авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

1

Диалог культур:

проблемы интеграции

в крымском сообществе

(Круглый стол)

Симферополь

2002

2

ББК 8.1

Д 44

ISBN 966-572-315-4

Д 44 Диалог культур: проблемы интеграции в крымском сообществе/

Под ред. д.ф.н. О. А. Габриеляна. – Симферополь: изд-во «Таврия»,

2002. –188 с.

Издание составлено по материалам Круглого стола «Диалог культур:

проблемы интеграции в крымском сообществе», проведенного при поддержке Посольства Федеративной Республики Германия в Украине и Немецкого культурного центра Гете-Институт в Киеве, совместно с Центром этносоциальных исследований. Материалы Круглого стола, дополненные нормативными документами, будут интересны всем, кто занимается проблемами межэтнических отношений.

© Центр этносоциальных исследований, 2002.

Диалог культур: проблемы интеграции в крымском сообществе (Круглый стол) 12-14 сентября 2002 г.

Организатор: Центр этносоциальных исследований (в рамках программы Крымского Института Мира) При поддержке Посольства Федеративной Республики Германия в Украине и Немецкого культурного центра Гете-Институт в Киеве Директор проекта: доктор философских наук, профессор программы Фулбрайта, заведующий кафедрой политических наук Таврического национального университета О. А. Габриелян Центр этносоциальных исследований в рамках программы Крымского института мира при поддержке Посольства Федеративной Республики Германия в Украине и Немецкого культурного центра Гете-Институт в Киеве, при содействии Верховной Рады АРК провел 12-14 сентября 2002 г. в здании ВР Крыма Круглый стол «Диалог культур: проблемы интеграции в крымском сообществе». Эксперты, участвующие в работе Круглого стола, рассмотрели вопросы, связанные с формами и способами интеграции этнокультурных образований Крыма в целостное сообщество.

Круглый стол открыли заместитель Председателя ВР АРК В. Киселев, Посол Германии в Украине Д. Штюдеманн, заместитель Постоянного Представителя Президента Украины в Крыму Р. Хаваджи, председатель постоянной комиссии по межнациональным отношениям, проблемам депортированных граждан и инвестициям ВР Крыма М. Арудов, директор Немецкого культурного центра Гете-Институт в Киеве Б.

Каульбах, директор программы «Крымский институт мира», доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой политических наук Таврического национального университета им. В.И. Вернадского О. Габриелян. В работе Круглого стола приняла участие эксперт из Германии, Уполномоченная по делам иностранцев в Берлине Шёнеберге Э. Демирбюкен.

В данном издании приводятся материалы, наработанные экспертами во время обсуждения проблемы интеграции на заседаниях Круглого стола, а также в нем получил отражение сам ход прохождения активных дискуссий. Представлены также ряд приложений и нормативных документов, которые могут оказаться полезными как в повседневной работе экспертов, так и для тех, кто хочет глубже понять проблему и возможные пути ее решения.

Участники Круглого стола договорились об использовании русского языка в качестве рабочего. Поэтому материал предлагается на русском языке. Это связано с исключительно практическими причинами и не имеет в виду приуменьшения значимости украинского языка как государственного либо языков других народов и национальных меньшинств в Крыму.

СОДЕРЖАНИЕ Дитмар Штюдеманн, Посол Федеративной Республики Германия в Украине Диалог культур – конечно же, не панацея...................................................... Доктор Барбара Каульбах, директор Немецкого культурного центра Гете Институт в Киеве Приветственное слово.................................................................................... Доклады:

Габриелян О.А. Проблемы интеграции в Крымском сообществе................ Демюрбикен Э. Иммигранты в Германии.................................................... Петров В.П. Межэтническое согласие и проблемы адаптации ранее депор тированных в Украине................................................................................... Якубов Ф.Я. Образование – основа интеграционных процессов. КГИПИ – действующая модель в Крыму...................................................................... Ян Харфст Роль развития сообществ и демократического правления в содействии процессу интеграции: опыт ПР ООН/ПРИК в Крыму................. Бритченко С.П. Проблемы приобретения гражданства Украины репатриан тами как условия их интеграции....................................................................... Прибыткова И.М. Реинтеграция ранее депортированных крымских татар в Крыму............................................................................................................ Хоменок О.С. Роль средств массовой информации в процессе интеграции....... Мальгин А.В. Модели интеграции в полиэтнических сообществах и крымский опыт............................................................................................................... Заключительное заседание Круглого стола........................................... Габриелян О.А., директор проекта “Диалог культур: проблемы интеграции в крымском сообществе” Резюме................................................................................................................... Приложения:

1. Интеграция – коридор с двусторонним движением (Интервью с директо ром проекта д.ф.н. О. А. Габриеляном)...................................................... 2. Список участников Круглого стола.......................................................... Нормативные документы:

1. Рамочная конвенция о защите прав национальных меньшинств.............. 2. Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств......... 3. Европейская хартия о местном самоуправлении..................................... 4. Конвенция об обеспечении прав лиц, относящихся к национальным меньшинствам............................................................................................. 5. Декларация прав национальностей Украины............................................. 6. Постанова КМУ “Про затвердження Програми розселений та облаштування депортованих кримських татар та осіб інших національностей, які повернулися в Автономну Республіку Крим на постійне проживання, на період до року”................................................................................................... 7. Постанова Верховної Ради України “Про рекомендації парламентських слухань “Проблеми законодавчого врегулювання та реалізації державної політики щодо забезпечення прав кримськотатарського народу та національних меншин, які були депортовані і добровільно повертаються в Україну”........................................ 8. Закон Україні “Про національні меншини в Україні”................................. 9.Постановление Совета Министров Автономной Республики Крым “О программе развития сети образовательных учреждений, классов с украинским, крымскотатарским языками обучения, школ и классов с двумя языками обучения”.............................................................................................................. 10.Программа формирования и развития сети образовательных учреждений, классов с украинским, крымскотатарским языками обучения, школ и классов с двумя языками обучения.......................................................................... 11.Концепция образования на родных языках в Автономной Республике Крым........................................................................................................... ДИАЛОГ КУЛЬТУР – КОНЕЧНО ЖЕ, НЕ ПАНАЦЕЯ ДИТМАР ШТЮДЕМАНН Посол Федеративной Республики Германия в Украине Диалог культур сегодня стал актуальнее, чем когда-либо прежде, особенно после террористических актов в США почти ровно год тому назад. Казалось, предсказанное Семьюэлем Хантингтоном «столкновение цивилизаций» стало реальностью, и многие, возможно, лишь 11 сентября 2001 года, наконец, осознали, что они не одни в этом мире и не одни в своей стране, что существуют различные мировоззрения, в том числе и такие, которые на первый взгляд могут показаться несовместимыми. Причем этот феномен не является новым:

столетиями процессы миграции и насильственного перекраивания границ приводили к тому, что в пределах общих государств почти по всему миру живут вместе разные национальности. Эти процессы усиливались войнами и депортациями, а также огромной разницей в уровне благосостояния во всем мире в сочетании с возрастающей мобильностью. И изоляция, и упорные требования, связанные с односторонним ущемлением интересов других, являются бесперспективными.

В Федеративной Республике Германия доля граждан, родившихся за пределами Германии, ныне составляет около процентов. Для многих людей в Германии и в любых других странах диалог культур, т.е. постоянное общение людей, говорящих на ином родном языке, исповедующих иную религию и по-иному организующих свою повседневную жизнь, стал обычным явлением. То же касается и общения с гражданами других стран. Процессы интеграции в Европейском Союзе продвинулись настолько далеко, что мы даже решились на попытку создания общего гражданства с сохранением собственной идентичности отдельных наций.

Диалог культур разворачивается на многих уровнях: официальном и частном, в детских садах, школах и университетах. Важную роль играют язык и средства массовой информации. Все эти темы поднимались во время семинара и обсуждались, отчасти с противоположных позиций. Ибо не стоит обманывать себя:

диалог культур – нежный росток, требующий ухода и бережного отношения, для того чтобы расти, успешно развиваться и, в конечном счете, когда-то принести плоды. Он отнюдь не является универсальным целебным средством, благодаря которому эти проблемы могли бы растаять как дым. Это – сложный, требующий большой работы и усилий процесс, что, полагаю, довелось испытать на себе всем участникам круглого стола «Диалог культур». Но дело стоит того: лишь посредством постоянного обмена и диалога можно узнать и научиться уважать друг друга. Лишь в форме диалога можно выявлять и решать на раннем этапе возможные конфликты, прежде чем они перерастут в агрессию. Лишь посредством обоюдной открытости можно не дать превратить себя в орудие осуществления целей третьих лиц. Диалог все еще остается наилучшей формой предупреждения конфликтов.

