авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«1 Диалог культур: проблемы интеграции в крымском сообществе (Круглый стол) Симферополь 2002 2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Этот План Развития Сообществ, выработанный общими усилиями, включает подробную статью расходов на реализацию первоочередных проектов и оговаривает вклад сообщества из его собственных ресурсов. Вклад может представлять собой техническую оценку, материалы, труд, наличные средства или любую другую помощь.

Далее, для реализации своих планов, Организации Сообществ должны заручиться поддержкой местных сельсоветов и районной государственной администрации, которые также определят свой вклад наличными фондами или в другом виде. Поддержка плана сообщества местными властями и их обязательство содействовать реализации планов является непременным условием для дальнейшей помощи со стороны ПРИК.

Подобный механизм социальной мобилизации уже был запущен в действие ПРИК более чем в 30 многонациональных сообществах Красногвардейского, Бахчисарайского, Белогорского, Симферопольского, Первомайского, Судакского и Сакского районов. На протяжении последующих 2х лет он охватит еще более 100 сообществ в 14 регионах Крыма.

С этой целью ПРИК формирует группы из 2х человек в каждом регионе, которые будут обеспечивать координацию между Организациями Сообществ, местными сельсоветами, районной государственной администрацией и ПРИК, а также поддерживать тесное сотрудничество с местными НПО, бизнес-структурами и сообществами в других регионах.

Несмотря на то, что этот подход сравнительно новый для Крыма и Украины (он сейчас применяется в зоне Чернобыльской катастрофы), опыт других стран четко показывает, что через мобилизацию и усиление сообщества таким путем - уста новлением партнерских взаимоотношений и доверия между Организациями Сообщества и местными властями, сообщества приобретают уверенность в способности улучшать жизненные условия и окружающую обстановку и, вероятно, в будущем будут брать инициативу в свои руки при решении проблем на основе совместного и согласованного принятия решений.

Как только члены сообществ разных национальностей поймут, что путем объединения своих усилий, а также при участии местных властей они могут изменить условия своей жизни и окружающей среды к лучшему и самостоятельно заботиться о собственном будущем, - сообщества станут более сплоченными и целостными.

Второе направление стратегии ПРИК в третьей фазе – содействовать экономическому развитию, увеличению доходов населения и созданию рабочих мест.

Это ключевой момент в стратегии ПРИК, т.к. без работы и доходов люди не чувствуют себя полноправными членами общества. Чувство изоляции от общества, вызванное чрезвычайной бедностью, может серьезно препятствовать любой попытке интеграции, что, в конечном счете, усиливает напряженность, которая может вылиться в возобновление конфликта.

Мы уверены, что путь к созданию источников дохода и занятости лежит в содействии мелким, малым и средним предприятиям.

Для этого ПРИК тесно сотрудничает с Министерством экономики по созданию более благоприятного климата, особенно в сельской местности, для развития мелких, малых и средних предприятий путем облегчения доступа к кредитам, содействуя формированию бизнес -структур, улучшая основы регулирования деятельности малых предприятий и поддерживая создание структур, оказывающих бизнес-услуги.

Наряду с методом работы с организациями сообществ, упомянутым выше, создание механизма для проведения диалога между частыми предпринимателями и местными властями является необходимым в формировании благоприятных условий для экономического развития и интеграции.

И, наконец, третье направление стратегии ПРИК – способствовать разработке соответствующей политики и установлению политического диалога с целью совершенствования правовых и политических структур для дальнейшего содействия интеграции всех групп населения в единое многокультурное крымское общество и повышения уровня человеческой безопасности через мероприятия, направленные на устойчивое развитие.

Для этого ПРИК и Совет министров АРК создают Совет по Человеческой Безопасности и Развитию при Совете министров Автономной Республики Крым, состоящий из видных политических и общественных деятелей - представителей крымского правительства, Парламента и Общественных Организаций, которые формируют политику и принимают решения.

Аналитическая группа, изначально сформированная при ПРИК, будет проводить основные исследования по вопросам условий жизни в Крыму и на их основе извлекать ряд социальных, экономических, политических и культурных индикаторов, которые ежеквартально смогут представить реальную картину об уровне человеческой безопасности в Крыму.

Человеческая безопасность в этом контексте должна рас сматриваться как степень социальной, экономической, юридической, демократической и экологической безопасности окружения, в котором люди могут свободно жить и улучшать свою жизнь.

Совет будет ежеквартально знакомиться с состоянием показателей человеческой безопасности и вырабатывать политику и рекомендации к действию для сдерживания негативных тенденций. В этом отношении Совет будет организовывать заседания для проведения диалога, наблюдения и принятия решений по основным проблемам интеграции и по развитию крымского общества.

Мирная интеграция людей разных национальностей в единое, многокультурное крымское и украинское общество станет реальностью по мере роста доверия и уверенности людей друг в друге на уровне отдельных сообществ, сельских советов, районов, а также в Центре, что будет выражаться в большем уважении, толерантности и поддержке по отношению друг к другу.

ПР ООН/ПРИК при поддержке Правительств Крыма и Украины и международного сообщества доноров обязуется активно содействовать этому процессу.

ПРОБЛЕМЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ ГРАЖДАНСТВА УКРАИНЫ РЕПАТРИАНТАМИ КАК УСЛОВИЯ ИХ ИНТЕГРАЦИИ С. П. БРИТЧЕНКО, кандидат юридических наук, заместитель руководителя Управления по вопросам гражданства Администрации Президента Украины Одной из сложных проблем, с которой столкнулась Украина после провозглашения независимости, являлась проблема депортированных лиц различных национальностей и их потомков, которые после политической реабилитации в году в массовом порядке возвращались на свою Родину.

Стратегической задачей государства в отношении этих лиц была их интеграция в украинское общество. Однако успешное решение этого задания было невозможным без приобретения депортированными лицами и их потомками гражданства Украины. На основе гражданства Украины как правовой связи между лицом и Украинским государством лицо наделяется широким кругом прав, свобод и обязанностей.

Иностранцы и лица без гражданства, согласно законодательству Украины, также имеют в ней права, свободы и обязанности.

Это характерные для демократического государства права человека на свободное развитие своей личности, на жизнь, на уважение к его достоинству, на свободу и личную непри косновенность и другие.

Однако объем этих прав по сравнению с объемом прав гражданина Украины значительно уже. Он не позволяет иностранцам и лицам без гражданства полностью интегрироваться в украинское общество.

Различия правового статуса граждан Украины, иностранцев и лиц без гражданства касаются, прежде всего, политической сферы, но они имеют место и в иных сферах общественной жизни. Так, права на свободу объединения в политические партии и общественные организации;

на участие в управлении государственными делами, во всеукраинском и местном референдумах, право свободно избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления;

собираться мирно, без оружия и проводить собрания, митинги, и демонстрации;

права доступа к госу дарственной службе, к службе в органах местного самоуправления принадлежат исключительно гражданам Украины.

Кроме того, только им в соответствии с Конституцией Украины государство создает условия осуществления права на труд, гарантирует равные возможности в выборе профессии и рода трудовой деятельности, гарантирует право на социальную защиту, предоставляет право бесплатно получить высшее образование в государственных и коммунальных учебных заведениях на конкурсной основе и т.п.

Перечень этих прав с учетом характера проблем, имеющих место у репатриантов, убедительно подтверждает вывод о необходимости приобретения ими для успешной интеграции в украинское общество гражданства Украины.

Государственную политику в отношении приобретения гражданства Украины депортированными лицами и их потомками кратко можно охарактеризовать так: Украина была заинтересована в создании условий для решения этой проблемы.

Однако на практике ее решение оказалось непростым.

Проблема усложнялась различиями в правовом статусе указанных лиц: из 255 тысяч – около 159 тысяч стали гражданами Украины вследствие правопреемства Украины, осуществленного в 1991 году, 23 тысячи были лицами без гражданства и около 82 тысяч – иностранцами.

Таким образом, свыше 100 тысяч депортированных лиц не имели гражданства Украины, что существенно затрудняло их интеграцию. Кроме того, это создавало определенную напряженность в отношениях между депортированными лицами и государственными органами.

В это время (имеется в виду середина 90-х годов прошлого века) осуществлялся напряженный поиск вариантов решения указанной проблемы. В нем принимали участие госу дарственные органы, неправительственные и международные организации.

Быстрое решение проблемы приобретения гражданства Украины депортированными лицами, являющимися лицами без гражданства, требовало внесения изменений в законодательство Украины.

В апреле 1997 года были внесены такие изменения, согласно которым депортированные лица и их потомки получили право приобретать гражданство Украины в упрощенном порядке, как все выходцы с Украины. Это позволило в течение краткого времени в основном решить проблему приобретения гражданства лицами без гражданства.

Проблема приобретения гражданства Украины иностранцами была значительно сложнее, поскольку одним из его условий являлось прекращение иностранного гражданства. Это было связано со значительными расходами, поскольку плата за процедуру прекращения гражданства в странах, из которых возвращаются депортированные, является значительной, учитывая их материальное положение.

Кроме того, эта процедура является достаточно сложной и длительной.

Следует также отметить, что после прекращения иностранного гражданства депортированные лица определенное время должны были пребывать в статусе лиц без гражданства со всеми негативными последствиями, которые вытекают из такого статуса.

