может делать свое дело на благо ближнего и своей Роди ны. Те, кто понимает, что человек живет не для того, чтобы есть и спать. Наконец, это те, кто лю бит природу, а в особенности природу Сибири и Дальнего Востока. Скорее всего, это будут право славные люди, поскольку сама по себе такая идея Геополитика России переселения на Восток им, как показывает опыт, оказалась наиболее близка.

Без идеи, за государственный счет, в Сибирь поедут только «рвачи» и «временщики». Важно тщательно подойти к определению и созданию условий, при которых в Сибири и на Дальнем Вос токе удастся собрать людей с высокой мотивацией и способностями к образованию нового, более совер шенного социального слоя. Поскольку решающую роль играет не количество, а качество мигрантов, то даже переселение одного из тысячи возможных может принести некоторый позитивный эффект всему региону. Государство должно вкладывать бюджетные средства в создание благоприятных условий для переселения, проживания и занятости определенных групп мигрантов.

Один из главных принципов целевого под хода к миграционной политике выражается в сле дующей формуле: «Дать удочку, а рыбу рыбак сам поймает». Государство должно обеспечить целе вого переселенца необходимыми минимальными условиями для жизни и труда, а знания, профес сиональный опыт, технологию мигрант привезет с собой. Главное, чтобы государство стало гаран том того, что обладающий профессионализмом и стремящийся к самореализации человек получит условия для воплощения своего таланта. Ради это го люди могут поехать и в Сибирь, и на Север. Со циологические опросы показывают, что сейчас в Москве немало молодежи, которая хочет «попро бовать себя в настоящем деле». Этим студентам и выпускникам вузов, зачастую из обеспеченных се стРатеГия восточных теРРитоРий мей, не интересно «тупо зарабатывать деньги», им хочется другой жизни. Такой жизни, где их будут уважать не за высокий уровень достатка, а за лич ные качества, за способность что-то сделать «сво ей головой и руками», за мужество и героизм.

Такая молодежь и люди постарше есть не толь ко в Москве, их, конечно, еще немало в и Сибири, и на Дальнем Востоке. И им тоже нужно оказать го сударственную поддержку, включив в категорию целевых переселенцев. Мы не случайно говорим, что часть местного населения тоже может ока заться в числе переселенцев. Ведь под площадки целевого заселения, как указывалось, необходимо отводить новые неосвоенные территории. Новую жизнь нужно строить на новом месте. А таких мест на Востоке России хватает.

Большую роль в переселении играет, как известно, процесс социально-психологической адаптации мигрантов. От того, насколько благо получно он завершится, зависит и стабильность будущего общества в целом. Адаптация опреде ляет дальнейшую устойчивость и качество со циальных связей, закрепленность населения в регионе и, в конечном итоге, качество жизни. В связи с этим в процессе регулирования миграци онных процессов адаптации как мощному соци альному фактору должен быть уделен максимум внимания.

Результаты социально-психологической адап тации мигрантов и принимающей стороны во многом зависят от социальных качеств самих до бровольных переселенцев. Известно, что легче Геополитика России адаптируются те личности, которые «занимаются своим делом», то есть выполняют ту профессио нальную деятельность, к которой имеют прямую мотивацию и необходимые способности.

Доля мигрантов, ищущих простора для реа лизации своего творческого потенциала, является наименьшей в общем миграционном потоке. Одна ко именно эта группа способна быть наиболее эф фективной в деле развития общества.

дальневосточниками не рождались В истории России уже есть примеры целевого переселения на Восток. Как известно, основную роль в социальном освоении Дальнего Востока сыграло заселение региона крестьянами. В первое время крестьян отправляли принудительно. С от меной крепостного права в 1861 г. началось от носительно свободное переселение помещичьих крестьян.

С 1862 г. переселение проводилось большей частью за счет самих мигрантов, подавляющее большинство которых составляли середняки из гу стонаселенных деревень центрально-черноземных губерний. Естественно, решиться на переезд мог ли только те, кто имел какой-то материальный ре сурс и рассчитывал на свои силы в обживании но вого места. До 1905 г. разрешение на переселение в Амурскую и Приморскую области предостав стРатеГия восточных теРРитоРий лялось только довольно обеспеченным крестья нам, способным привезти с собой на новое место жительства не менее 600 рублей. Деньги требова лись для приобретения хозяйственного инвентаря и на обустройство, так как государственных ссуд не хватало.