Крым имеет многообразную историю и настоящее, окрашенное в разные цвета, это – сложный, но в то же время и наиболее подходящий для диалога регион, ибо здесь, на узком пространстве, в тесном соседстве живут многие этносы. Крым мог бы стать успешным примером объединяющей силы культурного многообразия под крышей политически единого украинского общества. Задача состоит в том, чтобы позитивно использовать имеющийся потенциал. В этом я желаю всем участникам и в дальнейшем способности отстаивать свои взгляды, желаю терпимости, серьезности и чувства юмора, а также успеха в стремлении к осуществлению культурного диалога, с тем чтобы взаимное обогащение культур и мирное сосуществование прочно вошли в нашу повседневную жизнь.

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО БАРБАРА КАУЛЬБАХ, директор Немецкого культурного Центра Гете-Институт в Киеве Гете-Институт Интер Национес считает одной из важнейших своих задач развитие культурного диалога между Германией и страной пребывания. Совместно с Верховным Советом Автономной Республики Крым, посольством Германии в Киеве, Институтом связей с зарубежьем в Штутгарте и Центром этносоциальных исследований мы провели Круглый стол, на котором представители разных культурных групп Крыма встретились и обсудили принципы и возможности мирного сосуществования.

Наша гостья из Германии Эмине Демирбюкен, уполномоченная по делам иностранцев (Берлин-Шенеберг), смогла наглядно показать на примерах из своей практики, насколько разными бывают пути к слиянию различных культурных групп в одно целое при сохранении их идентичности.

Представленные здесь тексты — результат работы Круглого стола. Они довольно непростые для чтения, но в них отразилось искреннее стремление всех участников прийти к консенсусу, который учитывал бы интересы всех этнических и социальных групп населения Крыма. Состоявшийся диалог и эта публикация укрепили нашу уверенность в важности подобных круглых столов и вдохновили нас на дальнейшую работу в этом направлении. Осенью 2003 года мы планируем продолжить наши переговоры в Крыму под названием «Диалог религий» и снова опубликовать их результаты.

ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ В КРЫМСКОМ СООБЩЕСТВЕ О. А. ГАБРИЕЛЯН, профессор, доктор философских наук, заведующий кафедрой политических наук Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Более десятилетия Украина на государственном уровне пытается сформировать политику в отношении Крыма и в самом регионе.

В одних направлениях она преуспела, а в других эта политика еще требует серьезных конструктивных инноваций. Для нас очевидно, что в Крыму в области межэтнических отношений наблюдаются серьезные проблемы. И когда Гете-Институт в Киеве и Посольство Германии в Украине предложили внести свой посильный вклад в диалог культур различных этнических групп, то возникла идея провести Круглый стол и рассмотреть на нем проблему интеграции. Как это ни парадоксально, но проблема, неоднократно декларированная на различных форумах, ни разу не стала предметом отдельного обсуждения и исследования. Это при том, что она составляет суть как государственной программы, так и ряда программ международных организаций, оказывающих содействие Украине в разрешении проблем возвращения в Крым и обустройства ранее де портированных народов. Мы предполагали, что это связано с тем, что существуют серьезные различия в понимании процесса интеграции в крымском сообществе не только различными этническими группами, но даже экспертами. Но именно эти различия и требовали, на наш взгляд, диалога. Это и стало главной целью Круглого стола.

Уже на стадии подготовки к Круглому столу стало понятно, что предстоит серьезное и сложное обсуждение крайне актуальной проблемы. Она фактически содержит в себе в свернутом виде вопрос о дальнейшей судьбе Крыма как полиэтнического региона: каким будет проект совместного проживания различных этнических групп на полуострове?

Была создана аналитическая группа экспертов в составе О. А. Габриеляна, Р. И. Ильясова, А. В. Мальгина, В. П.

Петрова, А. А. Форманчука. Все эти эксперты на протяжении многих лет занимаются данной проблемой. Группа подготовила соответствующие материалы к обсуждению на Круглом столе.

Были рассмотрены различные аспекты интеграции: культурный, экономический, конфессиональный, информационный. Даже в рамках самой аналитической группы не было достигнуто полного консенсуса по всем отмеченным направлениям, но это было воспринято не как ее слабость, а как основания для дискуссий на самом Круглом столе.

На мой взгляд, группа поступила верно, когда пригласила на обсуждение экспертов, придерживающихся различных точек зрения. Было важно собрать таких участников диалога, которые, с одной стороны профессионально и практически знали проблему, а с другой – отражали позицию той или иной этнической или социальной группы. Именно это и стало творческим ресурсом обсуждения проблемы, которое проходило очень активно, а порой и драматически. Участникам Круглого стола не удалось путем консенсуса прийти к некоторым рекомендациям. Последнее сделало явным сам факт наличия проблем в процессе интеграции. Стало ясно, что недопустимо благодушное невнимание к крымским проблемам. Но в результате работы удалось путем совместного мозгового штурма наработать ряд предложений, рекомендаций и идей, которые заслуживают того, чтобы ознакомить с ними широкую общественность. Они могут рассматриваться как основа для дальнейших дискуссий и поисков непростых решений в области межэтнических отношений и интегративных моделей развития Крыма.

Чтобы понять саму проблему интеграции в крымском сообществе, хотелось бы обратить внимание на ряд обстоятельств.

1. Развал СССР и активное самоопределение бывших республик и населяющих их народов привели к необходимости адекватной самоидентификации. Таковой стала этническая идентичность.

Она оказалась как бы коренной, «первородной». Однако простые ответы на сложные вопросы таят в себе много проблем, и мы оказались свидетелями этого. Этническая самоидентификация как этнозащитный процесс позволила народам придать импульс развитию национальных культур, а в некоторых случаях начать сложный процесс их возрождения. Однако этот процесс, как и любой другой, содержал в себе свою противоположность. А именно - агрессию по отношению к другим народам и культурам. Долгий путь возрождения и развития подменялся политикой самоотстранения от “другого”, самоопределением через отрицание, внутренней мобилизацией путем построения образа врага.

2. Сегодня мы находимся в иной фазе развития, и невозможно по-прежнему использовать риторику конфронтации.

Необходимы реальные усилия в решении созидательных задач.

Никакой борьбой за самоопределение, самоидентификацию не заменить труднейшую проблему наполнения содержанием собственной культуры. Здесь момент истины: имеем ли мы народ, способный к ежедневному развитию собственной культуры, понимаемой в самом широком смысле, или только политические амбиции этнократии.

3. Политика интеграции как формирование связей между частями политического организма в единое целое не угрожает этническим культурам, а предоставляет им гарантию развития в пределах единого государства. Прошлый опыт совместного проживания в таком государстве вызывает у нас недоверие к риторике интеграции, мультикультурализма и может вызвать ассоциации со скрытыми формами ассимиляции.

Безусловно, для таких опасений есть основания. Однако мерой всему в этом вопросе могут служить объективные параметры развития той или иной этнической группы. В настоящее время мы часто находимся в состоянии, когда действуем под воздействием не реальных угроз, а старых или вновь сконструированных фантомов.

4. Последнее можно утверждать однозначно, хотя бы потому, что мы не действовали в ситуации демократизации всех сфер общественной жизни. Об этом можно говорить с известной долей иронии, но фактом является то, что мир в целом и Украина в частности претерпевают этот процесс. Этнические группы имеют не только внутригосударственные, но и междуна родные гарантии своего существования.

5. Для нас в Крыму проблема заключается в формировании общей мотивации к интеграции при сохранении своих этнических интересов. Такой мотивацией может служить, на наш взгляд, прагматика интересов. Написать это легко, реализовать трудно, но возможно.

6. Результатом станет формирование гражданского, демократического общества с общей, но не единственной идентификацией – украинская политическая нация. Иных более реальных неконфронтационных сюжетов развития пока не просматривается.

ИММИГРАНТЫ В ГЕРМАНИИ Э. ДЕМЮРБИКЕН, уполномоченная по вопросам работы с иностранными гражданами района Шёнеберг-Темпельгоф города Берлина После экономического подъёма в Федеративной Республики Германия в начале 60-х годов возникла острая потребность в дополнительной рабочей силе, которую сама Германия не могла удовлетворить. Проводилась вербовка работников в таких странах, как Турция, Югославия, Марокко и Тунис. Для всех участников этого процесса было ясно, что пребывание этих лиц в Германии будет носить временный характер. В соответствии с этим были устроены рабочие места и условия жизни: их концепция была ориентирована на возможность быстрого использования. Соглашения между Федеративной Республики Германия и странами, где проводилась вербовка рабочей силы, собственно, и не предусматривали для обеих сторон ни долгосрочного, ни, прежде всего, совместного будущего. Поэтому ни немецкая, ни иностранная стороны не слишком задумывались об этом. Даже происходивший позже приезд супругов не слишком изменял ситуацию. Только с подрастанием детей мигранты осознавали, что запланированные пять лет стали пятнадцатью, а немецкая сторона также с удивлением протирала себе глаза: “Да они же всё ещё тут!” Новая глава долговременного поселения в стране началась в 80-е годы. Медленно, но верно всем сторонам стало ясно:

мигранты останутся в Германии на длительное время. В соответствии с этим ныне ведётся работа над сложными и интересными проблемами. Так, с годами “иностранцы” стали “жителями страны пребывания”, по отношению к которым проявляется толерантность. Основой общественного сосуществования, бесспорно, должна быть толерантность, но достаточно ли её одной для равноправной совместной жизни?

