авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИДЕИ, ГИПОТЕЗЫ, ПОИСК... Выпуск XVIII ...»

-- [ Страница 3 ] --

Уровень техногенного влияния Хетинского накопителя отходов на поверхностные водотоки детально еще не определен. При об следовании территории расположения объекта было выделено несколько зон с явными следами негативного воздействия. Так, вода в одной из заводей р. Хета в месте размыва хвостохранили ща имеет красноватую окраску, а растительность и почвенный покров местами имели зеленоватое окрашивание. Этот факт опос редованно может свидетельствовать о высоком уровне загрязне ния природной среды соединениями меди.

Таким образом, на основании проведенных наблюдений мож но сделать следующие выводы:

– в условиях сплошного распространения многолетнемерзлых пород и недостатка глинистых минералов, служащих эффектив ным водоупором, проблема консервации хвостохранилищ в Мага данской области стоит очень остро;

– используемые при строительстве материалы аллювиальных отложений легко пропускают загрязненные технологические воды, а криогенные процессы делают основания накопителей неустой чивыми;

– технологические элементы накопителей отходов обогащения, которые должны были обеспечивать экологическую безопасность хвостохранилища (каптажные галереи, руслоотводные каналы), после вывода ГТС из технологического цикла демонтируются или со временем разрушаются;

– накопители отходов обогащения ликвидированных или пре кративших свою деятельность предприятий остаются без надле жащего контроля, экологический мониторинг на таких объектах часто не проводится;

– требуются безотлагательные меры по консервации накопи телей или проведения вторичной переработки отходов обогащения, которые остаются источниками высокого уровня загрязнения ок ружающей природной среды.

Список библиографических источников 1. Кеван П.Г. Опыт компании INCO Ltd в рекультивации хвосто хранилищ (Канада) // Колыма. – 1992. – № 2. – С. 27–28.

2. Кобец В.И. Инженерно-геологические особенности и совре менное геоэкологическое состояние хвостохранилища Карамкен ского металлургического комбината / В.И. Кобец, В.Е. Глотов, Л.П. Глотова // Колыма. – 2004 – № 2. – С. 24–37.

3. Пещеров М.Н. Геоэкологическое состояние Наталкинского золоторудного месторождения // Геология, география и биологи ческое разнообразие Северо-Востока России : материалы Дальневост. регион. конф., посвящ. памяти А.П. Васьковского и в честь его 95-летия (г. Магадан, 28–30 ноября 2006 г.). – Магадан :

СВНЦ ДВО РАН, 2006. – С. 270–273.

4. Пещеров М.Н. Мониторинг поверхностных водотоков в районе расположения накопителя отходов Наталкинского золоторуд ного месторождения // Мониторинг природных экосистем : сб. ста тей Всерос. науч.-практ. конференции. – Пенза : РИО ПГСХА, 2008. – С. 141–144.

5. Пугачев А.А. Состояние, антропогенная трансформация и восстановление почвенно-растительных комплексов Крайнего Северо-Востока Азии / А.А. Пугачев, Е.А. Тихменев. – Магадан :

Изд. СВГУ, 2008. – 182 с.

6. Тихменев Е.А. Использование метода противоэрозионной рекультивации для предотвращения пыления хвостохранилищ / Е.А. Тихменев, Л.А. Кулавская // Колыма. – 1988. – № 9. – С. 37–38.

Г.О. Ползуненков (СВКНИИ ДВО РАН, г. Магадан) СОВРЕМЕННЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ ГРАНИТОИДОВ И НЕКОТОРЫЕ ПРИЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ЧУКОТКИ В 30-х и 50-х годах прошлого столетия гранитоиды классифи цировались и разделялись на основании химического состава [Shand, 1927;

1943, Lacroix,1933].

Начиная с 80-х годов исследователи обращают внимание на наличие в гранитоидах разнообразных включений, в классифика циях возрастает роль минералого-петрографических критериев.

Х. Нахит (Nachit et al., 1985) разделял гранитоиды по составу био титов, а Д.П. Пупин (Pupin, 1980;

1985) – по морфологии цирко нов. Ряд исследователей использовали в классификациях глав ные породообразующие элементы, используя индекс глиноземис тости (ASI=Al2O3/[CaO+Na2O+K2О] мол.), являющийся химичес кой дискриминантой между высоко (ASI1) и среднеглиноземис тыми (ASI1) гранитоидами [Сhappel & White, 1974;

1983, Shand, 1943;

Zen, 1988]. Другие делали акцент на исследование геохимии примесных элементов [Pearce et al., 1984].

В 1990 г. французский геолог Б. Барбарин синтезировал все имеющиеся классификации [Barbarin,1990]. Но, как отмечает сам автор, из-за сложности критериев, отсутствия строгих различий между типами, а также в виду того, что связи между различными гранитоидами и их геодинамической обстановкой формирования не были полностью разработаны, широкого распространения при веденная им классификация не получила. Переработав и значи тельно упростив имеющиеся подразделения, автор публикует но вую статью «Обзор типизации гранитоидов по геодинамическим обстановкам», в которой выделяет шесть следующих типов грани тоидов [Barbarin,1999].

Мусковит-содержащие высокоглиноземистые гранитоиды (MPG) содержат мусковит, подчиненное количество биотита пла гиоклаз (до An 20 %), нередко акцессорный турмалин, что позво ляет отличать данный тип гранитов.

Кордиерит-содержащие высокоглиноземистые гранитоиды (CPG) отличаются постоянным присутствием кордиериа и биотита, среди акцессорных минералов обычны турмалин, гранат и апатит.

Глиноземистость гранитоидов обоих типов, как правило, боль ше единицы, а коффициент железистости Feo/(FeO+MgO) 0,8.

Высококалиевые известково-щелочные гранитоиды (KCG) характеризуются высоким содержанием K2O (около 5 мас. %), низ ким содержанием CaO и значениями коэффициента железистости, равными 0,8–1,0. В минеральном составе обычны микроклин и кальциевый амфибол, акцессорные минералы представлены сфеном и ортитом.

Амфибол-содержащие известково-щелочные гранитоиды (ACG) имеют высокие содержания CaO. Среди породообразую щих минералов характерны амфибол и клинопироксен, акцессо рии представлены сфеном, цирконом, ортитом.

Коэффициент глиноземистости, известково-щелочных гранитои дов меньше 1, но больше суммы молекулярных количеств щелочей, что позволяет отнести данные гранитоиды к среднеглиноземистым.

Гранитоиды срединно-океанических хребтов, дифференциа ты толеитовой магмы (RTG) содержат ортопироксен и имеют низкие отношения 87Sr/86Sr 0,704.

Высокощелочные гранитоиды (PAG) при низких содержани ях Al2O3 и CaO характеризуются высокими содержаниями Na2O, K2O и FeO, при этом значения коэффициента железистости 0,8.

Ярким отличительным признаком таких гранитоидов является на личие в их минеральном составе натриевых амфибола и пироксена.

В двух последних типах гранитоидов сумма молекулярных количеств щелочей превышает молекулярные количества Al2O3, что позволяет относить их к толеитовым высокощелочным гранитоидам.

С. Ишихара разделил гранитоиды на ильменитовую и магнети товую серии [Ishichara, 1977]. Мусковит-содержащие и кордиерит содержащие высокоглиноземистые гранитоиды относятся к ильме нитовой серии, все остальные – к магнетитовой.

Источник выплавления перечисленных типов гранитоидов раз личен по вкладу мантийных и коровых компонент, что обосновы вается изотопно-геохимическими данными. Мусковит-содержащие (MPG) и кордиерит-содержащие (CPG) высокоглиноземистые гранитоиды выплавлялись из коровых источников, характеризующих ся высокими отношениями 87Sr/86Sr0,706-0,708 и отрицательны ми значениями параметра ЕNd (от –4 до –7). Такие гранитоиды, по современным представлениям, формируются в коллизионных об становках. В высокощелочных гранитоидах (PAG), а также толеи товых гранитоидах СОХ и вулканических дуг (RTG и ATG) часто отмечаются низкие отношения 87Sr/86Sr0,704. Их формирование происходило в обстановках субдукции, океанического спрединга и континентального рифтогенеза. Смешанный (мантийно-коровый) источник предполагается для высоко-калиевых амфибол, содер жащих известково-щелочные гранитоиды (KCG) и (ACG), которые формируются в условиях субдукции и постколлизионных поднятий.

Мы исследовали, используя опубликованные данные, гранитои ды четырех Чукотских массивов: Пээкиней, Мольтыкан, Велитке най, Телекай [Тихомиров, 2009;

Ефремов, 1997].

На диаграмме индексов щелочности-глиноземистости (рис.1) все Чукотские гранитоиды имеют метаглиноземистый состав. На основании этого гранитоиды, по Б. Барбарину, могут быть отнесе ны к высоко-калиевым известково-щелочным гранитоидам (KCG) или к амфиболсодержащим гранитоидам (ACG).

Рис. 1. Диаграмма ANK–ACNK для Чукотских гранитоидов (ANK=Al2O3/ Na2O+K2O, ACNK=Al2O3/CaO+Na2O+K2O, оксиды в молекулярных количествах) Массивы: 1 – Велиткенайский массив;

2 – Пээкинейский;

3 – Мольтыканский;

4 – Телекайский Суммируя результаты химического состава Чукотских грани тоидов, можно заключить, что большая часть гранитоидов имеет повышенные содержания K2O и Rb и по классификационным диаг раммам (рис. 2, 3) может быть отнесена к высоко-калиевому изве стково-щелочному типу (KCG).

Рис. 2. Диаграмма CaO-K2O для Чукотских гранитоидов, оксиды в вес.%.

Рис. 3. Дискриминантная диаграмма Rb-(Y+Nb), по Дж. А. Пирсу и др. (Pearce et al., 1984).

Массивы: 1 – Пээкинейский;

2 – Мольтыканский;

3 – Телекайский Список библиографических источников 1. Ефремова С.В. Петрохимические методы исследования гор ных пород : справочное пособие / С.В. Ефремова, К.Г. Стафеев. – М. : Недра, 1985. – 511 с.

2. Barbarin Bernard. A review of the relationships between granitoid types, their origins and their geodynamic environments // Lithos. – 1999. – Vol. 46. – P. 605–626.

3. Ishihara S. The magnetite-series and ilmenite-series granitic Rocks // Mining Geology. – 1977. – Vol. 27. – P. 293–305.

4. Lacroix A. Classification des roches eruptives. – Nancy, Berger Levrault, 1933.

5. Nachit H. Composition chimique des biotites et typologie magmatiquedes granitoides / H. Nachit. – Paris, 1985. – Vol. 301. – P. 813–818.