Таким образом, необходимо было найти возможность упрощения процедуры изменения гражданства депортированными лицами.

Прежде всего это относилось к тем из них, которые вернулись из Узбекистана, поскольку из 82 тысяч иностранцев – 63 тысячи были гражданами Узбекистана.

В 1998 году Президент Украины инициировал переговорный процесс с Республикой Узбекистан, вследствие которого была достигнута договоренность о сотрудничестве в решении вопросов гражданства депортированных лиц. Это позволило установить упрощенную процедуру изменения гражданства депортированными лицами, возвращающимися в Украину из Республики Узбекистан.

Во-первых, отпала необходимость для них приезжать в По сольство Республики Узбекистан в Украине, чтобы лично подавать заявления о выходе из узбекского гражданства. Заявления подавались в органы внутренних дел Украины одновременно о прекращении узбекского и приобретении украинского гражданства.

Во-вторых, эти лица освобождались от уплаты государственной пошлины (100 $ США) за оформление выхода из узбекского гражданства.

В-третьих, вдвое, с одного года до шести месяцев, сокращен максимальный срок, в течение которого заявления рас сматривались узбекской стороной.

Договоренность действовала до конца 2001 года. Благодаря ей изменили гражданство более 50 тысяч человек - то есть практически все депортированные лица, которые вернулись из Узбекистана в Украину и на которых распространялось ее действие.

Это была массовая кампания, которую осуществили государственные органы Украины с привлечением неправительственных организаций и с помощью международных организаций.

Учитывая, что депортированные лица возвращаются в Украину не только из Узбекистана, но и из иных государств, Украина предложила всем государствам-участникам СНГ заключить договоры об упрощенном порядке изменения гражданства.

На этот период заключены и действуют такие соглашения с Республикой Беларусь и Республикой Казахстан. Подписано и ратифицировано Украиной соглашение с Республикой Таджикистан. Готово к подписанию соглашение с Кыргызской Республикой. Продолжаются переговоры с иными государствами.

Учитывая, что, очевидно, не удастся заключить такие соглашения со всеми государствами-участниками СНГ, а также с целью надлежащего обеспечения права на гражданство в Украине, прежде всего предупреждения возникновения случаев безгражданства, в январе 2001 года была принята новая редакция Закона Украины «О гражданстве Украины». Её принятие содействует решению тех проблем, которые еще остались в отношении изменения гражданства депортированными лицами.

На это время проблема приобретения гражданства Украины этими лицами в значительной степени утратила свою остроту.

Она существует для тех депортированных, которые только возвращаются в Украину (за 2001 год прибыло депортированных, ежемесячно прибывает в Крым от 150 до депортированных), а также для депортированных, вернувшихся из Грузии и Узбекистана и членов их семей. Дело в том, что с указанными странами заключены договоры о предотвращении двойного гражданства, в соответствии с которыми Украина не может предоставлять свое гражданство гражданам этих стран до прекращения ими иностранного гражданства.

Украиной на дипломатическом уровне предпринимаются усилия, чтобы решить и эту проблему.

Важное значение для успешного решения проблемы приобретения гражданства Украины депортированными лицами имеет ознакомление их с содержанием нового законодательства Украины в сфере гражданства. С этой целью Управление по вопросам гражданства Администрации Президента Украины инициировало подготовку Комментария к Закону Украины «О гражданстве Украины» и популярной брошюры «Гражданство Украины в вопросах и ответах» на украинском и русском языках.

Их издание является существенным подспорьем и для государственных органов, выполняющих законодательство о гражданстве.

РЕИНТЕГРАЦИЯ РАНЕЕ ДЕПОРТИРОВАННЫХ КРЫМСКИХ ТАТАР В КРЫМУ И. М. ПРИБЫТКОВА, профессор Национального университета «Киево-Могилянская Академия»

Для лучшего понимания проблем интеграции в крымском сообществе и обсуждения столь непростой темы диалога культур в Крыму необходимо договориться о понятийном аппарате и терминологическом словаре. Если участники дискуссии вкладывают различное содержание в понятия и соответствующие термины‚ которыми они оперируют‚ достичь взаимопонимания в процессе совместной работы будет очень сложно. О терминах не спорят‚ о терминах договариваются. Поэтому я предлагаю придерживаться терминологического словаря‚ выработанного несколькими поколениями отечественных исследователей миграционных процессов. А репатриация ранее депортированных народов в Крым как раз и есть один из таких процессов. Предметом нашего внимания является завершающая стадия репатриации ранее депортированных крымских татар: их адаптация к новым условиям жизни в местах вселения и их обустройство‚ которое через определенное время завершится превращением новоселов в старожилов. Но наибольший интерес представляет для нас реинтеграция ранее депортированных народов в Крыму. Прежде всего познакомимся с содержанием этих понятий и соответствующими им терминами.

Приживаемость‚ адаптация‚ обустройство и интеграция репатриантов Приживаемость - характеристика конечной стадии миграционного процесса. Рассматривается одновременно и как процесс, и как результат приспособления переселенцев к новым условиям жизни и удовлетворения их жизненно насущных потребностей в местах вселения. Понятие приживаемости тесно связано с двумя другими понятиями адаптации и обустройства, отражающими взаимодействие субъективного и объективного. При этом адаптация знаменует собой приспособление субъекта к объективным условиям жизнедеятельности в местах вселения, а обустройство - перестройку этих условий в соответствии с потребностями субъекта (новосела).

Единство этих двух процессов определяет результативность приживаемости.

В качестве критерия уровня приживаемости могут быть использованы показатели миграционной подвижности населения - соотношение между численностью новоселов в данном районе и местными жителями - старожилами;

распределение новоселов в зависимости от времени вселения, а также доля оставшихся к данному моменту из числа приезжих определенного года.

Приживаемость может также характеризоваться средним числом лет, прожитых новоселами в местах вселения. Эти показатели могут быть рассчитаны для лиц определенного пола, возраста, этнической принадлежности и т. п.

Термин приживаемость не имеет аналогов в западноевропейской научной терминологии.

Адаптация - социально-психологический и психофи зиологический процесс приспособления личности либо социальной группы к новым условиям социальной среды в местах вселения. Важнейшей составляющей адаптации является согласование самооценок, ожиданий и притязаний индивидов с их возможностями, а также с реалиями новой жизни в местах вселения. Процесс адаптации осуществляется одновременно на физиологическом, биологическом, психологическом и собственно социальном уровнях.

Адаптация к новым условиям и образу жизни не исчерпывает полностью феномен перехода новоселов в состав постоянного населения в местах вселения. В отдельных случаях она завершается быстро, но, как правило, - это довольно продолжительный процесс, который может быть усложнен трудностями обустройства новоселов. Очень часто процесс приспособления материальных условий жизни в местах вселения к потребностям самих переселенцев оказывается наиболее важным для их приживаемости.

Обустройство - это процесс достижения новоселами уровня благосостояния старожилов. В случае их организованного перес еления го сударство предоставляет кредиты, безвозмездную денежную помощь, возмещает затраты на переезд и перевозку имущества. Помощь государства может включать также предоставление жилья, приобретение скота, др. Как правило, для обустройства необходимо время, по продолжительности большее либо меньшее, чем время, необходимое для адаптации, без которой приживаемость новоселов так же недостижима, как и без обустройства. И в дореволюционной литературе, и в литературе 20-х годов, так же как и в современной литературе, называется время, необходимое для перехода новоселов в категорию постоянного населения. В среднем оно составляет 8-10 лет, в течение которых уровень благосостояния новоселов достигает уровня жизни старожилов в местах вселения.

Интеграция (реинтеграция) - процесс размывания и в конечном счете исчезновения каких - либо видимых отличий, разделяющих переселенцев и старожилов, в особенности в том, что касается их социально-экономического и правового статуса. Это также процесс организации (восстановления) защиты граждан со стороны государства и распространения на них принципа верховенства закона. Более конкретно это означает отсутствие социального и политического насилия, установление эффективных судебно-правовых процедур, введение плюралистических форм управления и справедливое распределение ресурсов. Процесс реинтеграции, таким образом, позволяет бывшим перемещенным лицам и членам их семей все шире пользоваться правом на физическую, социальную, правовую и материальную безопасность.

Понятие интеграции (реинтеграции) широко используется в практике Управления Верховного Комиссара ООН. Термин реинтеграция применяется, когда речь идет о репатриации людей, ранее проживавших в стране и покинувших ее не по своей воле (беженцы, депортированные народы;

лица, перемещенные внутри страны, пр.).

Самое первое и главное право человека - это право на жизнь, однако круг гуманитарных проблем не ограничивается только сохранением человеческой жизни. К ним принадлежат преодоление безгражданства и нищеты, предотвращение нарушения прав человека, обеспечение верховенства закона, справедливое распределение ресурсов, реализация социальной защиты.

Трудности реинтеграции связаны с отсутствием материальной безопасности, особенно в стране, переживающей экономический кризис. Несмотря на всю свою изобретательность и постоянные поиски новых возможностей реинтеграции, вернувшимся на родину людям очень нелегко выжить. Им трудно адаптироваться к реалиям новой жизни, им предлагают для застройки самые неудобные участки земли, наименее привлекательные для жизни районы, где почвы бедны, рынки недоступны, а общественный транспорт и учреждения социальной инфраструктуры отсутствуют. Положение репатриантов характеризуется значительной социальной напряженностью и отсутствием психологической безопасности.