На этот вопрос даёт свой ультимативный ответ один из величайших немецких классиков, Иоганн Вольфганг фон Гёте:

не позднее момента поселения в стране за толерантностью должно последовать принятие.

Но этот процесс развития также требует соответствующих выводов в области интеграционной политики. При новом определении интеграционной политики значительная трудность заключается в определении самого понятия интеграции, хотя сегодня почти все политические стороны придерживаются единого мнения в отношении того, что целью процесса является “интеграция иностранных граждан”. До недавнего времени действия по интеграции требовались исключительно от “новичков” в Германии: иммигрантов. Очень долгое время не было консенсуса в отношении того, что должно быть содержанием интеграции, кто должен и обязан интегрироваться.

Но вот уже в течение шести лет, в процессе интенсификации дебатов по вопросам иммиграции немецкое, государство впервые в насчитывающей несколько столетий истории иммиграции взяло на себя обязательство по осуществлению и сопровождению соответствующих процедур в области интеграционной политики, а также по обеспечению соответствующих статей в госбюджете.

При этом интеграция понимается прежде всего как интеграция политическая, как создание возможностей для участия в политической и общественной жизни страны в качестве полноценных граждан. При этом целью не является культурная ассимиляция.

После сорока лет иммиграции (или, если угодно, миграции) мы всё ещё не знаем, как нам следует называть тех, кто прибыл:

иностранцы, иностранные граждане, иммигранты, немцы иностранного происхождения, ненемцы или получившие гражданство Германии иммигранты. Неважно, какое определение мы выберем для этих людей, но неоспоримым фактом является то, что они живут в Германии и принадлежат к существующей ныне форме внешнего проявления этого общества. У многих иммигрантов такие перефразы вызывают горький привкус от ощущения того, что они всё-таки не являются полноценными гражданами. Но и мне самой пока не удалось найти такое определение, которое меня бы удовлетворило.

Наша страна стала пёстрой страной, где существует многообразие идентичностей, культур и верований, характерное почти для всех промышленно-развитых стран и мегаполисов.

Но достаточно ли внимания уделяется этим реалиям в общеполитическом контексте? Ведь множество лиц разного цвета требует от всех сторон переосмысления, прежде всего в культурной сфере. Возникающее вследствие иммиграционных процессов напряжение, которое, как правило, интерпретируется негативно, могло бы рассматриваться в качестве динамических сил и использоваться с пользой для всех сторон. Вместо ведения борьбы идеологических течений за идентичность и принадлежность нам необходимо больше прагматизма и идей, которые послужили бы толчком к действиям. Ведь сегодня речь идёт о гораздо большем, а именно о хорошо продуманной, подвергнутой широкому обсуждению в обществе программе, которую, к тому же, необходимо реализовывать. “Интеграция” означает – как, в конечном счёте, и “демократия” – постоянный процесс, который может быть хорош ровно настолько, насколько хороши его участники.

Поэтому содержательная часть должна получать своё новое определение и наполнение в постоянном процессе изменения общества на основе основных гражданских прав и ценностей, производными от которых являются как правила сосуществования, так и права и обязанности. Но чтобы разработать новые, общие для всех правила, необходимо быть готовым и открытым для критического восприятия укладов жизни, отношение к которым далеко не однозначно. Например, принимать и понимать как абсолютно нормальное явление факт ношения женщинами мусульманками головных платков, призыв муэдзина и существование поклонниц “рэпа”. Это, конечно, не означает, что следует выступать в поддержку религиозных идеологий или даже пытаться сделать их приемлемыми в обществе. К нормальному положению вещей относится также умение не сводить проблемы и конфликты только к этнической или религиозной принадлежности, а признавать их также частью интеграционного процесса и находить их решение. Это значит, что каждый – будь он гражданином Германии по рождению или получившим гражданство иммигрантом – осознаёт свою ответственность как гражданин страны.

Ни одно из обществ не является однородным, в том числе и общество иммигрантов. Например, мегаполисы являются слишком неоднородными, чтобы допускать существование статичных и константных идентичностей. Темп их жизни провоцирует кардинальные перемены и жёсткий надлом идентичности, вследствие чего появляются выигравшие и проигравшие. Точно так же, как существуют иммигранты уголовники, существуют иммигранты с высшим образованием и очень хорошим знанием немецкого языка, которые успешно и самостоятельно делают карьеру. Непосредственным вопросом в данном случае является то, как относиться к этим различным образам, а также тот постулат, не рассматривается ли само физическое существование “чужаков” как препятствие интеграции.

Бесспорно, что, несмотря на достигнутый высокий уровень интеграции, общество иммигрантов не отреклось от своей культуры или религии. – Кстати, и сами немцы, которые переселяются за границу, разумеется, поступают не иначе. – Удивительно, но иммигранты – равно как и их немецкие визави – жалуются на то, что немецкое общество не открывается им навстречу. И это притом, что немецкая сторона уже на протяжении ряда лет ничем иным не занимается, кроме способствования интеграции семей иммигрантов, где это только возможно. Обе стороны столкнулись в лабиринте, и хотя зачастую они владеют языком общения, но в диалоге нередко теряют дар речи, особенно если разговор идёт о культуре и религии. Потеря дара речи имеет место не только со стороны иммигрантов, но также и с немецкой стороны. Следует подчеркнуть: касательно обозначений “немцы” и “иностранцы” - речь идёт не о том, чтобы противопоставить их друг другу в качестве противников и таким образом неизбежно создавать враждебность. Так, публичная дискуссия, проведённая в ратуше берлинского района Шёнеберг через год после террористических актов в США, показала: всё ещё имеют место недиффе ренцированные предубеждения против ислама. Причиной этому часто бывает неосведомлённость. Крайне необходимо усиление образовательной работы в школах и детских дошкольных учреждениях, а также повышение квалификации людей, передающих свои полученные в рамках этих мероприятий знания и опыт другим.

Но в этом общем процессе нельзя упускать из виду тот факт, что сохранение культуры, языка и собственной истории всё больше становится причиной обеспокоенности среднего и высшего слоя иммигрантов. Но в то время как образованные слои населения в состоянии решать эту проблему на компенсаторной основе, малообразованные семьи замыкаются от общества в своём кругу. Чёткие установки и содержательный материал, разработанные в соответствии с запросами и потребностями семей иммигрантов, структурно ещё не зафиксированы в области образовательной политики в качестве рамочной программы, вследствие чего родительский дом – наряду с общественными организациями иностранных граждан – часто остаётся единственным жизненным пространством и единственной школой жизни, где подаётся пример культуры и традиций, и где они являются предметом заботы.

В качестве позитивных проектов, носящих образцовый характер, можно назвать двуязычное обучение в школах, а также проекты интеркультурного воспитания. Уже в детском дошкольном учреждении дети знакомятся с культурой и языком других стран. Эти знания преподаются им в форме игры. Вот уже в течение приблизительно полугода в Берлине практикуется голландская модель. Это значит: иммигрантов обучают по трём направлениям, имеются языковые, интеграционные курсы и курсы по преодолению неграмотности.

Мы должны осознавать риск того, что если во имя интеграции эти культуры будут стремиться удалиться в этнические ниши и разовьют там самопроизвольную динамику, это, возможно, приведёт к поляризации и сегрегации. Многие проблемы можно было бы осмыслить гораздо проще, если бы все стороны признали следующий постулат: не существует статичных культур, которые могут избежать чужого влияния или защититься от него. В процессе истории все культуры подвергаются постоянному изменению. Ничем не отличается ситуация с идентичностями, которые – точно так же, как и культуры, – принимают новые формы и находят присущее им выражение во взаимодействии между их внутренним и внешним миром. И точно так же культуры не готовятся – как, например, в лаборатории, - к встречам в стерильных условиях, общественная реальность устанавливает собственные критерии. Возможность осмысления культуры и идентичности с применением фиксированных понятий так же маловероятна, как управление и формирование иммиграционных процессов при помощи только лишь гибкого образа мыслей и отказа от стереотипов мышления и понятий, передающихся из поколения в поколение.

В данном случае отмеченные проекты являются важными инстанциями, формирующими сознание, и при этом речь идёт не только о политически корректном языке. К кругу их функций, наряду с поддержкой творческого потенциала, относится также задача по взятию на себя покрытия дефицитов и по осуществлению соответствующих мер противодействия в рамках стратегии на коммунальном уровне. Споры с религиозными обществами и их разрешение точно так же относятся к этой сфере деятельности, как и смягчение остроты социальных конфликтов в проблемных жилых районах, и реалистичный менеджмент конфликтов в области работы с молодёжью.