6. Pearce J.A. Trace element discrimination diagrams for the tectonic interpretation of granitic rocks / J.A. Pearce, N.B.W. Harris, A.G. Tindle // J. Petrol. – 1984. – Vol. 25. – P. 956–983.

7. Pupin J.P. Zircon and granite petrology // Contrib. Mineral. Petrol. – 1980. – Vol. 73. – P. 207–220.

8. Shand S.J. Eruptive rocks. Their genesis, composition, classification, and their relations to ore-deposits // Wiley. – New York, 1943. – 444 p.

9. Tikhomirov P.L. Comparison of Cretaceous granitoids of the Chaun tectonic zone to those of the Taigonos Peninsula, NE Asia: rock chemistry, composition of rock forming minerals, and conditions of formation / P.L. Tichomirov, M.V. Luchitskaya, I.R. Kravchenko Berezhnoy. – 2009. – Vol. 4. – P. 289–311.

О.Д. Рось, К.Я. Гиберт (СВГУ, г. Магадан) МОДЕЛИ КОНЕЧНЫХ ГЕОМЕТРИЙ ( FР, FР 2 ), ( FР, FР ( )), ( FР, FР ( е )) (F, F ), где F Геометрия и Fp2 – поля Галуа.

а.

p p p В статье [Гиберт К.Я.. Геометрии..., 2009] рассмотрены основные объекты данной геометрии. Аналогии проводятся с классической геометрией Мебиуса ( R, C ). Модель данной геометрии – объе динение двумерного арифметического пространства Fp (плоско сти E2 ) и несобственной точки (точки E0 ). На этой модели рас сматриваются аналоги окружностей Мебиуса – либо евклидовы окружности, либо евклидовы прямые, дополненные несобствен ной точкой. В этой геометрии уравнение окружности на плоскости имеет следующий вид:

{ } при p 3 ( 4 ) ( x;

y ) Fp ( x x0 ) + ( y y0 ) = r, x0, y0, r Fp, r 0, 2 при p 1( 4 ) {( x;

y ) F = r}, x, y, r F, r 0, ( x x0 ) + ( y y0 ) 2 p 0 0 p где – квадратичный невычет по модулю p. Таких окружностей ей p 2 ( p 1) [Гиберт. Конечная геометрия..., 2010].

Аналогично, для прямых на плоскости:

{ } при p 3 ( 4 ) ( x;

y ) Fp2 ax + by + c = 0, a, b, c Fp, a 2 + b2 0, p 1( 4 ) {( x;

y ) F ax + by + c = 0}, a, b, c F, a + b2 0, при 2 p p где – квадратичный невычет по модулю p. Таких прямых p ( p + 1) [Гиберт К.Я. Конечная..., 2010].

Число всех окружностей и прямых равно числу цепей геомет (F, F ), т. е. p ( p + 1).

рии p p Общее уравнение окружности Мебиуса:

при p 3 ( 4 ) {( x;

y ) F a ( x } + y 2 ) + bx + cy + d = 0, a, b, c, d Fp, b2 + c 2 4ad 0, 2 p при p 1( 4 ) {( x;

y ) F a ( x } + y 2 ) + bx + cy + d = 0, a, b, c, d Fp, b 2 + c 2 4ad 0, 2 p где – квадратичный невычет по модулю p [Гиберт К.Я. Конеч т ная..., 2010].

Построить аналог сферы Римана – другой модели классичес кой геометрии Мебиуса – не удалось.

( F, F ( ) ), где F ( ) – алгебра дуальных чисел Геометрия л p p p над простым полем Fp.

В статье [Гиберт К.Я. Геометрии..., 2009] рассмотрены основные объекты данной геометрии. Аналогии проводятся с классической геометрией Лагерра ( R, R( ) ). Одной из моделей данной гео метрии является изотропная модель – объединение двумерного арифметического пространства Fp (плоскости E2 ) и одномерного арифметического пространства Fp (прямая E1 ). Это аналог изо тропной модели классической геометрии Лагерра – объединения евклидовой плоскости и евклидовой прямой. На этой модели урав нение изотропной окружности имеет вид:

{( x;

y ) F } y + x 2 + x + = 0 { },,, Fp, при 0 – па p рабола, при = 0 – прямая. Число изотропных окружностей равно числу цепей геометрии [Гиберт К.Я. Изотропная..., 2010].

Вторая модель – цилиндрическая. Уравнение цилиндра имеет вид:

{( ;

;

) F } при p 3 ( 4 ) +2 = 1, 3 p p 1( 4 ) {( ;

;

) F = 1}, + при 3 p где – квадратичный невычет по модулю p. Плоские сече ния цилиндра – цепи, а их число есть число цепей геометрии [Ги берт К.Я. Изотропная..., 2010].

Геометрия ( Fp, Fp ( e ) ), где Fp ( e ) – алгебра двойных чисел л над простым полем.

В статье [Гиберт. Геометрии..., 2009] рассмотрены основные объекты данной геометрии. Аналоги известных моделей геомет ( R, R ( e )) не рассматривались.

рии Минковского Список библиографических источников 1. Гиберт К.Я. Геометрии ( Fp, Fp ), ( Fp, Fp ( )) и ( Fp, Fp ( e )) / k К.Я. Гиберт, О.Д. Рось // Идеи, гипотезы поиск… – Магадан : Изд-во СВГУ, 2009. – Вып. 16. – С. 62–69.

2. Гиберт К.Я. Конечная геометрия цепей ( Fp, Fp ) / К.Я. Ги- берт, О.Д. Рось // Вестник Северо-Восточного государственного университета. – Магадан : Изд-во СВГУ, 2010. – Вып 14. – С. 88–90.

3. Гиберт К.Я. Изотропная и цилиндрическая модели геомет рии ( Fp, Fp ( )) / К.Я. Гиберт, О.Д. Рось // Идеи, гипотезы поиск… – Магадан : Изд-во СВГУ, 2010. – Вып. 17. – С. 54–58.

А.А. Рындин (СВГУ, г. Магадан) ОСОБЕННОСТИ ОБСЛЕДОВАНИЯ ЗДАНИЙ ПРИ ОЦЕНКЕ ИХ СЕЙСМОСТОЙКОСТИ Особенности обследования мелкоблочных зданий В мелкоблочных зданиях необходимо обследовать наружные стены на наличие трещин преимущественно вертикальной ориен тации. Особенностью трещинообразования является проявление их в местах сопряжения железобетонных перемычек над проема ми с кирпичной кладкой. Ширина раскрытия таких трещин может меняться, с увеличением этажности она уменьшается, следова тельно, образование таких трещин связано с температурными де формациями, возникающими из-за различных коэффициентов тем пературного расширения бетона и кирпичной кладки.

Аналогичное обследование на наличие трещин необходимо провести в межоконных поясах и в углах оконных проемов.

Также необходимо обследовать внутренние несущие стены.

Чаще всего в них образуются сквозные трещины наклонной ориен тации в примыкании к торцевым наружным стенам. Ширина их раскрытия увеличивается с каждым этажом. Наклонная ориента ция и направление таких трещин свидетельствуют об осадочном характере деформаций указанных внутренних стен из-за неравно мерных деформаций грунта основания. Такие наклонные трещины являются наиболее опасными.

Такого же рода трещины могут образовываться в несущих стенах-перегородках.

Часто встречающийся дефект каменной кладки – отсутствие перевязки продольных стен с поперечными – приводит к сниже нию устойчивости участков стен и пространственной жесткости здания. В случае неравномерной осадки фундаментов при этом появляется возможность обрушения стен. Особенно опасно отсут ствие перевязки стен в зданиях, построенных в сейсмических районах.

Пропуск или занижение сечений связей стен с колоннами и перекрытиями также снижают пространственную жесткость зда ния, и при появлении горизонтальных усилий при этом может прои зойти обрушение участков стен.

Утолщение горизонтальных швов кладки по сравнению с тре буемой нормами толщиной по-разному может влиять на прочность кладки. С одной стороны, такое утолщение позволяет улучшить растворную постель под камнями, что приводит к повышению проч ности кладки. С другой стороны, чем толще горизонтальный шов, тем больше растягивающие усилия в камнях из-за разных дефор мативных свойств камня и раствора, и, следовательно, тем мень ше прочность кладки. В зависимости от того, какой из этих двух факторов окажет большее влияние при утолщении горизонтально го шва, происходит повышение или понижение прочности кладки.

Особенности обследования крупноблочных и крупнопанельных зданий При определении состояния стен особенно тщательно следует осматривать простенки, эркеры и места сопряжения наружных стен с перекрытиями. Особого внимания при осмотре требуют внутрен ние несущие стены с дымовентиляционными панелями, вертикаль ные и горизонтальные стыки между панелями наружных стен, швы между панелями и оконными коробками, наружные углы здания, места сопряжения чердачных перекрытий и бесчердачных крыш со стенами, а также стыки каркаса и сопряжения его с ограждаю щими конструкциями.

Характерными дефектами, появляющимися в процессе эк сплуатации крупнопанельных и крупноблочных зданий, являются:

– протекание и высокая воздухопроницаемость стыков, – разрушение заделки стыков, – коррозия стальных закладных деталей и недостаточно защи щенной раствором арматуры в наружных железобетонных слоях многослойных панелей, – разрушение фактурного слоя.

Важным показателем сейсмостойкости здания является срав нение сейсмических нагрузок, на которые рассчитывался типовой проект, с действующими нормативными нагрузками для таких зда ний на данный момент.

Особенности обследования каркасных зданий Наиболее характерные повреждения или разрушения при землетрясениях наблюдаются в основном в зоне узлов сопряже ния ригелей и колонн. Поэтому сейсмостойкость каркаса во мно гом будет зависеть от надежности стыков элементов каркаса.

При сейсмическом воздействии на каркас здания, помимо пос тоянной вертикальной нагрузки, действуют горизонтальные и вер тикальные инерционные (сейсмические) силы, величина которых зависит от характера и интенсивности колебаний основания, а так же от динамических характеристик сооружения. Инерционные силы могут иметь произвольное направление в пространстве и вызы вать в элементах каркаса, в том числе и в узлах, сложное напря женное состояние.

Применение продольных ригелей широко распространено в многоэтажных каркасных зданиях, работающих по рамной схеме:

они обеспечивают устойчивость колонн в монтажный период, участвуют в работе по восприятию ветровых и сейсмических на грузок.

Обычно продольный ригель имеет равную с перекрытием тол щину, в силу чего его часто называют плоским ригелем.