В.Н. Кабузан приводит выдержки из докумен тов начального этапа заселения Дальнего Востока, подтверждающих, что тогда царское правитель ство подходило к регулированию миграции на си стемной основе.

В марте 1861 г. были изданы «Правила для по селения русских и иностранцев в Амурской и При морской областях». В основе этого документа лежал принцип добровольного льготного переселения с правом приобретения земли в собственность.

В правилах, в частности, указывалось:

«1. Всем желающим селиться в Амурской и Приморской областях отводить свободные участки казенной земли во временное владение или в пол ную собственность.

2. Желающим поселиться целым обществом, которое должно состоять не менее как из 15 семейств, отводить сплошной участок земли на пространстве не более 100 десятин на каждое семейство.

3. На пространстве от вершин р. Уссури и по ее течению… такие участки предоставлять в вечное и постоянное пользование всего общества. Обще ство имеет право продать участок другому обще ству, состоящему не менее как из 15 семейств.

4. Во всех других местностях отведенные крестьянским обществам участки предостав Геополитика России лять в пользование на 20 лет бесплатно, однако последние права ни продавать, ни отчуждать не имеют».

Позднее, в апреле 1861 г., появился указ Се ната, предоставивший значительные льготы пе реселенцам. В соответствии с пунктом 10 этого указа все переселившиеся на Дальний Восток за собственный счет освобождались от отбытия ре крутской повинности в течение десяти наборов;

кроме того, они навсегда освобождались от уплаты подушной подати и лишь по истечении двадцати летнего срока (со дня издания указа) должны были уплачивать поземельную подать*.

Приведенные выдержки из документов на чала заселения дальневосточных территорий сви детельствуют о том, что в царском правительстве хорошо понимали значение мотивации миграцион ного движения и адаптации на новом месте.

Во-первых, наделение переселенцев землей путем передачи ее в собственность побуждало к переезду большей частью людей трудоспособных, экономически активных. Такой подход способ ствовал формированию в мигрантах психологии хозяина, а не «временщика». Естественно, чело век, получивший землю в собственность, в боль шинстве случаев не стремился к новому переезду.

Земля способствовала закреплению на новом ме сте, давала смысл существованию, а следователь но, значительно облегчала процесс социально психологической адаптации.


* Кабузан В. Н. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII– начало XX в.). – Хабаровск, 1973. – С. 53–54.

стРатеГия восточных теРРитоРий Во-вторых, стимулировалось поселение целым «обществом» (не менее 15 семей), что также способ ствовало успешной адаптации личности в новых условиях, поскольку сохранялись устоявшиеся со циальные связи. Весьма существенно и то, что ком пактное поселение определяло дальнейшую привя занность к новому месту.

В-третьих, эти правила задавали качествен ные параметры мигрантов, а также в целевом по рядке стимулировали преимущественное засе ление определенных мест. Так, если территории бассейна пограничной реки Уссури имели в геопо литическом плане наибольшее значение, то осно вателям компактного поселения земля здесь пре доставлялась в вечное и постоянное пользование.

26 января 1882 г. были изданы новые прави ла, в соответствии с которыми льготы, предостав лявшиеся ранее русским и иностранным пересе ленцам, теперь закреплялись только за русскими.

Кроме того, Правилами поощрялось переселение за собственный счет (своекоштное переселение).

С 1884 г. появилась тенденция к преобладанию именно такого способа, а в 1886 г. казеннокоштное переселение окончательно было заменено свое коштным, однако все установленные ранее для ка зеннокоштных переселенцев льготы сохранялись.

В 80–90-е гг. XIX в. перевод крестьян на Дальний Восток осуществлялся преимущественно за счет самих крестьян.

После 1901 г. заселение Дальнего Востока осу ществлялось уже исключительно за счет крестьян.

Все новоселы по прибытии на место получали 100 Геополитика России десятинный земельный надел на каждую семью;

с них снимались все недоимки. Кроме того, оказыва лась помощь в приобретении сельскохозяйственно го инвентаря.