В этом направлении городской район Шёнеберг может послужить достойным подражания образцом интеграционной работы. На протяжении прошлых лет, благодаря объединению в единую сеть проектов по работе с иммигрантами и беженцами, было создано такое большое количество позитивных структур, что они тем временем стали важной опорой для органов власти.

Это доказывают также результаты эмпирического исследования по вопросу состояния проектов, ориентированных на развитие самопомощи в иммигрантской среде, и организованных социальных проектов, осуществляемых независимыми некоммерческими структурами, в районе Шёнеберг города Берлина ’95/”96”, опубликованные уполномоченным по вопросам работы с иностранцами района Темпельгоф-Шёнеберг.

Объединение проектов по работе с иммигрантами и беженцами, осуществлённое моим отделом 13 лет тому назад, носит название “T-SAGIF” (Рабочая группа “Проекты по работе с иммигрантами и беженцами” района Темпельгоф-Шёнеберг) и проводит свои заседания один раз в месяц, чтобы проводить работу для района Темпельгоф-Шёнеберг в области интеграционной политики. В этом коллективном органе не только разрабатываются стратегии действий в контексте специфических для иммигрантской среды тематических комплексов, но также планируются и осуществляются совместные акции. Группа “T SAGIF” с течением времени преобразовалась в спе циализированный орган для администрации, а также её политических комиссий и комитетов. Кроме того, группа “T SAGIF” стала – при поддержке Отдела уполномоченного по вопросам работы с иностранцами и в тесном сотрудничестве с ним – пулом организаций, занимающихся распространением своих знаний и опыта среди таких заведений как, например, школы, органы полиции, разного рода консультационные учреждения и благотворительные организации.

Например, проводимый ежегодно Праздник встреч, ставший в нашем районе традиционным, вот уже в течение ряда лет организуется (как по содержанию, так и концептуально) и проводится группой “T-SAGIF” в тесном сотрудничестве с уполномоченным по вопросам работы с иностранцами. Равно как и День открытых дверей в рамках Дома интеркультуры и за его пределами.

Ещё одним успешным примером интеграционной работы на уровне городского района может служить Дом интеркультуры по адресу Гесслерштрассе 11 в районе Шёнеберг. Я разработала эту концепцию 11 лет тому вместе с руководительницей проекта зарегистрированного общественного объединения “Иностранцы с нами”. В районе Темпельгоф-Шёнеберг проживают 338. жителей, причём доля иностранных граждан составляет 24%.

Наибольшей по численности группой иммигрантов являются турки - 14.390 иммигрантов. За ними следуют югославы - 4. и поляки - 3.584 человек. Граждане Европейского союза представлены 8.521 иммигрантами;

из них 1.659 греков и 1. итальянцев: холодные цифры, за которыми, однако, скрываются живые люди и их судьбы.

Кроме того, мы должны также уметь критиковать и воспринимать критику без предубеждений, чтобы при этом нас не считали сразу “ксенофобами” и “германофобами”. Пока мы этому не научимся, нам вряд ли удастся “нормально” реагировать и общаться друг с другом. То, что в таких джунглях, каким является, например, мегаполис Берлин с его 180 нацио нальностями, при восприятии разнообразных жизненных укладов и культурного колорита часто возникают недоразумения, да такие, что нередко только клочья летят, является составляющей культуры спора, вербального разрешения конфликтов. Эта культура пока ещё находится в стадии развития, но в рамках ее никак нельзя допускать, чтобы различия между точками зрения и реакциями сводились исключительно к национальной принадлежности.

Концепция Дома интеркультуры является в своём роде уникальной как в Берлине, так и во всей Федеративной Республики Германия. Это подтверждают также и многочисленные группы посетителей из других федеральных земель. Кроме предложений, ориентированных на определённые группы, тематическое содержание и акции согласовываются между собой и реализуются совместно. Группа “T-SAGIF”, благодаря своим связям с Домом интеркультуры, вносит свой существенный вклад в проведение всех мероприятий и акций. Между тем Дом интеркультуры приобрёл широкую известность как в Берлине, так и в Федеративной Республики Германия в целом. Так сказать, “постоянными клиентами” этого Дома являются школы и детские дошкольные учреждения района Темпельгоф-Шёнеберг, органы полиции и федеральной пограничной службы.

Ещё одним успешным начинаем района Темпельгоф-Шёнеберг, – которое было первым среди районов Берлина и осуществлялось за собственные финансовые средства, - стал образцовый проект “Курсы немецкого языка для матерей иностранок”. В рамках этого проекта матери-иностранки приобретали знания немецкого языка. Охваченные этим образцовым проектом матери обучались немецкому языку в тех же школах, где учились их дети. Цель этих курсов состояла в том, чтобы дать возможность этим матерям обрести большую самостоятельность, уверенность в своих силах и обеспечить лучшую коммуникацию со школой. Благодаря полученным языковым знаниям эти матери должны были получить возможность для лучшего понимания школьных будней своих детей и оказания им соответствующей поддержки. Благодаря взаимодействию административных структур района Шёнеберг и в рамках превентивного совета “Шёнебергер Норден”, инициированного районным бургомистром, этот успешный образцовый проект был запущен народным университетом района Шёнеберг в тесном сотрудничестве с Отделом уполномоченного по вопросам работы с иностранными гражданами в начальной школе Ноймарк. При этом он получил поддержку со стороны детского дошкольного учреждения Бюловштрассе. Осуществление этого проекта началось осенью 1998 года при количестве участников 58 человек, и уже к весне 1999 года их количество почти втрое превысило первоначальное (158 человек). Между тем народный университет расширил этот проект, и он осуществляется уже на 17 объектах укрупнённого района.

При этом хорошо себя зарекомендовала формула, на которую неоднократно ссылаются и которая гласит: иммигрантов нужно “брать” там, где они находятся. В данном случае таким местом была школа, куда матери ежедневно приводят своих детей.

Одновременно был доведён до абсурда политический упрёк, согласно которому, дескать, иммигранты не желают интегрироваться и не хотят изучать немецкий язык. Вопрос, возникающий в данном случае, заключается скорее в том, как можно укрепить успешные проекты и, кроме того, инициировать другие предложения, не беспокоясь при этом постоянно о том, что придётся опять закрывать курсы вследствие недостаточного финансирования. Сегодня эти матери, которые тем временем обрели большую самостоятельность и сознательность, приходят к нам и, ссылаясь на полученные ими знания немецкого языка, требуют предоставления им мест для получения профес сионального образования! – И всё это потому, что они при поддержке администрации нашли в себе мужество открыться обществу, пойти ему навстречу и сформулировать свои потребности.

Хотя здесь удалось упомянуть только некоторые успешные примеры работы в районе Темпельгоф-Шёнеберг, но в рамках структурных изменений в области интеграционной работы в районе за последние 14 лет удалось расставить эти акценты только потому, что эта сфера являлась в нем приоритетной и получила немало сердечного тепла.

Под конец я хотела бы ещё раз подчеркнуть следующее: в ближайшее время мы будем уделять самое пристальное внимание дебатам об интеграции и иммиграции. Они предъявляют свои требования к работе всех нас. И мы должны достойно ответить на эти требования, а уже потом мы сможем констатировать, что при успешном участии в интеграционных процессах нам удалось гораздо дальше продвинуться вперёд относительно наших культурных познаний и общего кругозора.

Примечание. Эмине Демирбюкен родилась в 1961 году в Турции и прибыла в Германию в возрасте восьми лет, будучи ребенком так называемых гастарбайтеров. Она изучала в университете немецкую филологию и коммуникационные науки, работала журналистом и принимала активное участие в работе различных турецких общественных организаций. Она является членом партии ХДС.

МЕЖЭТНИЧЕСКОЕ СОГЛАСИЕ И ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ РАНЕЕ ДЕПОРТИРОВАННЫХ В УКРАИНЕ В. П. ПЕТРОВ, кандидат исторических наук, первый заместитель председателя Республиканского Комитета по делам национальностей и депортированных граждан Конец XX века ознаменовался не только завершением «холодной войны» и объединением Европы, но и распадом ряда многонациональных государств, пограничными спорами и межэтническими войнами.

Трагедия 11 сентября и дальнейшее развитие событий в мире, несмотря на декларации об объединении усилий мирового сообщества в борьбе против терроризма, во многом поколебали гуманистическую иллюзию о планетарном сознании и едином человечестве.

И хотя не ставится под сомнение приоритет универсальных (общечеловеческих) ценностей и глобального мышления, в повседневной действительности наблюдается небывалый подъем уровня этнической и религиозной мобилизации, когда стремление защитить или утвердить свои ценности нередко приводит к вспышкам насилия и сепаратизма.

Наиболее остро и болезненно переживается «взрыв»

этничности на территориях постсоветских государств, где в течение многих лет утверждалось представление об успешной интеграции отдельных этнических групп в единый советский народ, хотя и внешне стабильным обществам на западе не удалось избежать проявлений этнического сепаратизма.