Поэтому при обследовании каркасного здания следует обра тить внимание на образование трещин в ригелях: нормальные тре щины, обра-зовавшиеся в сжатой при эксплуатации зоне, обычно после монтажа ригелей закрываются и мало сказываются на их прочности. Однако при этом снижается изгибная жесткость и уве личивается их прогиб до 15 %. Эти трещины также увеличивают опасность коррозии арматуры. Нормальные трещины в стропиль ных балках, пересекающие всю их высоту, особенно сильно пони жают жесткость балок в горизонтальной плоскости, что может при вести к разрушению балок в процессе монтажа и уменьшает жес ткость диска покрытия в период эксплуатации.

Особенности возведения и обследования фундаментов на Северо-Востоке Возведение зданий на территории г. Магадана осущест-вляет ся в условиях глубокого сезонного промерзания, островного и сплошного распространения вечномерзлых грунтов, используе мых в качестве оснований в талом и оттаивающем состояниях (принцип II) [СНИП 2.03.01-83]. Именно в этих грунтах периодичес кие замораживания и оттаивания, а также резкие перепады темпе ратур приводят к повышению напряжений, в результате которых в свою очередь образуются микроразрывы в материале. Происхо дят постепенные изменения структуры и свойств материалов.

В условиях островного распространения вечномерзлых пород ограниченной толщины фундаменты, как правило, опирают на та лые грунты [Руководство по проектированию...;

СНИП 2.02.04-88].

При глубоком залегании нижней границы островов и линз вечно мерзлых грунтов, а также при сплошном их распространении при меняют свайные фундаменты по принципу II [Инструкция по проек тированию...;

СНИП 2.02.04-88].

Поскольку фундамент находится в грунтах сезонного промер зания материал (бетон) более подвержен эрозии.

При колебаниях температуры от плюса к минусу и наоборот, вода в порах замерзает, разрушая структуру материала. Раство ры солей, находящиеся на поверхности конструкций, проникают в поры и трещины. Вследствие испарения воды соль кристалли зуется, действуя на структуру материала подобно замерзшей во де, что приводит к разрушению конструкции. Далее испытывает коррозию арматура и с течением времени в основании здания наб людается участок, запас прочности которого истощен. При слабом землетрясении, даже если эпицентр будет находиться на расстоя нии нескольких километров, для такого здания оно может быть очень опасным.

Во избежание этого необходимо поддерживать температуру грунта. То есть в летний период температура грунта не должна превосходить проектную, а в зимний период не должна быть ниже проектной.

При обследовании фундаментов рекомендуется проведение натурных наблюдений за изменением температурного режима грун тов оснований и за деформациями оснований и фундаментов по специально устроенным геотермическим скважинам и, соответ ственно, маркам и реперам. Такие наблюдения особенно важны при реконструкции зданий и сооружений или их фундаментов.

Также существует понятие о переуплотнении грунтов [Прошля ков, 1987]. Уплотнение грунтов связано с диссипацией энергии, подводимой извне, которая приводит к переупаковке частиц, сла гающих структурный каркас. Изначально упаковка частиц не яв ляется регулярной и представляет собой слабосвязанные и взаимо действующие между собой частицы.

Во время эксплуатации здания на него действуют как стати ческие, так и динамические нагрузки. В связи с этим происходит деформирование структуры основания в виде заполнения пустот между частицами. При этом силы вязкостного и упругого сопро тивления малы, а поверхности скольжения неразвиты. Основная, часть энергии расходуется на перемещение инерционных масс частиц, и меньшая часть – на преодоление сил сопротивления.

По мере уплотнения частицы занимают устойчивое положение в объеме материала, и в дальнейшем происходят их формоизме нение и уплотнение, сопровождающиеся сдвиговым перемеще нием как их составных частей, так и отдельных частиц. Сдвиговые процессы, происходящие внутри уплотняемого объема грунта, приводят к объемному деформированию, характеризуемому ве личинами сдвиговой и объемной вязкости и упругости.

При таком переуплотнении грунта может происходить нерав номерная осадка основания, которая становится причиной нару шения условий нормальной эксплуатации сооружений, а иногда и их аварий.

Список библиографических источников 1. Инструкция по проектированию и устройству свайных фун даментов в талых и оттаивающих грунтах Магаданской области (ВСН 110-010-87). – М. : Минвостокстрой СССР 1988.

, 2. Прошляков Б.К. Коллекторские свойства осадочных пород на больших глубинах. – М. : Недра, 1987.

3. Руководство по проектированию оснований и фундаментов на вечномерзлых грунтах. – М. : Стройиздат, 1980.

4. СНиП 2.03.01-83 «Основания зданий и сооружений».

5. СНиП 2.02.04-88 «Основания и фундаменты на вечномерз лых грунтах».

А.В. Свистунова (СВГУ, г. Магадан) О ГЕОМЕТРИИ 2-цепей 2 (F3, F3 (i )) ( ) В работе рассматривается геометрия цепей 2 F3, F3 ( i ), с носителями простым полем Галуа F3 и алгеброй комплексных чи сел над этим полем. Определение геометрий n-цепей n ( F, A ) как обобщение геометрий цепей представлено, в частности, в [Ги берт К.Я. F-алгебры..., 2009].

( ) Начальная цепь геометрии F3, F3 ( i ) – образ проективной плоскости F3 P2 при ее естественном вложении в проективную плос кость F3 (i ) P2. Цепи геометрии – образы начальной цепи при проек тивных преобразованиях, определяемых группой GL ( 3, F3 ( i ) ).

Для того чтобы задать начальную цепь, необходимо найти та u11 u12 u кую матрицу U = u21 u 22 u23, чтобы каждая точка начальной u u 31 u32 цепи ( z 0, z1, z 2 ) (а всего таких точек 13) удовлетворяла уравнению z ( z 0, z1, z 2 ) U z1 = 0. (1) z Имея образы и прообразы всех точек начальной цепи, най ти матрицу U не представляет сложности. Она имеет вид 0 a b a 0 c U =, где a, b, c F3 (i ). Однако помимо 13 точек на b c чальной цепи уравнению (1) удовлетворяют и другие точки плос кости F3 ( i ) P2. В связи с этим возникает вопрос получения такого уравнения начальной цепи, чтобы никакие другие точки ему не удовлетворяли.

Выяснилось, что это можно сделать, задав начальную цепь не одним уравнением, а системой двух уравнений:

i z 0 i i 1 i ( z 0, z 1, z 2 ) i 0 1 z1 = 0;

z 2 = 0;

0 z z i 1 0 z2 z0 z1 z i i z 0 1 i 012 i z1 = 0;

z 2 = 0.

( z, z, z ) 1 0 z z i i 0 z2 z0 z1 z При этом каждому из двух уравнений системы удовлетво ряют еще по шесть точек плоскости, но в пересечении получаются только точки начальной цепи.

Задав начальную цепь, определим остальные цепи геометрии 2 ( F3, F3 ( i ) ). Для этого на начальной цепи необходимо выбрать систему точек общего положения – это четверка точек P, P2, P3, P4, любые три из которых образуют стандартную систему точек. Чис ло вариантов выбора таких систем точек равно 13(13 1)(13 4)(13 9) = 5616. Эти 5616 вариантов включают в себя все возможные четверки, удовлетворяющие условиям системы точек общего положения, т. е. среди них есть такие четверки то чек, которые различаются лишь порядком (по сути, являются оди наковыми). Имеем: 5616: 24 = 234 – число различных систем то чек общего положения начальной цепи.

Аналогичным образом найдено число различных систем точек общего положения на проективной плоскости F3 ( i ) P2 : 1 769 040.

Использование программы MS Excel позволяет находить 2-цепи и уже рассматривать вопросы взаимного расположения этих це пей. Однако для наглядности необходима вещественная модель этой геометрии (возможно, аналогичная расширенной плоскости комплексного переменного классической геометрии Мебиуса).

Список библиографических источников 1. Гиберт К.Я. F-алгебры. Геометрии n-цепей. Функции от элементов алгебр : учеб. пособие. – Магадан : Изд-во СВГУ, 2009. – С. 58–59.

Ю.М. Скобелева (СВКНИИ ДВО РАН, г. Магадан) ГЕОЛОГО-МИНЕРАЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗОЛОТО-СЕРЕБРЯНОГО ПРОЯВЛЕНИЯ БУЛАТНЫЙ Рудопроявление Булатный, выявленное в ходе проведения литохимической съемки по вторичным ореолам 1:50 000 масшта ба [А.Г. Колесников, 1989], и в поисковых работах в 2009 г. гео логами Омсукчанской горно-геологической компанией, находится в Иваньинской рудной структуре в 5 км от действующего рудника Джульетта (рис. 1).

Иваньинский рудный узел, в юго-восточной части которого рас положено рудопроявление Булатный, приурочен к Джугаджакской полигенной палеовулканической структуре, сформированной в перивулканической зоне Охотско-Чукотского вулканогенного поя са. Площадь рудного узла контролируется Иваньинской вулкано тектонической депрессией, выполненной нижнемеловыми вул каногенными образованиями общей мощностью 1700 м.

Рис. 1. Схематическая геологическая карта междуречья Килганы и Джугаджаки В основании вулканогенного разреза залегает иваньинская толща лав, туфов андезитов, андезибазальтов с пачками вулкано генно-осадочных пород. Выше по разрезу она сменяется энгте ринской свитой, сложенной лавами андезидацитов с прослоями туфов дацитов и вулканогенно-осадочных пород. Завершает раз рез нижнемеловых вулканитов мощная (400 м) толща лав андези базальтов, базальтов и андезитов булатской толщи.

Гипабиссальные интрузивные тела, прорывающие стратифи цированные образования Иваньинской депрессии, выделены в раннемеловой нявленгинский и ранне- и позднемеловой охотский интрузивные комплексы [Стружков, 2010].

На рудопроявлении Булатный, проявлен раннемеловой нявлен гинский комплекс, представленный кварцевыми диоритами (мес тами скарнированными), а также интрузивом Булатный, сложен ным биотитовыми гранитами (фот. 1).

Проведенные геохимические анализы ЭКСА и атомной адсорб ции показали повышенные содержания Au и Ag в скарнах и квар цевых диоритах (см. таблицу).

