авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«Владимир Кравченко Владимир Калинченко ОТ МАНЫЧА ДО КАРТУЛЕЙ Донской край: путешествия, исторические этюды, природа и ...»

-- [ Страница 5 ] --

— Везите, везите, — отвечали снизу, — мы тут по-людски возьмём, шоб меньше подохло всего. Бог даст, скоро пройдут дож ди, ливни, а в уборку урожая у нас как закон всегда дожди, и Тузловка оживёт, поправится.

В таком режиме и существовала Тузловка веками. Вслед за жарой приходила дождевая вода, а весной – широкое половодье.

С высокой водой шла на нерест донская рыба и река отходила, самовосстанавливалась.

Июнь 2009 года. Те самые ямы у х. Каменный Брод. Спининговые удочки заброшены на сазана. Тузловка притихла. Красота!

Колокольчики пока молчат. «Дозревает» шашлык. И мы готовы ко всему – и к поклёвке, и к завтраку.

Слева направо: Журавлёв Сергей Михайлович («Серый»), Кравченко Иван Яковлевич («Яковлевич») и Соловьёв Владимир Филиппович («Филиппыч»).

Сазан поддался в тот день только «Филиппычу»… Но он об этом ещё не знает и глазами поедает шашлык… Речка сближает людей, помогает им говорить на понятном всем язуке. Запал мне в душу один случай. Как-то в начале семи десятых годов прошлого века рыбалили мы на Тузлове. Тихая осенняя теплынь. Голубело небо. Оттава изумрудным одеялом покрыла прибрежные поляны. У нас к запоздалому обеду не ока залось хлеба, да и червей надо было где-то подкопать. Хутор Ка менный Брод рядом. Идём к магазину кривой улочкой. И тут встретились неожиданно со знакомой симпатичной молодой женщиной. Она закончила в своё время нашу поселковую сред нюю школу, затем – пединститут в Ростове. Теперь первый год учительствует в местной школе. Красавица – казачка пригласила нас во двор, где мы на его задах накопали червей, а потом она по звала нас и в дом.

Очень скромная аккуратная обстановка. В хате – курене ста рая, ещё отцовско-материнская койка, по-видимому, 30-х годов, по полу разбежались бабушкины половички, на лавке рядом с ве дром питьевой воды — алюминиевая кружка, с которой «отец пришёл с фронта». На ней – на этой кружке -, это мне сразу бро силось в глаза, остриём солдатского ножа «ёлочкой» выгравирова ны были инициалы В.И.А., а чуть ниже – «Дойдём, ребята, до Берлина». Я был поражён: точь-в-точь такая же кружка с похожей гравировкой была и у фронтовика-шофёра дяди Илюши Егорова, мужа родной нашей тёти Маруси – тоже казака, уроженца стани цы Грушевской. Соседи, значит… Вот они судьбы людские.

Тузловские фронтовые парни. Сидя в окопе или за баранкой машины, они не один раз, наверняка, вспоминали чистые, хрустальные воды Тузлова. Речка-то у них – Тузловка – одна, как одна и та же фронтовая гравировка на круж ках… Сейчас, к сожалению, река наших отцов и нашего послевоен ного детства «Тузлук» совсем другая. Её кто хотел и когда хотел, тот и перегораживал плотинами. С верховьев Тузловки не один раз после прорывов труб шли нефтепродукты, от чего дно реки и её берега становились коричневыми. Рыба и раки после этого на несколько лет практически исчезали. А в последние десятилетия «казачья вольница» перегородила Тузловку у станицы Грушев ской сетями и к нашим местам выше по течению рыба на нерест уже не доходит. Пахотные земли вплотную подошли к берегам, русло реки заилено. Пестициды, гербициды – вся эта химия сте кает прямо в речку, а затем по той же пресловутой пищевой це почке – к нам в желудок. Андрей Вознесенский как-то с горечью писал о современных людях:

Человек на 60% из химикатов, На 40% из лжи и ржи.

Но на 1% из Микельанджело!

Получается, что только каждый сотый из нас «Микельандже ло», то есть выражаясь казённо, любуется восходом и закатом, ду мает о прекрасном, о сохранении среды обитания, чудесных уголков природы. Перефразировав В.Шукшина, хочется призвать: «Надо жить вместе с речкой, надо бы только умно жить с природой». И здесь же вспоминаются удивительно глубокие по смыслу слова Е.Евтушенко: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Всем «Тузловкам» сейчас плохо. У нас ведь на Руси всего и всегда было много: оглянись, какой простор вокруг! А чего много, тому цена невелика. Травим, давим, губим. Поумнеть бы нам. И поумнеть бы скорее, обязательно, неизбежно, чтобы в конце кон цов хотя бы когда-то с оптимизмом выдавить из своей груди: «Гос поди, какими же мы были дураками!»

