авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 22 |

«ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Пролетарии всех стран, соединяйтесь! ...»

-- [ Страница 12 ] --

И если капиталист, вино которого является продуктом 100 рабочих (пример Рамсея), про дает его так же дорого, как и другой капиталист, товар которого является продуктом 150 ра бочих, дабы «данное применение капитала было не менее прибыльно, чем другие его приме нения», то ясно, что содержащаяся в вине и в другом товаре прибавочная стоимость вследст вие этого не увеличивается, а только равномерно распределяется между различными груп пами капиталистов. [1091] [1089] Рамсей приводит снова также и рикардовские «исключения» [из определения стои мости рабочим временем]. Эти [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] «исключения» нам нужно будет рассмотреть в нашем тексте там, где мы будем говорить о превращении стоимости в цену производства [price of production]116, А именно, сказать об этом нужно будет, вкратце, следующее. Если предположить, что продолжительность рабоче го дня в различных отраслях производства (поскольку это не компенсируется интенсивно стью труда, неприятностью труда и т. д.) одинакова, или, точнее, если предположить, что одинаков прибавочный труд, одинакова норма эксплуатации, — то изменение нормы приба вочной стоимости может произойти лишь в том случае, если заработная плата повышается или падает. Такого рода изменение нормы прибавочной стоимости, соответствующее повы шению или падению заработной платы, различным образом влияло бы на цены производства [Produktionspreise] товаров в зависимости от органического строения капитала. Тот капитал, переменная составная часть которого велика по сравнению с постоянной частью, получал бы вследствие падения заработной платы большее количество прибавочного труда, а вследствие повышения заработной платы присваивал бы меньше прибавочного труда, чем те капиталы, у которых постоянная составная часть больше по сравнению с переменной частью. Таким образом, повышение или падение заработной платы воздействовало бы на норму прибыли в обеих отраслях в обратном направлении, т. е. вызывало бы противоположные отклонения от общей нормы прибыли. Поэтому, для того чтобы сохранялась общая норма прибыли, цена товаров первого рода при повышении заработной платы повысится, цена товаров второго рода понизится. (Каждый род капитала, конечно, лишь в той степени непосредственно затра гивается колебаниями заработной платы, в какой он применяет много или мало живого труда в сравнении с величиной всего затрачиваемого капитала.) Наоборот, когда заработная плата падает, цена товаров первого рода понизится, а цена товаров второго рода повысится.

Собственно говоря, все это едва ли относится к рассмотрению первоначального превра щения стоимостей в цены производства и первоначального установления общей нормы при были, так как это, скорее, вопрос о том, каким образом общее повышение или падение зара ботной платы повлияло бы на цены производства, регулируемые общей нормой прибыли.

Еще меньшее отношение имеет этот случай к различию между основным и оборотным капиталом. Банкир и купец применяют почти исключительно один только оборотный капи тал, по очень мало применяют переменного капитала, т. е. они затрачивают относительно мало капитала на живой труд. Владе РАМСЕЙ лец рудника, наоборот, применяет бесконечно больше основного капитала, чем капиталист портной. Но применяет ли он живой труд в такой же пропорции — это большой вопрос.

Только потому, что Рикардо выдвинул этот специальный, сравнительно незначительный случай в качестве единственного различия. между ценой производства и стоимостью (или, как он ошибочно говорит;

в качестве исключения из определения стоимости рабочим време нем) и представил его в форме различия между основным и оборотным капиталом, получи лось то, что эта ошибка перешла как важная догма — и притом в неправильной форме — во всю последующую политическую экономию. (Владельца рудника следует противопостав лять не портному, а банкиру и купцу.) [Рамсей говорит:] «Повышение заработной платы ограничено производительностью труда. Другими словами,.. рабочий нико гда не может получит:.. за труд одного дня или одного года больше того, что он, с помошью всех других источ ников богатства, может произвести в течение этого же времени... Его заработная плата необходимым образом должна быть меньше этого, так как часть валового продукта всегда идет на возмещение основного капитала»

(т. е., как это получается по Рамсею, постоянного капитала: сырья, машин и т. д.) «вместе с прибылью на не го» (стр. 119) У Рамсея здесь смешаны две различные вещи. Содержащееся в однодневном продукте ко личество «основного капитала» не есть продукт однодневного труда рабочего, т. е. эта часть стоимости продукта, представленная определенной частью продукта in natura*, не является продуктом однодневного труда. Прибыль же, действительно, представляет собой вычет из этого однодневного продукта рабочего или из стоимости этого однодневного продукта.

Если Рамсей не выработал себе ясного представления о природе прибавочной стоимости, если он, в частности, всецело остается в плену старой путаницы об отношении между стои мостью и ценой производства и о превращении прибавочной стоимости в среднюю прибыль, то, напротив, из своего понимания основного и оборотного капитала он сделал другой, пра вильный, [1090] вывод.

Предварительно приведем еще одно положение Рамсея о «стоимости»;

«Стоимость соответствует не только тому капиталу, который действительно был потреблен, но и тому ка питалу, который остается без изменения, т. е. она соответствует всему примененному капиталу» (стр. 74).

* — в натуре, в натуральной форме. Ред.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] В действительности это должно было бы означать следующее: прибыль, а потому и цена производства соответствуют всему примененному капиталу, тогда как стоимость явно не может менять свою величину в зависимости от той части капитала, которая в стоимость про дукта не входит.

[Из своего понимания основного и оборотного капитала Рамсей сделал следующий вы вод:] С прогрессом общества (т. е. капиталистического производства) основная часть капитала увеличивается за счет его оборотной части, т. е. за счет той части, которая затрачивается на труд. Поэтому спрос на труд по мере роста богатства, или по мере накопления капитала, от носительно уменьшается. В промышленности «бедствия», порождаемые для рабочих разви тием производительной силы, имеют временный характер, но они то и дело возобновляются.

В земледелии, в особенности при превращении пахотных земель в пастбища, эти бедствия имеют постоянный характер. Общий результат таков: с прогрессом общества, т. е. с развити ем капитала (стало быть, с развитием национального богатства), это развитие богатства ока зывает все меньшее и меньшее влияние на положение рабочего, alias* положение рабочего относительно ухудшается в той же пропорции, в какой возрастает общественное богатство, т. е. происходит накопление капитала, или, что то же самое, в той же пропорции, в какой увеличивается масштаб воспроизводства. Как мы видим, эти результаты весьма далеки от наивной концепции А. Смита или от апологетической концепции вульгарной политической экономии. У А. Смита накопление капитала тождественно возрастанию спроса на труд, не прерывному повышению заработной платы и потому — падению прибылей. В его время спрос на труд на самом деле возрастал по меньшей мере в такой же степени, в какой проис ходило накопление капитала, так как тогда еще господствовала мануфактура, а крупная про мышленность не вышла еще из пеленок.

[Рамсей говорит:] «Спрос на труд зависит (прямо, непосредственно) только от величины оборотного капитала» (стр. 87). (Это у Рамсея тавтология, так как оборотный капитал у него равняется капиталу, затрачиваемому на заработную плату.) «С прогрессом цивилизации основной капитал страны возрастает за счет оборотного капитала» (стр.

89). «Спрос на труд поэтому не всегда возрастает с увеличением капитала, по крайней мере он возрастает не в такой же степени» (стр. 88). «Только в том случае, когда вследствие новых изобретений оборотный капитал увеличивается по сравнению со своими прежними размерами»

* — иначе говоря. Ред.

РАМСЕЙ {здесь опять проскальзывает ошибочное воззрение, будто увеличение общего количества жизненных средств тождественно увеличению той части жизненных средств, которая пред назначена для рабочих}, «возникает больший спрос на труд. Этот спрос будет тогда расти, но не пропорционально накоплению всего капитала в целом. В тех странах, где промышленность достигла значительного развития, отношение основного капитала к оборотному постепенно становится все большим и большим. Поэтому всякое увеличение нацио нального фонда, предназначенного для воспроизводства, оказывает с прогрессом общества все меньшее и меньшее влияние на положение рабочего» (стр. 90—91). «Всякое увеличение основного капитала происходит за счет оборотного капитала, т. е. за счет спроса на труд» (стр. 91).

«Бедствия, которые изобретение машин приносит рабочему населению, занятому в промышленности, име ют, вероятно, лишь временный характер, однако они могут постоянно возобновляться, так как новые усовер шенствования постоянно содействуют сбережению труда» [стр. 91].

В промышленности эти бедствия имеют, согласно Рамсею (стр. 91—92), временный ха рактер в силу следующих причин. [Во-первых:] капиталисты, применяющие новые машины, получают добавочные прибыли;

следовательно, растет их способность делать сбережения и увеличивать свой капитал. Часть этих сбережений применяется также и в качестве оборотно го капитала. Во-вторых: цена промышленного товара падает соответственно уменьшению издержек производства;

следовательно, потребители делают сбережения, в результате чего увеличивается легкость накопления капитала, часть которого может попасть в ту отрасль промышленности, где произошло уменьшение издержек производства товара. В-третьих: па дение цен этих продуктов увеличивает спрос на них.

«Таким образом, хотя введение машин может лишить работы значительное количество людей, тем не менее, вероятно, все они или даже еще большее число рабочих по прошествии большего или меньшего промежутка времени снова получат работу» (стр. 92—93).

«В земледелии дело обстоит совершенно иначе. Спрос на сырье возрастает не так быстро, как спрос на про мышленные товары... Самым губительным для сельского населения является превращение пахотной земли в пастбище... Почти все те фонды, на которые раньше содержались рабочие, теперь затрачиваются на крупный рогатый скот, на овец и на другие элементы основного капитала» (стр. 93). [1090] [1091] Рамсей правильно замечает:

«Заработную плату, точно так же как и прибыль, следует рассматривать как действительную часть готово го продукта, совершенно отличную, с точки зрения нации, от издержек его производства» (стр. 142).