При этом переселение разрешалось лишь тем, кто мог привезти с собой не менее 600 рублей и са мостоятельно обустроиться на новом месте*.

Естественно, такая политика существенно ограничила приток на Дальний Восток крестьян, побуждаемых косвенными мотивами переезда (из бежать различных повинностей на старом месте, переселение ради переселения и т.д.), и поощряла са мостоятельность и экономическую активность тех, кто не рассчитывал на государственную помощь и не имел иждивенческих настроений.

Большая часть переселившихся в то время крестьян надолго осела на дальневосточных зем лях, пустив корни и составив основу современного социума в этом регионе. Главной причиной успеш ной адаптации крестьян, переехавших за свой счет, представляется содержание мотивации их пересе ления. В миграции на Дальний Восток данная ка тегория переселенцев руководствовалась, по сути, стремлением к самореализации. Стать хозяином новой неосвоенной земли и воплотить на ней свои замыслы – вот что было одним из главных мотивов тех переселенцев.

Наибольший социально-экономический поло жительный эффект дала государству деятельность тех крестьян, которые переселились своекоштно.

* Кабузан В. Н. Указ соч. – С. 95.

стРатеГия восточных теРРитоРий взаимные интересы мигрантов и государства Конечно, процесс самореализации переселен ца связан с экономическими условиями и в первую очередь – с возможностью обретения рабочего ме ста. Стремление к профессиональной самореализа ции позволяет человеку понять, какое дело ему наи более близко. Согласуя намерение переезда с таким стремлением, человек наиболее четко очерчивает цель миграции. Осмысление цели превращает ак тивность индивида в структурированную деятель ность. Структурированность деятельности, связан ной с переселением и проживанием на новом месте, изначально выражается в наличии перспективного плана. Реалистичное планирование – это один из основных показателей осмысленности и целена правленности переселения. При осуществлении це левой поддержки определенных групп мигрантов необходимо связывать их планы с общим планом развития региона и находить место для реализации задуманного с максимально полезным эффектом для территории и самого переселенца.

Функция тех добровольных переселенцев, ко торым государство окажет поддержку, будет состо ять, помимо прочего, в формировании благопри ятной социальной, культурной и экономической среды для дальнейшего успешного развития соци альной системы, а значит, и для заинтересованно Геополитика России сти вновь прибывших мигрантов в долгосрочном проживании на новой территории. Группы так на зываемых целевых поселенцев должны служить своего рода локомотивами, определяющими фак торами в развитии общества. Большую роль будет играть то, насколько референтными станут целе вые группы мигрантов в новом социуме. Кроме того, целевые мигранты должны быть экономи чески активны. Государство может лишь создать благоприятные условия для роста благосостояния целевых переселенцев, но заработать это благосо стояние они должны сами.

Однако нельзя забывать и вот о каких нюан сах. Стремясь привлечь в восточные регионы лю дей, выдающихся своими профессиональными и личностными характеристиками, нужно помнить и о том, что так или иначе они могут оказаться в социальной среде, которая способна поглотить их и заставить жить по уже сложившимся нормам. А нормы сегодня на Востоке, как и по всей России, деградируют в сторону бездуховности, эгоизма, жажды материального богатства. Допустим, что го сударству удалось сделать так, чтобы в Амурскую область или Красноярский край приехали жить и работать талантливые высококлассные специали сты, заинтересованные в подъеме и процветании России, способные «изменить мир к лучшему». Но эти люди могут оказаться в тех же разваливающих ся поселках, среди того же деградирующего насе ления, среди повального стремления к наживе и получению физических удовольствий на фоне на строений «после нас – хоть потоп».

стРатеГия восточных теРРитоРий Вот поэтому мы и акцентируем внимание на том, что на Востоке страны существуют огром ные пригодные для проживания территории. Но вым переселенцам совсем не обязательно селиться в традиционных очагах цивилизации восточной России. Пришло время переселяться в новые, еще неосвоенные места.

Однако ориентируясь на открытие и заселе ние новых территорий на Востоке страны, необхо димо проводить комплексную государственную политику в отношении всех регионов Сибири и Дальнего Востока. И конечно, здесь возникает весь набор существующих социально-экономических проблем. Однако необходимо сосредоточиться на узловых проблемах, решение которых позволит вывести все эти территории на новый уровень развития.