Главное – уяснить мысль: если плохо, значит, ещё не конец, не поздно… Другого вывода (как и выхода) у нас нет.

Брат Григорий. Река Тузлов всех и накормит, и напоит. Начало 1970-х годов.

– Ага Жанна, – говорит Таня, – а наш папа на Тузлове вчера поймал во-о-т такую рыбу! Смотри какую! Пос.

Октябрьский. 1979 г.

«Тузлов возрождается». Февраль 1979 год. Расчистка русла реки земснарядом у Бирючекутской опытной станции.

Река Тузлов у северо восточного склона г. Новочеркасска.

Май 1979 г.

Если на бережку пацанва с удочками – значит есть ещё пока и рыбака… Март 1984 год. Река Тузлов. У «Белого камня» вблизи х. Каменный Брод.

Почти без перерыва в январе-феврале «гуляли» пыльные бури.

Владимир и Иван Кравченко.

V. ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Кто вкуснее и ценнее? Калорийность рыбы Табл. 1. Калорийность рыбы (в 100 граммах) Рыба % сухих Белки Жиры Количество веществ калорий Карп 20,9 15,2 3,2 92. Лещ 25,4 15,9 6,8 129. Навага 18,5 15,8 0,45 69. Окунь 20.8 17,5 0,81 79, речной Сазан 23,4 17,5 3,5 104, Сом 22.3 16,5 3,4 99, Щука 20,6 17,8 0,63 79, Судак 21,1 18,1 0,72 80, Осётр 28,6 15,6 9,81 155, Белуга 25,0 16,0 6,3 124, Так вот, дорогие рыбаки, по калорий ности, как видно из таблицы, лещ уступает только белуге и осетрине. А поскольку осетровых в Дону практически уже нет (см.

таблицу 3), то «царь-рыбой» становится лещ. И пусть на это никто не обижается: ни сазан, ни сом, ни судак. Ни мы – рыбаки.

2. Если сравнить… Табл. 2. Улов рыбы на Дону в 1916 году (пудов)* В округе Красной Белой Сельдей Икры рыбы рыбы (штук) Черкасском 357 67.421 255.747 Ростовском 2.105 99.880 534.250 Таганрогском 5.341 61.644 478.329 1 Донском 1.461 21.488 4.057.112 2 Донском 1.160 22. Усть-Донецком 1.998 12. Хопёрском 1.833 16. Донецком 313 3. Сальском - 6. ИТОГО 14.620 311.683 5.325.438 в тоннах 233,92 4986,928 9, В 1890-х годах каждый год из Ростова по железной дороге вывози лось свыше 1 миллиона пудов (16 тыс. тонн) рыбы.

Табл. 3. Вылов ценных видов рыб рыбодобывающими организациями Ростовской области в 1996 году (тонн)** Место Лещ Судак Тарань Осетровые вылова р.Дон 430,2 2,7 66,7 1, Таганрогский 266,3 547,3 3,0 5, залив Азовское 1,2 86,3 16,1 31, море ИТОГО 691,7 550,0 85,8 38, * Очерки Географии Великого войска Донского. Новочеркасск. Типограф.

Управлен. Артиллер. В.В.Д. 1919, стр. 376,377.

** Государственный доклад «О состоянии окружающей среды Ростовской об ласти в 1996 году». Ростов-на-Дону, 1997, стр. 119.

3. Эх хвост, чешуя...

Табл. 4. Сколько ловили в Азовском море Дата Всего Примечание 60-е годы 19 века Около 400 тыс. тонн в Лещ, судак и рыбец год. Из них осетровых 15 встречаются тыс.тонн, ценных видов повсеместно.

рыб – 40 тыс. т.

60-е годы 20 века 120 – 200 тыс. тонн в год. Основной рыбой Из них осетровых 7 тыс. становится бычок.

тонн. Ценных видов – тыс. тонн.

90-е годы 20 века 10 – 30 тыс. тонн в год. Теперь исчез и бычок, Осетровых около 450 основная часть улова – тонн, ценных видов – 2-4 тюлька и хамса.

тыс. тонн.

2008 год 2,3 – 2,5 тыс. тонн. Главной рыбой стал Осетровых не осталось. пеленгас, но и его Улов судака. леща, немного – 1,1 тыс. тонн.

