авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

А.П. Лысков

ЧЕЛОВЕК: ПУТЬ К

ЦИВИЛИЗАЦИИ

Философский аспект

социальной и культурной антропологии

Москва

«Гуманитарий»

1997

А.П. Лысков

ЧЕЛОВЕК: ПУТЬ К ЦИВИЛИЗАЦИИ

Философский аспект

социальной и культурной антропологии

Монография

Москва

«Гуманитарий»

1997

ББК - 87.216

886

А.П.Лысков. Человек: путь к цивилизации. Философский аспект социальной и культурной антропологии: Монография. - М.: Изд-во «Гуманитарий» Академии гуманитарных исследований, 1997. - 120 с.

ISBN 5-89221-010-3.

Обращаясь к широкому кругу публикаций, в которых обсужда ются проблемы философской антропологии, автор рассматривает специфику человеческого бытия как полный противоречий путь к современной цивилизации, как процесс освоения человеческим ин дивидом социальных и культурных ценностей.

Для тех, кто интересуется современной философской проблема тикой.

Научный редактор - доктор философских наук, академик П.С.

Гуревич.

Редакционный совет издательства «Гуманитарий»

Главный редактор - П.С.Гуревич, отв. секретарь В.Н.Листовская, Ю.Н.Афанасьев. А.В.Брушлинский, А.А.Гусейнов, Х.Э.Мариносян, А.М.Мигранян, Н.Н.Моисеев, Ю.Д.Поройков, В.С.Степин, И.Т.Фролов.

В оформлении обложки использован рисунок Ю. Михайлова.

© А.П. Лысков, © Издательство «Гуманитарий»

Академии гуманитарных исследований, © Калининградский государственный ISBN 5-89221-010-3 университет, Научное издание Анатолий Павлович Лысков ЧЕЛОВЕК: ПУТЬ К ЦИВИЛИЗАЦИИ Философский аспект социальной и культурной антропологии Монография Литературный редактор Л.П. Орлова.

Корректор Л.Г.Ванцева.

Компьютерный набор Е.Н. Кравцовой.

Компьютерная верстка Д.В. Голубина.

Лицензия №064429 от 1.01.1996 г.

Подписано в печать 30.05.1997 г. Формат 84108 1/32.

Бумага для множительных аппаратов. Усл. печ. л. 7,5.

Уч.-изд. л. 7,5. Тираж 300 экз. Заказ.

Издательство “Гуманитарий” Академии гуманитарных исследова ний, 117933, г. Москва, Ленинский пр., д. 6.

Отпечатано в ГИПП “Янтарный сказ”, 236000, г. Калининград, ул. К. Маркса, 18.

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие автора.....................................................................

Глава первая. ПРОБЛЕМА И ТАЙНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ (ОТ «ЧЕЛОВЕКА ЕСТЕСТВЕННОГО»

К «ЧЕЛОВЕКУ ДУХОВНОМУ»).............................................. §1. Природа человека и его родовая сущность....................

§2. Сущность и существование (Индивидуальная форма человеческого бытия: проблемы познания)................. Глава вторая. СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В ЧЕЛОВЕКЕ («ЧЕЛОВЕК СОЦИАЛЬНЫЙ»)..................... §1. Личность и ее структура................................................ §2. Ролевые функции личности.......................................... §3. От человека-винтика до гения...................................... Глава третья. СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В ЧЕЛОВЕКЕ («ЧЕЛОВЕК ДУХОВНЫЙ»).......................... §1. Польза - полезность - утилитаризм.............................. §2. Эгоизм практического человека....................................

§3. Высшие ценности и духовность................................... §4. Смысл жизни и смертность человека........................... Глава четвертая. ЧЕЛОВЕК В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ..... §1. Становление современной цивилизации..................... §2. Диалог культур как гуманистический идеал постиндустриального общества...................................

Литература и источники......................................................... Указатель имен........................................................................ ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА Одной из основных, центральных тем в обсуждениях фи лософов едва ли не всех исторических эпох остается загадка человеческого бытия. Особенно оживляются философствова ния на эту тему в кризисные периоды жизни общества, со пряженные с поисками «нового неба», с попытками человека заново определить свои отношения с природой, обществом себе подобных - в общем, когда приходит ясное осознание утраты прежних ценностей и необходимости заново опреде лить свое место в мире и смысл своей жизни.

На исходе второго тысячелетия нашей эры человечество вновь оказалось перед лицом кризисной ситуации. На этот раз сложные глобальные проблемы - социальные, экономические, экологические, энергетические, демографические и другие поставили перед ним гамлетовский вопрос «быть или не быть?». Парадокс ситуации состоит в том, что человек разум ный все острее ощущает трагический иррационализм своей целенаправленной и созидательной, а следовательно, созна тельной деятельности. Он сумел поставить себе на службу мощные силы природы, в результате же создал угрозу собст венной жизни. Он проник в глубочайшие тайны мироздания, а породил орудия вселенского уничтожения. Он освоил несмет ные материальные и духовные богатства, но сотни миллионов людей обречены на нищету и невежество. Он придумал пре восходные планы социальных преобразований, но результаты оказались противоположными задуманным... «На протяжении поколений, - пишет философ, - человек называет себя разум ным,homo sapiens, выделяя себя из природного мира своей способностью мыслить, ставить перед собой определенные цели, вырабатывать и применять средства, ведущие к их дос тижению. И вот именно эта способность к разумному целепо лаганию все чаще предстает не счастливым даром человека, а источником его бед. А вместе с ней под сомнением оказыва ется и то, что называется человеческой идентичностью - пред ставление человека о своем особом месте в мире, о смысле своего существования на земле»1.

И тем не менее только в человеке должны быть сосредото чены все упования на решение вставших перед человечеством проблем и на будущность самой жизни на планете. Неудиви тельно, что эта дилемма вновь и вновь привлекает к себе вни мание философов и политиков, писателей и ученых разных областей знания. В конечном счете этим обстоятельством и объясняется тот антропологический поворот философской мысли - антропологический ренессанс, - который характери зует ее нынешнее состояние.

Суть антропологического подхода (или антропологическо го принципа) в философии заключается в выделении сферы собственно человеческого бытия, иначе говоря, индивидуаль ной формы бытия человека, субъективно-творческих возможностей человека и «человеческого измерения»

окружающего мира. В центре внимания оказывается человеческий индивидуум, некая типизированная модель, суммирующая биологические, социокультурные, духовные свойства и черты человека. В этом усматривается специфика предмета собственно философской антропологии в отличие от более широкой области философии человека.

Нельзя сказать, что философские проблемы человеческого бытия и философско-антропологическая проблематика всегда занимали достойное место в отечественной философской мысли XX столетия. Многие социально-политические и идео логические факторы исторического развития страны отнюдь не способствовали этому. И тем не менее была проделана значительная работа. Начало конституированию философии человека было положено работами Л.П.Буевой, Б.Т.Григорьяна, П.С.Гуревича, И.С.Кона, А.Г.Мысливченко, И.Т.Фролова и др. Способствовал этому и выход в свет ряда работ, посвященных анализу западной философской антропо логии. Разумеется, печать времени легко просматривается на многих из них. И только весьма недавние публикации отли Дилигенский Г.Г. В защиту индивидуальности // Вопросы филосо фии. - 1990. - №3. - С. 31.

чаются отсутствием былой политической зашоренности и идеологической догматики.

Разгадывая загадку происхождения человека и цели его бытия, философы выдвигают разные гипотезы, вплоть до са мых экстраординарных, и все же остается неразрешимой про блема - эволюционирует ли человечество по некой самораз вертывающейся программе, или его путь к цивилизации сти хиен и не имеет конечной цели. Размышляя об этом, невоз можно не обратиться к самому широкому кругу идей, мнений и взглядов мыслителей разных эпох и различных отраслей научного знания. В данной работе путь человека к современ ной цивилизации представлен через перекличку идей, фило софских воззрений ученых, писателей, культурологов. Мозаи ка из различных интерпретаций дает возможность привлечь внимание к актуальности проблем философской антрополо гии, еще раз показать полный противоречий путь человека от природного существа к духовной личности, осознающей свою ответственность перед жизнью.

В работе рассматриваются также проблемы взаимоотно шений прогресса и культуры, цивилизации, культуры и чело века, оказавшегося перед выбором: сохранять ли многообра зие форм жизни, культуры или предпочесть блага цивилиза ции, навязывающей свои стандарты и ценности. В данной работе делается вывод о необходимости диалога культур как гуманистического идеала постиндустриального общества.

Поле проблем современной философской антропологии определяется исходной категорией человеческого бытия, в которой выделяются различные аспекты. О специфике чело веческого бытия, его родовой и индивидуальной формах, про блемах становления и развития личности, ее взаимоотноше ниях с обществом и культурой, а также о человеческих пара метрах современной цивилизации идет речь в последующих главах.