Таблица Среднее содержание Au, Ag в скарнах и кварцевых диоритах Среднее содержание, г/т Au Ag Au Ag Au Ag в скарнах в биотитовых гранитах в кварцевых диоритах 0,18 106,0 0,03 0,02 0,09 14, а) б) в) Фот. 1. Фотографии пород:

а – скарн, б – биотитовый гранит, в – кварцевый диорит Пробность золота в скарнах в среднем 729 ‰ (рис. 3), диспер сия значений имеет малый разброс (729–785 ‰), размер зерен золота составляет 0,5–1 мм. Среднее значение пробности золота в кварцевых диоритах составляет 524 ‰ (рис. 2), дисперсия зна чений – 353–648, размер зерен золота 0,01–0,08 мм. Структура золота при структурном травлении раствором 10 %-ного хромового ангидрида в концентрированной соляной кислоте в скарнах – одно родная (фот. 2), а в кварцевых диоритах – зональная и пятнистая (фот. 2). Наиболее ранними генерациями золота являются его мел кие выделения в кварцевых диоритах в тесной ассоциации с кол лоидным метасоматическим кремнеземом. Позднее золото лока лизуется в скарнах и является продуктом перекристаллизации ран него золота [Петровская, 1973;

Николаева, 1978].

Рис. 2. Гистограмма пробности золота (всего замеров – 49) а) б) Фот. 2. Структура золота при структурном травлении раствором хромового ангидрида в соляной кислоте:

а – однородная структура в скарнах, б – пятнистая структура в кварцевых диоритах Полученные данные указывают, что рудопроявление Булатный эпитермальное, малосульфидное и близповерзностное [Савва, 1990].

Список библиографических источников 1. Николаева Л.А. Генетические особенности самородного зо лота как критерии при поисках и оценке руд и россыпей. – М. :

Недра, 1978. – 101 с.

2. Петровская Н.В. Самородное золото. – М. : Наука, 1973. – 345 с.

3. Савва Н.Е. Атлас самородного золота Северо-Востока СССР / Н.Е. Савва, В.К. Прейс. – М. : Наука, 1990. – 292 с.

4. Стружков С.Ф. Золоторудные месторождения России. – М. :

Акварель, 2010. – 349 с.

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Ю.А. Кваша (СВГУ, г. Магадан) ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ОБОЗНАЧЕНИЙ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП В 20–30-х ГОДАХ XX ВЕКА НА ТЕРРИТОРИИ МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ Необходимость анализа региональных особенностей русского языка все более осознается современными русистами. Достаточ но подробно описаны фонетические, лексические, грамматичес кие особенности языка XVIII–XIX вв., но многие лингвисты призна ют, что в значительно меньшей степени освещены региональные особенности русского языка советского периода. Именно такая си туация сложилась в области региональной лингвистики Крайнего Северо-Востока: имеется значительное количество публикаций, по священных региональным лингвистическим проблемам в диахро ническом аспекте (исследования В.Г. Тан-Богораза, Г.В. Зотова, А.А. Соколянского, Н.Н. Соколянской, О.Е. Шепилевой и др.).

В данной статье мы решили обратить внимание на особеннос ти функционирования наименований этнических групп в 20– 30-х гг. ХХ в. на территории Магаданской области. Нужно отме тить, что особенности наименований коренных народов Крайнего Северо-Востока России (как аллоэтнонимов, так и автоэтнонимов) изучены, на наш взгляд, недостаточно. Е.М. Гоголева в своей статье «Освоение заимствований из языков коренных народов Северо Востока (произносительный и словообразовательный аспект)»

отмечает, что, например, названия редких немногочисленных или исчезающих групп представлены только в специальных этногра фических описаниях и в региональной литературе [Гоголева, 1999].

Именно поэтому мы считаем необходимым обратить внимание на особенности употребления обозначений различных этнических групп в указанный нами период. Нас интересовали наименования местного, метисизированного и русского населения, поэтому та кие этнонимы, как корейцы, татары и т. д., мы не рассматриваем.

Известный магаданский историк-этнограф Л.Н. Хаховская в своих работах обратила внимание на мероприятия, имевшие целью упорядочение терминологии в этнонимической области: со гласно исследованиям, 26 сентября 1924 г. Дальневосточный рево люционных комитет (ДРК) утвердил «Временное положение об уп равлении туземных племен, проживающих на территории Дальне восточной области» [ГАМО. Ф. Р-17. Д. 8. Л. 14]. Его действие распространялось и на «туземные племена» Камчатской губернии, в которую входила территория Охотского побережья.

В перечень «туземцев» вошли тунгусы, креолы, чуванцы, камчада лы, эскимосы, чукчи, коряки, юкагиры [Хаховская, 2003]. В своей монографии Л.Н. Хаховская также указывает, что наряду с эти ми этнонимами в 20–30-е гг. ХХ в. использовались и такие наиме нования и их разновидности, как: якуты, русские (обруселые) яку ты, русские (обруселые) тунгусы, кочевые тунгусы и орочи [Ха ховская, 2003].

К.А. Новикова в работе «Очерки диалектов эвенского языка.

Ольский говор», опираясь на материалы, собранные в Ольском районе в 1934–1938 гг. и в 1945–1946 гг., разграничивает эвенов, эвенов мэнэ, орочей, илканов [Новикова, 1960].

При анализе документов Государственного архива Магадан ской области 20–30-х гг. ХХ в. [Ф. Р-10, Р-12, Р-17] нами были обнаружены следующие этнонимы и обозначения этнических групп:

нюче (название русских, данное тунгусами), тунгусы/тунгузы, камчадалы/камчедалы, тузкочевое население, коренное тузем ное население, туземное население, туземцы, туземные народ ности северных окраин, кочующие тунгусы, кочующие тузем ные племена, якуты, кочевники, тузнаселение.

Как мы можем видеть, большинство этих наименований не имеет единой классификационной основы, вариативно по написа нию и значению, многие из них являются скорее описательными наименованиями нескольких национальных групп, а не этнонима ми как таковыми. Основу подобных составных наименований со ставляют лексемы туземец, туземный.

Нужно сказать, что термин туземец вместе с термином иноро дец использовался уже на самом раннем этапе освоения Сибири и азиатского Севера [Соколовский].

В словаре В.И. Даля туземец определяется как «здешний, тамошний уроженец, природный житель страны, о коей речь», в словообразовательное гнездо лексемы туземец включены также слова туземность и туземство (со значением «принадлежность к какой-либо стране, земле, природство, землячество») [Даль, 2004]. В этот период слово используется как нейтральное обозна чение. Со временем лексема туземец приобрела дополнитель ный смысловой оттенок, который характеризовал степень цивили зованности местного жителя [Ракитская, 2003].

После 1917 г. лексемы туземец и племя вытеснили из уже сло жившейся к тому времени терминосистемы слова инородец, ино верец и ясачный. Период с 1924 по 1932 г. стал пиком термино- и законотворчества, когда свет увидели более 50 нормативных до кументов, содержащих около 20 терминов для обозначения ко ренных народов. Само слово коренной, впрочем, было использо вано лишь однажды – в постановлении ВЦИК от 21 декабря 1931 г., в котором наряду с выражениями коренные народности Севера и коренное население Дальнего Севера, Сахалина и Камчатки, упо треблялись также словосочетания туземные народности Севера и нац. меньшинства [Соколовский].

В рассмотренных нами документах с использованием лексем туземец, туземный был создан целый ряд названий учреждений, названий должностей и мероприятий: дом туземца, туземная яр марка, туземный районный исполнительный комитет, тузем ный суд, туземный сельсовет и др. Необходимо отметить, что данные лексемы активно использовались и в сокращенном виде:

тузрик, предтузрика, тузсуд и др.

Другими наиболее частотными этнонимами в рассмотренных нами документах оказались тунгусы/тунгузы и камчадалы/кам чедалы.

Словарь современного русского литературного языка (БАС) указывает, что тунгусы – устаревшее название эвенков [БАС, 1950]. В этом же словаре обнаруживаем, что вариант написания тунгузы также является устаревшим. Интересно, что в докумен тах ГАМО лексема тунгусы/тунгузы употребляется как синоним к словам и словосочетаниям кочевник, тузкочевое население, кочевое население (Смета составлена для всех торгующих местных организаций с. Олы и с прилегающими к ней поселками экономически неотъемлющим как оседлаго так и кочевого насе ления – тунгусов1 [Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 9. Л. 40]).

В БАС зафиксированы следующие значения лексемы камча дал: 1. Название, данное первыми русскими поселенцами части коренного населения Камчатки;

то же, что ительмены;

2. Устар.

Простореч. Шутливое название плохих учеников, сидящих в клас се на самых задних партах (на «Камчатке»). В монографии Л.Н. Ха ховской имеется суждение о том, что «в 1920-х гг. все оседлое туземное население Охотского побережья и Камчатки было из вестно под названием камчадалов» [Хаховская, 2003]. Однако проанализированные нами документы указанную версию не под тверждают. Напротив, в Протоколе № 10 Президиума Ольского ту земного районного исполнительного комитета читаем: «Как извест но камчадалы происходят из казаков и считать их туземцами не приходится» (Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 9. Л. 82).

Нетрудно убедиться, что налицо противоречие между реаль ной речевой практикой 20–30-х гг., зафиксированной в архивных документах 20–30-х гг., и словарными дефинициями, представлен ными в толковых словарях русского языка XIX и ХХ вв. Иначе гово ря, объем лексического значения лексем тунгусы, камчадалы, использованных в речевом обиходе носителей языка указанного временного периода, явно не совпадает: в архивных документах камчадалы представлены как потомки казаков-землепроходцев, а в толковых словарях – как представители коренного населения Камчатки, этнически восходящие к ительменам.

Здесь и далее сохранены орфография и пунктуация оригинала.

Очевидно, мы вправе говорить о наличии регионального ком понента значения во всех перечисленных словах, и, следователь но, лингвистика стоит перед задачей системного сравнительного анализа всего корпуса региональных архивных документов, со держащих этнонимы. Эта работа требует значительных усилий и соответствующих человеческих ресурсов и вряд ли может быть завершена в ближайшее пятилетие. На настоящем этапе работы мы ставим одной из наших задач фиксацию всех региональных этнонимов и составление словника, включающего не только регио нальные этнонимы, но и аллоэтнонимы.

Список библиографических источников 1. Гоголева Е.М. Освоение заимствований из языков коренных народов Северо-Востока (произносительный и словообразователь ный аспект) // Сохранение национальных культур в условиях диа лога : материалы науч.-практ. конф. учителей русского языка и литературы. – Магадан, 1999.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.

В 4 т. – М. : Олма-Пресс, 2004.

3. Леонова Е.Ю. Лексема «туземец» в лексико-семантическом и словообразовательно-этимологическом аспекте // Идеи, гипоте зы, поиск… – Магадан : Изд. СМУ, 2003. – Вып. 10. – С. 68–70.

4. Новикова К.А. Очерки диалектов эвенского языка. Ольский говор. Часть 1. – М.–Л. : Изд-во Академии наук СССР, 1960.

5. Словарь современного русского литературного языка. – М., 1950.