сазана и бычка составил по 0,03 тыс. тонн.

По данным сборника «Ихтиофауна Азово-Донского и Волго Каспийского бассейнов и методы её сохранения». Аргументы и факты на Дону, №39, 2010г.

4. Глоток бы чистого воздуха… За пять лет (с 1992 по 1996 годы) объём выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников предпри ятий Ростовской области составил (тыс. тонн):

Табл. Города 1992 1993 1994 1995 Ростов 38,8 30,2 20,4 14,6 10, Таганрог 25,3 23,2 13,4 13,1 10, Новочеркасск 272,8 248,6 257,1 218,1 205, По области 510,4 445,7 402,8 345,7 305. Практически во всех городах Ростовской области качество ат мосферного воздуха не соответствует гигиеническим нормам. С учётом класс опасности веществ уровень загрязнения (по лабора торным данным учреждений Госсанэпиднадзора) составил:

— допустимый: в г.г. Батайске, Миллерово;

— умеренный: в г.г. Донецке, Волгодонске, Гуково, Ново шахтин- ске, Сальске, Таганроге;

— сильный: в г.г. Азове, Белой Калитве, Новочеркасске, Рос тове, Шахтах.

«Рекордсменом» загрязнения атмосферного воздуха является Новочеркасск, где только завод синтетических продуктов в году имел 952 (!) источника выделения загрязняющих веществ.

Сброшено сточных вод в 1996 году:

— в Ростове-на-Дону – 163,6 млн. м3;

— в Новочеркасске – 1.827,0 млн. м3.* * Материалы извлечены из Государственного доклада «О состоянии окру жающей природной среды Ростовской области в 1996 году»,Ростов-на-Дону. 1997, стр. 6, 24-26, 28, 39.

5. Нам бы ещё несколько городов российских обогнать… Табл. 6. Выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников в ряде городов с неблагоприятной экологической обстановкой (тыс. тонн) Города 1992 1993 1994 1995 1996 1997 Россия, млн. т 28,2 24,8 21,9 21,3 20,3 19,3 18, Москва 250,6 218,9 196,4 173,8 171,1 150,7 134, Ростов-на-Дону 38,8 27,8 19,7 15,4 9,7 8,4 7, Новочеркасск 272,8 248,4 256,6 217,8 205,5 156,8 135, Краснодар 41,1 30,3 16,2 13,5 11,6 10,6 12, Многомиллионная Москва меньше дымит, чадит и пылит на голо вы своих жителей, чем 170-тысячный Новочеркасск. Кому живётся ве селей и вольготней?

6. Что мы пьём и где раки зимуют… Качество воды (1996 год):

На территорию Ростовской области (из Воронежской области) вода реки Дон поступает с качеством класса 3 – умеренно загрязнённая. Вода не соответствует качеству рыбохозяйственно го назначения по содержанию нефтепродуктов – 2,6 ПДК, железа общего – 2,2 ПДК, азота нитратов – 1,4 ПДК.

Река Дон, 500 м ниже сброса Нижне-Маныческой оро сительной системы: класс качества воды – 3, умеренно загрязнённая, превышены рыбохозяйственные нормы по содер жанию железа – 2,2 ПДК, сульфатов – 1,6 ПДК.

Река Дон, район Новочеркасского водозабора. Класс ка чества воды – 3 (умеренно-загрязнённая). Не соответствует рыбо хозяйственным требованиям по содержанию железа – 3,6 ПДК, нефтепродуктов – 2,7 ПДК, сульфатов – 2,1 ПДК.

Река Тузлов (на границе Украины и Ростовской облас ти, с. Каменно-Тузловка): класс качества воды – 5, грязная, качество воды не соответствует рыбохозяйственной категории по содержанию сульфатов 13,5 ПДК, нефтепродуктов – 6,6 ПДК, же леза общего – 4,6 ПДК.

Река Миус: качество воды – 5, грязная, не соответствует ры бохозяйственной категории по железу – 12,6 ПДК, сульфатам – 5,1 ПДК, нефтепродуктам = 3,7 ПДК и азота нитратов – 2,4 ПДК.

Река Маныч: класс качества воды – 5, грязная, не соответст вует рыбохозяйственным требованиям по содержанию нефтепро дуктов – 6,5 ПДК, железа – 4,7 ПДК, сульфатов – 9,0 ПДК.