Глава первая ПРОБЛЕМА И ТАЙНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ (ОТ «ЧЕЛОВЕКА ЕСТЕСТВЕННОГО»

К «ЧЕЛОВЕКУ ДУХОВНОМУ») Что такое человек? - не нами и не сейчас поставлен этот вопрос. Он из разряда так называемых вечных вопросов, и попыток ответа на него накопилось немало. Но...«такова болтливость диалектиков, которой никогда не будет конца;

она в изобилии плодит...определения, налагающие оковы на ум и дающие повод к бесконечным спорам. Если ты спросишь у кого-нибудь из их шайки определения человека,...у него всегда есть готовый ответ...»1. Это слова Франческо Петрарки, вложенные им в уста Августина Блаженного. Оставим в сто роне выпад по поводу плодимых «диалектиками» «оков», а иначе говоря, о возможностях и границах человеческого дис курсивного мышления, но в чем несомненно прав Августин Аврелий, так это в том, что на вопрос, что такое человек, не возможно в принципе дать ответ в форме строгой математиче ской формулы, ибо невозможно исчерпывающим образом сказать, кто он такой, почему он есть, каково его место в ми ре, в чем его предназначение, каким он должен стать с тече нием времени, а также ответить на множество других, связан ных с ним вопросов, на которые пытались дать ответы самые выдающиеся умы человечества. И он всегда будет проблемой и тайной, как бы ни увеличивался на протяжении веков чело веческий опыт и какие бы самые совершенные научные мето ды и технические средства ни имелись на вооружении челове ка, познающего самого себя.

А нужен ли этот окончательный и исчерпывающий ответ, не будет ли он последней точкой не только в истории фило софской мысли, но и в истории самого человечества? Не об этом ли размышлял и А.Ф.Лосев: «Человек - вечная проблема, которая никогда не будет решена. Да, она никогда не будет решена. А зачем окончательное решение? Чтобы перестать стремиться? Чтобы перестать быть проблемой? Чтобы уме Петрарка Ф. Моя тайна, или Книга о презрении к миру // Лирика.

Автобиографическая проза. - М., 1989. - С. 346.

реть для жизни? Чтобы мне превратиться во вселенское клад бище? Да, проблема человека никогда не будет решена... »1.

Разве мало того, продолжает дальше мыслитель, что уже пра вильная постановка проблемы есть начало разрешения этой проблемы? Конечно, так или иначе, в то или иное время по ставленная проблема будет разрешена. Но только потому, чтобы достигнутое решение тут же оказалось постановкой новой проблемы. И так далее, до бесконечности. Такова диа лектика абсолютного и относительного в человеческих поис ках Истины и Правды.

§1. Природа человека и его родовая сущность Традиционно обсуждение проблемы человека начинается с определения его «природы». Слово «природа» полисемично и употребляется в нескольких разных значениях, неразличение которых может приводить (и приводило - как это случалось не раз) к терминологическим спорам, носящим схоластический характер, или же к ситуациям, когда дискутирующие стороны, образно выражаясь, пользуясь одним алфавитом, говорили на разных языках. Смысловые различия высказываний: 1) «чело век - природное существо, часть природы», 2) «человек и при рода», 3) «природа человека» - показательны в этом отноше нии. Если в первом случае под природой понимается все су ществующее (универсум, вселенная, мир в целом), во втором совокупность естественных условий существования человека и общества, то в третьем понятие природы означает совокуп ность основных свойств человека. (В последнем значении оно близко к понятию родовой сущности человека как совокупно сти главных, определяющих свойств, и различие заключается лишь в характере и уровне абстракции).

Человеческая природа - многомерное образование, пред ставляющее противоречивое единство свойств, признаков и черт биологического, социального и культурного характера.

«Если бы разумное существо с другой планеты,-писал извест Лосев А.Ф. В поисках смысла (Из бесед и воспоминаний) // Страсть к диалектике. - М., 1990. - С. 30.

ный отечественный психолог А.Н.Леонтьев, - посетило нашу Землю и описало физические, умственные и эстетические способности, нравственные качества и особенности поведения людей, принадлежащих к разным общественным классам и слоям населения, обитающих в разных районах и странах мира, то едва ли можно было бы подумать, что в этом описа нии речь идет о представителях одного и того же вида»1. По нятие «человеческой природы» и призвано фиксировать нали чие совокупности общих человеческому роду свойств, черт и признаков, выражающих особенности человека как естествен ного, социального и духовного феномена.

Каковы же эти черты, каков «человек со свойствами»? «Да, люди слабы, глупы, жестоки, эгоистичны, завистливы, жадны, трусливы, тщеславны, хвастливы, надменны, хитры, лживы, лицемерны, болтливы, злобны, неуживчивы, непоследова тельны, пристрастны, легкомысленны - Господи, прости им, ибо не ведают, что творят, - но они, эти же люди, доверчивы, терпеливы, мужественны, порой - совестливы, честны, прав дивы, щедры. стыдливы, умны, искренни, скромны»2. Все перечисленные свойства человека действительно выражают его специфические особенности, представляют проявления его природы. Но смешивать в процессе познания частное и случайное с коренным и типическим, стихийное с закономер ным, несущественное с важным означало бы «жарить курицу вместе с перьями» (М.Горький). На этом пути не добиться положительного результата. Только логическая обработка, обобщение фактического материала наблюдений и эмпириче ских исследований позволяет проникнуть в глубину содержа ния, в единичном увидеть общее. Это можно осуществить на уровне теоретического мышления.

Как природное существо «человек естественный» характе ризуется в философской антропологии и других конкретных науках биологической неспециализированностью, неприспо собленностью к чисто животному существованию и в то же время необычайной пластичностью своей биологической ор Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. - М., 1972. - С. 416.

Гарин И.И. Человеческие качества // Человек и природа. - 1991. №3. - С. 46-47.

ганизации, способностью действовать по неврожденному плану. У него особое анатомическое строение (прямая поход ка, размеры черепной коробки, полушарий мозга, строение рук и т.д.);

он наделен способностью производить орудия труда, добывать огонь и пр.

В естественнонаучной классификации homo sapiens пред ставляет собой вид в семействе гоминид, включающем в себя еще несколько видов (австралопитеки, неандертальцы, чело век умелый, человек прямостоящий). Ископаемые данные о современном человеке разумном показывают, что он появился 40-50 тысяч лет назад. Как биологический вид homo sapiens представляет собой замкнутую систему, состоящую из само воспроизводящихся популяций, между которыми идет обмен генами. Будучи при этом отграниченным от других видов, он не скрещивается с ними и не имеет достаточно надежной ин стинктивной коммуникации со средой. Естественный отбор, включающий все остальные виды живого на земле в процесс приспособительной эволюции в ответ на изменения условий среды, в жизни человека утратил значение видообразующего фактора, то есть такого, действие которого привело бы к обра зованию новых видов. Считается, что homo sapiens завершил биологическую эволюцию своих предков. Удовлетворяя свои нужды, люди всех рас создавали жилища, одежду, пищу, изго товленную на огне, и т.д., утратив жесткую необходимость биологически приспосабливаться к локальным условиям сре ды;

ранее приобретенная адаптивность потеряла свое значе ние.

Антропология свидетельствует, что общие биологические характеристики человека остаются неизменными десятки ты сяч лет, а психологическая наука не располагает достаточны ми данными, которые свидетельствовали бы о том, что от поколения к поколению значительно улучшается или ухудша ется память, воображение, мышление, угасают старые или появляются новые формы эмоциональной жизни, обостряется или притупляется действие анализаторов. Но было бы ошиб кой принимать относительную стабильность за абсолютную, считать, что с момента своего появления «человек разумный»

вовсе не изменился. Между нашими предками и человеком последних тысячелетий - огромное различие. Жизнь по нев рожденному плану порождала запреты, лишенные биологиче ского смысла для человека как природного существа, застав ляя подавлять в себе зверя, и очеловечивала его. И потому общая антропологическая характеристика человека как homo sapiens на протяжении длительного процесса становления и развития не оставалась неизменной. Однако, изменяясь, чело век имеет некое ядро устойчивых признаков, сохраняет свою природную (биологическую) сущность. В генотипе человека разумного сохраняются все свойства вида, как природному существу ему свойственно деление по половому признаку, взросление, психоэмоциональная организация, наследствен ная реактивность и т.д. Эти природные факторы играют важ нейшую роль в жизнедеятельности человека, они влияют на его социальные функции и его духовную жизнь.

Если обратиться к гипотезам о происхождении человека, то здесь обнаруживаются разные подходы - от сформулиро ванной Чарльзом Дарвиным концепции антропогенеза (эволю ционная теория происхождения видов от низших форм к высшим) до теории социогенеза и трудовой теории. С разви тием науки о человеке возникли новые концепции. В частно сти, достижения генетики свидетельствуют об определенной роли мутационного скачка в изменениях механизма наследст венности. Обнаруженные к настоящему времени стоянки предков человека, территориально расположенные в зоне восточно-африканских разломов, где был высокий выброс радиации, позволили сделать предположение об изменениях в наследственном фонде живых существ, то есть о мутации, вызванной радиационными катаклизмами, возникла и теория стресса как регулятора нейроэндокринного механизма форми рования генотипа человека разумного. Эти концепции и гипо тезы достраиваются дополнительными факторами и компо нентами, обосновывающими процесс антропосоциогенеза. Но основным постулатом всех теорий и концепций происхожде ния человека утверждается процесс перестройки жизнедея тельности высших антропоидов - будь то мутация, стресс, эволюционный скачок, причиной которого был труд. Что бы мы ни приняли за основу происхождения человека как биоло гического вида, но его социализация могла произойти только в процессе коммуникации с себе подобными, в процессе тру довой деятельности. Труд явился определяющим фактором становления человека общественного. В труде человек изме нял условия своего существования, преобразуя их в соответ ствии с постоянно развивающимися потребностями, создавал мир материальной культуры, обрел речь, установил правила общения, стал творцом духовной культуры.

