авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

«Г. Г. Демиденко ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ Курс лекций, прочитанных в Национальной юридической академии ...»

-- [ Страница 11 ] --

К невыгодам представительного правления Чичерин относит низкий уровень политического знания в народе, трудности соединения разрозненных воль, ибо «управление государством требует единой воли и единой власти», борьбу партий за свое господство, что таит «вели чайшую опасность (для) политической свободы». Однако такие невы годы «составляют естественное последствие политической свободы и везде перемешиваются с добром». Для ученого очевидно — предста вительное устройство не всегда и не везде является оправданным, а для России — преждевременным. (Возможно, в своих рассуждениях Чиче рин делал поправку на цензуру.) Власть, по Чичерину, всегда нуждается в нравственной поддержке народа, а она невозможна без свободы личности. Личность он рас сматривает как «корень и определенное начало всех общественных отношений». Ее духовная природа состоит в свободе — прирожденном праве человека, источнике всех прав. Со свободой связано гражданское равенство или равенство перед законом, ставшее основой гражданско го общества в европейских государствах. Основным правилом граж данской свободы стало «то, что все, что не запрещено, то дозволено, в силу естественно принадлежащей человеку свободы». Автор «Фило софии права» считает: личное право ограничивается лишь требования ми общественной пользы и правами других лиц.

Что такое право? По Чичерину, его следует понимать в двояком значении: субъективном и объективном. Субъективное право им определяется как нравственная возможность или законная свобода что либо делать или требовать. Объективное право есть самый закон, определяющий эту свободу. Где нет свободы, там не может бать субъ ективного права, а где отсутствует закон, там нет объективного права.

Развивая гегелевское определение права, ученый утверждал: право есть внешняя свобода человека, определяемая общим законом. Внутрен няя свобода составляет область нравственности. Задача права состоит в разграничении свободы отдельных лиц. Разумным началом, служащим руководством как в установлении закона, так и в его приложении, Чи черин называет правду, справедливость. Разрешение столкновений прав — дело правосудия. «Оно решает, что по закону принадлежит одному и что другому».

Первым явлением свободы ученый называет собственность. Право собственности он считает коренным юридическим началом, вытекаю щим из свободы человека и устанавливающим полновластие лица над вещью. Анализируя институты частного права, ученый отстаивал не прикосновенность наследственного права, непоколебимость прав, при обретенных субъектами права. На государстве лежит обязанность охраны законных прав и интересов граждан. Он резко выступал против имущественного равенства — оно противоречит свободе.

Частное право принадлежит человеку как личное его достояние, область его свободы, что отличает его от публичного права — области свободы общественной. Мыслитель считает, что частное право не да руется человеку общим законом («закон определяет только возмож ность»), а приобретается собственным действием лица и частными его отношениями к другим.

Гражданское общество, пишет Чичерин, является совокупностью частных отношений между лицами, управляемых гражданским или частным правом. Человеческое общежитие включает в себя четыре союза: семейства, гражданское общество, церковь и государство. Ин тересы отдельных лиц и союзов регулируются правом, устанавливаю щим формальную сторону общежития, границы их интересов. Личность не поглощается союзами, как общество не поглощается государством, хотя находится в его подчинении — « на индивидуализме зиждется гражданское общество, централизм составляет принадлежность госу дарства». Гражданское общество в своем историческом развитии про ходит три ступени: порядок родовой, сословный, общегражданский, сохраняющий различие интересов, но устанавливающий единство за кона для всех.

В государстве идея человеческого общества, считал Чичерин вслед за Гегелем, достигает высшего развития. Государство, по его учению, это союз свободного народа, связанного законом в одно юридическое целое и управляемое верховной властью для общего блага. Основными началами, элементами государства являются: власть, закон, свобода и цель. Государство, этот «верховный человеческий союз», призвано устанавливать и охранять нормы права, удовлетворять все материаль ные и духовные интересы общества. Граждане, обладая политической свободой, должны стать участниками, особенно через представитель ные учреждения, государственной власти. Без политической свободы, утверждал ученый, личная свобода лишена гарантии: «Пока власть независима от граждан, права их не обеспечены от произвола…»

Через призму прав и свобод личности Чичерин анализировал раз личные формы правления — монархию, аристократию, демократию и смешанную форму. Идеалом он считал смешанное правление, высшей стадией развития идеи государства — конституционную монархию, где достигается идеальное единство: «Монарх представляет начало власти, народ и его представители — начало свободы, аристократическое со брание — постоянство закона, и все эти элементы, входя в общую орга низацию, должны действовать согласно для достижения общей цели».

Демократия, по мнению Чичерина, никогда не может быть идеалом человеческого общежития: она дает преобладание наименее образован ной части общества. «Умственное движение» же всегда и везде исходит от средних классов. К тому же «демократия похожа на абсолютизм в том отношении, что очень любит бюрократию и централизацию».

Теория конституциализма Чичерина расходилась с порядками само державной России. Не принимая самодержавия и его политики, он связывал свои надежды лишь с продолжением самоограничения абсо лютной власти, с подготовительными мерами перехода к конституци онной монархии, с реформами. Чичерин убежден: «либерализму придет свой черед, когда успокоятся умы и водворится порядок», российское общество не созрело для учреждения парламента, политических свобод.

Насущную потребность мыслитель видел в установлении живой связи между правительством и обществом. Эту цель, по его мнению, может выполнить «приобщение выборных от дворянства и земства к Государ ственному совету», путем создания двухпалатного законосовещатель ного собрания.

Мода на либеральные идеи, считает Чичерин, породила три вида либерализма: уличный (он «хлопает всякому беззаконию», «всех своих противников считает подлецами»);

оппозиционный, в котором нет тре бований позитивных действий, а присутствует только «наслаждение самим блеском оппозиционного положения»;

охранительный, придаю щий свободе позитивный смысл. Сущность последнего состоит «в примирении начала свободы с началом власти и закона». Идеальным ему представлялись «либеральные меры и сильная власть».

Таким образом, охранительный либерализм Градовского и Чичери на обосновывал необходимость реформ политической жизни в России, стремился соединить передовые европейские политико-правовые идеи с российской действительностью, добиться государственных преоб разований «сверху» и тем самым предотвратить нарастание революции в империи.

Вторая половина XIX в. знаменовалась появлением и небывалым размахом в России народничества, возглавляемого разночинной интел лигенцией. Значительный вклад в народническое движение, теорию «русского социализма» внесли их теоретики А. И. Герцен и Н. Г. Чер нышевский, оказавшие большое влияние на несколько поколений ре волюционно настроенной молодежи.

Приоритет в разработке теории общинного (народнического, кре стьянского) социализма принадлежит Александру Герцену (1812 1870)1.

Каковы основные пункты герценовской теории, видения государ ственно-правовых проблем?

Во-первых, Герцен воспринял сельскую общину как основу, фун дамент здания будущего русского социализма. «Она спасала Россию.

Общинная организация, хотя и сильно потрясенная, устояла против вмешательства власти;

она благополучно дожила до развития социа лизма в Европе». Эту историческую устойчивость крестьянского мира обеспечили три общинные начала: право каждого на землю;

общинное владение ею;

мирское управление. Главный недостаток общины Герцен усматривал в поглощении личности общиной. Задачу он видел в том, чтобы соединить права личности с общинным устройством. Такое развитие позволило бы избежать капитализма и прямо перейти к со циализму.

Во-вторых, Герцену виделись как мирные, так и насильственные способы осуществления социальной революции. «Мы не верим, что народы не могут идти вперед иначе, как по колена в крови;

мы преклоняемся с благоговением перед мучениками, но от всего сердца желаем, чтобы их не было». Он возражал Чернышевскому: Русь надо звать не «к топору», а к метлам, чтобы вымести грязь и сор, скопив шиеся в стране. Хотя допускал возможность насильственного ниспро вержения капитализма: «Сколько социализм не ходит около своего вопроса, у него нет другого разрешения, кроме лома и ружья». Но главное — Герцен впервые в российской социалистической литерату Герцен Александр Иванович – российский публицист и философ. В 1833 г.

окончил физико-математическое отделение Московского ун-та, увлекся идеями за падноевропейских социалистов. Вместе с В. Г. Белинским защищал революционный путь преобразования России, примыкал к западникам. В 1847 г. уехал за границу.

Был участником революции 1848 г. в Париже. С 1852 г. жил в Лондоне. Основал «Вольную русскую типографию», издавал альманах «Полярная звезда» и газету «Ко локол», ставшие трибуной «русского социализма». Автор многочисленных публи цистических, философских и художественных произведений. В 1919-1925 гг. его собрание сочинений было издано в 22 томах.