Река Аксай: класс качества воды – 3, умеренно загрязнённая, не соответствует рыбохозяйственным категориям по железу – 3,7 ПДК, сульфатам – 2,3 ПДК, нефтепродуктам – 1, ПДК.

Материалы извлечены из Государственного доклада «О состоянии окружаю щей природной среды Ростовской области в 1996 году», Ростов-на-Дону.1997, стр.

45,46, 55,56,59.

7. Омут, или слово по поводу экологической гласности (Новочеркасская городская газета»Знамя коммуны» от 5 июля 1989 года) Берег Аксая, топкий и вязкий, утыканный следами босых дет ских ног, хламился проволокой, старыми вёдрами, разбитой опа лубкой. Болотная вонь подкрашивалась краснотой заката и оттого казалась ещё более гиблой. Вода в реке текла устало, мутная и непроглядная.

На кукане одного из мальчишек – пяток гибридиков.

— Есть-то их можно?

— А чё? – удивился, — живые ведь!

Что живые, то точно. И те щуки, о которых писала «Знамя коммуны» в №69 за 11 апреля, тоже были живые. Помните текст?

«Государственный комитет по охране природы Марийской АССР запретил лов рыбы в Чебоксарском и Куйбышевском водо хранилищах, часть которых находится на территории автономной республики, в устье реки Ветлуги. Причина? Как показали мно гочисленные лабораторные исследования, в организме промысло вых рыб, обитающих в большинстве водоёмов автономной респуб лики, обнаружены ртутьорганические соединения. В шести щуках содержится столько ртути, сколько в градуснике для измерения температуры человеческого тела. Столько же или чуть поменьше оказалось ртути в судаке, стерляди, налиме…».

В Марийской АССР воду загрязнили лесопромышленные предприятия. У нас сделали Тузлов и Аксай полумёртвыми мест ные заводы и ГРЭС. В сбросном канале электростанции, к приме ру, предельно допустимые концентрации нефтепродуктов превы шены более чем в 60 раз. В Аксай, Тузлов и Грушевку ежедневно сбрасывается 44 тыс. кубометров загрязнённых промышленных и бытовых стоков («Знамя коммуны», 6 августа 1988 г.).

Тут и возникает вопрос: а что с нашей рыбой? Не накопила ли и она так много вредных веществ?

— Поехали бы да посмотрели, что на подводном канале элек тростанции творится, — раздался телефонный звонок в редакции.

Беспокоился Алексей Сергеевич Пащенко из микрорайона Хоту нок. – Как что? Вот уже сколько дней плывут кверху брюхами са заны, толстолобики и белые амуры. Какая там мелочь, до метра длиной! Отравлены.

А неделей раньше такой же взволнованный голос таким же ясным утром сообщил:

— Беда на Тузлове и Аксае. Мазут плывёт. И формалы есть, и неформалы, а толку… Да, о завтрашнем дне мы думаем мало, перестали, выходит, беспокоиться и о сегодняшнем. Ту воду пьём, в какую всё сливаем, и рыбу ловим в сбросной воде.А действительно, можно ли её ва рить или жарить? У кого спросить?

Обращаемся к Т.Н.Благовой, заместителю председателя гор совета общества охраны природы.

— У нас такой информации нет, — отвечает Татьяна Никола евна. – Мы – организация общественная, у нас нет специального оборудования, чтобы делать пробы. Возможно, этим занимается санэпидстанция. А, возможно, рыбинспекция.

Вот так: природу охраняем, а человека? Кто же обязан пре достеречь нас от возможных неприятностей?

В новочеркасских водоёмах рыбное богатство стало далеко не таким, как прежде. Самым стойким к воздействию внешней сре ды оказался гибрид. Он-то и задержался в реках, терпеливо неся свою нелёгкую участь.

Нет, здесь и впрямь нужна компетенция санэпидстанции.

Звоним туда.

— Не по адресу, — разочаровывает главный врач З.Д.Макагонова.

— Так ведь, Зинаида Дмитриевна, ваша служба… — Наша служба берёт стоки только на тридцать восьмую про бу. На холеру и так далее, а о состоянии рыбы у нас данных нет.

Это дело водоохраной инспекции или бассейновой санэпидстан ции.

Точные их адреса Зинаида Дмитриевна назвать не смогла.

Одна будто находится в Аксае, другая – в Ростове.

И тут, как говорится, под горячую руку – инспектор Новочер касского участка Аксайского рыбнадзора В.А.Приметкин. Загоре лый, обветренный. Проблем – невпроворот. Воду грязнят. Нерести лища без воды. А тут ещё браконьеры – ни стыда, ни совести у них.