Трудности адаптации и обустройства, необходимость бороться за выживание в ситуациях не всегда гостеприимного окружения часто вызывает у репатриантов ощущение постоянно грозящей опасности. Между ними и постоянными жителями возникает соперничество из-за скудных ресурсов, рабочих мест, а также из-за возможности заняться приносящей доход деятельностью.

В условиях затяжного экономического кризиса качество жизни продолжает ухудшаться.

Качество жизни и социальное самочувствие репатриантов Тяготы жизни, сопряженной с возвращением в Крым и необходимостью обустройства и адаптации в сложных условиях экономического кризиса, не могли не повлиять на мироощущение репатриантов и их оценки ее качества. Около половины респондентов (45,5%) свидетельствуют о значительном ухудшении их жизни в последние пять лет, а еще каждый четвертый (26,1%) отмечает некоторое ухудшение ее качества.

В жизни каждого пятого никаких изменений не случилось, она, по их мнению, осталась все той же. Число тех, кто воспринимает происшедшие перемены в позитивном свете, невелико: лишь 2,3% указывают на значительное улучшение своей жизни и еще 6,2% - на некоторые положительные перемены.

Как оценивают репатрианты свою жизненную перспективу?

В целом их можно условно разделить на три группы, почти равные по числу входящих в них лиц: 26,9% участников опроса рассчитывают на улучшение качества их жизни в ближайшие пять лет;

26,5% опрошенных оценивают свою жизненную перспективу как стабильную, без потрясений и перемен;

28,5% ожидают ухудшения жизненных стандартов в ближайшее время.

Таких, кто рассчитывает на значительное улучшение качества жизни в ближайшие пять лет, немного – всего 2,6%. А вот ожидает заметного ее ухудшения уже 8,9% респондентов.

В целом же жизненное кредо репатриантов можно определить следующим образом: они готовятся к худшему, однако рассчитывают на лучшее. Подобная философская позиция постоянно подпитывается повседневной практикой выживания репатриантов в трудных условиях всеукраинского системного экономического кризиса и политических коллизий в Крыму.

В течение последнего года репатрианты неоднократно попадали в стрессовые ситуации. Более половины участников опроса (54,8%) не один раз переживали моменты, когда у них не было денег на покупку самых необходимых продуктов. Не менее тягостной для них была утрата надежды на изменение жизни к лучшему (28,7%). Если принять во внимание, что 13,2% респондентов пережили в течение последнего года разочарование в людях, столкнувшись с их подлостью и предательством, а еще 9,0% утратили уверенность в своих силах, окажется, что в ситуации психологического стресса побывали в общей сложности более половины опрошенных нами людей (50,9%). Каждый седьмой участник опроса (13,6%) в течение минувшего года перенес тяжелую болезнь, а каждый десятый (9,6%) потерял работу. Каждый восьмой респондент (12,1%) пострадал от произвола властей, а 2,1% опрошенных стали жертвой какого либо преступления.

В 2000 г. по сравнению с предыдущим годом ситуация существенно улучшилась. Участники опроса заметно меньше жалуются на жизненные тяготы и психологические стрессы, сопровождающие процесс их обустройства и адаптации в Крыму, реже попадают в тяжелое материальное положение, меньше болеют и сталкиваются с произволом властей, реже теряют работу, страдают от преступлений и вступают в конфликт со своим окружением. Сегодня среди них реже встречаются люди, сожалеющие о переезде в Крым: в 1999 г. таковых насчитывалось 28,9%, а в 2000 г. – уже 22,4%.

Сомнения в правильности сделанного выбора порождены преимущественно тяжелыми материальными условиями жизни репатриантов, на что указывают 17,6% опрошенных нами людей.

Второй по значимости причиной, подпитывающей чувство сожаления о принятом решении, является горечь осознания своего одиночества, неприкаянности и ненужности: 11,1% респондентов страдают от того, что остались наедине со своими проблемами и ждать помощи неоткуда. Гораздо реже они жалеют о переезде в Крым из-за сложностей психологической адаптации к новым условиям жизни на полуострове (1,7%) и из-за невозможности переезда в Крым их родственников (1,5%).

Репатрианты понимают, что вернулись в Крым в сложное и непростое время, что трудно живется большинству населяющих Крым людей, что бедность, безработица и неопределенность перспективы – это не только удел ранее депортированных.

Именно эти проблемы респонденты называют в числе наиболее острых, болезненных и актуальных для всех жителей полуострова. Вопросам занятости населения они придают первостепенную важность (88,3% голосов). К числу не менее острых проблем респонденты относят бедность жителей Крыма (70,9% голосов). Проблемный характер имеет, по мнению участников опроса, и социальная защита безработных, бедных и других лиц, нуждающихся в помощи (34,6%). Почти столько же респондентов (32,8%) выступили в поддержку более широкого доступа населения полуострова к услугам бесплатной медицины.

Каждый четвертый опрошенный (25,2%) назвал в числе нерешенных жилищную проблему. Другим вопросам респонденты придают меньший вес, хотя само их присутствие в перечне общественно значимых проблем уже свидетельствует об их актуальности. Почти каждый десятый участник опроса (9,1%) называет коррупцию и взятки, справедливо полагая, что они есть великое социальное зло, от которого необходимо избавиться как можно скорее. Респондентов в равной степени беспокоят проблема доступности образования для жителей полуострова (7,8%) и нарастающее социальное расслоение населения Крыма (7,6%). Межнациональные отношения хотя и имеют, по их мнению, проблемный характер, однако угроза их мирному развитию минимальна (4,9% голосов). Криминогенная ситуация на полуострове волнует респондентов в последнюю очередь (3,7% голосов). Они признают, что с преступностью необходимо бороться, однако прежде следует ликвидировать безработицу и победить бедность, от которых страдает все население Крыма.

Кроме вышеперечисленных общих проблем, одинаково важных для всех жителей Крыма, для ранее депортированных актуальны и другие, имманентные только им специфические проблемы. И ранжируют их респонденты по степени важности в другом порядке. Главными проблемами реинтеграции ранее де портированные в Крыму считают отсутствие работы и бедность, подкрепляя их значимость 79,9% и 58,7% голосов соответственно.

Вслед за ними респонденты называют отсутствие у них жилья (38,5% или каждые четверо из десяти опрошенных) и безгражданство (25,6% или каждый четвертый). В таком же порядке участники опроса ранжировали свои главные беды и в 1999 г. К этому списку они добавили в 2000 г. еще одну проблему:

участие в приватизации и паевании земли, на важность которых указывает каждый девятый опрошенный (11,1%). О ней респонденты упоминают также и в связи с нарушением их прав из-за отсутствия у них прописки и гражданства, подчеркивая актуальность своих имущественных интересов и земельного вопроса их высоким рейтингом в опросе (второе и четвертое места).

Не менее важным для обустройства репатриантов является обеспечение мест их проживания транспортом и инженерными коммуникациями. На это указывает каждый десятый респондент (10,5%), справедливо полагая, что отсутствие транспортной инфраструктуры и коммунального хозяйства в местах расселения ранее депортированных превращает их повседневную жизнь в непрерывный подвиг выживания.

Меньшее значение респонденты придают политико-правовым проблемам и сохранению своей национально-культурной идентичности. В их числе – представительство крымских татар в органах власти (10,1%), отсутствие демократии и нарушение прав человека (10,0%), сохранение языка и национальной культуры (7,6% и 5,8% соответственно), доступ к образованию на родном языке (3,8%).

Репатрианты по-прежнему считают проблематичным воссоединение с семьей, оставшейся в стране прежнего проживания (8,5%);

угроза межнационального конфликта беспокоит их весьма редко (4,3%), не являясь, по-видимому, для них особенно острой;

в отдельных случаях (2,8%) респонденты испытывают дефицит необходимой информации.

Главной причиной малопреодолимых трудностей и трудноразрешимых проблем, по мнению респондентов, является недостаточная помощь со стороны государства в обустройстве ранее депортированных в Крыму. Так думают две трети участников опроса (67,6%). Каждые трое из десяти (29,2%) склонны видеть источник своих бед в пассивности Меджлиса, а почти каждый пятый (18,6%) считает, что виной всему является нарушение прав ранее депортированных в Крыму. Гораздо реже респонденты связывают свое бедственное положение с недостаточной гуманитарной помощью, поступающей от Международных организаций, и совсем редко объясняют нерешенность жизненно важных для них проблем собственной низкой активностью (8,4% и 4,1% голосов соответственно).

Не все участники опроса смогли назвать причины тех проблем, с которыми они практически ежедневно сталкиваются по возвращении на историческую родину. В целом по выборке каждый седьмой (15,3%) уклонился от ответа на сакраментальный вопрос: кто виноват? Зато на другой, на менее традиционный вопрос: что делать, а, главное, как? - ответили почти все, за исключением 4,2% опрошенных.

Проблемы решать необходимо. На этом сходятся все опрошенные. Однако приоритеты они выстраивают по-разному.