6. Соколовский С. Категория «коренные народы» в российской политике, законодательстве и науке [Электронный ресурс]. – Ре жим доступа : http://www.prof.msu.ru/publ/book3/sok.htm 7. Хаховская Л.Н. Камчадалы Магаданской области (история, культура, идентификация). – Магадан : СВКНИИ ДВО РАН, 2003.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ А.Р. Гаджиев (ИБПС ДВО РАН, СВГУ, г. Магадан) ФИТОТОКСИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ МИКРООРГАНИЗМОВ ПРИКОРНЕВОЙ ЗОНЫ Iris setosa Pall. ex Link БАССЕЙНА р. ДУКЧА Флористический состав бассейна р. Дукча характеризуется богатством и разнообразием видов, среди которых встречается и привлекает своим вниманием декоративно-цветущий Iris setosa Pall. ex Link. Многие аспекты аутэкологии этого вида достаточно и подробно изучены, однако остаются и такие, которые практически не освещены. Особый интерес вызывает изучение взаимоотноше ний между растениями и микроорганизмами, населяющими их прикорневую зону. Почвенные микроорганизмы активно взаимо действуют с растениями и могут оказывать как положительные, так и отрицательные эффекты на их рост и развитие. Продуцируе мые бактериями фитогормоны, витамины и другие биологически активные вещества являются важными связующими компонента ми в растительно-бактериальных ассоциациях [Микробные..., 2006].

Цель исследования – оценка фитотоксической активности почвенных микроорганизмов, населяющих прикорневую зону, Iris setosa Pall. ex Link, произрастающего в пойменных растительных сообществах бассейна р. Дукча.

В качестве материала отбиралась почва прикорневой зоны этого вида. Для посева, выделения и культивирования бактерий исполь зовался мясопептонный агар (МПА) и мясопептонный бульон (МПБ) с добавлением витаминов и микроэлементов. Для подавления роста мицелиальных грибов применялся нистатин [Практикум..., 2005]. Окрашивание бактериальных клеток производилось фукси ном Циля. Для оценки фитотоксической активности микроорганиз мов применялся метод замачивания проростков пшеницы в конт роле и культуральных средах [Методы..., 1980].

Проведенные исследования показали, что при высеве из поч вы на МПА вырастают колонии бактерий различных системати ческих и физиологических групп. По форме они круглые, выпуклые или плоские, их консистенция слизистая и пастообразная.

По цвету – белые, желтые и оранжевые с различным оттенком, просвечивающие, бесцветные или пигментированные. Величина колоний значительно варьирует.

После получения бактериальных культур была изучена морфо логия их клеток и колоний. Исследуемая накопительная культура № представлена матовыми, с шероховатой поверхностью бакте риальными колониями с округлыми, волнистыми краями. Структу ра колоний мелкозернистая, образована спорообразующими па лочками со средними размерами клетки 2,57 мкм в длину и 0,74 мкм в ширину. Культура № 2 имеет слизистые, гладкие и бле стящие колонии белого цвета, со слегка желтоватым отливом. Ко лонии представлены палочками со средними размерами клетки 1,11 мкм 0,32 мкм. Накопительная культура № 3 образована светло-желтыми колониями с зеленоватым оттенком. Клетки имеют средний размер 0,82 0,27 мкм. В светло-желтый цвет окрашены бактериальные колонии культуры № 4. Клетки среднего размера 1,77 мкм в длину и 0,83 мкм в ширину.

После 7-суточного культивирования бактериальных колоний на МПБ (t = 26 °С) осуществлялось замачивание семян пшеницы по 100 шт. для каждой культуральной среды в течение суток при темпе ратуре 26 °С, после чего семена промывались стерильной дистил лированной водой и проращивались в чашках Петри в термо стате (t = 26 °С) двое суток.

Суточное замачивание семян в культуральной среде № 4 при вело к изменению их окраски в темный цвет. Остальные среды не изменяли цвета семян.

Замачивание и проращивание семян пшеницы в культураль ных средах и контроле (дистиллированная вода и мясопептонный бульон) позволило установить фитотоксическую активность культи вируемых микроорганизмов (рис. 1).

Количество, (%) Контроль Контроль к.с. №1 к.с. №2 к.с. №3 к.с. № (д.в.) (м.п.б.) Проросших зерен Непроросших зерен Примечание: д.в. – дистиллированная вода;

м.п.б. – мясопептон ный бульон;

к.с. – культуральная среда.

Рис. 1. Прорастаемость зерен пшеницы Фитотоксичными считались такие колонии микроорганизмов, которые вызывали либо угнетение всхожести семян, либо подав ляли развитие проростков и корней более чем на 30 % по сравне нию с контролем. Контрольная среда с МПБ оказывала ингибирую щее действие на прорастание семян в сравнении с дистиллиро ванной водой и являлась токсичной. Поэтому сравнение всхожес ти семян в культуральных средах производили по контролю с МПБ.

Культуральные среды с микроорганизмами не оказывали инги бирующего влияния на прорастание семян (культуральная сре да № 3), или проявляли значительное стимулирующее действие.

Так, например, культуральная среда № 4 повысила всхожесть семян на 36 % (рис. 1).

Все культуральные среды в разной степени стимулировали рост корней и проростков у пшеницы (рис. 2).

Средняя длина, % Контроль Контроль к.с. № 1 к.с. № 2 к.с. № 3 к.с. № (д.в.) (м.п.б.) Проростки Корни Примечание: см. рис. 1.

Рис. 2. Развитие корней и проростков пшеницы Культуральная среда № 1 стимулировала развитие пророст ков на 13,1 %, а корней на 24,6 %, среды № 2 на 25,1 % и 34 %, № 3 – на 6,4 % и 22,5 %, № 4 – на 26,2 % и 31,7 %. Этот эффект в эксперименте, вероятнее всего, отмечен как результат воздей ствия продуцируемых бактериями биологически активных веществ таких, как ауксин, гибберелин и др. Вопрос требует дальнейшего изучение, так же как и точная видовая идентификация исследуе мых микроорганизмов.

Таким образом, выделенные колонии из прикорневой зоны Iris setosa Pall. ex Link, произрастающего в пойменных растительных сообществах бассейна р. Дукча, положительно влияют на разви тие корней и проростков пшеницы. Фитотоксического действия не оказывают, что отражено в эксперименте по установлению про растаемости зерен пшеницы в культуральных и контрольных сре дах (МПБ).

Список библиографических источников 1. Методы почвенной микробиологии и биохимии / Д.Г. Звягин цев [и др]. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 1980. – С. 202.

2. Микробные продуценты стимуляторов роста растений и их практическое использование : обзор / Е.А. Цавкелова [и др.] // Прикл.

биохим. микробиол. – 2006. – № 2. – С. 133–143.

3. Практикум по микробиологии / А.И. Нетрусов [и др.]. – М. :

Изд. центр «Академия», 2005. – С. 95.

А.Р. Гаджиев, Е.А. Тихменев (ИБПС ДВО РАН, СВГУ, г. Магадан) ЦИТОЛОГИЧЕСКАЯ ОСОБЕННОСТЬ ПЫЛЬЦЕВЫХ ТРУБОК Iris setosa Pall. ex Link Пыльцевая трубка представляет собой специализирован ную структуру мужского гаметофита и обеспечивает доставку спер миев в зародышевый мешок для осуществления двойного оплодот ворения, которое было открыто выдающимся русским ученым XIX– ХХ вв. С.Г. Навашиным. По своему происхождению пыльцевая труб ка представляет собой вырост вегетативной клетки пыльцевого зерна. Характерной особенностью пыльцевой трубки является на личие внутри ее протопласта клеток-спермиев. Они выходят в пыль цевую трубку из 3-клеточного пыльцевого зерна вместе с цитоплаз мой вегетативной клетки сем. Кутровые (Apocynaceae), сем. Осо ковые (Cyperaceae), сем. Вахтовые (Menyanthaceae), сем.

Мятликовые (Poaceae), сем. Валериановые (Valerianaceae). У расте ний с 2-клеточными пыльцевыми зернами в пыльцевую трубку вы ходит генеративная клетка, которая делится там с образованием двух спермиев сем. Хлорантовые (Chloranthaceae), сем. Буко вые (Fagaceae), сем. Маковые (Papaveraceae), сем. Лютиковые (Ranunculaceae), сем. Лилейные (Liliaceae). Спермии или генера тивная клетка, выйдя из пыльцевого зерна, проходят по всей дли не пыльцевой трубки почти до ее кончика, и это положение сохра няется в дальнейшем. Растущая пыльцевая трубка сохраняет ха рактерную зональность. Субапикальная зона пыльцевой трубки содержит секреторные везикулы и различные органеллы – мито хондрии, аппарат Гольджи, эндоплазматический ретикулум. Ядер ная зона – ядро вегетативной клетки и спермии. Движение цитоп лазмы в пыльцевой трубке происходит в двух направлениях – ба зипетальном и акропетальном. Полагают, что движение гамет в пыльцевой трубке происходит либо с помощью пассивного пере мещения их током цитоплазмы, либо благодаря их способности к самостоятельному активному движению [Эмбриология..., 1997].

Таким образом, классическое представление о внутрипыльцевой структуре предполагает наличие одной вегетативной клетки (си фоногенной), внутри которой происходит развитие генеративной (спермиогенной) клетки с образованием двух спермиев (ядер).

Изучая жизнеспособность пыльцевых зерен Iris setosa Pall. ex Link, мы обнаружили внутри пыльцевых трубок структуры, очень схожие с вышеизложенным описанием, но включающие не одну спер миогенную клетку, а множество таких клеток, из которых в даль нейшем развивается два спермия. На представленном фото видны, как мы полагаем, спермиогенные клетки и формирующиеся из них подвижные спермии (см. фот.).

Фот. Пыльцевая трубка Iris setosa Pall. ex Link, внутри которой видны спермии и спермиогенные клетки Таким образом, существующее представление о пыльце как о структуре, содержащей 2 спермия и 1 вегетативную клетку, не будет полным, если не учитывать вышеизложенный факт, зафикси рованный при наблюдениях за ростом и развитием пыльцевых тру бок у Iris setosa Pall. ex Link. Эти особенности формирования трубок при прорастании пыльцевого зерна требует дальнейших исследований.

Список библиографических источников 1. Эмбриология цветковых растений. Терминология и концеп ции. В 3 т. Т. 2. Семя // под ред. Т.Б. Батыгиной. – М. : Изд-во НПО «Мир и семья-95», 1997. – С. 120–124.