ре высказал идею созыва всенародного бессословного Земского со бора — Учредительного собрания для законной борьбы против само державия. В нем мыслителю виделись «вороты отворенные», «воль ный парламент четвертого сословия». Эта идея будет подхвачена первыми российскими политическими партиями левого направления.

Герцену было ясно также, что революционным насилием можно упразднить самодержавие и остатки крепостничества, но нельзя по строить социализм.

В-третьих, в теории «русского социализма» Герцена проблемы государства, права, политики рассматриваются как подчиненные со циальным и экономическим проблемам, как отжившие институты обще ственной жизни. «Собственность, семья, церковь, государство были огромными воспитательными формами человеческого освобождения и развития — мы выходим из них по миновании надобности». Государ ство, пишет Герцен, — форма, через которую проходит всякое челове ческое сожитие, принимающее значительные размеры.

В-четвертых, наилучшей из форм организации человеческого общежития он считал социальную республику. Будущее общество мыслилось ему как «федерально-коммунальная жизнь» самоуправ ляющихся коммун. Идеал общества — коллективная собственность и солидарность, братство и любовь ко всем. Постепенность, пропо ведь, «равно обращенная к работнику и хозяину, к земледельцу и мещанину» ради сохранения личности, культуры, достижений ци вилизации — в этом Герцен видел смысл социально-экономического переворота.

Другой теоретик и пропагандист «русского социализма — Николай Чернышевский (1828-1889)1 в отличие от Герцена призывал во время реформы 1861 г. к крестьянскому бунту. В последующих работах он доказывал необходимость сохранения общины и ее развития в более высокую организацию. В своей публицистике, исторических и фило софских работах обосновывал невозможность для современной России пути реформ. Самодержавие с его бюрократическим аппаратом он определял как «дурное управление», «самодурство», «азиатство», по родившее крепостничество, а теперь пытающееся изменить лишь его форму. В прокламациях к крестьянам, в обращениях и письмах к рос сийским конституционалистам мыслитель представил широкий ком плекс предложений относительно необходимых перемен в устройстве общества и государства: свободная от бюрократического гнета и опе Чернышевский Николай Гаврилович – писатель, публицист, философ.

Учился в Саратовской духовной семинарии и историко-филологическом отделении Петербургского ун-та (1846-1850 гг.). С 1854 г. начал сотрудничать в ж-ле «Совре менник». Защитил магистерскую диссертацию по эстетике. За призывы к крестьян скому бунту был заключен в Петропавловскую крепость, в 1864 г. осужден на 7 лет каторги. Полное собр. соч. впервые было издано в 1939-1953 гг. в 16-ти томах.

ки крестьянская община, местное представительное управление и са моуправление, самостоятельный и праведный суд, ограничение царско го самовластия, управление на основе законов. Очевидно, предполага лось существование ответственной перед народом власти, обеспечи вающей переход к социализму. Чернышевский отстаивал автономность личности в государстве.

В будущем обществе, по Чернышевскому, отпадет надобность в государстве. Либеральные теории и развивающийся конституциона лизм на Западе, провозглашение прав и свобод человека, по мнению мыслителя, является всего лишь призраками для простых тружеников.

После длительного переходного периода (не менее 25–30 лет), когда социалистический строй возникнет на Западе, новое общество в России сложится в федерацию основанных на самоуправлении союзов земле дельческих общин, промышленно-земледельческих объединений, фабрик и заводов, перешедших в собственность работников. Общественная собственность будет дополнена, таким образом, общественным произ водством с применением машинной техники. В романе «Что делать?»

он нарисовал яркую картину будущей жизни и производства.

Неверие в конституционные преобразования, парламентаризм, роль законодательства, юридического равенства для общественных преоб разований впитывались в сознание последователей Герцена и Черны шевского. Герценовский «Колокол» и журнал «Современник» воспита ли целое поколение радикальной молодежи, народников. Автор романа «Что делать?» был властителем их дум.

Таковы основные направления концепций о государстве и праве, сложившиеся во второй половине XIX в. в Украине и России. Либе ральные учения оказались малоэффективными в условиях российского абсолютизма. Однако и либералы, и социалисты начали тесно увязывать политические и правовые проблемы с решением социальных задач, предложили альтернативу самодержавию и первоначальному капита лизму, великодержавной национальной политике. Их теоретические разработки оказали существенное влияние на развитие в России теории государства и права в начале XX в.

Лекция XXI Разработка теории права и правового государства в Украине и России в конце XIX — начале XX в.

1. Разработка теории правового государ ства (М. Ковалевский, В. Гессен, С. Котля ревский, П. Новгородцев, Б. Кистяковский).

2. Разработка теории права: а) социологиче ские концепции права (С. Муромцев, Н. Кор кунов, М. Ковалевский);

б) формально догматическая концепция Г. Шершеневича;

в) нормативно-этическая концепция права П. Новгородцева и Б. Кистяковского;

г) пси хологическая теория права Л. Петражицкого.

Истоки теории правового государства восходят к поискам мысли телями античности принципов взаимодействия личности и государства, власти и права. Утвердившиеся в XVIII в. идеи свободы и неотчуждае мых естественных прав человека, о пределах права государства, верхо венстве закона, демократии, разделении властей, преодолении полити ческого отчуждения граждан государства были развиты деятелями европейского Просвещения. Классические формы приобрели доктрина прав человека и гражданина, концепция всесилия разумного закона, доктрина разделения властей, теория представительной демократии и ряд других. По существу одинаковы были идеалы Канта и Гегеля: «Ве личайшая проблема для человеческого рода, разрешить которую вы нуждает его природа, — подчеркивал Кант, — достижение всеобщего правового гражданского общества». Государство у Гегеля реализует идею разума, права и свободы.

В последующем именно немецкая школа права утвердила юриди чески завершенное понятие « правового государства». В 1829 г. Р. фон Моль дал его определение как конституционного государства, которое должно основываться на закреплении в конституции прав и свобод граждан, на обеспечении судебной защиты личности. Концепция право вого государства получила свое развитие в немецкой юридической науке, которая либо сводилась к формуле «упорядоченной законом бюрократии» (в работах К. Велькера, Р. Гнейста), либо к субординации исполнительной и законодательной властей, когда первая верно служит второй в рамках конституционной монархии (Л. фон Штейн). Теория правового государства начала активно разрабатываться либеральной мыслью в Западной Европе и США, а во второй половине ХІХ в. — в Украине и России.

1. Разработка теории правового государства Какова природа, признаки и основные принципы правового госу дарства в доктринах отечественных и российских правоведов?

Известный украинский и российский правовед, социолог, историк и политический деятель Максим Ковалевский (1851-1916)1 считал, что «современная демократия зарождается под непосредственным влиянием событий 1789 года» во Франции и это влияние прослежива ется в праве, политической жизни и литературе. По его мнению, при всем разнообразии существующих государственных форм в Западной Европе и США, они «представляют нам один общий тип так называе мого правового государства».

Для Ковалевского форма государства не является главным фактором, Ковалевский Максим Максимович родился на Харьковщине. Окончил в 1872 г. юридический фак-т Харьковского ун-та. Подготовку к магистерскому экза мену проходил в Берлине, Лондоне, Париже и Вене. В 1878-1887 гг. – профессор Московского, в 1905-1916 гг. – Петербургского ун-тов. Читал курсы лекций в Пари же, Оксфорде, Чикаго, Сан-Франциско. Был избран депутатом І Государственной думы от Харьковской губ. В 1907 г. избирался членом Государственного Совета от Академии наук и ун-тов. Наиболее известные произведения: «Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права» (1880 г.), «Государствен ное право европейских держав. Курс лекций» (1864-1887 гг.), «Происхождение со временной демократии». Т. I – IV (1895-1897 гг.), «Общее учение о государстве»

(1909 г.), «Социология». Т. I-II (1910 г.) и др.

характеризующим конкретное государство. Как и для Драгоманова, главное для него — уровень «политического и гражданского полно правия в нем». Гарантией признания и соблюдения прав личности в правовом государстве служат, считает ученый, организация и деятель ность определенных государственных установлений. Сюда относятся:

1) обеспечение политических прав граждан системой народного пред ставительства и местного самоуправления, создающие возможность участия граждан в решении общегосударственных и местных вопросов;

2) судебная ответственность как частных лиц, так и чиновников, превышающих, хотя бы с добрыми намерениями, свои законные полно мочия. При этом он ссылается на пример Верховного Суда США как «стража конституции»

Ковалевский выделяет две из основных особенностей правового государства: во-первых, равенство гражданское и политическое, «участие всех его граждан в разной степени в политической власти»;

во-вторых, свобода личного самоуправления и самоуправление общества. На исторических примерах и на примерах передовых евро пейских государств он иллюстрировал преимущества всеобщего из бирательного права, защиты государством свобод личности, ее имуще ственных договоров, «точного соблюдения правительственной партией существующих законов», соответствия законов конституции государ ства и др.

