авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Кадиков, Эльдар Рашитович Отечественная историография эсеровского ...»

-- [ Страница 2 ] --

41 ' Основу для социальной базы сибирских эсеров мемуарист видел в «мещанско-интеллигентских» слоях, а их работу среди рабочих воспри нимал как нарушение «революционной монополии большевиков на пролетариат». Затрагивая вопросы тактической линии социалистов революционеров, автор указывал, что «все они искренно и добросовест но под революционной работой нонимали дискуссию и дискутировали», а их «митинговая болтовня» сводилась к «обличению самодержавного режима и восхвалению отдельных требований политической программы минимум, о самом же важном, о тактике, о путях, обеспечиваюш;

их осуш;

ествление хотя бы этой программы минимум, они предпочитали молчать»^^. Такова была основная характеристика деятельности эсеров в Сибири накануне и в годы нервой российской революции, которую дал в своем очерке бывший подпольщик и авторитетный большевик Н.Н.

Баранский.

Близкой с ним точки зрения придерживался видный революционер Б.З. Шумяцкий, опубликовавший в 1926 г. свои воспоминания о работе 0Q в сибирском подполье в 1903 - 1908 гг. Партия эсеров, по его мнению, представляла собой левый фланг мелкобуржуазного радикализма, очень часто действовавший совместно с либералами. Из приведенного мемуа ристом нримера борьбы большевиков с социалистами революционерами в Верхнеудинске становится понятным, в каких слоях населения он видел социальную базу последних: «Условия небольшого провинциального города, в котором рабочие (железнодорожного депо и стекольного завода братьев Кобалькиных) составляли горсточку в 700 800 человек, наличность в его округе широких масс крестьянства, каза чества и полукочевников бурят, а также значительный гарнизон в не ^^ Там же. С. 23, 35.

^' Шумяцкий Б.З. Сибирь на путях к Октябрю: Воспоминания первого председателя Центросибири. - 2-е изд-е. Иркутск, 1989. 416 с. (Первое издание книги вышло в 1926 г.).

С О Ь О тысяч солдат на станции Березовка, создавали благоприятную К ЛК среду для работы здесь эсеровской организации»'^^. Во главе эсеров стояла в основном интеллигенция (в случае с Верхнеудинском - мест ные учителя), «классовую повадку» которой, по словам Б.З. Шумяцко го, большевики знали уже тогда: «она состояла в том, что эта верхушка считала массы чем-то подобным материалу для лепки политики согла шательства буржуазии с царизмом»^ \ В воспоминаниях Б.З. Шумяцкий излагал свое мнение и об особен ностях агитационно-пропагандистской деятельности ПСР во время ее «повсеместной интенсивной борьбы» с социал-демократами. Так, эсеры, «верные своей мелкобуржуазной природе», вели эту борьбу не столько организацией масс, сколько «методами субъективного порядка, отдавая больше предпочтения слову, нежели делу».

Поэтому у них выработался даже особый тип разъездных агитаторов-начетчиков, которые, вызубрив назубок все цитаты по аграрному вопросу, засыпали ими на диспутах своих оппонентов. Автор отмечал, что на таких массовках довольно часто победу одерживали эсеры, и даже сформулировал своего рода афоризм: «эсеры господствуют па языке, эсдеки (большевики) - на де Совместная работа эсеров и либералов наиболее ярко показана ав тором на примере профсоюзного строительства, и именно на них возла галась вина за раскол в профессиональном движении сибирских желез нодорожников, поскольку члепы ПСР выступали здесь за союзы строго профессиональные без всякой политической окраски. Вывод мемуари ста звучал весьма категорично: «За союз против революционной пози ^°Тамже. С. 141.

^' Там же. С. 68.

^^ Там же. С. 141-145.

ции делегатов большевиков эсеры уже и тогда заплатили ценой союза с • контрреволюцией»^^.

Б.З. Шумяцкий тем не менее заметно расширил своей книгой объем конкретно-исторических знаний по истории эсеровских организаций в Сибири в начале XX в. Однако, необходимо учитывать подтверждаемый приведенными выше столь категоричными оценками факт серьезной модернизации прошлого, вытекаюп];

ий из того, что автор нисал по памя ти, не корректируя ее опорой на документы и имевшуюся литературу.

Еще в 1927 г. в рецензии на книгу Б.З. Шумяцкого М.К. Ветошкин справедливо отмечал: «Некоторые товариш;

и считают возможным пи сать теперь о деятельности наших партийных организаций того времени только по памяти или пользоваться отдельными, случайно сохранивши мися документами...»^'*. К тому же, во многих работах советских авто ров уже тогда постоянной практикой становится акцентирование вни мания читателей на фактах, дискредитируюш;

их своих политических оппонентов.

Те же оценки, как Н.Н. Баранский и Б.З. Шумяцкий, деятельности социалистов-революционеров давал и бывший активный деятель тю менского социал-демократического подполья М. Мишин. Автор указы вал, что «эсеровская организация в Тюмени начала свое суп];

ествование несколько раньше социал-демократической, но никогда сколько-нибудь значительной роли среди рабочих не играла, нредставляя из себя не большую группочку пустобрехов-интеллигентов, которые варились в собственном соку, не ведя никакой серьезной политической работы»^^.

После такой характеристики становилось, однако, непонятно, каким об разом эсеры смогли тогда организовать и возглавить потребительское обш;

ество тюменских рабочих, о чем далее говорил в своей работе М.

^^ Там же. С. 67-69.

^'^ Пролетарская революция. 1927. №4. С. 203.

^^ Мишин М. Указ. соч. С. 53.

Мишин. Участие социалистов-революционеров в кооперативном строи тельстве мемуарист ни в коей мере не одобрял, наоборот, видел в нем даже своего рода измену интересам революции. Кооперация, по его мнению (весьма, впрочем, субьективному), была для эсеров «самым благодатным несомненно делом: вконец разуверившись в революции, они искали теперь тихого пристанища, которое давало бы им возмож ность более или менее безопасно поддерживать красивыми речами и маленькими «культурными» делишками свой престиж и репутацию «борцов за рабочее дело», отвлекая в то же время рабочих от револю ции»^^. Говоря о довольно агрессивном настрое «эсеров-меньшевиков»

по отношению к пропагандируюш;

им «политику» большевикам, автор одновременно, пусть и косвенно, свидетельствовал о популярности ло зунгов ПСР в рабочей среде.

Помимо онисания легальной деятельности эсеров в Тюмени, в вос поминаниях М. Мишина содержались и некоторые сведения относи тельно их нелегальной работы. Так, например, подробно рассматривал ся случай ожесточенной борьбы социал-демократов с «политическими двурушниками» в связи с проведенной эсерами в городе экснронриаци ей - ограблением артельш;

ика на Вокзальном мосту. В целом же, работа М. Мишина имела те же недостатки, что и публикации многих других мемуаристов и исследователей: тенденциозность оценок, весьма свое образный стиль изложения, ярко выраженный в соответствуюш,ем язы ке, определенная степень модернизации прошлого, слабая опора на ис точники.

К оценкам указанной группы авторов с некоторыми оговорками можно отнести также суждения социал-демократа Ф.Г. Виноградова, который, дополняя серьезным образом свои воспоминания имевшимися Там же. С. 61-62.

Там же. С. 62.

В распоряжении Истпарта материалами (в основном нериодической пе чати), подготовил очерк по истории рабочего движения в Омске в - 1910 гг. Из анализа его содержания следует, что на рубеже XIX-XX вв. в городе проживали ссыльные народники и часть интеллигенции, увлекавшейся «эсерством», организация же ПСР ноявилась лишь в г., но первоначально не имела влияния в массах. Тем не менее, по све дениям автора, эсерам удалось «свить довольно-таки прочное гнездо»

(т.е. кружок) в железнодорожных мастерских среди рабочих литейного цеха. Затем они «перебросили в Омск целый ряд агитаторов и устроили местопребывание своего боевого летучего oтpядa»^^. Позиции местных социалистов-революционеров значительно укренились носле убийства двумя террористами 15 декабря 1906 г. Акмолинского губернатора ге нерал-майора Литвинова. Сам ход совершения эсерами-боевиками тер рористического акта был достаточно детально изложен Ф.Г. Виноградо вым по данным одной из официальных газет. Подробности эти интерес ны: после покушения на жизнь губернатора скрывавшимися террори стами по пути были убиты несколько горожан (нанример, приказчик и \ извозчик), попытавшихся их задержать.

Как и предыдущие авторы, Ф.Г. Виноградов весьма часто упоминал о фактах «беспош;

адной борьбы» социал-демократов с эсерами. Причем основной акцент был сделан на совместной деятельности последних с либералами и, в частности, с партией Пародной свободы. Так, «социа листы-революционеры и кадеты стремились положить конец влиянию большевиков среди рабочих и, в особенности, среди приказчиков. Они нередко выступали на обш;

их собраниях нрофсоюзов и давали сражения ^^ Рукопись Ф.Г. Виноградова хранится в истпартовском фонде Центра документа ции новейшей истории Омской области, а ее объем составляет 145 л. (ЦДНИОО. Ф.

19.0П. 1.Д.381).

^^Taмжe.Л.2-3,7,9,15,90, ПО.

^^ Там же. Л. 90-92.

большевикам, но всегда неудачные»'^'. Самым ярким примером конку ренции левых партий стали выборы в Государственную думу, в ходе ко торых эсеры «связали себя позорным блоком с Ка-дэ». По непонятным причинам исследователь заявил о существовании такового блока не только во время выборов во вторую Думу, но и в первую'^'^. Между тем известно, что эсеры бойкотировали выборы в I Государственную Думу.

Помимо рассмотрения проблемы борьбы социал-демократов с эсе рами автора интересовали и некоторые случаи их совместной работы, хотя таковая не всегда нриветствовалась исследователем. Вышедший, например, в августе 1906 г. первый номер ежемесячного журнала «Си бирский нриказчик» «был не особенно удачный, так как редакция была смешанная - и эсеры, и эсдеки»'^^ И все же, как признавал Ф.Г. Вино градов, они вместе боролись в Омске против проявлений анархизма: «в одно из воскресений за казачьим кладбищем - в лесках, было устроено совместное собрание, на котором анархисты должны были выступить с изложением своей теории... Затем началась наша критика анархистов...