В.В. Горбачёв (ИБПС ДВО РАН, г. Магадан) ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ОЗЕРНОЙ СЕЛЬДИ ПОЛУОСТРОВА КАМЧАТКА И ОСТРОВА САХАЛИН Первое упоминание об озерной сельди встречается в работе Крашенинникова (1755) и относилось к популяциям, обитающим на полуострове Камчатка. Несмотря на длительный период иссле дований тихоокеанской сельди (Clupea pallasii), со времени этого первого указания сведения об озерной сельди в литературе до вольно фрагментарны. В настоящее время на Дальнем Востоке известно около двадцати популяций озерной сельди, тем не ме нее данная форма недостаточно изучена, а проводимые ранее ис следования в основном касались биологии ее питания и нереста.

Самыми изученными являются популяции сельди, обитающие в опресненных морских лагунах острова Сахалин и Камчатского полуострова [Фролов, 1950;

Трофимов, 2004]. По мнению Трофи мова, основные причины слабой изученности озерных популяций сельди кроются в их небольшой промысловой значимости, а также отдаленности от основных населенных пунктов [Трофимов, 2004].

Стоит отметить, что изменчивость молекулярно-генетических па раметров озерной сельди, обитающей в акватории дальневосточ ных морей России, ранее не исследовалась. Одной из генетичес ких характеристик, позволяющих описать разнообразие локаль ностей (как и вида в целом), является генетическая изменчивость, которая может быть использована для оценки общего биологичес кого разнообразия и связанных с ним процессов, протекающих в популяциях. Одним из наиболее удобных генетических маркеров для оценки генетического разнообразия является контрольный регион митохондриального генома (далее мтДНК). Целью нашего исследования стало описание генетической изменчивости конт рольного региона мтДНК сельди полуострова Камчатка и острова Сахалин (как наиболее изученных популяций озерной сельди).

Выделение тотальной ДНК из ткани, ПЦР и ее анализ (включая секвенирование контрольного региона) нами проводились по стан дартным методикам [Маниатис, 1984]. В дальнейшем последова тельности выравнивались в программе ClustalW и использовались для построения медианных графов (рис.1), а также графов попар ных нуклеотидных различий (рис.2) с применением программы Network 4.5 (fluxus-engineering.com).

Рис. 1. Медианная сеть гаплотипических вариантов, выделенных для выборок из озер Нерпичье (черные узлы), Айнское (белые узлы): Mv – медианные векторы, требуемые для реконструкции наиболее экономного медианного графа В выборке оз. Айнское было выявлено всего 23 гаплотипа, а в выборке из оз. Нерпичье 20 гаплотипических вариантов, причем лишь 5 из них представлено одновременно в двух выборках. Все остальные гаплотипы являются уникальными. Мы не исключаем, что подобное распределение значений связано с размером взя той выборки, тем не менее столь малое количество общих гапло типических вариантов возможно расценить в пользу длительного, самостоятельного существования двух выше названных локаль ностей. Стоит отметить, что большое количество медианных век торов (8 шт.) можно приписать как влиянию дрейфа генов, так и «горячих сайтов» контрольного региона, способствующих образо ванию гомоплазий. Укажем, что большинство гаплотипов соединя ются сравнительно длинными ребрами, при этом только один кла стер образует выраженную звездообразную структуру. Интерес ным является так же тот, факт, что изначальный вариант для всех гаплотипов был выявлен только для сельди о. Сахалин, что дает основания предположить о более древнем происхождении данной популяции.

Для более детального анализа данного предположения нами были построены графики попарных нуклеотидных различий (рис. 2).

Особенности в этих графиках нуклеотидных различий позволяют предположить, что сельдь оз. Нерпичье в недавнем прошлом пере жила флуктуацию численности, о чем говорит больший процент попарных нулевых и единичных сравнений в левой части графика (рис. 2). С подобным предположением также согласуется и характер топологии медианного графа, где гаплотипы оз. Нерпичье образуют звездообразную структуру, что можно трактовать подобным образом.

Рис. 2. Графики попарных нуклеотидных различий для выборок из оз. Айнское (слева) и оз. Нерпичье (справа) В свою очередь, гаплотипы, входящие в состав выборки из оз. Айнское, имеют больше различий между собой. Но выборка из оз. Нерпичье составлена из гаплотипов, дающих при попарном сравнении два пика различий на 4 и 9 заменах, что можно тракто вать как признак наличия в популяции двух основных гаплотипи ческих линий. Среднее число нуклеотидных замен сопоставимо и составляет 6,45 и 6,3 для камчатского и сахалинского озер соот ветственно. Для оценки времени образования двух изучаемых локальностей также был рассчитан параметр (±), характеризую щий близость до общего предка и отклонение его значений [Morral et al, 1994;

Saillard et al, 2000], который для оз. Нерпиьче составил 4.5±1.0, а для оз. Айнское – 4.7±0.99. Представленные значения в целом позволяют заключить не только о примерно сопостави мых возрастах образования данных популяций, но и о сопостави мой их генетической изменчивости.

Список библиографических источников 1. Маниатис Т. Методы генетической инженерии: молекуляр ное клонирование / Т. Маниатис, Э. Фрин, Дж. Сэмбрук. – М. :

Мир, 1984. – 480 с.

2. Трофимов И.К. Озерные сельди Камчатки : автореф. дис....

канд. биол. наук. – Владивосток, 2004. – 24 с.

3. Фролов А.И. О локальных формах сахалинской сельди // Известия ТИНРО. – 1950. – Т. 32. – С. 65–71.

4. Morral et al. The origin of major cystic fibrosis mutation (delta f508) in European populations // Nature Genetics. – 1994. – Vol.7. – P.169–175.

5. Saillard et al. MtDNA variation among Greenland Eskimos: the edge of the Beringian expansion // American Journal of Human Genetics. – 2000. – Vol. 67. – P. 718–726.

В.С. Жарников (ИБПС ДВО РАН, г. Магадан) РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТИХООКЕАНСКОЙ МИДИИ (Mytilus Trossulus Gould, 1850) НА ЛИТОРАЛИ ТАУЙСКОЙ ГУБЫ ОХОТСКОГО МОРЯ Тихоокеанская мидия многочисленна в прибрежных водах дальневосточных морей от Анадырского залива Берингова моря на севере и до залива Посьет Японского моря – на юге. В Охотском море M. trossulus – один из массовых видов прибрежных сооб ществ, обитающий на литорали, в основном на валунно-галечных и скальных грунтах.

В настоящее время во многих странах мира мидии служат основным объектом культивирования. В Приморском крае начали культивировать M. trossulus в конце 70-х гг. прошлого столетия [Шепель, 1987]. Имеется опыт по выращиванию мидий в Канда лашском заливе Белого моря [Кулаковский, 1983] и Чёрном море.

Заливы и бухты Тауйской губы Охотского моря также рассматри ваются как перспективные районы для марикультурной деятель ности по выращиванию мидий.

Тауйская губа характеризуется наличием пологих склонов, высокой амплитудой сигизийных приливов и сравнительно боль шими площадями литорали, заселенными в основном мелкими мидиями. В теле мидий, населяющих естественные субстраты, при сутствуют инородные частицы – ил и песок, поэтому они не могут рассматриваться как пищевой продукт и являться объектом про мысла. Для получения экологически чистых и промысловых раз меров мидий сотрудники ИБПС ДВО РАН с 2008 г. проводят экспе риментальные работы по выращиванию «литоральных» мидий на коллекторах в Тауйской губе. Весной проводится сбор мидий на литорали с последующей пересадкой на плавучие садки или коллекторы для дальнейшего подращивания. Для предотвраще ния негативных последствий антропогенного влияния на популя цию мидий и для сохранения репродуктивного потенциала в том или ином районе была поставлена цель: определить размерный состав, плотность поселений, биомассу и запасы мидий на лито рали в заливах и бухтах Тауйской губы, наиболее перспективных для выращивания моллюсков.

Материалом для работы послужили сборы проб тихоокеанской мидии на литорали бухт Нагаева, Весёлая и в заливе Одян в райо не небольшой горной р. Кулькуты в летний период с 2005 по 2010 г.

Литоральную зону исследуемых акваторий условно разделили по принципу Вайяна на три горизонта (верхний, средний, нижний). Во время отлива брали пробы с помощью рамки, с площади, равной 0,04 м2. Пробы, отобранные на песчаных и илистых грунтах, про мывали через почвенное сито с диаметром ячеи 1 мм. Кроме того, определяли площадь обитания, субстрат, плотность поселений, био массу и запасы мидий в различных районах. При разборе и обра ботке проб определяли размеры, вес и возрастной состав собран ных моллюсков. Возраст мидии рассчитывали по годовым коль цам нарастания, согласно И.А. Садыховой (1972).

Исследования прибрежной части различных районов Тауйской губы показали, что тихоокеанская мидия встречается повсемест но на литорали и верхней сублиторали, однако распределена она крайне неравномерно. Сравнительно обширные банки мидий приурочены к эстуарным районам бухт Нагаева, Весёлая и в доли не небольшой горной р. Кулькуты. Несмотря на разницу гидрологи ческих характеристик (температуры, солености), эти бухты сбли жает наличие подходящего грунта для обитания моллюсков. Бо лее значительные поселения мидий встречаются на биотопах, за щищенных от прямого морского воздействия, особенно на участ ках, подверженных опреснению [Ошурков, 1986].

Наиболее многочисленны моллюски в районе р. Кулькуты, где присутствуют валуны и глыбы, и в опресненных участках устья р. Кулькуты. Поселения моллюсков образуют «мидиевые» банки в виде щеток, плотно скрепляясь с субстратом. Максимальная плотность поселений и биомасса моллюсков, обитающая на сред нем горизон-те литорали составляет соответственно 4100 экз./м2 и 8615 г/м2, средняя – 429,3 экз./м2 и 941,3 г/м2. На верхнем и ниж нем горизон-тах мидии не зарегистрированы (см. таблицу). Обра зованию обширных «мидиевых» банок на среднем горизонте спо собствуют наличие твердых субстратов, повышенный водообмен, обусловленный постоянными приливо-отливными течениями в этом районе.

Поселения мидий в этом районе представлены особями в воз расте 1–7 лет с длиной раковины 1,0–53,8 мм с преобладанием моллюсков длиной 1,0–5,0 мм (37,40 %) и 10,1–15,0 мм (35,68 %) в возрасте от 1 до 2 лет (см. диаграмму).


В бухте Нагаева мидии в значительном количестве встречают ся в нижнем горизонте литорали, который обнажается при макси мальном отливе. Основные концентрации моллюсков отмечаются на валунно-галечном грунте. Они находятся наиболее продолжи тельное время в воде и менее подвержены действию волновой активности, образуют отдельные плотные поселения площадью от 3 до 8–10 м2. Средняя плотность поселений мидий на нижнем горизонте составляет 546 экз./м2, а биомасса – 854,12 г/м (см. таблицу).