Другой отечественный и российский юрист и политический деятель Владимир Гессен (1868-1920)1 полагал, что «родоначальником совре менной теории правового государства является Монтескье». Именно он в «обособлении властей» усматривал гарантию политической сво боды, что нашло закрепление в конституциях передовых европейских государств.

В. Гессен также считал, что «современным государством является только демократическое государство», облеченное в форму либо кон ституционной монархии, либо представительной республики. «Истин но демократическое, правовое государство, — писал ученый, — не может не быть парламентарным, ибо парламентаризм является высшей формой, венцом конституционного режима». По его мнению, правовое государство с представительными учреждениями осуществляет двоякую функцию: законодательствует («государственная власть является творцом положительного права») и управляет («в пределах им же самим создаваемого права»). При этом господствующая законо Гессен Владимир Матвеевич окончил Новороссийский ун-т (Одесса). В 1899 г.

получил звание приват-доцента. С 1896 г. преподавал в Петербургском ун-те и др.

учебных заведениях столицы. В 1910 г. стал профессором. Член кадетской партии с 1905 г., депутат ІІ Государственной думы, один из редакторов изданий «Право», «Вестник права». Автор книг «Теория правового государства», «Возрождение есте ственного права», «О вечном мире» и др.

дательная власть «не может быть ограничена законом», ей подчинены правительственная и судебная власти, ограниченные действующим положительным правом. «Правовое государство в своей деятельности, в осуществлении правительственных и судебных функций связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним». В «Теории правового государства» Гессен подчеркивал: такое государство пред полагает взаимную связанность правом как государственной власти, так и его граждан. «Государство, в лице своей правительственной власти, так же подчинено закону, как каждый в отдельности гражданин».

Произвол и бесправие — одно и то же явление, считал ученый.

Таким образом, Гессен трактовал правовое государство, в строгом смысле слова, как парламентский строй на началах последовательного демократизма. Подзаконность государственной власти он считал вы ражением начала обособления властей, а его следствием — «право мерный характер отношений между гражданами и властью», «полити ческую правоспособность гражданина».

Павел Новгородцев (1866-1924)1 в правовом государстве видел воплощение общественного идеала. Его нравственным источником считал «стремление к единому и обязательному для всех правовому порядку», осознание абсолютной ценности личности. По его мнению, с конца XIX века, когда правовое государство вступило на путь соци альных реформ, государство постепенно лишается своего прежнего величия, заявляет об ограниченности своих сил и взывает к факторам нравственным, — «к воздействию общественного мнения, к благотвор ному влиянию воспитания, к деятельности частных обществ и органи заций». Новое государство призвано превратить сословное общество в гражданское, построенное на началах равной правоспособности. Важ ным принципом правового государства станет сочетание личных, групповых, классовых интересов во имя общего блага, его признаком — солидарность власти с народом, воплощение в государственной жизни начал справедливости.

Следующей ступенью правового идеала, полагал Новгородцев, является задача не только обеспечить равенство и свободу граждан, «солидарность и единство с другими, но и в отношении к ним государ ства: сделать право основанием государственной жизни, подчинить праву и государственную власть».

Для правового государства, считал ученый, представительное Новгородцев Павел Иванович родился в г. Бахмут Екатеринославской губ. в семье купца. Окончил юридический фак-т Московского ун-та. С 1896 г. – приват доцент, а с 1904 г. – профессор Московского ун-та. С 1906 г. был директором и про фессором Московского высшего коммерческого ин-та. Член кадетской партии, депу тат І Государственной думы. Основные соч.: «Историческая школа юристов, ее про исхождение и судьба» (1896 г.), «Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве»

(1901 г.), «Кризис современного правосознания» (1909 г.) правление является не только его признаком, но и необходимым эле ментом его организации. Принцип народовластия состоит не в том, чтобы народ фактически все решал и делал сам или за всем надзирал, а лишь в том, чтобы юридически все от него исходило, чтоб, не буду чи законодателем фактическим, он оставался «дремлющим законода телем»», за которым сохраняется суверенитет и юридическая возмож ность проявлять свои верховные права через органы своей воли.

Институт народного представительства и есть тем механизмом, с помощью которого народная инициатива воплощается в нормы по зитивного права.

Видный теоретик правового государства Сергей Котляревский (1873-1939)1 в лучших традициях правоведения рассматривал проблему «власть и право» («Власть и право. Проблема правового государ ства»).

Природа государственного властвования, по мнению Котлярев ского, «может быть понята только на фоне гораздо более широком, чем тот, который в состоянии дать изолированная наука о государстве».

Основой власти, полагает ученый, является сознание зависимости, бес конечно укрепляемое «одновременным переживанием у массы людей».

Принуждение при этом «играет ничтожную роль». Во власти есть не только зародыш полного порабощения, но она способна стать великой культурно-этической ценностью, и в этом качестве — предпосылкой правового государства, обеспечить высокий уровень правосознания в обществе.

Другой предпосылкой правового государства Котляревский назы вает «равноправие» права и государства, их самостоятельное значе ние. Это — «две стихии государства», где право не самоцель, но «есть лишь хорошо понятая политика государственной власти». Итак, с одной стороны, государство — «единственный создатель права», а с другой — «сама государственная власть, создавшая эти нормы, им повинуется».

Государственное, а следовательно, народное благо требует, по его мне нию, пределов правового ограничения государственной власти, ибо слабость власти есть смертный грех государства, который менее про щается его руководителям, чем жестокость и произвол.

С. Котляревский возражает против отождествления правового госу Котляревский Сергей Андрееевич – историк, правовед, политический деятель.

Родился на Ставрополье в украинской семье. Окончил историко-философский фак-т Московского ун-та. Защитил в 1901 г. магистерскую, а в 1904 г. докторскую диссер тации по кафедре всеобщей истории. Экстерном сдал экзамены за курс юридическо го фак-та. Защитил в 1907 г. магистерскую, а в 1909 г. – докторскую диссертации, получил звание профессора государственного права. Член ЦК кадетской партии, депутат I Государственной думы. Автор книг «Власть и право. Проблема правового государства», «Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора», «Правовое государство и внешняя политика», «Война и демократия» и др.

дарства с конституционным — конституционный строй лишь необхо димая его предпосылка. Принципами правового государства («как задании») он называет «верховенство закона и ответственность, свя занная с актами государственного властвования, — ответственность, которая постепенно расширяется и углубляется». Правовая организация государства требует «действительной ответственности должностных лиц и правильно поставленной административной юстиции». Государ ство как субъект права признает и других субъектов права, «ставит перед законодателем определенную заповедь — уважение к правовой личности всякого члена государственного целого и союза этих членов»;

обеспече ние государством свободы и равенства граждан, их социальной защиты, права на достойное существование, воплощение справедливости.

От силы — к праву — таков смысл, по Котляревскому, изменений, «пережитых поколениями людей в государственной организации».

Успех этих прогрессивных изменений зависит от определенных усло вий. Во-первых, ученый считает, что для этого важно не только «при способить строй и учреждения», но и «обеспечить известное психоло гическое равновесие», осознание гражданами ценности права, необхо димости «любви к праву, борьбы за право». Другими словами, обеспе чить наибольшее соответствие между объективным правопорядком и общественным правосознанием. Во-вторых, правовое самоограни чение государства имеет свои пределы. Юридический фанатизм не лучше всякого другого фанатизма. По мнению Котляревского, государ ство должно быть готово жертвовать «в известные минуты» этой лю бовью к праву, привычкой к правовому укладу во имя обязанностей перед родиной, ответственности за ее безопасность и независимость.

В-третьих, смысл верховенства закона в государстве оправдан, когда он справедлив и способ его создания обеспечивает эту справедливость (т. е. соответствие закона праву). Это то мерило права со времени Со крата, без которого нет правового государства.

Трактовку государства как «правовой организации народа, обла дающей во всей полноте своей собственной, самостоятельной и пер вичной, т. е. ни от кого не заимствованной властью» давал правовед и философ Богдан Кистяковский (1868-1920)1.

Кистяковский Богдан Александрович – сын известного киевского профессора, теоретика уголовного права А. Ф. Кистяковского. Учился в Киевском (1888 г.), Харь ковском (1890 г.) ун-тах на историко-филологическом отделении, на юридическом фак-те Юрьевского ун-та, на юридическом и философском факультетах Берлинского ун-та. В 1899 г. становится доктором философии, затем – доктором права. Издавал сочинения М. Драгоманова. С 1906 г. преподавал в Московском коммерческом ин-те, затем стал приват-доцентом Московского ун-та. Редактировал ж-лы «Критическое обозрение» (1908-1909 гг.), «Юридический вестник» (1913-1917 гг.), в 1917 г. – про фессор Киевского ун-та. Основные работы: «Право как социальное явление» (1911 г.), «Проблема и задачи социально-научного познания» (1912 г.), «Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права» (1916 г.).