Со стороны эсеров выступили - Пшмаев и др. В общем от анархической речи ничего не осталось»'^'*. Социал-демократы и социалисты революционеры вместе работали среди солдат омского гарнизона, вме сте решали вопросы о начале забастовки рабочих депо и железнодорож ных мастерских, участвовали в деятельности Союза торгово промышленных служащих (секретарем правления являлся эсер активист Муля Цвилинг)'*^ В очерке имелись также некоторые сведения об отношении ПСР к профсоюзам. Главным лозунгом эсеры выдвигали «нейтральность»

Там же. Л. 75-76.

Там же. Л. 90, 95-96.

Там же. Л. 75.

Там же. Л. 123-124.

Там же. Л. 98-99,126,129-130.

Профессионального движения. В данном случае под «нейтральностью»

автор понимал лишь стремление освободить профсоюзы от идейного руководства их большевиками, делая оговорку, что в других случаях они «не прочь были строить свои партийные союзы». На примере борь бы социалистов-революционеров с анархистами Ф.Г. Виноградовым было рассмотрено и их отношение к экспроприациям. Автор, в отличие от многих своих «коллег», справедливо указывал, что эсеры, «признавая в принципе допустимость экспроприации только царских средств, ста вили их под надзор и руководство партии»"^^.

К сожалению, материалы исследователя так и не были опубликова ны. Хранящаяся в архиве рукопись позволяет говорить о намеренном повороте в сторону усиления тенденциозности некоторых оценок и су ждений. Довольно ярко это проявилось в той части очерка, где характе ризовались последствия убийства губернатора Литвинова. Первона чально одно из предложепий имело такой вариант: «Убийство произве ло большое впечатление и подняло авторитет эсеров». Однако позже в конце предложения были вписаны слова «среди обывателей и отсталых рабочих»"^^, что, безусловно, скорректировало историческую действи тельность не в пользу социалистов-революционеров. Вместе с тем, ра бота Ф.Г. Виноградова содержала в себе оценочные элементы, прису щие (по используемой классификации) пе только первой группе авто ров. Не подвергая сомнению руководящую роль РСДРН, исследователь все же видел в эсерах в первую очередь революционеров, нежели по собников либералов, несмотря на приведенные примеры их сотрудниче ства. Ноэтому рассмотренную работу по праву можно считать своеоб разным «переходным мостом» к оценочным суждениям другой группы авторов.

Там же. Л. 92.

Эта группа исследователей революционного прошлого, к которой принадлежали А.А. Ансон, Воден, Д. Надельштейн, А.А. Мельников, Г.

Мучник, В. Чаплинский и некоторые другие авторы, показывала эсеров в качестве непоследовательной части сил революционно демократического лагеря. В основном в сфере их внимания оказались события, происходившие в Восточной Сибири, что, впрочем, и понятно, так как наибольшего развития демократическое движение в 1905 г. дос тигло в Красноярске и Чите. Истории «Красноярской республики» были посвяп];

ены публикации А.А. Ансона, А.А. Мельникова и Г. Мучника, революционным событиям в Иркутске и Чите - Водена, Д. Надель штейна, В. Чанлинского.

На обп];

ем фоне работ с точки зрения научного нодхода к разработке проблемы выгодно отличается исследование А. Абова (А.А. Ансона), в основу которого были положены архивные материалы Красноярского Истпарта, а также воспоминания участников революционного движе ния. Несмотря на то, что внимание автора статьи всецело обраш;

ено на действия рабочих слоев и деятельность социал-демократической пар тии, довольно часто в тексте встречались упоминания и о социалистах революционерах. Отмечая слабое влияние эсеров в массах, А.А. Ансон тем не менее их социальную базу видел в слоях ««революционного ме щанства», романтически настроенных гимназистов и тех рабочих, кото рые еще плохо разбирались в политических вопросах»"*^. Событием, по зволившим несколько поднять свой престиж среди вышеназванных со циальных групп, стало убийство боевой дружиной эсеров в ночь на сентября 1905 г. красноярского полицмейстера фон-Дитмара. Номимо фактов борьбы между большевиками и эсерами (ожесточенные споры и т.п.), исследователь приводил примеры и их взаимного сотрудничества.

'^^ Абов А. (Ансон А.А.). 1905 год в Красноярске // Сибнрские огни. 1923. №5-6. С.

129.

Безусловно, в работе А.А. Ансона имеются некоторые противоре чивые моменты, оставляюп];

ие ряд вопросов. Так, с одной стороны, ав тор несколько раз подряд указывал на незначительное влияние партии эсеров в Красноярске и губернии, с другой, в цитируемых им же самим источниках очень часто говорилось об активной деятельности здесь со циалистов-революционеров. В результате напрашивался вывод о суще ствовании в городе наряду с влиятельным Красноярским комитетом Сибирского социал-демократического союза, руководившим рабочим движением в 1905 г., организации ПСР, имевшей определенный поли тический вес в глазах обш;

ественности. Не совсем понятными остаются также симпатии солдатских масс: по сведениям исследователя, боль шинство солдат в городе не было охвачено партийным влиянием, одна ко во главе 2-го железнодорожного батальона, перешедшего в декабре на сторону революции, стоял председатель солдатского комитета пра порп];

ик Кузьмин, в недалеком будуш;

ем «правоверный эсер»'*^. И, нако нец, большие сомнения в обьективной оценке автором роли эсеров вы зывает тот факт, что в конце своего очерка, подводя некоторые итоги революционным событиям в Красноярске, А.А. Ансон с опорой на сло ва В.И. Ленина вновь обратил внимание читателей на «не представляв ших в то время какой-либо значительной силы социалистов революционеров»^°. Если уж эсеры действительно не имели никакого влияния на массы, тогда почему следовало заканчивать свой очерк фра зой о ПСР?

В целом же, исследование А.А. Ансона, несмотря на явные проти воречия, отличалось от других прежде всего обш;

им стремлением к правдивому изложению происходивших в Красноярске событий. Автор был одним из немногих, кто в 1920-е гг. пытался показать соотношение ''^ Абов А. (Ансон А.А.). 1905 год в Красноярске // Сибирские огни. 1924. №1. С.

145.

^^ Там же. С. 160.

пролетарских и непролетарских элементов в классовой борьбе в 1905 г.

в этом городе, изменения в ней по мере развития революции. Если большинство мемуаристов и исследователей уже тогда пыталось игно рировать суш;

ествование эсеровских организаций или давать только дискредитирующую информацию, то А.А. Ансон, опираясь на широкий документальный материал, не скрывал факты их участия в революци онной борьбе.

Определенную ценность в раскрытии роли красноярских эсеров в революционном движении 1905 г. имеют также воспоминания непо средственных участников событий Г. Мучника и А.А. Мельникова. Г.

Мучник допускал возможность различньк неточностей в своем изложе нии, указывая на причины таковых: «Многое, ведь, успело улетучиться из головы, а все минувшие события приходится восстанавливать по па мяти, ибо письменные материалы не сохранились - они погибли в раз ных передрягах борьбы»^'. Между тем приведенные автором факты участия эсеров в первой российской революции позволяют выделить некоторые важные этапы их деятельности.

Во-первых, подпольный эсеровский кружок в Красноярске, по дан ным мемуариста, к 1903 г. успел вполне оформиться и даже развернуть ся в партийную организацию, члены которой активно выступали на ми тингах, маевках, а также занимались издательским делом (начали вы пускать на гектографе журнал «Школа и жизнь»)^^. С течением времени социалисты-революционеры нревратились во внушительную силу и пользовались наряду с меньшевиками «большим влиянием среди рабо чих и солдат гарнизона». Они «вели пропаганду и агитацию среди сол дат железнодорожного батальона, стараясь завербовать их в свою пар тию», а также «усиленно пытались организационно охватить рабо Мучник Г. Указ. соч. С. 105.

Там же. С. 105-107.

^ в пользу тезиса о некоторой поддержке рабочими эсеров гово рит приведенное Г, Мучником свидетельство о том, что на демонстра ции 17 января 1905 г. от имени рабочих с речью выступил не социал демократ, а рабочий эсер Аргудяев^"*. Кроме того, в ходе восстания в Красноярске социалисты-революционеры вели за собой не только сол дат железнодорожного батальона, но возглавляли боевые силы револю ционеров (начальником рабочей дружины был назначен эсер Юрков Во-вторых, на протяжении всей публикации автор рассматривал со бытия в Красноярске на фоне сотрудничества двух революционных партий: РСДРП и ПСР. Особенно это проявилось в дни «Красноярской республики», когда веление времени настойчиво требовало от левых партий забыть все разногласия, бороться против самодержавия, а затем и обороняться совместными усилиями. Организация боевых десятков (дружин) рабочей охраны, деятельность Объединенного Совета, возве дение баррикад и «оборона мастерских» - яркие примеры такого со трудничества. Не скрывал Г. Мучник и установившейся практики обме на между социал-демократами и эсерами важной информацией (напри мер, о провокаторах в рядах партий).

В-третьих, характеристика Г. Мучником местных эсеров, в отличие от других работ, не была абсолютно обезличенной. В статье встречают ся имена некоторых членов красноярской организации ПСР (Юрков ский. Палей, Аргудяев, Петр Озерных, Александр Любимов, Елена Прейс, Пюра Ежова) и близких к ней лиц (прапорщик Кузьмин и учи тель Григорий Бондарь)^^. Число упомянутых эсеров в мемуарах боль шевика также говорит о степени их влияния и ненамного уступает ко "Тамже.С. 108,122-123.

^'*Тамже. С. 109.

Там же. С. 127-128.

^^Там же. С. 109,115,121,123,128-129,131-133,136.