В деле привлечения населения с более высо кими социальными параметрами в особо значи мые регионы страны и в регулировании миграции в целом одним из ведущих вопросов является си туация на рынке труда. Занятость сыграла суще ственную роль в оттоке населения из восточных регионов России. При этом нормализация положе ния на рынке труда способна заметно повлиять на закрепление там населения и привлечение тех, кто обеспечит дальнейшее развитие региона.

Пока в той или иной степени большинство проектов экономического развития восточных тер риторий основывается на их сырьевой базе. Однако мы убеждены, что существенную роль в социально экономическом подъеме Востока России должна Геополитика России сыграть система мер по диверсификации эконо мики региона, развитию здесь производственных комплексов, активизации частно-государственного партнерства и привлечению инвестиций в перспек тивные высокотехнологичные проекты. В целях совершенствования качества жизни сибирского и дальневосточного населения, организации прито ка социально и экономически активного населения органам государственной власти следует сосредо точить внимание на развитии предприниматель ской инициативы, стимулировании роста научно производственных и образовательных комплексов.

Такой подход со стороны государства способен привлечь на Восток России интеллектуальный по тенциал, квалифицированных специалистов, ини циативных людей.

Учитывая большое значение экономического фактора в миграционных процессах, заметим, что подъем экономики Востока, ориентированный на закрепление и привлечение населения с наиболее высокими социальными характеристиками, тре бует большого государственного участия. К этому помимо прочих необходимых мероприятий отно сится и снижение тарифов на электроэнергию для стратегически значимых предприятий. Высокие та рифы, как известно, являются основной причиной упадка многих важнейших отраслей. Безусловно, их снижение должно происходить дифференциро ванно. Серьезным тормозом экономического раз вития азиатско-тихоокеанской России выступают высокие транспортные тарифы. Из-за непосильных тарифов на перевозку грузов по Транссибу местный стРатеГия восточных теРРитоРий рынок покидают крупные компании, которые мог ли бы способствовать развитию инфраструктуры в рассматриваемых регионах. По причине слиш ком высоких тарифов на железнодорожные пере возки и с появлением новой дороги через Китай и Казахстан основная часть иностранных компаний вообще может прекратить пользоваться Трансси бом. Вероятность такой перспективы усугубляет ся с возникновением китайской портовой инфра структуры близ устья пограничной реки Туманган (Туманная) и развитием транспортного коридора на юге Евразии. В результате грузопоток в Европу станет выгоднее направлять через КНР, и Россия может потерять значительно больше, нежели при снижении транспортных тарифов и интенсивном развитии отечественной транспортной системы на Востоке страны.

Другим важнейшим элементом стимуляции экономики азиатско-тихоокеанских территорий России является коррекция системы налогообло жения, которая должна быть направлена, прежде всего, на подъем местного производства.

В приграничных регионах, мы считаем, дол жен быть создан режим, максимально способству ющий притоку инвестиций в конкретные промыш ленные сферы. Для этого необходимо определить области, инвестирование в которые даст наиболь ший социально-экономический эффект, найти так называемые точки роста и освободить инвесторов от уплаты налогов.


С помощью инструментов налоговой поли тики следует ограничить вывоз леса, металла и Геополитика России другого сырья за границу. Уйти при этом от пре обладающей сырьевой роли восточных регионов можно только путем развития производственных узлов переработки сырья на наших собственных территориях. Очевидно, что при более рациональ ной экономической политике в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока лес или иные ресурсы, направляемые в Китай, могли бы перерабатывать ся на месте. На качественную продукцию, напри мер, деревообрабатывающей отрасли есть доволь но высокий спрос именно там, откуда вывозится лес. Население на Востоке страны по высокой цене приобретает мебель, изготовленную в Европе или в Подмосковье, именно ввиду крайне низкой на сыщенности местного рынка качественной и недо рогой продукцией собственных производителей.

Абсурдность ситуации, вызванной недостаточным развитием деревообрабатывающей промышленно сти на юге Дальнего Востока, выражается в том, что отечественный лес продается в Китай, где пре вращается в готовую продукцию и в таком виде продается обратно в Россию. Потери, которые при этом несут дальневосточные регионы, оказывают ся невосполнимыми.