Природу правового государства, по Кистяковскому, отличают две основные черты: в нем власть ограничена и подзаконна;

здесь как не которые органы власти, так и сам правовой порядок организуются при помощи самого народа. Такое государство — это «правовой союз на рода, который находит свое завершение в органах власти».

Поскольку власть, пишет ученый в работе «Социальные науки и право», — основной признак государства, его выражение, то наиболее типичным признаком власти в государстве, основанном на господстве права, является ее безличность. «В современном правовом государстве господствуют не лица, а общие правила или правовые нормы». Иначе — в правовом государстве все отношения властвования выражаются и закрепляются в правовых нормах, а лица, облеченные властью, под чинены этим нормам так же, как и лица, не имеющие власти. Здесь власть не должна являться и не является, согласно Кистяковскому, само бытной силой, могущей хоть в каких-либо случаях действовать несо гласно с правом или вне его сферы. Господство права, его действие и сила в правовом государстве не зависят от господствующих политиче ских направлений в стране и в праве.

Ко всем признакам власти, полагал ученый, — престижу, обаянию, авторитету, традиции, привычке, силе, внушающей страх, следует при соединить еще один признак — «всякая власть должна быть носитель ницей какой-нибудь идеи, она должна иметь нравственное оправдание».

Это оправдание может заключаться или в величии и славе народа и го сударства, или в упрочении правопорядка, или в уровне жизни народа, удовлетворении его материальных и духовных нужд. «Как только власть теряет одухотворяющую ее идею, она неминуемо гибнет».

В правовом государстве, где все отношения властвования выража ются и закрепляются в правовых нормах, «над властью все более при обретает господство правовая идея, идея должного», — пишет Ки стяковский. Таким образом, власть призвана превращать с помощью права необходимое в должное, осуществлять «то, что нужно, дорого и ценно всем людям». По его мнению, в этом и состоят задачи и цели государства — «осуществление солидарных интересов людей», общее благо. В то же время, способствуя росту солидарности между людьми, государство, полагал ученый, облагораживает и возвышает человека, дает ему возможность развивать лучшие стороны своей природы и осуществлять идеальные цели.

Б. Кистяковский отождествлял конституционное и правовое понятия государства, считая, что «только весь народ… обладает подлинной государственной властью», называл «самым важным учреждением правового государства народное представительство, исходящее из народа». Его законодательство, отмечал ученый, «целиком обуславли вает организацию и деятельность государства и его элементов;

оно регулирует не только отношения отдельных лиц и целых групп между собой, но и отношение самого государства к гражданам, а вместе с тем и деятельность всех государственных учреждений». Полное единение государственной власти с народом, писал Кистяковский, «осуществимо только в государстве будущего, в народном или социалистическом го сударстве». Таким образом, ему принадлежит инициатива теоретиче ской постановки вопроса о возможной перспективе правового, социально-справедливого, а в будущем — социалистического госу дарства, в противовес несовершенным современным буржуазным государствам.

Во взглядах видных теоретиков правового государства ярко прояви лась, преимущественно либеральная естественно-правовая, концепция о правах и свободах человека и гражданина. В работе «Государствен ное право европейских держав» Ковалевский высказал мысль о непре станном расширении сферы индивидуальной самодеятельности и круга личных прав, происходящем в процессе «постепенной эволюции государства». Государство не может поэтому в интересах самосохране ния упразднить личные права, «так как признание их является таким же требованием общественной солидарности, как установление самого факта государственного общежития».

Права человека и их гарантии начинают рассматриваться на консти туционном уровне. Ковалевский, подчеркивая высшую юридическую силу конституции, писал: «Конституция и перечисляемые ею публичные права граждан поставлены выше законов», которые новые законы не могут отменить или ограничить. Котляревский отмечал важность для правового порядка правовых законов, воплощающих справедливость, «настоящих прав», ставящих границы государственной власти. Как кон ституционное, лежащее в основе идеала правового государства, Новго родцев рассматривал требование «единого и равного для всех права».

Основные права и свободы человека и гражданина в работах по теории правового государства начинают выстраиваться и обосновы ваться как система личных, политических, экономических, социальных, культурных прав, делиться на позитивные и негативные права.

В личном праве Чичерин усматривал «истинный корень свободы», «общественное право служит ему только гарантией и восполнением».

Положительная сторона личного права (т. е. позитивное право), по его мнению, определяется правилом: «все, что не запрещено законом, дозволено, в силу естественной свободы человека». Отрицательная сторона (т. е. негативное право) — в признании неприкосновенности лица «как в физическом его бытии, так и в духовной его сущности».

Кистяковский полагал, что все другие права и свободы, в конечном счете и все гражданские и частные права, оказались бы иллюзий, «если бы в правовом государстве не была установлена неприкосновенность личности». Он считал основным принципом правового государства ограниченность власти, «дееспособности государства», признанием за личностью неотъемлемых и неприкосновенных прав. Но личность остается ограниченной своим подчинением государству, обязанностями гражданина. По Кистяковскому, взаимное ограничение государства и личности приводит к взаимному дополнению друг друга. Признаком правового государства Ковалевский называл право свободного выбора его граждан, личного самоопределения.

Сохранение индивидуальности — одна из самых жизненных за дач, преследуемых государством, писал Котляревский. Новгородцева и Кистяковского тревожил вопрос взаимоотношений личности как безу словной ценности, обладающей разумом и свободной волей, и обще ственной среды, которая всецело может поглотить личность. «Чем яснее мы осознаем, что личность есть незаменимая, неповторяющаяся и своеобразная индивидуальность, — отмечал Новгородцев, — тем ярче выступает необходимость конкретного сочетания индивидуальных раз личий для достижения индивидуальных целей. »

В политических правах гражданина Ковалевский акцентировал внимание прежде всего на всеобщем избирательном праве, праве уча стия граждан в политической власти, обосновывал их роль в правовом государстве;

Кистяковский — на свободе общественных объединений, собраний, свободе слова. Он считал, что в будущем социалистическом государстве будет сужен круг личных прав, но расширится сфера пу бличных субъективных прав.

Экономические права рассматривались теоретиками правового государства прежде всего как свобода самодеятельности индивидов, право на частную собственность. Чичерин называл собственность «пер вым явлением свободы», в гражданском обществе отдавал предпочтение «средним классам» у которых «с достатком соединяется труд».

Правовое государство будущего представлялось его теоретикам и социальным. Кистяковский писал, что права на положительные услу ги со стороны государства будут не только расширены, но и пополнены новыми правами. «Все эти права объединяются в одном общем субъ ективном публичном праве, именно в праве на достойное человеческое существование». При этом отмечал: «Цель социального развития не в том, чтобы все члены общества превратились в призреваемых, рассчи тывающих на милосердие и благодеяние со стороны общества, а в том, чтобы никому не приходилось рассчитывать на благодеяние». Котля ревский был еще более категоричен: «Государство не имеет права оставаться равнодушным к тому, что благосостояние его граждан опу скается ниже известного уровня». Новгородцев считал, что государство должно взять на себя заботу об экономически слабых лицах, которые в силу различных причин неспособны к существованию за счет собствен ных средств. Вот почему, несмотря на то, что задачей и сущностью права является охрана личной свободы, не менее важна и возможность осуществления этой задачи — забота о материальных условиях сво боды. Ученый призывал к введению понятия права на достойное чело веческое существование в Декларацию прав человека и гражданина и к юридической разработке основных институтов этого понятия в рамках позитивного права.

Культурные права граждан трактовались Чичериным, Ковалев ским, Кистяковским как право на образование, духовное развитие, развитие национальной самобытности.

Теоретики правового государства рассматривали соотношение и взаимосвязь субъективного и объективного права, равенство право вых субъектов — личности и государства, соотношение прав и обя занностей. Гессен считал, что «статус гражданства слагается из пу бличных обязанностей и прав индивида. С другой стороны, для того, чтобы быть в государстве гражданином, субъектом обязанностей и прав, — индивид должен, разумеется, определяться правом государства, ибо свою правоспособность он получает от права».