личеству упомянутых социал-демократов. Однако, как полагал Г. Муч ник, после поражения Красноярского восстания среди эсеров произошел раскол, в результате чего от них отошла группа молодежи (18-20 чел.) во главе с Александром Любимовым.

Не обошел вниманием мемуарист и другую сторону взаимоотноше ний находившихся на политической арене двух революционных партий, а именно, проблему конкуренции за влияние на массы, которая весьма часто выливалась в острую борьбу. По его справедливому замечанию, «словесные бои между эсерами и эсдеками давали богатую пип];

у уму, наталкивали на те противоречия и недомолвки, которых не замечали в пылу борьбы». По понятным причинам, Г. Мучник описывал лишь те случаи полемики между партиями, в которых социал-демократы выхо дили победителями над «мелкотравчатыми социалистами». Так, «что бы разбить эсеров, мы приглашали на массовки представителей их ор ганизаций, а сами выдвигали свои лучшие силы. Не раз эсеры, разбитые наголову, убегали с собрания». Либо &ще один описанный в воспомина ниях случай, произошедший на митинге в октябре 1905 г.: «От имени эсеров слово взял Петр Озерных - молодой парень, семинарист. Он на чал говорить, но скоро смутился. - «Я уж лучше по книжке прочитаю» предложил он. Получилось, таким образом, «комическое выступле ниe»»^^. О другом моменте, когда 2-3 десятка эсеров под знаменем «Земля и Воля» пытались 19 октября устроить митинг у собора, но со циал-демократы сорвали их начинание, говорилось как в работе Г.

Мучника, так и в публикации А.А. Мельникова^°.

Помимо перечисления фактов борьбы мемуарист не преминул вос пользоваться и уничижительными для ПСР характеристиками, обвиняя Там же. С. 135-136.

Там же. С. 140.

Там же. С. 108, 115.

Там же. С. 119;

Мельников А.А. Указ. соч. С. 123-124.

В бездействии бывшей в Совете «эсеровской верхушки», которая отка залась от предложенной проезжавшими с Дальнего Востока солдатами артиллеристами помош;

и (в примечаниях к работе Г. Мучника А.А.

Мельников снял с эсеров данное обвинение) и выступила против захва та банка и казначейства. На социалистов-революционеров возлагалась вина и за недостаточно организованный отпор врагу, внесение «сумяти цы в ряды рабочих». Дело в том, что эсеры, по мнению автора, вели якобы «двойственную игру», специально замалчивая полученные све дения о подходе к городу войсковых частей для подавления революции.

Они «хотели сыграть роль руководяп];

ей партии в восстании, и, чтобы сделать это, пошли на хитрость: в Совете были против восстания. В то же время члены их организации вели работу в казармах железнодорож ного батальона, призывая солдат взяться за оружие»^'. Положение о за малчивании эсерами информации вряд ли соответствует действительно сти, так как мемуарист тут же признавался (осознано или нет) в факте владения социал-демократами этими сведениями. Не без иронии Г.

Мучник указывал на лиц, в основном «эсеров-героев», скрытно бежав ших из осажденных железнодорожных мастерских (16 человек, среди них Кузьмин, Налей, Юрковский, несколько солдат батальона, входив ших в объединенный Совет). Но надо отдать автору должное - далее он констатировал, что «все же некоторые хорошие ребята остались,...остался почти весь эсеровский комитет»^^.

Несколько сдержаннее в смысле уделенного внимания деятельность социалистов-революционеров была показана в работе А.А. Мельникова.

Однако, несмотря на понятное желание бывшего члена Красноярского комитета РСДРН доказать политическую гегемонию в местном револю ционном движении социал-демократов и представить эсеров в непри Мучник Г. Указ. соч. С. 127.

Там же. С. 133.

глядном виде, приведенные им факты свидетельствовали о сильньк по зициях неонародников в городе. Так, по словам мемуариста, среди из бранных в солдатский комитет представителей солдат был лишь один, сочувствовавший социал-демократам, большая же часть его членов во главе с Кузьминым тяготела к эсерам^^ А упоминая о «выборной ко миссии от рабочих», преобразованной впоследствии в Совет рабочих депутатов, автор не стал скрывать, что на ее заседаниях помимо собст венно выборных от предприятий и железнодорожных мастерских j^iacT вовало также по одному представителю РСДРП и ПСР^'*. Рост влияния последней в Красноярске подтверждали и взятые А.А. Мельниковым из материалов газеты «Красноярский рабочий» сведения об устройстве со циалистами-революционерами в декабре 1905 г. двух собственных ми тингов^^ Неоднократно сталкиваясь в те дни с эсерами на митингах, мемуарист отмечал прежде всего их программные выступления под ло зунгом «Земля и Воля» и проповедь индивидуального террора. В каче стве камня преткновения между революционными партиями А.А.

Мельников выделял аграрный вопрос, при этом замечая, что в условиях Сибири данная полемика обычно принимала отвлеченный и нудных ха рактер и неприятно действовала на неподготовленного массового слу шателя, поэтому по предложению социал-демократов решено было по свяшщъ митинги преимущественно практическим вопросам дня, а для подобных споров устраивать специальные собрания^^.

О совместной работе социал-демократов и эсеров рассказывал в своих воспоминаниях «1905 год в Сибири» бывший железнодорожный машинист большевик Воден. В годы первой российской революции ав тор мемуаров отвечал за агитационно-пропагандистскую работу РСДРП Мельников А.А. Указ. соч. С. 140.

Там же. С. 133.

Тамже. С. 149.

Там же.

в Верхнеудинске, Иркутске и Красноярске. По его свидетельству, соци ал-демократы и эсеры не раз организовывали объединенные демонстра ции протеста, а для усиления революционной работы в войсках. Крас ноярские комитеты РСДРП и ПСР в 1906 г. решили даже «объединить свои военные организации на паритетных началах»^''. С известной долей уважения Воден описывал свое знакомство с поручиком 30-го полка П.Н. Масловъш, симпатизировавшим делу демократизации России и считавшим более подготовленной к революционной борьбе партию со циалистов-революционеров. В восноминаниях имелись также некото рые сведения о боевой работе сибирских эсеров: об охране их дружина ми демонстраций, о неудачном покушении Евгения Коршунова на Рен ненкампфа в Иркутске, о нопытке поднять вооруженное восстание в Красноярске после роспуска царем II Государственной думы. Послед ний факт, выразившийся в попытке захвата гауптвахты, рассматривался Воденом как прямое проявление эсеровского авантюризма, неизбежным следствием которого являлась и нровокационная деятельность Рогатки на, нровалившего в Иркутске типографию эсеров, в Красноярске - орга низации эсеров и coциaл-дeмoкpaтoв^^.

Отдельные сведения по истории эсеровского подполья Иркутска и Читы содержатся в публикациях Д. Падельштейна и В. Чанлинского.

Особо следует выделить популярно-краеведческую брошюру «О това трище Игренке, 1905 годе и прекрасной девушке Марусе», автор кото рой, Д. Падельштейн, доступным художественным языком описал эпи зоды из жизни рядового члена партии социалистов-революционеров, молодой женпдины Маруси Масликовой. Исследователь, ноложительно оценивая деятельность своей героини, пытался оправдать отдельных представителей эсеров тем, что они якобы «перешагнули идеологиче Воден. Указ. соч. С. 133-134,136,139.

'Тамже. С. 139.

'Тамже. С. 140.

ские рамки своей партии»^*^. Саму ПСР автор считал «революционной по тому времени, но по существу мелкобуржуазной политической пар тией».

Приведенные Д. Надельштейном биографические факты из жизни рядовой эсерки позволяют в некоторой степени говорить о возможных приоритетах в работе партии. Так, в 1904 г. М. Масликова работала в иркутской военно-революционной организации, в 1905 г. - среди рабо чих железнодорожников, в 1906 г. - участвовала в организации побега из местной тюрьмы, но вследствие неудачи вынуждена была уехать в Читу, где «взялась за организацию рабочих кружков и вскоре была из брана в состав местного комитета»^ ^ В противоположность активным действиям М. Масликовой, автор приводил достаточно любопытную характеристику состояния местной эсеровской организации, данную старой народоволкой Н.М. Саловой: «В гор. Чите, даже после террора Ренненкампфа, к концу 1906 г. находилась довольно многочисленная организация народников, не развивавшая, однако, никакой деятельно сти... В состав комитета входили старики-народовольцы и молодежь.

Старики занимались исключительно сбором средств и устройством бег лецов, которых в то время в Чите было очень много. Но молодежь со вершенно ничего не делала, хотя работы по части агитации и пропаган ды было очень много, особенно на дальнем вокзале, где сосредоточены большие массы рабочих... Молодежь томилась бездействием». Эту характеристику дополняло высказывание исследователя В. Чаплинского о том, что ПСР в Забайкалье (кроме станции Оловянная) почти никакого тх влияния на рабочих не имела. Таким образом, брошюра Д. Падель штейна, не будучи научной но своему характеру, в популярной форме Надельштейн Д. Указ. соч. С. 26-27.

Там же. С. 27, 29-30.

Там же. С. 29-30.

Чаплинский В. Указ. соч. С. 59-60.

освещала перед массовым советским читателем некоторые героические фрагменты истории сибирских социалистов-революционеров.