Развитие трудовой деятельности кардинально изменило природу предка человека. Именно с трудом связана социали зация человека, появление нового биологического вида homo sapiens, который помимо своих природных характеристик обрел характеристики социальные. В психологическом отно шении труд имел следствием преобразование инстинктов в двух планах: в плане их подавления, торможения (подчинения контролю разума) и в плане их преобразования в новое каче ственное состояние сугубо человеческой познавательной дея тельности - интуиции.

То, что отличает человека от животных, во многом являет ся результатом его жизни в обществе. И это относится не только к опыту, который индивид приобретает в течение сво ей жизни. Вне общества человек не мог стать человеком.

Сказки о Маугли, выросшем среди зверей, изучившем их язык, переносившем с ними все радости и невзгоды, а затем вернувшемся к людям, - плод фантазии замечательного писа теля. Если в жизни и происходили такие феноменальные ис тории (а случаи, когда в силу несчастных обстоятельств со всем маленькие дети попадали к животным, действительно имели место), они оканчивались трагично. Успехи в очелове чивании «детей-зверенышей» обычно бывают очень скром ными. Более того, если к моменту возвращения в человече ское общество дети достигали 10-12 лет, то вообще почти никакой надежды на их нормальное развитие не оставалось.

Не может быть аргументом против социальной природы чело века и ссылка на известного литературного героя из романа Д.Дефо - Робинзона Крузо, хотя бы уже потому, что исходным в его формировании было то, с чего начинается повествова ние: «Я родился в 1632 году, в городе Йорке, в зажиточной семье иностранного происхождения...»1. Человек во многом определяется сложившимися в социальной действительности отношениями. Совокупная архитектоника социального мира с его элементами (группами, общностями, классами, нациями и т.д.) и связями накладывает свой отпечаток на человеческую индивидуальность. Все социальные отношения, образующие в совокупности сеть социальных связей, есть человеческие от ношения. Иначе говоря, индивидуальное бытие человека включено в систему общественных отношений, он представ ляет собой индивидуальное общественное бытие. «Индивид, справедливо отмечал К.Маркс, - есть общественное существо.

Поэтому всякое проявление его жизни - даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совер шаемого совместно с другими проявления жизни, - является проявлением и утверждением общественной жизни»2.

Здесь будет кстати воспроизвести весьма показательное признание, сделанное выдающимся писателем Г.Беллем: «О личном разве вот что. Хоть пишу я в одиночку, оснащенный только стопкой бумаги, коробкой отточенных карандашей, пишущей машинкой, я всегда воспринимал себя не как оди ночку, а как привязанного. Привязанного к времени и совре менникам, к пережитому, испытанному, увиденному, услы шанному целым поколением..;

привязанного к тревоге и бес печности поколения...»3.

Потребность человека в общении можно рассматривать как субъективно-психологическое отражение объективного факта - социальной его сущности. Человек, по каким-либо причинам надолго изолированный от общества, утрачивает способность к самоидентификации, что является косвенным подтвержде нием наличия родовых признаков в его природной сущности.

В общении индивид осуществляет возможность развития сво их задатков и потенциальных способностей. Некоторые пси хологи утверждают, что чем меньше у индивида связей с дру Дефо Д. Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо. М., 1982. - С. 5.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. - С. 119.

Белль Г. Франкфуртские чтения // Самосознание европейской куль туры XX века. - М., 1991. - С. 293.

гими людьми, чем меньше он общается с ними, тем больше он подвержен комплексу неполноценности, испытывает чувство неудовлетворенности, склонен к психической неустойчиво сти.

Автономия и суверенность личности, ее обособление воз можны только при наличии того, от кого можно обособиться.

Понимание своей «инаковости» происходит лишь в общении, в осознании себя частью социума.

Бегство от повседневной суеты, от сложившихся форм со циальных отношений и межличностных связей, в которые личность включена, издавна интересовала философов, писате лей, религиозных деятелей. Одиночество и духовное уедине ние рассматривались при этом как способ избавиться от рег ламентирующих жизнь условий и требований социума, как возможность сосредоточить усилия на решении мировоззрен ческих, нравственных вопросов, как средство нравственного самосовершенствования. Одиночество или отшельничество как обязательное условие, очищающая процедура или даже стиль жизни - было весьма распространенным явлением в ряде религий. На Руси издавна уходили в отшельничество, в скиты старцы и старицы, не согласные с моралью и деяниями общественного окружения. Длительное время соблюдая стро гий монашеский режим, проводя большую часть времени в молитвах, такие отшельники вырабатывали высочайшие ду ховные качества, глубокое понимание человека, механизмов его душевной жизни, знание способов помощи страждущим, совершали подвиг, то есть обретали те свойства, что издревле получили название святости.

Одиночество можно рассматривать как форму своеобраз ного «социального голодания», и, подобно дозированному физиологическому голоданию, оно может быть необходимо и полезно человеку, но уже как средство лечения души, восста новления себя, своей самости. «Человеку необходимо перио дически оставаться наедине с собой, со своими мыслями и чувствами, со своими сомнениями и тревогами, находить лишь в себе самом и слушателя, и собеседника, советчика и утешителя»1 - таково мнение опытного психолога. Одиноче ство может быть одним из необходимых условий совершенст вования личности в ее постоянном и тесном общении с при родой и собой. «В конце концов, с жизнью, с Вселенной мож но объясниться только наедине, с глазу на глаз. Это все очень личное, и объяснение, и возможный спор»2, - замечает писа тель-педагог. Для человека это испытание трудным состояни ем, стрессовой ситуацией. Требуется мужество саморефлек сии. В любом случае целью общения с собой в таких состоя ниях должна быть переоценка собственных психологических установок. Человеку периодически требуется находить новые или укреплять старые точки внутренней опоры, перестраивать систему значимых ценностей, выбирать себя.

Сказанное, разумеется, не ставит под сомнение социальной сущности человека, но с необходимостью вызывает вопрос о его духовной природе. Кроме биологических и социальных родовых свойств человеку присуще качество духовности.

Человек - это природное, социальное и в то же время ду ховное существо, обладающее сложным внутренним миром с его сознательными и бессознательными процессами, памятью, волей, верой, знаниями, чувствами, существо мыслящее и переживающее, любящее и страдающее. Мир стремлений, мир любви и ненависти, надежд и разочарований - это внутренний духовный мир человека, с собственной логикой и законами. В сложной структуре человеческой личности качество духовно сти относится к наиболее трудно определяемому в традици онных строго научных понятиях. Формирование духовного мира также, безусловно, представляет собой процесс, как и эволюция биологическая и социальная, но законы этого про цесса невыводимы из законов биологического и общественно го развития. «Как и почему возникло существо, обладающее собственным неповторимым образом окружающего? - раз мышляет академик Н.Н.Моисеев. - Я думаю, что это и есть та величайшая тайна, не разгадав которую, трудно обсуждать Гримак Л.П. Общение с собой. - М., 1991. - С. 135.

Панич М. Путь к себе: Записные книжки, дневник, заметки пписа теля. - Л., 1995. - С.8.

смысл понятия “сущность человека”»1. Любые утверждения о смысле этого понятия останутся неполными и будут ставить все новые и новые вопросы.

Лишенное жестких корреляций с морфологическими осо бенностями человека, качество духовности может быть иссле довано методом философского анализа. Сами же понятия «дух», «духовность», «духовное» требуют определенной рас шифровки.

Человека можно назвать духовным лишь постольку, по скольку он в своем реальном поведении способен во имя вы сокой цели, идеи, ценности встать над повседневными инте ресами, выйти за пределы наличного бытия созданного как природой, так и людьми. В отличие от других названных здесь качеств духовность формируется, хотя потенциально присуща всем людям. Внутренний мир есть у каждого челове ка, но недаром в русской литературе распространено было выражение «среда заела». Стремление вырваться за пределы повседневности, увидеть и почувствовать силу и красоту су ществования - таков, говоря философским языком, трансцен дентный выбор духовного человека. Корыстное и утилитар ное, жизнь без творческих устремлений - антипод духовности, этого важнейшего из качеств человека разумного.

Понятие «духовность» не синоним понятия «сознание», у него своя смысловая и функциональная нагрузка. Сознание отражает объективный мир в соответствующих формах мышления. Духовность - соотносит, оценивает объективный мир с точки зрения его соответствия высшим целям и назна чению человека. Проблему идеального, лежащего в основе духовности, и материального воплощения идеала в одухотво ренной личности, имевшую самоценное значение, решала философская дихотомия «духа и тела», служившая предметом полемики как в древних культурах, так и в современных.