Более половины участников опроса (52,3%) полагают, что ранее депортированным должно быть уделено больше внимания как наименее социально защищенным и материально необеспеченным жителям Крыма. Каждые трое из десяти демонстрируют паритетное сознание, считая, что проблемы ранее депортированных должны решаться наравне и одновременно с проблемами всех жителей Крыма. Каждый седьмой респондент (13,4%), являя собой образец здорового прагматизма и высокой дипломатии, предлагает использовать сбалансированный подход к решению проблем репатриантов с учетом особенностей каждого района.

Обсуждая качество жизни ранее депортированных‚ мы не можем не коснуться параметров уровня жизни репатриантов в Крыму‚ среди которых важнейшими являются размеры и структура их доходов и характеристики личных подсобных хозяйств.

Доходы и личное подсобное хозяйство репатриантов Качество жизни определяется многими факторами, из которых едва ли не самым главным являются доходы людей, еще точнее – их размеры. Основными источниками доходов репатриантов, как и в предыдущие годы, являются пенсия (43,3%), доход от приусадебного хозяйства (40,9%), случайные заработки (37,1%), и, наконец, заработная плата (33,3%). Они дополняются пособиями на детей (8,1%) и пособиями по безработице (2,6%).

Челночные поездки и сезонные работы за пределами Крыма приносят дивиденды лишь немногим участникам опроса, на что указывают 2,1% и 1,1% опрошенных соответственно. Еще меньше доля респондентов, получающих материальную поддержку в виде социальной помощи и стипендии: в сумме они составили 1,8% контингента опрошенных лиц.

Комментарии, как говорится, излишни. Такая структура доходов может существовать только в очень бедном обществе.

Лишь 33,3% участников опроса имеют оплачиваемую работу, а 43,3% из их числа либо сами являются пенсионерами, либо имеют таковых в своей семье. Если пенсия образует базис финансового благополучия семьи, то социальное самочувствие ее членов может быть окрашено исключительно в мрачные тона.

Среднемесячный совокупный денежный доход семьи ранее депортированных составлял в июне 2000 г. 131,7 гривни, а среднемесячный доход одного члена семьи – 31,3 гривни. Для сравнения укажем, что в 1997 г. последний был равен 26, гривни.

Уровень жизни определяется не только размерами и структурой доходов, но и структурой потребления. По удельному весу расходов на питание можно судить об уровне достатка семьи.

Бедность ранее депортированных наряду с безработицей – главные проблемы их реинтеграции в Крыму. До половины совокупного денежного дохода расходуют на питание всего лишь 5% участников опроса, а от половины до трех четвертей – 6,3%.

Более трех четвертей совокупного денежного дохода тратит на питание каждый девятый респондент (11,7%). Остальные используют фактически все денежные поступления в бюджет семьи на приобретение продуктов питания. Напомним, что более половины респондентов (54,8%) в течение последнего года оказывались в ситуации, когда у них не было денег на покупку самых необходимых продуктов. Заметим также, что величина расходов на питание определяется не только размерами семейного кошелька, но и культурой питания, традицией, индивидуальными пристрастиями, наследственными и благоприобретенными заболеваниями и рядом других факторов неэкономического характера.

Уточнить представления об уровне благосостояния (или бедности) крымскотатарской семьи позволит нам анализ ее доходов от личного подсобного хозяйства. Напомним, что это второй по размерам источник денежных поступлений в семейный бюджет. Их доля составляет до одной четвертой общего дохода семьи в 34,9% домохозяйств, а от одной четвертой до половины – только в 8,5%. Удельный вес семей, в которых доходы от личного подсобного хозяйства формируют от половины до трех четвертей семейного бюджета, очень невелика (3,1%). Лишь в 2,1% домохозяйств денежные поступления от приусадебного участка составляют более трех четвертей их совокупного дохода. Воистину бедными являются 6,3% семей, финансовый базис которых полностью зависит от прибыли, полученной в личном подсобном хозяйстве. Заметим, что почти каждый четвертый респондент (23,3%) уклонился от ответа на вопрос о размерах денежных поступлений от приусадебного хозяйства либо по причине неведения, либо от нежелания раскрывать информацию о своих доходах.

Свой материальный статус сами респонденты оценивают следующим образом: две трети участников опроса (66,8%) относят себя к числу бедных, а каждые трое из десяти (30,3%) – к людям среднего достатка. Ни один респондент не считает себя высокообеспеченным.

Безработица и бедность вынуждают значительное число репатриантов работать на своих приусадебных участках в режиме натурального хозяйства, производя для себя все самые необходимые продукты питания.

Заключение Об окончательном обустройстве ранее депортированных в Крыму говорить пока рано, поскольку достичь уровня благосостояния среднестатистического жителя Украины им удастся нескоро. Приведем для сравнения следующие данные:

31,3% населения страны живет в приватизированных квартирах, 14,5% имеют дачу, 70,8% - цветной телевизор, 59,3% магнитофон, радиоприемник, проигрыватель, 16,9% - стерео- и видеоаппаратуру, 92% - холодильник, 72,5% - стиральную машину, 21,7% украинских семей владеют личной библиотекой * с числом книг более 100.

Українське суспільство: моніторинг соціальних змін (1994-1999 рр.).

* Інформаційно-аналітичні матеріали / Під ред. д. екон. н. В. М. Ворони, д. філос. н. А. О. Ручки. - К.: Ін-т соціології НАН України, 1999. - С.

215.

Лишь 1,4% репатриантов живут в приватизированных квартирах‚ 0,6% имеет дачи‚ 50,7% - цветной телевизор‚ 37,1% магнитофон‚ радиоприемник‚ проигрыватель‚ 6,3% - стерео- и видеоаппаратуру‚ 80,3% - холодильник‚ 53,3% - стиральную машину‚ 8,8% семей репатриантов имеют личную библиотеку с числом книг более 100.

В целом следует признать‚ что уровень реинтеграции ранее депортированных крымских татар на полуострове сегодня невысок‚ поскольку не все репатрианты (и в неполной мере) могут пользоваться преимуществами социальной‚ психологической‚ правовой и материальной безопасности.

Неопределенность правового статуса части репатриантов (отсутствие у некоторых из них гражданства либо прописки) порождает систематические нарушения их правовой безопасности.

Значительные трудности реинтеграции ранее депортированных связаны с нарушением их материальной безопасности. Несмотря на постоянные поиски новых возможностей улучшить свое материальное положение‚ репатриантам очень нелегко выжить в условиях затяжного экономического кризиса и постоянного ухудшения качества жизни. Их неуверенность не только в завтрашнем‚ но и в сегодняшнем дне вызывает у них ощущение постоянно грозящей опасности и служит для них источником социальной напряженности. Отсутствие психологической безопасности подкрепляется трудностями адаптации и обустройства‚ а также необходимостью бороться за выживание в ситуациях не всегда гостеприимного окружения.

Литература 1. Прибыткова И. Современные миграционные процессы:

теоретико-методологические аспекты исследований // Социология: теория‚ методы‚ маркетинг. - 1999. - № 1. - С.

161-172.

2. Прибыткова И. Современные миграционные процессы:

обустройство и адаптация ранее депортированных крымских татар в Крыму // Социология: теория‚ методы‚ маркетинг. 2000. - № 1. С. 152-162.

3. Прибиткова І. Облаштування‚ адаптація та інтеграція раніше депортованих кримських татар в Криму // Кримські студії. Інформ. бюлетень. - 2002. - № 1-2 (13-14). - С. 62-69.

РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ИНТЕГРАЦИИ О. С. ХОМЕНОК, директор IREX ProMedia-Crimea Роль СМИ в освещении проблем этнических меньшинств чрезвычайно велика. Масс-медиа могут выступать как в роли катализаторов, разжигателей конфликта, усиливая противоречия, сея вражду, так и сглаживать его, укрепляя доверие и работая над устранением негативных стереотипов в отношении к тем или иным этносам. Ведь не секрет, что восприятие людей другой национальности зависит не только от исторической памяти, но и от того, как проблемы этих людей освещаются в СМИ, каковы тональность и характер дискуссии вокруг этих проблем в прессе.

В проблеме есть несколько аспектов, на которых мне хотелось бы остановиться.

Общей проблемой для всех СМИ являются крайне низкие этические стандарты журналистики или полное их отсутствие.

IREX ProMedia, по инициативе Крымской Ассоциации свободных журналистов, организовал проведение нескольких тренингов для региональных журналистов по освещению проблем меньшинств. В результате тренингов была разработана и принята Декларация основных принципов работы журналистов в полиэтнических обществах. Следует отметить, что данная декларация была предложена к руководству практически всем СМИ крымского региона, однако почти не используется журналистами в работе.

Еще одна общая проблема – заангажированность СМИ и финансовая зависимость их от владельцев, которая делает их легко управляемыми и ставит журналистов перед выбором, обслуживать хозяина или служить интересам читателей. В огромной мере это касается и государственных СМИ.

В освещении проблем меньшинств есть и другие тенденции, которые не характерны для всех средств массовой информации, но позволяют разделить их на группы и определить проблемы в каждой из групп.