— А рыбу, спрашиваем, вашу можно кушать?

Василий Александрович будто наткнулся на что-то. Помял в раздумье широкие ладони.

— Грязноваты водоёмы, конечно…А так, кто её знает.

Интервью на том и закончилось. И эта служба не в курсе де ла. Получается какой-то экологический прокол или секрет.

…Дотекая до скрытой под гладью реки ямы, вода начинает кружить едва заметной воронкой, не отпуская попавшую в плен сдутую ветром в реку сухую травину. Раньше здесь брался сазан, бил воду крепким хвостом сом. И не думалось, что может возник нуть вопрос, который встревожил нас сегодня.

Травину кружит, кружатся вместе с ней и чёрные размером с монету пятна. Они приближаются к воронке и постепенно исче зают в пучине.

Что таишь в себе, омут, о чём молчишь?

И.Кравченко 8. Чрезвычайные экологические ситуации в Ростовской области В сентябре 1993 года была принята «Программа неотложных мер по оздоровлению окружающей среды Ростовской области».

Это была программа минимум необходимых мероприятий и инве стиций, направленных на сокращение темпов ухудшения состоя ния окружающей среды и улучшения экологической обстановки в крае. В действительности же её срок закончился в 1996 году, а за дачи не были выполнены, главным образом из-за ограниченности её финансирования. Всё это не могло не привести к печальным последствиям.

10 апреля 1996 года на магистральном нефтепроводе Лиси чанск — Тихорецк на 185-м километре (Родионово-Несветаевский район) произошёл разрыв трубы. В результате аварии нефть вы шла на поверхность, попала в реки Несветай, Тузлов и распро странилась по течению на расстояние 20 км. Хотя службой ГО и ЧС с поверхности воды было собрано около 700 тонн нефти, в ре зультате аварии в природную среду поступило 2000 тонн. Ущерб, нанесённый аварией составил 14 млрд. рублей.

На территории Ростовской области на протяжении 257 км проходит магистраль нефтепровода Самара – Тихорецк. 20 июня 1996 года при проведении ремонтных работ на участке нефтепро вода, проходящего по землям Дубовского района, произошло воз горание нефти. Масса сгоревшей нефти составила 208, 7 тонн.

Величина ущерба природной среде составила 62,9 млн. рублей.

Ноябрь 1996 года. На газопроводе Таганрог – Мариуполь на 33-м километре у села Лакедомоновка Неклиновского района произошла авария: вверх взлетела «заплата» размером 200 на мм.

Ещё ранее – в конце 1970-х годов – подобная авария про изошла на трассе газопровода Ставрополь – Москва в двух кило метрах от х. Октябрьский Аксайского района. Огромный столб ог ня полыхал несколько часов. Плавилась земля, на сотни метров выгорели посевы, трава. Посохли лесополосы.

-------------------- Государственный доклад «О состоянии окружающей природной среды ростовской области в 1996 году». Ростов-на- Дону. 1997, стр. 193, 195.

9. Всемирный экологический конгресс в Рио-де-Жанейро (1992 г.) « — Человечество уничтожило почти 500 млрд. тонн почвы, что соответствует пахотным землям Индии (заметим, для образо вания слоя почвы толщиной 1 см требуется 1000 лет).

— Возрастает дефицит чистой воды. Все крупнейшие реки России загрязнены ионами тяжёлых металлов, органическими веществами.

— К началу 21 века из-за утечки нефти при добыче, перевоз ке и авариях танкеров более 20% поверхности океанов покрылось нефтяной плёнкой. На морском дне затоплены ядерные реакторы, снаряды с ипритом и люизитом.

— Лес – важнейший участник и регулятор всех процессов в природе. Человек вырубил 50% всех лесов, которые служили ему с момента появления на свет.

— Одновременно идёт наступление пустынь. За три послед них десятилетия 20 века пустыни распространились на 120 млн.

гектаров, что превышает площадь обрабатываемых земель Китая.

Всё это очень тревожные факторы, которые могут повлечь за собой скоротечную гибель населения планеты. Глобальный эколо гический кризис имеет многочисленные последствия.

Всемирный экологический конгресс в Рио-де-Жанейро в году показал, что наше будущее, прежде всего, зависит от того. как будут согласованы «стратегия человека» и «стратегия природы».

Экологический императив ещё не сформулирован в такой убеди тельной форме, чтобы он стал руководством к действию политиков.