Диаграмма. Частота встречаемости мидий в различных районах Тауйской губы Таблица Средняя плотность поселений тихоокеанской мидии на различных горизонтах литорали Горизонт литорали Средняя Запасы Район Верхний Средний Нижний Плотность Биомасса экз./м2 г/м2 экз./м2 г/м2 экз./м2 г/м2 экз./м2 г/м2 т б. Нагаева 176,0 272,8 364,0 572,7 546,0 854,1 362,3 566,5 504, б. Весёлая 336,4 104,7 273,9 332,8 275,7 589,7 296,4 350,6 76, б. Кулькуты – – 423,9 941,3 – – 141,3 313,7 52, На среднем горизонте мидии встречаются реже, но также об разуют «мидиевые» банки меньших размеров и высокой плотности.

Средняя плотность заселения составляет 364 экз./м2, биомасса – 572,79 г/м2.

Верхний горизонт литорали большую часть времени бывает свободным от воды, поэтому беднее. Здесь мидии не образуют характерных банок, а лишь изредка встречаются отдельными пят нами или в единичных экземплярах. Средняя плотность поселе ний мидии составляет 176 экз./м2, биомасса – 272,8 г/м2.

Мидии, обитающие в бухте Нагаева, представлены в возрасте от 1–6 лет с длиной раковины 1,7–56,0 мм с преобладанием эк земпляров с длиной от 1,7 до 14,2 мм (39,47 %) и 26,7–34,1 мм (20,14 %) в возрасте 1 и 3 лет. Особи промыслового размера (бо лее 50,0 мм) составили 0,55 %.

Бухта Весёлая относится к акваториям полузакрытого типа. По площади она значительно уступает бухте Нагаева, но превосхо дит бухту Кулькуты. Сумма положительных температур в летний период здесь на 2–3 °C выше, в сравнении с другими районами.

Замечено, что на валунно-галечном грунте, на мысах и эстуариях они образуют высокую плотность поселений и биомассу. В таких биоценозах моллюски обладают большой скоростью индивидуаль ного роста в возрасте 1–3 лет. На илисто-песчано-галечных грун тах моллюски образуют разреженные поселения с незначитель ными биомассами.

Обилие крупных высокопродуктивных мидиевых поселений отмечено на нижнем и среднем горизонтах литорали. Находясь более продолжительное время в воде, они меньше подвержены волновой активности, переносу с грунтом и заилению. Мидии сред него горизонта были в возрасте 1–12 лет с длиной раковины 0,8–57,0 мм с преобладанием экземпляров с длиной раковины от 5,1 до 20,0 мм (49,99 %) и 25,0–35,0 мм (20,8 %) в возрасте от 5 до 7 лет. Особи промыслового размера (более 50,0 мм) составили 2,88 %. Основное население нижнего горизонта было представле но моллюсками в возрасте 3–11 лет с длиной раковины от 20,0 до 50,0 мм (37,62 %) (см. даграмму). Плотность поселений и биомас са мидий на среднем горизонте составила 273,9 экз./м2 и 332,8 г/м2, на нижнем – 275,7 экз./м2 и 589,8 г/м2 соответственно (см. таблицу).

Мидиевые поселения верхнего горизонта отличаются разре женностью, низкими биомассами (см. таблицу), что объясняется рядом причин. Во-первых, все поселения расположены на галеч но-песчаном грунте, где вследствие штормовых воздействий, при ливо-отливных и постоянных течений активно идут процессы пере носа грунта и накопления наносов. Прибойность, подвижность грун тов и большое количество минеральной взвеси увеличивают и без того высокую элиминацию мидий в верхних горизонтах литорали.

Во-вторых, замедленный рост моллюсков связан с неблагоприят ными условиями питания, длительным пребыванием в осушной зоне, особенно в прибойных участках с подвижными грунтами.

Более того, мидии, не способны разделять тонкий детрит и песок [Воскресенский, 1939;

Verwey, 1952] и тратят значительное коли чество энергии на выведение минеральных веществ из пищева рительного тракта. Все эти факторы оказывают негативное влия ние на рост и массу моллюсков в верхнем горизонте. Средняя плотность мидий в верхнем горизонте составила 336,4 экз./м2, био масса – 104,7 г/м2.

Таким образом, по благоприятности условий среды обитания мидий всю акваторию Тауйской губы можно разделить на две зоны:

благоприятную – нижний и средний горизонты литорали, располо женные в полузакрытых бухтах Нагаева и Весёлая, в районах эс туарий и мысов с хорошим водообменом и подходящими тверды ми (валуно-галечными) грунтами;

и неблагоприятную – верхние горизонты литорали во всех исследуемых районах и нижний го ризонт в районе р. Кулькуты с галечно-песчано-илистыми грунтами.

Суммарный запас мидий в районе бухты Нагаева на литорали площадью 800 тыс. м2 составил 504,6 т;

в бухте Весёлая – на площади 195 тыс. м2 – 76,6 т;

в районе р. Кулькуты – 52, 04 т (см. таблицу). Следует отметить, что все расчеты выполнены толь ко для тех участков литорали, где были проведены работы.

Для подращивания мидий до промыслового размера (более 50,0 мм) необходимо проводить на литорали сбор моллюсков с длиной ра ковины 20,0–50,0 мм. По мнению А.Ф. Федорова (1983), снятие 1/5 части населения банок предопределяет сохранению популя ции в целом. Наиболее перспективным районом для сбора и пере садки мидий на установки является литораль бухт Нагаева и Ве селая. Так, в бухте Нагаева моллюски c длиной раковины 20,0– 50,0 мм составляют 60,5 %, в бухте Весёлая – 37,5 % от общей биомассы. Следовательно, ежегодно можно использовать для про мышленного подращивания, не подрывая запасов, 60,5 т мидий в бухте Нагаева и 5,44 т – в бухте Весёлая.

Список библиографических источников 1. Воскресенский К.А. Пояс фильтраторов как биогидрологи ческая система моря // Тр. Гос. океаногр. ин-та. – 1939. – Т. 6. – С. 55–120.

2. Кулаковский Э.Е. Теоретические основы культивирования мидий в Белом море / Э.Е. Кулаковский, Б.Л. Кунин. – Л. : Наука, 1983.

3. Ошурков В.В. Распределение и экология съедобной мидии на шельфе Юго-Восточной Камчатки / В.В. Ошурков, А.И. Буя новский // Биология моря. – 1986. – № 4. – С. 21–29.

4. Садыхова И.А. Методика определения возраста двуствор чатых моллюсков. – М. : ВНИРО,1972.

5. Шепель Н.А. Биология и культивирование мидии обыкновен ной // Культивирование тихоокеанских беспозвоночных и водорос лей. – М. : Агропроиздат, 1987. – С. 85–90.

6. Федоров А.Ф. К проблемам марикультуры // Биологическое исследование северных морей. Апатиты. – 1983. – С. 100–113.

7. Verwey J. On the ecology distribution of cockle in the duth Wadden Sea, their role in sedimentation and the source of their food supply // Arch. Neerland. Zool. – 1952. – T. 10. – P. 171–239.

С.В. Киселёв, А.В. Ямборко (ИБПС ДВО РАН, г. Магадан) К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ИНДЕКСА ПЕЧЕНИ В КАЧЕСТВЕ ПОКАЗАТЕЛЯ СОДЕРЖАНИЯ ГЛИКОГЕНА У ЗЕМЛЕРОЕК-БУРОЗУБОК (Sorex, Insectivora) В экологических исследованиях мелких млекопитающих, в том числе и землероек-бурозубок, нередко в качестве показателя со держания гликогена в печени используют весовой индекс этого органа [Пястолова, 1966;

Шварц, 1968;

Ивантер, 1985;

Гашев, 2003].

Однако при исследовании данных по различным мышевидным грызунам [Мосин, 1980;

Мосин, 1981] было показано, что при на личии неблагоприятных условий в печени могут накапливаться большие количества липидов, перекрывающие по своим значе ниям содержание гликогена. Авторы данных исследований высказа ли предположение, что использование индекса печени в качестве показателя содержания в ней гликогена вряд ли правомочно. Тем не менее известно, что отложения данного углевода сопровож даются накоплением в тканях воды [Шмидт-Ниельсен, 1982], что может оказать значительное влияние на их относительный вес.

Способность к накоплению больших количеств липидов в пе чени было выявлено и для землероек-бурозубок [Киселёв, 2010].

Попытка выявить связь весовых индексов печени с содержанием в ней гликогена и/или липидов на примере средней бурозубки (S. caecutiens Laxmann) и явилось целью данного исследования.

Исследования проводились на материале, собранном на тер ритории Сеймчано-Буюндинской впадины (62°26’ с.ш., 153°20’ в.д.) в июле-августе с 2008 по 2010 г. Для отлова зверьков использова ли конусы, снабженные сигнализацией. После декапитации живот ного печень извлекали, взвешивали на весах с точностью до 1 мг и анализировали на содержание липидов и гликогена. Количество гликогена в печени определяли по методу Дэвидсона и Берлине ра [Davidson, 1974] и выражали в миллиграммах глюкозы на 1 г сырой массы ткани. Общие липиды из печени экстрагировали сме сью Блюра и оценивали турбидиметрически по методу Канела с соавторами [Canal, 1972]. Статистические исследования выполне ны в программе Statistica 6.0. Всего в анализе было использовано 48 экз. средних бурозубок.

Так как по содержанию исследуемых веществ в разновоз растных группах были выявлены достоверные различия (p0,05), связь содержания гликогена и липидов с весовыми индексами пече ни у сеголеток и зимовавших особей проверяли по отдельности.

Среднее количество липидов у сеголеток в несколько раз пре вышало количество гликогена, поэтому следовало бы ожидать наличие зависимости весового индекса печени именно от этого параметра. Тем не менее в этой возрастной группе не было выяв лено связи относительного веса печени ни с содержанием липи дов, ни с содержанием гликогена.

В группе зимовавших особей содержание гликогена в печени перекрывало содержание липидов. Количество резервов этого углевода также значительно превышало таковое у сеголеток. Меж ду показателями количества гликогена и относительным весом печени была выявлена положительная корреляция (см. рисунок).

Связи содержания липидов с весовым индексом печени у взрос лых животных, также как и у молодых, выявить не удалось.

Рис. Связь содержания липидов (1) и гликогена (2) с относительным весом печени у перезимовавших особей средней бурозубки При рассмотрении зависимости индекса печени от содержа ния в ней определяемых веществ у молодых и взрослых живот ных в совокупности также обнаруживается связь содержания гликогена в печени с ее индексом (r=0,6;

p0,01).