Во-первых, освещение проблем меньшинств в разных изданиях происходит по-разному, в зависимости от типа СМИ.

В общем, СМИ можно с небольшой долей условности разделить на две группы: общеполитические, или общей проблематики, с большой читательской аудиторией и регионом распространения и сугубо национальные издания.

Для первой группы на сегодняшний день характерен ряд подходов к освещению проблем меньшинств, не способствующих интеграции и гармонизации межэтнических отношений:

1) Стилистика материалов СМИ продолжает тенденцию разделения на «мы» и «они». Причем достигается это как тиражированием стереотипов и социальных установок в отношении той или иной этнической группы, так и обобщениями, которые позволяют себе журналисты, освещая, например, бытовые преступления и делая при этом акцент на национальности подозреваемого. Иногда для хлесткого заголовка СМИ используют провокационные лозунги и «язык вражды»

(hate speech).

2) Весьма часто освещение проблем и конфликтов носит односторонний характер, и вторая сторона в конфликте остается вне поля зрения СМИ и журналиста. Мало того, что журналист, таким образом, демонстрирует свой непрофессионализм и предвзятость. Читатели, представляющие вторую сторону, начинают ощущать страх оттого, что об их проблеме ничего не сказано.

3) Часто общенациональные издания, освещая проблемы этнических меньшинств, отдают предпочтение «экзотическим»

сюжетам, вместо рассказа о реальных ситуациях.

В итоге в общественном сознании возникает искаженное восприятие людей какой-то национальности, формируются новые стереотипы, закрепляются старые.

Этнические СМИ, то есть СМИ, учрежденные национальными обществами или в рамках программы возвращения и обустройства депортированных, также часто используют подходы, не способствующие сближению и пониманию проблем того или иного народа другими людьми.

1) Этнические СМИ замыкаются на очень узкой читательской или зрительской аудитории, в основном представителей одной национальности. Причина тому – ограниченность тематики таких СМИ.

2) Тенденция к самоизоляции часто вызвана языковыми проблемами, вещание на одном языке делает программы недоступными для людей, не знающих язык.

3) С другой стороны, этническая пресса часто попадает в зависимость от национальных элит и фокусируется на их проблемах, выступая рупором пропаганды.

Исходя из сказанного, перед прессой в Крыму стоит еще много проблем и задач, на решение которых потребуется немало времени и средств.

Предложения:

Ввести курс «Освещение проблем меньшинств: профес сиональные и этические аспекты» для студентов на факультетах журналистики в Крыму.

Провести серию тренингов для редакций национальных СМИ по вопросам освещения меньшинств.

Стимулировать появление материалов, способствующих повышению доверия и устранению социальных стереотипов.

Способствовать взаимопониманию на языковом уровне, ввести подстрочник в программах на ТВ.

Изменить подходы к финансированию национальной прессы из бюджета. Финансирование этнических изданий осуществлять не по принципу «потому, что они есть», а через объявление конкурса среди изданий меньшинств на лучший проект, серию публикаций, направленных на содействие интеграции.

Поощрять совместные проекты в изданиях разных этнических групп.

МОДЕЛИ ИНТЕГРАЦИИ В ПОЛИЭТНИЧНЫХ СООБЩЕСТВАХ И КРЫМСКИЙ ОПЫТ А. В. МАЛЬГИН, кандидат исторических наук, директор Крымского краеведческого музея То обстоятельство, что название данного круглого стола, предложенное немецкой стороной, не вызвало у представителей рабочей группы возражений, говорит о том, что все мы понимаем необходимость интеграции внутри нашего сообщества и относимся к ней как к насущной необходимости. Это ощущение разделяют и западные эксперты, помогающие нам найти выход из тех трудных ситуацияй, в которых оказывается наш социум.

Так, программа ООН носит название программы развития и интеграции Крыма. Это означает, что интеграция рассматривается как позитивный процесс всеми, кто так или иначе участвует в осуществлении этой программы. Правда, и это проявилось уже на стадии предварительных заседаний, предшествующих организации данного Круглого стола, мы столкнулись с тем, что совершенно по-разному понимаем как цели и задачи интеграционных процессов, так и конечную цель интеграции, а также по-разному относимся к тем неизбежным жертвам, которые должны нести стороны, участвующие в интеграционном процессе. В связи с этим мне показалось целесообразным обратиться к известным примерам интеграции в полинациональных сообществах для того, чтобы понять, что можем мы позаимствовать из опыта предшественников и каких опасностей мы должны при этом избежать.

Латинское слово integratio означает «восстановление», воссоздание некой целостности. В политическом смысле об интеграции говорят как о создании устойчивой системы взаимоотношений между различными частями определенной целостности, взаимопроникновения различных ее элементов. В контексте Крыма мы говорим об интеграции внутри его сообщества как о создании устойчивой системы взаимоотношений между большинством его населения и возвращающимися на свою историческую родину репатриантами.

В этом смысле нам ясна и понятна цель такой интеграции – создание политически единого, устойчивого, бесконфликтного сообщества, которое к тому же должно обеспечить каждой из его этнической составляющих возможности для сохранения и развития своей самобытности. В этом, я думаю, согласно большинство из участников данного процесса. Трудности начинаются, когда мы пытаемся определить, как мы должны идти к данному идеалу и чем нам (т.е. представителям различных этнических общин) предстоит жертвовать на этом пути, какие ценности будут доминировать в такого рода сообществе и как вообще должна выглядеть его политическая архитектура.

Обратимся к историческим примерам. Интеграция в традиционных добуржуазных обществах осуществлялась главным образом в двух видах. Прежде всего, как поглощение более крупной частью более мелких. Интеграция в подавляющем числе национальных государств была ничем иным как ассимиляцией «титульным» этносом всех остальных. Именно на этой основе сложилось большинство ныне существующих «наций». Вторым типом «традиционной» интеграции была интеграция в рамках империи. Объединенные военной силой феодальные империи, как, например, Османская или Российская, представляли собой сложные конгломераты этносов и вероисповеданий, разделенных достаточно устойчивыми общинными границами. Адми нистрации империй давали возможность их подданным жить своей жизнью взамен на регулярную уплату налогов, обязанности служить государю на поле брани и сохранять верность ему в других случаях. Собственно говоря, никакой интеграции на уровне национальных общин в империи не происходило, они были предоставлены самим себе даже в вопросах внутренней юрисдикции и были объединены лишь внешней для них силой государства. Такие империи быстро распадались, когда государственная власть ослабевала под действием внутренних или внешних факторов.

Собственно с задачами внутринациональной интеграции европейцы столкнулись с началом эпохи буржуазных революций и европейского колониализма, когда перед лицом крушения традиционных феодальных институтов и общественных настроений необходимо было найти основы для внутригосударственной консолидации. Так или иначе, но, в отличие от традиционного общества, в интеграционные процессы были вовлечены широкие слои населения, и интеграция стала рассматриваться как общественная задача. Тогда был реализован целый ряд моделей, серьезно отличающихся друг от друга (например, австро-венгерская и американская). Весьма показательной оказалась американская модель, многие годы спустя воспринимавшаяся как эталонная, но и сама претерпевшая серьезные внутренние изменения. Формируясь на основе эмиграции из европейских стран, американское общество выработало для себя идею «плавильного котла», в горниле которого выходцы из Старого Света должны были в значительной степени расстаться со своим прошлым и обрести новую идентичность. Концепция «плавильного котла» долгое время исповедовалась фактически на официальном уровне, но в конце концов она претерпела серьезные изменения. Они были связаны с развитием либеральных ценностей, доктрин плюрализма и многокультурности. После 2-й мировой войны растворение микросообществ в некой новой политической сущности перестало рассматриваться как безусловное благо. Напротив, условием подлинной демократии и развития стало как раз сохранение для участников внутригосударственного интеграционного процесса этнических различий и «материнской»

культуры. Разнообразие становится важным фактором единства, которое, в свою очередь, понимается не столько как явление культуры, сколько как политический феномен. Доктрина «плавильного котла» как основная философия американского общества сменяется доктриной «миски салата», где каждый составляющий ее элемент, участвуя в общем процессе создания некоего поликультурного «вкуса», тем не менее сохраняет и свой собственный «вкус». Американизм, общая американская идея в этом контексте понимается как определенная емкость, которая позволяет каждой из ее составляющих сохранять свою собственную культуру. Вряд ли здесь можно говорить о том, что интеграционный аспект «миски салата» ослабевает по сравнению с «плавильным котлом», скорее здесь может идти речь о переосмыслении представления о базисе обще национальной интеграции, который существенно расширяется через допущение существования разнородных культурных элементов.

Было бы неправильным воспринимать американскую интеграционную модель как некий общеприменимый эталон.

Даже на североамериканском континенте по соседству с США идея «плавильного котла» или «салатной миски» не работает.

Мы имеем в виду пример Канады, где квебекское общество ревниво сохраняет свою самобытность в англоговорящем окружении и где «салата» из французского «сыра» и британского «пудинга» в общем не получается. Однако и здесь в качестве противовеса сепаратистским устремлениям выступает интеграционная идея «канадскости» как доктрина, способная приподнять канадское общество над культурными различиями и примирить его членов, принадлежащих к разным общинам.