Достаточно вспомнить Квебек, Корсику, Басконию и т.д.

С обретением независимости Украина также столкнулась с проблемой выбора модели своего этнополитического развития.

Ее актуальность определялась, прежде всего, тем, что межэтнические отношения в полиэтническом государстве, каким является Украина, представляют собой важный фактор национальной безопасности, поскольку выступают необходимым элементом общественного согласия и объективной предпосылкой территориальной целостности страны.

Создание новой украинской государственности обусловило ряд сложных процессов, в т.ч. неоднозначность в теоретических подходах и практическом движении общества к политически или этнически определенной нации, проблемы идентификации некоторых этнических общностей в качестве коренных народов и национальных меньшинств, а также поиски путей национального самоопределения внутри и вне украинского этноса (гуцулы, русины, крымские татары).

Поэтому особую значимость в контексте построения национального государства приобретают межэтнические отношения украинцев и русских, русских и крымских татар, этот ряд можно продолжать и дальше.

При любом типе государственного устройства политика государства в отношении «меньшинств» играет важную роль. В ней можно выделить два основных направления: унифицирующее (ассимилирующее) и политику культурного плюрализма.

Несмотря на отсутствие до сей поры концепции государственной этнополитики, законодательство Украины в целом соответствует международным правовым актам в отношении обеспечения прав этнических меньшинств. Тот факт, что в процессе государственного строительства Украине, в отличие от многих других республик бывшего СССР, удалось избежать межэтнических столкновений, свидетельствует об определенном понимании ситуации и способности политического руководства «не переходить черту».

Тем не менее, имеется немало сторонников превращения Украины в моноэтническое государственное образование путем последовательной ассимиляции всех этнических составляющих страны. Совершенно очевидно, что подобная культурно-языковая политика вполне может послужить конфликтогенным фактором на ценностно-символической стадии его развития, особенно учитывая то, что границы языковых и культурных групп в Украине не совпадают с границами групп этнических.

К сожалению, задача научиться жить в условиях плюрализма - политического, этнического, языкового, культурного, религиозного остается нерешенной для нашего общества, зачастую культурно-языковое многообразие рассматривается как угроза безопасности государства, поэтому проблема освоения толерантности в Украине в равной мере актуальна как для рядовых граждан, так и для государственных чиновников, религиозных деятелей и лидеров этнических групп.

Подтверждением служит политическая борьба, развернувшаяся вокруг закона «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств».

Ключевым фактором укрепления национальной госу дарственности представляется формирование украинской нации как политической общности и единого народа из всего существующего населения. Подобные задачи решаются эволюционным путем постепенных реформ, учитывающих особенности различных регионов страны. Цель этого процесса –интегрировать идеи совместного строительства демократического государства, которое стало бы своим для всех проживающих на его территории этнических общностей.

В этом контексте для Украины чрезвычайно важное значение приобретает решение целого блока политико-правовых, социально-экономических и этнокультурных проблем, связанных с возвращением и обустройством на ее территории крымских татар, армян, болгар, греков и немцев, депортированных по национальному признаку в годы второй мировой войны.

По своим масштабам и интенсивности этот процесс не имеет аналогов в истории послевоенной Европы. Более того, Украина оказалась фактически единственным государством на всем постсоветском пространстве, взявшим на себя ответственность за судьбы сотен тысяч репатриантов и на протяжении ряда лет финансирующим комплекс мер по их обустройству и этнокультурному развитию.

Многолетний опыт реализации этих мер дает основания утверждать, что процесс репатриации, завершившийся в своих наиболее массовых формах, будет продолжаться и в XXI столетии, хотя и в значительно меньших объемах. Столь же длительный и противоречивый характер будут носить адаптация и реинтеграция ранее депортированных и их потомков в украинском обществе, поскольку их возвращение на историческую родину в условиях распада СССР и сформированного образа «чужого народа», трансформирующейся экономики и последующего острого кризиса, охватившего политические и социально-экономические институты независимой Украины, еще более усиливало напряженность и создавало почву для конфликтов, в т. ч. на этнической основе. Игнорирование этих тенденций может повлечь за собой крайне негативные последствия, причем не только для Украины, но и для ее соседей.

Однако нельзя забывать о факторах, содействующих реинтеграции крымских татар, как, впрочем, и представителей других этнических групп, подвергшихся депортации. Ведь, как правило, проблема этнической интеграции возникает там, где появляются этнические общности, оторванные от основной нации-государства и погруженные в абсолютно новую языковую, социокультурную и ценностную среду. Это характерно, к примеру, для турок в Германии, выходцев из Африки во Франции, вчерашних русских в США и т.п.

Унифицированность этносоциальной жизни в бывшем СССР, подвергавшаяся столь резкой критике на рубеже 80 - 90-х годов, выполняет в ситуации возвращения депортированных позитивную функцию. У них не возникает проблем с языком межнационального общения, нет необходимости дополнительно подтверждать профессиональную квалификацию или осваивать новые стандарты образования. Кроме того, в данном случае мы имеем дело с уникальной ситуацией не утраты, а обретения родины, что создает совершенно иной психологический фон всего процесса.

Характеризуя процесс возвращения и интеграции ранее депортированных лиц и их потомков, следует выделить следующие его направления:

- поддержка и содействие возвращению депортированных на родину;

- содействие социально-экономическому обустройству и этнокультурному развитию репатриантов;

- разработка нормативно-законодательной базы и создание правовых условий для реабилитации депортированных лиц разных национальностей.

Многолетняя борьба депортированных крымских татар за право вернуться в Крым увенчалась успехом в конце 80-х годов. Однако репатриация была значительно осложнена ее стихийным, непрогнозируемым характером. В этих условиях государство (сначала СССР, затем Украина) оказалось не готовым к принятию и расселению в Крыму десятков тысяч людей.

Лишь первым из них удалось приобрести дома у местных жителей, однако цена их в скором времени резко возросла и стала недоступной для многих репатриантов. Земельные участки под индивидуальную застройку поначалу выделялись не в местах традиционного довоенного расселения крымских татар, а на северо-востоке полуострова. Попытки переселенцев обустроиться на южнобережье наталкивались на противодействие властей.

Отсутствие законодательной базы, регламентирующей процесс возвращения и статус репатриантов, волокита с пропиской, проблемы с трудоустройством повлекли за собой массовые акции протеста от митингов и пикетов до самозахватов колхозных земель. Меры по ликвидации стихийных «самостроев», предпринимаемые силами правопорядка, вызывали еще большую напряженность.

Различные комиссии, созданные в 1989 - 1990 годах, так и не смогли разработать государственную программу возвращения крымских татар, ограничившись внесением рекомендаций и разработкой графиков, в соответствии с которыми организованную репатриацию бывших спецпоселенцев предполагалось начать в 1991, а завершить в 1996 году.

Дальнейшее развитие событий показало нереальность этих сце нариев, поскольку, с одной стороны, уже к 1991 году в Крым возвратилось более 120 тыс. человек, а с другой - процессы репатриации, а тем более обустройства, продолжаются по сей день и далеки от завершения, хотя было бы неверным умалять или тем более отрицать результаты достигнутого при всех издержках этого процесса.

На 1 января 2001 г. в Автономную Республику Крым на постоянное место жительства возвратились и были заре гистрированы, по данным ГУ МВД Украины в Крыму, 258, тыс. крымских татар и 3,4 тыс. армян, болгар, греков, немцев.

К сожалению, еще не обнародованы результаты переписи населения, поэтому сегодня мы не располагаем точными данными о его национальном составе. Несмотря на заметное снижение темпов репатриации со второй половины 90-х годов (в 2001 г. в Крым переселилось около 2,4 тыс. человек), за пределами Украины остается значительное количество крымских татар, армян, болгар, греков и немцев. Следует отметить, что в связи с трудностями обустройства в Крыму все большее число депортированных и их потомков, живущих за пределами автономии и знающих о ситуации в ней, связывают сроки своего возвращения с созданием соответствующих условий (предоставлением жилья, трудоустройством и т. п.).

Около четверти крымских татар, остающихся сегодня в Узбекистане, по данным опросов, проведенных экспертами Международной организации миграции в 1997 г., вообще не собирались переезжать в Крым.

К началу 90-х годов относится осуществление первых шагов, направленных на решение социально-экономических проблем репатриантов: из государственного бюджета впервые были выделены средства для строительства жилья, инженерных сетей и объектов социально-культурной сферы, началось предоставление кредитов на индивидуальное строительство. В этот период в Крыму создаются первые государственные структуры, задачей которых стало решение практических вопросов, связанных с обустройством репатриантов. К сожалению, подобные меры не были реализованы в регионах, откуда вчерашние спецпоселенцы выезжали на родину. Ни в Узбекистане, ни в Российской Федерации, ни в других республиках бывшего СССР, а ныне суверенных государствах репатриантам не производилась компенсация затрат, связанных с переселением. Зачастую депортированные вынуждены оставлять нажитое годами имущество, включая дома, квартиры, автомобили, либо продавать его за бесценок и переселяться в Крым практически без вещей и средств для обустройства на новом месте. Замораживание в Сбербанке бывшего СССР личных вкладов граждан особенно больно ударило по тысячам семей репатриантов, в одночасье лишившихся возможности приобрести или построить себе жилье в Крыму собственными силами.