Древнекитайские мыслители, например, считали, что именно дух, то есть способность синтетической ориентации, есть «подлинный государь в нас». «Оберегайте свой дух покоем, и Моисеев Н.Н. Человек во Вселенной и на Земле // Вопросы фило софии. - 1990. - №6. - С. 37.

тело само исправится», - советовал даосский мыслитель1. В христианском мировоззрении приоритет духовности неоспо рим: человек, созданный «по образу и подобию», должен со ответствовать высоким духовным критериям. Выдающийся русский философ конца XIX века Владимир Соловьев дает, на наш взгляд, четкое и лаконичное определение духа: «Дух есть сущее как субъект воли и носитель блага»2. Духовность - это нравственно ориентированные воля и разум человека. В из вестных словах Конфуция: «Человек измеряется не с ног до головы, а от головы до неба» - кроется мысль о духовной при роде человека, о масштабе человеческой личности, о подлин ном величии человека.

Единство биологических, социальных и духовных начал, тесно между собой связанных, не существующих друг без друга, представляет природу человека. Это единство устойчи вых, глубинных свойств, определяющих основные черты жиз недеятельности человека, присуще как всему человеческому роду, так и отдельному индивиду.

Но изменяется ли природа человека? «Все меняется, толь ко не человек», - с горечью констатировал Альберт Эйнштейн, узнав о создании атомной бомбы - факт, вновь доказавший, что великие открытия люди используют для уничтожения себе подобных. Однако наше сознание антиномично, как и дейст вительность, которую оно отражает: в постоянстве мы нахо дим изменчивость, в динамике развития изменчивости ищем устойчивость, постоянство. Человеческая природа является инвариантной и вариабельной в одно и то же время, можно сказать, инвариантной по «субстанции» и вариабельной по модификациям. Это противоречие непрерывно воспроизво дится, характеризуя и как нельзя лучше демонстрируя посто янство человеческой природы как таковой, общность родовой сущности человечества.

Понятие родовой сущности в силу его известной абстракт ности вызывало в недавнем прошлом немало сомнений у фи лософов. Однако как характеристика, включающая ряд опре деленных устойчивых признаков, оно дает возможность выде Малявин В.В. Чжуан-Цзы. - М., 1985. - С. 230.

Соловьев В.С. Соч.: В 2 т. - М., 1988. - Т.2. - С. 252.

лить и подчеркнуть своеобразие истории человечества в об щем процессе биологической эволюции;

раскрыть общечело веческие качества, которые, возникнув в процессе антропосо циогенеза, гарантируют видовую устойчивость человека;

ус тановить признаки, подверженные видоизменениям в зависи мости от изменяющихся условий существования;

показать историческую непрерывность развития общества и становле ние подлинно человеческого в самом человеке.

Понятия «человеческая природа» и «родовая сущность че ловека» часто употребляются как синонимы. Смысловые от тенки их использования не столь значительны. Однако кате горией «природа» охватываются внешние проявления челове ческой натуры, тогда как под «сущностью» понимается един ство внутреннего содержания. Концептуальное различие за ключается в уровне и характере абстракции, отвлеченности от обилия многих конкретных признаков и свойств. «Сущность»

предполагает то, что является главным, определяющим, имеющим принципиальное значение. «Человеческая натура проявляется в разном, но в чем-то, надо полагать, обнаружи вается державное качество. Выявить эту главенствующую черту означает постичь сущность человека»1.

Однако необходимо уточнить, что сущность какой-либо реалии (а следовательно, и человека) определяется доминан той качеств, их совокупной внутренней адекватностью. В обиходно-бытовой практике, действительно, ограничиваются, как правило, обозначением одного какого-либо качества, яко бы представляющего сущность данного человека (ленив, жес ток, скуп либо добр, честен, трудолюбив и т.д.). Между тем внешние проявления далеко не всегда совпадают с внутренней сущностью человека. Поэтому надо принимать во внимание группу существенных признаков, те или иные из свойств, доминирующих в процессе предметно-практической и духов но-творческой деятельности человека и являющихся главны ми при определении типологии личности. Сущность реалий несводима к единичности проявления: согласно известной Гуревич П.С., Фролов И.Т. Философское постижение человека // Человек. Мыслители прошлого и настящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир - эпоха Просвещения. - М., 1994. - С. 4.

формуле, познание идет «от явления к сущности» и «от сущ ности первого, так сказать, порядка к сущности второго по рядка и т.д. без конца».

Диалектическая связь природного, социального и культур ного в человеке делает его самой сложной системой из всех в окружающем его мире. Человек не принадлежит целиком ни природе, ни обществу, ни культуре и не является их простой суммой: взаимодействие, взаимовлияние, взаимоопосредова ние природы, общества и культуры рождают в нем новые ка чества. Антропоцентристские теории, ставящие человека в центр мироздания, объявляющие его мерой всех вещей, уни кальным и универсальным существом, высшей целью и смыс лом истории, не так уж далеки от истины, если при этом под разумевается творческая личность, преодолевающая сопро тивление инертной среды, способная к самосовершенствова нию и органическому единству своих устремлений.

По утверждению современных антропологов и культуро логов, своеобразие природы человека заключается прежде всего в его открытости, незавершенной возможности осуще ствления (постоянное nonfinito). В отличие от других живых существ человек способен преодолевать собственную видо вую ограниченность, быть одновременно и неотторжимой частью мира, и в то же время возвышаться над ним. В этой особенности - его уникальность. Афористично выразил эту мысль современный мексиканский философ Хосе Гаос: «Че ловек - это единственное существо, которое недовольно своей онтологической судьбой и которое хотело бы стать другим.

Поэтому он стремится к уничтожению себя как человека даже путем отождествления себя с Богом»1.

Философ эпохи Возрождения Джованни Пико делла Ми рандола в своей знаменитой «Речи о достоинстве человека»

утверждал, что человек способен творить себя, открывать в себе новые свойства. Пересказывая библейский миф о сотво рении мира, философ объясняет создание человека желанием Бога, «чтобы был кто-то, кто оценил бы смысл такой большой Гаос Хосе. Афоризмы // Философские науки. - 1991. - №7. - С. 141.

работы, любил бы ее красоту, восхищался ее размахом»1. Но прообраза этого нового создания - человека - уже не оказа лось, все было сотворено и получило завершение. Поэтому Бог установил, чтобы для человека стало общим все то, что было присуще отдельным творениям, поставил его в центре мира и сказал ему: «Не даем мы тебе, о Адам, ни своего места, ни определенного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному жела нию, согласно своей воле и своему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов.

Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предос тавляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все то, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, что бы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь переродиться по велению своей души в высшие, божественные»2. Можно при нимать или не принимать антропоцентристскую по своей сути картину мира, представленную в этом меморандуме гуманиз ма Возрождения, но трудно не согласиться с тем, что человек наделен свободой выбора своей судьбы, что он во многом результат своих собственных усилий, творец самого себя, субъект познания и творчества.

Чем больше мы приближаемся к нашему времени, тем ту маннее для нас становится ренессансная ясность человеческо го предназначения. Заметнее проявляются противоречивые свойства натуры человека. Он, «штурмующий небо», овладе вающий законами природы, расширивший границы познания вселенной, тщетно пытается понять смысл своего существо вания. Прогресс науки и технические достижения не делают его спокойным за свое будущее. Напротив, его жизнь напол нена предчувствием катастрофы, он осознает экологическую Пико делла Мирандола Дж. Речь о достоинстве человека // Человек.

Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмер тии. - М., 1991. - С. 221.

Пико делла Мирандола Дж. Указ. соч. - С. 221.

опасность, грозящую планете. В этой противоречивости су ществования скрывается нечто загадочное, некая тайна пред назначения человека, когда нравственные принципы и запре ты встают на пути его безграничного стремления к совершен ствованию материального бытия и вообще творчеству.

В свое время Ф.М.Достоевский имел все основания ска зать: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время: я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»1. Это мудрое указание на неисчерпаемость человека как объекта познания и одновременно протест против самоудовлетворен ных в своей логике теорий о человеке. В наше время загадка человека и человечества в целом, смысла разумной жизни на земле все более актуализируется, все более привлекает внима ние ученых. Человек как субъект познавательной деятельно сти - лишь слабая тень живого реального человека, не только познающего мир, но и переживающего, творящего его. Одна ко вместе с преобразованием мира отодвигается и конечная цель его преобразования. Кипучая деятельность и «пустое бездействие», говоря словами Пушкина, уравниваются в без результатности итога. И это противоречие тоже составляет неразрешимую тайну человеческого бытия. Французский фи лософ Габриель Марсель выразительно сказал об этом состоя нии: «Проблема - это нечто, с чем я встречаюсь, что помеща ется в некотором роде передо мной... таинство же это то, во что я вовлечен сам, и что, следовательно, мыслимо лишь в плане, в котором различение «внешнего» и «внутреннего»

теряет всякий смысл...»2. Марсель в данном случае не подра зумевает ничего сверхчувственного: таинство для него - мета фора бытийственного обряда, средоточием всех противоречий которого является человек.