«Основной капитал,.. если его брать независимо от результатов его применения,.. представляет собой чис тую потерю... Только труд, отвлекаясь от заработной платы, от того, что уплачено за него, является, наряду [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] с потребленным основным капиталом, элементом издержек производства. Труд есть жертва. Чем-больше затра чивается его вводной отрасли хозяйства, тем меньше остается для другой. Поэтому, если труд применяется в невыгодных предприятиях, нация страдает от растраты главного источника богатства... Оплата труда не обра зует элемента издержек» (стр. 142—143).

(Это очень правильно, что у Рамсея труд, а не оплаченный труд, не заработная плата, вы ступает как элемент стоимости.) Рамсей правильно описывает реальный процесс воспроизводства:

«Каким образом возможно сравнение продукта с затраченным на него капиталом?.. Если иметь в виду на цию в целом,.. то совершенно ясно, что все различные элементы затраченного капитала должны быть воспро изведены в той или другой отрасли хозяйства, так как в противном случае производство страны не могло бы дальше вестись в прежних размерах. Сырой материал промышленности, орудия, употребляемые в ней, а также и в сельском хозяйстве, многочисленные и сложные машины в промышленности, постройки, необходимые для производства или хранения продуктов, — все это, в качестве составных частей, должно входить как в совокуп ный продукт страны, так и во все авансы ее капиталистических предпринимателей. Количество совокупного продукта может быть поэтому сравнено с количеством авансов — благодаря тому, что каждый предмет можно себе представить стоящим как бы рядом с другим предметом того же рода» (стр. 137—139). «Что же касается каждого капиталиста в отдельности»

{это — неправильная абстракция. Нация только и существует как класс капиталистов, и весь этот класс в целом действует совершенно так же, как каждый капиталист в отдельности.

Оба способа рассмотрения различаются лишь тем, что один фиксирует и изолирует потреби тельную стоимость, а другой — меновую стоимость}, «то — в силу того обстоятельства, что он не возмещает свои затраты в натуре, а большую часть их должен получить посредством обмена, для него необходима определенная доля продукта, — в силу этого каждый от дельный капиталистический предприниматель вынужден обращать гораздо больше внимания на меновую стоимость своего продукта, чем на его количество» (стр. 145—146).

[1092] «Чем больше стоимость его продукта превышает стоимость авансированного капитала, тем большей будет его прибыль. Таким образом, капиталист будет исчислять прибыль, сравнивая стоимость со стоимостью, а не количество с количеством. Это — первое различие, которое следует отметить в способе ис числения прибыли у наций и у отдельных капиталистов».

{Также и нация в целом, при предположении, что она есть что-то иное, нежели совокуп ность капиталистов, может в известном смысле сравнивать стоимость со стоимостью сле дующим образом: она может исчислять совокупное рабочее время, в какое ей обходится возмещение потребленной части ее постоянного капитала и той части продукта, которая во шла РАМСЕЙ в индивидуальное потребление, — и то рабочее время, которое затрачено на создание избыт ка, предназначенного для расширения масштаба воспроизводства.} «Второе различие состоит в том, что так как капиталистический предприниматель всегда авансирует рабо чему заработную плату вместо того, чтобы выплачивать ее из готового товара, то он считает этот аванс так же, как и потреблённый основной капитал, частью своих расходов, хотя заработная плата, с точки зрения на ции, не является элементом издержек».

{Для совокупного процесса воспроизводства фактически отпадает и это различие. Капи талист всегда выплачивает заработную плату из готового товара;

т. е. из товара, произве денного рабочим вчера, он выплачивает ему назавтра его заработную плату;

иными словами, в форме заработной платы он фактически дает рабочему лишь чек на получение продукта, подлежащего изготовлению в будущем, или почти готового продукта, производство которо го завершается к тому моменту, когда он покупается. Авансирование исчезает как всего лишь видимость, коль скоро мы рассматриваем воспроизводство, т. е. процесс производства в его непрерывности.} «Норма прибыли капиталистического предпринимателя будет, следовательно, зависеть от избытка стоимо сти его продукта над стоимостью авансированного капитала, как основного, так и оборотного» (стр. 146).

{То же самое имеет место и с «точки зрения нации». Прибыль капиталистического пред принимателя всегда зависит от того, во что ему самому обходится производство продукта, все равно, готов ли этот продукт или нет к тому времени, когда он выплачивает. заработную плату.} Заслуга Рамсея состоит, во-первых, в том, что он опровергает общераспространенный со времени А. Смита ошибочный взгляд, будто стоимость совокупного продукта распадается на доходы с различными наименованиями;

во-вторых, в том, что он определяет норму прибыли двояким образом: нормой заработной платы, т. е. нормой прибавочной стоимости, и стоимо стью постоянного капитала. Но он совершает противоположный грех по сравнению с Рикар до. Рикардо хочет насильственно уравнять норму прибавочной стоимости с нормой прибы ли. Рамсей, наоборот, выдвигает двоякое определение нормы прибыли: 1) определение ее нормой прибавочной стоимости (стало быть, нормой заработной платы) и 2) определение ее отношением этой прибавочной стоимости ко всему авансированному капиталу (здесь, стало быть, Рамсей фактически определяет норму прибыли той долей, какую постоянный капитал составляет во всем капитале), — и это двоякое определение он, не уяснив [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] себе сути дела, выставляет как два параллельные обстоятельства, определяющие норму при были. Рамсей не видит того превращения, которое происходит с прибавочной стоимостью, прежде чем она становится прибылью. Поэтому, если Рикардо, для того чтобы провести тео рию стоимости, пытается насильственно свести норму прибыли к норме прибавочной стои мости, то Рамсей пытается свести прибавочную стоимость к прибыли. В дальнейшем мы увидим, что тот способ, каким он изображает влияние стоимости постоянного капитала на норму прибыли, является или весьма недостаточным, или прямо ошибочным.

[Рамсей говорит:] «Прибыль должна повышаться или понижаться в такой же точно степени, в какой понижается или повыша ется та доля валового продукта или его стоимости, которая требуется для возмещения необходимых авансов...

Поэтому норма прибыли зависит от двух обстоятельств: во-первых, от той доли всего продукта, которая доста ется рабочим;

во-вторых, от той доли, которая должна быть отложена для возмещения основного капитала в натуре или путем обмена» (стр. 147—148).

Стало быть, другими словами, норма прибыли зависит от избытка стоимости продукта над суммой оборотного и основного капитала;

следовательно, она зависит от той доли, кото рую, во-первых, оборотный капитал и, во-вторых, основной капитал составляют в стоимости всего продукта. Если мы знаем, откуда получается этот избыток, то дело обстоит просто. Но если мы знаем только то, что прибыль зависит от отношения избытка к этим затратам, то мы можем иметь самое ошибочное представление о происхождении этого избытка, можем, на пример, подобно Рамсею, воображать, будто он отчасти проистекает из основного (постоян ного) капитала:

[1093] «Несомненно, что увеличившаяся легкость производства различных вещей, входящих в состав ос новного капитала, способствует, посредством уменьшения этой доли*, повышению нормы прибыли, подобно тому как в предыдущем случае это было вызвано удешевлением воспроизводства элементов оборотного капи тала, который служит для содержания труда» (стр. 164).

Например, у фермера:

«Как бы ни изменялась величина валового продукта, то количество его, которое требуется для возмещения всего того, что в различных формах было потреблено в процессе производства, не подлежит никакому измене нию. Это количество должно рассматриваться как постоянное, пока производство ведется в прежних разме рах. Следовательно, чем больше валовой продукт, тем меньше должна быть та доля его, которую фермер дол жен откладывать для упомянутых целей» (стр. 166).

«Чем легче фермер, производящий предметы питания и такое сырье, как лен, конопля, лес и т. д., может их воспроизводить, тем больше будет * — т. е. доли валового продукта, требующейся для возмещения «основного капитала». Ред.

РАМСЕЙ повышаться прибыль. Прибыль фермера повышается благодаря возрастанию количества его продукта;

сово купная стоимость продукта остается неизменной, но фермеру для возмещения различных элементов основ ного капитала, которыми он может снабдить себя сам, требуется теперь меньшая, чем прежде, доля всего продукта, а стало быть, и меньшая доля его стоимости. Что же касается промышленного капиталиста, то он выигрывает благодаря увеличившейся покупательной способности своего продукта» (стр. 166—167).

Предположим, что урожай равен 100 квартерам, а на семена требуется 20 квартеров, т. е.

/5 урожая. Предположим далее, что в следующем году урожай удваивается (при той же са мой затрате труда);

он равен теперь 200 квартерам. Если масштаб производства остается прежним, то на семена требуется, как и раньше, 20 квартеров, но это теперь составляет лишь /10 урожая. Однако надо иметь в виду, что стоимость прежних 100 квартеров равна стоимо сти теперешних 200 квартеров;

следовательно, один квартер первого урожая равен [по стои мости] двум квартерам второго. В первом случае оставалось 80 квартеров, во втором случае остается 180 квартеров. Так как величина заработной платы не имеет отношения к рассмат риваемому здесь вопросу о влиянии изменения стоимости постоянного капитала на норму прибыли, то допустим, что заработная плата по стоимости остается неизменной. Стало быть, если в первом случае она составляет 20 квартеров, то во втором случае она равна 40 кварте рам. Допустим, наконец, что другие составные части постоянного капитала, которые фермер не воспроизводит in natura, равняются стоимости 20 квартеров в первом случае и, стало быть, стоимости 40 квартеров во втором случае.