Ещё ранее международное сообщество организовало Комиссию ООН по окружающей среде и развитию. Комиссия подготовила доклад «Наше общее будущее», опирающийся на мнения тысяч экспертов, в которм выразила серьёзную озабоченность сложив шейся ситуацией: «За последнее столетие взаимоотношения между человеком и планетой, обеспечивающей его жизнедеятельность, в корне изменилась. И сегодня человечеству грозит гибель не в аб страктном отдалённом будущем, а уже в 21 веке.


Если в начале двадцатого столетия ни численность населе ния, ни технология не могли радикально изменить системы жиз необеспечения Земли, то к его концу и резко возросшая числен ность населения, и значительно расширившиеся масштабы дея тельности человека способны привести к таким изменениям. Бо лее того, мы уже являемся свидетелями реальных значительных изменений в атмосфере, почвенном покрове, воде, растительном и животном мире, а также во взаимосвязях между ними. Скорость этих изменений превосходит возможности современной науки в их осмыслении и не позволяет нам своевременно оценить и выне сти соответствующие рекомендации. Она сводит на нет усилия политических и экономических организаций, сформировавшихся в ином,, более обособленном мире, направленные на то, чтобы приспособиться к меняющимся условиям и быть на высоте стоя щих перед ними задач».* -------------------------- * В.И.Ефимов, В.М.Таланов. Общечеловеческие ценности : моногра фия. 2-е изд. испр. — Новочеркасск: ЮРГТУ(НПИ), 2011, с. 30, 31.

10. Извлечения из работы «Оставленные хутора»

писателя-очеркиста, лауреата Государственной премии за 1998 год Бориса Петровича Екимова Весной, словно перелетную птицу, тянет меня из городского жилья в родное гнездовье, на Дон. Прошлая зима кончилась ра но: в середине февраля сошел снег. Чего ждать, в календарь за глядывая: пора — не пора? “Не для меня придет весна, и Дон широко разольется...” — пусть по тюрьмам поют, а мы, слава богу, казаки вольные.

Поехали. Наскучав за зиму по земле и людям, ездил и ездил:

Ярки-Рубежные, Бузиновка и, конечно, к Виктору Ивановичу Штепо, в Береславку, близкие Ильевка да Мариновка, а потом — Задонье. Станица Пятиизбянская с просторной округой: хутора Светлый лог да Гремячий лог, Липов лог, Ложки, Кумовский, мо гучие, а местами глухие, Грушевая да Петипская балки. Станица Голубинская. Старинные казачьи Голубые городки с хуторами и вовсе — край немереный: Большая Голубая да Малая Голубая, Большой Набатов да Малый Набатов.

На исходе второй недели оказался я в Большом Набатове, до вольно далеко от районного центра, отрезанный от него бездо рожьем и распутицей.

Пора было прибиваться к дому. Но как выбраться? Моя мно гострадальная “Нива” сломалась неделю назад. Сюда я добрался попутно и нелегко. А вот выбраться... Земля обтаяла, раскисла, чуть не каждый день шел дождь. На хуторе 26 дворов, 3 “Нивы” и “УАЗ”. Но ехать сейчас на них — лишь машину губить. “Подожди, может, обвенется, день-другой...” Но этого “обвенется” можно дол го ждать.

Прошел день, другой, третий... На хуторе я все новости со брал. На речке Голубой порыбачил, окуней дергая возле Львови чевой горы да на Устье и в Затоне ловя красноперку с плотвой.

Дважды успел на непрочном льду провалиться и как следует на купаться. “Кулугуром стал, — смеялся мой хуторской приятель. — Мы ведь все староверы. В Голубой крещенные”. Сходил на остав ленные людьми хутора: Евлампиевский да Картули. Дон вскры вался, очищаясь без ледохода: ширились и сливались промоины, майны, закраины. Того и гляди, придет верховая полая вода. По ра было уходить. И я, оставив лишние вещи, ушел налегке, пеш ком.

День разгулялся солнечный, ветреный, хотя обещало радио ненастную погоду и дождь.

От хутора Большой Набатов, что прячется в укрыве холмов, от воды отступив, путь мой — берегом. Слева Дон плещет волною, шуршит сизыми льдинами, справа — высоченные кручи холмов.

Узкая полоса меловой гальки, белого обмытого плавника. Солнце, вода и ветер.

Когда по Дону “скачешь” на моторной лодке, “бежишь” на те плоходе, окрестные холмы, балки, берег луговой с густым зай мищным лесом медленно, но все же плывут и плывут мимо, быст ро уходя.