Один из самых интересных интеграционных проектов был реализован в ХХ веке в Советском Союзе. Жесткая объединительная политика Москвы опиралась на доктрину «расцвета и сближения» советских социалистических наций, которая должна была в итоге привести к сложению «новой исторической общности – «советский народ». Признавая и провозглашая «право наций на самоопределение», советские руководители в соответствии с духом марксистской диалектики делали акцент не на этническом многообразии, а на общем «пролетарско-крестьянском» (впоследствии общенародном) характере советского государства и составляющих его республик.

Именно эта надэтническая и надкультурная основа СССР была тем, на чем строилось единство столь разнородных элементов.

При этом официальные идеологи Страны Советов ревниво наблюдали за тем, чтобы принцип формального этнографического многообразия в государстве неуклонно соблюдался.

Все приведенные примеры свидетельствуют об одном. Ставя перед собой задачу достижения внутриполитической интеграции, любое многоэтничное общество формулирует некую интегральную идею, которая может быть приемлема для всех или большинства его составляющих. Эта идея, как правило, органически включает в себя представление о культурном и этническом многообразии этого общества, но представляет собой своего рода более высокую ступень в самоидентификации членов сообщества. Ставя задачу интеграции и образования некоей целостности, общества предлагают своим членам в той или иной степени новую идентичность, которая, не отрицая этно культурные идентичности, в то же время является чем-то более важным, чем представление об этнокультурных особенностях.

Общества, удачно сформулировавшие такие платформы, долгое время могут избегать серьезных внутренних конфликтов на этнической почве, менее удачные формулировки рано или поздно приводят к деструкции полиэтничных организмов.

Сегодня в Крыму мы видим, как на социально-бытовом уровне идут интеграционные процессы, и здесь нельзя не согласиться с мнением О. А. Габриеляна о том, что, хотим мы этого или не хо тим, мы учимся жить вместе и учимся этому довольно успешно.

Однако, что касается идеи совместного проживания, доктрины, на основании которой мы могли бы построить некую философию бесконфликтного, толерантного и многокультурного крымского сообщества, то от ее формулировки мы еще достаточно далеки.

Интересы национальной мобилизации, отстаивания само бытности и прав этнических общин пока еще заметно доми нируют у нас над поиском объединяющей идеи, точнее, второе еще не заняло своего места наряду с первым. Приходит время задуматься и над этим, и нынешний Круглый стол – явное доказательство того, что мы осознаем необходимость преодоления дефицита общих для всего крымского сообщества идей и ценностей. В настоящее время различные этнические организации формулируют свои подходы к интеграции. Отметим вкратце основные направления, в которых этот поиск сегодня ведется или может вестись.

1. Меджлис крымскотатарского народа считает, что прежде, чем будут намечены основные пути внутрикрымской интеграции, необходимо восстановить «историческую справедливость»

относительно крымских татар. Следует отметить, что проблемы интеграции не рассматриваются лидерами этой организации как актуальные для крымскотатрского народа на современном этапе, хотя крымскотатарские организации участвуют в программе интеграции Крыма, осуществляемой ООН.

Сама интеграция, поскольку в этом направлении сосредоточены усилия международного сообщества, мыслится лидерами этой политической организации на основе признания за крымскими татарами статуса «коренного народа» со всеми вытекающими отсюда требованиями международно-правовых документов (включая Конвенцию МОТ № 169), сюда включается также требование восстановления национальной автономии крымских татар. Неудивительно, что такие представления не воспринимаются большинством крымского населения, которое не видит своего места в архитектуре крымского сообщества, предлагаемой Меджлисом.

2. Интеграция на основе ценностей гражданского общества. Эта концепция приобретает в последнее время большую популярность, однако ее осуществление затруднено мно гообразием, доходящим зачастую до полярности, представлений, которые существуют в крымском обществе относительно соотношения прав личности и этнических общин, различным пониманием демократических ценностей и слабостью демократических традиций в целом. К сожалению, в крымском сообществе достаточно высок потенциал недоверия представителей различных общин друг к другу, и это пре пятствует выработке интегрального гражданского сознания.

3. Интеграция на основе общности региональных интересов и истории. Этот принцип видится нам наиболее продуктивным в сегодняшней ситуации. Перед крымским сообществом вне зависимости от общинных интересов стоит масса общих проблем и задач, разрешение которых возможно лишь общими усилиями всего сообщества. Это – достижение устойчивого роста экономики, выравнивание уровня жизни большинства населения и репатриантов, отстаивание экономических и культурных интересов Крыма в диалоге с общегосударственным центром, защита природной среды и т.д. В основе данной модели лежит достаточно простая мысль о том, что кроме того бесспорного факта, что мы, жители Крыма, имеем разное этническое происхождение, мы еще и принадлежим к одному региональному сообществу, и это обстоятельство сегодня является не менее, а может быть, более значимым для нашего дальнейшего существования. Сегодня, когда наше общество трагически разделено и продолжает усилиями политиков разделяться и дальше, нам необходимо вспомнить, что мы являемся не просто русскими, украинцами, татарами, евреями и т.д., но также и крымчанами, т.е. имеем нечто изначально общее. Представляется, что только обретение и осознание идентичности такого уровня заставит нас приподняться над узко этническими интересами, в культивировании которых таится неизбежный конфликт, снять известные противоречия на уровне этнических элит. Крымское сообщество в этом смысле достаточно богато позитивными традициями более чем 200 летнего совместного проживания различных этносов, представителей разных культур и конфессий. Продвижение по пути интеграции видится нам, таким образом, как процесс обретения (точнее, осознания) новой региональной идентичности (крымскости), которая, разумеется, не отменяет традиционных этнических идентичностей, равно как и сознания принадлежности к украинской политической нации. Более того, именно общекрымская идентичность и крымское сообщество может стать той самой «компенсирующей барокамерой», которая может облегчить большинству из нас адаптацию к новой политической реальности, порожденной распадом Союза и появлением государства Украина (здесь мне хотелось бы указать на пример уважаемой Э. Демирбюкен, для которой ее «берлинская идентичность» оказалась своего рода ключом к обретению германской идентичности без разрыва с культурной принадлежностью ее родителей).

Говоря иными словами, общая интегральная идея для крымского сообщества представляется мне прежде всего идеей общей родины, правом на которую в равной степени обладают и крымские татары, и представители славянского большинства и локальных этнических общин, сохраняющих свою полную культурную автономность. Представляется, что лишь на этой основе мы сможем построить политически единое, мультикультурное общество, в котором ни один из представителей этнических общин не будет чувствовать себя изгоем. К сожалению, в этом кратком докладе я не могу остановиться на подробных характеристиках различных аспектов крымского интегрального самосознания. Было бы неверным считать, что это явление уже сейчас может быть подвергнуто всестороннему анализу и исчерпывающему описанию, нет, сегодня оно лишь делает свои первые шаги.

В заключение мне хотелось бы отметить, что данный Круглый стол впервые за много лет развития политического процесса в Крыму четко и определенно поставил проблему интеграции в крымском сообществе. То, что нам пришлось услышать здесь полярные высказывания, говорит о том, что нас ждет достаточно трудный путь к достижению подлинной интеграциии на основе мультикультурализма, однако мы все полны решимость пройти его. И здесь опыт немецкой стороны с ее традициями регионализма и федерализма, а также интеграции в немецкий социум представителей других культур, несомненно, может оказаться для нас бесценным.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЗАСЕДАНИЕ КРУГЛОГО СТОЛА 14 сентября 2002 г.

После представления докладов и их обсуждения дальнейшая работа Круглого стола была продолжена в следующих секциях.

Название секций Руководители секций Мультикультурное общество В.П. Петров, Э. Демирбюкен Межконфессиональные отношения и интеграционный процесс А.В. Анфалов Культура и образование как средство интеграции А.В. Мальгин Экономический фактор интеграции Р.И. Ильясов Роль СМИ в процессе интеграции А.А. Форманчук Накануне рабочий день завершился разногласием, возникшим в некоторых секциях. Эксперты, представители крымских татар, посчитали, что все их предложения и рекомендации не находят понимания и не принимаются. Последний день заседания Круглого стола начался без участия крымских татар, которые в это время вырабатывали декларацию, которую они позднее, по возвращении за Круглый стол, представили всем участникам.

(Текст декларации прилагается ниже).

Ввиду того, что участники Круглого стола пришли к заключению о сложности выработки за столь короткий срок полностью согласованных рекомендаций, было решено представить их как наработки для дальнейшего обсуждения и работы. Участники Круглого стола не только обсудили в секциях рекомендации аналитической группы, но и, работая в режиме мозгового штурма, выдвинули много идей и предложений, которые тут же фиксировались. По эффективности и результативности следует выделить особо третий день работы Круглого стола, основные моменты стенограммы которого приводятся ниже.


Заключительный день работы круглого стола начался с торжественного вручения немецким гостям книги выдающего крымского ученого Л. П. Симеренко «Крымское промышленное плодоводство». Представитель общества «Просвита» П. В.

Вольвач презентовал директору центра Гете-Институт в Киеве второй том книги, с надеждой на дальнейшее сотрудничество, так как часть научных трудов Л. П. Симеренко осталась только в библиотеках Германии. Он особо отметил, что в издании приняли участие Русский культурный центр, общество украинской культуры «Просвита» и ряд крымско-татарских организаций.