Одним из основных принципов социально подчиненной экономической политики на Востоке страны должно быть использование местных при родных ресурсов для местного производства с це лью насыщения внутреннего рынка собственной качественной и доступной продукцией.

Сегодня экономическое состояние россий ских граждан, проживающих на Дальнем Востоке, стРатеГия восточных теРРитоРий таково, что «население не ощущает благ от добычи и экспорта нефти, газа и других видов товаров»*.

Несмотря на то, что Россия сегодня зависит от вы воза сырья, изменение цен на которое отражается на экономике всей страны, производящие сырье регионы не получают соответствующей компен сации. Естественно, что такое положение дел вряд ли может способствовать закреплению, а тем более привлечению населения.

Для изменения этой ситуации В. П. Федоров предлагает создать Фонд природной ренты, куда следует направлять часть средств от разработки полезных ископаемых. Из Фонда деньги должны перечисляться на специальные индивидуальные счета жителей региона. «Каждый житель должен получить одинаковую с другими сумму, а размер ее будет соответствовать масштабам выручки от продажи природных богатств»**. Кроме того, в се бестоимость производимого в дальневосточных регионах сырья следует включать затраты на мате риальное обустройство региона (жилищное строи тельство, прокладка и ремонт дорог, социальная инфраструктура и др.).

По мнению В. П. Федорова, построенная на таких принципах региональная политика не только позволит закрепить людей на Востоке, но и будет способствовать притоку переселенцев.

В целом же Восток России должен стать тер риторией максимального благоприятствования * Федоров В. П. Трагедия России. Вымирание народов и территориаль ная незащищенность. – М., 2003. – С. 55.

** Там же. – С. 56.

Геополитика России деятельности отечественных производственных структур и концентрации отечественного же ка питала.

В качестве примера можно привести несколь ко перспективных направлений занятости потен циальных переселенцев.

Среди областей, на которые, по нашему мне нию, следует обратить внимание государственных органов власти в плане совершенствования каче ства жизни социума, особо выделяются образова тельная и научно-техническая сферы. Их развитие является одним из главных условий роста иннова ционного потенциала восточных регионов, сосре доточения там высокоинтеллектуальных кадров, способных не только улучшить состояние эконо мики, но и создать основы позитивных социальных изменений. Поэтому необходимо сформировать в восточных регионах наиболее благоприятные условия для развития научных центров, превратив их в лаборатории разработки новейших техноло гий и подготовки современных кадров для появ ления конкурентоспособной экономики Востока России. Научные центры должны стать ключевой составляющей единого комплекса, охватывающего образовательный (лицей, колледж, вуз) и производ ственный (предприятие, на котором смогут рабо тать молодые специалисты) компоненты.

С целью создания занятости для мигрантов, способных оказать позитивное влияние на обще ство восточных регионов, государству следует активизировать усилия по развитию инфраструк туры для работников научно-исследовательской, стРатеГия восточных теРРитоРий культурной, образовательной сфер. Так, создание крупного международного академгородка, мас штабного медицинского и реабилитационного комплекса, национального эколого-туристического парка на юге Дальнего Востока не только привле чет квалифицированных мигрантов, но и сформи рует полюс социального развития в регионе, будет способствовать его экономическому росту. Вообще фокусирование и усиление на Востоке интеллекту ального потенциала способно превратить регион из сырьевого придатка АТР в центр развития передо вых технологий, ориентированных на социально экономический подъем страны.

Другой перспективной сферой широкого при влечения трудового потенциала переселенцев яв ляется торговля. В приграничных регионах Восто ка России необходима государственная поддержка крупных российских торговых предприятий, спо собных вести свою деятельность в соответствии со всеми высокими стандартами сервиса, конку рентоспособных как на внутреннем, так и на внеш нем рынках. Помимо всего прочего это позволит существенно ограничить возможности китайских продавцов и тем самым заметно ослабить мигра ционный приток, связанный с сектором челночной торговли. Заметим, что, например, в Японии реа лизуются очень большие объемы китайского това ра, но реализуют его не китайцы, а сами японцы.

Подобные шаги предпринимаются и в России – мы имеем в виду законодательную поправку, запре тившую с апреля 2007 г. иностранцам торговать на розничных рынках России.