§ 2. Сущность и существование Достоевский Ф.М. Письмо к М.М.Достоевскому от 16 августа г. // Полн. собр. соч. - Л., 1985. - Т. 28. - Кн. 1. - С. 61.

Цит. по: Тавризян Г.М. Проблема человека во французском экзи стенциализме. - М., 1977. - С. 128-129.

(индивидуальная форма человеческого бытия:

проблемы познания) Человек является предметом изучения различных наук, каждая из которых вносит свой вклад в общую сумму знаний о человеческом бытии. Но у научного знания есть свои законы и логические правила.

Иногда образ, созданный писателем, более ярко и живо высвечивает суть возникающих в научном познании проблем.

Думается, что это можно отнести и к небольшой зарисовке, созданной писательской рукой: «Меня всегда поражало, изум ляло до крайности то, как где-нибудь на голой отвесной стене какого-нибудь дома каменного из маленькой щелки растет большое, могучее дерево или хотя бы какой-нибудь куст. Мне это всегда казалось удивительным и непонятным. И вот одна жды неожиданно для себя я услышал такое объяснение этому.

Было это в Крыму. Я услышал, как экскурсовод, остановясь возле одного такого прилепившегося к скале дерева, говорил обступившим его слушателям: “Плющ, сосна или другое ка кое дерево могут прекрасно расти, как вы убеждались не раз, наверно, на такой вот голой скале, потому что в состав скалы входит известняк. На точке роста, имеющейся на корне, выде ляется угольная кислота, и она, кислота эта, взаимодействуя с известняком скалы, разрушает его в результате химической реакции, при которой образуются углекислый газ и вода. А дальше уже все просто: вода утилизируется корнем, и дерево растет, разрушая скалу, добывая воду из известняка...” Я поч ти дословно записал то, что он говорил»1.

Конечно, зарождение живой жизни можно объяснить хи мической реакцией, и исследование химических процессов может многое дать для понимания и объяснения органической жизни - так же, как и знания химии человеческого мозга про ливают свет на функционирование этого сложнейшего уст ройства природы. Многое, но не все. Иначе зачем существует целый комплекс биологических наук, нейрофизиология? Ре дукционизм (а именно о нем идет речь) - необходимый метод Субботин В. Подорожники // Октябрь. - 1986. - №10. - С. 172.

научного анализа. С одной стороны, человек как родовое су щество немыслим вне связей с природой, частью которой он является, немыслим вне связей с обществом - он элемент его, немыслим вне отношения к высшим ценностям культуры, являясь ее творцом и продуктом одновременно. С другой сто роны, каждый отдельный человек - это относительно авто номная системная целостность. Разумеется, невозможно по нять эту живую динамическую целостность, не анализируя компоненты человеческого феномена - биологический, соци альный, психологический и т. д., не изучив функции каждого компонента этой целостности. Так и поступают представители многих дисциплин и направлений научного знания. Но за конкретикой, изолированностью результатов утрачивается целое. Достоинства редукционизма оборачиваются его недос татками, когда отдельный компонент получает преобладаю щее значение, упрощая и искажая представление о человеке.

Представители различных сфер знания, подобно крымскому экскурсоводу, часто испытывают соблазн заявить человечест ву: «А дальше уже все просто...».

Казалось бы, выход из такого положения - в комплексном изучении человека. Объединение усилий представителей раз ных дисциплин отвечает как потребностям развития самого научного знания, так и решению ряда практических задач. И все же какие бы науки (или комплекс наук) ни занимались изучением человека, их методы, направленные на его препа рирование, обречены на неизбежную неполноту. Простая сумма знаний, установленных частными науками, не в со стоянии обеспечить постижения целостности человека.

То, что не удается достичь с помощью специализирован ных наук, стремится сделать философия, вырабатывая собст венные средства познания сущности человека, выявляя его место и значение в мире, его отношение к миру, к собствен ным возможностям. Синтезирующий философский подход к человеку обобщает достижения конкретных наук и противо стоит редукционизму.

Вся история философии, от ее зарождения до наших дней, это разные аспекты мировоззренческого осмысления пробле мы человека в его связях с окружающим миром. Именно фи лософия задает наиболее общие методологические ориентиры исследования человека, равно важные как для анализа кон кретных проблем, с ним связанных, так и для целостного ос мысления. Это обеспечивается такой спецификой философии, как универсальность теоретических обобщений.

Однако и в данном случае достоинства легко оборачивают ся недостатками. Согласно древней индийской легенде, Будда однажды спросил своего ученика: «Кто там идет по дороге?» «Красивая молодая женщина», - ответил ученик. - «Точнее!» «Молодая женщина». - «Точнее!» - «Женщина!» - «Точнее!» «Человек». - «Точнее!» - «Скелет!»

Как свидетельствует легенда, учитель был доволен послед ним ответом.

Понятно, что здесь налицо типичный случай выбора раз личных уровней абстракции. При переходе от «женщины» к «человеку», и уж тем более от «человека» к «скелету», теря ются многие конкретные признаки объекта, а остается только абстрактно-философский скелет.

Этого абстрактного «философского человека» искал и ан тичный Диоген из Синопа. История донесла до нас рассказ о том, как в солнечный день бродил он по городу, высоко под няв фонарь, внимательно вглядываясь в окружающих, и на вопрос: «Кого ты ищешь, Диоген?» - с вызовом отвечал:

«Ищу человека!»1. Конечно, Диоген искал не какого-то реаль ного человека, а пытался найти ту самую «человекость», то есть ту самую сущность человека, поисками которой заполне на и вся история философской мысли.

Тенденция к абстрагированию от конкретного к обобщен но-универсальному и включение частного в логико теоретическую систему суждений заложена в природе фило софского знания. Отвлеченность философских построений от индивидуальных особенностей отдельной личности функцио нально необходима для осмысления такого сложного объекта, каким является человек. Редукционизм научного знания и абстрактный универсализм философской мысли - Сцилла и «Выходя из бани, на вопрос, много ли людей моется, он ответил:

„Мало“, а на вопрос, полна ли баня народу: “Полна”». (Диоген Ла эртский. О жизни, ученых и изречениях знаменитых философов. М., 1979. - С. 249).

Харибда рационального дискурса, подстерегающие ученого теоретика на пути поиска ответа на вопросы: «Что есть чело век?», «Какова его природа и в чем его сущность?». Остается, стало быть, открытым вопрос, насколько философия способна стать той интегрирующей наукой о человеке, необходимость которой так остро ощущается в наше время. Сомнения в этой ее способности порождаются неизбежными гносеологически ми изъянами обобщенного образа человека («человека вооб ще», «философского человека»), которым часто оперирует философия. Бесспорным, однако, является и то, что многие философские школы пытались (и не без успеха) преодолеть этот изъян и рассматривать человека в конкретном историче ском и культурном контексте.

В свое время в противовес редукционистски-натуралисти ческим и мистико-религиозным концепциям человека К.Маркс сформулировал известный тезис: «...сущность чело века не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»1. Это известное положение Маркса в критике Фейербаха в нашей литературе переводилось (и интерпретировалось) по-разному. Но бесспорный смысл этой формулы заключается в том, что сущность человека («человека вообще», родового человека) нельзя вычленить, исследуя изолированного от общества индивида. В конце концов мы получим тот же скелет, а не живое человеческое существо в его естественных связях с обществом, с исторически сложившимися формами экономических, социально-политических, культурно идеологических отношений.

Отсюда, однако, не следует, что приоритет в человеческой природе принадлежит социальному началу и что им исчерпы вается сущность человека. Гулливер и среди лилипутов, и среди великанов оставался одним и тем же человеком, хотя, несомненно, и очень разным в зависимости от того, вел ли он эскадру в наступление на флот противника или мог утонуть в чашке с молоком. Социум делает человека “винтиком” либо признает за ним право свободного выбора способа жизни.

Человек обладает биосоциокультурной природой, следова Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 42. - С. 265.

тельно, и сущность человека должна рассматриваться как некий синтез природного (биологического), социального и духовного факторов. Тезис же Маркса следует понимать как важный этап в познании человека, как формулу, фиксирую щую определенный уровень понимания проблемы и как один из специальных ракурсов ее рассмотрения.

Так какова же степень зависимости между условиями су ществования человека и его сущностью? Еще Платон, называя сущность «идеей», а существование «вещами», утверждал, что вещи - подобия отражения идей, предшествующих реальным умопостигаемым и неизменным прообразам вещей. Сверхчув ственную, потустороннюю сущность вещей душа созерцает до ее соединения с телом. Чувственно воспринимаемый мир еди ничных вещей противопоставляется миру идей, миру сущно стей. Сущность, по Платону, предшествует существованию.