Б. Каульбах.

Спасибо. Это большой вклад в библиотеку нашей страны.

П. В. Вольвач Хотелось бы надеяться, что совместными усилиями мы издадим третий том книги.

О. А. Габриелян Большое спасибо. Эта книга – прекрасный пример, как разные этнические группы принимают участие в процессе интеграции.

Я приятно удивлен уровнем издания второго тома, так как ясно осознаю какие трудности пришлось преодолеть издателям.

Ввиду того, что высокая планка консенсуса нами не преодолена, предлагаю сегодняшнюю работу выстроить следующим образом. Давайте попытаемся набросать совокупность проблем, идей, предложений относительно интеграции в крымском сообществе.

Т. А. Сенюшкина Эмине ехала к нам с целью поделиться опытом Германии, рассказать о «политике мелких шагов». Мне представляется этот опыт крайне интересным. Нам следует с большим вниманием отнестись к нему. Во-первых, мне очень понравилась прозвучавшая вчера в обсуждениях идея о титрах для национальных программ на телевидении. Считаю целесообразным открыть сайт в Интернете, куда бы все могли отправлять информацию о различных событиях в общинах, об их истории и культуре. Это бы дало возможность больше узнать друг о друге. Еще один очень важный шаг – программы в школах. Сегодня необходимо иметь смешанные классы. Мне представляется, что только в этом случае можно будет закладывать основы межэтнического согласия. Толерантность – не пустое слово, не просто термин. Это формирование личностных качеств. Это мои предложения. Их реализация могла бы стать шагом к интеграции.

В Крыму сегодня нет центра интеграции с регулярным бюллетенем, с исследованиями по этой теме, мониторингом.

Надо исследования этносоциального профиля объединить в одном центре. Таким центром мог бы стать, например, Центр этносоциальных исследований, который на протяжении семи лет ведет работу в этой области. Да и данный круглый стол проводится с его активным участием и менеджментом.

О. А. Габриелян Мне очень приятно, что вы упомянули наш центр в качестве возможного интеграционного ресурса. Я согласен, что есть большая потребность в таком исследовательском центре, и вне зависимости от того, кто там будет конкретно работать, он должен, прежде всего, аккумулировать, обрабатывать и анализировать информацию по обсуждаемой тематике.

А. С. Филатов Я хотел бы предложить одну из рекомендаций в качестве проекта. Необходимо инициировать проведение социоло гического исследования этнокультурных процессов в Крыму с целью определения мотивов, факторов и условий развития интеграции, а также выработки стратегии предупреждения и предотвращения социальных конфликтов. Для этого из участников круглого стола можно создать рабочую группу.

О. А. Габриелян Когда обсуждался дизайн круглого стола, немецкая сторона не ставила перед нами задачу – прийти к консенсусу. Это было мое предложение. Если консенсус недостижим, то я бы хотел, чтобы вы высказывали свои мысли в следующем порядке: идеи, проблемы и предложения.

А. Д. Шоркин У меня не вызывает сомнения, что система раннего предупреждения конфликтов должна быть запущена. Те исследования, которые проводятся в настоящее время, не являются систематичными. Такие исследования должны проводиться два раза в год. Для этого нужна исследовательская группа.

По поводу предложений. Необходимо организовать изучение трех языков всеми школьниками Крыма (русский, крымскотатарский, украинский). Необходимы субтитры к телевизионным передачам. Почему англоязычные фильмы сопровождаются субтитрами, а мы не вводим эту практику на наше телевидение относительно крымскотатарского языка.

Плохо переведены шедевры крымскотатарского искусства.

Такая же ситуация и с культурно-образовательными програм мами. Так почему бы не транслировать телепрограммы на крымскотатарском языке, тем самым смягчив напряженность в Крыму.

А. С. Филатов А как обязать всех учащихся изучать три языка?

А. Д. Шоркин Я поясню. Сделать это обязательной образовательной программой.

О. А. Габриелян Я приведу собственный пример. В моей жизни так получилось, что пришлось изучать русский и азербайджанский языки. Мне это очень пригодилось. Возможно, это будут не непосредственно школьные уроки. Изучение языков можно осуществлять по различным методикам.

И сколько бы мы ни думали, мы должны формировать единую идентичность единой политической нации. Здесь, в Крыму, начало этому может быть положено формированием позитивного образа “другого”. Люди ожидают, что в Киеве кто-то напишет умные книги, разработает для нас концепции, как нам жить. Но мы должны активно участвовать в этом здесь, в Крыму. Тем более, что я не вижу никаких противодействий со стороны крымских татар. Разные идентичности могут спокойно уживаться в одном человеке. Мы все, как часть единой политической нации – Украины, народ Украины, вот стратегический путь развития.

С. М. Савченко Почему вы приглашаете на круглые столы только симферопольцев? Почему нет представителей Бахчисарая и других районов?

О. А. Габриелян Это не совсем так, в частности, мы имеем здесь представителя “Просвиты” из Бахчисарая.

А. В. Анфалов Тютчев говорил «мы», пропагандируя идеологию соборности.

Суть обсуждаемой проблемы – это путь к пониманию нашего крымского “мы”.

Будучи в известной степени экспертами в обсуждаемой проблеме, мы здесь говорим о научном обеспечении. Выступая в отмеченной роли, должны по возможности не обращать внимания на вывески организаций, которые мы представляем.

Так почему же некоторые участники этого не понимают и спрашивают, где другие организации?

Э. Демирбюкен Я хотела бы сказать, что то, о чем говорит мой коллега, – это свидетельство острейшей потребности в диологе. В процессе работы я констатирую, что у нас очень много общего между теми процессами, которые происходят в Германии и в Крыму. Конечно, очень жаль, что не удалось воспользоваться всем, что находится в моей «шкатулке с драгоценностями»: проблема интеграции людей пожилого возраста, отношение к исламу – все это очень важный опыт, который, с одной стороны, может осложнить жизнь, а с другой, - если к нему грамотно подойти, может разрешить многие проблемы.

Необходимо подумать, что нам делать дальше. Нужно создать коллективный орган или постоянный круглый стол, или объединиться по интересам, предоставляя услуги тем или иным заинтересованным лицам и инициировать конкретные практические шаги.

Думаю, вы не добьетесь больших результатов, если, разработав документы, передадите их соответствующим органам.

Необходимо самим активно включиться в реализацию ваших собственных идей, предложений и рекомендаций.

Вам необходимо делать конкретные шаги. Если говорить о субтитрах, то прежде всего нужно определить контактного партнера. Понимаете, здесь крайне важно обеспечить непрерывность процесса. В противном случае очень жаль будет затраченных средств и усилий.

О. А. Габриелян Я хотел бы сказать, что членами аналитической группы являются: В. П. Петров, А. А. Форманчук, А. В. Анфалов, Р. И.

Ильясов и А. А. Мальгин. Мне выпала участь быть директором данного проекта. Над материалами, которые мы вынесли на обсуждение на круглом столе, на протяжении месяца работала аналитическая группа. Это живой документ, родившийся в дискуссиях. Даже вынесенный на обсуждение участникам Круглого стола, он содержал значительный спорный потенциал.

А Эмине я бы хотел сказать, что мы ее просто так не отпустим.

Немецкий опыт может быть нам очень полезен. Прежде всего, это проблема интеграции различных социальных групп, имеющих различные этнические составляющие.

С. Штёр Мы хорошо начали наш Круглый стол. Но в течение работы мы незаметно сместили акценты, и сейчас уже все занимаются тем, что ищут ошибки друг у друга. Давайте научимся понимать проблемы “другого”. Крайне важно вести диалог, а не оппонировать друг другу.

О. А. Габриелян Я бы хотел внести предложение о создании Совета при комиссии ВС АРК по межэтническим отношениям в Крыму. Это относится к предложению, прозвучавшему вчера в выступлении Эмине. Такая идея уже обсуждалась с М. Арудовым и А.

Форманчуком, как представителями Верховной Рады АРК.

Мировой опыт показывает, что подобные органы существуют не при исполнительной, а при законодательной власти.

А. С. Филатов Я бы хотел отметить ценность информации, предоставленной нам Эмине Демюрбикен. К сожалению, эта информация была воспринята участниками Круглого стола неадекватно. Дело в том, что госпожа Эмине говорит об условиях гражданского общества, где гражданская инициатива решает многие вопросы.

Ее оппоненты говорят с позиции не граждан, а представителей этнического сообщества.

Я хотел бы говорить в присутствии Надира Бекирова, но, к сожалению, он сейчас отсутствует. Когда он делал ссылку на Крымское ханство, он ссылался на этническое общество, в то время, когда госпожа Эмине говорит о современном де мократическом обществе. Это крайне важное различие, и о нем необходимо помнить.

И если результаты, к которым мы пришли, не будут инсти туциализированы, и не будет создан определенный рабочий орган, - мало надежд на то, что полученные рекомендации достигнут каких-то целей. Безусловно, мы можем создать несколько рабочих групп: совет, круглые столы. Но эта организационная струя должна сохраниться и действовать перманентно.

С. Н. Киселев Давайте постараемся сделать так, чтобы каждое выступление заканчивалось конкретным предложением.