Cреди сеголеток средней бурозубки не было выявлено связи относительной массы печени ни с содержанием в ней гликогена, ни с содержанием липидов. У перезимовавших особей установле на достоверная положительная связь весового индекса этого орга на с содержанием в нем гликогена. Таким образом, использова ние относительной массы печени в качестве показателя содержа ния в ней гликогена возможно, однако необходимо учитывать выявленные в данной работе особенности.

Список библиографических источников 1. Гашев С. Н. Млекопитающие в системе экологического мо ниторинга: на примере Тюменской области : автореф. дис.... д-ра биол. наук. – Тюмень, 2003. – 48 с.

2. Ивантер Э.В. Адаптивные особенности мелких млекопитаю щих: эколого-морфологические и физиологические аспекты / Э.В. Ивантер, Т.В. Ивантер, И.Л. Туманов. – Л. : Наука, 1985. – 318 с.

3. Киселев С.В. Содержания липидов в печени у землероек бурозубок (Sorex, Mammalia) как показатель неблагополучия их популяций // Новое в биологии землероек : материалы междунар.

конференции (г. Сыктывкар, 14–17 сентября, 2010). – М. : Товари щество научных изданий КМК, 2010. – С. 26–27.

4. Мосин А.Ф. Особенности физиологических реакций некото рых мышевидных грызунов Северо-Востока Сибири на голодание // Механизмы регуляции численности леммингов и полевок на Край нем Севере. – Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1980. – С. 93–95.

5. Мосин А.Ф. Некоторые биохимические и гематологические показатели полевок и леммингов в норме и при голодании / А.Ф. Мосин, К.М. Петрова // Экология млекопитающих Северо Восточной Сибири. – М. : Наука, 1981.

6. Пястолова О.А. К вопросу о специфике накопления и расхо дования энергетических резервов самками и самцами животных в природных и в условиях эксперимента / О.А. Пястолова, Л.Н. Доб ринский // Экспериментальное изучение внутривидовой изменчи вости позвоночных животных. – Свердловск, 1966. – С. 87–93.

7. Шварц С.С. Метод морфофизиологических индикаторов в экологии наземных позвоночных / С.С. Шварц, В.С. Смирнов, Л.Н. Добринский // Тр. ин-та экологии растений и животных Ураль ского филиала АН СССР. – 1968. – Вып. 58. – 387 с.

8. Шмидт-Ниельсен К. Физиология животных. Приспособление и среда. Книга 1 / пер. с англ. – М. : Мир, 1982. – 416 с.

9. Canal J. Acquisitions nouvelles dans le dosage des lipides totaux de serum: description d’une methode nephelometrique. I. Technique manuelle / J. Canal, J. Delattre, M.L. Girard // Ann. Boil. Clin. – 1972. – Vol. 30. – № 4. – P. 325–332.

10. Davidson M.B. Acute effects of insulin on carbohydrat metabolism in rat liver slices: independence from glucagon / M.B. Davidson, J.A. Berliner // Amer. J. Physiol. – 1974. – Vol. 227. – P. 79–87.

А.А. Примак (ИБПС ДВО РАН, СВГУ, г. Магадан) ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ КРАСНОЙ ПОЛЕВКИ Clethrionomys Rutilus Pallas, СЕЙМЧАНО-БУЮНДИНСКОЙ КОТЛОВИНЫ Одной из задач популяционной генетики является изучение наследственной преемственности организмов [Айала, 1984]. Для некоторых видов границы популяции можно провести достаточно четко, если, например, вид населяет небольшой водоем или ост ров. Популяционно-генетические методы позволяют исследовать некоторые аспекты популяционной структуры видов на определен ной территории. Статистический анализ данных об аллозимной изменчивости выборок с разных участков территории позволяет проанализировать генетические отличия между выборками и оце нить их достоверность. Результаты такого анализа позволяют обос нованно судить о внутривидовой структуре объекта на данной территории.

Красная полевка Clethrionomys rutilus Pallas, 1779 – широко распространенный в Магаданской области грызун, важный компо нент северных экосистем [Чернявский, 1984]. В ИБПС ДВО РАН этот вид является объектом териологических и генетических ис следований. В 2001–2005 гг. изучение этого вида проводились в Сеймчано-Буюндинской котловине, в окрестностях бывшего пос. Верхняя Буюнда.

Цель проводимого исследования – сравнительный анализ ге нетических параметров двух выборок красной полевки, собран ных в 2003 г. в Сеймчано-Буюндинской котловине. Первая выбор ка представлена 295 экз. красной полевки, собранными на левом берегу р. Буюнда в пойменном тополевнике, приречной и надпой менной террасе на площади в несколько квадратных километров.

Вторая выборка из 39 экз. собрана в нижнем течении р. Эльген, правого притока р. Буюнда, впадающего в Буюнду на 20 км ниже пос. Верхняя Буюнда. Таким образом, помимо значительного расстояния выборки были изолированы друг от друга основным руслом р. Буюнда.

Мы проанализировали данные по восьми полиморфным локусам. Использовались программы CHIHW (расчет частот алле лей и соответствия наблюдаемых численностей генотипов ожидае мым) и CHIRxC (оценка полокусной гетерогенности между выбор ками как по частотам аллелей, так и по численностям генотипов) [Zaykin, 1993]. Численности генотипов, частоты аллелей, значе ния критерия Пирсона (2) для оценки соответствия наблюдаемых численностей генотипов ожидаемым по распределению Харди-Вайн берга для каждого локуса в исследованных выборках приведены в таблице. Достоверное отклонение наблюдаемого числа генотипов от ожидаемого выявлено в локусе EST-M3 для каждой из выборок и в локусах PGM и EST-D для выборки из пос. Верхняя Буюнда. Неравновесие в локусе EST-M3 в каждом случае вызва но большим числом редких гомозигот. Данный факт можно объяс нить особенностями биологии вида. Красная полевка живет се мейными группами, каждая из которых имеет ограниченный об мен особями с другими такими же группами, т. е. скрещивание происходит преимущественно внутри группы. Вероятность появ ления гомозигот при скрещивании близкородственных особей возрастает. Неравновесие в локусе EST-D получило объяснение при анализе учетных карточек. С высокой долей вероятности мож но предполагать, что все 5 гетерозигот «ac», наличие которых и обусловливает неравновесие, принадлежат к одному помету [Primak, 2007]. Для локуса PGM в выборке из пос. Верхняя Буюнда неравновесие вызвано отклонением наблюдаемых чис ленностей всех генотипов от их ожидаемых численностей. Анализ соответствия численностей генотипов распределению Харди Вайнберга для каждой из выборок позволяет предположить, что анализируемые совокупности являются достаточно гомогенными панмиктическими группами.

Сравнение показывает, что достоверные различия между вы борками наблюдаются по локусам PGD и PGM. В первом случае в выборке со стационара относительно больше гомозигот «bb», чем в выборке с Эльгена. Этот факт можно объяснить влиянием эф фекта Валунда: в большой выборке животных со стационара ох вачено исследованиями много семейных групп. В результате, в суммарной выборке число гетерозигот понижено. Для локуса PGM достоверные различия вызваны, во-первых, аналогичной причи ной с численностью гетерозигот «bb» и, во-вторых, с присутствием гетерозигот «ac» в выборке со стационара, в то время как на Эльге не аллель «c» не обнаружен. Гетерогенность выборок по часто там аллелей достоверна только для локуса PGD. Выборка с р. Эльген собиралась на площади в несколько десятков квадрат ных метров, таким образом, в нее могли попасть представители ограниченного числа семейных групп и наблюдаемые частоты ал лелей в данном локусе – результат случайных причин, т. е. данные частоты аллелей характерны именно для этой локальности. В вы борке из пос. Верхняя Буюнда частоты аллелей усреднены по мно гим демам, что, возможно, и привело к обнаруженной гетероген ности. Генетическое сходство изученных выборок проявляется в том, что в локусах LDH-1, LDH-2, SOD и GOT частоты аллелей очень близки в них обеих. Суммарные значения критерия Пирсона как для численностей генотипов, так и для частот аллелей, досто верны при учете свойства его аддитивности.

Проведенный анализ показывает наличие генетической диф ференциации у красной полевки в Сеймчано-Буюндинской котло вине. Причиной, скорее всего, является значительное для мелких млекопитающих расстояние между исследованными группиров ками, так как последующие наши работы в долине р. Колыма по казали, что эта река – самая крупная в Магаданской области – препятствием для обмена генами между популяциями правого и левого берега не является [Примак, 2007].

Таблица Генетические параметры выборок красной полевки и результаты их сравнения Значения критерия Пирсона (2) для оценки Частоты Частоты полокусной аллелей: аллелей: гетерогенности Локус г/т Б Э Hobs Hobs по числен 2 2 по частотам ностям аллелей генотипов 1 2 3 4 5 6 7 2=0,31 2=0, LDH-1 aa 278 a=0,978 38 a=0, ab 13 b=0,022 1 b=0,013 d.f=1 d.f= Hobs=0,045 Hobs=0,026 n.s. n.s.

n.s. n.s.

2=9,43 2=7, LDH-2 aa 199 a=0,835 25 a=0, ab 51 b=0,096 6 b=0,102 d.f=6 d.f= ac 37 c=0,069 6 c=0,077 n.s. n.s.

bb 2 1 d=0, bc 1 Hobs=0,306 – Hobs=0, cc 1 – ad – n.s. 1 n.s.

2=10,85* 2=8,82* PGD aa 147 a=0,706 14 a=0, ab 114 b=0,287 15 b=0,449 d.f=4 d.f= bb 26 c=0,007 ac 3 Hobs=0,406 – Hobs=0, bc 1 n.s. – n.s.

2=1,62 2=0, SOD aa 233 a=0,897 32 a=0, ab 56 b=0,103 6 b=0,103 d.f=2 d.f= bb 2 Hobs=0,192 1 Hobs=0,154 n.s. n.s.

n.s. n.s.

2=0,03 2=0, GOT aa 289 a=0,990 38 a=0, ab 6 b=0,010 1 b=0,013 d.f=1 d.f= Hobs=0,020 Hobs=0,026 n.s. n.s.

n.s. n.s.

2=1, 2=14,64* PGM aa 54 a=0,398 6 a=0, ab 117 b=0,590 23 b=0,526 d.f=4 d.f= ac 5 c=0,012 – c=0,026 n.s.

bb 111 Hobs=0,429 8 Hobs=0, 2=8,04* bc 2 2 n.s.

2=5,92 2=2, EST-D aa 260 a=0,940 31 a=0, ab 25 b=0,060 8 b=0,103 d.f=2 d.f= bb 5 Hobs=0,086 – Hobs=0,205 n.s. n.s.

2=16,68*** n.s.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.