Системе прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в тео рии правового государства соответствует система гарантий — поли тических, социально-экономических, юридических. В государственном механизме защиты прав и свобод Ковалевский и Кистяковский перво степенное значение придавали народному представительству, само управлению, «подчинению одинаково администрации и законодатель ства судебному контролю». В своем учении о субъективном праве Гессен важное место отводил «обособлению властей», администра тивной юстиции. Котляревский в свою очередь подчеркивал: действи тельная ответственность должностных лиц и правильно поставленная административная юстиция — «суть в основе требования справедли вости, которой должны подчиняться и носители власти, и их действия».

В сфере паритетного взаимодействия государство — общество — ин дивид Кистяковский выделял такие гарантии: 1) ограничение государ ственной власти признанием государством неотчуждаемых прав человека, специфической сферы свободного самоопределения лично сти, в которую оно не вправе вмешиваться;

2) законодательное закре пление принципа законности, предусматривающего равную ответ ственность за нарушение закона как для отдельной личности, так и для органов государственной власти;

3) наличие гражданского общества в правовом государстве, которое может выступить в случае необходи мости на защиту прав человека;

4) такому государству присущ и право вой характер организации государственной власти, народное пред ставительство.

Выступая с обоснованием необходимости конституционных реформ в России, теоретики правового государства видели проблему не только в неограниченном самодержавии и других остатках феодально крепостнического строя. Кистяковский в нашумевшей статье «Культу ра в защиту права (задачи нашей интеллигенции)» (1909 г.) обратил внимание на «незначительную роль» права, как дисциплинирующей системы в российском обществе, низкий уровень правосознания интел лигенции. Он приходит к неутешительному выводу: здесь «обществен ное сознание никогда не выдвигало идеала правовой личности». Он чужд и российской интеллигенции — она «никогда не уважала права, никогда не видела в нем ценности». Поэтому как принцип правового государства его теоретики формулировали требование возможно боль шего соответствия между объективным правопорядком и обществен ным правосознанием. Чичерин связывал надежды с «высоким уровнем политического знания», осознанной свободой, подчиненной власти, закону, порядку, Новгородцев — с «верой в человеческое действие и нравственное долженствование». Путь к господству права Кистяковский видел в господстве закона над всеми частными и групповыми интере сами, над партиями и политическими направлениями. «Установить и показать это независимое и самостоятельное значение права» и при звана юридическая наука.

2. Разработка теории права.

а) Социологические концепции права Социологическое направление в теории права методологически исходило из того, что существование и развитие права и государства определяются общественными факторами. Поэтому представители этого направления придавали важное значение изучению общественных интересов и отношений, исследованию психических и моральных основ государства и права. Немало сторонников концепции права как защи щенного интереса, по Р. Иерингу, было и в России, и в Украине.

Создателем оригинальной социологической концепции права в России был профессор права Московского университета Сергей Му ромцев (1850-1910)1. Он полагал: предмет правоведения должны со ставлять не столько законы, сколько правовые отношения, правовые порядки в обществе.

Продолжая научные традиции Иеринга, лекции которого он слушал в Берлинском университете, Муромцев усматривал в основе права ин тересы индивидов, общественных групп, союзов и т. д., на базе которых в обществе и возникают различные отношения, регулирование которых осуществляется с помощью санкций: юридической, моральной, рели гиозной и др. К правовым он относил те отношения, которые склады ваются по поводу типичных для данного общества интересов отдельных лиц и их объединений. Эти отношения и интересы по мере признания обществом получают «неорганизованную защиту» со стороны общества и социальных групп. Ее недостаточность вынуждает при столкновении различных интересов обращаться к государственным органам, т. е.

«организованной защите». Она вручается судьям, должностным лицам или общественным властям, действия которых облекаются в точные формы с указанием границ компетенции, с определенной процедурой принятия решений и т. д. Такую организованную форму защиты ученый называл юридической. Она необходима только тем отношениям, кото рые требуют дополнительных гарантий от государства. Юридической же санкцией, считал Муромцев, обеспечивается часть отношений, ко торая признается наиболее важной для интересов личности и государ ства и не может быть обеспечена иначе, как силой государственного принуждения. Итак, право — порядок отношений, защищенный орга низованным (юридическим) способом.

По Муромцеву, правовой порядок — это существующий порядок отношений в обществе. На него воздействуют ряд факторов: юридиче ские нормы действующего законодательства, идеи справедливости, надежды на правопорядок будущего. Однако правом в собственном смысле всегда является только правовой порядок, на содержание кото рого влияют интересы и отношения социальных групп. Таким образом, ученый различает содержание объективного права и реально суще ствующего правопорядка.

Юридические нормы, которые создает государство, заявлял ученый, не всегда соответствуют существующему в данном обществе правопо рядку. Поэтому большие надежды на преодоление противоречий меж ду юридическими нормами и правопорядком он возлагал на судебные Муромцев Сергей Андреевич – доктор русского права, публицист, обще ственный и политический деятель. С 1877 г. – профессор Московского ун-та. Был редактором «Юридического вестника» (1879-1992 гг.). С 1905 г. – член ЦК кадетской партии, председатель 1 Государственной думы. Автор трудов: «Очерки общей теории гражданского права» (1877 г.), «Определение и основное разделение права» (1879 г.), «Что такое догма права?» (1885 г.).

и другие правоприменительные органы, способные постоянно при водить действующий правопорядок в соответствие со «справедливо стью». Задача суда состоит в обеспечении полной гармонии между юридическими нормами и конкретным случаем, в индивидуализировании права. Для этого судья должен «осуществить справедливость», т. е. «при менить юридические нормы именно в той степени, в которой случай характеризуется типичными свойствами, служащими основанием нор мы». Таким образом, суд, считал Муромцев, превратится в арбитра между законом и конкретным правоотношением и сможет в соответ ствии со своим правосознанием проверять «жизненность» позитивно го права, приводить закон в соответствие с «живым правом».

Достоинство концепции Муромцева в том, что он защищал право как систему правоотношений, возникающих на основе конкретных интересов людей внутри гражданского общества. Созданное таким образом право нуждается в гарантиях государства от нарушений с помощью «организо ванной защиты». В этом процессе ученый главную роль отводил суду, основная задача которого состоит в юридической охране правовых инте ресов, творческому подходу в процессе правоприменительной деятель ности. Эта новая позиция в российском правоведении способствовала более глубокому пониманию специфики права, его сущности и роли.

Социально-психологическое толкование права и государствен ной власти давал профессор Николай Коркунов (1853-1904)1.

Право, по определению Коркунова, есть не просто защита инте ресов, но их разграничение, инструмент обеспечения определенного порядка в процессе возникновения и урегулирования конфликта инте ресов. Юридические нормы разграничивают интересы различных субъектов в отличие от норм технических, указывающих средства до стижения определенной цели, и правовых правил, дающих сравнитель ную оценку разных интересов одного и того же лица. Следовательно, нормы разграничения интересов определяют границу между правом и не правом и суть юридические нормы. Чтобы определить границы осуществления сталкивающихся интересов, право устанавливает права и обязанности субъектов общественных отношений и тем самым соз дает «важный порядок общественных отношений».

Гражданское право, отмечал ученый, разграничивает интересы частных лиц, уголовное право — интересы обвинителя и подсудимого, гражданский процесс — истца и ответчика, государственное право — интересы всех участников государственного общежития от монарха до Коркунов Николай Михайлович – юрист, специалист в области международ ного и государственного права. Окончил юридический фак-т Петербургского ун-та (1876 г.). Защитил магистерскую диссертацию в 1893 г., докторскую – в 1894 г. пре подавал в Петербургском ун-те, Военно-юридической академии и др. учебных за ведениях. Осн. труды:«Государственное право (теория)», (1877 г.), «Лекции по общей теории права» (1904 г.), «Русское государственное право» Т. I-II (1893-1894 гг.).

подданного. Международное право разграничивает интересы людей как участников международных отношений и как граждан конкретных государств.

Право есть явление социальное и психологическое. Основа пра ва — в индивидуальном сознании, в котором Коркунов различает субъективный и социально-психологический аспекты. Однако в своем внешнем проявлении в качестве регулятора и обеспечителя должного и упорядоченного общественного отношения право действует и вос производится объективно (вне индивидуального и иного произвола).

Учение Коркунова о праве сложилось под сильным влиянием со циологических концепций, трактующих право как средство достижения согласованности интересов личности и общества, и модных в то время идей социальной психологии. Поэтому он рассматривал право и как «взаимное психическое воздействие людей», связывал общеобязатель ную силу закона с авторитетом веления органов власти, вызывающих «почти инстинктивное к себе повиновение».