Ю. Н. Лаптев Мы обращаемся к Рескомнацу. Но не только он решает вопросы образования. Дело в том, что у нас появилась такая тенденция, когда ряд фондов создают центры. Но когда общественность узнает о работе этого центра, люди просто разводят руками.

Мы часто имеем дело с некомпетентностью.

О. А. Габриелян Думаю, запрещать ничего не надо, ведь «запретный плод всегда сладок». Просто нужно смотреть, в состоянии ли люди профес сионально выполнять проекты. Это проблема фондов, которые финансируют такие проекты.

И. В. Лейсле Я постараюсь сказать коротко. Я в первый раз присутствую на круглом столе. Наша численность в Крыму небольшая – от 2, до 5 тыс. этнических немцев. В прошлом году мы получили хорошую поддержку со стороны Фонда «Возрождение». Но, на мой взгляд, поддержка не может осуществляться без материальной поддержки самой этнической группы.

Далее руководители секций подводили итоги работы второго дня, а также докладывали о доработках, принятых в процессе обсуждения. Ниже приводится только сценарий обсуждения, сами же идеи, предложения и рекомендации сгруппированы в соответствующем разделе.

Работа секции «Мультикультурное общество» проходила в два этапа. Сначала все вместе пытались прийти к общей позиции.

К сожалению, до самих рекомендаций в этой дискуссии дело так и не дошло. Представители Меджлиса покинули секцию. И если не считать, что в принятии рекомендаций не участвовали крымские татары, то группа представила свои результаты обсуждения. С ними ознакомил участников Круглого стола В.П. Петров.

А. В. Анфалов Дискуссия в секции «Межконфессиональные отношения и интеграционный процесс» была удачна в плане коллектива и качества. Результаты представлены в аналитическую группу для публикации. (См. ниже).

Э. Демирбюкен Существует ли межконфессиональная рабочая группа в Крыму?

Опять-таки, если говорить о Германии, то события 11 сентября сплотили немецкий народ. Представители религиозных общин проводили молитву. Такие моменты являются очень важными символами в обществе. Крайне важно иметь такие межконфес сиональные рабочие группы.

А. В. Анфалов 10 лет назад в Крыму был создан межнациональный Совет: «Мир – дар Божий». Сейчас мы наблюдаем сложности в его работе, особенно после известных событий, названных крестоповалом.

Этот орган никогда не был формально институциолизирован.

А. А. Форманчук В результате работы нашей секции «Роль СМИ в процессе интеграции» мы выработали следующие рекомендации:

- Необходимо создать общественный совет при председателе ВР АРК.

- Выделять деньги для этнических изданий. Для этого рекомендуем Совету Министров оказать финансовую помощь на основе конкурсных проектов.

В. Притула Мне кажется, что законодательство запрещает финансировать негосударственную прессу.

В. П. Петров По программе обустройства предоставляется помощь на издательство этнических газет.

А. А. Форманчук Предлагаем руководству ГТРК Крым ввести подстрочник для национальных программ.

В. Притула На каком языке? Я хочу сказать, что сегодня очень важна проблема украинского языка. Мы его не знаем. Поэтому вопрос о подстрочнике очень важен, но не столь однозначен.

А. А. Форманчук Я согласен с вами. Но не каждая программа должна быть на украинском языке.

О. А. Габриелян Я бы хотел предложить сделать доступной национальную редакцию ГТРК для всего населения Крыма.

А. А. Форманчук Предлагаю ввести курс методики освещения этнических проблем в Крыму на отделении журналистики.

В. Притула Я столкнулся с проблемой общения со студентами журналистами ТЭИ. Там готовят специалистов для русских изданий. Они не владеют ни крымскотатарским, ни украинским языками. Предложение: обеспечить подготовку кадров на других языках.

Э. Демирбюкен Было высказано очень много важных рекомендаций и предложений, но все может быть реализовано, если есть ощущение – «мы». Но я этого не увидела. Я очень хочу надеяться, что мое ощущение оказалось ложным. Я сейчас говорю о выражении участниками своего недоверия друг к другу.

Задумайтесь, идентифицируете ли вы себя со страной, с городом, с государством. Какова ваша самоидентификация, насколько вы лояльны, выступаете ли вы в защиту “другого” так же рьяно, как и в свою?

Подобного рода исследования производят в Германии каждые 7 лет. Мне интересно, как развивается берлинское общество.

Ощущение тесных связей с нацией находится на высоком уровне.

Каким образом можно достичь ощущения общности «мы», тогда когда, сражаясь за общее дело, ты имеешь общий успех?

Пример – немецкая радиостанция «Мульти-культи». Этот успех сплотил берлинцев. Они горды, что эта станция вещает на языках. Хотя у нас нет такой богатой истории, как у вас здесь, в Крыму. Я еще раз подчеркиваю, что многоязычие должно обеспечиваться на государственном уровне.

Опять-таки, возвращаясь к опыту Германии, я хочу сказать о существующем государственном органе, предоставляющем лицензии на радиовещание. Я не знаю, есть ли подобный орган в вашей стране. А предпосылкой должно служить доверие этому органу всех - как украинцев, так русских и крымских татар. И если нам удалось достигнуть этого, имея 74 национальности, то я уверена, что и вы в состоянии справиться с этой проблемой.

И. В. Лейсле Насколько по времени равноправно вещание на различных языках?

Э. Демирбюкен Это осуществляется по определенной договоренности. Обычно это время от 20 минут до 1 часа. Как правило, это согла совывается с государственными органами.

А. Д. Шоркин Я вполне солидарен с Эмине. Но мне кажется, что она обратила внимание на психологическую сторону воздействия. Я хочу спросить, что произойдет, если Германский совет по делам культуры не будет осуществлять контроль. Наверное, все решения угаснут. Поэтому нам надо двигаться вперед по созданию подобных организаций и просить государственные органы о такой поддержке.

Н. Бекиров Здесь присутствуют представители германских организаций.

Я обращаюсь к Вам, как представитель крымскотатарского народа. Нам кажется, что есть несколько программ, за реализацию которых могла бы взяться немецкая сторона.

Во-первых, это касается остарбайтеров. Большая часть крымских татар погибла в лагерях. Эта программа для крымских татар практически не работает, а наследники не могут на нее претендовать.

Второе, что хотелось бы отметить, это вывоз значительного количества ценностей в Германию в годы войны из Крыма. В Берлинском музее в настоящий момент находится более экспонатов, которые относятся к культурному наследию крымских татар. Возвращение этих ценностей, как нам представляется, отвечало бы принципам толерантности.

С. Штёр Насколько я знаю, как раз в этой сфере существует обмен и диалог между Украиной и Германией. Этот процесс нормально развивается, и проблемы можно и нужно решать через существующие структуры.

Бекиров Н.

В-третьих, мы бы хотели возродить крымскотатарскую библиотеку, и были благодарны за помощь в этом вопросе.

Р. И. Ильясов Проблема интеграции. Где только мы не интегрировались, и куда только мы не интегрировались. Вспомним Узбекистан. Мы жили в Узбекистане. У нас была своя газета, радио. Когда в семье один ребенок больной, или слабый, вся семья обращает внимание на него. Если мы говорим о построении семьи, то почему же нельзя помочь и понять крымских татар?

Мы посовещались и решили пойти по пути, предложенному организаторами, и обращаемся ко всем участникам Круглого стола с обращением. (Текст обращения приводится полностью ниже).

О. А. Габриелян Мне не показалось, что в Вашем обращении есть вещи, которые могли бы быть не приняты участниками Круглого стола.

Я хотел бы поблагодарить немецкую сторону, посольство Германии, институт Гете за предоставление возможности обсудить наши проблемы за круглым столом. Лучше, когда люди говорят, чем когда они стреляют.

Б. Каульбах Я хотела бы сразу же сказать, что Гете-институт не является миссионером. Большое спасибо за диалог. Он был напряженным и интересным. Все, что происходило за Круглым столом, является шагом вперед. Спасибо за теплый прием и гостеприимство.

С. Штёр Олег Аршавирович Габриелян сделал огромную работу. Я вижу серьезные результаты Круглого стола. Большое спасибо за работу. Для нас работа не закончилась. Мы хотим зафиксировать то, что происходило в эти дни. Я думаю, нам нужно время для того, чтобы собрать и издать материал, отражающий ход событий и наших дискуссий.

ИДЕИ, ПРЕДЛОЖЕНИЯ, РЕКОМЕНДАЦИИ Секция «Мультикультурное общество»

1. Отказаться от идеи предоставления преимуществ одному этносу в пользу принципа уважения прав личности и признать, что гражданское общество в Украине может быть только полиэтничным, поликультурным и многоязычным. Государство не должно оказывать давления на гражданина Украины в том, что касается его этнической, языковой и культурной самоидентификации. Именно такой подход к решению национальных проблем в многонациональных государствах зафиксирован в европейских международно-правовых документах, которые уже ратифицировала или должна ратифицировать Украина.

2. Проводить сбалансированную национальную политику, обеспечивающую удовлетворение потребностей всех этнических составляющих украинского общества и максимально использующую механизм экономической поддержки приоритетных направлений развития национальных культур.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.