В октябре 1992 г. по инициативе Украины в столице Киргизстана г. Бишкеке главами стран - членов СНГ было подписано соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов. Ныне оно ратифицировано Украиной, Узбекистаном, Таджикистаном, Арменией, Киргизстаном, Казахстаном, Азербайджаном. Однако, как и многие подобные документы содружества, это соглашение фактически не действует. Другие попытки Украины привлечь государства СНГ к участию в мероприятиях по обустройству репатриантов также не увенчались успехом.

Одним из немногих примеров реального межгосударственного сотрудничества в этой сфере остается заключение украинско узбекских соглашений по вопросам упрощенной процедуры получения гражданства Украины для репатриантов, прибывающих из Узбекистана. К середине 2002 года подавляющее большинство крымских татар и лиц других национальностей воспользовались этой возможностью и обрели украинское гражданство.

Как уже отмечалось, с распадом СССР финансирование затрат, связанных с обустройством репатриантов, полностью легло на Украину. В марте 1996 года Кабинет Министров Украины одобрил «Программу первоочередных мер по расселению и обустройству депортированных крымских татар и лиц других национальностей, которые возвратились и проживают в Крыму» на 1996-2000 годы, а в мае 2002 г. утвердил аналогичную программу на 2001-2005 годы.

Начиная с 1991 года в государственном бюджете отдельной строкой предусматриваются расходы на обустройство депортированных. Общая сумма затрат на эти цели в 1991- годах превысила 650 млн. грн. Начиная с 1996 года свой вклад в решение проблем репатриантов и вносит международное сообщество в рамках Программы развития и интеграции Крыма и других программ, направленных в первую очередь на формирование атмосферы толерантности и углубление интеграции.

В рамках короткого выступления невозможно представить детальный анализ проделанной за эти годы работы, к тому же я не ставил перед собой такой задачи. Бесспорно, что просчетов и ошибок на этом пути допущено немало, а использование выделенных средств было не всегда эффективным.

Приведу только один пример. Так сложилось, что в силу известных ограничений и политики расселения, проводимой государством в конце 80-х - начале 90-х годов, большинство крымских татар компактно размещалось в отведенных для этого местах (п. Сарыбаш в Первомайском р-не - характерный пример такого расселения). Так возникло около 300 массивов компактного проживания, где живут десятки тысяч людей со всеми их проблемами: безработицей, отсутствием дорог и воды, газа и канализации. И оценить этот феномен до сих пор никто не удосужился. Но вот несколько дней назад я прочитал доклад Европейской комиссии против расизма и нетерпимости о ситуации в Крыму, обнародованный на заседании Комитета министров Совета Европы в июле 2002 года, и увидел там такие строки: «Комиссия считает, что в целом требуется внедрить подход, который улучшит процесс расселения бывших депортированных среди остального населения Крыма, чтобы избежать риска создания гетто и содействовать взаимной интеграции разных общин». И ведь такой подход стихийно реализуется в последние годы, фактически минуя государственные структуры, - я имею в виду внутрикрымскую миграцию, когда многие жители этих уже сложившихся поселений под грузом нерешаемых проблем срываются с места и переселяются или в города или поближе к морю и другим источникам существования, где можно найти работу или какой то заработок. Тот же Сарыбаш сейчас на треть опустел, и руины недостроенной школы, в которую вложены значительные средства, служат укором всем нам.

Над всем этим необходимо серьезно думать, особенно при планировании мер по обустройству на ближайшую перспективу.

Однако, учитывая проблематику нашего «круглого стола», хотел бы отметить следующее.

Факторы, оказывающие позитивное влияние на становление поликультурности в Крыму, существуют и имеют, хотя и робкую, тенденцию к расширению: это и развитие межэтнического диалога в различных формах, и рост представительства крымских татар в органах региональной власти, и поддержка этих процессов со стороны международных организаций и фондов, и, наконец, совместное проведение или соучастие в различных социально культурных мероприятиях, совместное обучение и т.п.

Однако приходится констатировать, что в настоящее время ни одна из сторон в дискуссии о путях и формах интеграции депортированных не может предложить оптимальную схему этого процесса, имеют место проявления сепаратизма как со стороны крымских татар, так и русских, а стало быть, предстоит длительная работа на основе системного подхода, учитывающего интересы всех этнических, культурных и конфессиональных составляющих общества в целом.

ОБРАЗОВАНИЕ – ОСНОВА ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ.

КГИПИ – ДЕЙСТВУЮЩАЯ МОДЕЛЬ В КРЫМУ Ф. Я. ЯКУБОВ, ректор КГИПИ, доктор технических наук, профессор Образование, согласно существующей традиции, это в первую очередь создание, формирование образа – образа человека и мира. Не изменяя в один присест мир, образование изменяет наши представления о мире и о себе и тем самым изменяет будущее мира. Поэтому, хотя образование можно считать одним из самых консервативных процессов, оно одновременно является и одним из самых революционных.

Какое образование имеют крымские татары, какое образование им предлагают, какого образования они хотят – от этого в немалой степени будет зависеть и процесс их интеграции в Украинское общество.

Интеграция (объединение частей в целое) по своей сути есть процесс многоплановый, развивающийся в пространстве, времени, культуре. В пространстве – надо вновь укорениться на Родине. Во времени – надо осознать себя современником на ней. В культуре – надо взаимодействовать с культурой, которая сегодня присутствует на родной земле.

Эта интеграция сложна, и сложна не только тем, что память народа ведет его к традициям предков, но и тем, что сама Украина, порывая с обжитым домом, стремится интегрироваться в Западную Европу, которая, в свою очередь, стоит перед проблемой интеграционных процессов, связанных с глобализацией различных сфер жизни современного человечества.

Следует учитывать эту многогранность различных интеграционных процессов и отражать ее в образовании: в его структуре, методике, содержании, целях.

Так какое же образование будет способствовать интеграции крымских татар в украинское общество и мировое сообщество?

У представителей старшего поколения, естественно, советское (основательное) образование, но с изрядной долей идеологизации, у представителей молодого поколения в принципе то же образование, но с несколько иной идеологией и отсутствием «запрета на профессии». В этих условиях кто-то едет учиться в Киев, кто-то в Стамбул, кто-то в западноевропейские страны, кто-то в страны арабского мира, т.е. туда, где готовы помочь репатриантам.

Мы же видим наиболее подходящей для интеграции крымских татар в украинское общество следующую модель образования.

Это должно быть образование открытое и постоянное с ориентацией на современные технологии, с повышенным вниманием к историческим, культурологическим, языковым, этническим аспектам в обучении и воспитании. Открытое (постоянное) образование предполагает возможность и необходимость не только обучать конкретному материалу по отдельным специальностям, но учить студентов учиться в течение всей жизни, – таково требование современной, быстро меняющейся цивилизации. Ориентация на современные технологии, а точнее - на технологии будущего, сделает крымскотатарских специалистов конкурентоспособными на сегодняшнем, весьма тесном, рынке труда.

Непростая история народа, резкие, неоднозначные перемены в его судьбе, необходимость интеграции в новые реалии требуют развитого исторического сознания. Такое сознание будет противостоять ненаучному, искаженному пониманию истории крымских татар, их отношений с другими этносами, их прошлому и настоящему. Без скорейшего преодоления комплекса единственной и вечной жертвы истории не может быть не то что интеграции, но и просто психически здорового народа.

Культурологические аспекты образования важны потому, что в процессе интеграции происходит взаимодействие, причем неоднозначное, многоплановое, как различных типов цивилизаций (славянской, тюркской и др.), так и различных областей и уровней культуры (философии, науки, религии, морали, искусства и т.п.). Без знания и понимания ценности культурного многообразия вновь приобретенной Родины народ замкнется сам в себе, а тут уже будет не до интеграции.

Крымским татарам должна быть предложена и широкая возможность выбора языков. Резкая и насильственная смена языковой среды не способствует улучшению образования, а значит, и языковой интеграции.

Интеграция – это и взаимодействие различных моральных традиций с признанием некоего морального единства. Поэтому в интеграционных процессах необходимо уделять особое внимание эстетическому просвещению и воспитанию, гуманитарному (деидеологизированному) образованию. Добро – важнейшая категория этики, поэтому идеи добра, дружественного отношения к людям, этносам, культурам должны доминировать во всей цепи развития этих процессов. Но одного «школьного» знания мало. Необходимо еще и постоянное, с малых лет и на всех стадиях формирования личности, воспитание навыков межкультурного, межэтнического общения, без чего ни о какой интеграции не может быть и речи. Естественно, что такое воспитание и обучение должно предлагаться представителям всех культур, конфессий, этносов, языков.