Таким образом, мы имеем следующий расчет:

1) Продукт равен 100 квартерам. Семена равны 20 квартерам. Остальной постоянный ка питал равен 20 квартерам. Заработная плата равна 20 квартерам. Прибыль равна 40 кварте рам.

2) Продукт равен 200 квартерам. Семена равны 20 квартерам. Остальной постоянный ка питал равен 40 квартерам. Заработная плата равна 40 квартерам. Прибыль равна 100 квар терам, которые по стоимости равны 50 квартерам продукта № 1. Следовательно, во втором случае получалось бы 10 квартеров сверхприбыли.

Таким образом, здесь вследствие изменения стоимости постоянного капитала увеличилась бы не [только] норма прибыли, но и сама прибыль. Хотя заработная плата осталась в первом и во втором случае одной и той же, возросло бы отношение прибыли к заработной плате, т. е.

увеличилась бы норма прибавочной стоимости. Это, однако, только видимость. Прибыль [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] во втором случае состояла бы, во-первых, из 80 квартеров, равных [по стоимости] 40 кварте рам продукта № 1 и образующих такое же отношение к заработной плате, как и в первом случае;

во-вторых, прибыль состояла бы из 20 квартеров, равных только 10 квартерам про дукта № 1, которые превратились бы из постоянного капитала в доход.

Но правилен ли этот расчет? Мы должны предположить, что во втором случае результат [удвоение урожая] достигается осенью следующего года несмотря на то, что работа велась при прежних условиях. Для большей ясности предположим, что квартер в первом случае стоит 2 ф. ст. Тогда во втором случае фермер на выращивание урожая, который дал ему осе нью 200 квартеров, затратил 20 квартеров семян-(40 ф. ст.), 20 квартеров на остальной по стоянный капитал (40 ф. ст.), 20 квартеров на заработную плату (40 ф. ст.). Всего 120 ф. ст., а продукт равен 200 квартерам. В первом случае он тоже затратил только 120 ф. ст. (60 кварте ров), а продукт равнялся 100 квартерам (200 ф. ст.). Для прибыли оставалось 80 ф. ст., или квартеров. Так как 200 квартеров во втором случае являются продуктом такого же количест ва труда [как и 100 квартеров в первом случае], то они тоже стоят лишь 200 ф. ст. Следова тельно, во втором случае для прибыли остается тоже лишь 80 ф. ст., которые теперь, однако, равняются 140 квартерам117. Таким образом, квартер стоит [фермеру] лишь 4/7 ф. ст., а не 1 ф.

ст. Другими словами, стоимость квартера понизилась бы с 2 до 4/7 ф. ст., т. е. на 13/7 ф. ст., а не с 2 до 1 ф. ст., или лишь наполовину, как было предположено выше для второго случая в противоположность первому.

Весь продукт фермера во втором случае равен 200 квартерам стоимостью в 200 ф. ст. Но из них 120 ф. ст. возмещают те 60 квартеров, которые фермер затратил на производство и из которых каждый стоил ему 2 ф. ст. Следовательно, остаются 80 ф. ст. прибыли, соответст вующие 140 остающимся квартерам. Как это получается? Квартер во втором случае стоит ф. ст., но затраченные на производство 60 квартеров стоили по 2 ф. ст. Они стоили фермеру столько, как если бы он затратил 120 квартеров из нового урожая. Таким образом, остаю щиеся 140 квартеров стоят 80 ф. ст., или имеют не большую стоимость, чем имели оставав шиеся в первом случае 40 квартеров. Правда, фермер продает каждый из 200 квартеров по ф. ст. (если он продает весь свой продукт) и выручает таким образом 200 ф. ст. Но из квартеров 60 стоили ему по 2 ф. ст. каждый;

остающиеся квартеры доставляют ему поэтому лишь по 4/7 ф. ст. [или приблизительно по 1/2 ф. ст.].

РАМСЕЙ Если теперь фермер снова затрачивает 20 квартеров [на семена] (10 ф. ст. [считая по 1/2 ф.

ст. за квартер]), 40 квартеров на заработную плату (20 ф. ст.) и 40 квартеров на остальной по стоянный капитал (20 ф. ст.), если он, следовательно, затрачивает всего 100 квартеров вместо прежних 60 и получает урожай в 180 квартеров, то эти 180 квартеров не имеют той стоимо сти, какую раньше имели 100 квартеров [считая по 1 ф. ст. за квартер]. Правда, фермер при менил столько же живого труда, как и раньше, и поэтому [1094] стоимость переменного ка питала, так же как и стоимость прибавочного продукта, осталась той же, что и раньше. Но он затратил меньше овеществленного труда, так как то же самое количество семян — 20 квар теров, — которое раньше стоило 20 ф. ст., теперь стоит всего лишь 10 ф. ст.

Расчет, стало быть, получается такой:

Прибавочная Постоянный капитал Переменный капитал стоимость 1) 20 кв. (20 ф. ст.) семена 20 кв. (20 ф. ст.) 40 кв. (40 ф. ст.) 20 кв. (20 ф. ст.) орудия труда и т. д.

2) 20 кв. (10 ф. ст.) семена 40 кв. (20 ф. ст.) 80 кв. (40 ф. ст.) 40 кв. (20 ф. ст.) орудия труда и т. д.

Продукт в первом случае равен 100 квартерам (100 ф. ст.).

Продукт во втором случае равен 180 квартерам (90 ф. ст.). Тем не менее [несмотря на по нижение стоимости продукта] норма прибыли во втором случае повысилась бы;

ибо раньше прибыль в 40 ф. ст. получалась на затрату в 60 ф. ст., тогда как теперь прибыль в 40 ф. ст.

получается на затрату в 50 ф. ст. Первое отношение составляет 662/3%, второе — 80%.

Во всяком случае, повышение нормы прибыли получается не оттого, что стоимость оста ется неизменной, как предполагает Рамсей. Так как уменьшилась часть труда, затраченного на производство продукта, а именно, та часть его, которая содержится в постоянном капита ле (в данном случае — в семенах), то стоимость продукта падает, если производство про должается в прежнем масштабе, подобно тому как падает стоимость 100 фунтов пряжи, ко гда дешевеет содержащийся в них хлопок. Но отношение переменного капитала к постоян ному повышается (хотя стоимость переменного капитала при этом и не повышается). Ины ми словами, уменьшается отношение совокупной суммы затраченного капитала к прибавоч ной стоимости. Отсюда — повышение нормы прибыли.

Если бы то, что говорит Рамсей, было правильно, т. е. если бы стоимость осталась неиз менной, то возросла бы прибыль, [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] сумма прибыли и — как следствие этого — норма прибыли. Об одном лишь повышении нормы не могло бы быть и речи.

Однако вопрос [о влиянии изменения стоимости постоянного капитала на норму прибы ли] для специального случая [когда часть постоянного капитала возмещается в натуральной форме] еще не исчерпан. В земледелии этот специальный случай получает следующее выра жение:

Определенное количество семян фигурирует в урожае по прежней цене продукта, и эта часть вошла в урожай in natura. Остальные затраты были покрыты продажей хлеба по его прежней цене. При этих прежних затратах количество продукта удваивается. Так, например, в вышеприведенном случае при затрате 20 квартеров на семена (40 ф. ст.) и при прочих за тратах, равных 40 квартерам (80 ф. ст.), урожай, вместо прежних 100 квартеров (200 ф. ст.), из которых 40 квартеров (80 ф. ст.) прибыли приходились на 60 квартеров (120 ф. ст.) сово купных затрат, составляет теперь 200 квартеров. Затраты при этом урожае по абсолютной величине те же, что и раньше: они составляют 60 квартеров, стоимость которых была равна 120 ф. ст., но вместо избытка в 40 квартеров теперь имеется избыток в 140 квартеров. Избы ток in natura теперь значительно увеличился. Но так как затраченный труд в обоих случаях один и тот же, то 200 квартеров имеют теперь не большую стоимость, чем прежде имели квартеров. Следовательно, они стоят 200 ф. ст., т. е. стоимость одного квартера упала с 2 ф.

ст. до 1 ф. ст. Но так как избыток равен 140 квартерам, то, казалось бы, он должен стоить ф. ст., ибо каждый из квартеров стоит ровно столько, сколько другой.

Дело предстанет перед нами в наиболее простом виде, если мы сперва рассмотрим его не зависимо от процесса воспроизводства и предположим, что фермер ликвидирует свое хозяй ство и продает весь свой продукт. Тогда, чтобы покрыть свои затраты (возместить свои рас ходы) в 120 ф. ст., он фактически должен продать 120 квартеров. Этим покрывается аванси рованный капитал. Следовательно, остается избыток в 80 квартерон, а не в 140, и так как эти 80 квартеров равны 80 ф. ст., то они стоят абсолютно столько же, сколько стоил избыток в первом случае.