Государство, по Коркунову, — это не лицо, а лишь юридическое отношение властвования, в котором субъектами права являются все участники государственного общения, а объектом служит государствен ная власть как предмет пользования и распоряжения. Она основывает ся не на чьей-либо воле, а на коллективном сознании людей, на их психологическом единении. «Власть есть сила, обусловленная не волей властвующего, а сознанием зависимости подвластного». Таким образом, особенность государства, его основным признаком является принуди тельное властвование, самостоятельное и мирное. «Государство есть общественный союз, представляющий собой самостоятельное и при знанное властвование над свободными людьми». Не только в своих собственных интересах, но и общественных.


Такое определение не оставляло места для общепринятого понима ния разделения властей как обособления законодательной, исполни тельной и судебной властей. Сущность разделения властей, по мнению Коркунова, заключается в «надлежащем распределении функций вла ствования». Единство власти как силы, служащей объектом отношения, делает возможным лишь разделение распоряжения государственной властью. Выступая за правовое государство, ученый считал институ ты народного представительства и ответственное перед парламентом правительство факторами второстепенными. Он видел главную гаран тию законности в конституционном праве независимого и несменяемо го суда контролировать соответствие основным законам юридических правил, издаваемых государственной администрацией.

В развитии социологического направления теории права заметное место принадлежит социологу видному юристу и историку профессору Максиму Ковалевскому.

На методологическую основу социологического учения Ковалев ского оказали влияние доктрина О. Конта, эволюционная теория Г.

Спенсера. Порядок обеспечен лишь там, писал ученый в статье «Со циология и сравнительная история права» (1902 г.), где общество об разует «замиренную среду», основанную на общественной солидар ности, сознании общности интересов и взаимной зависимости друг от друга. Требования солидарности, признанные обществом, становятся социальными нормами. Право, по Ковалевскому, это «нормы, ставящие себе целью поддержание и развитие солидарности», «приводимые в жизнь организованной силой общества — государством» и обладающие принудительной силой. Право, подчеркивал ученый, возникает раньше государства и независимо от него. Поэтому у государства «нет выбора, как признать его, что оно и делает в форме проводимых им положи тельных норм». Следовательно, социологическое понятие права в концепции Ковалевского имеет двоякое значение: 1) право есть отра жение требований солидарности и обусловленной ею идеи долга, за ставляющей индивидов брать на себя обязанности;

2) оно порождает позитивное право, имеющее нормативный характер и обеспечиваемое принудительной силой государства, выражает волю не отдельного класса, а целого общества. Оно содержит правила, призванные либо расширить, либо ограничить свободу индивидов (в той степени, в какой государство берет на себя функции, ранее исполняемые общественны ми союзами).

М. Ковалевский считал личные права не зависящими от государ ства, которое их не может отменить, поскольку «признание их является таким же требованием общественной солидарности, как установление самого факта государственного общежития». Он настойчиво обращал внимание на такое качество «всесословного» (т. е. гражданского) обще ства, как провозглашение гражданского и политического равенства, прав и свобод личности, юридических гарантий этих прав и свобод, которые, по его мнению, обуславливает «общенациональный характер»

права, согласование интересов личности, групп, класса, общества с социальной солидарностью. Он был сторонником глубоких реформ, ведущих к утверждению гражданского общества. Эволюцию следует «предпочитать революции, или, выражаясь языком Конта, прогресс желателен только под условием сохранения порядка».

Значительный интерес представляют взгляды Ковалевского на пер спективы всемирного объединения государств, единой космополити ческой организации человечества. Эта идея вытекает из его концепции общественной солидарности и «замиренной среды». «Рост государ ственных порядков, — пишет ученый, — наглядно выступает в уско рившимся за последнее столетие развитии федерации или союзных государств». Если международный союз виделся ему составленным из автономных государств, заинтересованных в экономических связях и прочном мире, то европейская федерация — в виде «простого согла шения между самостоятельными государствами Европы» без общего правительства. Фактически здесь речь идет о конфедерации. Вслед за Контом Ковалевский распространяет сферу «замиренной среды» и на внешнюю политику.

б) Формально-догматическая кон цепция права Г. Шершеневича Габриэль Шершеневич (1863-1912)1 считается крупнейшим юри стом дореволюционной России, представителем юридического пози тивизма. Объективной предпосылкой последнего была потребность в разработке догм права, системы понятий и категорий, формальных аспектов государственно-правовых явлений, вызванных необходимо стью классификации и систематизации российского законодательства после реформ 60–70-х годов ХІХ в.

В теории права и государства Шершеневич исходил из того, что «го сударство предшествует праву исторически и логически», «государство есть явление первичное, право — вторичное», государство является источником права. Поэтому он категорически отрицал идею верховен ства права, критически оценивал идею правовой связанности государства им же самим созданным правом — право является функцией государ ства. «Дело не в том, чтобы связывать государство правовыми нитками подобно тому, как лилипуты связывали Гулливера. Вопрос в том, как организовать власть так, чтобы невозможен был или был доведен до минимума конфликт между правом, исходящим от властвующих, и нрав ственными убеждениями подвластных». Он всецело разделял положение Иеринга о том, что «право есть хорошо понимаемая политика силы».

Все власти в государстве опираются на государственную власть с ее изначальным авторитетом, из нее же они черпают свои силы, тогда как государственная власть неделима и опирается непосредственно на общественные силы. Таково государство с позиции социологии. «По нятие о государстве только одно — социологическое». Шершеневич сводит это понятие к трем основным признакам: 1) совокупность людей, объединенных по политическим мотивам;

2) пространство (территория), на которое простирается действие государственной власти;

3) наличие государственной власти.

Шершеневич Габриэль Феликсович – юрист, специалист по гражданскому и торговому праву. Родился в дворянской польской семье в Казани. Окончил юриди ческий фак-т Казанского ун-та. Защитил магистерскую и докторскую диссертации, профессор. Член кадетской партии, один из авторов ее программы. Осн. соч.: «Учеб ник русского гражданского права (1894 г.), «Общая теория права». Вып. 1-4 (1910 1912 гг.).

Что такое власть? По Шершеневичу, власть есть возможность на вязывать свою волю другому или другим, заставлять других сообразо вывать свое поведение с волей властвующих. То же и государственная власть — «это способность властвующих делать свои веления факто ром, определяющим поведение подчиненных, и в основе такой возмож ности лежит инстинкт самосохранения человека. Страх за свое благо получие и доверие к органам государственной власти, как наилучшему средству его обеспечения, составляет индивидуально-психологическую основу государственной власти».

Чем обеспечивается защита правового порядка от произвола го сударственной власти? По мнению ученого, — степенью готовности гражданина принести жертвы государству, зависящей от представления, что он теряет с этим государством. «Гражданин государства, которое обеспечивает ему личную и имущественную неприкосновенность, за конность и свободу, защиту всюду, где бы он ни был, — готов на бльшие жертвы, чем гражданин того государства, которое относится к нему как к бесправному рабу. Первый будет защищать государство, как свой дом, второй — как дом своего господина». Таким образом, действия госу дарственной власти находятся всецело под санкцией общественного мнения, т. е. в сфере морали.

Понятие о праве, по Шершеневичу, сводится к понятию о положи тельном праве: «только то право, которое действует, но не то право, которое должно бы действовать». Основное понятие права — объек тивное право. Субъективное право — производное от него. Первое — совокупность правовых норм, второе — возможность осуществления своих интересов субъектом права. Изучая положительное право госу дарства, считает ученый, должно исследовать догму права, т. е. основ ные понятия юридических наук — источники права, его нормы, право отношения, применение права, юридическую ответственность, госу дарство и общество.

Шершеневич называет следующие сущностные черты права: 1) право предполагает поведение лица;

2) право обладает принудительным ха рактером;

3) право всегда связано с государственной властью. Право, утверждал ученый, — это норма должного поведения человека, неис полнение которой влечет за собой принуждение со стороны государ ственных органов. Другими словами: право — «это правила общежи тия, поддерживаемые государственной властью», это «организованное принуждение». Он был против расширительного толкования права, строго отграничивал его от понятия нравственности;

концепцию есте ственного права считал не только научно несостоятельной, но и соци ально вредной.

Нормы права Шершеневич считал выражением требований, об ращенных государственной властью к подчиненным ей лицам. Она «оказывается над правом, а не под правом». Поэтому, «нормы права — это требования государства», подкрепленные «мечом государства».

«Всякая норма права — приказ». Потому правила, определяющие устройство и деятельность самой государственной власти (т. е. консти туция), не могут иметь для нее правового характера, ибо «писанная Конституция есть фиксирование общественного взгляда на взаимное отношение элементов государственной власти». Такое правопонимание и получило название позитивистского, нормативного.

Преобладающей формой права Шершеневич логично называет закон.