Крымский государственный индустриально-педагогический институт – КГИПИ со времени основания (1993 г.) планомерно работает на развитие и укрепление интеграционных процессов, возрождение крымскотатарского языка и культуры. Примерно равное соотношение (50% на 50%) обучающихся представителей славянской и тюркской культур создает равные условия к их взаимодействию и взаимообогащению.

Вот некоторые реальные результаты действующей модели:

КГИПИ – единственный ВУЗ в Крыму, где преподавание ведется на трех языках: украинском, русском и крымскотатарском. При этом студенты изучают также один из иностранных языков.

Подготовка педагогов для школ и классов с крымскотатарским языком осуществляется по удвоенным специальностям, а именно – преподаватели крымскотатарского языка получают право преподавания одного из языков: украинского, английского, русского или турецкого, что, несомненно, несет в себе интегрирующее начало. Выполняется широкий спектр научных исследований, связанных с историей этносов и, в первую очередь, славянских и тюркских культур. Проведены и проводятся десятки международных конференций. Преподавателями института подготовлено и издано более 100 монографий на эти темы, начальные классы обеспечены учебниками и учебными пособиями на крымскотатарском языке. Собрана значительная библиотека. Важно, что молодежь разных национальностей взаимодействует друг с другом в непрерывном процессе обучения и воспитания: в студенческой аудитории, на самодеятельной сцене, в спортивном зале, т.е. интеграционные процессы протекают в естественных, а не навязанных каким-то политическим течением условиях.

Углубление и развитие интеграционных процессов и проявление их результатов в Крыму мы видим в создании «Центра полиэтнической культуры молодежи», на строительство которого имеются:

Поручение президента Украины № 1-14/1064 от 2 сентября 2002 г., Постановление Кабинета Министров Украины № 29 от января 2002 г.

Центр полиэтнической культуры молодежи Постановка проблемы Высокогуманная роль Украины и международных донорских организаций в восстановлении прав депортированных граждан получает широкое одобрение в мире, вписываясь благодарными мотивами в историю пострадавших этносов.

Однако результаты подобных действий в решении главной проблемы – обеспечения мирного и бесконфликтного развития депортированных народов в полиэтническом обществе – могут оказаться более значительными, если они будут внедряться во все стадии развития интеграционных процессов системно.

Говоря образно – требуется посадить дерево, рост которого от корней и до созревания плодов должен быть обеспечен системой питания, отвергающей возможность аномальных явлений.

Точнее, воля и роль донорских организаций должны быть не локальными и одномоментными, исчезающими с разрешением конфликта в данной ситуации, а созидающими, направленными на исключение природы конфликта и его развития.

Целесообразность рассмотрения такой задачи очевидна.

Нужны опытная база, система действий, позволяющие построить общую модель, работающую на внедрение гуманных, высоконравственных и потому конфликтоисключающих принципов в полиэтнической среде.

На наш взгляд, такой экспериментальной базой могло бы стать педагогическое учебное заведение, действующее в регионе потенциального этнического конфликта. В частности, им мог бы стать Крымский государственный индустриально педагогический институт (КГИПИ), по мировым стандартам работающий в режиме Университета, и Автономная Республика Крым.

Чем определяется такая постановка вопроса? Почему предлагается Крым?

В результате этно-миграционных процессов за последние 60 лет состав населения Крыма существенно изменился. В традиционно многонациональном и стабильном Крыму нарушился сформированный веками баланс материальных ресурсов и духовного климата. Результатом стало возникновение проблем этнического характера. Но Крым, возможно, как никакой другой регион, имеет основания развиваться как поликультурное, бесконфликтное пространство:

- тысячелетиями в Крыму мирно соседствовали разные народы.

Даже в условиях многочисленных войн и нашествий внутри него не было войн или исторически значимых конфликтов на межэтнической почве. Так что, есть опыт. Правда, во многом утерянный, но сохранивший корни;

- Крым веками являлся центром успешного взаимодействия западной и восточной цивилизаций. Объективное изучение этого диалога культур представит хороший шанс и даст новый импульс для возрождения и продолжения данного процесса;

- Крым характеризуется также добрым соседством разных религий.

Оно сохраняется исторически вне зависимости от количества последователей той или иной конфессии. Сегодня, когда разыгрываются конфликты на межрелигиозной основе, пример мирного сосуществования мусульман (крымских татар) в анклаве христиан (славян) очень ценен;

- мирное взаимодействие различных цивилизаций в много национальном пространстве обеспечивается интеллектуальной средой. Крым, благодаря своему географическому положению и природным условиям, всегда имел такую среду, систе матически подпитываясь от мировых культурных центров Европы и Азии.

Почему педагогическое учебное заведение и конкретно КГИПИ?

- Уровень конфликтности в обществе во многом определяется соблюдением норм нравственности его членами. Педагог – по природе профессии готовит себя к работе в таком пространстве, оказывая влияние на формирование морали в ее наиболее ранней стадии;

- в процессе подготовки будущие педагоги изучают цикл наук, связанных с основами психологии, мировой культуры и истории, позволяющие им работать в режиме утверждения нравственных принципов добра и гуманизма в обществе, межэтнического плюрализма и согласия;

- специфика педагогического высшего учебного заведения позволяет охватить определенный регион (в нашем случае Крым) полностью, т.к. его выпускники в процессе педагогической деятельности по цепной связи формируют мировоззрение учащихся всех образовательных учреждений и, как следствие, каждой семьи, определяя тем самым нравственный климат этого региона;

- в Крымском государственном индустриально-педагогическом институте количество студентов и профессоров-преподавателей, представляющих различные культуры (в основном тюркскую и славянскую) приблизительно равно. Это создает равные условия для их взаимодействия и взаимообогащения и, что очень ценно, облегчает реальное восприятие болезненных проблем депортированных остальным населением.

Отмеченные функции в определенной мере КГИПИ уже выполняет и первые позитивные результаты заметны в детских садах, школах, других учебных заведениях, где начали работать выпускники института, впитавшие благотворную суть синтеза культурных начал.

Важно углубить эти процессы, создать условия для восприятия будущими педагогами, как носителями идеалов нравственности, особенностей менталитета дружественной культуры, дать возможность им самим нарабатывать приемлемые способы взаимодействия в различных сферах его проявления: в студенческой аудитории и научной лаборатории, на спортивной арене и концертной сцене, в общежитии и семье – в этих на дежных формах познания и гармонизации культур.

В этом плане КГИПИ представляет по сути Центр полиэтнической, точнее, славяно-тюркской культуры, стратегию и созидательный смысл которого для мира в Крыму, как модели добрососедства, трудно переоценить. Целесообразно поддержать эти процессы, придать им новый импульс и устойчивый характер, что вполне возможно, если укрепить базу КГИПИ, как будущего Университета межнационального согласия, созданием специального спортивно-культурного комплекса с общежитием.

Такой комплекс - “Центр полиэтнической культуры молодежи” разумно построить на средства Украины и гуманитарно-донорских организаций, как отвечающих смыслу их деятельности.

Цель проекта Создание студенческого комплекса – “Центр полиэтнической культуры молодежи”, как материальной базы, обеспечивающей системный вклад в решение проблемы мирного, бесконфликтного развития крымского общества на основе синтеза культурных начал в процессе формирования мировоззрения педагога – главного носителя идеалов нравственности.

Задачи проекта Проект состоит из 2-х взаимодополняющих частей.

Часть 1. Предусматривает достижение цели проекта через внедрение его основной идеи в учебный процесс.

Для этого по представлению КГИПИ Министерство образования Украины с учетом предложений участвующих в Проекте международных донорских организаций утверждает специальную программу, предусматривающую:

- включение в учебные планы и программы КГИПИ специального цикла учебных предметов, рассчитанных на весь период обучения, связанных с историей межэтнических отношений, интеграционными процессами в культуре, науке и экономике в различных странах мира;

- обеспечение группой признанных в мире ученых и специалистов (возможно, делегируемых ООН) преподавания и освоения этих предметов, с проведением всех обязательных для учебного заведения занятий (лекции, практические и контрольные работы, курсовое и дипломное проектирование и т.п.);

- проведение этой же группой специалистов учебы крымских преподавателей и специалистов, подготавливаемых для реализации программы в качестве её будущих представителей – профессоров и преподавателей различных учебных заведений;

- подготовку наиболее высокоэрудированных и критически мыслящих студентов, способных генерировать ценные идеи, в качестве дипломированных конфликтологов-политологов;

- разработку тематики научных исследований, направленных на раскрытие подлинной истории взаимодействия различных этносов данного региона, ее позитивных страниц, предс тавляющих гарантию их мирного развития;

- формирование специальной библиотеки с современной электронной связью, выпуск тематических журналов, сборников научных трудов, доступных для специалистов различных стран мира, создание фильмов и другого информационного материала:

С учетом того, что мировая общественность постоянно интересуется проблемой депортированных, КГИПИ становится объектом для посещения государственных и общественных деятелей, проведения различных совещаний, семинаров и конференций с обсуждением проблем и оценки созидательной деятельности гуманитарных организаций.