Геополитика России Учитывая геополитическое расположение, сфера торговли представляется одним из перспек тивных и актуальных направлений занятости на Востоке страны. В связи с этим в пограничных регионах должны получить поддержку проекты по созданию крупных деловых и торговых ком плексов, полностью соответствующих мировым требованиям. На наш взгляд, однако, недопустимо, чтобы подобные комплексы превращались в сво бодные экономические зоны и строились по экс территориальному принципу, поскольку это может способствовать усилению экономического контро ля над российскими пограничными территориями со стороны того же Китая. Высокоорганизованный торговый бизнес является одним из тех сегментов занятости, которые способны привлечь мигрантов, обладающих более высокими социальными каче ствами, чем сегодняшние работники сферы тор говли на Востоке страны.

Важнейшим условием эффективного регу лирования миграционных процессов на Востоке представляется мощное стимулирование развития современного сельского хозяйства, и в первую оче редь его частного сектора. Территории Востока Рос сии, особенно южные, обладают большим ресурсом сельскохозяйственных земель, заметная часть кото рых сегодня заброшена, не освоена или находится в нецелевом пользовании.

Сегодня отсутствует полный систематизиро ванный учет имеющихся земельных ресурсов. Не известно также, как распоряжаются сельскохозяй ственной землей ее частные владельцы. Сейчас в стРатеГия восточных теРРитоРий ряде приграничных регионов распространена прак тика передачи земли в нелегальную аренду китай ским гражданам. При этом большинство местного населения питается низкокачественными (из-за ис пользования химических добавок) китайскими про дуктами, зачастую произведенными на арендован ных российских землях. Резкое снижение ценности крестьянского труда обусловливает отток населе ния из села в город в поисках «лучшей жизни». В результате, как указывалось, целые приграничные поселки оказываются брошенными.

Вообще сегодня в России стремительно ур банизирующееся население теряет связь с землей.

Особенно ярко эта оторванность проявляется в ме гаполисах. Искусственная среда мегаполиса делает искусственным и поведение человека. Отрываясь от природы, он уже не способен почувствовать то, ка кое воздействие оказывает на нее его деятельность.

А деятельность эта, как свидетельствуют многочис ленные данные, для природы губительна.

Уходя в город, люди обескровливают село.

Ведь уходят, как правило, наиболее пассионарные.

Село – основа нашей российской жизни, ее тради ций и культуры – сегодня просто умирает. Брошен ными оказываются целые деревни. В ряде ключевых в геополитическом плане дальневосточных регио нов России пустыми остаются поселки и деревни вдоль границы. Это означает, что с российской зем ли уходит ее настоящий хозяин. Именно этот хо зяин – селянин, крестьянин способен увидеть все разрушительное воздействие современной россий ской цивилизации на природу. Но будь крестьянин Геополитика России защищен и подкреплен государством, он сам смог бы стать серьезным сдерживающим фактором для ширящегося варварского отношения к природе.

Проблема здесь не столько экономического ха рактера, сколько социального. Земле нужны люди, способные рационально вести свое хозяйство. На Востоке имеются огромные запасы плодородной за брошенной и неосвоенной земли. Нужен лишь це левой государственный подход к ее использованию.

Необходимо оптимально соединить человеческий и земельный ресурсы. В плане стимулирования сель скохозяйственной миграции требуется максималь ное использование таких форм государственной поддержки, как бесплатное наделение целевых ми грантов землей, жильем, мини-тракторами на осно ве конкурсов сельскохозяйственных проектов.

Сегодня требуется стимулирование притока тех мигрантов, которые смогут сформировать в ре гионе так называемые «точки роста». Стимулирова ние не предполагает прямых дотаций переселенцам.

Привлекать должны, как отмечалось, образ жизни, который будет устраиваться в новых поселениях, условия, способствующие профессиональной и лич ностной самореализации переселенца, и главное из них – занятость, дающая переселенцу моральное и материальное удовлетворение. Необходимо, чтобы часть мигрантов получили возможность самостоя тельно формировать свою сферу занятости, пред лагая к реализации в регионе тот или иной проект.