«Под именем закона понимается норма права, исходящая непосредствен но от государственной власти в установленном заранее порядке». При знаками закона он называет: 1) общее правило, рассчитанное на неогра ниченное количество случаев, в формальном смысле закон — акт зако нодательной власти;

2) норма права исходит непосредственно от госу дарственной власти, является выражением воли органов власти;


3) эта воля должна выразиться в установленном заранее порядке. Поэтому, принудительный характер права не позволяет относить к нормам права конституционное, международное и каноническое право.

Изучать догму и технику права, считал Шершеневич, особенно важно для юриста-практика, стоящего вне идеологии и политики права.

Разработанная им теория права и государства на основе формально догматического метода не утратила своего познавательного значения.

Задачи юридической догматики (теоретическое осмысление основ ных понятий юридической науки, методов изучения и применения права) решали в начале ХХ в. и украинские правоведы — А. А. Жи лин, Н. И. Палиенко, Н. О. Куплеваский, С. В. Пахман и др.

в) Нормативно-этическая концепции права На нормативно-этическое направление в правопонимании и мето дологию исследования права решающее влияние оказали идеи неокан тианства с кантовским нравственным измерением права и государства, основанные на законах разума.

Поиск и обоснование общественного идеала — тема всего науч ного творчества Павла Новгородцева. Он различал понятия абсолют ного и относительного идеалов. Абсолютный идеал, полагал ученый, создается каждым человеком самостоятельно. В основе этого идеала — личность как абсолютная цель общественного прогресса. Абсолютный идеал носит вневременной характер и является общим для права и морали. Общественные учреждения не составляют для человека абсо лютной цели («душевная жизнь личности шире и глубже политики и общественности»), но они являются незаменимым средством для того, чтобы идти по пути нравственного прогресса. Относительный идеал создается обществом и ориентирован на создание общественного по рядка, обеспечивающего личную безопасность, свободу, равенство, собственность, солидарность и т. п., самостоятельную область нрав ственных требований. Нравственный закон понимается философом не только как норма личного поведения человека, но и как основа общей нравственной жизни, «связующая всех воедино некоей общей целью — стремлением к абсолютному идеалу». Мораль так же неизменна, как постоянна сущность человека. Ученый призывал к возрождению есте ственного права как необходимой духовной и нравственной основы права. Он считал: естественное право — это не только правовой идеал, «идеальное право», с которым должно соотноситься позитивное право, но и реальный регулятор общественных отношений, требование долж ного, реформ и изменений в существующем устаревшем государствен ном строе.

Право и правосознание — подвижны и изменчивы в обществе.

Проблема заключается в том, писал Новгородцев, чтобы в процессе совершенствования права, во-первых, не выходить за пределы мораль ных критериев и, во-вторых, направлять правотворчество в соответ ствии с этическим идеалом в такой степени, в какой это возможно в данном, исторически определенном обществе.

Таким образом, Новгородцев стремился в новых условиях творчески соединить гегелевскую идею развития свободы с этической теорией права Канта. Ученый писал, что без свободы немыслима индивидуаль ность личности, но развитие, проявление особенных черт индивидов в обществе требует равенства их возможностей. Поэтому общественный идеал представляется как «принцип всеобщего объединения на началах равенства и свободы», как гармония личного и общественного в жизни человека.

Для Богдана Кистяковского наука о праве — предмет различных отраслей гуманитарных наук, в которых выработалась множественность понятий права. Основные из них — четыре: 1) государственно организационное или государственно-повелительное понятие права как «совокупность норм, исполнение которых вынуждается, защищается или гарантируется государством». Достоинства такого определения в том, что оно содержит «государственно-организационный»элемент в праве. Недостаток — за рамками права остаются обычное право, часть государственного права и международное право;

2) социологическое понятие права как «совокупность осуществляющихся в жизни правовых отношений, в которых вырабатываются и кристаллизуются правовые нормы». Такое правопонимание, считал ученый, обнимает и обычное, и государственное и международное право, заключает в себе широкий круг национальных, бытовых, экономических и других отношений.

Однако здесь нет четких границ между правовыми и неправовыми от ношениями, неясен критерий — что считать правом;

3) психологическое понятие права включает «совокупность тех душевных переживаний долга или обязанности, которые обладают императивно-атрибутивным характером», т. е. «приобретают общее значение и объективируются в общей норме». В итоге, пишет Кистяковский, создалось такое широкое понятие, что «объектом его оказалось не само право, а правовая психика».

За рамками такого правопонимания осталось и содержание объективно го права;

4) нормативное понятие права определяется как «совокупность норм, заключающих в себе идеи о должном, которые определяют внеш ние отношения людей между собой». Это понятие права обладает боль шой познавательной ценностью, заключал ученый, ибо указывает на устойчивый характер права (должное), не определяемый исчерпывающим образом ни одним другим понятием. Недостаток нормативного правопо нимания — оно не всегда определяет реальное, действующее право, отрицает обычное право, роль морального закона.

Кроме этих четырех «теоретических понятий» права Кистяковский определил и «технические понятия»: юридико-догматическое и юридико-политическое. С помощью различных приемов юридической догматики, объяснял ученый, нормы действующего права перерабаты ваются в юридические понятия, категории и приводятся, таким образом, в логичную правовую систему. Юридико-политическое понятие права или политику права он определял как совокупность правил, помогаю щих находить и устанавливать какие-либо устойчивые нормы в обще стве, закрепляя за ними правовой характер. Несмотря на множествен ность понятий права, «право как явление едино».

Таким образом, необходим многомерный, синтетический подход в исследовании права, охватывающий его определения и как государственно-организационное, и социологическое, и психологочи ское, и нормативное. Кстати, идею синтетической природы юридиче ских явлений в это время в Украине и России развивали Е. В. Спектор ский в пособии к лекциям по «Энциклопедии права», А. С. Ященко в монографии «Теория федерализма. Опыт синтетической теории госу дарства».

Главное и самое существенное содержание права, по Кистяковско му, составляет свобода. Но она обусловлена общественной средой.

Социальная дисциплина «создается только правом;

дисциплинирован ное общество с развитым правовым порядком — тождественные по нятия». Право — единственная социально дисциплинирующая система.

Оно занимает исключительное место в обществе, писал Кистяковский в своей докторской диссертации, ибо является наибольшим выразите лем его культуры. Право — культурная ценность. «Социальная куль тура находит в праве свое наиболее четкое определение, имеющее для всех одинаковое значение. Этот процесс превращения необходимого в долженствующее осуществляется благодаря действиям людей, которые руководствуются осознанием своего долга».

Исходя из фундаментальности права в общественной культуре и следуя Канту, Кистяковский утверждал, что в основе права как прояв ления нравственности лежит принцип этического долженствования.

Он предполагает построение мира ценностей, возникающего из духов ных потребностей людей, «культурной общественности». Этот особый мир существует параллельно с миром природы и должен так же глубо ко исследоваться человеком.

Заслугой Кистяковского является глубокое обоснование множе ственности методов в изучении права, необходимости синтетического подхода, методологического плюрализма в его теории. Объединяющим понятия права фактором он считал философию культуры, важным условием правопорядка — участие всех граждан государства «в сози дании, применении и осуществлении права». «Для права недостаточно духовной активности со стороны только законодателя, судьи и админи стратора. Каждый гражданин должен быть духовно деятельным в об ласти права и по-своему творить его», — подчеркивал ученый.

г) Психологическая теория права Л. Петражицкого Стремление решительного и безусловного освобождения теории права от узкого юридического догматизма на основе новых достижений модной в конце XIX — начале XX века социологической психологии привело к созданию оригинальной психологической теории права.

Французский социолог Г. Тард, один из основоположников социальной психологии, немецкие ученые Г. Лебон, В. Вундт, швейцарский психо лог и философ К. Юнг исследовали психологию народа, коллективное сознание;

З. Фрейд и его последователи — роль подсознания в поведе нии людей. Их выводы углубили психологическую интерпретацию государственно-правовых явлений.

Основатель психологической теории права Лев Петражицкий (1867-1931)1 исходил из того, что науки о праве, государстве, нравствен ности должны опираться на анализ психологических явлений. Он считал неудовлетворительным деление психических явлений на познание, чувство и волю и ввел понятие эмоций, носящих двусторонний, пассивно-активный характер. Эмоции, по Петражицкому, — «истинные мотивы, «двигатели» человеческого поведения». Среди эмоций особую роль играют эмоции этически-моральные и правовые. Моральные эмоции императивны (представления о своих нравственных обязан ностях), правовые — императивно-атрибутивны (представления о своих обязанностях и правах, «долгах других лиц»).

Наиболее сильное воздействие на общество оказывает право. Роль права в общественной жизни важнее роли нравственности, поскольку пассивная этическая мотивация (сознание долга) явно уступает актив ной (сознание правомочности).