Ко второй группе работ, в которых эсеры характеризовались как непоследовательная часть сил революционно-демократического лагеря, можно отнести и такой своеобразный источник по истории революци онного подполья, как стенограммы проводившихся по случаю 20-летия первой российской революции вечеров воспоминаний социал-демокра тов и рабочих, бывших участниками событий. Памятные вечера были организованы по инициативе местных отделений Истпарта. Сами стено граммы представляли собой те же воспоминания, только в несколько иной форме - в необработанном виде и в форме диалога, что, однако, отнюдь не меняет методику их изучения. И хотя деятельность эсеров ского подполья в Сибири в отличие от РСДРП также освещалась крайне скудно, в материалах порой содержатся весьма ценные сведения. Так, об эсерах в городе Омске упоминали бывшие участники революционно го движения Суслов, Кабанов, Молотовников, Дмитриев, Репирьяж, Ру даков, Плюхин, Виноградов, Охоцимский, Айзин^"^. По отдельным сю жетам они давали иногда противоречивую информацию (нанример, был ли томский студент Лихонин эсером: Кабанов заявлял, что был, Моло товников опровергал этот факт;

были разногласия между ними и в во просе о численности эсеров на съезде профсоюзов железнодорожников в 1905 г. в Томске и т.п.)^^, вследствие чего перед современным иссле дователем справедливо встает вопрос о доверии к источнику. Здесь не обходимо отметить и существовавшие разногласия по поводу времени возникновения партийных структур социалистов-революционеров в Омске. Большинство участников называли 1905 г. и говорили преиму щественно о полемике с эсерами. СП. Молотовников еще в 1922 г. в ^"ЦДНИОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 385;

397;

393.

^^ Там же. Д. 385. Л. 7-8,49.

своих воспоминаниях указывал, что «почти одновременно с нашей ор ганизацией РСДРП появилась организация С Р. Но С Р. было очень ма ло, на собраниях приходилось с ними спорить, но работали с ними в контакте».

Предложенные свидетельства, несмотря на некоторые противоре чия, определенно дополняли историю омской организации партии эсе ров. Среди активных членов организации фигурируют имена Селезнева, Клюева, Павла Сергеева, Щеглова, Петра Дербера. Кроме того, анализ материалов позволяет выявить деятельность омских эсеров среди рабо чих, приказчиков, солдат саперного батальона и учащейся молодежи^^.

Паиболее информативными с этой точки зрения являются воспомина ния п. Суслова. Его интересовала проблема соперничества партий в период выборов во II Думу, в ходе которых эсеры «лишились всякого влияния» в обш;

естве приказчиков, в железнодорожных мастерских и в целом потерпели поражение. «Если и была у них опорная база, так только молодежь. Помню, на помош;

ь себе опи выписали «маленького Петю Дербера», устраивали рефераты в фельдшерской школе, выступал с рефератами Дербер»^^. Темами рефератов, по данным Суслова, явля лись вонросы по отношению к крестьянству (о социализации земли, о кооперации и др.). Затронул бывший подпольш;

ик и проблему «экспро приаторских выступлений» в Омске в 1907 г.

Третья группа авторов (И. Гольдберг, СП. Швецов, А. Пирогова, П.

Тузовский и др.), оставивших свой след в изучении истории сибирских эсеров, лишь онисывала факты, касаюш;

иеся деятельности социалистов революционеров в начале XX в., воздерживаясь от оценочных сужде ний. Однако самим показом участия эсеров в революционном движении 'Там же. д. 386. л. 4.

' Там же. Д. 385. Л. 4-8;

Д. 393. Л. 63, 80-81, 99;

Д. 397. Л. 2-4, 6-7.

• Там же. Д. 397. Л. 3-4, 6-7.

* Там же. Л. 4.

авторы давали им, по сути дела, сравнительно объективную оценку. И.

Гольдберг, С П. Швецов и А. Пирогова, единственные из всех рассмат риваемых исследователей и мемуаристов 1920-х - первой половины 1930-х гг., являлись в свое время членами ПСР и предлагали читателю уже тогда столь редкий взгляд сибирских эсеров на самих себя, пусть и искаженный советской цензурой^^. Поэтому их работы имеют довольно ценное значение для историографического анализа проблемы. П. Гольд берг, в частности, сумел увлекательно рассказать о различньк перипе тиях участия социалистов-революционеров в революционной борьбе в о Пркутскев 1905 г.

Заметное место занимают очерки СП. Швецова о культурном зна чении политической ссылки в Западной Сибири. Будучи в свое время активным общественным деятелем, автор затронул некоторые аснекты истории партии социалистов-революционеров в регионе, и, главным об разом, через призму влияния на нее нолитических ссыльных. Так, СП.

Швецовым был показан процесс зарождения эсеровских организаций в Западной Сибири, революционная работа которых вплоть до 1905 г.

протекала под непосредственным руководством политссыльных, осве щены основные направления в их деятельности, подробно описана ис тория постановки первой эсеровской типографии в Томске и ее прова ла^^. К сожалению, и без того беглые воспоминания ссыльного эсера за канчивались на событиях октября 1905 г., когда он вынужден был бе жать из Сибири.

История неудавшегося ограбления Читинского казначейства, орга низованного ПСР, достаточно подробно, вплоть до мельчайших дета ^° На принадлежность названных лиц в прошлом к ПСР указал А.Л. Афанасьев.

Кроме того, эсером, по его данным, являлся и Д. Надельштейн (Афанасьев А.Л.

Указ. соч. С. 193).

^' Гольдберг И. Указ. соч. С. 201-228.

^^ Швецов С П. Культурное значение политической ссылки в Западной Сибири // Каторга и ссылка. М., 1928. №11 (48). С. 99-105.

лей, была представлена А. Пироговой в изданной Всесоюзным общест вом политкаторжан и ссыльнопоселенцев популярной брошюре «Под коп под Читинское казначейство». Исследование было построено на широкой источниковой базе. Автор использовал уцелевшие архивы канцелярии Забайкальского губернатора, прокурора Окружного суда и областного управления, хранившиеся при музее политической каторги в Чите и разработку которых вело в те годы упомянутое выше Обш;

ество.

Кроме этого привлекались воспоминания самих участников подкопа, свидетелей и очевидцев событий. Вот как описывала А. Пирогова свою работу: «часто по одной телеграмме, найденной в архиве, восстанавли вали путем воспоминаний, справок и проч. чрезвычайно интересные моменты из жизни тюрем или тех или иных революционных выступле ний. Таким образом, попал к нам и следственный материал по делу под копа под читинское казначейство»^^ Санкционированное ЦК ПСР дело, в котором участвовало 16 человек, не случайно привлекло внимание ис следователя, так как в случае успеха было бы объявлено одной из круп нейших тогдашних экспроприации (в кладовой казначейства находи лось свыше 12 миллионов рублей). Однако эта экспроприация была провалена самим Азефом.

Таковы были основные оценки мемуаристов и исследователей на историю эсеровского подполья в Сибири, относившиеся преимуш;

ест венно к периоду первой российской революции. События же межрево люционного периода (июнь 1907 г. - февраль 1917 г.) не получили како го бы то ни было освеш;

ения на начальном этапе советской историогра фии. Исключением может являться лишь эпизод, связанный с историей Ленской стачки 1912 г. и ее финалом, поскольку практически во всех работах по данной теме встречались отдельные упоминания о деятель Пирогова А. Указ. соч. С. 26.

ности социалистов-революционеров в районе Ленских приисков^"^. В ра боте Н. Ростова, например, говорилось об определенном влиянии ссыльных революционеров (в том числе и эсеров) на настроения лен ских рабочих, а также о нодготовке летучим боевым отрядом сибирских эсеров покушения на главного виновника кровавой бойни 4 апреля г. - ротмистра Трещенкова^^. Автор лишь излагал известные ему фак ты, избегая давать какие-либо оценочные суждения относительно эсе ров.

В целом, появившиеся в 1920-е - первой половине 1930-х гг. иссле дования, мемуары, нопулярные очерки, документы, рецензии, в которых отражались важнейшие аспекты революционного движения в Сибири, в определенной степени расширяли обш;

ие представления о деятельности местного эсеровского подполья и в еш;

е большей мере давали материал для исторического познания. Преимущественной разработке подвер глась история первой российской революции 1905 - 1907 гг., участие эсеров в которой оценивалось по-разному. Говоря о социалистах революционерах, признавая за ними выражение интересов определен ных слоев населения (крестьянства, солдат, студенчества, городской мелкой буржуазии и даже рабочих) исследователи и мемуаристы тем самым, хотя бы и косвенно, но признавали их в качестве фактора, спо собного влиять на развитие местного обш;

ественного движения. Однако уже тогда начала заметно проявляться тенденция к установлению еди ^'* Тюшевский А.К. К истории забастовки и расстрела рабочих на Ленских приисках.

М., 1921. 56 с ;

Ростов Н. Новое о Ленских событиях // Былое. 1922. №20. С. 163 177;

Левин Ш. К истории забастовки на Ленских ириисках // Там же. С. 178-193;

Плетнёв В.Ф. Л е н а - 4 апреля 1912: Очерк истории Ленских событий (с приложе ниями). М., 1923. 104 с ;

Григорьев Ф.С., Шапирштейн-Лерс Я.Е. Ленское «9 янва ря» - 4 апреля 1912 года: К истории рабочего и революционного движения в Бодай бинском золотопромышленном районе. Бодайбо, 1924. 223 с ;

Владимирова В. Лен ский расстрел. М.-Л., 1926. 60 с. и др.

^^ Ростов Н. Указ соч. С. 167,171-172.

ного во всех отношениях взгляда на ПСР, к вычип];

ению истории рево люции от эсеров.

Столь ранний переход исторической мысли от первоначального на копления фактов к аналитической работе с обобп];

аюп];

ими суждениями и оценками был не столько результатом ее логического развития, сколь ко необходимостью борьбы с «мелкобуржуазными» взглядами на рево люцию в регионе, необходимостью идеологического воспитания тру дяш;

ихся масс. Многие авторы, бывшие в недавнем прошлом деятелями социал-демократического подполья, смотрели на эсеров в первую оче редь как па своих политических конкурентов и даже врагов и продол жали вести с пими борьбу теперь уже на ином поприп];

е. Сами эсеры предпочитали молчать о своем прошлом, так как преследовались кара тельными органами Советского государства, которые с помош;

ью тех же Истпартов организовали сбор информации о членах организаций ПСР.

Лишь немногие лица из бывшей многочисленной нартии эсеров смогли опубликовать свои воспоминания. В силу всех этих причин теоретико методологический уровень большинства работ был очень низким, ис точниковая база - чаще всего фрагментарной, а профессиональными знаниями располагали лишь единицы исследователей.