Государство в лице, например, специальной экс пертной комиссии, сочтя проект осуществимым, рентабельным и способствующим развитию ре стРатеГия восточных теРРитоРий гиона, может предоставить мигранту необходимые условия для воплощения его замыслов в жизнь. В этой связи вполне возможна передача переселен цам в долгосрочную аренду или в собственность земельных участков под реализацию конкретных проектов. Наделение мигрантов землей представля ется важным фактором, закрепляющим человека на месте и формирующим у него психологию хозяина.

Однако получать землю в собственность должны только граждане России.

Упрощенная схема получения российского гражданства для тех иммигрантов, в социально экономическом потенциале которых нуждается Рос сия и, в частности, ее восточные регионы, является еще одним существенным стимулом в реализации целевого подхода в регулировании миграции.

почему провалилась Госпрограмма переселения соотечественников Конечно, организовать целевое добровольное переселение на Восток России сейчас особенно трудно, это требует больших государственных уси лий. Ведь сама идея государственной поддержки переселения на определенные заранее территории сегодня серьезно дискредитирована. Главной при чиной такой ситуации стала Государственная про грамма содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубе Геополитика России жом, утвержденная Указом Президента РФ №637 от 22 июня 2006 г.

Для начала были определены двенадцать пер воочередных регионов: Приморский, Хабаровский, Красноярский края и Липецкая, Тверская, Калуж ская, Тамбовская, Тюменская, Калининградская, Амурская, Иркутская, Новосибирская области. В течение 2007 г. туда планировалось переселить 895 участников Госпрограммы (всего с членами семей – 53 921 человек). А до 2012 г. (на такой срок рассчитана Госпрограмма) предполагается пересе лить 682 739 соотечественников.

Учитывая, что в общей сложности число на ших соотечественников за рубежом составляет око ло 29 млн. человек, цифра, намеченная в Госпро грамме, оказывается ничтожно малой. К тому же полмиллиона наших соотечественников вряд ли смогут компенсировать демографические потери России. При этом регионы, включенные в Госпро грамму, рассредоточены почти по всей стране. Это свидетельствует об отсутствии целевого подхода к ее разработке и реализации. Ведь очевидно, что сегодня наиболее актуальными в плане соотноше ния стратегической значимости и демографической, социальной ситуации являются именно регионы Востока России. Однако в эти регионы ожидается переселение всего 25 190 соотечественников (16 человек в регионы первой очереди и 8 452 – второй).

При этом, например, только население Приморского края, самого населенного и миграционно привлека тельного субъекта Дальневосточного федерального округа, каждый год уменьшается за счет естествен стРатеГия восточных теРРитоРий ной и миграционной убыли примерно на 15 тыс. че ловек (в 2007 г. впервые за последние десятилетия численность приморцев опустилась ниже планки в 2 млн.).

Пока даже заявленные планы Госпрограммы находятся под угрозой срыва. Переселение соотече ственников в первоочередные двенадцать регионов должно было начаться с 1 января 2007 г. Однако по ряду причин в течение 2007 г. в Россию пересели лись всего несколько сотен человек.

Пожалуй, самой существенной причиной нега тивных результатов от реализации Государственной программы является то, что в ее основе нет серьез ных научных исследований, она не является орга ничной частью единой государственной стратегии, направленной на преображение России. Программа существует в отрыве от какой-либо мощной идеи, способной дать человеку высокий смысл переселе ния в Россию. Звучало что-то о «собирании нации», но как-то тихо и неуверенно. Не так, как когда-то – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Сама по себе программа фрагментарна и не создает условий для притока в наиболее важные в геополитическом плане регионы страны таких лю дей, которые мотивированы на реализацию своих профессиональных возможностей и талантов. Лю дям предлагаются деньги лишь за сам факт переез да в Россию из-за рубежа. При таком подходе мы не увидим ни денег, ни людей, которым действительно нужна Россия и которые нужны России.

Запуск программы продемонстрировал несо гласованность действий министерств и ведомств, Геополитика России участвующих в ее реализации. Во многом эта не согласованность оказалась обусловлена тем, что координатором программы была назначена Феде ральная миграционная служба. Статус службы не позволяет выстраивать эффективные отношения с такими структурами, как МИД, Минрегионразви тия, МЭРТ и другими ключевыми органами госу дарственной власти, участвующими в реализации программы.