Этическая мотивация, сознание обязан ности рождает нравственные обязанности, что важно, но недостаточно в отношениях между двумя сторонами. Обязанности, «закрепление за другими, по которым то, чему обязана одна сторона, причитается дру гой стороне, как нечто ей должное» Петражицкий называет правовыми или юридическими обязанностями. Они лежат в основе правоотноше Петражицкий Лев Иосифович родился в Украине в семье польского проис хождения. Окончил юридический фак-т Киевского ун-та, проходил подготовку к профессорскому званию в Берлине. Стал доктором права (1897 г.), заведовал кафе дрой энциклопедии и философии права в Петербургском ун-те (1898-1918 г.). Член кадетской партии, депутат I Государственной думы. Эмигрировав в 1918 г., заведовал кафедрой социологии права Варшавского ун-та. Автор соч.: «Очерки философии права» 1900 г.), «О мотивах человеческих поступков» (1904 г.), «Теория права и го сударства в связи с теорией нравственности» (1909 г.).

ний, прав лиц и закрепляются в юридических нормах. Последние — лишь проекция императивно-атрибутивных переживаний. Именно в наличии атрибутивности ученый усматривал отличие права от морали.

Право всегда конкретно.

Итак, право — прежде всего продукт психологических явлений, императивно-атрибутивных эмоций, представлений индивида, закре пленных в правилах, нормах поведения. Оно — форма отражения пси хических переживаний, совокупность императивно-атрибутивных норм.

Потому право выше морали.

Развитие права, морали, этики — последствия, продукты «прогрес са народной психики». В сферу действия права, по Петражицкому, входит множество «житейских случаев и вопросов поведения», не предусмотренных официальным правом. Последнее предусматривает, по его мнению, «микроскопическую величину» житейских случаев и поведения. Он относил к правовым нормам множество правил., в том числе правила различных игр (и детских), правила вежливости, этике та и т. п. Стремился определить природу права, «обнимающего и объ ективное, и субъективное право», найти универсальную формулу права, которая охватывала бы различные типы правопонимания, про следить формирование юридических норм в правосознании.

Расширительное толкование права Петражицкий переносит и на его источники. Отказавшись от сложившихся догматических толкований источников права и стремясь охватить все его формы, он дает свою их классификацию.

В государстве, говорится в «Теории права и государства в связи с теорией нравственности», происходит дифференциация права на офи циальное («подлежащее применению и поддержке со стороны пред ставителей государственной власти») и неофициальное («лишенное такого значения в государстве», «не начальственное право»). Далее теоретик выделяет интуитивное и позитивное право. Он считает, что существует множество систем интуитивного права — «интуитивных прав столько, сколько индивидов». Если позитивное право устанавли вает «однообразный шаблон правил для более или менее значительных масс людей», то интуитивное право отражает интересы личности и ему должны соответствовать официальное и позитивное право. Ибо по следнее часто задерживается в своем развитии, отстает от духовной, экономической и т. д. жизни. Интуитивное же право развивается «закономерно-постепенно, не склонно к фиксации и окаменению и не зависит от произвола кого бы то ни было. Для успешного функциони рования права и установления правопорядка интуитивное и позитивное право должны согласовываться. В каждой стране соотношение интуи тивного и позитивного права зависит от уровня развития культуры, состояния народной психики. Россия является «царством интуитивно го права по преимуществу». В ее состав входят народы, стоящие на разных ступенях развития, с множеством национальных правовых систем и религий. К тому же, полагал ученый, российское законода тельство находится в неудовлетворительном состоянии, а его примене ние сплошь и рядом подменяется официальным действием интуитивно правовых убеждений.

Далее у Петражицкого следуют: обычное право («которое, не буду чи установлено законом … фактически соблюдается»), в нем — два вида: 1) право обычаев предков, традиций, старины и 2) право совре менных обычаев, «общепринятого»;

право судебной практики, также получающее в психике людей значение нормативного факта;

между народное право. А еще — «преступное право» (право преступных групп), право социальных групп, «книжное право» (священные книги, Свод законов Юстиниана, сборники обычного права), «право принятых в науке мнений», «право юридической экспертизы», «право юридических поговорок и пословиц» и др. Так идея правового плюрализма у Петра жицкого приобрела конкретное развитие и безгранично расширила понятие права.

Подчеркивая влияние, «давление» неофициального, интуитивного права на официальное, Петражицкий в то же время предостерегал от недопустимости возведения интуитивного права даже наиболее обра зованных социальных слоев общества в масштаб для оценки действую щих законов. Реформы законодательства необходимо проводить на основе научных знаний, считал ученый, и предлагал создать особую науку — политику права. Если теория права должна быть позитивной наукой, то политика права — прикладной дисциплиной, призванной соединить знания о праве с общественным идеалом, очищать психику людей от антисоциальных склонностей и направлять их поведение в сторону общего блага посредством разработки «… начал желательного, рационального права в законодательстве». Именно политика права со знательно поведет человечество вперед в том направлении, куда оно движется бессознательно, эмпирически.

Государство, как следствие психического развития человека, считал Петражицкий, служит праву, обеспечивает осуществление права и из меняется в соответствии с потребностями его системы. «Важнейшим служением общему благу со стороны государственной власти … явля ется служение праву;

и государственная власть есть власть служебная прежде всего и преимущественно по отношению к правам граждан и праву вообще».

Общественно-политические идеалы Петражицкого были близки к этическому социализму (а в Украине — к «громадовскому социализ му»). Он тоже видел необходимость замены «деспотического режима системой государственного и общинного самоуправления», считал, что в будущем право изживет себя и уступит место нормам нравственного поведения. «Вообще право существует из-за невоспитанности, дефек тивности человеческой психики, и его задача состоит в том, чтобы сделать себя лишним и быть упраздненным».

Психологическая теория права и нравственности Петражицкого, вызвавшая активную критику в юридической литературе, имела не мало последователей. Она впервые показала недостаточность позити вистского и естественно-правового толкования права, большую роль правосознания в механизме правового регулирования, мотивации правового поведения людей.

Таким образом, в конце XIX — начале XX в. в отечественной и российской политико-правовой мысли плодотворно разрабатывалась теория правового государства, в первую очередь такие ее аспекты, как природа, понятие, признаки правового государства. Правовое государ ство преимущественно трактовалось как конституционное, социальное (в перспективе), высшая форма политического бытия, которой должны быть присущи: определенная форма государственного правления — кон ституционная монархия или республика с представительными учрежде ниями, унитарной или федеративной формой государственного устрой ства с демократически-либеральным государственным режимом. Как основные принципы правового государства выделялись и обосновыва лись: связанность государственной власти и граждан правом, «обосо бление» законодательной, исполнительной и судебной властей, подчи нение законодательного и административных органов судебному контро лю, наличие местного самоуправления, верховенство права и правовое равенство граждан, соответствие закона праву. Особенное внимание теоретиков правового государства привлекли и нашли теоретическое решение проблемы прав и свобод человека и гражданина — свобода личного самоопределения, обеспечение основных прав человека и ува жения к правовой личности, право на достойное существование и др. Это было несомненно выдающимся вкладом в разработку мировой правовой мыслью теории правового государства, не утратившим во многом своего теоретического значения и сегодня. Весом вклад в ее развитие и пред ставителей «украинской школы» правоведов.

Успехи развития общественных наук (социологии, психологии, истории) обусловили использование в юриспруденции различных ме тодов исследования политико-правовых явлений. Социологические концепции права видели основу права в правовых отношениях, наце ливали юристов на первоочередное изучение интересов людей, их раз граничение и защиту с помощью государства. Ковалевский считал как право, так и государство средством обеспечения солидарности, «за миренной среды» в обществе, предложил сравнительно-исторический метод в юриспруденции.

Формально-догматическая юриспруденция призывала исследовать право прежде всего как систему общеобязательных норм поведения, разрешать правовые споры вне идеологии государства и политики права, а основываться только на догме права.

Нормативно-этическая концепция права Новгородцева обосновы вала общественный идеал и его применимость к области социальных явлений, значение для права и морали. Концепция Кистяковского была ориентирована на изучение права как части культурного творчества людей. Ученый доказал важность синтетического метода в изучении права.

Л. Петражицкий исходил из того, что право коренится в психике индивида. Он полагал, что интерпретация права с позиции психологии индивида позволяет поставить юридическую науку на почву достовер ных знаний. Его теория приобретает черты юридико-антропологического учения.

Каждая из этих теорий права заслуживает глубокого изучения не только с точки зрения историко-сравнительного правоведения, но и доктринального мышления, решения современных политико-правовых проблем.

Лекция XXII Государственно правовые концепции в Украине начала ХХ в.

1. Консервативная модель государственности.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.