В походе пешем иное. Белая гора, балка Узкая, Красный створ, балка Трофеи, Желтый мыс... Глянешь — все будто неда леко. Но шаг за шагом идешь и идешь, а Белая гора, крутой об рыв ее, тянется и тянется.


Большая у нас земля, просторная.

Над Доном шел я до хутора Малоголубинского, после него в гору поднялся и там, спрямляя путь, пробирался к Городищу, к станице;

добрел туда уже в сумерках. На пути ни единой живой души не встретил.

Степь да степь. Давно не паханные поля. Балки, заросшие шиповником, тернами, бояркой. Ветер в сухих травах. Близкая река, дух ее. Высокое небо. Редкий коршун. Безлюдье на многие десятки верст.

В одиноком пути хорошо думается. Уехав из города, две неде ли провел я в дороге.

И теперь вспоминались дни прошедшие: дороги, хутора, люди.

Но порою словно обжигало глухое безлюдье. Над головой из редка хоть ворона хрипло, но каркнет, косо, под ветром, пробира ясь в холодном небе;

на воде — сизые льдины;

на земле — лишь ветер шарит в сухой траве. Шагаю час, и другой, и третий. Порою встану, гляжу. Но сколь ни озирай, от близкого придорожья до самого горизонта — степь да степь, холмы, падины, балки. И не мое безлюдье. Ни гурта скотины, ни овечьей отары, ни черных пашен, ни зеленых озимей. Нет даже следа людского, тележного, машинного ли. Лишь волчий, четкий, порою наискось пересечет дорогу. Им тоже несладко: ни падали, ни животины.

Да и кому тут ходить ли, ездить, скотину водить, землю па хать?..

Хутор Большой Набатов, от которого держу я путь, и ныне ле жит просторно. Еще в далекие годы протянулся и раскрылатился он от донского берега, от лесистого займища до заливного луга и Лысого бугра, таким и остался, в прежних размерах. Просторная долина справа и слева прикрыта от ветров Белой горой, Львовиче вой, Прощальным курганом, Маяком, Белобочкой. Место для жи лья укромное и приютное. Земли — много, рядом — вода и лес.

*** Другое будущее — чеченцы. Их три семьи. У каждой — гурт скота в полсотни голов и более, пуховые козы, обычно — под сот ню. Прежде, при колхозах, чеченцы своего сена не заготавливали, пользуясь колхозным. Теперь у каждой семьи — колесный трак тор. Они, как и прежде, стараются пасти скотину круглый год, добро что зимы у нас малоснежные. Но учены уже горьким опы том. В прошлом году у Алика, того, что живет за речкой, от бес кормицы, когда снег все завалил, погибло десятка два голов.

Нынче он сена поставил три скирда. Научились чеченцы доить коров, делать творог, сметану, масло, домашний сыр. Еще десять лет назад в Калаче на базаре, в молочном ряду, про чеченок и не слыхали. Теперь их — больше, чем русских. Жизнь научила.

Даже не три, а уже четыре чеченских семьи. Вспомнил, что нынешним летом Алик из Малого Набатова, за речкой, забрал у Сашки Марадоны дом и отделил женатого сына.

Так что хутор Большой Набатов становится аулом, а вся окру га уже — не Тихий Дон, а вольный Кавказ со своими обычаями и законами. Конечно же — РФ, но вряд ли Россия.

*** Федор Иванович Акимов, долгие годы проживший на хуторе Большая Голубая, говорил в те времена: “Мы в нашей глухомани помрем все — и никто не узнает”. Но тогда еще в силе был совхоз “Голубинский”, на хуторе были школа, медпункт, магазин, клуб и работа в поле, на фермах — не такая уж глухомань. А вот те перь...

*** Год 2002-й. Спускаюсь к приметному кладбищу. Ищу глазами людское жилье. Один домик, другой, третий... Кладбище большое, а хутора, считай, нет. Остановился у неказистого подворья: дом, скотий баз, две собаки лают.

*** Из века в век здесь жили люди. Одного из них в Калаче, на рыбалке, порой встречаю: зимой — на льду, летом — в затоне, с удочкой.

Александр Рубцов — мой ровесник, может, чуть посверстнбее, за шестьдесят, но крепок еще: телом плотен, кубоват, морщинист.

Он — коренной “голубской” (в отличие от “голубинских”, какие родом из Голубинской станицы);

тридцать семь лет прожил он в Большой Голубой и потому говорить о ней спокойно не может.