Крайне низка заинтересованность в реализа ции Государственной программы и со стороны ру ководителей субъектов РФ. Об этом свидетельствует численность приглашаемых в регионы мигрантов.

Предложения по количеству переселенцев исходи ли от губернаторов. Большая часть региональных программ содержит чисто механический подход в обеспечении соотечественников занятостью в ме стах вселения. Это означает, что переселенцы при влекаются под существующие низкооплачиваемые и малопривлекательные для местного населения ва кансии на предприятиях субъектов Российской Фе дерации. Проекты переселения, под которые при глашались мигранты, в большинстве случаев слабо коррелировали с социально-экономическими воз можностями региона. Так, Приморский край, обла дающий колоссальными ресурсами, природными и геополитическими возможностями, предложил три проекта переселения. Один из таких проектов стро ился на переселении из-за рубежа семи человек – ра ботников свинофермы. Этот пример весьма показа телен, потому что в большинстве регионов страны переселенцы не рассматриваются как серьезный че стРатеГия восточных теРРитоРий ловеческий потенциал, способный вывести весь со циум территории на новый качественный уровень.

Одной из причин неэффективности реализа ции Госпрограммы является недостаточное внима ние к информационному фактору. Информационное обеспечение программы находится на крайне низ ком уровне. У программы отсутствует интернет портал, информация о ней ограниченна, в результа те чего у потенциальных переселенцев возникают искаженные представления о возможности участия в проекте. Известны случаи продажи свидетельств участника Госпрограммы желающим переселиться в Россию в то время, когда эти свидетельства еще не были полностью разработаны и утверждены. От сутствие доступных информационных материалов о программе породило торговлю, спекуляцию нуж ными сведениями. Так, в Молдавии брошюры с ин формацией о программе продавались мошенниками по 20 долларов США.

В связи с этим заслуживает внимания и вне дрения в отечественную практику канадский под ход к организации информационного обеспечения в данной сфере. Канадцы максимально активно ис пользуют все информационные каналы, обеспечи вая иммигрантов сведениями о своих провинциях и территориях, о законодательстве, порядке иммигра ции и получения гражданства. Эта информация до ступна во всех странах, поставляющих иммигрантов в Канаду. Новых жителей страны продолжают обе спечивать всей необходимой информацией и после переезда. Для этого используются интернет-сайты, газеты и журналы, брошюры, буклеты, видеофиль Геополитика России мы, просветительские беседы с представителями компетентных органов и местным населением и др.

Эффективно в миграционной политике Ка нады организована и система получения обратной связи. Этот процесс осуществляется благодаря фи нансируемым государством комплексным научно исследовательским программам. Канадцы широко практикуют социологические методы сбора и ана лиза информации о состоянии иммигрантов, их ожиданиях, мотивации переселения, ценностных приоритетах, социальном самочувствии и др.

В отечественной практике государственного регулирования миграции также могут быть исполь зованы технологии языковой адаптации иммигран тов, реализуемые с привлечением неправитель ственных организаций.

Привлекая иммигрантов, канадцы ориенти руются на определенный образ формирующегося под воздействием миграции общества. Этот подход необходим и в реализации миграционной полити ки России. Нам следует четко представлять, какое общество, с какими ценностями и приоритетами мы хотим увидеть в России в результате своей мигра ционной политики. Именно перспективная модель общества, желаемое качество жизни в этом обще стве должны составлять стратегическую, долго срочную, системообразующую цель государствен ной миграционной политики России.

По оценкам экспертов, в странах ближнего за рубежья, в первую очередь в Казахстане, Узбекиста не, Киргизии, Латвии, заявки на участие в Государ ственной программе подали около 50 тыс. человек.

стРатеГия восточных теРРитоРий Однако в настоящее время люди, принявшие реше ние о переселении в Россию, испытывают разоча рование и теряют доверие к российским органам власти. Ситуация, сложившаяся вокруг Государ ственной программы добровольного переселения соотечественников, требует более эффективных и действенных мер со стороны лиц, непосредствен но ответственных за результаты реализации столь значимого для России замысла. В противном случае мы можем полностью исчерпать кредит доверия на ших соотечественников и надолго остаться без воз можности обеспечить приток в Россию тех людей, которым действительно нужна наша страна.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.