Аристотель, не согласный с подобным отрывом сущности от существования, справедливо критиковал своего учителя («Платон мне дорог, но истина дороже»). В дальнейшем уче ние Платона неоднократно становилось предметом не только специальной философской критики, но и просто литературной иронии1.

И хотя традиция неоплатонизма как особого философского направления иссякла к концу XVIII столетия, не прекратились попытки оторвать сущность от существования, противопоста вить одно (первичное) другому (вторичному), поменяв их местами в противоположность Платону. Так, в философии экзистенциализма, рассматривающей существование исклю чительно как индивидуальное бытие (люди хотя и живут в социуме, но умирают в одиночку), «существование предшест вует сущности» (Ж.-П.Сартр). Для того чтобы быть чем бы то ни было, иметь какую бы то ни было сущность, надо прежде Примером могут служить строки известного итальянского поэта, автора многочисленных эпиграмм и шуточных миниатюр Филиппо Пананти (1766-1837):


«Мир идеален», - рек нам богослов.

«А я каков?» - спросил горбун печально.

И отвечал философ: «Ты каков?

Для горбуна ты создан идеально».

(Иностранная литература. - 1988. - №1. - С. 237).

всего существовать - таков главный аргумент Ж.-П.Сартра1. В экзистенциализме индивид и общество рассматриваются как противоборствующие образования, находящиеся в постоян ном и непримиримом конфликте. Свободной, независимой личности, согласно Сартру, противостоит объективный нера зумный мир. Подлинное существование связывается с инди видуальным бытием личности, «бытием для себя», с ее абсо лютной свободой от общества. Бытие в обществе, стремление утвердиться в нем, принять его законы представляет непод линное существование. Социальная сущность человека и его подлинное существование оказываются несовместимыми.

Следует, однако, заметить, что в основу сартровской этики положена ответственность человека за свою деятельность и окружающий мир, и тезис экзистенциализма «существование предшествует сущности», несомненно, имеет определенный гуманистический пафос. Человек проектирует себя и свое будущее, он - проекция в будущее. И в этом смысле человече ская сущность не дана индивиду изначально, она формируется в процессе его жизнедеятельности, по мере того как он акку мулирует социокультурный опыт человечества и творит само го себя.

Можно было бы и не делать этих небольших экскурсов в историю мировой философской мысли, если бы в современ ной отечественной литературе не содержалось своеобразных отзвуков подобных подходов к решению проблемы сущности и существования человека. Зачастую они касаются и интер претации ставшей хрестоматийной приведенной выше фор мулы К.Маркса. В этой связи необходимо сделать несколько замечаний.

Во-первых, не следует истолковывать тезис Маркса о со циальной сущности человека как определение сущности каж дого отдельного человека. Отдельный человек отнюдь не представляет собой совокупность всех общественных отно шений. Его внутренняя устойчивая основа, сохраняющаяся при всех переменах, не пребывает вне его, в некоей общей для всех внешней совокупности. Нет существования без сущности См.: Сартр Ж. - П. Экзистенциализм - это гуманизм // Сумерки богов. - М., 1989.

и сущности без существования (как нет содержания без фор мы, количества без качества, части без целого).

Во-вторых, процесс индивидуального становления челове ка, его развития не есть только процесс усвоения им родовой сущности (без чего, разумеется, немыслимо человеческое становление). Однако эта родовая сущность не есть некий метафизический неизменный абсолют, она вполне исторична, развивается, как и все на свете, и развивается через развитие самих человеческих индивидов и благодаря им. Об этом, кста ти, говорил и Маркс в письме к П.П.Анненкову: «Обществен ная история людей есть всегда лишь история их индивидуаль ного развития»1.

В-третьих, сущность человека не сводится, как уже отме чалось, только к его социальной сущности, так как развитие духовного мира человека не сводится к законам развития и функционирования социальных структур, не совпадает с про цессами социального развития.

Каждый человек проходит в жизни неповторимо своеоб разный путь. Л.Н.Толстой образно уподоблял людей рекам:

каждая река бывает то узкая, то широкая, то быстрая, то тихая, то чистая, то мутная, то холодная, то теплая. Иначе говоря, родовая сущность человека по-разному проявляется в инди видуальной форме человеческого бытия, и каждый человек вносит свою лепту в объемное понятие родовой сущности.

Есть две органически взаимосвязанные формы объектив ной реальности: индивидуальное конечное существование отдельных объектов, предметов, индивидов - и коллективное, надындивидуальное существование интегрированных мно жеств с продолженным типом бытия, которое не прерывается с прекращением существования отдельных индивидов. Суще ствуют, соответственно, два типа развития: цикл индивиду ального развития и видовая историческая эволюция макросо циальных, макробиологических и тому подобных образова ний. Сложность этой диспозиции заключается в разноплано вости динамики процессов сохранения видового постоянства и его изменчивости, двойственности и в то же время органи ческой взаимосвязанности одного с другим.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 27.- С. 402-403.

Еще Дарвин в теории эволюции органических видов пока зал, что именно способность к индивидуальной изменчивости, гибкость и подвижность этого качества живого организма имеет существенное значение для развития животного мира, повышая способность живого к разнообразным приспособи тельным реакциям. Индивидуальные различия являются од ним из условий прогрессивного развития в органическом ми ре. Если у примитивных животных индивидуализация занима ет незначительное место, то у высших «прогресс становится несовместимым с потерей индивидуальности»1. Уже на уров не животных сложность стадного существования обусловли вается индивидуальным разнообразием. Это один из факто ров, обеспечивающих гомеостаз стада. То же происходило и с предками человека. По мере историко-эвлоюционного форми рования человека, усложнения трудовой деятельности роль разнообразия задач, встающих перед семьей, родом, перво бытной ордой, также непрерывно возрастает. Разнообразие индивидуальностей, множественность возникающих лично стей - это не только следствие дивергенции, но и результат своеобразного отбора (на уровне популяций). Индивидуали зация - не только один из типов развития, но и один из важ нейших его показателей. Это в большей мере, чем к чему-либо другому, относится к человеческому обществу. Одна из важ нейших функций человеческой психики как раз и состоит в регулировании соотношения между общественной и индиви дуальной сторонами человеческого бытия.

Носителем родовой сущности человека является человече ский род. Но человечество не существует помимо индивидов.

Индивид всегда выступает либо более особенным, либо более общим проявлением родовой жизни, и каждый отдельный человек являет собой некий образ человечества2.

См.: Мечников И.И. Этюды оптимизма. - М., 1965. - С. 203.

В конце прошлого века в России выходили две популярные серии биографий выдающихся ученых и общественных деятелей разных эпох и народов. Первая, более известная, выходила с 1890 г. в изда тельстве Ф.Павленкова и называлась «Жизнь замечательных людей»

(в 1935 г. по инициативе М.Горького была возобновлена на иной основе). Вторая, менее известная серия, выходила в академическом Индивидуальное и родовое следует рассматривать как две стороны одной медали, требующих применения разных сис тем измерения: одна обращена к изучению конкретного пси хологического типа человека, его «самости», другая - к изуче нию человека как представителя рода, его места и роли в оп ределенной системе отношений.

Индивид, личность, индивидуальность - основные понятия для характеристики человека как индивидуального феномена.

Причем «индивид» означает как отдельного человека, пред ставителя homo sapiens, так и некую единичность в социаль ной общности, не содержащую признаков, обусловленных особенностями его личности. Поэтому можно сказать, что индивид экземплярен. Это не просто «один», а всегда «один из...». Следовательно, различия людей как индивидов - это, во-первых, различия между отдельными человеческими общностями, группами, к которым они принадлежат, а во вторых, различия в полноте и типичности выраженных признаков одной и той же группы в разных ее представителях.

издании и называлась «Образы человечества». «Надо признать, пишет психолог Б.С.Братусь в книге “Аномалии личности” (М., 1988), - что второе издание более верно определяет роль подобного рода биографий в нравственном воспитании». В психолого педагогическом отношении с этим, пожалуй, можно согласиться. По мнению Б.С.Братуся, «восприятие должно фиксироваться не на са мой по себе особости и замечательности описываемых лиц, что под спудно, по контрасту рождает мысли о нашей собственной обыкно веннсти, “незамечательности”, незамеченности на фоне других, а следовательно, об исторической периферийности, отделенности от судьбы замеченныз и замечательных, а на том, что описываемые лица сумели наиболее полно и ярко воплотить, явить собой образ Человечества, тот же самый образ, полномочными (другое дело - не всегда достойными) представителями которого являемся мы». Это верно, но представляет лишь одну сторону сложного процесса разви тия личности, одну сторону проблемы соотношения родовой сущно сти человека и индивидуального человеческого бытия. Сама родовая сущность также не является абсолютно неизменной, она развивается вместе с развитием человечества, а следовательно, через его отдель ных представителей.

Социально-групповое положение, определяемое как «один из...» - лишь первое приближение к той относительно устой чивой целостной системе интеллектуальных, социально культурных и морально-волевых качеств, каким является че ловек. Человек не просто продукт, но и субъект общественных отношений. Для него характерны осознание мотивов поведе ния, постоянная работа сознания и воли, направленных на раскрытие его индивидуальных особенностей, на самореали зацию и все то, что образует его внутренний духовный мир.