Но, несмотря на преобладаюш;

ий односторонний взгляд на обпдест венно-политическое движение, когда изучалась лишь борьба пролета риата и его социал-демократического авангарда против властей и капи талистов, в литературе тех лет все же были поставлены вопросы о раз личных сторонах взаимоотношений социал-демократов и эсеров, уча стии последних в революционном и рабочем движении начала XX в. В сравнении с уровнем дореволюционных конкретно-исторических зна ний по истории социалистов-революционеров в Сибири выполненная работа представляется достаточно весомой.

1.2. Освещение проблемы в публикациях второй половипы 1930-х - конца 1950-х гг.

В развитии отечественной историографии партии социалистов революционеров период второй половины 1930-х - конца 1950-х гг. за нимает особое место. По степени продуктивности его нельзя сравнивать ни с предыдущим, ни тем более с носледующими этапами. Однако для исследователей, серьезно занимающихся вопросами историографии, время, когда проблема как таковая практически не изучалась, должно быть не менее интересно, чем, например, современный этап. Дело в том, что отсутствие информации, т.е. откровенное замалчивание и вообще фальсификация исторических фактов, также является важным историо графическим аспектом. Ведь суть вещей порой содержится не в том, что было сказано, а в том, что не было сказано но тому или иному поводу.

В рассматриваемый период количество работ, связанных с изучени ем истории эсеров, заметно сократилось. Это объяснялось прежде всего еще более усилившимся тотальным господством официозных идеологи ческих догм в исторической науке, нашедших свое законченное вопло щение в «Кратком курсе истории ВКП(б)». Внимание историков было обращено преимущественно на рассмотрение деятельности большеви стских организаций и классовых выступлений российского пролетариа та, поэтому история ПСР затрагивалась лишь отрывочно, чаще всего ог раничиваясь констатацией какого-нибудь факта. Большая часть доку ментов этой партии, трудов ее теоретиков и лидеров оказалась в спец хранах советских библиотек и архивов, а нубликация эсеровских мате риалов была строго занрещена. Единая суть народничества была отче канена в формуле: «злейший враг марксизма». Партию эсеров лишили малейших намеков на нрогрессивность и нредставительство интересов народа, ее тактическую линию провозгласили одной из основных нри чин поражений и неудач освободительного движения. Во множестве статей, брошюр и книг восневалось победоносное ниспровержение на родничества. Цитаты заменяли доказательства, ярлыки - факты, кото рые также зачастую нодгонялись под обш,ую схему.

Процессы узурпации научной мысли и обш;

ественного сознания в целях дальнейшего возвышения личности И.В. Сталина и укренления созданной им системы ярко нроявились уже к середине 1930-х гг. Де формации исторической науки снособствовали постановления нартии 1934 - 1936 гг. по истории и историческому образованию, ставшие своеобразным рубежом в развитии отечественной науки, носле чего в повседневную практику вошло перечеркивание достижений научной мысли, шельмование кадров. Началось активное выхолаш,ивание трудов ученых, важнейшие центры исторической пауки, в том числе и Истнарт, перестали суш;

ествовать.

История сибирских эсеров в этот период тем более специально не изучалась. В опубликованных работах, носвяпденных нроблемам рево люционного движения в Сибири в начале XX в., нашли отражение лишь отдельные факты и эпизоды участия эсеров в происходивших событиях, преимущественно в связи с показом борьбы большевиков нротив нено следовательности и тактического авантюризма социалистов революционеров. Изменился сам характер издаваемых публикаций: на первом месте по численности тенерь находились исследовательские и научно-нонулярные краеведческие труды историков, мемуары же по степенно сошли па нет. Выводы историков, как и прежде, были значи тельно шире конкретного материала. В литературе установилась но сути дела единая оценка эсеров, тождественная или очень близкая к той, ко торую ранее давали Н.Н. Баранский, Б.З. Шумяцкий, М. Мишин и ряд других авторов.

' См. об этом: Курас Л.В. Указ. соч. С. 16.

На протяжении всего периода можно выделить две волны публика ций работ по истории революционного движения в Сибири. Первая волна пришлась на 1939 - 1940 гг., после чего последовал продолжи тельный перерыв в изучении проблемы в связи с началом в 1941 г. Ве ликой Отечественной войны. Вторая - на середину 1950-х гг., когда в стране широко отмечалось 50-летие первой российской революции. Ос новная масса исторических трудов, как и в предыдуп1;

ий период, сосре дотачивалась на событиях революции 1905 - 1907 гг.

На рубеже 1930 - 1940-х гг. определенный вклад в разработку про блемы внесли М.К. Ветошкин, В.И. Дулов и Ф.А. Кудрявцев, А. Миль штейн и некоторые другие исследователи^^. Признанным авторитетом пользовались работы М.К. Ветошкина, суш;

ествепно повлиявшие на то гдашнее поколение историков. Практически все монографии этого ис следователя, издание которых имело место в последуюп];

ие 1 0 - 1 5 лет, представляли собой расширенные варианты или, наоборот, сжатые по пулярные очерки книги, опубликованной им в 1939 г. (некоторое ис ключение составляет лишь монография о Читинском восстании). По этому и без того редкие оценки сибирских социалистов революционеров на протяжении почти двух десятилетий дублировались автором без изменений.

^'^ Бузурбаев Г.У. Сибирский союз РСДРП // Сибирские огни. 1939. №2. С. 136-146;

Ветошкин М. Сибирские большевики в период первой русской революции. М., 1939. 232 с ;

Он же. Вооруженное восстание в Сибири в 1905 г. // Сибирские огни.

1940. №4-5. С. 210-227;

Зобачев И. 1905 год в Сибири. Новосибирск, 1940. 64 с ;

Мильштейн А. Вооруженное восстание в Сибири в 1905 году // Историк-марксист.

1940. №8. С. 3-27;

Дулов В., Кудрявцев Ф. 1905 год в Восточной Сибири. Иркутск, 1941.152 с.

Йй Ветошкин М. Из истории большевистских организаций и революционного движе ния в Сибири. Период подготовки и проведения первой русской революции. М., 1947. 306 с ;

Он же. Забайкальские большевики и Читинское вооруженное восстание 1905 - 1906. Чита, 1949. 348 с ;

Он же. Очерки по истории большевистских органи заций и революционного движения в Сибири 1898-1907 гг. М., 1953. 308 с ;

Он же.

Революция 1905 - 1907 гг. в Сибири и на Дальнем Востоке. Чита, 1955. 88 с ;

Он же.

Большевики Дальнего Востока в первой русской революции. М., 1956. 279 с.

Партию эсеров наряду с областниками и «осибирячившимися быв шими народниками» М.К. Ветошкин относил к буржуазной сибирской интеллигенции, которая якобы негативно отнеслась к появлению в ре гионе рабочего и социал-демократического движения^^. Выдвигая этот тезис, исследователь апеллировал к опубликованной в 1907 г. в журнале «Сибирские вопросы» статье П.М. Головачева. Однако М.К. Ветошкин умолчал о том, что «наиболее откровенный и циничный» из сибирских областников П.М. Головачев в своей работе подверг анализу на предмет соответствия «реальным интересам Сибири» не только программу РСДРП, но и ПСР^°. Т.е. для автора статьи социалисты-революционеры, как и социал-демократы, являлись крайней левой партией, но никак не представителями буржуазной сибирской интеллигенции. И сделанный им вывод «о теоретичности программ и совершенном игнорировании действительных интересов Сибири» также касался обеих партий.

Вслед за «Кратким курсом» М.К. Ветошкин видел в эсерах лишь эпигонов «злейшего врага революционного марксизма» - народничест ва, с которым большевики вели упорную и ожесточенную борьбу^\ Уже изначально исследователь исходил из постулатов о ненаучности систе мы взглядов партии социалистов-революционеров на обп];

ество, о ее теоретической несостоятельности и вследствие этого полной враждеб ности марксизму и вреда для развития революционного движения. В подтверждение данных обвинений историк обраш;

ал внимание на то об стоятельство, что эсеры «не видели революционного класса - пролета риата, идеализировали сельскую обп];

ину, преувеличивали роль интел ^^ Ветошкин М. Сибирские большевики... С. 8;

Он же. Забайкальские большевики...

С. 83-84;

Он же. Очерки по истории большевистских организаций... С. 46-47.

^'' Головачев П. Реальные интересы Сибири и крайние левые партии // Сибирские вопросы. 1907. №15. С. 1-7;

№16. С. 2-7.

^' Ветошкин М. Сибирские большевики... С. 48;

Он же. Из истории большевистских организаций... С. 42;

Он же. Очерки по истории большевистских организаций... С.

46-47.

лигенции, рассматривая ее как «надклассовую» силу, действующую во И Я интересов народа». Теория же, по которой историю творят «ге М рои», а не народ, классы, привела социалистов-революционеров «к вреднейшим выводам в области тактики» - к использованию индиви дуального террора.

По понятным причинам М.К. Ветопгкина интересовали прежде все го примеры «нереволюционного» поведения партии мелкобуржуазной демократии (как, например, во время «Романовского» вооруженного протеста в Якутске в 1904 г. и Красноярской республики в 1905 г.), фак тически являвшейся, по его мнению, «прислужницей помеш;

иков и ка питалистов»^^ Социальную базу ПСР в городе историк видел в слоях отсталых рабочих, ремесленников и кустарей. Одновременно он при знавал факт влияния «соглашателей» на солдат красноярского гарнизо на, а именно, 2-го железнодорожного батальона. Что касается сибир ской деревни, то автор, рассмотрев движение крестьян в Иркутской, Енисейской и Томской (в частности, на Алтае) губерниях, ни разу не упомянул о деятельности среди них эсеров^"*. Работу в деревне вели, по сведениям исследователя, только большевики и сельские учителя. Чьи интересы представляли последние, М.К. Ветошкин предпочитал не го ворить.