Процесс воспроизводства, однако, несколько видоизменяет дело. А именно, фермер воз мещает из своего собственного продукта 20 квартеров семян in natura. [По стоимости] они возмещаются ему в продукте 40 квартерами. Но в процессе воспроизводства он по-прежнему должен оплачивать их лишь 20 квартерами in natura. Его остальные затраты [выраженные РАМСЕЙ в квартерах] возрастают соответственно уменьшению стоимости квартера (если заработная плата при этом не понижается). Для возмещения остальной части постоянного капитала ему теперь требуется 40 квартеров вместо прежних 20 квартеров, а для возмещения заработной платы — также 40 квартеров вместо 20. Всего фермер должен затратить 100 квартеров там, где раньше он затрачивал 60 квартеров;

но он не должен затрачивать 120 квартеров, как это го требовало бы удешевление хлеба, так как те 20 квартеров [на семена], которые прежде стоили 40 ф. ст., он теперь возмещает 20 квартерами стоимостью в 20 ф. ст. (ибо здесь имеет значение лишь потребительная стоимость этих 20 квартеров). Таким образом, фермер, оче видно, выгадал [1095] эти 20 квартеров, которые теперь стоят 20 ф. ст. И его избыток равен теперь не 80 ф. ст., а 100 ф. ст., не 80 квартерам, а 100. (Если выразить этот избыток в квар терах по их прежней стоимости, то он равен теперь не 40 квартерам, а 50.) Это — несомнен ный факт, и если рыночная цена хлеба вследствие его изобилия не понизится, то фермер мо жет продать по новой стоимости на 20 квартеров больше, чем прежде, и выгадать 20 ф. ст.

В связи с воспроизводством фермер получил эти 20 ф. ст. избытка на ту же затрату пото му, что труд стал более производительным, хотя норма прибавочной стоимости здесь не по высилась, т. е. рабочий не дал большего, чем прежде, количества прибавочного труда, или не получил меньшей, чем прежде, доли из воспроизведенной части продукта (представляющей живой труд). Напротив, предполагается, что при воспроизводстве рабочий получает 40 квар теров, тогда как раньше он получал только 20 квартеров. Таким образом, перед нами своеоб разное явление. Оно не имеет места без воспроизводства, но происходит в связи с ним и происходит потому, что фермер часть своих затрат возмещает in natura. В этом случае воз росла бы не только норма прибыли, но и прибыль. (Что касается самого процесса воспроиз водства, то фермер или может продолжать его теперь в прежнем масштабе, и тогда, если урожай снова столь же благоприятен, продукт понижается в цене, — так как часть постоян ного капитала стоила меньше, — но норма прибыли повышается;

или же фермер может уве личить масштаб своего производства, может больше засеять при тех же затратах, и тогда по вышаются и прибыль, и норма прибыли.) Возьмем теперь фабриканта. Предположим, что он затратил 100 ф. ст. на производство хлопчатобумажной пряжи и что прибыль составляет 20 ф. ст. Продукт, следовательно, равен 120 ф. ст. Пусть из 100 ф. ст. затрата на хлопок составила 80 ф. ст. Если теперь стоимость хлопка падает наполовину, [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] то фабриканту надо будет затратить на хлопок только 40 ф. ст. и 20 ф. ст. — на все осталь ное, стало быть, всего надо будет затратить 60 ф. ст. вместо 100 ф, ст. Прибыльно-прежнему равна 20 ф. ст. Совокупный продукт равняется теперь 80 ф. ст, (если фабрикант не расширя ет масщтаб своего производства). Итак, 40 ф. ст. остаются у фабриканта в кармане, он может израсходовать их на себя или вложить в дело в качестве добавочного капитала. Тогда в соот ветствии с новым масштабом производства фабрикант [дополнительно] затратил бы 262/3 ф.

ст. на хлопок и 131/3 ф. ст. на труди т. д. Прибыль [на дополнительную затрату в 40 ф. ст.] равнялась бы 131/3 ф. ст. Совокупный продукт составил бы теперь 60 + 40 + 331/3 = 1331/3 ф.

ст.

Суть дела заключается здесь, стало быть, не в том, что фермер возмещает свои семена in natura, ибо фабрикант покупает свой хлопок, а не возмещает его из своего собственного про дукта. Рассматриваемое нами явление сводится, стало быть, к следующему: здесь имеет ме сто высвобождение некоторой части из той части капитала, которая раньше была связана в виде постоянного капитала, или превращение части капитала в доход. Если при этом в про цессе воспроизводства затрачивается ровно столько же капитала, что и раньше, то получает ся тот же самый результат, как если бы на прежней ступени производства был применен до бавочный капитал. Следовательно, это есть своего рода накопление, проистекающее из воз росшей производительности тех отраслей производства, которые доставляют подлежащие производительному потреблению составные части капитала. Однако такое падение стоимо сти сырья, если оно вызвано благоприятным урожаем, сводится на нет плохими урожаями, в результате которых происходит вздорожание сырья. Капитал, высвобождающийся указан ным образом при одном или нескольких хороших урожаях, является поэтому в известной мере резервным капиталом на случай плохих урожаев. Например, фабрикант, у которого пе риод оборота [основного капитала] составляет 12 лет, должен так вести свое дело, чтобы он мог в течение этих 12 лет продолжать производство по меньшей мере в том же самом мас штабе. Поэтому приходится учитывать, что те цены, по которым возмещается [сырье], ко леблются и что выравнивание этих цен происходит в течение более или менее длинного ряда лет.

Противоположное действие, по сравнению с удешевлением составных частей капитала, оказывает повышение их цен (переменный капитал мы оставляем здесь в стороне, хотя когда заработная плата падает, то приходится затрачивать меньший, по стоимости, переменный капитал;

когда заработная плата РАМСЕЙ повышается, то приходится затрачивать больший переменный капитал). Для того чтобы про изводство продолжалось в прежнем масштабе, теперь необходима большая затрата капитала.

Следовательно, не говоря уже о падении нормы прибыли, здесь должен быть применен ре зервный капитал, или часть дохода должна быть превращена в капитал, хотя она и не дейст вует при этом как добавочный капитал.

В одном случае [при понижении цен] происходит накопление, хотя стоимость авансиро ванного капитала осталась той же самой (но его вещественные составные части увеличи лись). Норма увеличения стоимости капитала и абсолютная величина прибыли возрастают, так как мы имеем здесь то же самое, как если бы на прежней ступени производства был вло жен добавочный капитал. В другом случае [при повышении цен] накопление имеет место в том смысле, что возросла стоимость авансированного капитала, возросла та часть стоимости совокупного продукта, которая функционирует в качестве капитала. Но вещественные со ставные части капитала не увеличились. Норма прибыли падает. (Масса прибыли уменьша ется лишь в том случае, если теперь занято не такое же количество рабочих, как раньше, или если заработная плата рабочих тоже повысилась.) Упомянутое явление превращения капитала в доход заслуживает быть отмеченным пото му, что оно создает видимость не зависящего от массы прибавочной стоимости увеличения (или же, в противоположном случае, уменьшения) массы прибыли. Мы видели*, как при [1096] известных условиях этим явлением объясняется часть ренты.

В рассмотренном выше случае (если 20 избыточных квартеров, равных 20 ф. ст., тотчас же снова не употребляются на расширение масштаба производства, т. е. если они не исполь зуются для накопления) высвобождается денежный капитал в 20 ф. ст. И здесь мы имеем пример того, как из воспроизводства может осаждаться избыточный денежный капитал не смотря на то, что сумма товарной стоимости осталась той же самой. Это происходит путем превращения части капитала, существовавшего раньше в форме основного (постоянного) ка питала, в денежный капитал.

Как мало указанное выше явление [превращения части капитала в доход] относится к [рамсеевскому]. определению нормы прибыли, становится ясным, если представить себе фермера (или фабриканта), начинающего свое дело при новых условиях * См. настоящий том, часть II, стр. 504—509. Ред.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] производства. Раньше, для того чтобы начать дело, требовался капитал в 120 ф. ст.: 40 ф. ст.

— на покупку 20 квартеров семян, 40 ф. ст. — на приобретение прочих элементов постоян ного капитала и 40 ф. ст. — на выплату заработной платы. А прибыль такого фермера соста вила бы 80 ф. ст., 80 ф. ст. на 120 ф. ст. затрат, или 2 на 3, т. е. 662/3%.

Теперь фермер должен авансировать 20 ф. ст. на покупку 20 квартеров семян, 40 ф. ст., как и раньше, — на остальной постоянный капитал, 40 ф. ст. — на заработную плату, так что затрачиваемый им капитал равен 100 ф. ст. А прибыль в 80 ф. ст. на 100 ф. ст. затрат соста вит 80%. Масса прибыли осталась той же самой, но ее норма возросла на 20%. Мы видим, следовательно, что падение стоимости семян (или падение цены, по которой возмещаются семена) само по себе не имеет никакого отношения к увеличению прибыли, а заключает в себе только увеличение нормы прибыли.

К тому же и сам фермер (или, в другом случае, фабрикант) тоже рассматривает это дело не как увеличение своей прибыли, а как высвобождение части своего капитала, раньше свя занного в производстве. И притом он так рассматривает дело в силу следующего простого расчета. Раньше авансированный в производстве капитал равнялся 120 ф. ст., теперь он ра вен 100 ф. ст., тогда как 20 ф. ст. находятся в кармане фермера в качестве свободного капи тала, в качестве денег, которые могут быть применены любым образом. Но в обоих случаях весь его капитал в целом равен только 120 ф. ст., т. е. величина его капитала не возросла.

Правда, высвобождение 1/6 части капитала из той его формы, которая прикована к процессу воспроизводства, оказывает такое же действие, как и добавочный капитал.

Рамсей не добрался до сути этого вопроса потому, что он вообще не выяснил отношения между стоимостью, прибавочной стоимостью и прибылью.

*** Рамсей правильно разъясняет, в какой мере машины и т. д. — поскольку они влияют на переменный капитал — оказывают действие на прибыль и норму прибыли. А именно, они оказывают это действие путем удешевления рабочей силы, путем увеличения относительно го прибавочного труда, или, если рассматривать совокупный процесс воспроизводства, пу тем уменьшения той доли валового продукта, которая идет на возмещение заработной платы:

«Увеличение или уменьшение производительности труда, применяемого в производстве товаров, не входя щих в состав основного капитала, РАМСЕЙ не может иметь никакого влияния на норму прибыли, за исключением того случая, когда оно изменяет ту долю валового продукта, которая идет на содержание труда» (цит. соч., стр. 168).