— Какой хуторина был — цены не установишь! — жить да жить... Охота какая. По пороше любил на зайца. Как пороша: иду, двух-трех обязательно. А речка... Какие там заводи... Какая ры ба... Язи, голавли, щуки. Зимой и летом ловил. А красноперка, серушка... Слаже ее нет. В русской печи запаришь... Господи... — вздыхает он и причмокивает, вспоминая далекое, с того края жизни. — К жинкиному деду на гости ездил, он — с верхов, с Подпешинского, тоже — рыбак, дал мне вентерь. Я его поставил, на другой день прихожу — и поднять не могу. Веришь, три линя по три килограмма с лишком — каждый. Я таких сроду не ви дал... А какие там попасы, какие травы! На Теплом, на Крутояр щине — там раньше не пахали. Там скотину водили, лошадей.

Круглый год паси. И мельницы там были. И все было. Для жиз ни, для работы. Да сплыло... Раз в год наезжаю, на Троицу, мо гилки проведываю. Лишь — покойнички, а живых — никого. По следний наш, голубской, Сметанкин Николай Пантелеевич к сы ну ушел в Малую Голубую доживать, но помер враз. От родной земли, как от титьки... Какой хуторина был...

*** И это ведь не тридцать седьмой год, не пятидесятый, это — рядом.

Юрий Васильевич Кравченко с Большого Набатова, нынче — житель районного центра:

— К нам как-то косвенно власти относились. Мы сколько раз просили: “Разрешите нам лошадку держать”. С лошадкой такая легость. С ней и огород вспашешь, и картошку под плужок — сподручно, чего привезть, отвезть по хозяйству, в станицу съез дить. Просили слезно: “Разрешите лошадку держать”. Ни в ка кую! Ответ один: “Лошади — только для кочевых народов. Вы — не кочевые”. А получилось — кочевые, — вздыхает Юрий Василь евич. — С хутора все откочевали.

Откочевали... Рубцовы, Акимовы, Сметанкины, Цыганковы...

В Калач, в Голубинскую, в Волгоград и далее.

*** — Про хлеб мы и не поминаем. Джуреки печем. Муки приве зем... Это уж сколько лет-годов. Волки нас одолели... Спасу от них нет. На той неделе прямо возле двора, еще светло было. Пришел, зарезал козу. Собаки лают, я шумлю, палкой на него: “Кыш-кыш”.

А он и не глядит... Пока не нажрался.

*** А еще — чеченцы. Хамзат Брачешвили уже лет двадцать жи вет здесь. Руслан Дадаев в этой округе родился, вырос. Он был последним управляющим от “Сельхозводстроя” на Большой Голу бой. Работал недолго, но когда все кончилось, то остатки немалого имущества — техника, помещения, скот — оказались в его лич ном владении. Видимо, выкупил. И сказал: “Здесь теперь все мое, даже любой ржавый гвоздь”.

*** Такая вот жизнь на хуторе, где еще недавно хлеб растили, пасли и стригли овец, доили коров. Разводили мясной скот, ло шадей. Работали, жили. Так было в XVII веке, в XVIII, в XIX и в XX.

*** Людская смерть приходит по-всякому: после долгой жизни или подкосит неизлечимая болезнь. Но можно и расстрелять или уморить голодом человека во цвете лет. Тоже — смерть. Ныне широко известно, что Россия потеряла в годы репрессий миллио ны человеческих жизней. Сколько хуторов и сел погублено без думно ли, злою силою уже в новейшие времена, не считал никто.

Людские селенья, полные сил и жизни, расстреливали в упор.

*** Вчера я глядел с кургана на просторную ложбину, в которой был хутор Тепленький, потом проезжал мимо останков Найденова хутора, теперь вот Евлампиевский да Сухая Голубая, а рядом и возле — Осинов лог, Картули, Лучка...

*** “Уходим. Бросаем за хутором хутор, оставляя на поруганье могилы отцов и дедов”.

Литературно-документальное издание Кравченко Владимир Калинченко Владимир ОТ МАНЫЧА ДО КАРТУЛЕЙ Донской край: путешествия, исторические этюды, природа и человек Издание осуществляется за счёт средств авторов и в авторской редакции Технический редактор Г.А. Еримеев Подписано в печать 01.09.2010.

Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная Печать цифровая. Печ.л. 12,5. Уч. - изд.л. 12,96.

Тираж 100. Заказ 28/ Издательство Наука Образование Культура 346430 Новочеркасск, ул. Дворцовая, Тел., факс (8635) 29-85-

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.