Желание историка соответствовать канонам парадигмы «Краткого курса», то есть представить революционное движение в Сибири более зрелым, чем оно было на самом деле, не могло не привести его к неко торой неопределенности. Так, характерно стремление М.К. Ветошкина ^^ Ветошкин М.К. Забайкальские большевики... С. 80.

^ Он же. Сибирские большевики... С. 67, ПО;


Он же. Вооруженное восстание в Си ^ бири... С. 216-217;

Он же. Из истории большевистских организаций... С. 271, 274 275;

Он же. Очерки по истории большевистских организаций... С. 129-130,211-212;

Он же. Революция 1905 - 1907 гг. в Сибири... С. 58-60.

^'^ Ветошкин М. Сибирские большевики... С. 29-34;

Он же. Очерки но истории большевистских организаций... С. 179-184;

Он же. Революция 1905 - 1907 гг. в Си бири... С. 43.

показать главепствуюшую роль большевиков практически во всех со бытиях: «почти не было ни одного революционного выступления масс, во главе которого не стояли бы большевики»;

«забастовками повсюду руководят местпые социал-демократические организации, которые при дают движению организованный и политический характер»;

«восстав шие рабочие и солдаты мужественно зан];

ищались под руководством большевиков» и т.п.^^ Одпако, приводимые исследователем даже еди ничные факты о деятельности социалистов-революционеров ставили под сомнение абсолютную достоверность данных положений.

Наиболее ярко подобная противоречивость суждений выразилась в связи с рассмотрением автором событий конца 1905 г. в Красноярске. С одной стороны, само восстание в этом городе историк называл «перио дом непосредственной демократии, когда восставший народ сам, непо средственно, управлял своими делами под руководством местной орга низации большевиков»^^. Более того, М.К. Ветошкин открыто заявлял, что именно большевики осуп];

ествляли здесь руководство воинскими частями, в результате чего стал возможным феномен «Красноярской pecпyблики»^^. По его словам, местный гарнизон был настолько рас пропагандирован социал-демократической организацией, что на сторо ну рабочих сразу же встал 2-й железнодорожный батальон. С другой стороны, в конечном итоге оказалось, что влияние в Совете солдатских депутатов имели почему-то социалисты-революционеры, да и руково дство в перешедшем на сторону рабочих батальоне также «оказалось в руках полуэсеровского комитета»^^. Именно на эсеров возлагал иссле дователь вину в поражении восстания в Красноярске, так как они, вме ^^ Ветошкин М.К. Революция 1905 - 1907 гг. в Сибири... С. 3;

Он же. Сибирские большевики... С. 22;

Он же. Вооруженное восстание в Сибири... С. 217.

^^ Ветошкин М.К. Вооруженное восстание в Сибири... С. 213.

^'' Он же. Революция 1905 - 1907 гг. в Сибири... С. 83.

^^ Он же. Вооруженное восстание в Сибири... С. 213, 215-216.

С О того, чтобы распространять его на соседние территории и вооружать Т рабочих, придерживались оборонительной тактики и все силы нанрави ли на решение вопроса об основанных на демократических началах вы борах новой городской думы.

Оценивая деятельность сибирских эсеров в революционной борьбе 1905 г., М.К. Ветошкин делал акцент на том, что они «всюду играли роль тормоза революции, внося в движение разлад и дезорганизацию, а часто и прямо выступая против самых необходимых революционных мероприятий рабочих», «пользуясь тем, что массами не были еще изжи ты мелкобуржуазные политические иллюзии, они связывали массам ру ки, притупляли их сознание, усынляли и расхолаживали их революци онную активность»^^.

Безусловно, на взглядах историка сказывалось влияние революции 1917 г, и носледовавшей за ней гражданской войны. Бывший деятель социал-демократического подполья в Сибири М.К. Ветошкин, впрочем, и не скрывал своего предвзятого отношения к эсерам, называя их не иначе как «мелкобуржуазными попутчиками, которые на известном этапе революции неизбежно станут контрреволюционерами»^^'^. Не смотря на использование автором довольно солидного круга источни ков, для его работ характерен был их односторонний отбор. В самом де ле, при рассмотрении истории первой российской революции в регионе исследователь не раз ссылался на сведения из «Обзора революционного движения в округе Иркутской судебной палаты за 1897 - 1907 гг.», на зывая прокурора не иначе как «царским историком революционного движения в Сибири». Он привлекал к анализу и материалы дореволю ционной периодической печати (в частности, эсеровской газеты «Воля», ^^ Ветошкин М. Сибирские большевики... С. 134;

Он же. Из истории большевист ских организаций... С. 158;

Он же. Очерки по истории большевистских организа ций... С. 129-130, 239-240.

'"^ Ветошкин М. Из истории большевистских организаций... С. 299.

издававшейся эмигрантами в Японии), а также изданные Центрархивом сборники документов и появившиеся в 1920-е гг. мемуары. Но сами ссылки на столь разнообразные источники отнюдь не означали их все стороннего изучения М.К. Ветошкиным. Из используемых автором ма териалов бралась только та часть информации, которая была необходи ма для подтверждения обш;

епринятой точки зрения, другая - полностью игнорировалась. Описывая, например, все те же события 1905 г. в Крас ноярске, исследователь делал ссылку лишь на воспоминания А. Мель никова, а работы А.А. Ансона, Г. Мучника и др. вообп];

е не упоминал.

Зачастую возникали ситуации, когда исторический документ мешал ис торику. Последнее, как отмечает исследователь Н.В. Блинов, «не только обесценивало источниковедческую работу по проблеме, но и суш;

ест венно препятствовало расширению конкретно-исторической базы ис следований, замедляя ее обогащение»'^'.

Схожие оценки были представлены в совместной монографии В.И.

Дулова и Ф.А. Кудрявцева, увидевшей свет в 1941 г. В ней авторы за трагивали вопрос о деятельности эсеров среди крестьянского населения Восточной Сибири. На примере истории создания Верхоленского кре стьянского союза говорилось о серьезном влиянии в нем НСР: «органи заторами и руководителями союза были социалисты-революционеры и им сочувствующие»'^^. Но далее историки утверждали, что, «говоря о преобладающем влиянии эсеров, мы не имеем права рассматривать всю организацию как эсеровскую. В Крестьянском союзе, как это было и в Европейской России, вели работу все партии. Многие решения прини мались организацией Крестьянского союза вопреки желанию его руко водителей... Подлинное революционное движение крестьян шло мимо '°' Блинов Н.В. К историографии рабочего двилсения в Сибири (исследования 1935 1959 гг.) // Промышленность и рабочие Сибири в иериод каиитализма. Новоси бирск, 1980. С. 234.

I ПО Дулов В., Кудрявцев Ф. 1905 год в Восточной Сибири... С. 91.

кулаков и эсеровских руководителей союза»'°^ С последними предло жениями можно поспорить, но сам факт признания совместной работы ПСР и РСДРП в крестьянстве являлся в те годы шагом внеред в деле научного осмысления революционного прошлого.

Суждения В.И. Дулова и Ф.А. Кудрявцева вместе с тем являлись исключением в ряду оценок других авторов. М.К. Ветошкин, например, рассматривая в своих работах крестьянское движение в регионе, в том числе и в Верхоленском уезде Иркутской губернии, ни словом не об молвился об эсерах^^"^. И.Г. Зобачев вообш;

е заявлял, что «крестьянское движение в Сибири развивалось под непосредственным влиянием соци ал-демократической большевистской агитации и пропаганды, а в ряде случаев и под прямым руководством социал-демократических комите тов»'°^. К тому же влияния краткокурсовских трактовок не избежали сами В.И. Дулов и Ф.А. Кудрявцев. Так, анализируя историю забастов ки Иркутского гарнизона в 1905 г., авторы воспроизвели их в полном объеме;

«Высказываясь против восстания, пропагандируя «мирную» уз ко солдатскую забастовку, эсеры и меньшевики вместе с либеральст вуюш;

ими офицерами изолировали солдат и казаков от народа, расхола живали их, притупляли революционную энергию, создавали нездоро вую атмосферу уныния, растерянности, неопределенности дальнейших действии, дезорганизовали солдатскую массу».

Пе все, однако, историки, изучавшие революционное движение в Сибири в начале XX в., предночитали, хотя бы и фрагментарно, гово рить о деятельности социалистов-революционеров. В тогдашнюю ис следовательскую практику вошло откровенное замалчивание фактов ^°^ Там же. с. 91-92.

^^'^ Ветошкин М. Сибирские большевики... С. 29;

Он же. Очерки но истории боль шевистских организаций... С. 179.

'°^ Зобачев И. 1905 год в Сибири... С. 56.

'°^ Дулов В., Кудрявцев Ф. 1905 год в Восточной Сибири... С.115.

участия эсеров в общей борьбе нротив самодержавия. Наиболее ярким нримером такого отношения к исторической нравде служит статья А.

Мильштейна «Вооруженное восстание в Сибири в 1905 году», носвя щенная 35-летию первой российской революции. Рассматривая де кабрьское вооруженное восстание в Красноярске, автор ни разу нрямо не упомянул о наличии в городе эсеровского влияния на массы, вслед ствие чего в ходе изложения материала возникали явные противоречия.

Во-первых, в статье говорилось только о большевиках, хотя из ис пользуемых самим А. Мильштейном источников видно, что в Краснояр ске действовали как минимум две «революционные партии»'^''. Во вторых, по оценкам автора, ведущая роль в городе принадлежала боль шевикам: «солдаты и железнодорожные рабочие, не вошедшие офици ально в организацию (имелся в виду Красноярский комитет РСДРП), также работали под руководством большевиков, проводя в жизнь боль шевистские лозунги». Однако далее А. Мильштейн констатировал су ществование серьезных разногласий в объединенном Совете рабочих и солдатских депутатов, возникших в результате отказа нрапорщика Кузьмина вооружить рабочих^°^. Данный факт говорил о наличии в Красноярске немалого влияния политических оппонентов большевиков (во время осады железнодорожных мастерских роль военного руково дителя была возложена на Кузьмина). В третьих, в подстрочнике автор характеризовал прапорщика Кузьмина как «человека без твердых поли тических убеждений и взглядов, метавшегося между эсеровскими взглядами и толстовским анархизмом», который «был поставлеп волной солдатского восстания во главе совета солдатских депутатов» и, опира ясь на свою популярность среди солдат, мешал социал демократическому комитету проводить в объединенном совете линию Мильштейн А. Указ. соч. С. 4.