Часть 2. Учитывая, что интеграционные процессы наиболее полно протекают при взаимодействии молодежи разных национальностей в быту, культурной и спортивной сферах, «Центр» будет решать комплекс задач, таких как:

- создание различных фольклорных ансамблей и смешанных на их основе коллективов;

- развитие национальных видов спорта, совместная подготовка спортсменов и их общекомандные выступления;

- проведение научных конференций молодых ученых, посвященных истории, культуре и развитию интеграционных процессов;

- организация выставок изделий народного творчества, картин, исторических памятников, демонстрация национальной одежды студенческого театра мод;

- творческие вечера молодых поэтов, прозаиков, журналистов с участием признанных в мире деятелей культуры;

- обмен мнениями по межнациональным проблемам в виде семинаров, дискуссий, встреч с учеными, общественными и государственными деятелями;

- чествование молодых талантов в многонациональной среде, реклама их творчества.

Работа в этом направлении явится той системой питания интеграционных процессов, на почве которой будут прорастать добрые ростки общечеловеческой культуры и отвергаться сорняки. Такое решение создаст основу не только для мирного развития Крыма, но представит добрый пример и для многих конфликтоносных очагов мира.

I. Ожидаемые результаты 1. Гуманитарно-донорские организации получают опытную учебную базу, на которой создают условия в Крыму и Украине для совместного формирования у студентов-педагогов (а через них во всей сети образования и региона в целом) сути своих принципов, направленных на утверждение добра и гармоничное развитие разных культур в полиэтническом обществе.

2. В Крыму стимулируются процессы, последовательно и системно направленные на обеспечение стабильности политической ситуации, межэтнического мира и согласия и, как следствие, исключение опасности противостояния и конфликтов, имеющих этническую окраску.

3. КГИПИ получает возможность для совершенствования качества подготовки специалистов путем включения в свою деятельность международных интеллектуальных сил и укрепления материальной базы.

РОЛЬ РАЗВИТИЯ СООБЩЕСТВ И ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВЛЕНИЯ В СОДЕЙСТВИИ ПРОЦЕССУ ИНТЕГРАЦИИ: ОПЫТ ПРООН/ПРИК В КРЫМУ ЯН ХАРФСТ, координатор Программы развития и интеграции Крыма ООН Исходя из результатов сегодняшней и вчерашней дискуссии, становится ясным, что существует несколько взглядов на интеграцию. Опыт работы в Крыму на данный момент свидетельствует о том, что проблемы еще есть, но появилось и много возможностей ускорить процесс интеграции, учитывая разнообразие культурных различий, придающих Крыму особую уникальность.

Для Организации Объединенных Наций, представляющей практически все страны мира, которые прилагают усилия для того, чтобы сделать этот мир еще лучше для всех нас, интеграция - это процесс, который вовлекает всех людей в жизнь общества и требует от всех его членов усилий и активной жизненной позиции. Это касается не одной какой-либо конкретной группы, приспосабливающейся к другой, более многочисленной, это касается создания равных возможностей для всех групп и людей стать активными и успешными членами общества.

Для этого требуется не только эффективная юридическая и политическая база, гарантирующая права всех индивидуумов, вне зависимости от их происхождения, это также требует присутствия постоянного диалога различных групп, представляющих общество на всех уровнях, с целью содействия взаимопониманию, уважению и толерантности по отношению к традициям и культурам других народов и необходимости их сохранения.

Поэтому интеграция подразумевает толерантность и способность всех членов общества свободно взаимодействовать и широко участвовать в его жизни, тогда как Правительство обязано обеспечить равные права и возможности для всех граждан.

Недопустимо, чтобы одна группа навязывала свою культуру и ценности другой, так же как и недопустимо, чтобы определенные группы сознательно изолировались от общества, используя в качестве предлога сохранение своей культуры и ценностей.

Программа Развития и Интеграции Крыма, или ПРИК, была создана в 1995 году Программой Развития Объеденных Наций с целью поддержать мирную интеграцию ранее депортированных народов в крымское и украинское сообщество.

Она начала свою деятельность в момент наивысшего кризиса в социальной и экономической сфере, последовавшего за развалом Советского Союза, и напряженности, созданной притоком возвращающихся на родину ранее депортированных народов, в основном крымских татар. Тогда существовала острая необходимость в принятии немедленных мер по устранению напряженности, чтобы не дать ей развиться в сильный конфликт.

Тот факт, что за последние годы подобные вспышки острых столкновений оставались единичными, и что возможность конфликта значительно снизилась, в основном имеет место благодаря успешным усилиями жителей Крыма, стремящихся не позволить подобным конфликтам выйти из-под контроля. В то же время активное участие международных организаций, таких как ПР ООН, УВКБ ООН, МККК, ОБСЕ, несомненно спо собствовало этому процессу.

Работа первых двух фаз ПРИК, которая протекала с 1995 до середины 2001 года, при содействии Республиканского Комитета по вопросам национальностей и депортированных граждан, была направлена на решение вопроса о необходимости интеграции и предотвращения конфликтов путем предоставления основной социальной инфраструктуры и коммунальных услуг в местах компактного проживания ранее депортированных граждан в пределах больших и малых городов. Это, например, поселки Каменка и Украинка в Симферопольском районе и 6-й и 7-й микрорайоны в Бахчисарае, где недовольство и возможность потенциального конфликта были наивысшими.

В то же время ПРИК содействовала образованию общественных организаций в сообществах РДГ, оказывая поддержку в создании молодежных и женских центров, центров развития бизнеса, дошкольных учреждений на дому и других негосударственных организаций.

Для этого ПРИК поощряла предоставление возможностей ранее депортированным гражданам участвовать в общественной жизни, повысить свой доход и улучшить жизненное пространство.

Прямое финансирование Программой культурных мероприятий и инициатив организаций РДГ подчеркнуло значительную роль ПРИК в попытке изменить далеко не выгодное положение, в котором находились РДГ, столкнувшиеся, при возвращении в Крым, лицом к лицу с другими этническими группами, а также повысить их значимость в обществе.

С другой стороны, деятельность ПРИК ограничивалась географическим охватом только четырех регионов Крыма, и ее мероприятия были направлены в основном на крымских татар, поскольку они составляли большинство среди ранее депортированного населения. Кроме того, из-за чрезвычайно разобщенного состояния крымской политики в то время и неоднозначного отношения к вопросу интеграции и обустройства РДГ, вклад ПРИК в формирование соответствующей политики и демократического правления оставался очень ограниченным.

Однако деятельность ПРИК за этот период в союзе с УВКБ ООН, ОБСЕ и другими международными организациями способствовала созданию более благоприятной обстановки для развития диалога между РДГ и другими группами населения на более разумной и конструктивной основе, снижая, таким обра зом, возможность потенциального конфликта и создавая бла гоприятный климат для интеграции всех групп населения в единое, многокультурное крымское общество.

В то же время, за первое десятилетие независимости Украины, обстановка как внутри страны, так и за ее пределами стаби лизировалась до такой степени, что ее национальная целостность стала нерушимой и значительно защищенной от потрясений, которые в течение первых лет еще представляли риск для будущей независимости страны и ее единства.

В обстановке, когда Украина и Крым, так же как и другие части бывшего Советского Союза и Восточной Европы, в основном следовали одной и той же модели, ПРИК заново определила свою роль и полномочия в деле поддержания интеграции и развития в Крыму, что нашло отражение в работе третьей фазы, начатой в июле.

В процессе осуществления этой фазы, которая продлится с 2001до конца 2004 года, стратегия ПРИК реализуется в трех основных направлениях :

Первое стратегическое направление - это содействие развитию сообществ и местного самоуправления.

Для этого ПРИК продолжает работать именно с теми сообществами, в которых высок процент РДГ, но также поощряет и других жителей в создании организаций сообществ с целью улучшения условий жизни и снижения уровня бедности путем объединения их усилий и ресурсов и проведения мероприятий самопомощи, вне зависимости от их принадлежности к РДГ.

Создавая фонд сбережений жителей, все члены сообщества становятся активными участниками Организации Сообщества.

Этот фонд может использоваться для решения вопросов по микро финансированию его членов или для оказания финансовой поддержки при совместных культурных мероприятиях.

После создания фонда ПРИК помогает Организациям Сообществ определить и выделить наиболее острые, по их мнению, социальные и экономические проблемы, существующие в сообществе, и создать план решения этих проблем. Особое внимание уделяется вопросам молодежи и женщин в данных сообществах.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.