«Когда фабрикант благодаря введению усовершенствованных машин удваивает количество производимых им продуктов, то стоимость его товаров должна в конце концов уменьшиться пропорционально увеличению их количества».

{Здесь предполагается, что на самом деле, учитывая, кроме всего прочего, также и износ машин, удвоившееся количество продукта стоит не больше, чем стоило раньше вдвое мень шее количество. Если оно стоит больше этого, то стоимость единицы продукта падает, но не пропорционально увеличению количества продукта. Последнее может удвоиться, между тем как стоимость единицы товара (в том случае, если стоимость совокупного продукта возрос ла) может уменьшиться не с 2 до 1, а лишь с 2 до 11/4 и т. д.} «... Фабрикант выигрывает лишь постольку, поскольку он получает возможность дешевле одеть рабочего, в результате чего на заработную плату идет меньшая, чем раньше, доля совокупного продукта... Фермер выигры вает» {вследствие увеличения производительности труда у фабриканта} «тоже лишь постольку, поскольку часть его затрат состоит в одежде для рабочих и он, точно так же как и фабрикант, может теперь оплачивать ее дешевле» (стр. 168—169).

Понижение [или повышение] стоимости составных частей постоянного капитала потому оказывает влияние на норму прибыли, что оно воздействует на отношение прибавочной стоимости ко всей сумме затраченного капитала. Что же касается понижения (или, наобо рот, повышения) заработной платы, то оно потому влияет на норму прибыли, что непосред ственно воздействует на норму прибавочной стоимости.

Предположим, например, что в вышеприведенном случае (допустим, что фермер является льноводом) цена семян, равная 40 ф. ст. (20 квартеров), осталась прежней, что те же 40 ф. ст.

(20 квартеров) расходуются на остальной постоянный капитал, но что заработная плата — т. е. заработная плата для того же самого числа рабочих — понизилась с 40 до 20 ф. ст. (с 20 до 10 квартеров). В этом случае сумма [вновь созданной] стоимости, равной заработной плате плюс прибавочная стоимость, остается прежней. Так как число рабочих остается тем же самым, то их труд по-прежнему воплощается в стоимости, равной 40 ф. ст. + 80 ф. ст. = 120 ф. ст. Но из этих 120 ф. ст. на рабочих теперь приходится 20 ф. ст., а 100 ф. ст. — на прибавочную стоимость. {Иными словами, здесь предполагается, что не произошло никаких усовершенствований, которые повлияли бы на число рабочих, занятых в данной отрасли производства.} [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] Авансированный капитал составляет теперь 100 ф. ст. вместо 120 ф. ст., как и в том слу чае, когда стоимость семян уменьшилась наполовину. Но прибыль составляет теперь 100 ф.

ст., т. е. норма прибыли составляет 100%, тогда как в другом случае [при понижении стои мости семян], когда затраченный капитал также уменьшился со 120 до 100 ф. ст., она состав ляла 80%. Как и в том случае, теперь [1097] высвобождаются 20 ф. ст., или 1/6 капитала. Но в том случае прибавочная стоимость оставалась неизменной, равной 80 ф. ст. (следовательно, ее норма составляла 200%, так как на заработную плату приходилось 40 ф. ст.). Теперь вели чина прибавочной стоимости повышается до 100 ф. ст. (следовательно, норма прибавочной стоимости повышается до 500%, так как на заработную плату приходится 20 ф. ст.).

Здесь повысилась не только норма прибыли, но и сама прибыль, так как повысилась норма прибавочной стоимости, а потому и сама прибавочная стоимость. Это отличает данный слу чай от другого, чего не видит Рамсей. Такое возрастание прибыли всегда должно иметь ме сто, если только оно не парализуется соответствующим уменьшением нормы прибыли вследствие одновременного изменения в стоимости постоянного капитала. Например, в при веденном выше случае затраченный капитал составляет 120 ф. ст., прибыль — 80 ф. ст., т. е.

662/3%. В нашем случае затраченный капитал равняется 100 ф. ст., прибыль составляет 100 ф.

ст., т. е. 100%. Но если бы вследствие изменения в цене постоянного капитала затрата увели чилась с 100 до 150 ф. ст., то прибыль, возросшая с 80 до 100 ф. ст., по-прежнему представ ляла бы лишь норму прибыли в 662/3%.

[Рамсей, далее, говорит:] «Те товары, которые не входят ни в основной, ни в оборотный капитал, не могут влиять на прибыль путем какого бы то ни было изменения производительности труда, применяемого в их производстве. Такими товара ми являются всякого рода предметы роскоши» (стр. 169—170). «Капиталистические предприниматели выигры вают от изобилия предметов роскоши, так как при таком изобилии их прибыль будет распоряжаться большим количеством этих предметов для их личного потребления;

но на норму этой прибыли ни в какой степени не влияет ни изобилие, ни недостаток предметов роскоши» (стр. 171).

Прежде всего надо заметить, что часть предметов роскоши может входить в процесс про изводства как элемент постоянного капитала. Например, виноград входит в производство вина, золото — в производство предметов роскоши, алмаз применяется при шлифовке стекол и т. д. Но Рамсей исключает этот случай, коль скоро он говорит: «товары, которые не входят в основной капитал». И тогда ошибочным оказывается дальней РАМСЕЙ шее его положение: «Такими товарами являются всякого рода предметы роскоши».

Что касается, однако, производительности труда в отраслях промышленности, изготов ляющих предметы роскоши, то она может возрастать только в силу тех же самых причин, что и во всех других отраслях производства: либо вследствие того, что возрастает продук тивность таких кладовых природы, как рудники, земля и т. д., из которых извлекают сырье для производства предметов роскоши, или открываются более продуктивные кладовые этого рода;

либо вследствие того, что применяется разделение труда или же — и это главным об разом — применяются машины (а также усовершенствованные инструменты) и силы приро ды. {Такое усовершенствование, как дифференцирование инструментов, относится к разде лению труда.} (Не следует забывать и химических процессов.) Так вот предположим, что вследствие применения машин (или химических процессов) со кращается время производства предметов роскоши;

требуется меньше труда для того, чтобы их произвести. На заработную плату, на стоимость рабочей силы это не может оказать ни малейшего влияния, так как предметы роскоши не входят в потребление рабочих (по край ней мере, никогда не входят в ту часть их потребления, которая определяет стоимость их ра бочей силы). {Сокращение времени производства предметов роскоши может оказывать влияние на рыночную цену рабочих, если рабочие в результате этого выбрасываются на ули цу, вследствие чего увеличивается предложение на рынке труда.} Следовательно, сокраще ние времени производства предметов роскоши не оказывает влияния на норму прибавочной стоимости, стало быть и на норму прибыли в той мере, в какой норма прибыли определяется нормой прибавочной стоимости. Напротив, оно, конечно, может оказывать влияние на норму прибыли, коль скоро им затрагивается либо масса прибавочной стоимости, либо отношение переменного капитала к постоянному капиталу и к совокупному капиталу.

Если, например, [в производстве каких-нибудь предметов роскоши] машины позволяют применять 10 рабочих там, где раньше их применялось 20, то норма прибавочной стоимости.

действительно, нисколько не изменяется. Удешевление предметов роскоши не дает рабочему возможности жить дешевле. Для воспроизводства своей рабочей силы ему нужно то же са мое рабочее время, что и прежде.

{Поэтому на практике капиталист, производящий предметы роскоши, стремится понизить заработную плату ниже стоимости рабочей силы, ниже ее минимума, что становится для не го [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] возможным вследствие относительного перенаселения (например, у вышивальщиц), которое порождается возрастающей производительностью труда в других отраслях производства.

Или, что имеет место также и в других отраслях, капиталист, производящий предметы рос коши, стремится удлинить абсолютное рабочее время;

в этом случае он, действительно, соз дает абсолютную прибавочную стоимость. Верно только то, что повышающаяся произво дительность труда в промышленности, изготовляющей предметы роскоши, не может пони зить стоимость рабочей силы, не может создать относительную прибавочную стоимость, вообще не может создать ту форму прибавочной стоимости, которая обусловлена возрас тающей производительностью труда как таковой.} Но масса прибавочной стоимости определяется двумя факторами: [во-первых,] нормой прибавочной стоимости, т. е. прибавочным трудом (абсолютным или относительным) от дельного рабочего;

во-вторых, количеством одновременно применяемых рабочих. Следова тельно, поскольку возрастающая производительность труда в промышленности, изготов ляющей предметы роскоши, уменьшает количество рабочих, приводимых в движение опре деленной суммой капитала, она уменьшает массу прибавочной стоимости;

стало быть, при прочих равных условиях, она уменьшает и норму прибыли. Норма прибыли уменьшается также и в тех случаях, когда количество рабочих уменьшается или остается прежним, а ка питал, затрачиваемый на машины и сырье, увеличивается, т. е. — при всяком уменьшении переменного капитала по сравнению с совокупным капиталом, которое здесь [по предполо жению] не выравнивается или не парализуется в той или иной мере понижением заработной платы. Но так как норма прибыли этой отрасли точно [1098] так же участвует в выравнива нии общей нормы прибыли, как и норма прибыли всякой другой отрасли, то повышение производительности труда в промышленности, изготовляющей предметы роскоши, должно было бы в данном случае повлечь за собой понижение общей нормы прибыли.