Там же. С. 7, 9, П.

П вооружению трудящихся. Но в то же время Кузьмин, по твердому О убеждению историка, «далеко не отражал настроений и взглядов солдат, во главе организации которых он стоял»^°^. Трудно представить, что пользующийся популярностью среди солдат прапорщик одновременно не отражал бы их убеждений. Таким образом, А. Мильштейн, не обра щая внимания на допущенные противоречия, стремился к рассмотре пию революционных событий 1905 г. в Красноярске, игнорируя имев шиеся факты участия в них местных эсеров. Аналогичный подход был использован автором при изучении истории вооруженного восстания в Чите.

Практически полное игнорирование какого-либо влияния эсеров на развитие революционного движения можно видеть также в опублико ванной в 1947 г. монографии М.М. Шорникова''°. При характеристике истории местных большевистских организаций исследователь не был оригинален: по его мнению, большевистские комитеты Сибири повсе местно руководили революционным движением. Па протяжении всей работы автор лишь раз позволил себе упомянуть об участии в револю ционной борьбе в крае сторонников ПСР, а именно: в ходе освещения восстания в Красноярске в 1905 г. указал на принадлежность руководи теля 2-го железнодорожного батальона прапорщика Кузьмина, сопро тивлявшегося вооружению рабочих, к эсерам'". Этим историк и огра ничился. Говоря об отсутствии единства в красноярском Совете рабо чих и солдатских денутатов, М.М. Шорников указывал на наличие «упорной борьбы» в нем только между большевиками и меньшевиками.

Весьма показательным для подтверждения того, как источник иногда мешал историку, стало описание исследователем начала забастовки ^°^ Там же. С. 11,16.

^^^ Шорников М.М. Из истории большевистских организаций Сибири. Новосибирск, 1947. 84 с.

'^Чамже.С. 52.

красноярских железнодорожников 17 января 1905 г. По его сведениям, «до 700 рабочих, во главе со слесарем Аргудяевым, с пением революци онных песен направились в город для предъявления требований губер натору». В результате, из приведенных самим же автором фактов по лучалось, что шествие рабочих возглавлял эсер, так как Аргудяев являл ся членом местной организации ПСР. Косвенно о наличии в регионе эсеровского подполья говорили и используемые историком протоколы III конференции Сибирского союза РСДРП, на которой обсуждался во прос о практических соглашениях в избирательных кампаниях социал демократов с другими партиями^^''. По и эти факты М.М. Шорниковым были проигнорированы.

Вторая волна публикаций исторических исследований на револю ционную тематику пришлась на середину 1950-х гг/'"^ При этом боль шую роль в повышении интереса к проблемам истории революционного движения сыграло широкое празднование 50-летнего юбилея первой российской революции. В Томске по этому поводу на базе кафедры ис тории СССР университета им. В.В. Куйбышева 17-21 декабря 1955 г.

была проведена Сибирская научная конференция, в работе которой на ряду с местными историками приняли участие специалисты из Красно ярска, Омска, Абакана и Барнаула, а также большая группа участников e.C. 30.

"^ Там же. С. 80.

" ' ' Яковлев Н.Н. Красноярское вооруженное восстание 1905 г. // Исторические за писки. 1952. Т. 40. С. 29-72;

Он же. Вооруженные восстания в декабре 1905 года.

М., 1957. 550 с ;

Он же. Вооруженные восстания в Чите и Владивостоке (1905 1906) // Труды МГИАИ. Т. XI. М., 1958. С. 89-132;

Ветошкин М. Очерки по истории большевистских организаций... 308 с ;

Он же. Революция 1905 - 1907 гг. в Сиби ри... 88 с ;

Дулов В.И., Кудрявцев Ф.А. Революционное движение в Восточной Си бири в 1905 - 1907 гг. 2-е изд., испр. и доп. Иркутск, 1955. 192 с ;

Зобачев И.Г. Си бирь в первую русскую революцию 1905 - 1907 гг. Краткий исторический очерк.

Новосибирск, 1955. 94 с ;

Трухин Г.В., Флёров B.C. Революционные события 1905 1907 годов в Томске // Ученые записки Томского педагогического института. Томск, 1955. Т. 14. С. 3-80;

Ключников А.И., Груш Д.Б. Большевики Сибири и Дальнего Востока в годы первой русской революции // Большевики во главе первой русской революции 1905 - 1907 годов. М., 1956. С. 318-382. и др.

революционных событий тех лет. С докладами, носвященным различ ным аснектам истории революции 1905 - 1907 гг. в Сибири, выступили А.Т. Коняев, Д.Б. Груш, Г.П. Марина, Г.В. Трухин и B.C. Флеров, Б.В.

Кондриков и ряд других исследователей. По результатам работы этой конференции в 1958 г. вышел сборник трудов под обш;

им названием « лет первой русской революции» " ^ По, к сожалению, вопросы истории местных организаций социалистов-революционеров, как в этом сборни ке, так и в других публикациях, ио-прежнему оставались в стороне от научного изучения, а и без того редкие оценки их деятельности за не многим исключением не претерпели заметных изменений.

Отдельные факты по истории сибирских эсеров можно было встре тить, в частности, в работе А.И. Ключникова и Д.Б. Груша, опублико ванной в юбилейном сборнике «Большевики во главе первой русской революции 1905-1907 годов». Обилие оценки деятельности ПСР здесь оставались прежними: эсеры, будучи «оппортунистическим • элемен том», «подрывали силы революции, раскалывали рабочий класс и сол датские массы, вели соглашательскую тактику, сеяли среди рабочих, крестьян и солдат конституционные иллюзии» и являлись, ноэтому, од Н И ИЗ причин поражения первой российской революции О. Статья изо билует различными примерами острой борьбы большевиков против со циалистов-революционеров, разоблачаюп];

ей «их предательские манев ры и стремления ослабить РСДРП, подорвать ее влияние на рабочий класс и тем самым оттеснить ее от руководства революцией». Жела ние авторов заклеймить «позорную» мелкобуржуазную партию застав ляло их не обращать внимания на противоречивость своих оценок. Так, эсеры, с одной стороны, «тянувшие к блоку с либеральной буржуазией»

являлись, по их мнению, якобы ее «агентурой», с другой - историки го 50 лет первой русской революции. Томск, 1958. 174 с.

Ключников А.И., Груш Д.Б. Указ. соч. С. 350, 366.

Там же. С. 323, 339-341, 351, 375.

ворили о состязании эсеров с либералами во время избирательной кам пании в Красноярске. Непонятно только, как «агентура» либералов мог ла состязаться с самими же либералами.

При условии оставления в стороне столь нристрастных характери стик ПСР, из содержания статьи А.И. Ключникова и Д.Б. Груша следо вало, что социалисты-революционеры в Сибири были все-таки серьез ным политическим оппонентом большевиков. Они имели определенное влияние как среди рабочих и служащих (упоминается, в частности, ра бота эсеров в профсоюзах), так и среди солдатских масс (Солдатский совет в Красноярске) и сибирского крестьянства. Затрагивая проблему деятельности эсеровских организаций в деревне, авторы отмечали, что в 1906 г. в результате разоблачений большевиками «областнических заиг рываний» эсеров с крестьянами значительно упало их влияние среди ре волюционно настроенной части сибирской деревни. В тех же местно стях, где социалисты-революционеры «захватывали руководство» кре стьянским движением, уровень последнего сразу «низводился до узко экономических требований или стихийных бунтов»^^^. Но, но видимому, «революционно настроенных крестьян» в Сибири было не так уж много, так как в другой публикации Д.Б. Груша говорилось о значительном влиянии, которым пользовались «сеявшие конституцион ные иллюзии эсеры на крестьянских митингах и сходках в конце 1905 г.

и в 1906 г.»"^.

Отметим также, что, несмотря на разоблачительную критику ПСР, А.И. Ключников и Д.Б. Груш все же признавали наличие в освободи тельном движении линии на совместную борьбу двух революционных партий против обш;

его врага - самодержавия. Некоторые намеки на ис пользование большевиками тактики левого блока имелись в той части ''^ Там же. С. 375,380.

"^ Груш Д.Б. Руководство большевиков вооруженным восстанием в Красноярске в 1905 году // 50 лет первой русской революции. Томск, 1958. С. 116.

публикации, где авторами характеризовалась социал-демократическая газета «Красноярский рабочий», легально выходившая в одноименном городе в декабре 1905 г. Газета, по их мнению, правильно «указывала, что пролетарская партия вместе с эсерами воюет за полное свержение царизма, но при этом нельзя забывать, "что все мы (имеются в виду ре волюционеры - в статье цитируется текст самой газеты - Э.К.) идем с различными целями, защиш;

ая интересы того класса, от имени которого мы выступаем. Мы должны пролетариату всегда разъяснять его классо вую точку зрения". Далее газета указывала, что разница между револю ционными марксистами и эсерами по суш;

еству громадная "и расхожде ние между ними не в одном аграрном вопросе, а в обш;

ем миросозерца нии. Мы иначе смотрим на ход истории, на законы истории. Мы осно вываем свое учение на историческом материализме и научном социа На примере «Красноярской республики» названные историки ана лизировали эсеровские представления о Совете. Если для большевиков Совет прежде всего был органом вооруженного восстания, то эсеры «видели в нем орган, призванный только оказывать давление на власти, подготовить и провести демократические выборы Красноярской ду мы»'^^ Эти разногласия, выразившиеся в итоге в сопротивлении эсеров вооружению рабочих, явились, по мнению авторов, одной из главных причин поражения революции 1905 г. в Красноярске. Таким образом, в работе А.И. Ключникова и Д.Б. Груша, несмотря на повторение во мно гом прежних оценок ПСР, эсеры, пусть и с постоянными оговорками, рассматривались в качестве одного из факторов, влиявших на развитие обш;

ественного движения в крае.