Обладая определенной свободой воли и относительной неза висимостью, он несет ответственность за свое поведение, свои поступки и за свой персональный облик.


Для обозначения этих качеств используются понятия лич ности и индивидуальности. Они близки по смыслу и в повсе дневном языке часто замещают друг друга, хотя и не совпа дают полностью. Понятие «индивидуальность» как противо положность общему, типическому приложимо прежде всего к особенному, неповторимому своеобразию, чем отличается данный конкретный человек от других людей. Индивидуаль ность - это качественная характеристика личности, указы вающая на ее уникальность и неповторимость.

Личность - это автономный субъект общественных отно шений и сознательной деятельности индивида. Основу лично сти образуют социально значимые качества, культурно историческая среда, но определяющими факторами ее разви тия являются духовные принципы - ценности, убеждения, воля, знания и др. Личность включает в себя общие черты, свойственные ей как представителю человечества;

особенные признаки, характерные для определенного общества с его специфическими социально-политическими, национальными, историческими традициями и формами культуры;

уникальные особенности, связанные и с генетически заданной наследст венностью, и с неповторимыми условиями жизненного пути, собственной биографией. Личность - уникальный, конкретный итог, синтез и взаимодействие очень разнообразных факторов, стоящих за ней. Личность предстает тем более значительной, чем в большей степени она аккумулирует социокультурный опыт человечества и в свою очередь вносит индивидуальный вклад в его развитие. По выражению современного немецкого философа Юргена Хабермаса, «моя концепция меня самого»

имеет смысл лишь тогда, когда человек признается и как во обще личность, и как именно эта индивидуальная личность.

Диалектика социального и индивидуального - источник человеческого развития, но она же создает почву для возмож ных трагических коллизий и трудностей в рациональном со отнесении интересов личности и общества, индивидуальных стремлений и потребностей с социальными целями, нормами, с функционированием обобщающих этот опыт институтов.

Переосмысливая недавнее прошлое, многие авторы отмечают своеобразную «парадигму ничтожества индивидуального» или же «поразительное пренебрежение обществоведческими дисциплинами индивидуальной стороной человеческого бы тия, ее сложным, далеко не однолинейным отношением с бы тием общественным. С подобным пренебрежением тесно свя заны разного рода редукционистские построения и тяготение к идеальным абстракциям как способу решения проблемы человека. Попытки же хотя бы на теоретическом уровне вве сти индивида в систему обществоведческих знаний нередко наталкиваются на препятствия, связанные с известным непо ниманием самой сути проблемы»2. Огромное число работ, посвященных проблемам человека при крайне слабом иссле довании форм индивидуального бытия, - факт, отмечаемый не только в цитируемых работах. Далее коснемся сути проблемы, здесь же необходимо отметить одну из причин того невнима ния (или пренебрежения) к проблемам индивидуального бы тия, о котором сказано выше. Оно объясняется отчасти (от части - потому что есть и другие, пожалуй, не менее, а более значимые факторы, но уже не собственно философского, гно сеологического, а политико-идеологического свойства) тем, что доминировала идущая от Гегеля и не преодоленная пол ностью до сих пор общая установка «ничтожества индивиду ального». У Гегеля индивидуальное бытие, индивидуальность - лишь марионетка надличностных форм духа (в рамках же вульгаризованного исторического материализма - агент без личных законов экономического развития). «Отдельные души, См.: Дубровский Д.И. Проблема идеального. - М., 1983. - С. 165.

Дилигенский Г.Г. В защиту человеческой индивидуальности // Во просы философии. - 1990. - №3. - С. 35-36.

- писал Гегель, - отличаются друг от друга множеством слу чайных модификаций. Но эта бесконечность представляет собой род дурной бесконечности. Своеобразию человека не следует поэтому придавать чрезмерно большое значение»1.

Идеологические системы, согласно которым отдельный чело век является лишь марионеткой или винтиком, коими можно манипулировать во имя «общего интереса» (а на самом деле в интересах правящей элиты), в которых отрицается безуслов ная ценность индивидуальных качеств личности, антигумани стичны по своей сути.

Утверждая, что каждый человек есть конкретная индиви дуальность, обладающая неповторимым своеобразием, иссле дователи тем самым расширяют границы научного познания человека, создают объективную картину социально-историче ской и культурной роли человеческой деятельности. «Трудно сти понимания и реконструкции личности какого-либо инди вида, - пишет современный культуролог, - заключены не столько в сложности его структуры, сколько в том, что за ви димой структурой, за лежащими на поверхности и доступны ми окружающим (а также самому индивиду) действиями и знаками кроется нечто не структурное, не выявленное в чем либо определенном и частичном и тем не менее смутно ощу щаемое нами как наисущественное. Более того, самостоятель ность и неповторимость индивидуальности оказываются сформировавшимися в той мере, в какой ее поведение не сво димо к упорядоченным стандартам, не может быть разложено по полочкам, описано рационально. Структура личности тем богаче и отчетливее, чем сильней в ней сказывается какой-то ускользающий от анализа, не от восприятия - момент, свиде тельствующий, что индивид всегда содержательней суммы своих определений»2. Научному исследованию, обращающе му внимание на общие закономерности природного и соци ального бытия человека и отражающему их в понятийной форме, доступны отнюдь не все существенные грани лично Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Философия духа. М., 1977. - Т. 3. - С. 74.

Баткин Л.М. Тип культуры как историческая целостность // Вопро сы философии. - 1969. - №9. - С. 100.

сти. Ее своеобразие, оригинальность, самобытность, оттенки и нюансы духовной жизни, особенности образа мыслей, чувств и действий охватываются не столько научным, сколько худо жественным познанием. Так, многоцветный мир индивиду альностей, разнообразие жизненных перипетий бытия, непо вторимые образы, созданные гением А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, воспринимают ся как реальные типы, они живут в общественном сознании рядом с известными историческими личностями. Искусство, в присущих ему формах стремящееся выразить неповторимое своеобразие человека, само способно формировать свободную творческую индивидуальность. «Пересекаясь с наукой в са мой точке ее зарождения (акте творчества), искусство в своих конечных продуктах (в отличие от всеобщей, безличной фор мы, в которой фиксируются результаты научного поиска) несет на себе отпечаток неповторимой личности его создате ля»1.

В научном познании степень абстракции от конкретных проявлений человека достаточно велика. На этом основании существует представление, что исследование внутреннего мира человека - вообще задача не научного, а только и исклю чительно художественного познания. Действительно, трудно ожидать, чтобы наука описывала жалкую судьбу Акакия Ака киевича или честолюбивые мечты Манилова. Она оперирует статистическими данными, фактами, в которых проявляется закономерность, теоретическими схемами. Задача науки - не познание каждого отдельного индивида во всем его своеобра зии, а выявление социально и культурно типичных для каждо го общества и исторического периода условий, многовариант ных форм и уровней индивидуального развития. Исторически конкретное индивидуальное бытие не является предметом научного анализа, если в нем не заключены социальные и исторически типичные особенности, характерные для опреде ленных общественных систем или мотивационных, эмоцио нальных процессов, свойственных психологическим структу рам личности.

Фролов И.Т. О человеке и гуманизме. - М., 1989. - С. 284.

Но естественно задаться и еще одним вопросом: может ли «исследовательский лот философа» коснуться «самого дна» «интимно-личностной сферы человека, сокровенных глубин его эмоционально-духовной жизни, традиционно являющейся предметом изображения художественной литературы, искус ства вообще»1? Следует согласиться с позитивным ответом автора сформулированного таким изящным образом вопроса и с условиями, при которых этот ответ может быть положитель ным. Это, во-первых, если философия будет значительно ши ре вовлечена в опыт духовно-практического освоения дейст вительности, опираться на свидетельские показания искусст ва, проникающего в «тайное тайных» человеческой души. Во вторых, если философия не откажется от экзистенциальных категорий, фиксирующих в наиболее общей форме атрибу тивные характеристики субъектно-объектных связей и отно шений, опыт человеческого общения, душевной и духовной жизни человека. И в-третьих, - это вытекает из двух первых условий - если усвоит урок экзистенциализма как одного из наиболее значительных направлений философской мысли XX столетия, связывающего философию и художественную лите ратуру. Резонна и постановка вопроса о необходимости вос становления традиции экзистенциального способа философ ствования, издавна свойственного русской мысли.

См.: Ксенофонтов В.И. Духовность как экзистенциальная проблема // Философские науки. - 1991. - №12. - С. 47.

Глава вторая СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В ЧЕЛОВЕКЕ (“ЧЕЛОВЕК СОЦИАЛЬНЫЙ”) Человек, личность, индивидуальность... Не следует ни ото ждествлять, ни полностью разводить эти понятия. Они всего лишь своеобразные проекции одной субстанции, разные плоскости рассмотрения, ракурсы интерпретации, предпри нимаемой представителями различных отраслей научного знания в соответствии с предметной областью различных наук и различными задачами, которые при этом решаются1. Есть свои задачи и у философии, они обусловлены, в частности, ее интегративной функцией.