Наоборот, если бы производительность труда повысилась не в промышленности, произ водящей предметы роскоши, а в тех отраслях, которые доставляют ей постоянный капитал, то норма прибыли в производстве предметов роскоши возросла бы.

{Прибавочная стоимость (т. е. ее величина, масса, ее совокупная сумма) определяется нормой прибавочной стоимости, помноженной на число занятых рабочих. Те или иные об стоятельства могут оказывать влияние одновременно на оба фактора в одном и том же на правлении или в противоположных направ РАМСЕЙ лениях, или же они могут влиять только на один из факторов.


Оставляя в стороне абсолют ное удлинение рабочего дня, повышение производительности труда в производстве предме тов роскоши влияет только на число занятых рабочих. Таким образом, необходимым следст вием этого является уменьшение массы прибавочной стоимости и потому — нормы прибы ли, даже если бы постоянный капитал при этом не возрастал. Если же постоянный капитал возрастает, то уменьшившаяся прибавочная стоимость исчисляется на увеличившийся сово купный капитал.} *** Рамсей ближе других подошел к правильному пониманию нормы прибыли. Поэтому и не достатки [традиционной концепции] выступают у него яснее, чем у других. Он отмечает все основные моменты, но делает это односторонне и потому неправильно.

Свой взгляд на прибыль Рамсей резюмирует следующим образом:

«Итак, норма прибыли отдельного капиталиста определяется следующими факторами: 1) производительно стью труда, создающего предметы первой необходимости, которые требуются рабочему для того, чтобы он мог питаться, одеваться и т. д.;

2) производительностью труда, создающего те предметы, которые входят в состав основного капитала;

3) нормой реальной заработной платы» {которая должна здесь означать количество пред метов необходимости и т. д., получаемых рабочим, какова бы ни была цена относящихся к ним товаров}. «Из менение первого и третьего из этих факторов влияет на прибыль путем изменения той доли валового продукта, которая достается рабочему;

изменение второго фактора влияет на прибыль путем изменения той доли, кото рая требуется для возмещения — либо непосредственно, либо посредством обмена — основного капитала, по требленного в производстве. Ибо прибыль, по существу, это — вопрос относительно доли» (пит. соч., стр. 172).

Справедлив упрек Рамсея по адресу Рикардо (хотя его собственная трактовка проблемы тоже является неудовлетворительной):

«Рикардо забывает, что весь продукт разлагается не только на заработную плату и прибыль, но что одна часть необходима еще для возмещения основного капитала» (стр. 174, примечание).

*** {Уже при самом первом рассмотрении накопления, т. е. превращения прибавочной стои мости в капитал, можно отметить, что весь прибавочный труд выступает в виде капитала (постоянного [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] и переменного) и в виде прибавочного труда, образующего прибыль, процент, ренту. Ибо в этом превращении прибавочной стоимости в капитал обнаруживается, что сам прибавочный труд принимает форму капитала и что неоплаченный труд рабочего противостоит рабочему как совокупность объективных условий труда. В этой форме совокупность объективных ус ловий труда противостоит рабочему как чужая собственность, так что капитал, образующий предпосылку для труда рабочего, выступает как нечто независимое от этого труда. Он вы ступает как готовая сумма стоимости, которую рабочий должен лишь увеличить. Когда речь идет об эксплуатации, имеются в виду не продукт прошлого труда рабочего (и не какие нибудь обстоятельства, затрагивающие, повышающие стоимость [продукта] прошлого труда независимо от того особого процесса труда, в который входит этот прошлый труд рабоче го) и не возмещение этого продукта, а всегда лишь способ и степень эксплуатации его ны нешнего труда. Когда отдельный капиталист продолжает свое производство в том же самом (или расширяющемся) масштабе, возмещение капитала кажется такой операцией, которая не затрагивает рабочего, ибо и сам рабочий, если бы условия труда принадлежали ему, тоже должен был бы возмещать их из валового продукта, чтобы продолжать воспроизводство в том же самом масштабе или расширять его (а последнее тоже необходимо в связи с естест венным ростом населения). Но это возмещение капитала затрагивает рабочего в трояком от ношении. 1) Увековечение условий труда как чужой по отношению к рабочему собственно сти, как капитала, ведет к увековечению его положения как наемного рабочего, а потому увековечивает и его удел — часть своего рабочего времени постоянно работать даром в пользу постороннего лица. 2) Расширение этих условий производства, alias накопление ка питала, увеличивает количество и численность тех классов, которые живут на прибавочный труд рабочего. Накопление капитала ухудшает положение рабочего относительно, увеличи вая относительное богатство капиталиста и его партнеров;

оно, далее, ухудшает положение рабочего тем, что увеличивает (посредством разделения труда и т. д.) количество относи тельного прибавочного труда рабочего и уменьшает ту долю валового продукта, которая сводится к заработной плате. 3) Наконец, так как условия труда нагромождаются против от дельного рабочего во все более гигантских скоплениях, все в большей степени выступая как социальные силы, то для рабочего отпадает возможность самому овладеть ими, как это ино гда бывало при мелком производстве.} РАМСЕЙ [3) РАМСЕЙ О РАЗДЕЛЕНИИ «ВАЛОВОЙ ПРИБЫЛИ»

НА «ЧИСТУЮ ПРИБЫЛЬ» (ПРОЦЕНТ) И «ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКУЮ ПРИБЫЛЬ». АПОЛОГЕТИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ЕГО ВЗГЛЯДАХ НА «ТРУД ПО НАДЗОРУ», НА «СТРАХОВАНИЕ, ПОКРЫВАЮЩЕЕ РИСК», И НА «СВЕРХПРИБЫЛЬ»] [1099] Рамсей называет валовой прибылью то, что я называю просто прибылью. Он делит эту валовую прибыльна, чистую прибыль (процент) и предпринимательскую прибыль (пред принимательский доход, промышленную прибыль)*.

По вопросу о падении общей нормы прибыли Рамсей, так же как и Рикардо, полемизирует с А. Смитом. Он возражает А. Смиту:

«Конкуренция между капиталистическими предпринимателями может, правда, выравнить прибыль, значи тельно превышающую обычный уровень» {такого рода выравнивания отнюдь недостаточно для того, чтобы объяснить образование общей нормы прибыли}, «но неверно, что конкуренция понижает самый этот обыч ный уровень» (стр. 179—180).

«Если бы было возможно, чтобы цена каждого товара, как сырья, так и фабрикатов, падала вследствие кон куренции между производителями, то это отнюдь еще не могло бы влиять на прибыль. Каждый капиталистиче ский предприниматель продавал бы свой продукт за меньшую сумму денег, но, с другой стороны, соответст венно уменьшилась бы и каждая статья его затрат, относится ли она к основному или к оборотному капиталу»

(стр. 180—181).

Рамсей выступает также против Мальтуса:

«Мысль о том, что прибыль выплачивается потребителями, без сомнения, совершенно абсурдна. Кто такие эти потребители? Это должны быть или земельные собственники, собственники капиталов, предприниматели, рабочие — или же люди, получающие жалованье за услуги» (стр. 183).

«Единственный вид конкуренции, который может влиять на общую норму валовой прибыли, это — конку ренция между капиталистическими предпринимателями и рабочими» (стр. 206).

В этой последней фразе положение Рикардо сведено к тому, что в нем есть правильного.

Норма прибыли может падать независимо от конкуренции между капиталом и трудом, но единственным видом конкуренции, в результате которого она может падать, является эта конкуренция. Однако сам Рамсей не указывает * [1130] {Почему г-н Сениор, «Outline» которого появился приблизительно одновременно с «Essay on the Distribution of Wealth» Рамсея, где в главе IV [второй части] подробно рассматривается разделение прибыли на «предпринимательскую прибыль» и «чистую прибыль с капитала», или «процент», будто бы первым открыл это разделение прибыли, известное уже в 1821 и 1822 гг.. — это можно объяснить только тем, что Сениор, яв ляясь всего лишь апологетом существующего строя и потому вульгарным экономистом, очень близок сердцу г на Рошера118.} [1130] [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] нам той причины, в силу которой общая норма прибыли имеет тенденцию к падению. Един ственное, что он говорит — и это правильно, — сводится к тому, что норма процента может падать совершенно независимо от существующей в стране нормы валовой прибыли. А имен но, Рамсей говорит:

«Даже если предположить, что капитал никогда не берется взаймы иначе, как для производительного при менения, то все же возможно, что ставка процента изменяется без какого-либо изменения нормы валовой при были. Ибо, по мере того как нация подвигается вперед по пути богатства, возникает и все больше возрастает класс людей, которые благодаря трудам» {эксплуатации, грабежу} «своих предков обладают такими фондами, на одни лишь проценты с которых они могут жить. Точно так же многие из тех, кто в юности и в зрелом воз расте был активно занят предпринимательской деятельностью, отходят от дел, чтобы на старости лет спокойно жить на проценты с тех сумм, которые они сами накопили. Оба эти класса имеют тенденцию увеличиваться с ростом богатства страны, потому что те, кто начинает дело с более или менее значительным капиталом, имеют шансы раньше сколотить себе состояние, чем те, кто начинает дело с небольшим капиталом. Поэтому в старых и богатых странах отношение той части национального капитала, собственники которой не хотят применять его сами, ко всему производительному капиталу общества выше, чем то же отношение в недавно заселенных и бедных странах. Как многочислен класс рантье в Англии! По мере роста класса рантье растет также и класс людей, ссужающих капитал, ибо это одни и те же люди. Уже по одной только этой причине ставка процента в старых странах должна была бы иметь тенденцию к понижению» (стр. 201—202).