Ключников А.И., Груш Д.Б. Указ. соч. С. 351-352.

Там же. С. 350.

Более подробно по сравнению с другими исследователями тех лет деятельность красноярских социалистов-революционеров охарактери зовал Н.Н. Яковлев, изучавший историю вооруженных восстаний в г. Но его сведениям, суш;

ествовавшая в городе небольшая группа эсеров состояла «из мелкобуржуазных элементов» и «не пользовалась среди рабочих почти никаким влиянием. Да и среди других слоев трудяш,егося населения их влияние было невелико»^^^. Однако значительный полити ческий вес эсеры имели среди солдат гарнизона - «основной силы вос ставших», о чем свидетельствовало приведенное автором воззвание к солдатам за подписью «Военной организации г. Красноярска». Этот до кумент, рассчитанный на реформы, на уступки правительства, содер жал, по словам историка, типично эсеровские требования: созыва Учре дительного собрания, уравнения в правах крестьян и дворян, безвоз мездной передачи крестьянам монастырских, кабинетских, удельных и государственных земель, свободы слова и контроля над расходованием народных денег'•^^ Безусловно, Н.Н. Яковлев, как и все советские историки, осуждал стремление красноярских эсеров вместо расширения вооруженного вос стания перевести революционную борьбу в плоскость легальных выбо ров новой городской думы на основе всеобп];

его избирательного права.

На страницах своих трудов он неоднократно повторял, что эсеры явля лись противниками захвата власти и передачи ее Совету, не хотели ак тивных действий, то есть организации восстания. Росту революционно го сознания масс во многом мешала, по мнению исследователя, и испо ведуемая НСР «авантюристическая тактика индивидуального терро '^'^. Затронув же проблему настроений самих солдат, автор пришел к ^^^ Яковлев Н.Н. Красноярское вооруженное восстание... С. 34.

'^^ Там же. С. 57.

'^'* Там же. С. 31, 34-35;

Он же. Вооруженные восстания в декабре 1905 года... С.

457.

довольно неожиданным выводам: прежде всего перешедшие на сторону рабочих солдаты батальона «не хотели сражаться с оружием в руках против старых властей», а солдатский комитет прямо заявлял, что «сол даты хотят лишь добиться перевыборов городской думы, после чего они будут готовы уйти из города». В целом, привлеченные Н.Н. Яковле вым факты по истории социалистов-революционеров, пусть и с целью разоблачения их идеологии и тактики, не только знакомили читателей с деятельностью сибирских эсеров, но и заставляли задумываться, на сколько прав был автор в своих оценках.

Определенной разработке в те годы подверглась история революци онного движения в отдельных местах Сибири. События первой россий ской революции в Омске освещал в своей книге Б.В. Кондриков, в Красноярске - Д.Б. Груш, в Томске - Г.В. Трухин и B.C. Флеров, на Ал тае - П. Бородкин, и т.д.'^^ Однако сведения об эсерах в этих исследова ниях были также ничтожно малы, а их оценки - столь же необъективны.

Во многих публикациях продолжали сохраняться риторика и стиль 1930-х гг. В брошюре А.В. Зайцевского, например, социалисты революционеры открыто назывались «врагами партии и народа», «вра гами революции»'^^.

Среди названных выше работ широтой источниковой базы выделя ется статья Г.В. Трухина и B.C. Флерова. Несмотря на тенденциозную характеристику эсеров, в данной публикации все же давались некото рые сведения о действовавшей в Томске одной из центральных под '^^ Яковлев Н.Н. Красноярское вооруженное восстание... С. 65.

'^^ Груш Д.Б. Большевики Красноярска в годы Нервой русской революции. Красно ярск, 1955.120 с;

Кондриков Б.В. Омск в революции 1905 - 1907 годов. Омск, 1955.

28 с ;

Зайцевский А. Большевики - организаторы революционной борьбы трудя ш;

ихся масс Томской губернии в 1905 - 1907 гг. Томск, 1955. 52 с ;

Трухин Г.В., Флёров B.C. Революционные события 1905 - 1907 гг. в Томске // Ученые записки Томского недагогического института. Томск, 1955. Т.14. С. 3-80;

Бородкин П. Рево люционные события на Алтае в 1905 - 1907 годах. Барнаул, 1958. 112 с. и др.

'^'^ Зайцевский А.В. Указ. соч. С. 15,45.

нольных типографий, печатавшей газету «Революционная Россия», о борьбе большевиков с эсерами, о диспутах между ними на сходках, проходивших за городом летом 1903 г., о боевой работе членов ПСР (терроре и экспроприациях) и ее агитационно-пропагандистской дея тельности среди студенчества, солдат местного гарнизона и рабочих слоев. По вполне понятным причинам, Г.В. Трухин и B.C. Флеров не уставали подчеркивать громадный вред делу политического развития пролетариата и всему революционному движению, который наносила «эсеровп];

ина» своими теоретическими домыслами и тактическими приемами. Так, агитация социалистов-революционеров среди томских солдат, по их мнению, лишь мешала «планомерной работе большевист ской военной организации», а сами эсеры, вставшие затем на путь «эк сов», «превратились в полууголовные, а то и прямо бандитские груп почки, не связанные с народом»^^^. По оценкам этих историков, «в Си бири эсеры в 1905 г. имели 2-3 типографии, пытались вести пропаганду среди рабочих, но влияния в массах никакого не имeли»'^^. Такой кате горичный вывод в очередной раз только подтверждал обп];

епринятую тогда трактовку относительно партии эсеров.

По, одновременно, начавшееся в середине 1950-х гг. изменение идеологической атмосферы в исторической науке, осмысление ленин ских работ, посвяш;

енных истории ПСР, и вовлечение в научный оборот нового конкретно-исторического материала привели отдельных истори ков к попыткам преодолеть эту одностороннюю оценку. В.П. Дулов, на пример, более основательно поставил вопрос о совместных действиях социал-демократов и социалистов-революционеров в деревне. По его мнению, «живуш;

ие по селам и деревням одиночки-партийцы (эсдеки либо эсеры) или им сочувствующие действовали иногда совместно и Трухин Г.В., Флёров B.C. Указ. соч. С. 69.

Там же.

помогали друг другу», в частности, в распространении литературы РСДРП и ПСР^'^^. Социальной базой эсеровских организаций автор счи тал городскую мелкую буржуазию и кулачество. Работу эсеров среди крестьян В.И. Дулов оценивал непоследовательно. В одних случаях он не делал различия между ней и деятельностью либералов, в других относил социалистов-революционеров к мелкобуржуазным демократам.

В середине 1950-х гг. в связи с 50-летним юбилеем первой россий ской революции был опубликовап ряд сборников документов и мате риалов'^'. И если рост числа работ исследовательского характера был показателем расширения рядов профессиональных историков, то выход почти в каждом областном центре Сибири документальных изданий явился еще и показателем оживления в 1950-е гг. археографической практики. В результате, по данным Н.В. Блинова, только за 1955 - гг. по истории революции 1905 - 1907 гг. в Сибири было издано больше документов, чем за все предшествуюш;

ие годы''^^.

Это обстоятельство открывало более широкие перспективы иссле дования вопросов революционного движения на восточной окраине Российской империи. Но история сибирских организаций партии социа листов-революционеров продолжала игнорироваться: факты участия эсеров в революции, кроме единичных случаев, не нопали на страницы сборников документов. В центре внимания советской исторической науки, что вполне понятно, находилась лишь большевистская партия. В '^^ Дулов В.И. Крестьянство Восточной Сибири в годы первой русской революции.

Иркутск, 1956. С. 139.

Революционное движение в Забайкалье 1905 - 1907 гг. Сб. док. и материалов.

Чита, 1955. 448 с ;

Революционное движение в Иркутской губернии в нериод нервой русской революции: Сб. док. материалов. Иркутск, 1955.156 с ;

Революционное движение 1905 - 1907 гг. в Томской губернии: Сб. док. Томск, 1955.131 с ;

1905 год в Красноярске: Сб. док. материалов. Красноярск, 1955. 228 с ;

Революционное дви жение в Омске в годы первой русской революции (1905 - 1907): Сб. док. материа лов. Омск, 1957. 304 с ;

Большевики Западной Сибири в период первой русской ре волюции 1905 - 1907 гг.: Док. и материалы. Новосибирск, 1958. 590 с.

'^^ Блинов Н.В. К историографии рабочего движения в Сибири... С. 213.

большом количестве были изданы резолюции социал-демократических организаций, рабочих собраний, листовки и материалы периодической печати комитетов РСДРП, документы административных учреждений и карательных органов власти, нередко сопровождаемые комментариями и примечаниями. Источники эсеровского происхождения в сборниках полностью отсутствовали. Как отмечает Н.В. Блинов, «документальные публикации убедительно показывали последовательно революционную тактику большевиков в руководстве рабочим и революционным движе нием в Сибири» в 1905 - 1907 гг.'^^ Поэтому по материалам данных публикаций источников нельзя было судить о характере и содержании деятельности социалистов-революционеров. Составителей интересова ли почти исключительно проявления «нереволюционного» поведения ПСР, разоблачением которого активно занимались большевики.

В результате отбор документов, характеризуюш;

их сибирских эсе ров оказался явно односторонним. В сборники, как правило, включа лись лишь те, которые по своему смыслу отражали необходимые редак торам уничижительные для социалистов-революционеров большевист ские идейно-политические взгляды комитетов РСДРП, критиковавшие программу и тактику эсеров. В то же время за пределами публикаций остались документы, раскрываюш;

ие большевистскую тактику револю ционных компромиссов и соглашений. Стремление редакторов и соста вителей показать картину движения более зрелой и идеологически, и политически, чем она была в действительности, в отдельных случаях приводило к нарушениям правил публикации исторических документов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.