У человека нет выбора, сказал один мудрый писатель, он должен быть человеком. «Я бы сказал, - пишет он, - что сущ ность человеческого существования заключена в его само трансценденции»2. Но что значит быть человеком? Значит ли это, следуя формулировке Франкла, «выходить за пределы самого себя»?

§ 1. Личность и ее структура Виктор Франкл, демонстрируя отношения между разными гранями или аспектами человеческого бытия, формулирует «законы димен зиональной онтологии»: «Один и тот же предмет, спроецированный из своего измерения в низшие по отношению к нему измерения, отображается в этих проекциях так, что различные проекции могут противоречить друг другу. Например, если стакан, геометрической формой которого является цилиндр, я проецирую из трехмерного пространства на двумерные плоскости, соответствующие его попе речному и продольному сечению, то в одном случае получается круг, а в другом - прямоугольник... Помимо этого несоответствия проек ции противоречивы уже постольку, поскольку в обоих случаях перед нами замкнутые фигуры, тогда как стакан - это открытый сосуд».

Задача, таким образом, решается, если построить общее пространст во разных определенй и увидеть за «частными проекциями» слож ный многомерный объект, каким является человек. «... Сущность человека характеризуется также и тем, что он открыт... Быть челове ком - значит выходить за пределы самого себя...»

(Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990. - С. 49, 51).

Франкл В. Указ. соч. - С. 51.

Как уже говорилось, структура личности имеет сложную, многослойную, иерархическую организацию. В рамках так называемого поуровневого подхода представляется возмож ным (с известной степенью условности, поскольку речь идет об определенной схеме) выделить следующие уровни струк туры личности.

Биологический. Природная основа человека, которую нель зя исключить при любом рассмотрении, - его исходные био логические, организмические и психологические данные, врожденная индивидуальная биопсихофизиологическая орга низация, темперамент, генетически наследуемые задатки, физическое здоровье, возраст, пол и пр. Все эти характеристи ки оказывают несомненное влияние не только на исполнение человеком тех или иных функций, на мироощущение и миро восприятие, но и в целом на весь жизненный путь индивидов (а также и на ход исторического развития, воплощаясь в той или иной выдающейся личности, оказавшейся во главе обще ственного движения). Витальные потребности человека - один из основных мотивационных механизмов жизнедеятельности, они закреплены в генетическом коде личности и проявляются в ее психологическом складе.

В настоящее время большинство исследователей сходятся на мнении о необходимости серьезной переоценки природно го (биологического) начала в человеке. Противопоставление «природы человека» его «социальной сущности», замечает Л.А.Коган, влечет за собой сведние индивидуального к соци альному. Но «человеческая сущность социоприродна и лично стно воплощена. Она не существует вне личности, равно как и не замкнута в ней, во “внутреннем человеке”»1.

Генетически заложенная программа определяет не только биологическое развитие личности. Правда, трудно установить границы этого влияния и его механизмы. Экспериментальный материал, полученный в результате исследований ученых генетиков и психологов (Менделя, Фриза, Фрейда, Адлера, Юнга и др.), сыграл революционизирующую роль в науке.

Однако связь социально-культурного в личности с генетиче Коган Л.А. О будущем философии // Вопросы философии. - 1996. №7. - С. 25.

ски заложенным далеко не так ясна и однозначна, как это представлялось. Одно дело - генетическая обусловленность анатомических и физиологических свойств человека, а другое - генетическая обусловленность тех или иных психических особенностей личности. Да и психические функции могут объединяться общим типом реакции, в то время как их гене тические предпосылки могут быть весьма различными.

Достижения в области генетики заставляют рассматривать проблему по-новому1.

Все больше опасений и беспокойства вызывает и проблема деградации биологических начал человека в силу регламента ции, рационализации и бюрократизации общественной жиз ни2.

Социальный (ролевой). Известно, что любое общество име ет свою социально-функциональную, или ролевую, структуру.

Ее элементы состоят из наиболее типичных, общественно необходимых видов деятельности людей, их ценностных ори В частности, изучение однояйцевых близнецов (то есть генетически идентичных существ), которые сразу после рождения были разлуче ны и воспитывались в совершенно разных условиях и не вступали друг с другом в контакт, дало много интересных, требующих объяс нения фактов. Например, сестры, которые готовились к первой встрече друг с другом с огромным волнением, и каждая стремилась одеться как можно лучше, пришли на встречу в почти одинаковых нарядах. Другие две сестры, также не видевшиеся друг с другом, носили одинаковое число колец. Два брата, как оказалось, женились примерно в одном и том же возрасте, и жену каждого звали Линдой.

У каждого из них родился сын, и у этих сыновей были имена с близ ким звучанием и т. д.

В.А. Кутырев иллюстрирует свои соображения по этому поводу так: «Перед лицом технологии значение биологических различий между людьми резко падает. Из языка исчезают слова женского рода. Пишет девушка, а подписывается “аспирант”, работает она “лаборантом”, даже уже не учительница, а “учитель”. А ведь язык “дом бытия”, отражение жизни... В поступках мужчины специфиче ски мужское начало не имеет поля развертывания. К нему предъяв ляются противоречивые требования: быть смелым и быть паинькой, рисковать и быть винтиком»

(Кутырев В.А. Алгебра, убивающая Гармонию // Человек. - 1991. №3. - С. 38.).

ентаций, сложившихся традиций, поведения и т. д. В то же время структурная иерархия диктует с большей или меньшей степенью жесткости конкретные способы деятельности лю дей, предписывает нормы поведения и этики отношений. Ус воение общественного опыта и реализации собственной сущ ности производятся человеком посредством выполнения той или иной социальной роли в процессе его деятельности.

Включаясь в систему общественных отношений, человек вы ступает как их носитель и творец, является их персонифика цией. Исполнение социальной роли индивидом можно рас сматривать и как представительство личности в системе общественных видов деятельности и общественных отноше ний, но не следует понимать это представительство как нечто внешнее для личности, не закрепленное в ее индивидуально сти, навязанное извне. Несмотря на то, что ролевые ценности и соответствующие им ориентации и установки существуют все-таки в относительно узком и строго определенном секторе жизнедеятельности человека, они как признанные обществом нормы корректируют индивидуальные склонности личности.

Роль - это структурированный способ участия личности в жизни общества. Личность переводит во внутренний план, интериоризует ролевые функции, усваивает ролевые ценно сти. В этом смысле личность представляет собой совокуп ность усвоенных ролей, накладывающих отпечаток на инди видуальные проявления, по крайней мере ограничивающих их. Подавление же личности совокупностью выполняемых ею в обществе функций и различных ролей известный психолог А.Н.Леонтьев назвал «одним из самых чудовищных» явлений.

«Конечно, - пишет он, - ребенок усваивает то, как он должен вести себя с мамой, скажем, что ее нужно слушаться, но мож но ли сказать, что при этом он играет роль сына или дочери?

Столь же нелепо говорить, например, о “роли” полярного исследователя, “акцептированной” Нансеном: для него это не “роль”, а миссия»1.

Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание. Личность. - М., 1975. - С.

170-171.

Социальный характер. Более глубокое по сравнению с ро левым проникновением норм, признанных обществом, усвое ние культурных стереотипов (почему и уровень иногда обо значается как «культурный») личностью позволяет говорить об образовании так называемой модальной личности, или иначе - социального характера. Появления социального харак тера (национального характера в том числе), присущих ему черт, установок, ориентаций наиболее полно и ярко воплоти лись в героях литературных произведений, где самоотвержен ный труд, альтруизм и даже жертвенность вытесняют ощуще ние трагичности личного существования. Ценностные ориен тации уровня социального характера связывают социально психологические потребности индивида с ценностями опре деленной культуры (личность как наиболее полное воплоще ние черт социального характера и есть «модальная лич ность»). Известный американский культуролог и психолог Эрих Фромм не без оснований отмечал взаимосвязь между социальным характером и социальной культурой: «Там, где активность личности строго лимитирована, социальные роли и культурные установки имеют тенденцию к самовоспроизведению. Многие революционеры считают, что следует сначала радикально изменить политическую и экономическую структуру, а затем на втором этапе почти необходимо изменится также и человеческое сознание. Они не понимают, что новая элита, обладающая прежним социальным характером, будет стремиться воссоздать условия старого общества в новых социально-политических институтах»1.

Экзистенциальный уровень. В ролевых социальных и субъ ективных ориентациях личности обнаруживается, как уже отмечено, влияние социальных структур, институтов и ценно стей, узаконенных конкретным обществом. Однако сущест вуют такие глубинные уровни психологии человека, которые являются продуктом всей истории человеческого рода и его культуры. Помимо элементарных норм любого человеческого общежития сюда можно отнести и такие, как вера, надежда, любовь, совесть, ответственность, стыд, вина, раскаяние и т.

Фромм Э. Иметь или быть? - М., 1986. - С. 157.

п. Ими характеризуются основные параметры индивидуально го бытия человека, его экзистенции, и потому эти пережива ния называются экзистенциальными переживаниями.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.