О норме чистой прибыли (норме процента) Рамсей говорит, что «она зависит частью от нормы валовой прибыли, частью от той пропорции, в какой эта последняя распада ется на процент и предпринимательскую прибыль. Эта пропорция зависит от конкуренции между теми, кто ссужает капитал, и теми, кто берет его взаймы. Предполагаемая норма валовой прибыли влияет на эту конку ренцию, но не регулирует ее исключительно. И конкуренция потому не регулируется исключительно нормой валовой прибыли, что, с одной стороны, многие берут взаймы, не имея в виду производительного применения, а, с другой стороны, та доля всего национального капитала, которая отдается взаймы, изменяется с богат ством страны независимо от какого бы то ни было изменения валовой прибыли» (стр. 206—207). «Предприни мательская прибыль зависит от чистой прибыли с капитала, а не последняя от первой» (стр. 214).


[1100] Помимо вышеупомянутого обстоятельства, Рамсей справедливо отмечает еще сле дующее:

«Ставка ссудного процента является мерой чистой прибыли лишь там, где цивилизация достигла такого уровня, что не возникает сомнения в возвращении данных взаймы денег... В Англии, например, мы в настоящее время совсем не можем себе представить, что в проценты, получаемые с фондов, данных взаймы под так назы ваемое надежное обеспечение, входит вознаграждение за риск» (стр. 199, примечание).

РАМСЕЙ О капиталистическом предпринимателе, которого он называет master-capitalist, Рамсей замечает:

«Капиталистический предприниматель является всеобщим распределителем богатства: он выплачивает ра бочим заработную плату, [денежному] капиталисту — ссудный процент, земельному собственнику — ренту.

На одной стороне находятся предприниматели, на другой — рабочие, [денежные] капиталисты и земельные собственники. Интересы этих двух больших классов диаметрально противоположны. Именно предприниматель нанимает труд, капитал и землю, и, конечно, он стремится получить их в свое пользование за возможно более низкую плату, тогда как владельцы этих источников богатства прилагают все усилия к тому, чтобы сдать их внаем по возможности дороже» (стр. 218—219).

Промышленная прибыль (труд по надзору).

В целом то, что Рамсей говорит о промышленной прибыли (в частности, также и о труде по надзору), представляет собой наиболее разумное из того, что было сказано по этому поводу, хотя часть его доказательств заимствована у Шторха119.

Эксплуатация труда стоит труда. Поскольку труд, выполняемый капиталистическим предпринимателем, обусловлен лишь противоположностью между капиталом и трудом, он входит в издержки на его надсмотрщиков (промышленных унтер-офицеров) и уже учтен под рубрикой заработной платы, совершенно так же как издержки, вызываемые надсмотрщиком над рабами и его кнутом, учтены в издержках производства рабовладельца. Эти издержки, совершенно так же как и большая часть торговых издержек, относятся к faux frais* капитали стического производства. Там, где речь идет об общей норме прибыли, к расчет не принима ются также и те хлопоты, которые доставляют капиталистам их собственная конкуренция друг с другом и их попытки надуть друг друга;

равным образом в расчет здесь не принимает ся и та большая или меньшая ловкость, с которой один капиталистический предприниматель в отличие от другого умеет при наименьших издержках выжать из своих рабочих наиболь шее количество прибавочного труда и реализовать этот выжатый прибавочный труд в про цессе обращения. Рассмотрение всего этого относится к исследованию конкуренции капита лов. Это исследование имеет дело вообще с борьбой между капиталистами и с их усилиями урвать себе возможно большее количество прибавочного труда, и оно касается только рас пределения прибавочного труда между различными отдельными капиталистами, но не затра гивает ни его происхождения, ни его общих размеров.

* — побочные издержки, не участвующие непосредственно в процессе производства, но при данных услови ях являющиеся необходимыми. Ред.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] На долю труда по надзору остается лишь общая функция организации разделения труда и кооперации определенных индивидов. Этот труд вполне представлен заработной платой управляющего в более крупных капиталистических предприятиях. Из того, что могло бы ид ти на образование общей нормы прибыли, он уже вычтен. Лучшим практическим доказа тельством служат кооперативные фабрики рабочих в Англии120, так как, несмотря на упла чиваемый ими более высокий процент, они доставляют прибыль выше средней, даже после вычета заработной платы управляющего, которая, естественно, определяется рыночной це ной этого рода труда. Те капиталистические предприниматели, которые являются своими собственными управляющими, сберегают одну из статей издержек производства, сами себе выплачивают заработную плату и получают поэтому норму прибыли выше средней. Если бы завтра эта фраза апологетов [о том, что предпринимательская прибыль есть плата за надзор] была всерьез осуществлена на деле и прибыль капиталистического предпринимателя была бы ограничена заработной платой за управление и руководство, то послезавтра наступил бы конец капиталистическому производству, присвоению чужого прибавочного труда и пре вращению этого прибавочного труда в капитал.

Но даже если рассматривать [вознаграждение за] этот труд по надзору как заработную плату, скрытую в общей норме прибыли, то здесь имеет силу закон, излагаемый, среди про чих экономистов, Рамсеем [цит. соч., стр. 227—231]: в то время как прибыль (как предпри нимательская прибыль, так и валовая прибыль [включающая процент]) пропорциональна ве личине затрачиваемого капитала, доля, идущая на оплату труда по надзору, обратно про порциональна величине капитала, — она ничтожно мала у большого капитала и подавляюще велика у маленького капитала, т. е. там, где капиталистическое производство существует лишь номинально. Если мелкий капиталист, почти целиком сам выполняющий требующийся в его предприятии труд, кажется получающим очень высокую, по сравнению с. его капита лом, норму прибыли, то фактическое положение таково, что в действительности, коль скоро он не нанимает нескольких рабочих, прибавочный труд которых он присваивал бы себе, он не получает никакой прибыли и лишь номинально является капиталистом (будь то промыш ленным или торговым). Такой «капиталист» отличается от наемного рабочего тем, что бла годаря своему номинальному капиталу он действительно является господином и собствен ником своих собственных условий труда, а потому не имеет над собою хозяина [1101] и РАМСЕЙ сам присваивает себе все свое рабочее время, вместо того чтобы оно присваивалось посто ронним лицом. То, что здесь выступает как прибыль, есть лишь избыток над обычной зара ботной платой, который получается как раз благодаря присвоению [этим мелким собствен ником] своего собственного прибавочного труда. Однако эта форма свойственна только тем сферам, которыми капиталистический способ производства realiter* еще не овладел.

[Рамсей говорит:] «Предпринимательскую прибыль можно разложить на 1) заработную плату предпринимателя, 2) страхова ние, покрывающее его риск, 3) его сверхприбылью (цит. соч., стр. 226).

Что касается пункта № 2, то сюда он не имеет абсолютно никакого отношения. Корбетом (да и самим Рамсеем [цит. соч., стр. 222—225]) было показано121, что страхование, которым покрывается риск, лишь равномерно распределяет убытки капиталистов, или распределяет их более широко, среди всего класса капиталистов. Из этого равномерно распределенного убытка должна быть вычтена прибыль страховых компаний, прибыль тех капиталов, кото рые вложены в страховое дело и осуществляют это равномерное распределение убытков.

Эти компании, точно таким же образом как торговые или денежные капиталисты, получают часть прибавочной стоимости, не участвуя непосредственно в ее производстве. Это относит ся к вопросу о распределении прибавочной стоимости между различными группами капита листов и о вычетах, падающих вследствие такого распределения на отдельный капитал. Это не имеет никакого отношения ни к природе, ни к величине прибавочной стоимости. Рабочий не может, конечно, дать капиталисту больше, чем свой прибавочный труд. Он не может пла тить капиталисту еще особо за то, что последний страхует себя как обладателя плодов этого прибавочного труда. Самое большее можно было бы сказать, что даже и вне капиталистиче ского производства производители несли бы в этом отношении известные расходы, т. е.

должны были бы часть своего труда или продуктов своего труда затрачивать на страхование своих продуктов, своего богатства или его элементов — от случайностей и т. д. Вместо того чтобы каждый капиталист страховал самого себя, он достигает того же самого результата более надежным и дешевым способом, поручая это дело определенной части [совокупного] капитала. Страхование оплачивается частью прибавочной стоимости;

распределение этой последней между * — реально, на самом деле. Ред.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] капиталистами и обеспечение ее [от несчастных случаев] но имеют никакого отношения ни к ее происхождению, ни к ее величине.

Остается, следовательно, рассмотреть: во-первых, «заработную плату» предпринимателя и, во-вторых, «сверхприбыль», как Рамсей называет здесь ту часть прибавочной стоимости, которая приходится на долю промышленного капиталиста в отличие от капиталиста, живу щего на проценты, и которая поэтому также и по своей абсолютной величине определяется соотношением между процентом и промышленной прибылью — между теми двумя частями, на которые распадается приходящаяся на долю капитала (в отличие от земельной собствен ности) часть прибавочной стоимости.

Что касается «заработной платы» предпринимателя, то прежде всего само собой разумеет ся, что при капиталистическом производстве на долю капиталиста или оплачиваемого им служащего — представителя этого капиталиста — выпадают функции капитала как повели теля над трудом. Вместе с капиталистическим производством исчезла бы также и эта функ ция в той мере, в какой она проистекает не из природы кооперативного труда, а из господ ства условий труда над самим трудом. Однако сам Рамсей отбрасывает эту составную часть [предпринимательской прибыли] или сводит ее к столь незначительным размерам, что о ней не стоит и говорить:

«Заработная плата предпринимателя, так же как и труд по надзору, остается почти той же самой, будет ли предприятие большим или небольшим» (цит. соч., стр. 227—229). «Рабочий никогда не сможет сказать, что он в состоянии выполнить столько же работы, сколько выполняют двое, трое и т. д. ему подобных. Но промыш ленный капиталист или фермер может заменить десять или более ему подобных» (стр. 255).

Третья часть предпринимательской прибыли — это «сверхприбыль» (она включает в себя [компенсацию за] такой риск, который всего лишь возможен, который есть не что иное, как возможная потеря прибыли и капитала, а фактически выступает как страхование и поэтому в свою очередь — как доля определенных капиталов особой отрасли в совокупной прибавоч ной стоимости).

«Эта сверхприбыль», — говорит Рамсей, — «в точности представляет собой тот доход, который проистекает из возможности распоряжаться употреблением капитала» {т. е. из возможности распоряжаться трудом дру гих людей}, «независимо от того, принадлежит ли этот капитал данному капиталисту или занят им у другого...

Чистая прибыль» (процент) «изменяется в точном соответствии с величиной капитала;

напротив, отношение сверхприбыли к применяемому капиталу тем больше, чем больше капитал» (стр. 230).

РАМСЕЙ Другими словами, это означает не что иное, как следующее: «заработная плата предпри нимателя» находится в обратном отношении к величине капитала. Чем в большем масштабе действует капитал, чем более способ производства является капиталистическим, тем незна чительнее та составная часть промышленной прибыли, которая может быть сведена к «зара ботной плате», и в тем более чистом виде выступает действительный характер промышлен ной прибыли, — выступает тот факт, что она есть часть «сверхприбыли», т. е. прибавочной стоимости, т. е. неоплаченного, прибавочного труда.

Вся противоположность промышленной прибыли и процента находит свой смысл лишь в противоположности между рантье и промышленным капиталистом, но она совершенно не касается ни отношения рабочего к капиталу, ни природы капитала, ни происхождения его прибыли и т. д.

О ренте с земель, используемых для производства не хлеба, а других сельскохозяйствен ных продуктов, Рамсей говорит следующее:

«Таким образом, рента, уплачиваемая за один род продуктов, становится причиной высокой стоимости других» (цит. соч., стр. 279).

В заключительной главе [«О национальном доходе»] Рамсей говорит:

«Доход отличается от годового валового продукта просто-напросто отсутствием в нем всех тех предметов, которые предназначены для сохранения основного капитала» (т. е., как это получается у Рамсея, постоянного капитала: сырье во всех фазах производства продукта, вспомогательные материалы, машины и т. д.) (стр. 471).

[1102] Рамсей сказал уже раньше* и снова повторяет в последней главе, что «оборотный капитал» (это означает у него капитал, затрачиваемый на заработную плату) является, по сути дела, излишним, «он не только не есть непосредственный фактор производства, но даже вообще не имеет для производства существенного значения» (стр. 468).

Рамсей только не делает отсюда само собой разумеющегося вывода, что вместе с наемным трудом и затрачиваемым на заработную плату капиталом отрицается необходимость капита листического производства вообще и что условия труда тем самым перестают противостоять рабочим как «капитал», или, по терминологии Рамсея, как «основной капитал». Одна часть условий труда только потому и выступает как основной капитал, что другая часть выступает как оборотный капитал. Но коль скоро капиталистическое производство предположено как факт, * См настоящий том, часть III, стр. 338. Ред.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] Рамсей объявляет заработную плату и валовую прибыль с капитала (включая промышлен ную прибыль, или, как он ее называет, предпринимательскую прибыль) необходимыми фор мами дохода (стр. 478, 475).

Конечно. Обе эти формы дохода действительно резюмируют в наиболее простом и все общем виде сущность капиталистического производства и тех двух классов, на которых зи ждется это производство. Напротив, ренту, т. е. земельную собственность, Рамсей объявляет излишней для капиталистического производства формой (стр. 472), но он забывает, что она является необходимым продуктом этого способа производства. То же самое относится и к его заявлению, что «чистая прибыль на капитал», или процент, не является, необходимой формой:

«Рантье должны были бы лишь превратиться [в случае резкого уменьшения валовой прибыли] в промыш ленных капиталистов, а это безразлично для богатства нации... Для валовой прибыли, безусловно, нет необхо димости быть столь высокой, чтобы доставлять отдельный доход собственнику капитала и отдельный доход тому, кто этот капитал применяет» (стр. 476—477).

Рамсей здесь опять забывает высказанное им самим положение, что по мере развития ка питала с необходимостью образуется непрерывно растущий класс рантье*.

[Рамсей говорит:] «Валовая прибыль с капитала и предпринимательская прибыль... необходимы для процесса производства»

(стр. 475).

Конечно. Без прибыли нет капитала, а без капитала нет капиталистического производства.

*** Итак, в общем итоге у Рамсея, во-первых, получается, что капиталистический способ про изводства, основанный на наемном труде, не является необходимой, т. е. абсолютной, фор мой общественного производства. (Сам Рамсей высказывает это лишь в той ограниченной, формулировке, что «оборотный капитал» и «заработная плата» были бы излишни, если бы основная масса народа не была так бедна, что она вынуждена получать свою долю в продук те авансом, до того как продукт готов.) Во-вторых, у Рамсея получается, что процент в отли чие от промышленной прибыли, равно как и земельная рента (т. е. созданная самим капита листическим производством форма земельной собственности) являются такими наростами, которые несущественны для капиталистического производства и которые оно * См. настоящий том, часть III, стр. 366. Ред.

РАМСЕЙ могло бы отбросить. Если бы этот буржуазный идеал был действительно осуществим, ре зультатом явилось бы только то, что вся прибавочная стоимость непосредственно достава лась бы промышленным капиталистам и общество (в экономическом отношении) было бы сведено к простой противоположности между капиталом и наемным трудом, — упрощение, которое, несомненно, ускорило бы гибель этого способа производства. [1102] *** [1102] {В газете «Morning Star»122 от 1 декабря 1862 г. один фабрикант жалуется:

«Если вычесть из валового продукта заработную плату, земельную ренту, процент на капитал, издержки на сырье и выручку агента, купца или торговца, то оставшееся составляло прибыль фабриканта, жителя Ланка шира, владельца, на котором лежит бремя содержать рабочих для столь многочисленных участников распре деления валового продукта».

Если оставить в стороне стоимость и рассматривать валовой продукт in natura, то ясно, что по возмещении постоянного капитала и капитала, затраченного на заработную плату, ос тается та часть продукта, которая представляет прибавочную стоимость. Но из этого остатка часть отпадает в качестве ренты, отпадает также и выручка агентов, купцов или торговцев, применяют ли они свой собственный капитал или нет, — все это берется из той части вало вого продукта, которая представляет прибавочную стоимость. Следовательно, для фабрикан та все это представляет собой вычет. Сама его прибыль, если он занял капитал, делится в свою очередь на промышленную прибыль и процент.} {К дифференциальной ренте. Труд рабочего, работающего на более плодородной земле, производительнее труда рабочего, работающего на менее плодородной земле. Если бы, сле довательно, первый рабочий получал плату in natura, то ему доставалась бы меньшая доля валового продукта, чем рабочему, работающему на менее плодородной земле. Или, что одно и то же, его относительный прибавочный труд, хотя он работает то же количество часов в день, был бы больше относительного прибавочного труда другого рабочего. Но его заработ ная плата стоит столько же, сколько заработная плата другого рабочего. Поэтому и прибыль капиталиста, применяющего его, не больше, чем прибыль капиталиста, применяющего дру гого рабочего. Прибавочная стоимость, заключенная в избытке его продукта, большая отно сительная производительность его труда, или его дифференциальный прибавочный труд, прикарманивается земельным собственником.} [1102] [ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ] ШЕРБЮЛЬЕ [1102] Cherbuliez. Riche ou pauvre. Paris, 1841 (перепечатка с женевского издания).

(Еще большой вопрос, следует ли этого парня включить отдельно в этот ряд [политико экономов], поскольку большая часть сказанного им — в духе Сисмонди, или же то, что у Шербюлье есть дельного, лучше привести при случае в виде цитат123.) [1102] [1) РАЗЛИЧЕНИЕ ДВУХ ЧАСТЕЙ КАПИТАЛА: ЧАСТИ, СОСТОЯЩЕЙ ИЗ МАШИН И СЫРЬЯ, И ЧАСТИ, СОСТОЯЩЕЙ ИЗ «ФОНДА ЖИЗНЕННЫХ СРЕДСТВ» ДЛЯ РАБОЧИХ] [1103] «Капитал», — говорит Шербюлье, — «это сырье, орудия, фонд жизненных средств [approvisionne ment]» (стр. 16). «Нет никакой разницы между капиталом и любой другой частью богатства. Только благодаря особому применению вещь становится капиталом, т. е. она становится капиталом тогда, когда она применяется в акте производства в качестве сырья, орудия или фонда жизненных средств» (стр. 18).

Это, следовательно, обычная манера сводить капитал к тем вещественным элементам, в виде которых он выступает в процессе труда: к средствам труда и к жизненным средствам. К тому же последнее неточно, поскольку жизненные средства, хотя они и являются условием, предпосылкой существования производителей во время производства, не входят в самый процесс труда;

в него не входит ничего, кроме предмета труда, средств труда и самого труда.

Здесь, стало быть, капиталом именуются объективные моменты процесса труда, общие всем формам производства, хотя «фонд жизненных средств» (подра ШЕРБЮЛЬЕ зумевающий уже заработную плату) молчаливо предполагает капиталистическую форму этих условий труда.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.